1932: Таймырская гидрографическая экспедиция ГГУ

Тема: Исследовательские экспедиции, спасательные экспедиции, Спортивные полярные экспедиции и другие.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

1932: Таймырская гидрографическая экспедиция ГГУ

Сообщение ББК-10 » 04 Октябрь 2016 12:54

Бюллетень Арктического института СССР. № 6.-Л., 1932, с.128.

 Бюллетень Арктического института СССР. № 6.-Л., 1932, с.128 ТАЙМЫР.jpg
ТАЙМЫРСКАЯ ГИДРОГРАФИЧЕСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ

В навигацию настоящего года Гидрографическое управление организует полярную экспедицию на гидрографическом судне „Таймыр". Экспедиция направится из г. Архангельска во второй половине июля в Карское море, для изучения северной и северовосточной его частей, а также проливов, ведущих из этого моря в море Лаптевых. Основной задачей экспедиции ставится освещение района в геофизическом и гидрографическом отношениях. На борт „Таймыра* будет взят самолет для разведки льдов. Экспедиция пойдет под начальством гидрографа А. М. Лаврова.
А. Л.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4783
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

1932: Таймырская гидрографическая экспедиция ГГУ

Сообщение ББК-10 » 19 Октябрь 2016 15:06

Бюллетень Арктического института СССР. № 8-10.-Л., 1932 с.199-200.

 Бюллетень Арктического института СССР. № 8-10.-Л., 1932 с.199-200 эксп ТАЙМЫР - 0001.jpg
 Бюллетень Арктического института СССР. № 8-10.-Л., 1932 с.199-200 эксп ТАЙМЫР - 0002.jpg
ЭКСПЕДИЦИЯ ГИДРОГРАФИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ НА ЛЕДОКОЛЬНОМ ПАРОХОДЕ „ТАЙМЫР"

Получены сведения о возвращении в Архангельск, к своей базе, л/п „Таймыр". Плавание „Таймыра", вследствие общеблагоприятного состояния Баренцова и Карского морей в ледовом отношении, было весьма удачным, как в смысле обширности района, охваченного исследовательскими работами, так и в смысле общего хода экспедиции и научных результатов ее. Выйдя из Архангельска 30 июля и пройдя мыс Желания (Новая Земля), „Таймыр" посетил район о-ва Визе, к северу и востоку от которого были обнаружены большие мелководные пространства. Отсюда „Таймыр" направился к Северной Земле. Произведя гидрографические работы в обширном
заливе Калинина и получив со станции Арктического института на о-вах С. Каменева новый картографический материал — результаты сухопутной съемки Н. Н. Урванцева и Г. А. Ушакова — „Таймыр" отправился, для гидрографического обследования и промеров, вдоль западного побережья о-ва Октябрьской Революции и в пролив Шокальского, которым вошел в море Лаптевых и проследовал Карским морем к мысу Челюскина. В проливе Шокальского произведены обширные гидрографические работы. Вблизи южного входа в пролив открыта группа шести островов. От мыса Челюскина „Таймыр“ прошел с работами к устью Енисея. Сведения о последнем этапе работ „Таймыра" и о научных результатах этого интересного плавания, руководимого А. М. Лавровым, будут сообщены в „Бюллетене" Арктического института.
Н. П.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4783
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

1932: Таймырская гидрографическая экспедиция ГГУ

Сообщение ББК-10 » 26 Октябрь 2016 20:39

Бюллетень Арктического института СССР. № 11-12.-Л., 1932, с.253-256.

 Бюллетень Арктического института СССР. № 11-12.-Л., 1932, с.253-256 - 0001.jpg
ТАЙМЫРСКАЯ ГИДРОГРАФИЧЕСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ 1932 ГОДА НА Г/С „ТАЙМЫР"

Таймырской Гидрографической экспедиции, на г/с „Таймыр", ставилось задачей провести в навигацию 1932 г. гидрографическое изучение северовосточной части Карского моря, при чем главными объектами исследования должны были явиться пролив Шокальского, пролив Вилькицкого, северозападный берег Таймырского п-ова, от мыса Челюскина до Таймырского залива, и граница шхерного района западного Таймыра — архипелага Норденшельда. В части подходов к району основных работ было предложено к изучению два направления: северный вариант пути —

 Бюллетень Арктического института СССР. № 11-12.-Л., 1932, с.253-256 - 0002.jpg
— 254 —
от мыса Желания на восток к Северной Земле — и юговосточный вариант — от новоземельских проливов или Югорского Шара к Обь-Енисейскому району и далее на северо-восток, мористее островов прибрежной зоны западных берегов Таймырского п-ова, огибая с севера о-ва Русские. Программой гидрографических работ предусматривалось изучение района в геофизическом отношении.
Помимо обычного инструментального снабжения, экспедиция была оборудована новейшими электронавигационными приборами, в том числе и жирокомпасом, впервые применяемым в полярной экспедиции для работ в специфических условиях плаваний в высоких широтах Арктики.
Кроме исследования природных условий, экспедиции ставились задачей изучение инструментального оборудования в применении его для работы в Арктике и выработка типа самого судна, наиболее приспособленного для исследовательских работ в полярных морях. Для последней цели г/с „Таймыр" было оборудовано специальными механическими, оптическими, электрическими, электромеханическими и электроакустическими установками во всех частях корпуса судна. Наблюдения над поведением корпуса и механизмов судна при различных условиях плавания во льду и на волне в большинстве своем были сосредоточены в центральном манипуляторном посту, где и производились нужные отсчеты.
Для целей ледовой разведки на борту г/с „Таймыр" был самолет.
На случай вынужденной зимовки экспедиция была снабжена инструментарием, оборудованием, продовольствием и теплой одеждой на 15 месяцев.
Экспедиция на г/с „Таймыр" вышла в Белое море 2 августа 1932 г. и вернулась в Архангельск 13 октября того же года. Благоприятное состояние льдов в Карском море в навигацию 1932 г. позволило в течение двухмесячного плавания в районе работ широко развернуть исследования. Экспедицией произведены морская съемка и судовой промер залива Калинина на о-ве Пионер; произведены съемка и промер пролива Шокальского, при чем г/с „Таймыр", пройдя этим проливом из Карского моря в море Лаптевых, тем самым сомкнуло гидрографические работы „Таймыра" и „Вайгача" 1913 г., когда этими судами была открыта Северная Земля. В южном входе пролива Шокальского открыта группа островов, состоящая из восьми островов. Произведены морская опись и судовой промер северозападного берега Таймырского п-ова от мыса Челюскина до Таймырского залива и восточной и западной опушки шхер архипелага Норденшельда, где, вместо двух Русских о-вов, показанных на карте у северной кромки этого архипелага, обнаружен один большой остров, тянущийся в направлении на SW на 30 миль. Морская опись основана на семи береговых астрономических пунктах, в местах которых производились и магнитные наблюдения.

 Бюллетень Арктического института СССР. № 11-12.-Л., 1932, с.253-256 - 0003.jpg
— 255 —
Судовой промер производился по всему маршруту плавания преимущественно эхолотом.
Выполнены гидрологические разрезы мыс Желания — о-в Визе — Северная Земля (залив Калинина); произведено гидрологическое изучение пролива Шокальского несколькими разрезами; сделан разрез Енисейский залив — о-в Диксон — мыс Желания, продолженный в направлении к о-ву Уединения и затем в направлении к Маточкину Шару. Помимо гидрологических разрезов, произведены наблюдения над приливами в от-
Маршрут Таймырской Гидрографической экспедиции 1932 г.
крытом море и у берегов. При гидрологических работах производились сборы планктона и бентоса.
Во все -время плавания производились метеорологические наблюдения, подъемы радиозондов и береговые актинометрические наблюдения и велись синоптическая служба и непрерывная регистрация мощности потока радиации от солнца и неба на горизонтальную поверхность солариграфом (самописцем), сконструированным и установленным на г/с „Таймыр" проф. В. В. Шулейкиным.
Геофизические работы экспедиции были увязаны с программными работами Второго Международного полярного года.
Промерными работами между о-вом Визе и Северной Землей обнаружено обширное мелководье с резким подъемом дна, прослеженным на протяжении около 100 миль, указывающее на наличие в этом районе архипелага островов или земли. Последнее подтверждается и гидрологи-

 Бюллетень Арктического института СССР. № 11-12.-Л., 1932, с.253-256 - 0004.jpg
— 256 —
ческими работами (термикой и динамикой). В районе между восточной кромкой мелководья и западными берегами Северной Земли обнаружена мощная струя теплого течения, шириной около 110 миль, направляющегося с севера на юг. Прогретым оказался слой воды до глубины 25 м, с температурой на поверхности 4.5° С.
Собран обширный материал по работе электронавигационных приборов и по поведению корпуса и механизмов судна в различных условиях плавания и работ в Арктике.
Следует отметить, что лед был встречен лишь на пути от мыса Желания к о-ву Визе, от последнего к заливу Калинина и в северном входе в пролив Шокальского.
Айсберги наблюдались у западных берегов Северной Земли, и особенно большое количество их было встречено в проливе Шокальского. В отношении льда, как морского, так и берегового происхождения, производились наблюдения над крепостью его и над удельным весом льдин.
Частично работы экспедиции велись по пути следования — в Баренцовом и Белом морях.
В экспедиции принимало участие пятьдесят три человека. Начальником экспедиции был гидрограф А. М. Лавров, его заместителем — гидрограф И. М. Сендик, производивший магнитные наблюдения, помощником начальника экспедиции по гидрометеорологической части — проф. В. В. Шулейкин, командиром г/с „Таймыр" — гидрограф А. М. Вершинский, астрономом — гидрограф М. А. Воронцов, гидрологом — Вс. А. Березкин, метеорологом-синоптиком — гидрограф Вл. А. Березкин, штурманом-электронавигатором — Н. И. Сигачев. Работы по корпусу и механизмам корабля производил корабельный инженер А. И. Дубравин, гидробиологические работы вел врач экспедиции В. П. Птохов.
Во всех исследовательских работах экспедиции принимали участие: старший помощник командира г/с „Таймыр", гидрограф Н. А. Колесников, летчик И. Г. Коваленко, старший летчик-наблюдатель А. М. Яковлев и старший авиатехник В. А. Мухин.
Научные результаты экспедиции будут опубликованы в Трудах Таймырской Гидрографической экспедиции.
А. ЛАВРОВ
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4783
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

1932: Таймырская гидрографическая экспедиция ГГУ

Сообщение fisch1 » 18 Сентябрь 2018 21:39

А. М. Лавров. Таймырская гидрографическая экспедиция 1932 г.//Труды Таймырской гидрографической экспедиции / Гидрографический отд. УМС РККА. - Ленинград : Гидрографический отд. УМС РККА, 1935.

Организация экспедиции

Северный морской путь из Атлантического океана в Тихий, пролегающий вдоль север-ных берегов Союза ССР, до последнего времени оставался менее всего исследованным в средней своей части—в районе берегов Таймырского полуострова и Таймырского архи-пелага, простирающегося к северу от мыса Челюскина, т. е. на участке пути между реками Енисеем и Леной.
Гидрографическое управление УВМС РККА, учитывая необходимость, в целях экономи-ческого освоения северных окраин, овладения Северным морским путем на всем его про-тяжении организовало Таймырскую гидрографическую экспедицию на гидрографическом судне „Таймыр", которой ставилось задачей в навигацию 1932 г. гидрографическое иссле-дование северо-восточной части Карского моря и проливов, ведущих из этого моря в море Лаптевых.
Основными объектами гидрографического изучения являлись: пролив Шокальского, раз-деляющий два южные острова Северной Земли—острова Большевик и Октябрьской Рево-люции, северо-западный берег Таймырского полуострова от мыса Челюскина до Таймыр-ского залива и граница шхерного района западных берегов Таймырского полуострова — архипелага Норденшельда. Экспедиции поручалась морская опись этих районов.
Учитывая крайне малую изученность всей северной части Карского моря и в то же время, по имеемым материалам о том районе моря, считая его весьма интересным для исследования, экспедицией были намечены два варианта пути подхода к району работ: северный—со стороны Баренцева моря, огибая северную оконечность Новой Земли, и далее от мыса Желания на восток, и юго-восточный—от проливов Маточкин Шар, Карские Ворота или Югорский Шар к Обь-Енисейскому району и затем на северо-восток, мористее островов прибрежной зоны западных берегов Таймырского полуострова.
Считая, что главным и основным фактором, определяющим возможность навигации в районе работ экспедиции, является ледовая обстановка, программами экспедиции преду-сматривались геофизические работы по изучению гидро-метеорологического режима северо-восточной части Карского моря, обусловливающего основной навигационный фактор всякого полярного моря—ледовой режим. В этой части гидрографических работ по гидрологии имелось в виду получение материала о тепловом режиме моря; исследование распределения температур, соленостей и плотностей воды на поверхности и глубинах, определение содержания газов, производство гидрологических разрезов для последующей динамической их обработки; исследование приливов; определение режима постоянных и приливо-отливных течений на поверхности и глубинах; определение элементов волн, в связи с параллельным изучением поведения корабля на волне; работы по изучению цветности моря и его прозрачности, а также характеристика освещенности морских глубин, в связи с окраской глубоководных животных; исследование грунтов; изучение физических свойств льда—его структуры, крепости на сжатие и излом и удельного веса; гидробиологические работы.


В части метеорологии экспедиции поручалось выяснение метеорологических условий района работ, для чего были предусмотрены срочные наблюдения над давлением, температурой, влажностью воздуха, направлением и силой ветра, облачностью и туманом. Программой предусматривались актинометрические наблюдения и аэрологические. Для послед-них наблюдений имелось оборудование для пуска радиозондов системы профессора П. А. Молчанова.
В виду того, что работы Таймырской гидрографической экспедиции по времени совпа-дали с проведением 2-го Международного полярного года, они в части гидро-метеороло-гии были согласованы с программами этой организации.
Помимо всестороннего гидрографического изучения района, экспедиции поручались и тех-нические исследования.
Одной из задач последних исследований были испытания действия электронавигацион-ных приборов в специфических условиях плавания в высоких широтах Арктики. Для этой цели „Таймыр" был оборудован гиро-компасом Г. У. „Марка I, модель 1", эхо-лотом Бри-танского адмиралтейства и лагом Форбса.
Вторым объектом технических исследований было изучение поведения корпуса и меха-низмов корабля в условиях плавания в полярных морях во льдах и на чистой воде, при спокойном море и на волне. Последнему вопросу уделялось большое внимание, для чего на корабле были установлены специальные: механическая, оптическая, электрическая, электро-механическая и электроакустическая аппаратуры, позволяющие производить наблюдения над большею частью установок в центральном манипуляторном посту корабля.
Для целей ледовой разведки на борту г/с „Таймыр* был 2-местный гидросамолет-лодка биплан конструкции Хенкеля с тяговым мотором Юпитер в 420 л. с.
Личный состав экспедиции включал 59 человек, из которых 17 человек было команд-ного состава. Командный состав был следующий:

Начальник экспедиции—гидрограф А. М. Лавров.
Заместитель Начальника экспедиции—магнитолог-гидрограф И. М. Сен дик.
Помощник начальника экспедиции по гидро-метеорологической части—проф. В. В. Ш у л е й к и н.
Командир г/с „Таймыр"—гидрограф А. М. Вертинский.
Астроном—гидрограф М. А. Воронцов.
Гидролог—инженер-гидрограф Вс. А. Березкин.
Метеоролог-синоптик—гидрограф В л. А. Березкин.
Штурман, электро-навигатор—Н. И. Сигачев.
Инженер-кораблестроитель—А. И. Дубравин.
Старший помощник командира г/с „Таймыр"—гидрограф Н. А. Колесников.
Старший механик г/с „Таймыр" И. М. Михайлов.
Помощник старшего механика г/с „Таймыр"—С. Ф. Волков.
Врач экспедиции—В. П. Птохов.
Летчик—И. Г. Коваленко.
Старший летчик-наблюдатель—A.M. Яковлев.
Старший авиа-техник—В. А. Мухин.
Корреспондент ТАСС—В. И. Репин.

Обязанности судового штурмана были возложены на М. А. Воронцова, гидробиологические сборы производил В. П. Птохов, он же ведал ездовыми собаками, т. е. был каюром, и заведывал продовольственными запасами экспедиции. Специальным полярным обмундированием ведал Н. А. Колесников. Вл. А. Березкин, кроме работы по экспедиции, имел еще поручения от Главной геофизической обсерватории производить инспекцию полярных гиместанций. Им же выполнялись все работы по фотографии. К работам по морской описи, промеру, гидрологическим и метеорологическим наблюдениям привлекался весь личный состав экспедиции.
Календарный план экспедиции предусматривал выполнение работ за время навигацион-ного периода в Карском море, при чем имелся в виду в период кампании заход за углем и пресной водой в Усть-Енисейский порт, куда заблаговременно для этой цели был заве-зен уголь пароходом Карской экспедиции „Вангланд".
Зимовка в план экспедиции не входила, но, направляясь в один, из наиболее трудно доступных в ледовом отношении, район Карского моря, экспедиция была подготовлена к вынужденной зимовке в Полярном море. Приспособленное своей конструкцией к зимовке г/с „Таймыр" было оборудовано камельковым отоплением на время бездействия паровых котлов. Было взято полное оборудование для санных экскурсий и несколько ездовых собак, имея в виду довести их число до полной упряжки после захода за углем в Усть-Енисейский порт. Теплое полярное меховое и шерстяное обмундирование имелось на весь личный состав в нужном количестве. Продовольствие было взято для всего личного состава на 16 месяцев специального ассортимента полярного пайка. На тот же срок имелось продовольствие для полной упряжки собак.
В отношении инструментального оборудования, на случай зимовки, экспедиция была вполне подготовлена к работе по всем поставленным ей задачам.
Подготовка к экспедиции, начавшаяся с марта 1932 г., в основном слагалась из подго-товки в г. Архангельске г/с „Таймыр" к полярному походу и зимовке, подготовки личного состава и инструментария для исследовательских работ, установки инструментария и электро-навигационных приборов на корабле и заготовки специального снаряжения и продоволь-ствия для экспедиции.
Большое внимание было уделено размещению на палубе самолета. Лодка самолета без несущих поверхностей, центроплана, хвостового оперения и мотора, была установлена на юте по диаметральной плоскости судна на специальных деревянных палубных брусьях и подушках. Мотор был помещен также на юте. Лодка и мотор были принайтовлены тросами к кнехтам и рымам и закрыты чехлами и брезентом. Несущие поверхности, цен-троплан и хвостовое оперение были помещены в специально сделанные деревянные ящики, установленные на спардеке. Для выгрузки самолета за борт судна пришлось кормовую стрелу (гик грот-мачты) удлинить до 13 м и дополнительно к этому сделать съемными часть поручней на юте.
Много времени было затрачено на установку по местам всего инструментария для научно-исследовательских работ. Эти установки, особенно по кораблестроительной части, требовали много новых поделок с применением электро- и автогенной сварки.
На подготовительные работы во второй половине июля месяца неблагоприятно влияла очень жаркая погода, стоящая в г. Архангельске. Напр., 29 числа средняя суточная тем-пература наружного воздуха была 23° С при максимуме 28° С. Такая жара при тихой погоде и при нахождении на борту более 30 бочек бензина, для самолета экспедиции и для доставки его по поручению „Комсеверпути" на Таймырский полуостров, в пожар-ном отношении создавала напряженную нервную обстановку. Небезынтересно отметить, что в такие жаркие дни при работе в фотографической каюте с фотопластинок стекала эмульсия.
 гс таймыр.png
 карта.png
Последний раз редактировалось fisch1 18 Сентябрь 2018 23:29, всего редактировалось 1 раз.
fisch1
 
Сообщения: 1835
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

1932: Таймырская гидрографическая экспедиция ГГУ

Сообщение fisch1 » 18 Сентябрь 2018 21:53

Плавание и работы
Закончив все подготовительные работы к экспедиции, „Таймыр" 30 июля вышел из г. Архангельска вниз по реке Северной Двине и стал на якорь у Лапоминских створов.
На борту имелось судовых запасов 550 m угля, из них 75 m было на верхней палубе, 382 m пресной воды и полный запас нефти, керосина и смазочных масел. Осадка „Тай-мыра" при такой нагрузке была носом 20 фут 8,5 дюйма, кормой 17 фут 7 дюймов.
За два последних дня перед выходом в море, на стоянке в Северной Двине, были при-ведены в порядок и укреплены по походному все разнообразные грузы на верхней палубе и в трюмах.
2 августа, после определения девиации на Мудьюгском створе, „Таймыр" вышел в поляр-ный поход при тихой, ясной и теплой погоде. Температура наружного воздуха была около 20° С.
В полночь на 4 августа вышли из Белого моря и пошли к Новой Земле курсом на мыс Бритвин. Недолго, однако, удалось продержаться на этом курсе. WNW-ый ветер силой до 6 баллов развел значительную волну, а шедший лагом к ней „Таймыр" начало качать до 42° на борт.
Такие большие размахи качки при незначительной все же волне, очевидно, были след-ствием большого палубного груза. Опасения за ненадежность крепления самолета и кре-пость его конструкции, еще не испытанной в таких условиях, а также необходимость более солидного крепления палубного груза вынудили изменить курс и пойти по волне, огибая с юга остров Колгуев.
Около полуночи на 5 августа обошли остров Колгуев и легли курсом на Белушью губу. WNW-ый ветер к этому времени стих, перейдя на слабый SO. Вечером, находясь на тра-верзе Южного Гусиного Носа, вошли в густой туман, в котором шли до траверза Пань-ковой Земли. Температура наружного воздуха днем около 5° С.
6 августа днем прошли траверз Митюшева Камня. Следующие два дня шли вдоль западных берегов Новой Земли в расстоянии от них 5—15 миль. Временами входили в полосы тумана при тихой погоде и слабом О-ом ветре. Местами была закрыта туманом лишь нижняя часть берега, высоты же были освещены солнцем, на берегу лежало много снега. Были видны острова: Горбовые, Вильгельма, Крестовые, Баренца и Гольфштрема-Температура наружного воздуха ночью держалась около 25 С.
8 августа, подходя к траверзу мыса Желания и учитывая невозможность из-за тумана подойти к радиостанции, повернули к восточным берегам Земли Франца Иосифа, намере-ваясь на этом курсе сделать гидрологический разрез. Скоро, однако, туман начал редеть и, получив радио с мыса Желания, что там туман разошелся и видимость хорошая, мы повернули к Новой Земле. Пользуясь радиопеленгом, подошли к берегу в районе радио-станции и стали на якорь в бухте Поспелова на глубине 38 м, совершенно не видя берега.
За время перехода Белым и Баренцевым морями производились работы по определе-нию прозрачности воды фетометром Гелланда-Ганзена и кругом Секки, определялись эле-менты волн и производился промер эхо-лотом и лотами Томсона и Кляузена. Срочные метеорологические наблюдения были начаты с выходом в Белое море.
На следующий день, когда туман несколько разошелся, оказалось, что мы стоим несколько восточнее мыса Желания. Подойдя к радиостанции на расстояние 1 мили, стали на якорь на глубине 17 м.
 Полярная станция на мысе Желания — Новая Земля.png

Первые зимовщики станции мыса Желания, построенной Гидрографическим управлением в 1931 г., во главе с начальником радиостанции М. Ф. Маловым, прозимовали благополучно. Благодаря сильным ветрам и открытому месту, где построена станция, в большие морозы температура в жилом доме временами опускалась ниже нуля. Последнее обстоятельство следует, отчасти, отнести за счет новой постройки бревенчатого дома, который обычно сразу при постановке не удается достаточно отеплить.

По словам зимовщиков, снежного покрова в районе станции почти совершенно не бывает так как он сдувается ветрами. Зимовщики промыслили несколько десятков белых медве-дей, песцов и небольшое количество оленей.
На берегу у креста Г. Я- Седова—места его астрономического пункта 1913 г.—экспеди-цией был определен астрономический пункт и произведены магнитные наблюдения. С корабля производились наблюдения над приливо-отливными течениями вертушкой Экман-Мерца и поплавками Митчеля серией в 13 часов, над колебанием уровня мареографом открытого моря конструкции проф. В. В. Шулейкина и драгирование. Произведена инспекция гидро-метеорологической станции.
На походе до мыса Желания „Таймыром" совершенно не было встречено льда. Благо-приятные в этом отношении сведения были получены и на станции мыса Желания, которая уже более месяца не видела льда. Станция Всесоюзного Арктического института на остро-вах Сергея Каменева также сообщает, что с первых чисел августа видит лишь чистую воду. По сведениям Карской экспедиции и промыслового парусно-моторного бота Морзверпрома „Ленсовет", находящихся в то время в Карском море, лед держался в южной и средней частях моря, причем в последней значительно разреженный.
Учитывая благоприятное расположение льдов, по окончании работ на мысе Желания, „Таймыр" вечером 10 августа пошел с гидрологическим разрезом, промером и гидробио-логическими работами к острову Визе, предварительно уничтожив и определив девиацию.
На этом пути был встречен первый лед в 50 милях на NOtN от северной оконечности Новой Земли. Кромка льда сначала шла параллельно курсу на NO, а затем сворачивала на SO полосой, шириной около 30 миль. Войдя в лед, шли курсами от N через О до S, причем при отклонении курса к N лед сгущался. Над льдом держался туман. У кромки лед был сплоченностью 3—4 балла, а далее сплоченность мелко-битого и крупно-битого льда увеличивалась до 7-—8 баллов. Из-за большой сплоченности льда и тумана приходилось останавливаться. Многолетние льдины с большими подводными таранами достигали толщины 3—6 .и, при чем на некоторых из них встречались нагромождения торосов высотой в несколько метров.
Во время плавания во льду производились наблюдения над поведением корпуса корабля, брались пробы льда для определения его механических свойств и удельного веса и про-должался гидрологический разрез.
Выйдя из льда на чистую воду ночью 13 августа легли курсом, близким к N на остров Визе, к NW-му берегу которого подошли в тот же день. На последнем курсе, на пути к острову Визе, прошли полосу разреженного льда, шириной в несколько миль, располо-женную в направлении параллели.
Под берегом острова Визе мили на 3 держался лед, среди которого были стамухи. Берега острова не высокие, с пологими возвышенностями. NW-ые его берега опоясывают в несколько рядов конусы ледового выпахивания грунта. Наиболее выдаются они в море, на 2-3 мили, у северных берегов из-за отмелости морского дна.
Наблюдались лишь надводные конусы ледового выпахивания, но очевидно, что под островом имеются и аналогичные подводные образования, которые создают значительные навигационные трудности у его берегов.
У острова была произведена 13-часовая серия наблюдений над колебанием уровня и приливо-отливными течениями мареографом и вертушкой Экман-Мерца. Делались сборы морской фауны—придонной и планктона.
На якорной стоянке была обнаружена вода в носовом провизионном трюме, которая поне-многу прибывала, очевидно, из-за борта, поврежденного последним походом во льдах. Для выяснения места повреждения, заделки его и сохранения подмокшей провизии при-шлось часть ее выгрузить из трюма.
14 августа после полудня снялись с якоря и, обойдя малые глубины, выдающиеся к северу от острова Визе, взяли курс на остров Шмидта, продолжая гидрологический раз-рез и промер к Северной Земле.
Как известно, район северо-восточной части Карского моря, куда теперь направлялся .Таймыр", являлся почти совершенно неизученным. Северная Земля, граничащая на северо-востоке Карское море, была открыта в 1913 г. гидрографической экспедицией Северною Ледовитого океана, работавшей под начальством Б. А. Вилькицкого на гидрографических судах „Таймыр" и „Вайгач". Тогда же этими судами была произведена морская съемка и промер восточных берегов Северной Земли от юго-восточной ее оконечности до <p = 81°00' N, т. е. на протяжении 170 миль, и открыто два небольших острова у юго-восточ-ной ее части—остров Малый Таймыр и остров Старокадомского. На восточном берегу Земли в <р = 80 1'35'і'О N и 1 = 99°139",0 О был определен астрономический пункт. В следующем году той же экспедицией была произведена морская съемка и промер южного берега Северной Земли на протяжении 70 миль, после чего экспедиция зазимовала в заливе Толля у мыса Могильного и в навигацию 1915 г. пришла в Архангельск.
В 1913 и 1914 гг. состояние льда в районе Северной Земли не дало возможности опре-делить, является ли она одной землей или состоит из отдельных островов. В 1919 г. норвежская экспедиция Амундсена, во время зимовки ее на судне „Мод" у северных берегов Таймырского полуострова, у мыса Прончищева предпринимала попытку по льду на санях достичь Северной Земли, но эта попытка не увенчалась успехом. Санная партия под руководством Тессема побывала на островах Старокадомского и Малый Таймыр, откуда видела южный берег Северной Земли, но достигнуть ее им не удалось. В 1928 г. итальянская экспедиция Нобиле на дирижабле „Италия", вылетевшая со Шпицбергена на Северную Землю, также не достигла Северной Земли.
В 1930 г. экспедиция Всесоюзного Арктического института под начальством О. Ю. Шмидта на л/п „Седов", направляясь от северо-западных берегов Новой Земли к Северной Земле, открыла к северо-востоку от мыса Желания между <р = 79°30' — 79°42' N и 1 = 76°0б' — 77°05' О остров Визе. Затем „Седов" из-за встреченных сплоченных льдов спустился к югу, обогнул с юга остров Уединения, открыл к востоку от последнего остров Исаченко и далее, подходя к берегам Северной Земли, открыл остров Воронина, остров Самойловича и группу островов Сергея Каменева. Построив на последних островах научно-исследовательскую базу и радиостанцию, где поселилось четыре человека для исследования Северной Земли: начальник станции Г. А. Ушаков, геолог H. Н. Урванцев, радист В. В. Ходов и охотник-промышленник С. П. Журавлев—„Седов" направился вдоль
западных берегов Северной Земли]к северу. В <p = 81o06' —81°01'N и 1 = 89°30' — 90°50' О (прибл.) экспедиция открыла остров, названный именем [Шмидта, после чего она пошла в обратный путь, опять огибая остров Уединения с юга и далее на W к мысу Желания.
За время этого плавания экспедиция на „Седове" производила промер и занималась геофизическими работами по изучению моря и атмосферы.
Первые зимовщики Северной Земли за два года пребывания там исследовали всю Север-ную Землю и выяснили, что она состоит из трех больших островов, самый северный из которых был ими назван островом Комсомолец, средний, наибольший по величине, — островом Октябрьской Революции и южный—островом Большевик. Два последние острова разделяются широким проливом Шокальского, северный же остров от острова Октябрь-ской Революции отделяется узким проливом Красной Армии. В западном устье этого пролива расположен четвертый остров Северной Земли—остров Пионер, который с севера отделяется от острова Комсомолец проливом Юнгштурм.

В 1931 г. Международная Арктическая экспедиция на дирижабле „Граф Цеппелин", под начальством доктора Г. Эккенер, во время полета над Северной Землей произвела аэро-фотосъемку района северо-восточных берегов острова Октябрьской Революции, где распо-ложен большой фиорд Матусевича, и съемку района мыса Свердлова, являющегося южным мысом того же острова.
В 1932 г. в этих местах плавали две экспедиции Всесоюзного Арктического института. Одна на л/п „Сибиряков", возглавляемая О. 10. Шмидтом и осуществившая с запада сквозное плавание северо-восточным проходом, и другая на л/п „Русанов", под началь-ством Р. Л. Самойловича, занимавшаяся сменой первых зимовщиков на островах Сергея Каменева и строившая станцию на мысе Челюскина. Обе эти экспедиции, выйдя с Диксона, посетили остров Свердрупа и далее направились мимо острова Уединения к островам Сергея Каменева. Л/п „Сибиряков" от островов Сергея Каменева пошел на север, обогнул с севера Северную Землю и двинулся далее на восток. Л/п „Русанов" от островов Сергея Каменева пошел на север, обогнул с севера Северную Землю и двинулся далее на восток. Л/п „Русанов" от островов Сергея Каменева пошел в пролив Шокальского, а затем Карским морем к мысу Челюскина. После постройки станции на этом мысе и работ в проливе Вилькицкого л/п „Русанов" вторично посетил станцию на островах Сергея Каменева и затем направился к мысу Желания. Обе последние экспедиции Всесоюзного Арктического института, во время плавания в Карском море, производили промер и гидрологические работы.
В рассматриваемом нами районе северо-восточной части Карского моря плавало еще два судна: „Нордланд" в 1878 г. и „Эклипс" в 1914 г., на описании которых мы остано-вимся ниже.
Кроме перечисленных плаваний в этом районе Карского моря, есть в литературе указание на то, что в 1664 г. голландец Биллем де-Фламинг ходил далеко на N0 от мыса Желания, где обнаружил небольшие глубины
Как видно из сказанного, к навигации 1932 г., подходы к Северной Земле с запада, т.е. от северной оконечности Новой Земли, были пройдены лишь одним „Седовым" в 1930 г. Проливы же Северной Землей, соединяющие Карское море с морем Лаптевых, и западные ее берега в гидрографическом отношении оставались неисследованными.
О г острова Визе курсом на остров Шмидта „Таймыру" удалось пройти по чистой воде лишь 30 миль, когда был встречен лед значительной сплоченности. Глубины при подходе к кромке льда резко уменьшались до 40 м. Пришлось склоняться от намеченного курса вдоль кромки льда на О и на S. У кромки был разреженный лед, а далее к N и О дер-жался массивный полярный лед (пак) с большим количеством громадных стамух, исклю-чающий возможности продвижения в нем судну. Погода была пасмурная, дальность види-мости 3-4 мили, временами проходили снежные заряды при свежем ветре. Продвигались вдоль кромки льда в среднем курсом SO, глубины уменьшались до 22 м. Резкое умень-шение глубин и наличие среди льда большого количества стамух, определенно указывало на нахождение в этой части Карского моря мелководья, а может быть земли или группы островов.
Граница этого обнаруженного обширного мелководья в районе 9 = 78°40' — 79°40'N и 1 = 79° — 83° О была прослежена „Таймыром" на протяжении около 100 миль.
При встрече со льдом брались образцы для исследования его физических свойств.
Вечером 15 августа у южной границы мелководья „Таймыр" пересек язык разреженного льда и взял курс к островам Сергея Каменева, где необходимо было на станции Всесоюзного Арктического института на острове Домашнем получить карту Северной Земли, составленную H.Н. Урванцевым, на основе работ первых зимовщиков, для планирования гидрографических работ в районе Северной Земли.
--------------------------------------------------------------------------------------------
1) В 1933—1934 гг. в северо-восточной части Карского моря плавало несколько экспедиций Главного управления северного морского пути. В 1933 г.—на ледокольных пароходах „Челюскин", „Сибиряков", „Русанов", судне „Белуха" и 1-я Ленская экспедиция с ледоколом „Красин"; в 1934 г. на ледокольных пароходах „Седов", „Садко", „Сибиряков", „Русанов", 2-я Ленская экспедиция и 1-я ленская экспедиция (после зимовки) с ледо. колом „Ермак" и ледорез „Литке". A. Л.
fisch1
 
Сообщения: 1835
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

1932: Таймырская гидрографическая экспедиция ГГУ

Сообщение fisch1 » 18 Сентябрь 2018 22:20

На этом пути S-ый ветер в 5—7 баллов развел значительную волну. Но, несмотря на качку 38°, все же делались остановки для глубоководных гидрологических станций и про-изводились наблюдения над элементами волн. Гидрологические наблюдения оказались здесь особенно интересными, так как была обнаружена мощная струя теплого течения, поверхностный слой воды которого имел температуру f 4-5 С при окружающей ее воде с температурой —1,5С. Прогретым оказался слой воды до глубины 25 м.
На следующий день подошли к берегу, не нанесенной на карте земли. Между выда-ющимися мысами берега, вошли в залив при входе, шириной около 4-5 миль, глубиной около 60 м. Прошли вглубь его 12 миль, где под южным берегом стали на якорь на глубине 9 м. Берега залива высокие, несколько десятков метров. По обоим его берегам стекают речки, снега на берегу не видно. В конце северо-восточной части залива, на втором плане, возвышается гора продолговатой формы, высотой^в несколько сот метров, в верхней своей части покрытая снегом. Южный берег залива сильно изрезан выдающимися 'обрывистыми мысами, косами и небольшими бухточками с островами. При входе, в бухточке местами виден грязный лед, очевидно сидящий на мели, что указывает на небольшие там глубины. Полоса такого же льда была не-далеко от якорной стоянки, эту полосу по ее цвету мы первоначально приняли за гряду камней. Эти малые глубины, в районе якорной стоянки, где сидел лед, тоже отделяли от залива небольшую бухточку, вдающуюся на милю в южный его бе-рег в самом конце залива. Как потом выяснилось промером, бухточка эта неглубокая с отмелыми берегами. От входа в нее к куту глубины уменьшаются от 7 до 2,7 м.
После постановки на якорь, береговая партия отправилась для определения астрономиче-ского пункта, а также для магнитных и актинометрических наблюдений.
Одной из береговых экскурсий в глубине залива, на южном его берегу, (в 1,5 км в сторону к морю от астрономического пункта) в береговом обнажении, высотой 80 см, были обнаружены выходы двух прослоек кварцевого песка, шириной каждая около 5—10 см. Над верхней прослойкой кварцевого песка залегала глина красно-бурого цвета, книзу изменяющая цвет в серый. Прослойки песка разделялись переработанным ледниковым материалом и льдом. Нижний слой песка подстилает глинистый сланец.
Во многих местах у берега держатся подошвы льда. При более внимательном рас-смотрении естественного, вертикального разреза одного из таких образований, видно, что вся толща подошвы льда разделена на слои, отделенные друг от друга тонкими черными прослойками земли. Очевидно, этот лед за лето до конца не стаивает и его поверхность покрывается рыхлым материалом разрушающегося берега. Таких слоев льда, отчетливо разделенных темными прослойками, удалось сосчитать 8 штук, причем последний по времени образования, т. е. верхний слой, был наиболее толстый. В нижней части этого верхнего слоя виден переход слежавшегося снега в лед, а также слои без темных прослоек, отличающиеся друг от друга цветом и структурой льда. В значительной толще верхней своей части описанное образование, очевидно, относится к снежнику, но правильнее называть его подошвой льда, так как первоначально, очевидно, снег начал скапливаться на подошве льда.
 Врач В. П. Птохов с ездовыми собаками.png
Передвигаться на берегу, в районе высадки партии наблюдателей, очень затруднительно, так как поверхность земли сильно оттаяла и нога сантиметров на 15—20 вязнет в слое глины красно-бурого цвета.
На берегу бросаются в глаза, в большом количестве, желтые полярные маки с венчи-ками, по размеру значительно большими, чем мы видели на мысе Желания, и камнеломки.
Днем 18 августа все береговые наблюдения были закончены. Из гидрологических работ, за время стоянки в заливе, производились наблюдения над приливо-отливными явлениями—• на берегу установленной рейкой в продолжение суток наблюдались колебания уровня, а с корабля вертушкой Экман-Мерца и поплавками Митчеля наблюдались течения в про-должение 13 часов. Производились сборы планктона.
Определением астрономического пункта выяснилось, что мы вышли несколько севернее островов Сергея Каменева, что, повидимому, следует отнести за счет сноса из-за свежего S-ro ветра, особенно влиявшего при остановках для производства глубоководных гидрологических станций.
За время якорной стоянки весь уголь, погруженный на верхней палубе, сгрузили в осво-бодившиеся угольные ямы.
В отношении течи в носовом провизионном трюме, после частичной разгрузки его, выяснилось, что поврежденным оказался правый борт. На 1 м ниже грузовой ватерлинии расслабились стыки поясьев обшивки и произошел излом 4 шпангоутов.
В тот же день, пользуясь хорошей видимостью при пасмурной погоде, пошли с морской съемкой берегов залива и промером. Выйдя из залива и произведя съемку и промер подходов к нему с S, легли к островам Сергея Каменева.
Обогнув NW-ую оконечность острова Голомянного, являющегося западным из группы островов Сергея Каменева, где зимовщиками построена промысловая избушка, пошли к месту Научно-исследовательской станции Всесоюзного Арктического института на острове Домашнем. При подходе к этому острову сели на мель, очевидно, представляющую собой подводную косу галечного приплеска, на котором построена станция.
Произведя шлюпочный промер около судна, вскоре снялись с мели помощью работы машины задним ходом и заведенного с кормы верпа. При осмотре трюмов серьезных повреждений не обнаружено. Как потом выяснилось, в результате этой посадки, получился разрыв обшивки днища, под носовой угольной ямой.
По постановке на якорь, уже в ночь на 19 августа несколько участников экспедиции съехало на берег, на присланном со станции моторном катере.
Ко времени нашего прихода, на станции была уже вторая смена зимовщиков, во главе с начальником Н. П. Рябцовой-Демме. Первых зимовщиков сняла экспедиция Всесоюзного Арктического института под начальством Р. Л. Самойловича на л/п „Русанов", который за двое суток стоянки, выполнил все работы по снабжению станции и 16 августа пошел в пролив Шокальского, где намеревался поставить домик—опорную базу—для дальнейших исследовательских работ на Северной Земле новыми зимовщиками.
На станции была снята копия с карты Северной Земли полярной стереографической проекции в масштабе 1:750 000, составленной H. Н. Урванцевым. На карте даны места 16 астрономических пунктов, детали берегов, расположение ледников и горизонтали, про-веденные через 100 м. По карте можно судить, какая огромная работа проделана первыми зимовщиками Северной Земли за короткий рабочий срок двух зимовок, при колоссальных трудностях маршрута и условий жизни на зимовье.
Получив эту карту, выяснилось, что залив, где мы были, называется именем Калинина и находится на острове Пионер, расположенном при западном входе в пролив Красной Армии, разделяющий острова Октябрьской Революции и Комсомолец. Остров Пионер был заснят лишь весной этого года и, когда мы направлялись в экспедицию, в Ленинграде еще не было сведений об этом острове, почему он и не был нанесен на имеющуюся у нас морскую карту Гидрографического управления.
fisch1
 
Сообщения: 1835
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

1932: Таймырская гидрографическая экспедиция ГГУ

Сообщение fisch1 » 18 Сентябрь 2018 22:43

 Полярная станция на островах Сергея Каменева — Северная Земля.png
 Полярная станция на островах Сергея Каменева — Северная Земля..png
Полярная станция на островах Сергея Каменева — Северная Земля

Станция построена на галечном приплеске округлой формы, до середины которого доходит промытый морем канал, конец которого представляет хорошую закрытую маленькую бухточку для шлюпок. Строения станции состоят из небольшого досчатого домика где имеется одна общая жилая комната с четырьмя местными двухярусными койками, очень маленькое помещение радиостанции, кухня и сени. К дому пристроен из продуктовых ящиков склад и поодаль стоит небольшой досчатый домик — рабочий павильон. У станции пасутся сытые собаки — верные соратники первых исследователей Северной Земли.
За время стоянки у острова Домашнего, с корабля была выполнена 13-часовая серия наблюдений над приливо-отливными течениями, глубоководная гидрологическая станция и сборы планктона. На берегу произведена инспекция гидро-метеорологической станции и регулировка вибрографа Майгака — прибора для исследования вибрации корпуса судна.
Днем 19 августа экспедиция, обогнув с юга острова Сергея Каменева, пошла с промером к проливу Шокальского, вдоль западных берегов острова Октябрьской Революции.
Между заливом Сталина и мысом Гамарника, возвышается один из ледниковых куполов этого острова. Местами отдельные языки ледника обрываются прямо в море. У мыса Кржижановского начали попадаться айсберги. До последнего мыса шли в расстоянии от
берега 2 — 4 мили по глубинам 100— 150 м, а далее, из-за уменьшившихся глубин до 25 м, пришлось отвернуть от берега.
Вечером подул слабый SO-ый ветер и сразу же погода испортилась—начал полосами находить туман.
Продвигаясь малым ходом в тумане, с редким частичным его прояснением, около полудня 20 августа стали на якорь у мыса Свердлова, вблизи небольших островков. Вечером, при поднявшейся зыби от SW, в нескольких саженях от борта, появились буруны, заставившие отойти на большую глубину. При временном прояснении погоды было обнаружено, что в районе мыса Свердлова расположено много небольших островов. Район этот, по видимому, с костистым дном и изобилует навигационными опасностями.
В ночь на следующий день туман рассеялся и, освещенный солнцем, открылся огромный ледник, покрывающий шапкой берег и обрывающийся в море отвесной ледяной стеной. Под берегом плавала масса айсбергов, причем многие из них были столовой формы, почти не тронутые разрушением. На берегу увидели гурий с шестом, — очевидно, место астрономических наблюдений H. Н. Урванцева.
Подойдя ближе к берегу по глубинам в несколько десятков метров, отправили на берег партию, снабженную всем необходимым на 5 суток, для астрономических, магнитных и актинометрических наблюдений.
Используя время, необходимое для береговых наблюдений, „Таймыр" пошел с промер-ными работами южного входа пролива Шокальского.
По середине входа, в проливе были открыты два небольших скалистых острова и затем еще два других, большего размера, в самом проливе. Конфигурация и размеры последних островов не удалось рассмотреть из-за очень плохой видимости.
Начавшийся с утра О-ый ветер к вечеру усилился до 5-6 баллов, что вынудило нас пойти к восточному берегу пролива и там укрыться под западным берегом острова Боль-шевик.
Всю ночь на 22 августа держались под берегом, не имея возможности стать на якорь из-за глубин, превышающих 200 м.
Утром при свежем ветре, изменившем направление на SW, пошли к обнаруженным вчера 2 большим островам, "у одного из которых и стали на якорь на глубине 42 м, в расстоянии 1,5 мили от берега. По пути открыли еще несколько островов, расположен-ных вблизи, где мы стали на якорь.
Почти весь день держался туман, но все же в короткие промежутки прояснения погоды, удалось определить обсервованное местоположение нашей якорной стоянки под берегом острова. „Таймыр" на якоре качало на 25° — 30° на борт.
Плохая погода сопутствует нашему походу — туманы и свежие ветры, доходящие до силы штормов. За плавание не было ни одного ясного дня, лишь изредка солнце проглядывало на несколько часов. Последние два дня временами шел дождь, при температуре воздуха около 3-0 С.
Утром 23 августа туман разошелся, открылась вся группа вновь открытых островов, состоящая из 5 островов, и шапка большого ледника на западном берегу пролива Шокальского — на острове Октябрьской Революции. Какая обманчивая видимость в этих местах. Сегодня, напр., она кажется не превышающей 5-6 миль, но в то же время виден ледник, находящийся от нас в расстоянии около 20 миль.
Днем снялись с якоря и пошли за береговой партией к мысу Свердлова, огибая с S обе группы открытых островов.
При задувшем было слабом SW-ом ветре опять нашел туман, но вскоре его пронесло слабой тягой от N.
Промерными галсами южного входа в пролив Шокальского обнаружено, что он глубокий, местами глубины превышают 200 м. За время промера входа в пролив, производились
наблюдения над элементами волн и на якоре у вновь открытых островов наблюдения над течениями.
В ночь на 24 августа, подходя к мысу Свердлова, опознать который нам помогли зари-совки берега, сделанные при первом подходе к нему, по условному знаку (поднятый на шесте красный флаг) увидели, что астрономический пункт определен. От вернувшейся береговой партии узнали, что мыс Свердлова расположен на острове, отделенном от острова Октябрьской Революции узким проливом. На берегу в гурие никаких записок не найдено. Около гурия лежало несколько банок из-под консервов. Судя по оставленным следам, там была длительная остановка первых зимовщиков Северной Земли.
Наша береговая партия увеличила гурий до высоты 3 м и ширины у основания около 2 м, вставив в его вершину шест с флагом. Вблизи гурия на месте астрономических на-блюдений установлен столб с прибитой на нем медной доской с надписью: „Астро-номический пункт. Таймырская Гидрографическая Экспедиция 1932 г." Также был отмечен астрономический пункт и в заливе Калинина. Наверху на горе по-ставлен маленький гурий — мира.
Приняв на борт береговую партию, „Таймыр", отойдя несколько от берега, стал на якорь.
С утра ясная погода почти при безоблачном небе. Отлично видны на берегу очертания ледниковых шапок и противоположный (восточный) высокий берег пролива в узкой его части. В районе мыса Свердлова видно значительное количество айсбергов различной величины.
Пользуясь хорошей видимостью, пошли с морской съемкой и промером западного берега пролива Шокальского. Идя от берега в расстоянии 2-3 миль доставали глубины 100, 200 и более метров.
Днем погода резко изменилась, пошел дождь, нашел туман, закрывший берега, из-за чего пришлось прекратить морскую съемку и стать на верп на стальном дюймовом тросе, на глубине 240 м. В проливе много айсбергов, из-за приближения которых к кораблю приходится менять место.
В этот день наблюдался интересный скачек температуры воздуха с 6° С в полдень до 0° С в 16 часов.
На следующий день продолжали работы по морской съемке и промеру, но находивший туман вынудил трижды прерывать их постановкой на верп.
За время стоянки на верпе в средней части пролива под берегом сделана 8-часовая серия наблюдений над течениями.
26 августа подошли со съемкой к западному, входному мысу северного входа в пролив со стороны моря Лаптевых, к мысу Анучина. Мыс этот низкий, выдающийся
в пролив. У северного входа
пролива держался разреженный, 1 - 2 балла, мелко-битый, сильно талый лед.
Закончив морскую съемку западного берега пролива, необходимо было привязать ее к астрономическому пункту H. Н. Урванцева на мысе Анучина или выжидать на берегу возможности астрономических наблюдений.
 Морская съемка—И. М. Сендик (слева) и М. А. Воронцов (справа).png
Морская съемка—И. М. Сендик (слева) и М. А. Воронцов

Став на якорь под берегом на глубине 50 м, отправили береговую партию для астрономических и магнитных наблюдений в случае, если бы не удалось найти
гурия, обозначающего место наблюдений H. Н. Урванцева.
Вскоре на берегу были найдены лампы радиоприемника, невдалеке от которых находится небольшой гурий. У гурия валялись жестянки от консервов, такие же, что были найдены
на мысе Свердлова. Все это определенно указывало о месте астрономического пункта первых зимовщиков Северной Земли, в силу чего для нас отпадала необходимость выжи-дать астрономических наблюдений на мысе Анучина. Невдалеке от найденного гурия, на возвышенной части берега, нашей партией был сложен новый гурий, высотой 2,75 м и шири-ной в основании 2 м. Наверху гурия был вставлен шест, длиной 2 м с красным флагом. У гурия положена жестянка от консервов с запиской, где указано, кем и когда он построен.
По возвращении береговой партии снялись с якоря и пошли с гидрологическим разрезом, промером и сбором планктона поперек входа в пролив к мысу Уншлихта — входному мысу пролива на восточном берегу пролива Шокальского. Шли в разреженном льду до 4 баллов, местами среди мелко-битого льда встречался крупно-битый лед и айсберги. Из этого льда были взяты пробы для испытания его на сжатие и излом. При плавании во льду делались инструментальные наблюдения над поведением корпуса судна. При испытании действия лага Форбса выяснилось, что даже в редком льду нельзя им пользоваться, так как трубка легко может быть сломана небольшими льдинами, проходящими по днищу судна.
С утра был слабый NO-ый ветер, днем ветер заштилел. При подходе к берегам острова Большевик вошли в туман.
Глубины на этом галсе менялись в пределах 177 — 305 м. Последним промерным галсом был сомкнут промер этого года с промером Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана 1913 г., когда „Таймыром" и „Вайгачем" была открыта Северная Земля.
При подходе к берегу, в ночь на 27 августа, туман стал рассеиваться и мы увидели в расстоянии нескольких миль низкий берег. Под берегом было много айсбергов и стамух. Стали на якорь на глубине 32 м, в ожидании прояснения погоды для поисков гурия Г. А. Ушакова и H. Н. Урванцева. Вскоре пришлось переменить якорное место из-за подо-шедшей большой льдины.

На берег отправилась партия для астрономических, магнитных и футшточных наблюде-ний. Поиски гурия — места астрономических наблюдений зимовщиков — не увенчались
успехом.
Оставив партию для наблюдений на берегу, снялись с якоря и пошли дальше вдоль низкого берега на восток, имея в виду поискать гурий на следующем выдающемся мысе. Вскоре нашел туман, из-за которого пришлось стать на якорь в 2 милях от берега.
Когда вечером рассеялся туман, то по условному знаку нашей береговой партии увидели, что астрономический пункт уже определен, в виду чего пошли к ней, став на якорь на глубине 20 м в расстоянии около 1 мили от берега.
К вечеру SO-ый ветер засвежел до 5 — 4 баллов.
На следующий день на берегу был построен деревянный трехгранный опознательный навигационный знак, высотой 11 м и шириной в основании 5 м. Знак хорошо виден при подходе к берегу.
В этот же день, все наблюдения на берегу были закончены, в том числе и суточная серия футшточных наблюдений, и, несмотря на хорошую видимость, временами позволяю-щую видеть западный берег пролива, пришлось пережидать, когда стихнет сильный SSO-ый ветер. С корабля произведена 13-часовая серия наблюдений над течениями вертушкой Экмана-Мерца.
Очевидно S-ым ветром вынесло весь лед из северного входа в пролив Шокальского, видны лишь одни огромнейшие айсберги.
На месте астрономического пункта установлен такой же деревянный столб, как и на предыдущих пунктах, с медной доской.
На берегу были убиты два оленя и медведь, причем последний подошел к астроному, когда тот один оставался на берегу в ожидании появления солнца.
Под берегом мыса Уншлихта наблюдались нагромождения гальки, выпаханной льдинами, при движении их по мелким местам. Повидимому, эти образования аналогичны тем кону-сам, которые опоясывают NW-ые берега острова Визе.
Стоит теплая погода, днем около 6-0 С.
Рано утром 29 августа, пользуясь прояснением погоды, при стихающем ветре, пошли с морской съемкой и промером восточного берега пролива Шокальского. На этот раз погода благоприятствовала, и нам удалось за один поход без остановок, произвести съемку всего западного берега острова Большевик, от мыса Уншлихта до мыса Неупокоева, Местами шли от берега в расстоянии меньше 1 мили по глубинам, превышающим 200 м. Под западным берегом мыса Неупокоева 16 м глубины не позволили подойти к нему на расстояние ближе чем 2-3 мили. Пришлось, обойдя мыс с юга, подходить к нему с восточ-ной стороны.
У мыса Неупокоева разошлись контркурсами с самолетом Дорнье-Валь „Комсевер-путь № 2" под управлением пилота А. Д. Алексеева. По полученным радиотелеграммам было известно, что А. Д. Алексеев совершает смелый рейд с острова Диксон на острова Сер-гея Каменева — на станцию острова Домашнего. По пути он пополнял запасы горючего на мысе Челюскина, где в то время стоял и строил станцию л/п „Русанов". На мысе Челюскина к летчикам присоединился H. Н. Урванцев для производства, во время полета над Северной Землей, дополнительных наблюдений для ее картирования. За весь свой полет прибрежным районом у западных берегов Таймырского полуострова летчики совер-шенно не видели льда.
В ночь на 30 августа, при мертвом штиле, обошли мыс Неупокоева и стали на якорь под восточным его берегом. На берег отправились береговые партии для поисков гурия, на месте астрономических наблюдений H. Н. Ушакова, астрономических и магнитных наблюдений, а также для постройки знака.
Днем О-ый ветер начал свежеть, усилившись к вечеру до 7 - 8 баллов.
Береговая партия, определившая астрономический и магнитный пункты, по окончании наблюдений, в тот же день вернулась на корабль.
На месте астрономического пункта был установлен столб с медной доской. Никакого гурия на берегу партии найти не удалось.
Партия, строившая знак, по окончании работ делала несколько попыток отвалить от берега, но большой прибой каждый раз выкидывал шлюпку обратно на берег. Партия эта вынуждена была оставаться на берегу более суток и лишь на следующий день при несколько стихнувшем ветре и при довольно густом тумане вернулась на „Таймыр".
У мыса Неупокоева с судна выполнена 13-часовая серия наблюдений над приливо-отлив-ными течениями, измерялись температуры и соленость воды, в зависимости от приливо-отливной фазы, делались фотометрические наблюдения над прозрачностью воды и измерялись элементы волн. На берегу производились сборы морской фауны в черте волноприбойной полосы.
1 сентября утром пошли опять в пролив Шокальского для гидрологического его изу-чения. Вечером стали на верп на глубине 300 м по середине пролива, на параллели север-ного входного мыса в фиорд Тельмана, для производства 13-часовой гидрометрической станции.
Стоит тихая погода, мертвый штиль, хорошо видны оба берега пролива.
С места якорной стоянки была отправлена партия на моторном катере, для исследования фиорда Тельмана, в отношении пригодности его для укрытия судов. Партия вернулась на „Таймыр" на следующий день утром. В результате осмотра фиорда Тельмана оказалось, что он очень глубокий, глубины, за исключением измерений в двух местах, превышают 90 м. В фиорде постоянно движутся огромнейшие айсберги и масса их осколков. Все это, конечно, неблагоприятные обстоятельства для использования фиорда в целях укрытия в нем судов. В фиорде Тельмана были осмотрены берега и совершен подъем на ледник до высоты 320 м от уровня моря. Там же, на галечном приплеске, был убит морж больших размеров и на леднике—белый медведь.
По окончании наблюдений и 13-часовой гидрологической станции был выполнен разрез в наиболее узкой части пролива, а затем 3 сентября сделан продольный гидрологический разрез пролива. При этих гидрологических работах производились фотометрические наблюдения и сборы планктона, а также брались пробы льда из айсбергов, для определения механических его свойств. На галсах гидрологических разрезов производился промер. На продольном галсе глубины держались около 300 м.
Закончив гидрологические работы в проливе Шокальского „Таймыр" произвел морскую съемку группы островов Краснофлотских, открытых экспедицией 21 и 22 августа.
fisch1
 
Сообщения: 1835
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

1932: Таймырская гидрографическая экспедиция ГГУ

Сообщение fisch1 » 18 Сентябрь 2018 22:57

Выйдя из пролива в полночь на 4 сентября, обогнули мыс Неупокоева и пошли к мысу Челюскина.
Закончив изложение всех намеченных программой экспедиции работ в проливе Шокаль-ского, остановимся кратко на описании самого пролива.
Оба берега пролива Шокальского, расположенного почти в меридианальном направлении, по внешней своей форме и образованию значительно отличаются друг от друга. Западный
берег пролива, являющийся в то же самое время восточным берегом острова Октябрьской Революции, тянущийся на протяжении 60 миль, в большей своей части представляет отвесную стену ледника, спускающегося непосредственно в море, или обрывающегося вблизи береговой черты на сравнительно невысоком берегу. Высокий до 200—300 м берег пологими склонами выходит к проливу лишь в нескольких местах. На западном берегу острова Большевик, тянущемся на протяжении около 100 миль, который в большей своей части является восточным берегом пролива Шокальского, лишь в редких случаях стена ледников подступает к береговой черте. Эти берега острова Большевик, в средней своей части (около половины всего своего протяжения) и в наиболее узкой всего пролива, пред-ставляют собой обрывы, высотой до 400 м. В направлении к югу берега, выходя уже собственно из пределов пролива, постепенно понижаются, оканчиваясь низким мысом Неупокоева. В северной части пролива, восточные его берега резко обрываются и затем низкой террасой подходят к мысу Уншлихта, которая распространяется и далее на восток.
Длина пролива Шокальского 60 миль, ширина северного входа около 26 миль, южного— 22 мили. В наиболее узкой своей части ширина пролива не превышает 11 миль.
Почти в средней части западных берегов [ пролива вдается залив Марти. Восточные берега образуют три фиорда, наибольшим из которых является фиорд Тельмана, находя-
щийся у южного входа в пролив. Последний фиорд с высокими берегами, в большинстве покрытыми ледником, вдается в берег на 9 миль, при ширине входа 3 мили. Фиорд за-канчивается обрывающимся в него языком ледника. Ледники спускаются к воде и на южном берегу фиорда.
Глубины в фиорде Тельмана превышают 90 м. Лишь на галечной косе, у северного его берега, недалеко от входа, удалось достать глубину 55 м, и глубина 60 м была обнаружена в самом куте фиорда, к югу от обрывающейся от него ледниковой стены.
В фиорде все время движутся огромнейшие айсберги, высотой в надводной своей части около 20 м, с горизонтальными размерениями в несколько десятков метров. Айсберги, очевидно, под влиянием приливо-отливных течений, периодически выходят из фиордов в пролив, а затем опять укрываются в них.
Низкие северо-западные берега острова Большевик к западу от мыса Уншлихта образуют глубоко вдающийся в берег залив Микояна.
Под берегами пролива Шокальского, преимущественно у западных его берегов, располо-жено значительное количество островов, большим из которых является остров Арнгольд— находящийся в северной части пролива. Как уже упоминалось, выше, в южном входе, лежат две группы островов: одна—острова Краснофлотские, включающие 5 островов и другая, более вынесенная в сторону Карского моря,—острова Опасные, состоящие из 2 небольших островков.
Направляясь от мыса Неупокоева к мысу Челюскина," „Таймыр" прошел в видимости группы островов Акселя Гейберга. Плато Эйвинда Аструпа на Таймырском полуострове открылось за 35—40 миль. Оно является хорошей приметной высотой, так же, как и гора Герасимова на острове Большевик, хорошо видимая и из проливов Шокальского и Вилькицкого. Собственно гора, названная именем Герасимова, не является отдельной горой, а представляет собой склон плоскогорья на острове Большевик, вытягивающе-
гося от центральной своей части в SO-ом направлении и обрывающегося в южной части острова ближе к SO-ым его берегам.
Около полудня подошли к мысу Челюскина в районе знака экспедици Р. Амундсена на „Мод" и стали на якорь вблизи л/п „Русанов". Состоя в экспедиции Всесоюзного Арк-тического института, л/п „Русанов" занят постройкой научно-исследовательской базы и радиостанции на мысе Челюскина. На берегу уже высятся постройки—большой досчатый жилой дом, бревенчатая баня и досчатый сарай. Жилой дом готов лишь вчерне. Много еще работы предстоит, чтобы оборудовать станцию и, разобрав, привести в должный порядок все ее оборудование и снабжение. Начальником станции на первую зимовку остается доктор Б. Д. Георгиевский.
С „Таймыра" выгрузили на берег 11 бочек авиа-горючего и 1 бочку авиа-маслал Эти запасы авиа-горючего, по просьбе „Комсеверпути", были взяты нами в Архангельске и вы-гружены на мысе Челюскина, по указанию командира самолета „Комсеверпуть № 2" летчика А. Д. Алексеева, когда он совершал полет с острова Диксон на Северную Землю.
Наши астроном и магнитолог съехали на берег для производства наблюдений.
С начальником экспедиции на л/п „Русанов" Р. С. Самойловичем нами была согласо-вана программа гидрологических работ в проливе Вилькицкого, с тем, чтобы там не работать двум судам. По согласовании программ работ было решено, что для выполнения гидрологических работ в проливе Вилькицкого пойдет л/п „Русанов", что им и было сде-лано на следующий день.
По окончании на берегу астрономических и магнитных наблюдений и фотометрических над прозрачностью воды, производившихся с корабля, „Таймыр" 5 сентября гнялся с якоря и пошел с морской съемкой и промером западных берегов Таймырского полуострова.
Эти берега в районе, предусмотренном программой Таймырской гидрографической экспе-диции для морской съемки, т. е. от мыса Челюскина до Таймырского залива *), впервые были засняты Великой северной экспедицией 1734 — 1742 гг., когда штурман Челюскин, имея специальное поручение описать Северо-восточный мыс, который в дальнейшем был назван именем первого своего исследователя, в 1742 г. в мае месяце описал северную оконечность Евразии „следуя на нартах по закраинам берега". Тогда же было опреде-лено, что Северо-восточный мыс находится в © = 77°34'N. После работ Великой север-ной экспедиции вдоль этих берегов проходило несколько морских полярных экспе-диций. Направляясь с запада на восток, здесь прошли следующие экспедиции: в 1878 г.— шведская экспедиция А. Норденшельда на пароходах „Вега" и „Лена"; в 1893 г.—норвеж-ская экспедиция Ф. Нансена на „Фраме", в 1901 г.—русская экспедиция Академии наук под начальством Э. Толля на яхте „Заря" и в 1918 г.—норвежская экспедиция Р. Амундсена на судне „Мод". Все эти экспедиции имели специальные задачи, не предусматривающие в основном гидрографическое исследование, и поэтому, проходя вдоль этих берегов, они лишь попутно исправляли очертания береговой черты старых карт и время от времени брали глубины. Лишь экспедицией Р. Амундсена, ее двумя сотрудниками Гельмер Гансеном и Оскаром Вистингом, за время зимовки „Мод" к востоку от мыса Челюскина, у мыса Прончищева была сделана маршрутная съемка этого берега, от места зимовки на запад, до мыса Челюскина и далее к югу до фиорда Гафнера, основанная на секстанных астрономических пунктах. Некоторыми из перечисленных полярных экспедиций были опре-делены астрономические пункты мыса Челюскина, а именно: экспедицией А. Норденшельда , астрономом Ф. Зебергом экспедиции Э. Толля и геофизиком Г.Свердрупом экспедиции Р. Амундсена. Как известно, все эти три определения астрономических пунктов были сделаны в разных местах, причем Г. Свердрупом, по имеемым данным, определен самый северный мыс Евразии.
--------------------------------------
1) Многие полярные исследователи, как-то: А. Норденшельд, Ф. Нансен, Э. 'Голль, Р. Амундсен и другие, северную часть Таймырского полуострова, простирающуюся к северу от фиорда Гафнер—залив Фаддея, выделяют в отдельный полуостров, называя его полуостровом Челюскина.А. Л.

Направляясь с востока на запад, при сквозном плавании Северо-восточным проходом вдоль этих берегов, проходила и здесь же зимовала Гидрографическая экспедиция Север-ного Ледовитого океана под начальством Б. Вилькицкого на гидрографических судах „Таймыр" и „Вайгач" в 1914-1915 гг.
Хотя последняя экспедиция и имела основной задачей гидрографические работы, но в описываемом районе в навигацию в 1914 г. она встретила крайне тяжелые ледовые условия, вынудившие ее там зазимовать и совершенно исключающие возможность произ-вести морскую съемку берегов. За время зимовки в заливе Толля участниками этой экспедиции Н. И. Евгеновым и А. М. Лавровым санной партией с „Таймыра" была про-изведена маршрутная съемка фиорда Гафнера и Н. И. Евгеновым частично были засняты северные берега полуострова) Оскара и берега в районе мыса Moгильного. Эта съемка была основана на астрономических пунктах, определенных секстаном.
После зимовки, в навигацию 1915 г., „Таймыр" и „Вайгач" не располагая достаточными запасами угля, не могли ожидать благо-приятного ледового состояния для гидрографических работ и после весеннего взлома ледового покрова, при первой к тому возможности, пошли на юг, на Диксон.
Как видно из краткого описания экспедиций, работавших в районе северо-западных берегов Таймырского полуострова, эти берега ни разу не были засняты морской съемкой и не были пройдены систематическим судовым промером.
Направляясь от мыса Челюскина вдоль западных берегов Таймырского полуострова, погода благоприятствовала работам—был тихий ясный день. В 22 часа, пройдя от мыса Челюскина 45 миль, пришлось впервые за кампанию, из-за наступления темноты, приостановить работы и стать на якорь.
Описываемый берег низкий, извилистый, с выдающимися мысами, высотой 10—15 м. С берега стекают небольшие речки, около впадения в море которых видны косы. Снегу на берегу не было совершенно. Отлично были видны приметные высоты на этом берегу— плато Эйвинда Аструпа и Отто Свердрупа. Между небольшим с обрывистыми берегами островом Гелланд-Ганзена и материковым берегом пройти не удалось из-за малых глубин. В этом проливе видны были косы.
На якорной стоянке определяли направление и скорость поверхностного течения.
В этот день наблюдалась высокая температура наружного воздуха, которая в 16 час. была 6-7 С, поверхностный же слой воды был прогрет до 6.0 С.
 Полярная станция на мысе Челюскина. На рейде г с Таймыр и л н Русанов.png
Полярная станция на мысе Челюскина. На рейде г/с Таймыр и л/п "Русанов"
fisch1
 
Сообщения: 1835
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

1932: Таймырская гидрографическая экспедиция ГГУ

Сообщение fisch1 » 19 Сентябрь 2018 21:48

6 сентября с рассветом пошли продолжать съемку берега при сильном SSÖ-ом ветрё в 7 баллов. Днем из-за дождя и скверной видимости, пришлось до прояснения погоды, приостанавливать работы и становиться на якорь. Затем продолжали работы до темноты.
Вечером ветер начал стихать и заходить к W. Температура поверхностного слоя воды продолжает держаться около 6 С, температура наружного воздуха в 20 часов 8,0 С.
7 сентября подошли к мысу Могильному, месту зимовки в 1914-15 гг. Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана на „Таймыре" и „Вайгаче". Во время зимовки этой экспедиции умерло два ее участника: помощник начальника экспедиции А. Н. Жохов и кочегар И. Е. Ладоничев, которые были похоронены на мысе, тогда же названном Могильным.
На высоком берегу мыса хорошо виден железный навигационный знак, поставленный „Таймыром" во время зимовки, и невдалеке от него два креста.
На мысе Могильном имелось в виду определить астрономический пункт и произвести магнитные наблюдения. Кроме того хотелось произвести промер вдающегося в берег, к югу от этого мыса, фиорда Дика. Последний был впервые нанесен на карту экспедицией Нан-сена на „Фраме", когда он проходил вдоль этих берегов в 1893 г., и затем он был заснят маршрутной съемкой в 1919 г. Г. Ганссеном и О. Вистингом. Промер этого фиорда никем еще не был сделан, и поэтому представлялось интересным выяснить—насколько он может служить укрытием для судов. Кроме указанных причин, вызвавших остановку у мыса Могильного, необходимо было осмотреть, в каком состоянии находится устроенный там „Таймыром" в 1915 г. большой склад провизии.
Этот склад состоял из 431 ящиков с различными сортами консервированных супов. В каждом ящике было по 48—50 банок консервов. Консервы были положены в ящик (вагон) от гондолы аэроплана Фармана, который находился тогда на борту „Таймыра". В недалеком расстоянии от этого ящика был установлен ящик (вагон) большего размера, от плоскостей Фармана. В большем ящике (вагоне) было положено лишь 6 пудов ржаных сухарей и 20 фунтов кирпичного чая, рассчитывая на этот ящик (вагон), главным образом, как на убежище для людей, где могли расположиться несколько человек. Оба ящика солидной прочности, внутри были обиты толем.
Склад-убежище был организованна случай вынужденной необходимости экипажу экспе-диции покинуть свои корабли.
Было известно, что в 1919 г. участники вышеуказанной экспедиции Р. Амундсена дважды посетили этот склад. В первое свое посещение склада Г. Ганссен и О. Вистинг 13 апреля 1919 г. нашли, по их описанию, следующее 1) :
. . . . Здесь встретила нас большая неожиданность. На берегу моря стояла хижина, в которой, повидимому, жили люди. Жили они в ней, вероятно, летом и недолго, так как нигде не было видно признаков очага. В хижине находились жестяные ящики, два полные, а другие, повидимому, наполненные порченными сухарями. На полке стояло не-сколько герметически закупоренных жестянок, открыв которые мы увидели, что они со-держат мясо. Хижина была длиной 8 м, шириной 2,5 м, высотой 2,5 м. Снаружи она окрашена в темно-серый цвет, а внутри обтянута толем. Одна ее стена оказалась съемной, а в другой была дверь, закрытая на замок с ключей, всунутым в замочную скважину. Дверь подпирала большая дубина. Кроме того, в хижине вдоль одной из стен стояли скамья и ящик, вероятно служивший обеденным столом. Это и вся обстановка хижины. Приблизительно в 15 м дальше по берегу находилась вторая, меньшая хижина. У нее совершенно не было одной стены, и походила она скорее на кладовую. Там находилось 40 ящиков консервов. Ни одной из этих банок мы не вскрывали, и поэтому не знаем содержимое их. По целости банок можно было заключить, что консервы не испорчены. Один край этой хижины наполовину завален снегом'.
---------------------------------------------------------
1) Роальд Амундсен. На корабле „Мод". Государственное издательство. 1929 год.


Во второе посещение склада 10 и 12 мая того же года, имея указание Р. Амундсена при-вести в порядок этот склад, Г. Ганссен отмечает в своем донесении:
„ . . . . Затем, согласно имеющемуся у нас распоряжению, перенесли все ящики с про-визией из открытого сарая в хижину" и далее Перенесли все 44 ящика в хижину,
предварительно очистив их от песка и снега. Судя по жестянкам, все эти ящики с мяс-ными консервами. Покончив с укладкой ящиков, принялись за починку нашей палатки".


Осмотр склада-убежища следовало нам сделать для того, чтобы знать, в какой мере на него можно будет в дальнейшем рассчитывать какой-либо экспедиции, если в том встре-тится необходимость.
У мыса Могильного стали на якорь на глубине 9 м в 1,3 мили от берега. На берег отправились две партии-одна на четверке, для определения астрономического и магнит-ного пунктов, а другая—на моторном катере, для осмотра берега и фиорда Дика.
На берегу обнаружили, что склад продовольствия разрушен. Совершенно пустой большой ящик (вагон) был опрокинут, разломан и частично занесен песком. Малый ящик (вагон) был также пуст, но стоял в нормальном положении и был в более сохранном виде— не хватало лишь одной малой стенки. На расстоянии нескольких десятков сажен по берегу были разбросаны целые ящики с консервами, разломанные ящики и отдельные банки консервов. На консервных банках видны были следы зубов, очевидно, медведей.
Причиной разрушения склада следует считать стихийные явления.
В кампанию 1932 г. экспедицией совершенно не было встречено льда в районе западных берегов Таймырского полуострова, а на берегу вовсе не было снега и тундра сильно оттаяла. Очевидно, при аналогичных условиях в один из недавних годов летом вагоны сползли по оттаявшей тундре и осыпям на береговой приплесок, а там завершил разру-шение склада сильный прибой открытого берега при отсутствии льда в море.
Там же на берегу, в долине небольшого ручейка, лежала в хорошей сохранности небольшая стеклянная банка, закупоренная корковой пробкой. В банке было вложено в конверте письмо экспедиции Р. Амундсена на „Мод" с бланком „Maudexpeditiunen". Письмо было написано частично на английском и частично на норвежском языках. Тексты письма на английском и норвежском языках были написаны разными почерками и различными чернилами. Английский текст, очевидно, был написан на борту „Мод", а норвежский—на месте. Текст письма следующий:

„This depot has been made by the Russian expedition 1914 — 15 and later repaired and put in order by members of the Norwegian polarexpedition 1918—19?
It contains:
Depotet er flyttet fra den mindste till den störste hytte og indeholder 44 kasser hermetik. I Box te, I Box bröd uaapnet, desforuten 3 Boxer bedörved bröd I pakke fyrstykker. Signal masten opreist men 3 meter korters and oprindelig".
Please do not touch it unless in case of emergency. Repair it if necessary.
Helmer Hanssen Oscar Wisting.

Перевод письма:
„Склад этот был устроен Русской экспедицией 1914—15, а затем восстановлен и приведен в порядок участниками Норвежской полярной экспедиции 1918—19?
Он содержит:
Депо перенесено из меньшей в большую хижину и содержит 44 ящика консервов, 1 же-стянку чаю, 1 невскрытую жестянку хлеба, кроме того, 3 жестянки испорченного хлеба, 1 пачку спичек. Сигнальная мачта воздвигнута, но на три метра короче, чем прежде.
Просьба не пользоваться складом без крайней необходимости и в случае нужды приво-дить его в порядок.
Гельмер Ганссен,
Оскар Вистинг".1)

 Письмо экспедиции Р. Амундсена на Мод.png
Могилы на высоком берегу были в порядке. На могиле А. Н. Жохова крест из толстого плав-ника сильно выветрился со стороны моря. Медная доска, прибитая на крест, с выгравированными на ней надмогильными стихами самого А. Н. Жохова отлично сохранилась, ограда могилы тоже была в порядке. Деревянный крест на могиле И. Е. Ладоничева, сделанный из судового запаса дерева, выветриванию не подвергся, медная доска с его именем упала с креста и лежала около могилы, ограда была в полном порядке. Около могил лежали остатки металлического венка.
Навигационный знак из углового железа стоял на месте, но с подогнутыми нижними частями своих ног. Этот знак был укорочен Г. Ганссеном и О. Вистингом во время пре-бывания их в 1919 г. на мысе Могильном, так как они застали знак, по их описанию, в следующем виде: „... Там же, на мысе, находился трехгранный знак из углового железа, высотой в 10,5 м. Он оказался поваленным, очевидно, ветром. Одна из его ног была вырвана из земли в то время, как другие две были пригнуты к поверхности земли". 2)
С высокого берега было видно, что к югу от мыса Могильного далеко в материк вдается залив с очень изрезанными берегами в своей SO-ой части. В заливе видно много длинных
надводных кос, которые особенно хорошо можно было различить в следующие дни во время SW-ro шторма. Залив Дика, повидимому, очень мелководен.
На берегу был убит олень и несколько куропаток. Видели на берегу несколько белых зайцев, а под берегом нескольких белух. На берегу были произведены сборы морской фауны в черте волно-прибойной полосы.
Вечером партия, осматривающая берег, вернулась на корабль, а партия астронома и магнитолога осталась там для наблюдений.
С борта „Таймыра" пускали радиозонд.
Хотя на следующий день 8 сентября сутра по сигналу с берега было видно, что астро-номический пункт определен, но сообщение с берегом было невозможно из-за сильного ветра и волны, поднявшими большой прибой у берега.
В продолжение трех дней держался штормовой ветер, сначала от W, затем перешедший на SW и достигший силы 7-8 баллов. „Таймыру" пришлось отойти на глубину 12 м и затем еще несколько раз сниматься с якоря и выходить на ветер, так как под влиянием сильной волны и ветра судно дрейфовало, несмотря на то, что якорь был отдан гуськом вместе с верпом. „Таймыр" при такой волне мотало на 40° на борт.
-------------------------------------------------------------
1) Расшифровка письма по фотографическому снимку оригинала и перевод норвежского текста выполнены М. А. Дьяконовым.
2) Роальд Амундсен. На корабле „Мод". Государственное издательство. 1929 г. А. Л.
fisch1
 
Сообщения: 1835
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

1932: Таймырская гидрографическая экспедиция ГГУ

Сообщение fisch1 » 19 Сентябрь 2018 22:04

Лишь 10 сентября ветер начал стихать и к вечеру уменьшился до силы 4 баллов. На берег был послан карбас для подкрепления нашей партии с провизией и веслами, часть которых еще 7 числа была взята с оставленной на берегу четверки, так как моторный катер закапризничал и пришлось на нем возвращаться на судно под веслами. Тогда же были отправлены на берег укупоренные в стеклянную банку два письма. Одно, найденное нами на берегу, экспедиции Р. Амундсена, а другое Таймырской гидрографической экспе-диции, подписанное мною, где я указывал причину посещения „Таймыром" мыса Могиль-ного, а также написал, в каком виде нами был найден склад провизии.
Вскоре вернулись наши наблюдатели, от которых узнали, что карбас благополучно дошел до берега. Обратно с берега карбасу, очевидно, не удалось отвалить из-за сильного прибоя. На берегу было видно пламя большого костра, у которого, очевидно, сушатся и греются промокшие и озябшие люди.
Стеклянная банка с письмами была положена под железный знак, невдалеке от которого был определен астрономический пункт, отмеченный обычным для нашей экспедиции деревянным столбом с медной доской.
За время трехдневного пребывания на берегу партия собрала 19 целых ящиков с консервами, которые были положены в малый вагон. Туда же был положен бидон с керосином и спички. Вагон был предварительно поднят выше на берег, подальше от линии прибоя. Опробованные консервы оказались вполне пригодными для еды.
На берегу произошел небезынтересный случай из охотничьей жизни. Охотники, бродя по берегу, увидали белого медведя, который лежал на тундре в благодушном настроении. Такое поведение медведя показалось странным нашим охотникам, так как все встречен-ные нами в эту кампанию медведи крайне интересовались приближением к ним неизвестной фигуры человека. Дело в том, что все медведи, оставшиеся на берегу, оказались в крайне печальном положении. Они были лишены возможности из-за отсутствия льда охотиться на тюленей, которые являются основой их питания. Все убитые нами в этом году медведи были с совершенно пустыми желудками, и поэтому понятен был их интерес к человеку.
Вскоре странное поведение медведя вполне разъяснилось. Убив и распотрошив медведя оказалось, что желудок его полон оленьим мясом, а невдалеке лежала изодранная и наполовину съеденная туша оленя, убитого нашим охотником в день высадки на берег, но не взятого тогда же на судно.
За время стоянки у мыса Могильного была выполнена 13-часовая серия наблюдений над течениями, делались наблюдения над температурой, соленостью и прозрачностью воды и над элементами волн.
11 сентября, при стихнувшей погоде, вернулся с берега карбас, после чего „Таймыр" снялся с якоря и пошел продолжать морскую съемку берега Таймырского полуострова, в этом месте образующего значительную извилину, носящую название залива Толля.
При приближении ко входу в фиорд Гафнера в расстоянии 1,5-2 мили от берега глубина уменьшилась до 6,5 м.
Построенный во время маршрутной съемки фиорда Гафнера в 1915 г. знак на север-ном входном мысе был хорошо виден.
Миновав мелкие глубины у фиорда Гафнера, пошли вдоль северного берега полуострова Оскара, в расстоянии от него 1-1,5 мили, по большим глубинам в 27—40 м. Вечером из-за темноты пришлось стать на якорь.
На следующий день продолжали работы, держась в том же расстоянии от берега, как и накануне, имея глубины около 20 м. Берег очень однообразный—низины чередуются с невысокими ярами.
Подойдя к NW-му мысу полуострова Оскара, закончили морскую съемку и промер запад-ного берега Таймырского полуострова и направились с такими же работами вдоль восточной опушки шхер архипелага Норденшельда, до островов Литке, к нанесенным на карту пунктиром островам Русским.
Наш курс проходил по белому пятну карты, так как ни одно судно ранее в этом районе не бывало. Крайне интересно было выяснить, насколько к северу распространяются острова архипелага Норденшельда и являются ли острова Русские граничащими архипелаг с севера. На последних островах не бывала еще нога человека. Южные же берега их были нанесены на карту Полярной экспедицией Академии наук, под начальством Э. Толля, за время зимовки этой экспедиции на судне „Заря" в 1901 - 1902 гг. у западных берегов Тай-мырского полуострова, к югу от острова Таймыр на рейде „Заря". Участники этой экспе-диции проделали большую работу по съемке островов архипелага Норденшельда. Тогда же ими были засняты и южные берега островов Русских при маршруте к югу от этих островов.
Идя вдоль восточной опушки островов Литке, засекали пеленгами крайние острова. Видимость была приличная, временами находили снежные заряды.
Вечером подошли к SO-ой оконечности островов Русских, обогнули северную оконечность их и далее пошли вдоль северных берегов, средним истинным курсом WSW по глубинам 65—85 м в расстоянии 2 - 2,5 мили от низких берегов острова. К N и NW от острова, при приличном горизонте, не было видно никаких признаков земли или островов. С темнотой стали на якорь у возвышенного мыса, о который высоко разбивались волны прибоя при Sy-ом ветре в 3-4 балла.
13 сентября на берегу бьет прибой, исключающий возможность высадки на берег партии для астрономических и магнитных наблюдений и постройки навигационного знака. Окон-чив 7-часовые наблюдения над приливо-отливными течениями и драгирование, пошли продолжать съемку острова, средним истинным курсом WSW. Вскоре из-за тумана, закрывшего берег, пришлось стать на якорь. В этот день делали еще попытку продолжать морскую съемку, но временное прояснение тумана было ненадолго, из-за чего очень скоро опять пришлось стать на якорь, на глубине 23 м в расстоянии 1 мили от берега. Берег, у которого мы стояли, представляет собой низкие косы, которые отделяют от моря лагуны. За рядом лагун, разделенных косами, видно море, омывающее южные берега острова. Далее в SW-ом направлении возвышается обрывистый мыс.
Вечером с кормы был выпущен радиозонд на 15 шарах, которые довольно быстро забрали высоту, несмотря на свежий SW-ый ветер. Наш радист принимал сигналы радиозонда в продолжение 20 минут, дальше приему помешала работа посторонних коротковолновых станций.
Весь следующий день вынуждены были из-за тумана простоять на якоре. К вечеру пошел дождь и SW-ый ветер засвежел до 6—7 баллов.
15 сентября, при несколько разредившемся тумане и ветре, зашедшем к W, пошли со съемкой, огибая SW-ую оконечность острова Русского и далее вдоль западной опушки шхер архипелага Норденшельда. Как выяснилось, вместо двух небольших островов Русских, на самом деле имеется лишь один большой остров, в средней части которого берега снижаются, образуя ряд лагун. Очевидно, полярной экспедицией Академии наук, под начальством Э. Толля возвышенные части острова Русского были приняты издали за два отдельных острова. Северный берег острова Русского тянется в направлении ONO—WSW на 20 миль.
От острова Русского пришлось уйти, не дождавшись наблюдения для определения крайне важного там астрономического пункта, главным образом, из-за отсутствия пресной воды для питания котлов, которую можно было пополнить лишь в реке Енисее. Мы снялись с якоря от острова Русского, имея запас пресной воды всего лишь на 5 суток. К тому времени и уголь был на исходе. Необходимо было пополнить и запасы топлива в заблаговременно устроенной угольной базе экспедиции в Усть-Енисейском порту.
Пройдя левый траверз острова Макарова, где была окончена морская съемка, W-ый ветер засвежел, перейдя вечером к WNW и достигнув силы 6 баллов.
Острова Брюзевица прошли, оставляя их вправо от курса по счислению в 5 милях вне видимости островов из-за темноты.
17 сентября вечером стали на якорь в Енисейском заливе у селения Гольчихи, выдержав накануне шторм от WNW в 8 баллов. Шли по курсу лагом к волне, на которой „Таймыр" качало до 52° на борт, но курса не изменяли, стремясь возможно скорее подойти к пресной воде на Енисее.
За время перехода от острова Русского до Енисейского залива производили наблюдения над элементами волн.
С утра ветер изменил направление на S и хотя дошел до силы 7 баллов, но, из-за берегового укрытия, волны большой не было.
На последнем переходе при большой качке, когда оголялся гребной винт, от тряски сорвало с своего места установленную на клотике грот-мачты приемную часть соляри-графа, сконструированного В. В. Шулейкиным. До этого случая соляриграф исправно давал на ленте непрерывную, за время всего плавания, запись мощности потока радиации от солнца и неба. На стоянке в Усть-Енисейском порту имелось в виду, приемную часть соляриграфа установить на рее фокмачты. где тряска ощущается значительно меньше.
Утром 19 сентября пришли в Усть-Енисейский порт, переночевав на пути от Гольчихи одну ночь у островов Мининских недалеко от мыса Караульного. В устье реки Енисея была произведена 6-часовая серия наблюдений над течениями.
За время стоянки в Усть-Енисейском порту погрузили с берега 250 m угля, приняли полный запас пресной воды, произвели чистку котлов и мелкий ремонт механизмов.
Погода держалась по преимуществу хорошая—теплые ясные дни. 20 сентября, например, максимум температуры воздуха был 18,8 С, воды—около 15, 0 С.
В Усть-порту производили актинометрические наблюдения и пуск радиозонда. Радиозонд, подвешенный к 16 шарам, быстро забрал высоту, при чем его сигналы были хорошо слышны в продолжение 51 минуты.
Пользуясь удобной тихой стоянкой в реке, были развернуты работы гидрохимической лаборатории, в результате чего были сделаны анализы 250 проб воды.
28 сентября пошли из Усть-Енисейского порта продолжать работы в Карском море.
Переночевав опять у Мининских островов, утром на следующий день пошли дальше вниз по реке, при скверной пасмурной погоде и ветре SSO, достигающем силы 6 - 7 баллов.
Временами шел дождь или снег, запорошивший берег. Температура воздуха держалась около 4-5 С и воды 10,0 С.
Вечером стали на якорь у мыса Зверева.
С утра 30 сентября снялись с якоря и, подойдя к мысу Сопочная Корга, занялись определением девиации, после чего вышли в Енисейский залив, имея намерение зайти на остров Диксон. Нам необходимо было передать там—на радиостанцию некоторые предметы снабжения.
Ветер, зашедший к SW, засвежел до 9 баллов. При курсе, расположенном лагом, и очень короткой, но сильной волне начало расшибать крепление бочек бензина, рвать брезент, закрывающий самолет, и причинять другие неприятности. В силу этих обстоятельств, пришлось привести к волне, исправить ослабленные крепления бочек бензина, а затем пойти укрыться под западный берег Енисейского залива, где стали на якорь у мыса Песчаного на глубине 10 м.
На этом переходе производили наблюдения над элементами волн.
Ночью ветер стих. До рассвета 1 октября снялись с якоря и пошли с гидрологическим разрезом, доставанием проб грунта и планктона в Енисейском заливе, на остров Диксон, куда пришли еще засветло. Погода пасмурная, временами снежные заряды.
На острове Диксон имелся целый поселок, состоящий из нескольких строений, часть которых сохранилась со времени организации радиостанции в 1915 г. С того времени деревянная мачта, высотой вместе с флагштоком 110 м, ни разу не требовавшая ремонта, находится в полной исправности.
 Полярная обсерватория на острове Диксон.png

Для летнего жилья собак устроен целый небольшой городок будок, расположенных на мостиках. Зимой собаки живут в специальном помещении.
 Собачий городок на острове Диксон.png


На станции имеется большое стадо коров, состоящее из 14 голов, которые во время нашего посещения острова паслись на подножном корму. На зиму останется одна корова,
для которой имеется сено; остальных коров заколят. В прошлом году корова здесь жила до 6 февраля, причем в день она давала З 1/2 четверти молока. Часть молока, в замороженном виде, сохранялась до мая месяца.
Во всех помещениях станции — жилых и служебных — отменная чистота и порядок. На станции зимует 13 человек вместе с начальником М. С. Крупиным и 5 жен сотрудников с тремя маленькими девочками. В жизни зимовщиков и их взаимоотношениях чувст-
вуется слаженность и организованность. Вся станция производит отличное впечатление и безусловно во всех отношениях является образцовой станцией Карского моря.
Помимо построек самой станции, на острове Диксон имеется^еще несколько промысловых строений „Комсеверпути". Невдалеке от селения радиостанции стоит хибарка—пристанище принадлежащая тоже „Комсеверпути" для проезжих промышленников, своего ро-да полярная гостиница, которую охраняет сторож.
Станция Диксон является одной из опорных станций сети 2-го Международного Полярного года, в связи с чем здесь вновь построен магнитный павильон, организован ряд ранее не ведшихся наблюдений на этой станции и увеличен личный состав геофизиков.
На зимовку с 1932 г. на 1933 г. там оставалось работать 2 метеоролога, 2 магнитолога И один радиозондист.
Передав на станцию некоторые предметы снабжения, привезенного из Усть-Енисейского порта, а частично и из своих запасов „Таймыр" на следующий день снялся с якоря и при очень сильном снежном заряде, почти совершенно закрывшем остров Диксон, проливом
между ним и островом Берне вышел в Карское море. Отойдя от берега, мы занялись уничтожением и определением девиации, а затем пошли с гидрологическим разрезом, доставанием проб грунта, гидробиологическими работами и промерным галсом эхо-лотом к мысу Желания.
Уходя с Диксона и имея на борту 288 m угля и полный запас пресной воды „Таймыр" сидел носом 17,5 фута, кормой 16,7 фута.
fisch1
 
Сообщения: 1835
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

1932: Таймырская гидрографическая экспедиция ГГУ

Сообщение fisch1 » 19 Сентябрь 2018 22:18

3 октября вечером находясь в 42 милях на 130° от мыса Желания, сделали последнюю глубоководную станцию на разрезе от острова Диксон и легли курсом на остров Уединения при слабом SSO-ом ветре.
Остров Уединения ' был открыт норвежским промышленником Иоганнесеном на судне „Нордланд" в 1878 г. во время его исторического рейса в северной части Карского моря по чистой воде от мыса Желания до видимости западных берегов Таймырского полуострова. Иоганнесен не высаживался на остров Уединения, а на судне обошел его кругом. После Иоганнесена к этому острову в 1915 г. специальным рейсом подходила шхуна» Эклипс" после своей зимовки с 1914 на 1915 г. у мыса Вильда. Эта шхуна, находящаяся под начальством известного норвежского полярного исследователя Отто Свердрупа по поручению, в то время, морского министерства была занята поисками в Карском море следов двух полярных экспедиций, вышедших в поход в 19Î2 г.—экспедиции Г. Л. Брусилова на шхуне „св. Анна" и экспедиции В. А. Русанова на шхуне „Геркулес". Экспедиция на „Эклипсе" подходила к острову Уединения, высаживалась на берег для его осмотра и подняла там русский флаг. После этих судов никто острова Уединения не видел, хотя как указывалось выше, в 1930 г. л/п „Седов» и в 1932 г. л/п „Сибиряков" и л/п „Русанов" при плавании к островам Сергея Каменова по счислению близко проходили мимо этого острова. Курс л,п. „Русанов" в 1932 г. проходил по западной части самого острова. Экспедиция Всесоюзного Арктического института на л/п „Седов" в 1939 г. в 77°16 N и 88°00' (прибл). т. е. в 30 милях на SO от острова Уединения открыла остров, названный остров Исаченко.1 )
Неизвестность точного местоположения острова Уединения и нахождения острова Исаченко, которые расположены как-раз в весьма интересном районе на пути от мыса Желания к проливам, ведущим из • Карского моря в море Лаптевых, естественно вызы-вало необходимость определить астрономический пункт на острове Уединения, сделать его съемку и затем определить местоположение острова Исаченко.
Учитывая указанные обстоятельства и было решено итти к острову Уединения, производя на этом пути гидрологический разрез и сборы планктона.
На следующий день ветер засвежев, перешел к ONO, а затем стал заходить к N0, усилившись до 8 баллов. Идя против большой волны, начали принимать много воды на бак, из-за чего пришлось уменьшить ход до среднего.
При таком противном ветре и волне очень медленно продвигались вперед—не более 5 миль за вахту. Учитывая крайне медленное продвижение вперед, неутешительный синоп-тический прогноз на ближайшие дни, при необходимости в случае достижения острова Уединения произвести на него высадку береговой партии и ожидать благоприятных условий для определения астрономического пункта, а также наши запасы угля, в ф=77°44 N и 1 = 77°44' О, т. е. на половине пути от мыса Желания к острову Уединения, повернули почти попутной волной в направлении к Маточкину Шару.

---------------------------------------------------
1) В 1933 г. остров Уединения посетила экспедиция на л/п „Челюскин", обнаружив, что этот остров был нанесен на карту на 50 миль восточнее своего действительного местоположения. На западном берегу острова был определен астрономический пункт, координаты которого 77° 33' N и 82° 02' О. В том же году остров был вторично посещен экспедицией на судне „Бёлуха". В 1934 г. остров Уединения посетили экспедиции на л/п „Седов" и „Садко". Последней экспедицией на острове была построена радиостанция.
А. Л.


Во время штормовой погоды на последнем курсе были произведены наблюдения над поведением корпуса корабля на качке с одновременной регистрацией элементов волны.
Температура наружного воздуха—2 С. Последние дни на мысе Желания и островах Сергея -Каменева температура воздуха держится около—6 С.
6 октября при небольшом WSW-ом ветре к вечеру вошли в Маточкин Шар и стали на якорь против Полярной геофизической обсерватории. При подходе к Маточкину Шару была хорошая видимость — высокий, занесенный снегом, берег увидели за 35—40 миль. На последнем галсе выполнили одну глубоководную гидрологическую станцию со сборами планктона и производили наблюдение над элементами волн.
Берега Маточкина Шара уже имели зимний вид. На берегу порядочно снега, который, по словам сотрудников Обсерватории, выпал лишь на днях. В ночь на 7 октября температура воздуха упала до—10,0 С и утром в проливе появилось сало.
Тоже, как и на станции Диксон, в связи с проведением 2-го Международного Полярного года, программа работ и оборудования обсерватории значительно расширены и увеличен личный состав ее. Кроме персонала, обслуживающего радиостанцию, во главе с начальником обсерватории H. Н. Анисимовым, кстати сказать, зимующим там второй год подряд, в Маточником Шаре работают 2 метеоролога, 1 гидролог, 2 магнитолога, 1 актинометрист, 1 радиозон-дист и 1 радиоволновик.
 Полярная геофизическая обсерватория в Маточкином Шаре.png
Полярная геофизическая обсерватория в Маточкином Шаре — 1-я декада октября

8 октября пошли Маточкиным Шаром на запад,к сожалению, при плохой туманной погоде и противном ветре в 6 - 7- баллов, из-за чего нельзя было как следует полюбоваться исключительными красотами этого, единственного в своем роде, пролива. Вечером стали на якорь у мыса Лагерного, где выстроена большая больница. Около нее стояли два сарая и несколько палаток Новоземельской экспедиции Северного геологоразведочного треста.
У мыса Лагерного драгировали придонную фауну.
На следующий день, окончив работы по установке в угольных ямах тенсометров, снятых на последнем переходе, так как они заливались водой, и индикаторов для исследования поведения на волне корпуса и механизмов корабля, „Таймыр" вышел в Баренцево море. Пользуясь тихой и ясной погодой, занялись исследованием влияния на работу гиро-компаса изменений курса на 90°.
Окончив эти работы, легли курсом к западным берегам острова Колгуева, а затем на Канинскую Землю.
11 октября вошли в Белое море, продолжая производить наблюдения по кораблестрои-тельной части и исследования влияния на работу гирокомпаса поворотов судна на 180° на полных ходах „Таймыра".
При входе в Северную Двину на Мудьюгском створе опреопределили радиус циркуляции „Таймыра", тем самым закончив все работы экспедиции.
13 октября днем Таймырская гидрографическая экспедиция вернулась в Архангельск, пробыв на работах в плавании 2,5 месяца, во время которых г/с „Таймыр" было пройдено 4 720 миль.
Следующие дни в Архангельске производились работы по съемке с корабля и сдаче специального оборудования, снабжения и продовольствия, после чего 21 октября весь экспедиционный личный состав выехал из Архангельска, а г/с „Таймыр" получило новое назначение.
fisch1
 
Сообщения: 1835
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

1932: Таймырская гидрографическая экспедиция ГГУ

Сообщение fisch1 » 19 Сентябрь 2018 23:08

Результаты работ

В итоге двухмесячного плавания Таймырской гидрографической экспедицией выполнены следующие работы.

Морская съемка и судовой промер
Произведена съемка и промер пролива Шокальского, западного берега Таймырского полуострова от мыса Челюскина до Таймырского залива, восточная, северная и- западная границы опушки шхер архипелага Норденшельда, залива Калинина на острове Пионер и южного и северо-западного берегов острова Визе.
В продолжение всего плавания производился судовой промер, собирались сведения по лоции, делались фотоснимки и зарисовки берегов. Построено два навигационных деревян-ных знака по 11 м высотой на острове Большевик—на мысе Неупокоева и мысе Уншлихт.
Работами обнаружено обширное мелководье к востоку от острова Визе, тянущееся на протяжении 100 миль и указывающее на нахождение в том районе земли или группы островов. Открыты 7 островов в южном входе в пролив Шокальского и один остров у восточной опушки шхер архипелага Норденшельда. В северной части последнего архи-пелага, вместо двух небольших островов Русских, обнаружен один остров, тянущийся на расстояние 20 миль.
Всего заснято береговой черты 515 миль и добыто 1 134 глубины.
Астрономические наблюдения
Для обеспечения астрономическими пунктами морской съемки произведены береговые астрономические наблюдения в 7 пунктах—на мысе Желания, в заливе Калинина, на мысе Свердлова, на мысе Уншлихта, на мысе Неупокоева, на мысе Челюскина и на мысе Могильном (залив Дика).
Магнитные наблюдения
В местах астрономических пунктов производилось определение величины склонения и наклонения, причем последнее определено в 5 пунктах.
Гидрологические и гидробиологические работы
Произведены гидрологический разрез мыс Желания—остров Визе—Северная Земля (залив Калинина), два поперечных и один продольный разрез в проливе Шокальского и разрез Енисейский залив—мыс Желания. Проведено несколько серий наблюдений над приливо-отливными течениями, наблюдения над прозрачностью воды фотометром Гелланд-Ганзена, брались образцы грунта и сделан ряд наблюдений над элементами волн.
Всего за плавание сделано 79 различных гидрологических станций (глубоководных и других).
Одновременно с гидрологическими работами производились и гидробиологические— сборы бентоса и планктона.
Производились наблюдения над механическими свойствами и удельным весом льда мор-ского и берегового происхождения.
Гидрологическими наблюдениями, произведенными экспедицией (термика, динамика) было подтверждено предположение о нахождении земли или группы островов в районе обнаруженного мелководья к востоку от острова Визе. В ср = 78° N и 1 = 82° О раздвоение струй течений и положение гребня приливной волны на построенных картах течений и карте распространения приливной волны, по мнению их автора Вс. А. Березкина, указывало на существование в этом районе суши. Предположение это подтвердилось, так как в 1933 г. в том районе был открыт л/п „Челюскин" остров, оказавшийся островом Уединения, который ранее неправильно был нанесен на карту—на 50 миль восточнее действительного своего местоположения.
Метеорологические наблюдения
Метеорологические наблюдения производились за время всего плавания, учитывая, как и в гидрологических наблюдениях, основные задания программы 2-го Международного Полярного года. На корабле велась синоптическая служба. В части работ по аэрологии выпущено три радиозонда, конструкции проф. П. А. Молчанова. Произведено несколько серий актинометрических наблюдений на берегу. Новой установкой на г/с „Таймыр" являлся
Работа гиро-компаса и эхо-лота
В экспедиции в полярном походе был испытан гиро-компас, производства СССР Г. У. „Марка I, модель 1", до северной широты 79°.
Установленным, на г/с „Таймыр" эхо-лотом образца Британского Адмиралтейства произ-водился промер до 90 сажен.
Работы по исследованию корабля
Широко поставлены были наблюдения над поведением корпуса и механизмов корабля в условиях ледового плавания и на чистой воде на волне. Для этой цели на борту г/с „Таймыр" имелись специальные новейшие установки для исследования деформаций кор-пуса судна при помощи приборов, основанных на следующих принципах: механических, оптических, электрических, электромеханических и электроакустических. Наблюдения велись в 54 точках корабля, где и были установлены приборы. Большинство из этих уста-новок (28) были сведены в центральный манипуляторный пункт, оборудованный регистрирующими приборами, а именно: осциллографом, акустическим генератором и пусковым приспособлением для самопишущих приборов.
Эти работы были произведены с целью получения материала для определения наиболее пригодного корпуса судна и его механизмов для плавания в Полярном море, а также для использования этих материалов при проектировании гидрографических судов.
Все исследования экспедиции не ограничивались лишь основным районом работ—северо-восточной частью Карского моря; они велись по пути следования и в Белом, и Баренце-вом морях.
fisch1
 
Сообщения: 1835
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

1932: Таймырская гидрографическая экспедиция ГГУ

Сообщение fisch1 » 19 Сентябрь 2018 23:22

 Труды Таймырской гидрографической экспедиции.png
Труды Таймырской гидрографической экспедиции / Гидрографический отд. УМС РККА. - Ленинград : Гидрографический отд. УМС РККА, 1935.
Ч. 1: Таймырская гидрографическая экспедиция 1932 г. : Астрономические и магнитные наблюдения. - 1935. - 85 с., 8 л. ил., карт. : ил.
СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие 7
А. М. Лавров. Таймырская гидрографическая экспедиция 1932 г. 9
М. А. Воронцов. Астрономические наблюдения 43
И. М. Сен дик. Магнитные наблюдения 81


fisch1
 
Сообщения: 1835
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

1932: Таймырская гидрографическая экспедиция ГГУ

Сообщение fisch1 » 23 Сентябрь 2018 17:15

А. М. Лавров Таймырская гидрографическая экспедиция//Вестник знаний № 7-8 1933 с.262-266

 262 Вестник мзнаний № 7-8 1933 Таймырская гидрогр.эксп..jpg
 263.jpg


 264.jpg
 265.jpg


 266.jpg
fisch1
 
Сообщения: 1835
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59


Вернуться в Экспедиции



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения