"Персей", Научное экспедиционное судно

От ладьи и коча до атомохода.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

"Персей", Научное экспедиционное судно

Сообщение Сергей Некрасов » 08 Сентябрь 2015 18:30

 Персей_3.jpg
 Персей_2.jpg
 Персей_1.jpg

Модель "Персея" (Архангельск. Северный морской музей).
Сергей Некрасов
 
Сообщения: 35
Зарегистрирован: 13 Февраль 2011 23:11

"Персей", Научное экспедиционное судно

Сообщение ББК-10 » 17 Июнь 2016 16:52

Власть труда, 1927, № 247(2352), 27 октября.

 Власть труда 1927 № 247(2352) (27 окт.) ПЕРСЕЙ обогнул м.Желания.jpg
"ПЕРСЕЙ" ОБОГНУЛ МЫС ЖЕЛАНИЯ

АРХАНГЕЛЬСК, 25 октября.
24 октября в Архангельск вернулось судно пловучего морского института «Персей», работавшее по исследованию Карского моря.
Судно обогнуло с востока мыс Желания на Новой Земле, что было сделано лишь мореплавателем Латкиным * в 18 веке.
Собрано много интересных материалов.

* Опечатка, верно - Ложкиным Саввой.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4795
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

"Персей", Научное экспедиционное судно

Сообщение ББК-10 » 17 Июнь 2016 20:39

"Природа", 1927, №11. с.916-918.

 Природа 1927-11 Кленова. Экспедиция Плавморнина в 1927 г - 0001.jpg
Экспедиция Плавучего Морского Научного Института к Новой Земле и в Карское море в 1927 году.
Главной задачей 14-ой экспедиции Плавучего Морского Научного Института было исследование Карского моря и отчасти восточного берега Новой Земли. Эту задачу ставили себе экспедиции 1925 и 1926 года, но до сих пор выполнить ее не удавалось, вследствие большого количества льдов, которые забивали Маточкин Шар, заполняли всю северную часть Карского моря, все пространство между Новой Землей и Землей Франца Иосифа и спускались в Баренцово море до широты Горбовых островов (76° с. ш.), как было, например, в 1926 г., а иногда и еще южнее.
Экспедиция, под начальством И. И. Месяцева, вышла из Архангельска 28 августа 1927 г. На борту „Персея“ находилось 15 человек научных сотрудников и 24 человека команды. Угля было взято 150 тонн, продовольствия на 3 месяца. Сделав сетку гидрологических станций в Горле Белого моря и несколько ихтиологических станций на Канинских банках и в Печорском районе, „Персей" 4 сентября пришел в губу Заблудящую на южном конце Новой Земли и стал на якорь близ основанного в 1926 г. становища Русанова. Во время стоянки „Персея" было произведено геологическое обследование берега между губой Заблудящей и заливом Шишмарева в Петуховском Шаре. Выяснилось, что карта Петуховского Шара, изданная Гидр. Упр., во многом не точна, — не существует, например, пролива, указанного между о-вами Б. Оленьим и Тихомирова, не нанесены некоторые мелкие острова.
В губе Каменке были произведены геологические и ботанические сборы и осмотрено место зимовки Пахтусова, Место это, где Пахтусов провел зиму 1833/34 года, расположено на восточном берегу губы Каменки против о-ва Избного. От дома его сохранился только нижний венец полусгнивших бревен. Пахтусов был захвачен здесь льдом и остановился на зимовку уже 21 сентября н. с.; в текущем же году 7 сентября температура воды была около 6°, воздуха 4° и море абсолютно чистое от льда.
Свежий NO ветер заставил прекратить береговую работу. 7 сентября „Персей" вышел в Карское море и направился разрезом к Ямалу, оттуда обратно к заливу Шуберта на южном острове. 13 сентября „Персей“ вошел в залив Шуберта и стал на якорь в глубине залива, в южном его куту, близ устья реки. Геологической партией были обследованы берега залива и долина р. Шуберта на 10 км к западу от устья. Штурманами „Персея" произведены промеры и глазомерная съемка берегов, а биологическим отделом драгажные и литоральные сборы. 16 сентября „Персей“ вошел в Маточкин Шар, а 20-го вышел снова в Карское море. В течение 5 дней был проделан ряд станций на разрезе от Маточкина Шара к о-ву Белому и обратно к Новой Земле, к заливу Благополучия на северном острове.
 Природа 1927-11 Кленова. Экспедиция Плавморнина в 1927 г - 0002.jpg
Вечером 26 сентября в виду мыса Желания на глубинах около 460 м была сделана полная станция, а 27-го „Персей" бросил якорь в полумиле к северу от крайней северной оконечности Новой Земли. На берег был отправлен моторный катер, высадивший геологическую партию и команду для постройки знака. Катер вернулся на судно за материалом, а береговая партия, не имевшая никакого оружия, кроме топоров и геологических молотков, подверглась нападению белого медведя. Пришлось спасаться бегством. К счастью, медведь был во-время замечен вахтенным с „Персея", был спущен вельбот, и медведь был застрелен подоспевшими охотниками. При вскрытии медведь оказался совершенно отощавшим; в желудке его были только водоросли; голод, вероятно, и заставил его не только гнаться за людьми по берегу, но даже броситься вплавь навстречу вельботу.
Подсчет запасов „Персея" показал, что угля осталось только на 10 дней. Это заставило сильно сократить намеченный разрез к о. Уединения и к земле Франца Иосифа и ограничиться 5 станциями по 77 параллели на восток (не дошли 150 миль до о. Уединения) и одной станцией на широте 78° и долготе 75° 10’. На этом пути льда не было совершенно, попадались только отдельные небольшие айсберги. Между тем, в 1913 году здесь дрейфовала „Св Анна" Брусилова, которая, как известно, была затерта льдами у западных берегов Ямала в октябре 1912 года и бесследно исчезла в 1914 г к северу от земли Франца Иосифа.
Сделав 30 сентября последнюю станцию, „Персей" взял курс на SW, прошел 1 октября м. Желания, скалистые Оранские острова и м. Ледяной и направился вдоль западного берега Новой Земли. На параллели Горбовых островов была сделана гидрологическая станция, и при начавшемся свежем SW ветре „Персей" направился в Архангельск. Ветер скоро перешел в шторм, продолжавшийся до 5 октября. Ввиду недостатка угля, пришлось повернуть на Александровск и поставить паруса. Ветер перешел на SO и достиг скорости 27 м в секунду (11 баллов). Идя под парусами, „Персей" прекрасно выдержал шторм и утром 6 октября оказался на широте 71° и долготе 35°. Здесь, между прочим, был встречен германский тральщик — единственное встреченное судно, если не считать двух пароходов Карской экспедиции и „Эльдинга" Ин-та по изучению Севера, виденных в Маточкином Шаре.
7 октября „Персей” зашел в Александровск, откуда, погрузив 60 тонн угля, отправился с работами в Архангельск. Экспедиция закончилась 20/X.
Полное отсутствие льдов в текущем году позволило „Персею" без труда выполнить то, что удавалось лишь немногим исследователям, — именно, обойти оба острова Новой Земли, обогнув с востока м. Желания. Как известно, это было сделано впервые помором Саввой Ложкиным в XVIII веке, который в течение 3 лет, два раза перезимовав на Новой Земле, прошел от Карских ворот до м. Желания и вышел в Баренцово море; в 70-х годах прошлого столетия Новую Землю обошел с запада норвежский капитан Иогансен, и в 1925 г. с запада экспедиция Института по изучению Севера под начальством Р. Л. Самойловича на „Эльдинге".
14-ой экспедицией Пловучего Морского Научного Института собран в Карском море материал по гидрологии, биологии и литологии этого бассейна по обычной программе работ Института. Взяты пробы воды, грунта и камней со дна моря, произведены сборы планктона и бентоса. Для сбора образцов грунта употреблялись трубки Экмана 100 см длиной. Длина колонок колеблется от 20 до 93 см. Беглый просмотр этого материала позволяет сказать, что почти вся центральная часть Карского моря занята коричневым илом. Слой коричневого ила, достигая 10—12 см на глубинах в центральной части Карского моря, к периферии его несколько утоньшается. Почти на всех станциях собраны железо-марганцовые конкреции; особенно часто и в большом количестве они попадаются в южной части Карского моря. Везде в области развития коричневого ила можно также наблюдать выветривание камней {1} под влиянием, вероятно, железобактерий. Количество камней на дне Карского моря значительно меньше, чем в Баренцовом. В то время как в последнем каждый трал приносит груды камней самой разнообразной величины, в Карском море попадаются единичные, мелкие обломки. Количество камней в Карском море увеличивается к югу и сильно возрастает на севере за пределами линии м. Желания — о. Белый. Литологический состав камней здесь также иной, чем в остальных участках Карского моря, и по разнообразию пород приближается к осадкам Баренцова моря. Это распределение камней, повидимому, отражает распределение плавающих льдов и их различную судьбу в Карском и Баренцовом морях. В Карском море лед не тает. Только береговой припай у берегов Ямала и Новой Земли отрывает небольшие обломки и быстро теряет их в южной части Карского моря. К северу от мыса Желания, вероятно, начинается таяние льдов под влиянием доходящих сюда ветвей Нордкапского течения, и количество камней резко увеличивается. Гидрологические работы 14-ой экспедиции дают основание предполагать наличие теплого течения, которое входит в Карское море с севера. Вероятно, эта теплая гольфштромная вода позволяет жить и теплолюбивой фауне, которая была обнаружена на глубинах Карского моря.

Мыс Желания — северная оконечность Новой Земли. (Фот. К. Р. Олевинского).

М. Кленова.


{1} Природа, 1927, III, стр. 187.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4795
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

"Персей", Научное экспедиционное судно

Сообщение ББК-10 » 17 Июнь 2016 21:14

Фот. К. Р. Олевинского

 27c1aa429dbcf354033565da70731cd7.jpg
Одна из усовершенствованных моделей популярной в начале ХХ в. рычажной пишущей машины с нижным ударом. Для выбора печатного знака служит клавиатура, для окрашивания литер — красящая лента, алфавит — русский,количество знаков — 86, длина бумагоопорного вала — 275 мм. Редкий музейный предмет, отражает ранний этап развития машинописной техники и начальный этап промышленного производства пишущих машин. На этой машине гидрометеорологом К.Р. Олевинским были напечатаны отчёты о первых советских научных экспедициях по северным морям на судне «Персей» в 1923 г.

Источник: https://polymus.ru/ru/museum/fonds/stoc ... es-130178/

Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4795
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

"Персей", Научное экспедиционное судно

Сообщение ББК-10 » 18 Июнь 2016 14:13

«Земля и Вселенная», 1988, №3, с.109-112.

 Песни «Персея» - 0001.jpg
Песни «Персея»

Кандидат географических наук М. Г. ДЕЕВ
Кандидат географических наук А. В. ШУМИЛОВ

В этой небольшой книжечке всего-то 120 страниц. Аккуратный коленкоровый переплет темно-синего цвета, на голубой суперобложке — флаг Плавморнина: в темно-синем треугольнике — семь звездочек созвездия Персей. На титульном листе — название: «Песни „Персея“». И тут же, внизу, выходные данные книги: «Персиздат, 1951. Подпалубная типография имени К. Р. Олевинского. Издание третье, перепечатанное и не последнее. Тираж — 3 экз». Никакой ошибки здесь нет — тираж, действительно, только три экземпляра. Книга, как вы догадались, «издана» на пишущей машинке...
Не было, кажется, на «Персее» человека, который бы не писал стихи, не сочинял частушки. На строгий взгляд литературного критика — непрофессиональные, не очень-то умелые. Но всегда искренние, веселые. «Песни „Персея“», любовно собранные метеорологом Казимиром Романовичем Олевинским, стали своеобразной летописью первенца советской океанологии...
Как и полагается, на первой странице книги — Гимн «Персея». Вот отрывок из него:

На звездном поле воин юный
С Медузой страшною в руках —
С ним вместе нас ведет фортуна
И чужд опасности нам страх.
..........................
И вымпел гордый пусть «Персея»,
Рой звезд и неба синева,—
Над всем полярным миром реет
Сегодня, завтра и всегда...

Автор гимна — геолог Сергей Владимирович Обручев — в 1925, 1927 годах принимал участие в рейсах «Персея».
Его сразу же захватила дружеская атмосфера, по традиции царившая на корабле. По вечерам в кают-компании читали стихи «на злобу дня», распевали персейские песни, частушки. Гидрофизик Василий Владимирович Шулейкин организовал самодеятельный оркестр — две мандолины, гитара и... две гребенки. Шутки, «подначки», розыгрыши и, конечно, шутливые ритуалы.
Среди стихов персейцев не так уж много лирических. Характерны юмористические, иронические, а иногда и сатирические нотки.
Доставалось и «соплавателям», и смежным наукам, и дирекции. После знаменитого плавания «Книповича» в 1932 году вокруг Земли Франца-Иосифа появилось, например, шутливое «донесение начальника 32-го рейса экспедиционного судна „Николай Книпович“», написанное А. В. Трофимовым и посвященное Николаю Николаевичу Зубову, тогда уже известному полярному исследователю. Вот отрывок из него.

Я обогнул седую Землю Франца,
Я к Визе проложил неизгладимый след,
Я поднял красный флаг на острове Побед.
......................................
И лишь когда вдали, на горизонте,
Покажется земля иль кромки полоса,
Одев платок, калоши, зонтик,
На мостик бодро поднимаюсь я.

И верить я хочу, что подойдя поближе,
Из синей мглы покажется Она —
Не та, не Франца и не Визе,
А вновь открытая мной «Зубова Земля».

Писал стихи и сам Николай Николаевич. Четверть всего сборника «Песни „Персея“» составляют его стихи. Судя по всему, он не придавал серьезного значения своим поэтическим опытам, это была одна из возможностей передать те чувства, которые никак не умещались в строгие параграфы научных отчетов или в сухие слова докладов на производственных совещаниях.

Был отдан нам приказ такой,
И все мы приняли в Совете,
Что у мурманских берегов
Бросать мы будем в море сети.
.........................
На плавморнинском корабле
Мы были все отваги полны,
И к Франц-Иосифа Земле
Помчали нас покорно волны.
[109]
 Песни «Персея» - 0002.jpg

Казимир Романович Олевинский, который собрал и сохранил «Песни „Персея“» (50-е годы).
Н. Н. Зубов (крайний справа) и К. Р. Олевинский среди участников экспедиции на «Персее» (30-е годы).
„Персей“ в Кольском заливе.
[110]
 Песни «Персея» - 0003.jpg
На север мы держали путь,
И были ясны наши цели —
Достичь должны мы как-нибудь
Восьмидесятой параллели.
.......................
Но был сужден нам путь иной —
Пред нами — так же, как когда-то,—
Тянулся лед сплошной стеной
Почти у семьдесят девятой.

И мы пошли на юг, к земле,
Печальный взгляд на север бросив,
И улыбался нам во мгле
Улыбкой едкой Франц-Иосиф.

Эти строки появились на свет 12 августа 1928 года, во время 17-й экспедиции «Персея» в Баренцевом море. Тогда, не встретив в привычном месте кромки льдов, все единодушно решили отложить плановые биологические работы у берегов Мурмана. Слишком уж заманчивым казалось сделать полный гидрологический разрез до Земли Франца-Иосифа. Но льды, к сожалению, так и не позволили подняться выше семьдесят девятого градуса северной широты...
Споры о том, чья наука «важнее», никогда на «Персее» не утихали. На гидрологов, которых представляли Н. Н. Зубов и В. В. Шулейкин, постоянно наседали и на производственных совещаниях, и в кают-компании в часы отдыха. Наседали и в прозе, если так можно выразиться, и в стихах. Лев Александрович Зенкевич, отстаивая свою любимую морскую биологию, обрушился на Зубова с ядовитой «одой», которая написана от лица самого Николая Николаевича:

Взор мой прям, открыт и честен, как всегда,
как всегда.
А характер мой хороший всем известен, да.
Я, не спорю, очень нервен, это так, это так.
Но я гений, а вас сотня на пятак, на пятак.
Хоть сижу я на «Персее» у хвоста, у хвоста.
Но важнее на «Персее» нет поста, нет поста.
«Рыб» ученых ненавижу и «планктон», и «планктон»,
Всех их надобно с «Персея» в шею вон,
в шею вон.
Уничтожив биологию до тла, всю до тла,
Изучил бы гидрологию до дна, да!

Рассказывают, что стихи попали в цель.
Прочитав оду-эпиграмму, Зубов скрылся в каюте и долго не показывался на верхней палубе. Как выяснилось, он писал ответные строфы — некую шутливую эпитафию:

Автор о себе

Три дня внизу в своей каюте
Лежал на койке желчный гидролог.
И, накурившийся до жути,
Он испустил последний вздох.

Ужасно шумно стало на «Персее»,
Царит везде большой переполох.
И выглядят все будто веселее —
Резвятся все, как стая блох.
...........................
Семь дночерпателей пустили кряду,
Уже вооружают Сигсби трал,
Ну как быть каждому не раду,
Что черт гидролога побрал.

Оттого он и подох —
Скверный, желчный гидролог —
Что ко всем нам был так плох...

Стихи Николая Николаевича никого не оставляли равнодушным — хотя бы потому, что были всегда злободневны. Строки рождались почти экспромтом и отражали немедленную реакцию на события дня. Бывало, кому-то эта реакция не нравилась, бывало, кто-то обижался. Кажется, Николай Николаевич всегда имел некий «тайный умысел» — его стихи неизменно будоражили экспедицию.

«Талант конферансье ученых клубов
и в „плавморнинском“ тесте ярого бродила
Я совмещаю очень мило.
Геодезист-гидролог Зубов».

Эта эпиграмма, «преподнесенная» Николаю Николаевичу, на наш взгляд — очень точна. Его стихи (впрочем, как и научные его идеи) были нужны потому, что не давали «плавморнинскому тесту» закиснуть. В стихах «желчного гидролога» не было желчи — только легкая ирония, шутка.
Авторство стихов, которые мы хотим ниже процитировать, пока, к сожалению, не установлено. В них как бы подводятся итоги научной деятельности Н. Н. Зубова в Плавморнине — ГОИНе. За 10 лет (1923—1932 гг.) Николай Николаевич стал одним из ведущих океанографов и опубликовал более тридцати работ. В их числе — «Батиметрическая карта Баренцева, Карского и Белого морей», «К вопросу о происхождении промежуточного холодного слоя в полярных водах», «К вопросу о вентиляции придонных вод моря»... В 1932 году Зубов, как помнит читатель, совершил на парусно-моторном боте «Книпович» плавание вокруг Земли Франца-Иосифа, уточнив при этом контуры острова Евалив, который Нансен ошибочно нанес на карты в виде двух островков.
Все это нашло отражение в шутливом послании, написанном от имени Фритьофа Нансена — прославленного путешественника, признанного авторитета в изучении Арктики. Вот отрывок из этого послания:

Я Вам пишу, не в силах боле
Тоску души моей унять.
Скажите ж искренно — доколе
Мой сон Вы будете смущать?
.........................
Глубины Баренцева моря...
Когда-то карту создал я,
Ну а сейчас, позор и горе —
Чья карта: Ваша иль моя?
[111]
 Песни «Персея» - 0004.jpg
Холодный слой...
Вот то же дело...
Ведь это я его открыл,
Но так, как Вы, — наглядно, смело,
Увы, его не объяснил.
....................
Я все терпел, но вот недавно
Услышал я, что смели Вы
Пройти туда на боте славном,
Где чуть не снес я головы.
.........................
Что это? Шутка? К черту! Будет!
Терпеть нет сил. Не так я глуп.
Никто отныне не забудет,
Как плавал дерзкий Никозуб!

Мы не смогли, к сожалению, привести даже и сотой доли стихов из книги «Песни „Персея“». Листая страницы книги, разбирая архив, не устаешь поражаться блестящему созвездию имен — не поэтов, ученых. Точнее — ученых-поэтов. Стали академиками гидробиолог Лев Александрович Зенкевич и гидрофизик Василий Владимирович Шулейкин. Членами-корреспондентами АН СССР — гидробиолог Вениамин Григорьевич Богоров и геолог Сергей Владимирович Обручев. Доктора химических наук, лауреата Государственной премии СССР Семена Владимировича Бруевича называют основоположником школы советских гидрохимиков, а доктор геологических наук Мария Васильевна Кленова заложила основы новой науки — геологии моря.
Александр Александрович Шорыгин, Владимир Андреевич Яшнов, Борис Константинович Флеров получили звание профессора и ученую степень доктора биологических наук, Татьяна Ивановна Горшкова — доктора географических наук.
«Издатель» сборника метеоролог Казимир Романович Олевинский не имел ни титулов, ни научных званий. Жизнь его сложилась трагически — в 1940 году на полярной станции «остров Айон» Казимир Романович по злому умыслу негодяя почти полностью лишился зрения. Сколько же времени и труда пришлось ему затратить, чтобы почти вслепую отпечатать на машинке «Песни „Персея“».
Только в 1974 году была опубликована первая и до сих пор единственная книга, рассказавшая о становлении советской океанологии, — «Под звездным флагом „Персея“». Автор ее — Всеволод Аполлинарьевич Васнецов — был одним из тех, кто строил первое советское научное судно, а впоследствии был участником и руководителем многих его рейсов.
В 1941 году „Персей“ погиб под фашистскими бомбами. Но флаг с семью звездами — на мачтах советских кораблей науки. Воистину пророческими стали слова гимна:

И вымпел гордый пусть «Персея»,
Рой звезд и неба синева, —
Над всем полярным миром реет
Сегодня, завтра и всегда...
[112]
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4795
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

"Персей", Научное экспедиционное судно

Сообщение ББК-10 » 24 Август 2016 21:15

Бюллетень Арктического института СССР. № 11.-Л., 1931, с.210-211.

 Бюллетень Арктического института СССР. № 11.-Л., 1931, с.210-211 Персей - 0001.jpg
 Бюллетень Арктического института СССР. № 11.-Л., 1931, с.210-211 Персей - 0002.jpg
РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО ОКЕАНОГРАФИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА В СЕВЕРОВОСТОЧНОЙ ЧАСТИ БАРЕНЦОВА МОРЯ ЛЕТОМ 1931 ГОДА.

Экспедиционное судно Океанографического института „Персей" вышло из с. Полярного (Александровск на Мурмане) 10 августа и возвратилось 5 сентября с. г.
Сделано пять разрезов: 1-й разрез — от о-ва Вильчека до м. Желания; 2-й — от о-ва Баренца до м. Флора; 3-й — от м. Флора до 78°47' N и 44°09' Е; 4-й — от точки 78°47' N и 44°09' Е до губы Машигиной; 5-й — от губы Машигиной до точки 74°21' N и 45°04' Е.
У северных берегов Новой Земли взята полусуточная станция на якоре, с ежечасными гидрологическими сериями и определением элементов течений. Всего взято 56 станций, с промером через 5 миль.
Работы экспедиции велись, под общим руководством А. В. Соколова, по отделам: гидрологии, гидрохимии, морских осадков, планктона, бентоса и бактериологии. По всем пяти отделам собран весьма интересный материал, значительно пополняющий скудные сведения о северо-восточной части Баренцова моря.
Предварительные данные по отделу гидрологии уже позволяют сделать следующие выводы. 1) Северовосточная часть Баренцова моря заполнена атлантической водой. 2) Холодные воды северовосточной части Баренцова моря не являются водами арктическими, но представляют
собою результат переработки атлантических вод, в зависимости от условий подводного рельефа, характера движения и степени зимнего охлаждения. 3) Особенное значение для северовосточной части Баренцова моря имеет вхождение теплой атлантической воды с северо-востока между Землей Франца-Иосифа и Новой Землей. 4) Теплые атлантические воды, идущие с юга, за исключением, может быть, самого поверхностного слоя, не проникают в северовосточкую часть Баренцова моря. 5) Подтверждается наличие теплого поверхностного течения на север вдоль берегов Новой Земли. 6) Впадины вблизи Новой Земли наполнены холодной водой и представляют застойные зоны.
А. СОКОЛОВ
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4795
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

"Персей", Научное экспедиционное судно

Сообщение ББК-10 » 19 Октябрь 2016 21:02

Бюллетень Арктического института СССР. № 8-10.-Л., 1932, с.200.

 Бюллетень Арктического института СССР. № 8-10.-Л., 1932, с.200 Персей.jpg
РЕЙС ЭКСПЕДИЦИОННОГО СУДНА „ПЕРСЕЙ". Судно Океанографического института „Персей" отправилось 27 августа из с. Полярного. „Персей" прошел с океанографическими работами к Шпицбергену и, возобновив в Грумант-Сити запас угля и воды, отправился на восток, для океанографических работ в Баренцовом и Карском морях. Экспедицией на „Персее“ руководит В. И. Васнецов.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4795
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

"Персей", Научное экспедиционное судно

Сообщение ББК-10 » 27 Октябрь 2016 17:50

Бюллетень Арктического института СССР. № 11-12.-Л., 1932, с.257-258.

 Бюллетень Арктического института СССР. № 11-12.-Л., 1932, с.257-258 Персей - 0001.jpg
СОРОКОВАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ „ПЕРСЕЯ“

На э/с „Персей“ Гос. Океанографического института в его сороковую экспедицию было возложено выполнение следующих работ по программе Второго Международного полярного года.
1) Пересечение по разрезу Нордкап — о-в Медвежий — Зюдкап основной струи Нордкапского течения.
2) В случае благоприятных ледовых условий — обход Шпицбергена с севера и выполнение двух разрезов к северу от кромки льдов по меридианам 15° и о-ва Фойн, в целях пересечения Северо-Шпицбергенского течения.
3) Выполнение ряда разрезов к востоку от Шпицбергена, которые хотя и не входят в непосредственную программу работ по Второму Международному полярному году, но необходимы для пополнения динамической карты течения Баренцова моря, составленной Гос. Океанографическим институтом, и для выяснения значения теплых атлантических вод в гидрологии части моря, омывающего восточный Шпицберген.
„Персей“ вышел в экспедицию 27 августа из с. Полярного под начальством В. А. Васнецова, при капитане И. Н. Замяткине и старшем механике А. И. Мусикове, имея на борту девятнадцать научных сотрудников и двадцать четыре человека команды.
С 30 августа по 3 сентября был произведен разрез от Нордкапа до Зюдкапа.
По окончании основного разреза, имея благоприятные сведения о состоянии льдов в районе Земли Франца-Иосифа и восточнее, „Персей“ пошел к северу, для выполнения работ в районе севернее Шпицбергена.
8 сентября в 6 милях на NNW от о-ва Фогельгезанг был встречен лед.
По меридиану 15°Е удалось выполнить только две станции, так как далее к северу работе препятствовал тяжелый лед.
Пробиваясь льдом в восточном направлении, в надежде обогнуть Семь Островов и встретить к востоку от них чистую воду, достигли 9 сентября 81°N на меридиане 19°Е. Кромка тяжелого полярного пака в районе Семи Островов подходила очень близко к берегу. Все проливы между островами были также забиты льдом. Ввиду того, что подвигаться в восточном направлении не представлялось возможным, „Персей“ повернул на запад.
Пробиваясь льдом в западном направлении, сделали попытку выполнить гидрологический разрез на NW от о-ва Амстердам с тем, чтобы пересечь Шпицбергенское течение. На 80°15/N и 11°05'Е встретили :крупно-битый торосистый лед до 9 баллов, проводить работы в котором не представлялось возможным.

 Бюллетень Арктического института СССР. № 11-12.-Л., 1932, с.257-258 Персей - 0002.jpg
— 258 —
Повернув ка юг, „Персей“ в 79°42'N и 9°57'Е вышел из льда на чистую воду.
17 сентября были начаты работы к востоку от Шпицбергена на разрезах Зюдкап — о-в Надежды — восточный мыс о-ва Эдж — о-в Карла — Земля Джиллиса.
22 сентября, на 79°23'N и 31°00'Е, „Персей“ вошел в лед.
23 сентября утром, уже при движении в 7-балльном льде, был закончен гидрологический разрез к Земле Джиллиса, в 4-х милях от мыса Андреева.
Таким образом, основные задания экспедиции были выполнены полностью.
Имея благоприятные сведения о состоянии льдов в Карском море и достаточный запас угля, „Персей" шел гидрологическим разрезом на мыс Желания с тем, чтобы провести океанографические работы в Карском море.
30 сентября подошли к мысу Желания. С 1 по 4 октября работали на разрезах мыс Желания — о-в Белый — Маточкин Шар.
С 6 до 8 октября работали на разрезах залив Шуберта — Ямал — Югорский Шар.
9 октября вышли из Югорского Шара и 14 октября стали на якорь в с. Полярном.
За время экспедиции на всех станциях брались полные гидрологические серии и на всех разрезах через каждые 5 миль производились промеры глубин. Метеорологические наблюдения производились шесть раз в сутки. Кроме того, работали отделы: гидрохимии, морской геологии, морской бактериологии, бентоса и планктона.
Всего за рейс пройдено около 4000 морских миль, из них 350 миль во льдах. Сделано 76 станций и 258 промеров глубин.
В. ВАСНЕЦОВ
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4795
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

"Персей", Научное экспедиционное судно

Сообщение Егор Сельский » 14 Март 2017 01:43

Пара фотографий из журнала "Архангельская старина".

"Персей" Епимаха Могучего- первенец отечественного гидрографического флота у Октябрьской (бывшей Соборной) пристани.
Фотография 1920-х годов.
"Персей" Епимаха Могучего- первенец отечественного гидрографического флота у Октябрьской (бывшей Соборной) пристани.<br />Фотография 1920-х годов. : IMAGE0020.JPG

Архангелогородцы-лыжники и борта судна "Персей", находящегося на зимней стоянке.
Фото середины 1920-х годов из архива архангельского историка Игоря Гостева.
Архангелогородцы-лыжники и борта судна "Персей", находящегося на зимней стоянке.<br /><br />Фото середины 1920-х годов из архива архангельского историка Игоря Гостева. : IMAGE0017 — копия.JPG

Взял отсюда: https://vk.com/old_arkhangelsk
Егор Сельский
 
Сообщения: 6
Зарегистрирован: 09 Февраль 2016 21:22

"Персей", Научное экспедиционное судно

Сообщение ББК-10 » 07 Апрель 2017 13:19

Бюллетень Арктического института СССР, 1933, № 8, с.225

 Бюллетень Арктического института СССР, № 8, с.225 Персей.jpg
РЕЙС „ПЕРСЕЯ“ В МАЕ 1933 ГОДА

Экспедиционное судно Океанографического института „Персей" вышло из Мурманска 12 мая и направилось к Нордкапу, для выполнения гидрологического разреза по линии Нордкап — о-в Медвежий — южная оконечность Шпицбергена. В 50 милях к северу от о-ва Медвежьего был встречен лед, который, хотя и значительно затруднял работу, все же не помешал выполнению разреза до конца.
После трехсуточного пребывания в Баренцбурге, для пополнения запасов воды и угля, „Персей" отправился выполнять вторую задачу экспедиции — разрез от о-ва Карл Форелэнд на запад, наперерез шпицбергенской ветви Атлантического течения. Приблизительно в 200 милях к западу от Шпицбергена был встречен лед, который в широте 78°N и долготе 2°10' W преградил судну дальнейший путь на запад. На этом разрезе гидрологические работы производились до глубины 2000 м. Закончив работы в Гренландском море, „Персей" отправился в Мурманск, куда прибыл 3 июня.
Всего за экспедицию было выполнено сорок океанографических станций. Руководил экспедицией В. А. Васнецов.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4795
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

"Персей", Научное экспедиционное судно

Сообщение ББК-10 » 07 Июнь 2017 14:59

Бюллетень Арктического института СССР. № 3.-Л., 1934, с.133

 Бюллетень Арктического института СССР. № 3.-Л., 1934, с.133 Персей-р46.jpg
46-й РЕЙС „ПЕРСЕЯ" В БАРЕНЦОВОМ МОРЕ был выполнен в течение времени с 23 октября по 13 ноября 1933 г. Идя с океанографическими работами по Кольскому меридиану на север, „Персей" встретил разреженный лед в широте 77°40' N, а в широте 78° N смерзшийся блинчатый лед преградил судну дальнейший путь на север, и „Персей" перешел для работ в район Гусиной банки. Всего за рейс было выполнено 25 глубоководных станций. Начальником экспедиции был проф. Сомов, капитаном „Персея" — т. Бильдяев.


Справка:
БИЛЬДЯЕВ Борис Николаевич, капитан экспедиционного судна «Персей» ПИНРО в 1933-1939 годы. Родился в 1906 году в Ростове-на-Дону. Окончил Архангельский морской техникум (1933 г.), получил диплом капитана дальнего плавания. В годы Великой Отечественной войны воевал на Калининском фронте, был тяжело ранен (1943 г.). С 1949 года -капитан НИС «Персей-2» ПИНРО.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4795
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

"Персей", Научное экспедиционное судно

Сообщение fisch1 » 05 Август 2017 14:06

Шумилов А. Под флагом «Персея» // Знание — сила. 1997. № 12.

 p0127-sel.jpg
Интерес к морским исследованиям на севере России возник давно. Да и как иначе, ведь русские поморы с начала XVII века бороздили Белое и Баренцево моря. И недаром можно было слышать поморскую присказку: "Море нас кормит, поит, море и погребает".

Надо сказать, что Белое и Баренцево моря планомерно изучались с 1881 года, когда на Соловецких островах профессором Н. П. Вагнером была организована биологическая станция. В 1889 году она была переведена на побережье Екатерининской гавани, где после достройки и оборудования лабораторий возобновила работу в 1904 году и стала называться Мурманской биологической станцией. Параллельно еще с 1898 года изучением Баренцева моря около десяти лет занималась Мурманская научно-промысловая экспедиция под руководством Николая Михайловича Книповича. Однако все эти исследования имели узкую биологическую направленность, они не касались физических и динамических процессов в толще моря и не затрагивали геологии морского дна.

Но в марте 1921 года Совнарком подписал декрет об учреждении Плавучего морского научного института, задачей которого было всестороннее и планомерное исследование северных морей, их островов и побережий. Директором "Плавморнина" (так сокращенно его называли) стал Иван Илларионович Месяцев, гидробиолог, профессор Московского университета, а по существу - главный организатор Плавучего института, его душа.

Для первого научного рейса "Плавморнина" Месяцев добился разрешения использовать ледокольный пароход "Малыгин". Но поскольку главным его делом было осуществлять проводку судов Сибирской хлебной экспедиции, то исследования, естественно, велись лишь попутно. Стало ясно, что для "Плавморнина" требовалось специальное судно. Тут, к счастью, помог случай. Обследуя затоны на Северной Двине, неутомимый Месяцев обнаруживает недостроенную бесхозную шхуну со звучным именем "Персей".

Судя по всему, архангельский промышленник Епимах Васильевич Могучий был неравнодушен к героям греческой мифологии: одна из принадлежащих ему шхун называлась "Андромеда", а перед самой революцией он заложил в Онеге новый корабль, который нарек именем "Персей". Ведь по древнегреческой мифологии Персей, сын Зевса и Данаи, избавил Андромеду от опасности быть растерзанной морским драконом и, очарованный ее красотой, женился на ней.

"Персей", кстати сказать, был, возможно, не так уж красив, на зато сработан очень прочно и по всем статьям вполне подходил для института, но пока это был только корпус "Персея", почти однотипный с прославленным "Фрамом".

И вот с невероятным трудом, порой держась на одном энтузиазме, сотрудники института (всего-то шесть человек) начали сами строить свой корабль.

Годы спустя Всеволод Аполлинарьевич Васнецов, один из первых "персиян", вспоминал:

"Постройка "Персея" была не только нашим делом, нашим увлечением, она стала смыслом и целью нашей жизни. Мы демонтировали старые корабли, странствовали по различным учреждениям и предприятиям Архангельска, требуя, убеждая и выпрашивая... Вся эта затея с достройкой и оборудованием корабля казалась порой неосуществимой. Только страстное желание, неукротимое стремление могли заставить человека взяться за такое дело. Профессор Месяцев взялся! Он вдохновил и нас!"

Со старых, отслуживших свой век пароходов "персияне" снимали брашпили и лебедки, кнехты, компасы и тросы - десятки необходимых на судне вещей. Паровую машину подняли с затонувшего буксира, а рулевую забрали со списанного миноносца. Огромную помощь оказали рабочие архангельских верфей. И вот "Персей" наконец-то достроен и оборудован. Водоизмещение первого научного судна было 550 тонн, а осадка с полным грузом не превышала трех метров. Главный двигатель позволял развивать скорость до семи с половиной узлов. Кроме того, "Персей" имел вспомогательное парусное оснащение. Для научных работ его снабдили паровой траловой лебедкой и несколькими электрическими, ученые в свое распоряжение получили семь лабораторных помещений.

Крепкий корпус, усиленный поясом из дубовых досок, позднее позволил "Персею" плавать во льдах, а небольшая осадка - безбоязненно подходить к берегу. И хотя его автономность была маловата, всего семнадцать суток, по существу полукустарный опыт создания экспедиционного судна оказался удачным.

19 августа 1923 года "Персей" вышел в первый научный рейс. Руководил экспедицией И. И. Месяцев, вел корабль капитан П. И. Бурков, потомственный помор, начальником гидрологического отряда стал Н. Н. Зубов (1885-1960), в будущем известный полярный ученый. Экипажу предстояло выполнить океанографический разрез по сорок первому меридиану - от мурманского побережья на север до кромки арктических льдов. Потом, если позволят условия, подойти к Земле Франца-Иосифа, а оттуда спуститься к Мысу Желания и следовать далее на юг вдоль западных берегов Новой Земли.

Плавание, однако, закончилось неудачей. Большинство научных сотрудников тогда впервые познакомились с морем и, естественно, не избежали морской болезни. К тому же они не имели элементарных навыков работы с приборами, и Зубову пришлось начинать с обучения их основам гидрологических наблюдений с борта судна. Да и команда "Персея", собранная в самый последний момент, оказалась не на высоте. Наконец, запас угля, рассчитанный на хорошую погоду, был явно недостаточным для плавания при свежем встречном ветре и большой волне, а запас пресной воды для котлов по нелепой ошибке полностью слили за борт. Пришлось ставить паруса. В итоге запланированные океанографические работы выполнили далеко не полностью. И все же это плавание навсегда вошло в летопись "Плавморнина" - первый рейс первого советского научно-исследовательского корабля.

После окончания навигации научный совет института постановил ежегодно проводить детальные исследования в наименее изученных районах Баренцева и Карского морей. Например, летом 1924 года экспедиция направилась в восточную часть Баренцева моря, для которой не было тогда даже надежной навигационной карты. Нет нужды перечислять рейсы "Персея" и результаты выполненных на нем исследований. Важно, что именно в двадцатые годы постепенно начала вырисовываться сложнейшая проблема ледовых прогнозов для северных морей СССР, без решения которой хозяйственное освоение будущего Северного морского пути оставалось утопией.

.
В конце двадцатых годов Николай Николаевич Зубов пришел к выводу: изменение ледовых условий Баренцева моря тесно связано с годовыми и многолетними колебаниями интенсивности Норвежской и Нордкапской ветвей Североатлантического течения. Это давало хорошие основания для составления прогнозов состояния льдов. Так, когда готовилась программа экспедиции на 1930 год, Зубов, исходя из своих расчетов, заключил: "В августе не больше двенадцати процентов всей площади Баренцева моря будет покрыто льдом. Такая малая ледовитость открывает широкие возможности для научно-исследовательских работ на севере". Прогноз всегда рискован, тем интереснее судьба этого прогноза.

Новое парусно-моторное судно "Николай Книпович" - младший брат "Персея" - должно было отправиться в рейс не позднее 10 августа 1930 года. Однако подготовка затянулась, и в море вышли только 3 сентября. Многие считали, что начинать гидрологические работы в высоких широтах в столь поздний срок - дело безнадежное. "Мы выходим в Арктику, когда оттуда уже возвращаются даже птицы",- с горечью писал Зубов. Однако твердо уверенный в своих выводах, он рисковал вполне обоснованно. И действительно, проложив океанографический разрез за восемьдесят первой параллелью (между Землей Франца-Иосифа и Шпицбергеном), "Книпович" 23 сентября благополучно возвратился в Екатерининскую гавань.

Еще в 1882-1883 годах по инициативе австрийского арктического исследователя К. Вайпрехта (1838-1881) был проведен первый Международный полярный год (МПГ). Это научное мероприятие оказалось исключительно продуктивным, объединяющим специалистов из одиннадцати стран для совместного изучения полярных регионов планеты. Второй МПГ из-за войн и революций, а также мирового экономического кризиса удалось организовать лишь в 1932-1933 годах. Ученым секретарем его советского национального комитета назначили Н. Н. Зубова.

На этот раз объединились представители из сорока четырех стран. За минувшие пять десятилетий неизмеримо вырос общий объем исследований и специальных научных программ. Появилась возможность выполнять аэрологические и актинометрические (солнечное, атмосферное и земное излучения в атмосфере Земли) наблюдения, изучать атмосферное электричество, проводить гляциологические и геомагнитные работы, а также морские экспедиционные исследования, включающие ледовые наблюдения.

В 1932 году, воспользовавшись благоприятным ледовым прогнозом, ледокольный пароход "Александр Сибиряков" впервые в истории преодолел за одну навигацию трассу Северного морского пути от Архангельска до Владивостока. Начальником экспедиции был будущий академик О. Ю. Шмидт (1891-1956), капитаном - В. И. Воронин. Зубов же на крошечном "Книповиче" (капитан С. В. Попов) совершил тогда небывалый, до сих пор никем не повторенный рейс вокруг Земли Франца-Иосифа. Однако особенно важным в рамках программы МПГ он считал одновременные, проводимые по четкому расписанию океанографические работы целой группы судов.

В гидрографической съемке, сделанной в 1932-1933 годах в Арктике, с советской стороны их участвовало двадцать шесть! За все время плавания, превысившее 1200 суток, они прошли более ста тысяч миль. Число глубоководных гидрологических станций (пунктов измерения) составило 825, планктонных - 496, измерений течений - около 1000, измерений глубин - 3359. В научном отчете Зубова множество других интересных цифр: число взятых образцов грунта - 346, определений солености - 10153, других химических определений - 13538.
 p0130-sel.jpg

Подводя общие итоги морских экспедиционных исследований во время второго МПГ, Николай Николаевич писал, что научная информация, собранная советскими учеными, "дает такой громадный материал по изучению режима полярного бассейна, подобного которому до сих пор в истории полярных стран не было". Первенец советского научно-исследовательского флота "Персей" прожил долгую жизнь. С 1923 по 1941 год он совершил в Северном Ледовитом океане восемьдесят четыре научные экспедиции и прошел не менее сотни тысяч миль, можно сказать, пять раз обогнул земной шар. Для многих ученых он послужил настоящим морским университетом. А какой блистательный список имен! Стали академиками гидробиолог Л. А. Зенкевич (1889-1970) и специалист по физике моря В. В. Шулейкин (1895-1979), членами-корреспондентами АН СССР - гидробиолог В. Г. Богоров (1904-1971) и геолог С. В. Обручев (1891-1965). Доктора химических наук С. В. Бруевича называли основоположником школы советских гидрохимиков. Доктор геолого-минералогических наук М. В. Кленова заложила основы новой науки - геологии моря. А. А. Шорыгин и Б. К. Флеров стали докторами биологических наук, Т. И. Горшкова - доктором географических наук... Конечно, не все участники тех далеких экспедиций достигли подобных высот в науке. Но все без исключения остались навсегда верными морю и "Персею".

Владимир Михайлович Голицын, один из первых "персиян", придумал синий флаг с семью звездочками созвездия Персея. А Сергей Владимирович Обручев написал гимн "Персея":

На звездном поле воин юный
С медузой страшною в руках -
С ним вместе нас ведет фортуна,
И чужд опасности нам страх.
Сквозь зыбь волны открыт "Персею"
Весь тайный мир морского дна;
Вперед, "Персей", на норд смелее -
Земля там Гарриса видна...
В тумане слышен вой сирены,
И плещут волны через борт,
Слепит глаза морская пена,
А все ж у нас на румбе норд.
Пусть шторм нас девять дней швыряет
И в клочья рвет нам кливера,
Мы путь на север направляем -
Тверда штурвального рука.
И вымпел гордый, сын "Персея",
Рой звезд и неба синева -
Над всем полярным миром реет
Сегодня, завтра и всегда.
.
И позднее даже в высотном университете океанологи Московского университета - и учителя, и ученики - ежегодно собирались на "персейские" посиделки на семнадцатом этаже: шутки, подначки, розыгрыши и, конечно, шутливые ритуалы.

Старик "Персей" погиб в самом начале Великой Отечественной войны. 10 июня 1941 года, когда он следовал с грузом продовольствия и медикаментов, в Кольском заливе его атаковали фашистские самолеты, и после нескольких прямых попаданий бомб судно затонуло.

К счастью, у моряков есть давняя хорошая традиция: заслуженные корабли не должны бьпь забыты. Поэтому до недавнего времени в северных морях ходили "Персей-2" и "Персей-З" и шли разговоры о "Персее-4". Но на мачтах кораблей научно-исследовательского флота нашей страны по-прежнему развевается синий флаг с семью звездочками созвездия Персея.
fisch1
 
Сообщения: 1554
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

"Персей", Научное экспедиционное судно

Сообщение fisch1 » 05 Август 2017 14:33

Боечин И.Первое экспедиционное//Техника - молодёжи 1987 №9 с.12-13

 1.jpg
«Москва, Калинину... Плавучий морской институт в Архангельске сегодня, в день пятой годовщины Октябрьской революции, закончил постройку и оборудование научного судна «Персей» — одного из лучших судов такого назначения в мировом масштабе. Это большая победа на фронте науки». Такое сообщение ушло в Москву 7 ноября 1922 года. Родилось первое советское судно науки.

А началась его история в 1916 году. Архангельский предприниматель Е. Могучий заказал двухмачтовую зверобойную шхуну «Персей». Образцом послужил «Фрам» — судно норвежского полярного исследователя Ф. Нансена. При сжатии льды не разрушали его корпус, а выжимали наверх.

К 1919 году «Персей» спустили на воду, но не достроили. Помешала гражданская война.

...10 марта 1921 года председатель Совнаркома В. И. Ленин подписал декрет о создании Плавучего морского научно-исследовательского института (Плавморнина) для «всестороннего и планомерного исследования северных морей, их островов, побережий, имеющих в настоящее время государственно важное значение».

В том же году сотрудники Плавморнина отправились в экспедицию, зафрахтовав ледокольный пароход «Малыгин». Научную программу пришлось совместить с перевозкой грузов, что ученых мало устраивало. Поэтому один из руководителей института, профессор И. Месяцев, предложил обзавестись своим судном. И подыскал его. В начале 1922 год» «Персея» передали Плавморнину, поставили в док. Архангельские инженеры В. Цапенко и А. Воронин составили с учетом пожеланий ученых проект его перестройки в исследовательское судно, корабелы объявили работу ударной. Их поддержали губком РКП (б) и губисполком, командование РККФ.

По ватерлинии уложили сосновый ледовый пояс. Изнутри борт, толщина которого достигла 400 мм (в десять раз больше, чем обычно), усилили ледовыми креплениями, форштевень оковали железными шинами.

Нехватка средств и материалов (не забывайте, шел 1922 год!) заставила строителей оснащать «Персей» деталями с отслуживших кораблей расформированной флотилии Северного Ледовитого океана. Паровую машину тройного расширения сняли с затонувшего в реке буксира «Могучий», названного так бывшим судовладельцем, с яхты «Горислава» взяли иллюминаторы, со списанного миноносца — паровую рулевую машинку, с поставленного на прикол устаревшего линкора «Чесма» — часть электрооборудования, военные моряки передали ученым новую искровую радиостанцию. Научные приборы архангельские рабочие изготовили по рисункам в специальной литературе. И что же? К примеру, батометры (приборы для забора проб воды с разных глубин) прослужили по десятку лет и больше, хотя сработали их отнюдь не специалисты.

В носовой надстройке разместили пять лабораторий и справочную библиотеку, а сверху, на спардеке,— метеостанцию. В кормовой надстройке разместили еще две лаборатории, радиорубку, кают-компанию, баню и каюты судоводителей. Над надстройкой была штурманская и рулевая рубка, увенчанная компасной площадкой. На верхней палубе установили паровую траловую лебедку, были лебедки и на корме — с их помощью опускали приборы.

Оставили две мачты с гафельным вооружением и грузовыми стрелами. На фок-мачте устроили «воронье гнездо» (наблюдательный пост). На ней же, когда летом 1923 года «Персей» ушел в первое экспедиционное плавание, подняли флаг Плавморнина — синее полотнище с семью звездами, символизирующими северное полушарие. Его рисунок предложил участник первой экспедиции В. Голицын, впоследствии известный художник. Когда Плавморнин преобразовали в Государственный океанографический институт, звездный флаг «Персея» подняли все его суда.

Из первого плавания «Персей» вернулся с уникальными сведениями о Баренцевом море — температуре, солености, химическом составе воды, глубинах, грунтах, обитателях. С тех пор судно регулярно, ежегодно работало в этой акватории.

В 1925 году оно доставило на Шпицберген геологов компании «Русский Грумант». Выполняя задание, они нашли... заявочный столб, поставленный еще в 1912 году экспедицией В. Русанова. После того как плавучий институт провел океанографические исследования в малоизученной юго-западной части Карского моря, на морских картах появилось обозначение «банка Персей». В 1928 году «Персей» обеспечивал радиосвязью поход советских судов на спасение итальянских воздухоплавателей — их дирижабль «Италия» потерпел катастрофу, когда возвращался из полета к Северному полюсу. В 1932 году «Персей» и экспедиционное судно «Николай Книпович» работали по программе Второго международного полярного года, изучая район мыс Нордкап — остров Медвежий — мыс Южный (Шпицберген). Эти же суда впервые в СССР провели систематическую гидрологическую съемку Баренцева моря южнее 75-й параллели.

Мы напомнили лишь о некоторых нетипичных для «Персея» походах. Обычно же он действовал в четырехугольнике, образованном Мурманском, Шпицбергеном, Землей Франца-Иосифа и Новой Землей. В плавания выходили летом, когда в Баренцевом море светло и относительно спокойно. Относительно...

Участник постройки и первых плаваний «Персея», видный океанограф В. Васнецов вспоминал: «Волна за волной выкатывалась из-под кормы, пенящийся гребень вздымался вровень с палубой, а то и забегал на нее. С вершины волны корма падала в ложбину с такой стремительностью, что даже у привычного человека дух захватывало. Но сделать станцию (комплекс исследований) в одиннадцатибалльный шторм доставляло какое-то удовольствие, должно быть, потому, что ощущалась борьба со стихией и победа над ней».
 2.jpg

В таких условиях трудились и рядовые участники экспедиций, и крупные ученые — академики Л. Зенкевич, Л. Шулайкин, профессора В. Богоров, Н. Зубов, В. Обручев, И. Месяцев и курсанты мореходных училищ. Для них короткий поход на «Персее» приравнивался к длительной практике на учебном паруснике! Школа была отличной, и не только сугубо морская: на «Персее» все, кто был на борту, работали с парусами, проводили исследования, грузили уголь, чинили повреждения после штормов и встреч со льдами. «Такая взаимопомощь была очень полезна, объединяла команду и экспедиционный состав»,— отмечал В. Васнецов.

К лету 1941 года на счету первого советского экспедиционного судна было 84 похода («Персей» пробыл в открытом море 6 лет), выполнил 5524 океанографические станции. Ученые собрали богатейший материал по Баренцеву морю, создали методики рыбопоисковых исследований и составления метеопрогнозов.

В начале Великой Отечественной войны «Персей», как и другие промысловые и научные суда, мобилизовали. Его переоборудовали в сторожевой корабль. 27 августа 1941 года он патрулировал у входа в Кольский залив. В тот день его командир получил приказ идти в Эйна-губу принять семьи пограничников и доставить в Мурманск. Корабль стоял у причала, когда появились вражеские бомбардировщики. Уклониться от атак маневрированием он не мог...

...До 1944 года защитники Заполярья использовали корпус «Персея» как причал, к которому швартовались суда, доставлявшие подкрепления и военные грузы. Там, в Эйна-губе, он покоится и по сей день. А вахту под звездным флагом ныне продолжает уже «Персей-3».
fisch1
 
Сообщения: 1554
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

"Персей", Научное экспедиционное судно

Сообщение fisch1 » 20 Август 2017 17:15

 Пионерская правда. 18 января 1928. № 005(148)0).jpg
Экспедиция морского научного института
Третья экспедиция Морского научного института летом 1927 года на судне «Персей» работала в наиболее недоступных областях северного полярного бассейна—в Карском и Баренцевом морях.
Исключительно благоприятное для плавания состояние льдов дало возможность «Персею» 9-го сентября войти в Карское море и вдоль берегов Новой Земли достигнуть северной границы моря. «Персей» сделал несколько гидрологических и биологических исследований в Карском море, обследовал ряд бухт на восточном берегу Новой Земли и вернулся в Архангельск, обогнув мыс «Желания».
Возможность плавания в Карском море даже в северных его частях, как показал опыт нынешнего года, противоречит установившемуся взгляду о недоступности этого моря, имеющего важное значение для товарообмена с Сибирью.
Пионерская правда,18 января 1928 г. № 005(148)
fisch1
 
Сообщения: 1554
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

"Персей", Научное экспедиционное судно

Сообщение SVF » 09 Октябрь 2017 14:27

"Комсомолец Заполярья", 4 апреля 1939 г. №50:
 1939-04-12.jpg
 1939-04-12-01.jpg
SVF
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 4428
Зарегистрирован: 23 Июль 2008 20:20

Пред.След.

Вернуться в Полярный флот Росcии/СССР



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения