Зингер Макс Эммануилович (1899 — 1960)

История высоких широт в биографиях и судьбах.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Зингер Макс Эммануилович (1899 — 1960)

Сообщение ББК-10 » 21 Февраль 2016 19:34

Огонёк 1956 № 13(1502), 25 марта.

 Огонёк 1956 № 13(1502), 25 марта. Морской гость.jpg
Морской гость

Рефрижераторное судно «РР-1261» под командованием капитана Овсянникова находилось на сельдяном промысле в водах Северной Атлантики, за Полярным кругом.
Возле судна затеялась очередная жестокая драка среди глупышей. (Глупыши — неутомимые птицы открытого моря, отличные пловцы, кормятся рыбой, отдыхают и даже спят на воде. Где глупыши, там, знает рыбак, должно быть и много сельди. ) Один из глупышей, атакованный драчливыми сородичами, спасаясь, сел на корабль. Однако, легко поднимаясь с воды после небольшого разбега, глупыш с палубы взлететь не мог. Так остался он на судне и был «поставлен на довольствие».
В длительной разлуке с родным берегом рыбаки обрадовались и этому гостю, наперебой кормили его свежепойманной селедкой и белым хлебом. Глупыш быстро приручился и важно расхаживал по палубе, строго качая головой. Два месяца прожил он на ботдэке, у выхлопного патрубка, и стал от сажи черным, как галка. Бывало, матросы подкинут летуна высоко в воздух, только и видели его! Но через час — другой смотрят: возвращается «черныш»! Из десятка кораблей он обязательно разыщет свой, хотя траулеры, как братья, похожи друг на друга.
— У нашего приятеля — отличная память! — говорили матросы. — Где пообедает, туда и ужинать придет.
Лишь с наступлением октябрьских холодов, когда в небе стали часто появляться цветные россыпи полярного сияния, глупыш не вернулся после очередного полета.

Макс ЗИНГЕР
Фото Н. Сердюкова.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4513
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Зингер Макс Эммануилович (1899 — 1960)

Сообщение ББК-10 » 21 Февраль 2016 19:36

Огонёк 1954 № 49(1434), 5 декабря.

 Огонёк 1954 № 49(1434), 5 декабря. Два урока.jpg
Два урока

Непослушник
Ледокол «Красин» шел по узкому разводью в Карском море на разведку. Моряки заметили на громадном ровном ледяном поле большую белую медведицу с медвежонком. Звереныш назойливо стремился к кораблю, откуда доносились аппетитные запахи камбуза. Обеспокоенная мамаша часто поправляла шалуна, становясь между ним и «Красиным». Но медвежонок оказался норовистым. Только мать ослабляла свое внимание, как он вновь опрометью кидался к судну. Это опасное баловство надоело наконец мамаше. В бинокли мы вдруг увидали, как медведица ударила наотмашь лапой по уху свое чадо. Тот так и присел на лед, взявшись передними лапами за свою голову. Видимо, он жалобно завыл от боли и огорчения. Урок послужил ему к исправлению. Обижался он недолго. Через минуту, заметно успокоившись, медвежонок продолжал следовать за матерью в сторону от корабля.

Шкода
В море Лаптевых мы встретили грузовое судно, такое же, как наше, шедшее с Дальнего Востока. Кораблю этому понадобился уголь, и была организована перегрузка его в открытом море.
На встречном судне оказался небольшой бурый медвежонок, очень забавный. Его купили матросы вскладчину в Петропавловске-Камчатском. Учуяв запахи, идущие из открытой поваром тресковой бочки, медвежонок принялся таскать рыбину за рыбиной с нашего парохода к себе, в укромное место ка верхней палубе. Боцман, знакомый с упрямым нравом мишек, увидя творившееся беззаконие, принял единственно правильное решение: он стал незаметно ходить вслед за медвежонком и относить рыбину за рыбиной обратно на свой корабль, но складывал их уже в другом месте.
Наконец медвежонок притащил последнюю треску из опустевшей бочки и, утомленный хлопотами, присел отдохнуть возле своих трофеев. Каково же было его огорчение, когда он вдруг обнаружил исчезнование всего натасканного им рыбного запаса! С досады медвежонок прикрыл передними лапами глаза и завыл протяжно и жалостливо на весь пароход.
Сбежались матросы — хозяева звереныша. Боцман объяснил морякам, какой урок он дал шкодливому мишке. В зто время раздались отходные гудки. Один из моряков, схватил за ухо ворюгу, поучая его:
— Шкодить, Мишук, не положено!
Медвежонок продолжал выть, и его скулежка еще долго слышалась с удалявшегося парохода.

Макс ЗИНГЕР
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4513
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Зингер Макс Эммануилович (1899 — 1960)

Сообщение ББК-10 » 21 Февраль 2016 19:39

Огонёк 1954 № 37(1422), 12 сентября.

 Огонёк 1954 № 37(1422), 12 сентября. На Камчатке - 0001.jpg
НА КАМЧАТКЕ

Макс ЗИНГЕР
Фото С. Пунегова и А. Браткова.


За четверо суток теплоход «Норильск» доставил пассажиров из Владивостока в Петропавловск-Камчатский. За четверо суток были пройдены моря Японское, Охотское и, как говорили моряки, краешек Тихого океана. Когда «Норильск» вошел в Авачинскую губу, мы увидели с борта панораму города. Кто был здесь лет двадцать назад, сейчас не узнал бы Петропавловска. Он разросся на трех сопках, утопает в зелени. Шумят ниспадающие с сопок веселые потоки. Их питают ключи и снеговая вода. Уже летние дни пошли на убыль, а на остроконечных вершинах еще белеют снега...
Первый автомобиль был доставлен в Петропавловск накануне первой мировой войны. Это была машина камчатского губернатора. Рычаги скоростей находились за бортом автомобиля. Пьяный шофер разбил машину, налетев на столб. Шофер и сам губернатор утверждали, что воздух Камчатки не годится для... бензинового мотора.
Сейчас по улицам Петропавловска течет поток грузовых и легковых машин.
До революции в Петропавловске была не пристань, а пристанёшка, и стояла она на козлах. Войти в петропавловский ковш считалось большим событием, решением крупной морской задачи. Смельчаков-капитанов поздравляли в таких случаях с победой.
Капитан парохода Камчатрыбфлота «Ительмен» А. Е. Миронов рассказывал нам, как возил недавно на Камчатку первые городские поливочные машины. Они теперь поливают улицы города, спасая жителей от мельчайшей вулканической пыли.
Весной на улице Ленина сажали молодые тополя. Люди преображали город. Спустя два месяца мы увидели эти молодые тополя, уже украшенные клейкими листочками.
По улице шли курсанты Петропавловского мореходного училища — будущие капитаны и судовые механики.
Жители Камчатки помнят, как возили их в твиндеках пароходов, мало приспособленных для пассажиров. В твиндеках было нестерпимо душно. Теперь к услугам пассажиров целый ряд быстроходных, больших и малых судов с удобными каютами первого, второго и третьего классов. На судах есть кино, читальные залы, открыты рестораны, танцевальные залы.
Город строится, растет, ширится, поднимается в сопки. Появилась новая улица. Ее назвали Океанской. На окраинах заложены два новых поселка. Сотни миллионов рублей выделяются для того, чтобы лучше жилось рыбакам, строителям, учителям, морякам и исследователям Камчатки.
На западном побережье Камчатки построено много домов. Выросли здания клубов, школ и больниц. В этом году были выданы аттестаты зрелости первым выпускникам средних школ при Озерновском и Кихчикском рыбокомбинатах.
Почти все рыбокомбинаты снабжены мощными подъемными кранами, легко поднимающими громоздкие тяжеловесы — локомобили, автомашины — и переносящими их, как перышко, с кунгаса на берег.
Уже давно забыли в Петропавловске-Камчатском, как люди вручную, мешками, таскали на себе уголь и ссыпали его в бункера пароходов. Теперь для этого есть мощные краны. Грейфер захватывает разом до четырех тонн угля и сыплет его прямо в бункер судна из своей огромной железной горсти. Вместо четырех суток, как бывало прежде, пароходы забункеровываются полностью в один день.
Директор Камчатского краеведческого областного музея Клавдия Васильевна Мечтанова говорила нам:
— Так сильно изменилась за последние годы жизнь на Камчатке, что порою теряешь чувство расстояния, и кажется, что ты в Москве. Ведь лет пятнадцать назад газеты приходили сюда в полгода раз: привозили одновременно около двухсот номеров! Их и просмотреть-то не было возможности. А теперь московские газеты мы читаем на пятые сутки после выхода в свет. У нас свой театр, кинотеатры на берегу и кораблях. Выходит ежедневная газета «Камчатская правда», имеющая широкий круг читателей. Работает радиотрансляционная сеть.
* * *
 Огонёк 1954 № 37(1422), 12 сентября. На Камчатке - 0002.jpg
Пассажирам, прибывающим к Петропавловску-Камчатскому с моря, издалека видна Никольская сопка. Это знаменитая гора. Здесь сто лет назад мужественные защитники Петропавловска разгромили вражеский десант, пришедший с целью захватить город и завладеть Камчаткой.
Сто лет назад, когда англофранцузская эскадра вошла в Авачинскую губу и стала на рейде, наводя орудия на Петропавловск, здесь был маленький городок — всего около тысячи шестисот жителей и полутораста домов. Город этот был основан в 1740 году и назван в честь зимовавших здесь пакетботов «Петр» и «Павел», на которых плавали знаменитые русские мореходы — капитан Чириков и командор Беринг.
Здесь, на берегу бухты, век назад стояли бревенчатые здания адмиралтейства и казенных магазинов. Вдоль Большой Камчатской, единственной в то время улицы, послужившей впоследствии началом улицы Ленина, стояли казармы, офицерские флигели, домишки и хижины, крытые дерном и похожие на землянки.
Вооружение порта состояло из небольшого количества пушек, часть которых до того уже устарела, что представляла опасность не столько для врага, сколько для самих защитников Камчатки.
Военный губернатор и командир Петропавловского порта генерал, а впоследствии вице-адмирал В. С. Завойко, ученик знаменитого адмирала М. П. Лазарева, обратил особое внимание на укрепление и усиление обороноспособности города. В том немало помог ему капитан-лейтенант И. Н. Изыльметъев, командир фрегата «Аврора», зашедшего в Авачинскую губу.
С «Авроры» были переданы в распоряжение Завойко 22 пушки. Эти орудия и 5 пушек с транспорта «Двина» были установлены на батареях, расположенных по строго разработанному плану обороны города.
Морские офицеры обучали горожан военному делу. Множество коренных жителей Камчатки потянулось на своих долбленых батах спасать город от нашествия иноземцев.
17 августа (29 августа по новому стилю) 1854 года в 10 часов утра был подан сигнал с Бабушкина мыса, или, как называли его местные жители, просто с «Бабушки»: «Вижу военную эскадру из шести судов».
Курс противника был проложен 18 августа к перешейку Сигнального полуострова. Когда эскадра поровнялась с мысом Сигнальным, с третьей батареи раздался пушечный выстрел. Это наиболее горячий из офицеров-авроровцев командир третьей батареи Александр Петрович Максутов «поздоровался» с неприятелем. Завязался бой.
Боевое счастье было в тот день на стороне лейтенанта Гаврилова, командира первой батареи. Его ядра и бомбы отлично попадали в корабли неприятеля. Досталось и флагманскому «Президенту». С позором отступили иноземные корабли. Командующий эскадрой адмирал Прайс застрелился у себя в каюте.
Только 20 августа была возобновлена новая попытка захвата города. Командовал эскадрой преемник Прайса адмирал Де-Пуант.
Корабли противника стреляли всем бортом и в конце концов заставили замолчать первую батарею. Командир первой батареи Гаврилов был дважды ранен в бою, но не покидал своего поста. Его батарею засыпало ядрами, бомбами, осколками камней и песком. Затем противник обратил все свои орудия против четвертой и следом за ней второй батареи. Выстрелами батареи с перешейка Александр Петрович Максутов дважды отгонял фрегат и бриг противника.
Замечательную стойкость проявил брат Максутова Дмитрий Петрович, командир второй батареи.
Меткая стрельба артиллеристов «Авроры» и «Двины» решила исход этого неравного боя. В седьмом часу вечера противник вынужден был отойти.
Наступило 24 августа (5 сентября по новому стилю) — день решающей битвы за Петропавловск.
Противник предпринял новый вариант атаки: он решил взять город с суши, высадив десант. Этот вариант был основан на шпионском донесении с американского китобойного судна, которому русские любезно предоставили возможность базироваться на Петропавловск.
Завойко разгадал планы противника, стремившегося захватить город с севера, и приказал береговой группе занять Никольскую сопку.
Третья батарея Максутова нанесла тяжелые поражения флагманскому кораблю противника. С фрегата «Президент» открыли по батарее яростный огонь. Пыль и дым окутали батарею. Ядра и бомбы перепахивали землю. Осколки разбитого камня ранили героев-батарейцев. Орудия постепенно выходили из строя.
После того как был смертельно ранен А. П. Максутов и умолкла третья батарея, противник стал высаживать десант у перешейка и у Култучного озера — в непосредственной близости от самого города. Отряд численностью свыше семисот человек пошел по направлению к Никольской сопке, которую продолжали яростно обстреливать корабли противника «Президент» и «Вираго».
Десантники обошли Никольскую сопку и стали сосредоточиваться на ее северной оконечности. Во главе наибольшего отряда шел капитан Паркер. Увлекая за собой матросов и солдат, он занял седьмую батарею. Победа казалась ему уже совсем близкой, но тут он был убит наповал метким выстрелом рекрута Сибирского линейного батальона солдата Сунцова. В десанте началась паника. Командир фрегата «Президент» писал впоследствии: «Мы было продвинулись уже несколько вперед по хребту, как пал капитан Паркер, смело ведший свою команду, а лейтенанты Кулум и Клеменс были ранены. Тогда люди наши стали отступать, и, несмотря на неоднократные наши попытки их вновь собрать и двинуть вперед, неумолкавший огонь неприятеля заставил их окончательно отступить к берегу».
Штыковая атака сибирских стрелков решила судьбу сражения. Охваченные ужасом, солдаты противника бежали к своим шлюпкам и баркасам. Но впереди была бездна. Внизу шумело море. С крутых двухсотметровых утесов падали вниз и разбивались о камни иноземные пришельцы.
Сражение закончилось около полудня. На следующий день противник под погребальные выстрелы своих кораблей, сильно потрепанных в боях, хоронил в Тарье, недалеко от Петропавловска, убитых, которых удалось подобрать при отступлении.
27 августа крепко побитая русскими вражеская эскадра бесславно покинула Авачинскую губу.
Победа осталась за героями — защитниками Камчатки...
Много лет спустя в Петропавловске был сооружен памятник «Слава». Этот памятник перенесли в наше время на Никольскую сопку. На чугунной плите славянской вязью начертано: «Памяти павших при отражении атаки Англо-Французского флота и десанта 20 и 24 Августа 1854».
По-новому живет и строится теперь героический Петропавловск-Камчатский...
На Никольской сопке густо зеленеет парк культуры и отдыха, любимое место жителей Петропавловска. У памятника всегда толпится народ. Приходят сюда и молодые матросы, на чьих бескозырках написано золотом «Тихоокеанский флот», молодые советские моряки, потомки героев фрегата «Аврора», в честь которого носит свое имя легендарный крейсер «Аврора».
С высокой сопки хорошо виден большой город... Нескончаемый поток людей и автомашин, молодые саженцы на улицах, леса новостроек...
Героический город строится и молодеет.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4513
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Зингер Макс Эммануилович (1899 — 1960)

Сообщение ББК-10 » 21 Февраль 2016 19:42

Огонёк 1954 № 11(1396), 14 марта.

 Огонёк 1954 № 11(1396), 14 марта. В таежном океане.jpg
В таежном океане

ЧУДЕСНЫЙ ШАРФ-МОЙТРУК

В полярную ночь я ехал колымской тайгой на собаках с каюром-охотником Андреем Слепцовым, потомком казаков-землепроходцев. Морозы доходили до пятидесяти градусов. Холодом обжигало горло, словно спиртом. Собаки тянули дружно. Сидя на узких нартах и делая временами короткие пробежки, я дышал сквозь шер-
стяной шарф, который быстро обледеневал и затруднял дыхание. Каюр, окликая собак, бежал за нартами с удивительной легкостью. Этому немало способствовал меховой шарф, сберегавший тепло и помогавший ровному дыханию на любом морозе. Шарф был трижды обернут вокруг бронзовой шеи каюра и свисал на грудь, словно ожерелье. Это был мойтрук, сшитый кольцеобразно из беличьих пушистых хвостов. В нем было около двух метров длины.
Когда мойтрук обледеневал, каюр чуть поворачивал его необмерзшей частью вокруг шеи к носу, повторяя затем этот прием многократно. На дневках каюр быстро высушивал мойтрук у костра и мог продолжать путь, не опасаясь снова ни ветра, ни мороза.
На одной из дневок охотник рассказал мне, как он «белковал» и сколько сдал первосортной пушнины на заготовительный пункт. От него узнал я, что таежные белки собираются иногда в огромные стаи. Позднее мне самому довелось стать свидетелем этого интересного зрелища.

БЕЛИЧЬЯ СТАЯ

Было это на берегу великой сибирской реки-красавицы Лены, близ Витима. Летчики заправляли горючим самолет, на котором мы летели из бухты Тикси к Иркутску. Один из бортмехаников вдруг крикнул:
— На воду, на воду смотрите!..
Километровая ширь Лены была вся унизана какими-то тычками. Мы стали наблюдать за ними и заметили, что тычки медленно движут-
ся по направлению к нашему берегу.
Вооружившись биноклями, мы разглядели наконец, что то были живые существа. Через могучую ширь Лены, подняв, как паруса, свои пушистые хвосты, плыли белки. Зверьков было так много, что они переплывали широкую Лену в течение нескольких часов, занимая собой все видимое зеркало реки. Белки держались друг возле друга на очень близком расстоянии. Достаточно было зверьку опустить хвост и подмочить его, как наступал конец. Наутро много утонувших белок прибивало к берегу поднявшейся волной. Однако огромное количество их благополучно вышло на наш берег. Они отдохнули здесь, обсушились и продолжали свой отважный путь в левобережную тайгу.
Что заставляло белок предпринимать такое рискованное переселение? Наверное, их гнали бескормица, неурожай орехов или таежные пожары — палы.
При виде этого редкостного явления я вспомнил о таежном каюре-охотнике Андрее Слепцове и рассказал полярным летчикам о чудесном шарфе-мойтруке, сшитом из множества беличьих хвостов.

Макс ЗИНГЕР
Рисунки В. Тихановича.
[31]
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4513
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Зингер Макс Эммануилович (1899 — 1960)

Сообщение fisch1 » 27 Июнь 2016 20:26

 Зингер Макс.Разбуженный океан..jpg

Зингер М.Э. Разбуженный океан : первая северо-восточная полярная Колымская экспедиция 1932-33 гг. / Макс Зингер. - Москва : Московское товарищество писателей, 1934 (тип. "Искра революции"). - 201, [3] с., [18] вкл. л. ил., карт., план.

Введение
Эта книга написана в суровые дни великого похода
«Литке» из Владивостока в Колыму с колонной
морских и речных судов. На обратном пути,
пытаясь прорваться с Колымы в Тихий океан,
флагман «Литке» зазимовал в Чукотском море,
в Чаунской губе, вместе со всей эскадрой грузовых
судов. С тех пор прошло два года непрестанной борьбы
за Северный морской путь. Все суда Северо-восточной
полярной экспедиции давно уже вырвались
на свободу из ледяных торосов Чаунской губы.
Флагман «Литке» выручил дрейфовавший в открытом
море среди льдов пароход «Урицкий».
Корабли Колымской экспедиции все вернулись
домой во Владивосток, выполнив до конца важную
хозяйственную задачу.
Архангельские моряки прошли с грузовыми
пароходами к устью Лены.
Замечательный рейс «Сибирякова» был повторен
транспортным судном «Челюскин».
В борьбе за освоение Северного морского пути он
погиб в Чукотском море, сжатый льдами. Люди
Шмидта высадились на льдину, и их лагерь два
месяца приковывал внимание всего мира. Лучшие
летчики и моряки, ходившие в полярные походы,
двинулись на Север выручать героических товарищей.
Колымский поход надорвал здоровье начальника
первой Северо-восточной полярной экспедиции Ев-
генова. От последних параллелей, от ледяных просторов
Арктики, Ёвгенов перенесся к южным широтам
Кавказа, где лечил свое сердце. Но, узнав
о беде, не выдержал старый моряк и ученый Ёвгенов.
Несмотря на" шестнадцать полярных походов,
проведенных им в жестоких условиях советского
сектора Арктики, он отправился снова в Чукотское
море из Ленинграда на ледоколе «Красин», к льдине
Шмидта, спасать челюскинцев.
Он поступил как советский моряк и советский
ученый.
На гибель «Челюскина» Советская страна ответила
надменной Арктике посылкой ледореза «Литке»
из Владивостока Северным морским путем в Ленинград.
Краснознаменный ледорез впервые прошел
Полярным морем с востока на запад, от края и щ
края нашей неохватной страны.
Большевистская настойчивость и мужество начальника
экспедиции «Литке» Дуплицкого,^выдержка
и монументальное спокойствие капитана ледореза
Николаева сочетались в этом походе с беззаветной
преданной работой всего коллектива корабля.
Плавая в советских водах, «Литке» воспитал целые
поколения ледоколыциков и полярников. Капитаны
больших судов не раз ходили штурманами в
полярные походы «Литке», чтобы на нем учиться
побеждать Арктику, отвоевывать для своей великой
родины новые морские пути.
На Дальнем Востоке Союза «Литке» был экспедиционным,
портовым и одновременно учебным судном,
готовившим стране молодых полярников, бесстрашных
освоителей необжитых окраин Советского
союза.
Совершив великий северный морской переход из
Владивостока в Ленинград, героический корабль
и на западе Союза будет высоко держать свое боевое,
обвеянное ветрами и пургой, красное знамя.

Москва, октябрь 1934 года.


Зингер М.Разбуженный океан.pdf [24.26 МБ Скачиваний: 28]
fisch1
 
Сообщения: 1421
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Пред.

Вернуться в Персоналии



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: MSNbot Media, Георгий Паруирович и гости: 0

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения