1927—1928 гг.: Гыданская ботаническая экспедиция АН СССР

Тема: Исследовательские экспедиции, спасательные экспедиции, Спортивные полярные экспедиции и другие.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

1927—1928 гг.: Гыданская ботаническая экспедиция АН СССР

Сообщение ББК-10 » 15 Апрель 2015 21:43

М.И. Белов. История открытия и освоения Северного Морского пути. Том III. Ленинград: изд-во «Морской транспорт», 1959 г.
"Перечень главных событий на советском севере и в Арктике 1918-1932"

1927—1928 гг.: Гыданская ботаническая экспедиция АН СССР во главе с Б. Н. Городковым.

Власть труда 1927 № 023(2128), 29 января.

 Власть труда 1927 № 023(2128) (29 янв.) Экспедиция ГОРОДКОВА.jpg
НА СЕВЕР ДИКИЙ

КРАСНОЯРСК. На север выехал последний отряд Ныдоямской экспедиции под руководством известного путешественника Городкова.
Экспедиция послана Академией Наук и состоит из специалистов ученых, геологов, зоологов, ботаников.
Путешественник Городков ставит себе целыо обследование Ныдоямской тундры. Его экспедиция в середине февраля предполагает достичь Янового стана. Там она присоединится к кочевьям самоедов, с которыми вместе откочует в район Ныдоямского залива.
Экспедиция проработает в Ныдоямской тундре круглый год и вернется зимой 27-28 года.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4353
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Тоболяков В., "К верховьям исчезнувшей реки"

Сообщение ББК-10 » 15 Апрель 2015 21:51

 1927 - 0001.jpg
Тоболяков В., "К верховьям исчезнувшей реки" - "Работник просвещения", 1930
ПРЕДИСЛОВИЕ

Настоящая книга составлена совместно В. Тоболяковым и бывшим начальником и ботаником Гыданской экспедиции Академии наук СССР Б. Н. Городковым, на основании записок последнего. Использованы также частично дневники топографа экспедиции В. М. Бизина, Авторы старались возможно правдиво воспроизвести ход научной экспедиции, природу страны, и особенно быт очень мало затронутых культурой туземцев Гыданской тундры — самоедов-юраков. Лишь в немногих случаях мы отступили от протокольной точности дневников, для того чтобы оживить эпизоды, свидетелями которых были или о которых слышали. Мы не идеализируем жителей далекой сибирской тундры, но и не стараемся представить их какими-то дикарями, жизнь среди которых полна всякими опасностями для путешественника. В этом мы видим достоинство нашей книжки по сравнению с иными популярными, сочинениями о крайнем севере. Возможные ошибки и недостатки работы объясняются как плохим знанием языка туземцев, так и тем, что специальность автора записок заставляла его обращать внимание более на природу страны, чем на человека.

Б. Городков


Ленинград
31 октября 1930 г.

Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4353
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

1927—1928 гг.: Гыданская ботаническая экспедиция АН СССР

Сообщение ББК-10 » 16 Апрель 2015 19:46

Подготовка.

Советская Сибирь, 1926, № 152, 6 июля.

 Советская Сибирь, 1926, № 152 (1926-07-06) эксп. Городкова и Толмачева.jpg
Исследование Тазовской тундры.

Текущим летом будут произведены подготовительные работы к экспедиция академика Городкова, который ставит себе целыо изучение Тазовско-Ныдаямской тундры.

Эта экспедиция углубит работы по изучению тундры произведя географическое, этнографическое и экономическое обследование.

Экспедиция продлится несколько лет.

В текущем году будет произведена подготовка баз в Тазовском районе, куда будут заброшены партии продовольствия. Для проведения этой работы на пароходе «Север» вместе с гидрографической экспедицией Комсеверпути отправляется на север секретарь полярной комиссии Академии Наук Толмачев.

Между прочим, экспедиция Городкова установит точные границы между Уралом и Сибирью, проходящей по Ныдаямскому архипелагу. Эти границы в настоящее время нанесены на карту произвольно.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4353
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

1927—1928 гг.: Гыданская ботаническая экспедиция АН СССР

Сообщение ББК-10 » 16 Апрель 2015 19:50

Подготовка.

Советская Сибирь, 1926, № 163, 18 июля.

 Советская Сибирь, 1926, № 163 (1926-07-18) Эксп-я ГОРОДКОВА.jpg
Что скрыто за белыми пятнами карты?

КРАСНОЯРСК, 16 июля.
В пустынном зале музея Приенисейского края лежит гора тюков и посылок. Они пойдут далеко на север.
На столе патронные гильзы от винчестера, ворох бумаг, топор и кипа табаку. При свете свечи, над картой согнулся ботаник Макарьин. На ней красным карандашом выделяется зигзагообразный след.
— Янов Стан — побережье реки Гыды и Ледовитого океана, — река Таз — Обдорск.
Это предстоящий путь экспедиции Академии Наук, едущей изучать Гыдаямский полуостров, обследуя по пути ближайшие места. А. Г. Макарьин командирован в Туруханский крал для подготовки пунктов экспедиции и организации магазинов на шути ее следования.
Наш север — доселе еще неведомый край. Мы знаем лишь о тех местах, где осели на берегах судоходных рек передовые посты цивилизации, — небольшие деревушки или фактории. Они нанесены на карту. А в тундре много еще мест, не описанных в записной книжке исследователя.
Такие районы на карту занесены по предположениям, или отмечены белыми пятнами. Их много. Некоторые работники севера полагают, что многие реки и озера сибирского севера занесены на карту неверно. Сомнительно определено положение занесенной на карту Тазовской и Обской губы. Возможно, что на карте они отмечены восточнее, чем находятся на самом деле. А левый берег Енисейского залива более чем на половину отмечен белыми пятнами.
Одно из таких неисследованных совершенно мест — полуостров Гыдаямский. Оп помечен, как чистая тундра. Его то и будет исследовать в первую очередь экспедиция Академии Наук.
В предыдущие годы, экспедиции Академии Наук и Уралплана, под руководством профессора Городкова, изучали полярные окраины Урала. Сейчас экспедиция готовится к отъезду в Туруханский край. Насколько она важна для Академии Наук — можно судить по тому, что кредиты по смете, запроектированные на экспедицию, нисколько не были урезаны. Но, наоборот, пополнены.
Профессор Городков — руководитель экспедиций — старый исследователь полярных окраин. Это будет его двенадцатое путешествие на север.
Экспедиция от Янова Стана направится вверх на север, пользуясь ежегодным перегоном оленей к северу. Она пойдет по восточному берегу Енисея, к устью его, где разделится на две части. Одна
часть, с топографом и астрономом, пойдет к устью реки. Другая — по восточному берегу, а затем по побережью Северного Ледовитого океана.
Зимой обе партии должны встретиться около устья Гыды, или на побережьи океана.
Затем обогнув западную часть Гыдаямского полуострова, через Тазовскую губу, остров Ямборг, и реку Ныду, экспедиция к весне 1928 года выйдет на Обдорск. Принимая во внимание зигзаги пути, она должна пройти по северу около 4000 километров. С 1917 года на Гыдаямский полуостров не снаряжалось экспедиций с таким длинным маршрутом.
Вероятно экспедиция будет снабжена походной радио-установкой. Работать будут ученые многих специальностей: зоолог, этнограф, ботаник, антрополог, почвовед, астроном и топограф. Если Совкино не откажется, то север будет снят в на кино-пленку.
Понятно, будет произведена топографическая съемка рельефа и инструментальная съемка маршрута. Все речки и озера, не занесенные на карту, будут отмечены и занесены. Самое важное — будут определены астрономические пункты. Экспедиция проверит правильно ли нанесены на карту Обская и Тазовская губа.
Попутно экспедиция ознакомится с причинами экономического тяготения зырян к востоку. Как известно, зыряне — предприимчивые и энергичные оленеводы — заселили полуостров Ямал и побережье Урала не так давно. Они пришли сюда из других районов и продолжают двигаться на восток, вытесняя аборигенов края — остяков и самоедов. У Обской губы образовалась как бы естественная восточная граница распространения зырян. Но, по словам местных, жителей, одиночные семьи зырян уже переправляются через Обскую губу.
По предположениям, Гыдаямский полуостров — самый богатый оленеводческий район. Если же нет — то он может вместить зырян, которым стало тесно за Обью.
Экспедиция, которая проработает на севере полтора года, несомненно, доставит массу новых научных материалов для изучения края.
Кроме нее, в ближайшие годы намечаются экспедиции на Таймыр, на восточный берег Енисея, и в Северо-Хатангский район.
Они замкнут цепь грандиозных научных работ по исследованию неведомых краев за полярным кругом.
Д. ПЕЛЬ.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4353
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

1927—1928 гг.: Гыданская ботаническая экспедиция АН СССР

Сообщение ББК-10 » 05 Июнь 2015 13:53

Природа, 1928, №1, с. 93-94

 Природа, 1928, №1, с. 93-94 - 0001.jpg
 Природа, 1928, №1, с. 93-94 - 0002.jpg
Гыданская экспедиция. Постоянная Полярная Комиссия Академии Наук получила сообщение от руководителе Гыданской экспедиции Б. Н. Городкова, отправленное из ст. Дерябино (на левом берегу Енисея под 70° 43' с. ш.) 22 мая 1927 г. Все пространство между Тазовской губой и низовьями Енисея, пройденное экспедицией, представляет равнину, то совершенно плоскую, то неровно - холмистую. Выходов коренных пород нигде не обнаружено. Обнажения сложены чаще всего темно-серыми слоистыми суглинками с галькой и немногими валунами сибирских горных пород. Местами снизу эти суглинки сменяются плотными, сланцеватыми глинами и песками. Все они содержат в небольшом количестве морские раковины. Выше этих отложений залегает буроватожелтый, слоистый, песчанистый суглинок с галькой и валунами, иногда сцементированными бурым железняком. На р. Пяка-яга и в Дерябине были найдены в слоистых песках с прослойками раздробленного лигнита стволы довольно хорошо сохранившихся крупных деревьев. Нахождение тут же многочисленной гальки и раковин говорит, что это плавник, отлагавшийся по морским берегам.
Северный предел лесов экспедиция пересекла на р. Месо. Крайние лески состоят исключительно из довольно крупном лиственницы, сменяющейся на заливных песках ольхой Alnus fruticosa; ели и березы нет совершенно. Севернее и ольха редка, а долины заняты сырыми моховыми тундрами по высоким террасам, мелкими ивняками в заливных низинах и сухой лишайниковой тундрой на песчаных холмах. На водоразделах развиты преимущественно лишайниковые тундры. Дальше к северу количество лишайников постепенно уменьшается за счет увеличения обычных тундровых мхов. Сфагновая тундра наблюдалась небольшими участками до широты Дерябина. В низинах обычна или кочковатая моховая тундра с Eriophorum vaginatum, или моховая кустарниковая тундра с Betula nana, Salix glauca и др.; на вершинах и склонах
холмов, особенно по краям коренных изрезанных берегов речных долин, откуда зимой частично сдувается снег, разбросана сухая и мокрая пятнистая тундра. Фауна типичной тундры весьма бедна в зимнее время. В значительном количестве встречаются лишь два вида куропаток, изредка попадается белая сова. Из млекопитающих встречен песец, заяц, волк, россомаха. Совсем незаметно полевок (леммингов), столь обильных в лесотундре. В Дерябине экспедиция наблюдала уже весенний прилет птиц, а на оттаявших местах тундры с конца апреля начали попадаться насекомые (Trichoptera. мухи). Население края состоит исключительно из юраков (самоедов), зимой живущих по лесистым притокам Месо и низовьев Таза, а весной разными путями направляющихся к низовьям Енисея, Енисейскому заливу, Гыде, оз. Хассейн-то. Часть их остается и на других озерах и реках пройденной тундры.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4353
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

1927—1928 гг.: Гыданская ботаническая экспедиция АН СССР

Сообщение ББК-10 » 31 Август 2015 13:29

Доклады Академии Наук СССР 1928
Comptes Rendus de l'Aeademle des Seienees de l'URSS

Б.H. ГОРОДКОВ
Работы Гыданской экспедиции АН по пути к истокам р. Гыды
(Представлено академиком А.П. Карпинским в ОФМ 4·I·1928.)

В. GORODKOV. Les travaux effectues par l'expedition de l'Academie des Sciences au Guyda vers les sources du fleuve.

Настоящее предварительное сообщение составлено ученым секретарем ПК А.И. Толмачевым на основании донесений о ходе работ экспедиции, полученных ПК от Б.Н. Городкова из Туруханска, Янова Стана, Хальмер-Седе и Дерябина. Извлечения из этих донесений были помещены в Осведомительном Бюллетене ОКИСАР, 1927, №№ 5-6 (18-19), 9-10 (22-23), 11-12 (24-25) и 22 (35).
Сведения о предварительных работах Гыданской экспедиции см. в Осведомительном Бюллетене ОКИСАР, 1926, № 10. См. также А.И. Толмачев [1926].

 Маршрут Гыданской экспедиции.jpg
А. Маршрут экспедиции.

Сотрудники Гыданской экспедиции выехали из Ленинграда в двадцатых числах декабря 1926 г. несколькими партиями и собрались в Красноярске, где экспедиция должна была задержаться на некоторое время для подготовительных работ. Выехав из Красноярска 6·I, экспедиция 8·I прибыла в Енисейск, откуда через два дня двинулась дальше па север. Чтобы не терять времени, приходилось ехать день и ночь, несмотря на морозы, достигавшие -56°С. При довольно плохой из-за недавних метелей дороге ехали все же относительно быстро и 25·I прибыли в Н. Туруханск (Монастырское). Здесь предстояло произвести некоторые подготовительные работы к дальнейшему маршруту на запад от Енисея. Выехавший еще летом заведывающий хозяйством экспедиции, А.Г. Макарьин, как предполагалось, находился в это время уже в Янове Стане, откуда, собственно, начинался главный маршрут экспедиции.
По окончании работ в Н. Туруханске, экспедиция 10·II также вышла на Янов Стан, куда и прибыла 17·II. Здесь предстояло окончательно установить дальнейшее направление маршрута, в соответствии с имеющимися возможностями, что было облегчено как заблаговременно налаженными А.Г. Макарьиным отношениями с инородцами, так и содействием местных работников, в частности фельдшера А.Н. Фильченко.

22·II Б.Н. Городков, вместе с геоморфологом экспедиции И.Я. Ермиловым, выехал из Янова Стана вверх по р. Турухану. 28·II пересекли эту реку при впадении в нее р. Боговой, а 4·III достигли большого Богова озера, откуда вытекает одноименная река; истоки самого Турухана лежат много восточнее, близ Енисея. Далее кочевали в районе водораздела между pp. Хетой и Тазом, 11·III достигли верхнего течения р. Русской (Луце-яга, приток Таза), а после встречи с самоедами на р. Хай-яга, переезжая от чума к чуму, вышли 18·III к фактории Хальмер-Седе, расположенной близ устья Таза. Здесь пришлось несколько задержаться в ожидании прибытия остальных участников экспедиции. Геодезист ее, А.Ф. Беспалов, и его помощник, В.М. Бизин, прошли к Хальмер-Седе, предварительно посетив Тазовскую церковь (Церковенское).

24·III Б.Н. Городков с А.Г. Макарьиным и И.Я. Ермиловым выехал из Хальмер-Седе на р. Удер-яга (приток Таза), где находились чумы самоедов, везших груз экспедиции. Остальные участники ее немного задержались в Хальмер-Седе. 27·III Б.Н. Городков выехал на р. Мудуй (приток Месо), чтобы нанять юраков для переезда в верховья р. Гыды, что удалось сделать лишь 5·IV, после созыва схода из кочующих поблизости туземцев. Для исследования района между низовьями Мессо и Енисеем, И.Я. Ермилов 8·IV выехал с попутными самоедами с Мудуя к устью р. Хеты. К этому же времени подошел обоз экспедиции с остальными ее участниками, соединившимися с партией Б.Н. Городкова у устья р. Сыгдар (приток Мудуя). Выступить окончательно к северу удалось только 18·IV из-за постоянных метелей и обычной медлительности кочевников. В дальнейшем экспедицию задерживали оттепели, иногда сопровождавшиеся необычно ранними дождями. Путь пролегал поперек р. Мессо к верхнему течению р. Танамы (приток Енисея), которую пересекли вторично в среднем течении, выйдя затем на водораздел Гыды и названной реки. Отправив отсюда груз экспедиции на оз. Хассейн-то, дающее начало р. Гыде, вскоре принимающей второй приток из оз. Ямбу-то (впоследствии оказалось, что это р. Хассейнто-сё, впадающая в залив Гыда-ям), Б.Н. Городков с сотрудниками 15·V выехал налегке в факторию Дерябино на Енисее, чтобы нанять там самоедов для переезда в тундру между р. Гыдой и Енисейским заливом.
В середине мая началась настоящая весна, речки стали наполняться водой, тундра частично обнажилась от снега. В Дерябине выяснилось, что проехать по тундре к морю в это время невозможно, так как речки уже разлились. Ввиду этого, было решено отправиться к озеру Хассейн-то, куда экспедиция и должна была выйти из Дерябина 24·V.
И.Я. Ермилов, достигнув устья Хеты, проехал вдоль западного края Енисейской долины вплоть до Дерябина. Отсюда он направился к озеру Хассейн-то, разойдясь в пути с основной партией экспедиции, выходившей в Дерябино.

В. Работы экспедиции.

Работы экспедиции, кроме эпизодических сборов и наблюдений в пути по Енисею, были начаты в Н.-Туруханске, где этнограф Л.В. Костиков приступил к сбору сведений о кочевании туземцев и их экономическом состоянии, а Б.Н. Городков и С.П. Наумов производили ботанические и зоологические сборы в пределах селения и его ближайших окрестностях. Попытка производства астрономических наблюдений сначала не удалась из-за смерзания частей инструмента, да и, вообще, стоявшие в конце января морозы, доходившие до -49,5°С, сильно мешали работам.
По пути из Н.-Туруханска к Янову Стану была пересечена лесистая равнина, всхолмленная в некотором удалении от Енисея. Леса, сначала с преобладанием кедра, а затем елово-лиственничные, чередуются с торфяными болотами разных типов. Среди последних много крупно-бугристых, свойственных южной границе вечной мерзлоты.
В области верховьев Турухана местность представляет слабохолмистую равнину, несколько более изрезанную близ крупных рек. Средняя высота ее, судя по барометрическим наблюдениям, около 30-50 м над уровнем моря. На водоразделе Турухана и Маковской реки поднимаются цепи облесенных холмов, достигающих относительной высоты 80-100 м. Такие же холмы встречены и по южному берегу Богова озера. Равнина сложена преимущественно валунными суглинками; выходов коренных пород ни здесь, ни дальше к северу по пути экспедиции нигде не обнаружено и, по рассказам инородцев, здесь их вообще нет.
Далее к северу, между Тазовской губой и низовьями Енисея экспедиция проходила равнину то совершенно плоскую, то неровно-холмистую (к северу от р. Танамы). Между р. Мессо и низовьями р. Танамы местность особенно плоская, отдельные холмы поднимаются всего на 15 м. Поверхность становится изрезанной оврагами ручьев только близ долин рек. Последние всегда имеют узкое русло, промерзающее до дна, долины же широки и часто ограничены обрывистыми ярами, сложенными чаще всего темно-серыми слоистыми суглинками с галькой и немногими валунами сибирских горных пород. Местами снизу суглинки эти сменяются плотными сланцеватыми глинами или песками, все они содержат в небольшом количестве морские раковины. Выше суглинков залегает буровато-желтый, слоистый, песчанистый суглинок с галькой и валунами (до 1 м в диаметре), иногда сцементированными бурым железняком. На р. Пяку-яга (приток Танамы) и в Дерябине на склоне высокого яра были найдены стволы довольно хорошо сохранившихся крупных деревьев, залегавшие в слоистых песках с прослойками раздробленного лигнита, многочисленной галькой и раковинами, чем доказывается, что это - плавник, отлагавшийся вдоль морского побережья.
Экспедиции пришлось на своем пути пройти через различные растительные зоны. Леса с преобладанием кедра доходят с юга почти до Янова Стана. Далее к северу тянутся леса из лиственницы, ели и березы, с примесью кедра, располагающиеся полосами вдоль рек, между тем как водоразделы заняты торфяниками, среди которых леса рассеяны отдельными островами. Близ Богова озера совершенно исчезает кедр, а сфагновые торфяники постепенно сменяются мохово-лишайниковой тундрой, прерываемой на вершинах и склонах холмов редкими и угнетенными лиственничными лесами. По речным долинам леса смыкаются и в них много ели и березы. Такой характер лесотундра сохраняет до среднего течения р. Русской, севернее которой леса на водоразделах перестают встречаться. На р. Тазе эта граница проходит немного севернее Хальмер-Седе. Обращает внимание обилие лесных, тундровых и болотных лишайниковых ассоциаций, привлекающих в область истоков Турухана, Хеты и ближайших притоков Таза многочисленных диких оленей.
Северный предел лесов экспедиция пересекла на р. Мессо, где редкие лиственничные лески тянутся узкой, прерывистой полосой по долинам речек, впадающих с юга в Мессо. Крайние лески состоят исключительно из довольно крупной лиственницы, сменяющейся на заливных песках Alnus fruticosa; ели и березы нет совершенно. Севернее и ольха редка, а долины заняты сырыми моховыми тундрами по высоким террасам, мелким ивняком в заливных низинах, сухой лишайниковой тундрой на песчаных холмах. Водораздельные тундры представлены преимущественно разными типами мохово-лишайниковой тундры. Лишайники преобладают на суглинках лишь в лесотундре, в типичной же тундре их количество уменьшается, за счет увеличения обычных тундровых мхов. На вершинах и склонах холмов, особенно по краям изрезанных коренных берегов речных долин, откуда зимой частично сдувается снег, разбросана сухая и мокрая пятнистая тундра с голыми глинистыми пятнами и полосами, разделенными заросшими участками. В низинах весьма обычна или кочковатая моховая тундра с Eriophorum vaginatum или моховая кустарниковая тундра с Betula nana, Salix glauca и пр. Сфагновая тундра наблюдалась небольшими участками до широты Дерябина.
Из представителей животного мира северный олень обычен зимой в лесотундре, много здесь и песцов, зайцев, пеструшек, попадается россомаха, горностай, лисица. Из птиц обычна белая куропатка. Фауна тундры в зимнее время очень бедна, много только песцов и зайцев, а из птиц встречаются два вида куропаток. Волк и россомаха попадаются редко, мало пеструшек. Весенний прилет птиц в мае уже начался, и на Енисее против Дерябина, во время пребывания там экспедиции, были довольно обычны гуси. Кое-какие насекомые (мухи, Trichoptera) и пауки стали изредка попадаться на проталинах с конца апреля.
Население по р. Турухану и его притокам состоит исключительно из тунгусов, которые сменяются самоедами (юраками) в верховьях р. Хеты и на р. Хай-яга (приток Таза). Тунгусы производят более культурное впечатление чем самоеды, живущие бедно и очень грязно. В чумах тунгусов всегда ставится железная печь, у самоедов устраивается только костер. Зато они покрывают чумы оленьими нюгами, в то время как тунгусы, ради легкости чума, удаляют шерсть с чумовых покрышек. Самоеды имеют более или менее постоянные районы кочевий, тунгусы же бродят по всему бассейну верхнего Турухана, Боговой и верховьев Хеты, выходя для торговли на Янов Стан, Плахино и Игарку.
Население Гыданской тундры состоит исключительно из самоедов, зимой живущих по лесистым притокам Мессо и низовьев Таза, а весной разными путями направляющихся к низовьям Енисея, Енисейскому заливу, Гыде, озеру Хассейн-то и т.д. Самоеды, зимовавшие к западу от низовьев Таза, проходили через Хальмер-Седе к северу во второй половине марта.

ЛИТЕРАТУРА
Толмачев А.И. Предварительный отчет о поездке в низовья Енисея и прибрежную часть Гыданской Тундры летом 1926 г. Известия АН СССР, 1926, стр. 1655-1680.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4353
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

1927—1928 гг.: Гыданская ботаническая экспедиция АН СССР

Сообщение ББК-10 » 26 Сентябрь 2015 18:31

Уральское краеведение. Вып.2. Свердловск, 1928, с.129-135

Гыданская Экспедиция Академии Наук (1927—1928). *)

I. Общий обзор деятельности Экспедиции.

Страна, лежащая между низовьями Енисея и Обской губой, до последнего времени была мало известна, хотя в XVII веке здесь велись оживленные торговые сношения с Восточной Сибирью жителями города Мангазеи. Памятниками этого остались лишь немногие легенды среди самоедов и имена описанных мест. Так, напр., есть р. Луце-яга (русская), пр. Таза; р. Луцем-пя-яса(река, где русские поставили столб), пр. Танам; озеро в низовьях Юрибея, пр. Гыда-ям, с названиями, свидетельствующими о пребывании здесь русских промышленников.
Позднейшие поездки в Гыданскую тундру и в бассейн р. Турухана (Шмидт, Кушелевский, Сибиряков, Шухов, Соболев и некоторые другие) захватили ограниченные районы. Поэтому Полярная Комиссия Академии Наук СССР решила снарядить в Гыданскую тундру комплексную экспедицию, в задачи которой входили: составление карты основанной на астрономическ. пунктах, геоморфологическое и геологическое обследование, описание растительности и фауны страны, наконец, изучение местного самоедского населения. Для подготовки Гыданской Экспедиции летом 1926 года был отправлен в низовья Енисея заведывающий хозяйством А. Г. Макарьин, а для изучения растительности на побережьи Ледовитого моря и на соседних островах — А. И. Толмачев в составе Гидрографической Экспедиции Комитета Северного Морского Пути. Основная партия (6 чел. ) выехала в Красноярск из Ленинграда в самом конце декабря 1926 года.
Работы начались в с. Монастыре (Ново-Туруханск), откуда Экспедиция выступила на оленях 10 февраля 1927 года в Янов-стан на р. Турухане. После поездки геодезиста А. Ф. Беспалова с помощником В. М. Бизиным для астрономических определений в Церковенское, на среднем течении р. Таза, Экспедиция отправилась в факторию Хальмер-седе в устье Таза, а ботаник Б. Н. Городков и геоморфолог И. Я. Ермилов еще раньше уехали
*) Из «Осведомительного Бюллетеня» Академии Наук. №№ 9 и 11.

—130—
с тунгусами к верховьям Турухана, а оттуда также в Хальмер-седе. В начале апреля удалось нанять самоедов, шедших на свои летние кочевья к озеру Хассейн-то. Это озеро лежит уже в бассейне Гыда-ям и туда должна была быть заброшена лодка из фактории Дерябино, на Енисее. И. Я. Ермилов сделал самостоятельную поездку поперек тундры от Хальмер-седе к устью Хеты и до Дерябина. Пробыв в последнем селении около недели, Экспедиция 25 мая обосновалась лагерем па оз. Хассейн-то, чтобы дождаться там вскрытия рек.
28 нюня, когда река очистилась ото льда, Экспедиция на большой лодке отправилась вниз по Хассейн-то-сё, а 8 июля подошла к головной части (оз. То-нейво) залива Гыда-ям. Занимаясь исследованиями, Экспедиция медленно подвигалась вдоль мелководного южного побережья залива до устья р. Юрибея. Здесь 25 нюня был устроен лагерь, в нем остались зоолог С. П. Наумов и этнограф Л. В. Костиков, а прочие отплыли далее на запад до устья р. Нёйте. Вернувшись обратно, Экспедиция 18 августа стала подниматься вверх по Юрибею, оставив по пути, в чуме самоеда Петра Ядне, Л. В. Костикова. В конце августа достигли пункта, за которым река стала совершенно мелководной. 11 сентября экспедиция вернулась на нижнее течение Юрибея и устроилась на осенней базе до наступления зимы. Реки стали в начале октября, а в середине этого месяца две партии на оленях выехали к морю. А. Ф. Беспалов и В. М. Бизин обследовали полуостров Евай-сале, Б. Н. Городков и И. Я. Ермилов — полуостров Мочуй-сале, между заливами Гыда-ям и Уонка-ям. По возвращении, в самом начале ноября, оказалось возможным выступить к югу с самоедами, направлявшимися на свои зимние кочевья в низовьях р. Надыма. Живя в чумах вместе со своими хозяевами, Экспедиция лишь 14 декабря дошла до фактории Пяку-ян (Ямбур) на левом берегу Тазовской губы. Отсюда А. Ф. Беспалов уехал через Хальмер-седе в Сургут, чтобы произвести астрономические определения по зимнему маршруту Западно-Сибирской Экспедиции Академии Наук и Русского Географического общества в 1923 году. В Сургуте он был 24 февраля 1928 года. Основная партия Экспедиции пересекла полуостров между Обской и Тазовской губами и, через селение Хэ, вышла в Обдорск 28 января 1928 года.
В общем Экспедицией добыт материал для составления карты страны, для выяснения ее геологического строения, рельефа, почв, растительности, фауны и населения. Кроме этих основных работ, произведены исследования по отдельным вопросам климатологии.
Глазомерная съёмка и барометрическая нивеллировка велись Бизиным, а по боковым маршрутам — Ермиловым. Недостающие сведения собирались путем опроса самоедского населения.

—131 —
Очень часто планы местности чертились непосредственно туземцами. Съемка опирается на 66 астрономических пунктов (определены Беспаловым), из которых 18 определено с помощью радио. При своей поездке от устья Таза на Сургут, Беспалов определил еще 7 пунктов (5 с радио) в низовьях Пура и на Обско-Тазовском водоразделе. Как и следовало ожидать, существовавшие карты совершенно не соответствовали действительности. Большой реки Гыды на самом деле нет, реки бассейна Енисея простираются почти до 75° в. д., верховья Турухана имеют совсем другие очертания, залив Гыда-ям идет значительно далее на ЮВ, чем показано и т. д.
Вся исследованная площадь представляет мелко-холмистую равнину естественное продолжение Западно-Сибирской низменности, лишенную выходов коренных пород. Поверхность ее сложена ледниковыми наносами и отложениями бореальной постплиоценовой трансгрессии. Местами выступают плотные гипсоносные глины третичного (? ) возраста. Пески и суглинки, особенно богатые валунами сибирских пород, образуют холмы в районе среднего течения р. Танам н по водоразделу бассейна Гыда-ям и Тазовской губы. К северу от них страна очень богата озерами и обширными плоскими низинами гипновых болот, возникших на месте озер. Залив Гыда-ям мелководен, вода в нем становится едва солоноватой лишь севернее устья р. Нейте. Приливно-отливные явления выражены очень ясно, берега часто покрыты массой древесного плавника. Многочисленные реки тундры полноводны только весной (конец июня, начало июля), летом они быстро мелеют, а осенью непроходимы даже для небольших лодок. Вода лесных рек зимой портится (замор), так что в ней не может жить рыба. В тундре замора не бывает. Химические реакции показали отсутствие сероводорода в заморной воде; гибель рыбы зависит лишь от недостатка кислорода.
Почвы тундры принадлежат к болотному типу; на песках еще под 71° с. ш. нам преходилось наблюдать слабо-подзолистые почвы, а в низинах обычны торфянисто-болотные. Современных глубоких торфяников нет, но на среднем течении р. Юрибея был встречен реликтовый торфяник с остатками березы, ныне растущей лишь на 300 клм. южнее. Образование этого торфяника относится к более теплому времени - вскоре после окончания ледникового периода. Вечная мерзлота сковывает грунты этого района, оттаивая близь Гыда-ям за лето всего на 1, 2 м. в песках и до 60—70 см. в суглинках, на болотах же еще меньше. В лесотундре она постепенно понижается, а в лесной зоне, повидимому, встречается уже местами, на что указывают широко распространенные мерзлые крупно-бугристые торфяники в районе Турухана. Осенью нами производились наблюдения над изменением температуры

—132—
почвы при замерзании ее. Особенное внимание уделялось поверхностным образованиям (пятнистые тундры) и их генезису. Зимние исследования показали, что пятнистые тундры связаны с местами, откуда зимой ветрами сносится снег. Арктическая тундра особенно малоснежна и поэтому особенно богата пятнистыми тундрами.
По характеру растительности страна принадлежит нескольким подзонам лесной и тундровой зоны. В верхнем течении Турухана и в низовьях Таза кедрово-еловые и лиственничные леса среди обширных водораздельных торфяников сменяются лесотундрой с отдельными зарослями угнетенной лиственницы, по склонам холмов и вдоль рек. На среднем течении р. Месо исчезает и лиственница, на некотором протяжении еще встречается кустарниковая ольха, которая затем окончательно уступает место полярной березке и ивам. У побережья Ледовитого моря отсутствуют даже кустарники. Наиболее распространенное растительное сообщество — это лишайниково-моховая тундра, сменяющаяся на сухих песках лишайниковой, а в болотистых низинах мокрыми гипновыми и сфагново-гипновыми (южнее) болотами. При основании склона суглинистых холмов и в долинах рек широко распространены низкие кустарники дающие топливо самоедам. По плоским низинам побережья заливов Гыда-ям и Уонка-ям обычны болотистые луга и неглубокие долинные торфяники, разбитые на большие полигональные участки трещинами от зимних морозов. Пересекая южную часть Гыда-ям, проходит граница между типичной и арктической тундрой. Для второй характерны отсутствие кустарниковых формаций и своеобразные трещиноватые тундры с голыми пятнами и арктической пестрой флорой.
Подобно растительности, и животный мир изменяется в зависимости от продвижения к северу. В лесотундре мы встречаем еще многих лесных животных вроде бурого медведя, лисицы, лемминговидной полевки, ореховки и др. Зимой сюда часто переходят из тундры дикие олени, белые куропатки, полярная сова и др. Сама тундра зимой кажется пустынной. Кроме двух видов пеструшки, здесь остаются лишь, песцы волки, дикие олени, россомахи и зайцы, а по побережью моря — еще тюлени и белые медведи. Птиц совсем не заметно, из них дольше всех попадаются лишь два вида куропаток. Зато весной и летом тундра необычайно оживлена бесчисленными стадами птиц, частью гнездящихся в типичной тундре (гуси, казарки, куропатки, гагары, авлейки, различные кулики и др. ), частью пролетающих на побережье и острова (гаги, поморники). Зоологом Наумовым собран богатый материал, особенно по птицам.
Летом в тундре вплоть до моря держатся стада домашних оленей, находящих себе повсюду зеленый корм. Эти стада принадлежат местным туземцам-самоедам (юракам). Антрополого-

—133—
этнографич. исследование последних было задачей Костикова. Им собраны также сведения и об экономическом состоянии населения. Всех самоедов нашей страны можно разделить на три группы: одни летом проживают в северо-западном районе Гыданской тундры (Евай-сале, Мочуй-сале, Юрибей), а зимой выходят для торговли на фактории Пяку-юн (Ямбур) и, главным образом, Ныду, Хэ, Норе, по близости от которых среди лесов располагаются зимние оленьи пастбища; другие летом населяют северо-восточные тундры (озера в верховьях Хассейн-то-се, побережье Енисейского залива, Лапта-саля), откочевывая зимой к низовьям Таза (Хальмер-седе); наконец, третьи проводят время в низовьях Таза и Пура, зимой частично отходят к югу, в Янов-стан на Турухане; из них прежде многие ходили в Сургут. Наиболее значительна первая группа, среди которой нередки владельцы тысячных стад; наименее обеспечена третья группа, существующая преимущественно за счет рыболовства. Основные поставщики пушнины на фактории — оленеводы, не только сами промышляющие песца, но и выменивающие его у бедноты на оленей и продукты оленеводства.

II. Геологические исследования Гыданской тундры летом 1927 г.

Выше были приведены некоторые общие сведения, касающиеся геологического состава области между низовьями Енисея и Тазовской губой, которая была обследована Экспедицией при следовании к месту ее летних работ на р. Гыде. Ниже мы помещаем краткие сведения о результатах геологических исследований, произведенных участником Экспедиции И. Я. Ермиловым летом 1927 года на р. Гыде и на южном побережьи Гыданской губы, а также тех беглых наблюдений, которые были им сделаны в Гыданской тундре весной по пути к месту работ и осенью при возвращении в г. Обдорск.
В пределах области между нижним течением Енисея, к сев. от г. Н. -Туруханска и между Тазовской и Обской губой развиты: 1) новейшие озерно-речные отложения, выраженные песками и супесями, с растительными остатками и фауной пресноводных моллюсков (Jimneus sp., Planorbis sp. и др. ); 2) по составу преимущественно глинистые осадки постплиоценовой морской трансгрессии, содержащие гальку и фауну морских моллюсков и 3) древние аллювиальные, частью, может быть, ледниковые отложения, занимающие области более высоких водоразделов и выраженные валунными песками и суглинками. Коренные породы здесь нигде не встречены, однако, на нижнем Енисее, в бассейне р. Танама (Б. Городков) и в районе Гыданской губы найдены в изобилии в берегах рек гальки и крупные обломки юрских песчаников, содержащих юрскую фауну (гл. обр. Jnoceramus sp. ), что заставляет предполагать в этой местности близость коренных юрских отло-

—134—
жений. Морские осадки с фауной моллюсков (p. p. Astarte, Saxicava, Муа, Cyprina, Cardium и др), нигде не наблюдались выше, чем на 30—35 м. над уровнем моря. Они слагают равнинные побережья Обской, Гыданской и Тазовской губы, тогда как более приподнятые водоразделы повсюду, как в береговой полосе, так особенно в глубине страны, сложены более древними аллювиальными, частью, может быть, ледниковыми валунными суглинками и песками, не содержащими ископаемых. Местами такие валунные пласты обнаруживаются также в разрезах долин, в нижних горизонтах под наслоениями аллювия и морскими осадками, что доказывает их мощное развитие во всей области под толщами более поздних образований. На побережьи Гыданской губы морские осадки местами несогласно налегают па толщу диагональнослоистых, зеленоватых и серых песков с катанною галькой обуглившегося дерева, также достигающую значительной мощности (до 20 м. ). Эта последняя толща представляет собою наиболее древний член в геологическом разрезе местности; точный же возраст этой толщи остался не выясненным за отсутствием в ней ископаемых.
Современные речные отложения приурочены к речным долинам и достигают мощности ок. 30 м. Состав их крайне разнообразный, но чаще это диагонально-слоистые, глинистые пески с обилием растительных остатков, совершенно не разложившихся и образующих местами довольно толстые прослои, напоминающие погребенные торфяники. Состоят эти прослои, иногда около 1 см. толщиною, преимущественно из не разложившихся мхов(Hypnum), различных трав, ветвей Salix sp., листьев и коры кустарников, а также нередко и крупных стволов деревьев, преимущественно Zarix sibirica, а также Alnus fruticosa и Betula alba. Нередко здесь также находятся в более глинистых прослоях раковины речных моллюсков (Jimneus sp., Planorbis и др. ), а также чешуя рыб и зерна вивианита. В толще песков заключаются местами бивни и кости мамонта, а также рога и отдельные кости северного оленя (Rangifer tarandus).
В более южной лесной зоне, в бассейне р. Турухана и правых притоков нижнего Таза, между г. Н. -Туруханском, с. Янов-Стан на р. Турухане и — Сидоровской пристанью на р. Таз, на поверхности здесь весьма однообразных плоско-равнинных, но возвышенных водоразделов, развиты мощные торфяники (по-самоедски выы) с характерным крупно-бугристым рельефом (бугристые болота).
Рельеф Гыданской тундры преимущественно волнистый, с небольшими, относительно, высотами, с мягкими очертаниями долин и гряд, и лишь на более повышенных водоразделах, в южной части области (в верховьях р. Турухана), а нередко и в северной

—135—
части, — крупно холмистый и резкий. В более высокой южн. части, в верховьях р. Турухана, отдельные сложенные валунным материалом гряды поднимаются до 120—150 м. над уровнем моря и до до — 70 м. над поверхностью водораздельной равнины (между притоками нижнего течения р. Таза и р. Турухана). К северу отсюда, а более заметно к западу и востоку, местность несколько понижается, и равнинная прибрежная полоса Тазовской и Обской губ, а также левое побережье Енисея имеют высоту не более 30—35 м. Здесь развиты постплиоценовые морские и современные речные образования. Особенно хорошо развита поверхность этой равнинной терассы(на высоте 30—35 м. ) в нижнем точении р. Таза (по правому берегу) и в бассейне впадающей в Тазовскую губу, у мыса Находка, р. Месо, где эта равнина достигает ширины около 100 км.
На востоке она ограничивается обрывами холмистой полосы, проходящей по водоразделу между р. Хетой и ее крупными левыми притоками и верховьями р. Месо. Обширно развитые современные речные террасы в районе Гыданской губы, сложенные речными наносами, лежат:
I на высоте 3 м. над уровнем моря
II на высоте 6 м. над уровнем моря
III на высоте 13 м. над уровнем моря.
Ближайшее изучение этих террас, способа образования нижней террасы, а также рельефа дна Гыданской губы заставляет признать для северо-западной части Сибири медленное опускание берега, вследствие которого в устьях р. р. Оби, Надыма, Таза, Гыды возникли обширные губы, представляющие особой ничто иное как участки затопленных долин этих рек.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4353
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53


Вернуться в Экспедиции



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения