Волович Виталий Георгиевич

История высоких широт в биографиях и судьбах.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Волович Виталий Георгиевич

Сообщение [ Леспромхоз ] » 31 Июль 2011 19:53

 001_600.jpg
Родился в г. Гагра, Грузинской ССР 20.08.1923 года. После окончания средней школы в г. Сочи в 1941 году, поступил в Ленинградскую Военную Медицинскую Академию имени С.М.Кирова. Участвовал в обороне Ленинграда. Окончив Академию в 1946 году был направлен для прохождения дальнейшей службы в Воздушно-десантные войска на должность врача батальона 351 ПДВ.
В 1949 г. был временно откомандирован в распоряжение Главного Управления Северного Морского Пути (ГУСМП) и в качестве флагманского врача, участвовал в Высокоширотных воздушных экспедициях «Север-4» и «Север-5» в 1949 - 1950 г.
9 мая 1949 года, совместно с мастером спорта А.П.Медведевым, совершил Первый в мире (!) парашютный прыжок на Северный Полюс!
Кроме установки мирового рекорда была проведена всесторонняя оценка возможностей использования парашюта в Центральном полярном бассейне.
С 20 октября 1949 года по 20 февраля 1950 года совершенствовал свои знания на Кафедре Авиационной Медицины военного факультета при Центральном Институте усовершенствования врачей. С октября 1950 года по апрель 1951 года работал врачом на дрейфующей станции «Северный Полюс-2», а после завершения Правительственного задания в мае 1952 года был назначен на должность младшего научного сотрудника Государственного Научно-исследовательского Испытательного Института авиационной медицины, где участвовал в разработке средств спасения летного состава воздушных судов различного типа в лаборатории ударных перегрузок.
В марте 1954 года был отозван в ГУСМП и назначен научным сотрудником-врачом на дрейфующую станцию «Северный Полюс-3». После возвращения из Арктики продолжил работу в Государственном Научно-исследовательском Испытательном Институте авиационной медицины.
С 1959 года переведен в специальную научно-исследовательскую лабораторию, занимавшуюся проблемами выживания летчиков, а в последствии и космонавтов, после вынужденного приземления и приводнения. С 1971 года возглавил эту лабораторию и под его руководством и непосредственном участии, в качестве экспериментатора и испытателя было проведено свыше 40-ка экспедиций в Арктику, Заполярье, тайгу, пустыни, горы. В 1962 году впервые в Советском Союзе была проведена экспедиция в Демократическую Республику Вьетнам для изучения особенностей выживания летчиков и космонавтов в случае вынужденной посадки или внерасчетного приземления в джунглях. Масштабные исследования по выживанию летного состава и космонавтов в случае вынужденной посадки на воду проводились в Черном море и в тропической зоне Атлантического, Индийского и Тихого океанов. Исследовались особенности поведения человека на спасательных индивидуальных и коллективных плавсредствах. Во время экспериментов в экстремальных условиях природной среды в натурных условиях максимально приближенных к условиям автономного существования изучались физико-географические условия различных районов земного шара, характер физиологических реакций организма на воздействие экстремальных факторов природной среды, определялись предельно-допустимые сроки автономного существования, нормы водопотребления и питания, методы добывания воды и пищи за счет природных ресурсов, изучались способы повышения устойчивости организма и др. Во время экспериментов испытывались штатные и опытные образцы аварийного снаряжения: носимые аварийные запасы, плавсредства, аварийные рационы пищи и др.
Материалы исследований, полученных в лабораторных и натурных экспериментах, были в дальнейшем использованы для разработки медико-технических требований к аварийно-спасательному авиационному и космическому снаряжению, легли в основу официальных инструкций, памяток и руководств по выживанию в экстремальных условиях природной среды в безлюдной местности летчиков, космонавтов, десантников, спецконтингента и др., также рекомендована Министерством Образования в качестве учебного пособия для средней школы по предмету ОБЖ: «Физиолого-гигиенические мероприятия по сохранению здоровья и работоспособности личного состава в пустынной местности», и др.
Многолетние исследования проблемы жизнеобеспечения человека при автономном существовании в экстремальных условиях природной среды, ее сложность и многоплановость – позволили В.Г.Воловичу обосновать новое направление в медицине – «Медицину выживания», сформулировать ее цели и задачи, определить особенности физико-географических условий различных районов выживания, изучить особенности физиологических реакций организма на воздействия экстремальных факторов природной среды, определить предельно-допустимые сроки автономного существования при ограниченном питании и водопотреблении. В процессе экспериментов разрабатывались методы повышения устойчивости организма, тактика поведения терпящих бедствие, применительно к различным физико-географическим условиям.
С конца 1959 года занимался космической тематикой: участвовал в разработке принципов медицинского обеспечения поисково-спасательных операций при осуществлении пилотируемых полетов в космос, разработке и испытаниях аварийного снаряжения космонавтов (НАЗов, скафандров, парашютных систем), а так же в морских испытаниях спускаемых аппаратов, подготовке космонавтов по выживанию в безлюдной местности и океане в случае внештатной посадки.
В 1960 году им была организована специальная группа врачей – парашютистов для оказания медицинской помощи и проведения послеполетного медицинского обследования космонавтов на месте приземления.
Он лично проводил Первое медицинское обследование космонавтов: Ю.А.ГАГАРИНА, Г.С.ТИТОВА, А.Г.НИКОЛАЕВА, В.Ф.БЫКОВСКОГО на месте приземления десантировавшись на парашюте через 25-40 мин. после посадки спускаемого аппарата.
После демобилизации в 1983 году В.Г.Волович перешел на работу в Институт медико-биологических проблем на должность старшего научного сотрудника, где был ответственным исполнителем ряда научных тем, связанных с проблемой жизнеобеспечения человека в экстремальных условиях жаркой пустыни и Арктики, принимал участие в испытаниях и разработке специального аварийного снаряжения.
В.Г.Волович осуществлял научное руководство научно-спортивными экспедициями: «Человек и пустыня», «Комсомольская правда», «Советская Россия», «Метелица», неоднократно проводил тренировочные занятия с космонавтами по выживанию в пустыне, горной местности и на плаву.
В 1988-1991 году руководил осуществлением совместного Советско-Индийского эксперимента «Химдом» - «Физиологические реакции человеческого организма на быструю смену с тропического климата на арктический», проводившегося в Индии и Кольском Заполярье с участием индийских военнослужащих.
Им подготовлено 5 кандидатов медицинских наук.
С 1999 года по настоящее время В.Г.Волович работает в Государственном научно-исследовательском испытательном Институте военной медицины.
Результаты многолетних научных исследований по проблеме выживания легли в основу кандидатской диссертации, защищенной в 1966 году и докторской диссертации, защищенной в 1981 году.
В 1967 году ему присвоено ученое звание – старший научный сотрудник, а в 2006 г. – профессор по специальности Авиационно-космическая и морская медицина.
В.Г.Волович автор свыше 270 научных работ, большая часть которых опубликована в открытой печати.

В 1999 году избран действительным членом Академии космонавтики им. К.Э.Циолковского. Доктор медицинских наук, профессор, почетный полярник, действительный член Русского Географического Общества, «Клуба исследователей США», член Союза Журналистов, инструктор парашютного дела. Полковник медицинской службы в отставке, участник Великой Отечественной войны.

Награжден: орденами «Ленина», «Красного Знамени», «Трудового красного Знамени», «Отечественной войны 2-й степени», двумя «Красной Звезды»; медалями: «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда» и 20-ю другими медалями.
В 2002 году удостоен «Благодарности» Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами РФ


© ОРГКОМИТЕТ по увековечиванию памяти ПЕРВЫХ ГЕРОЕВ
http://pervye-geroi.ru/index.php?option ... ch&catid=2
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11088
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Волович Виталий Георгиевич

Сообщение [ Леспромхоз ] » 31 Июль 2011 19:57

41.jpg
Академик экстрима
© Николай ПАЛЬЧИКОВ, «Красная звезда».
http://www.redstar.ru/2011/02/16_02/4_02.html

ВОЛОВИЧ Виталий Георгиевич родился и вырос на курортах. Началось это 20 августа 1923 года в Гаграх, откуда его отца, главного врача курорта, перевели начальником всех курортов Кисловодска. За год до окончания средней школы уже в Сочи, в 1940-м, Виталий узнал о том, что теперь в Военно-медицинскую академию можно будет поступать сразу после школы. Отец убедил его подать документы в военкомат. С той поры его жизнь стала больше напоминать не курорт, а экстрим.
20 июня 1941 года Виталий оттанцевал на выпускном балу, а через два дня был в Ленинграде. Уже началась война, правда, в Ленинграде её никто не ощущал, всё было спокойно и обыденно: работали магазины и кино, продавали мороженое и ситро, весело дребезжали трамваи...
Около ВМА имени Кирова толпились вчерашние десятиклассники: гражданских было 25 человек на место! На его «золотой» аттестат внимания не обратили, экзамены он сдавал на общих основаниях. Те, кто списывал у него диктант, поступили. В числе зачисленных его переодели в военную форму, и вскоре началась спокойная, как в мирные дни, учёба.
Только в ночь с 8 на 9 сентября они увидели над Ленинградом сплошную армаду гудящих «юнкерсов», плывущую на юго-запад – домой. Потом все узнали: немцы разбомбили Бадаевские склады.
Слушателям выдали карабины, научили стрелять. По ночам они несли дежурство на крышах – тушили зажигательные бомбы. А ещё ловили шпионов. Да-да, самых настоящих предателей и лазутчиков, которые в первые сентябрьские ночи вылезали с фонариками и ракетами на крыши и подавали сигналы и целеуказания фашистским бомбардировщикам.
В ноябре слушателей ВМА вывели к аэродрому под Новой Ладогой и эвакуировали в Самарканд. К аэродрому шли по снегу при морозе минус 30 в тоненьких шинельках и хромовых сапогах. Зато в Новой Ладоге они снова увидели буханки хлеба...
В 1946-м УЧЁБА окончилась. Им выдали дипломы врачей. И вот кто готов спорить, что Воловича не вела по жизни судьба? Это был, пожалуй, единственный выпуск вообще среди военных академий, чтобы слушателям-лейтенантам сразу дали звание капитана медслужбы!
При распределении в ВВС или ВДВ он выбрал десант. Тогда ещё не знал, что это тоже было велением судьбы.
Он попал в 351-й полк ВДВ под Тулой в городке Ефремово. Должность – врач батальона.
В своём батальоне лечил бойцов и офицеров от всего что только возможно: от фурункулёза, травм и прочего- как в автономном плавании, когда врачу помощи ждать неоткуда. Впрочем, «откуда и куда» было, но Виталий в профессии чувствовал себя свободно и жалоб от пациентов не было. И ещё он прыгал с парашютом. Это Виталию нравилось, особенно когда разрешали самому открывать парашют. С задержской. Через год у него было уже 74 прыжка.
А летом 1948 года судьба снова вмешалась в его жизнь. Старший врач полка приказал Воловичу съездить в Тулу в медсанбат за медикаментами для полка: младший врач полка, который обычно выполнял эту миссию, заболел. И машину, как нарочно, ему выделили старую, которая то и дело останавливались, они чинились и в общем добирались вместо двух часов три. Доехали наконец до Тулы, а начмед ушёл на обед, пришлось ждать... Не повезло? Как бы не так! Судьба.
Пока Волович сидел перед кабинетом начмеда, в штабе санбата появился стройный майор-медик. Оказалось, это Павел Буренин, который первым в мире прыгнул с парашютом на остров Земля Бунге – это в западной части Восточно-Сибирского моря. Заболел один из зимовщиков, помощь требовалась незамедлительно, а по морю быстро не получалось. И тогда вызвался майор-медик Буренин из Тульской дивизии ВДВ.
Всё сложилось благополучно, и вот сейчас майор оформлял документы, чтобы ехать учиться в адъюнктуру в Москву. Вдруг Буренин спросил молодого коллегу: «Прыгаешь? Взыскания есть? Хирургией занимался? Хочешь в полярную экспедицию? Ну и хорошо, остальное не твоя забота».
Прошло время, Воловича уже перевели в другую часть в Тулу, и вдруг ночью его вызывают к командиру корпуса. Генерал, с удивлением глядя на обыкновенного капитана мед-
службы, из-за которого ему заполночь позвонили из Москвы, от самого Папанина, приказал Воловичу уже завтра быть в Главном управлении Северного морского пути.
В Москве капитан медслужбы Виталий Волович узнал, что его назначили врачом в секретную экспедицию в центр Арктики. Ему предстояло лечить участников экспедиции, но главное – при необходимости оказывать неотложную помощь экипажам самолётов в случае аварии или вынужденной посадки на дрейфующую льдину. Так началась полярная эпопея Виталия Воловича.
Оказавшись в составе экспедиции Севморпути, врач-десантник попутно выполнил особо важное государственное задание: 9 мая 1949 года он вместе с А.П. Медведевым приземлился с парашютом на Северный полюс.
Это действительно было задание государственной важности: осенью 1947 года в Фултоне отставной британский премьер Черчилль выдал свою знаменитую речь и разделил бывших союзников по антигитлеровской коалиции на противников в пока «холодной войне». Но как её превратить с наибольшим эффектом в победоносную «горячую», начали рассуждать и в США, и в странах НАТО. Получалось, что лучше и быстрее направлять ракеты на СССР через Северный полюс. Вот и началась гонка за приоритеты на Севере.
Советский Союз, благодаря в том числе капитану медслужбы Виталию Воловичу и его товарищу, гонку престижа выиграл.
Воловича за первый в мире прыжок с парашютом на Северный полюс наградили орденом Красного Знамени. И хотя издательство Книги рекордов Гиннесса до сих пор не хочет признать этот мировой рекорд (деньги платить немалые, терять надежду на возможные претензии на чемпионство англосакса и т.д.), полярники Виталия признали уже тогда. Причём его признали даже самые что ни на есть «полярные волки», такие как Папанин и Водопьянов. За твёрдость в опасности, отвагу в дерзких предприятиях, надёжность в дружбе, оптимизм, за то, что он, кроме всего прочего, – музыкант и запевала. За то, что умеет оставаться настоящим мужчиной в самых трудных ситуациях: достойно выполнять свою работу, свой долг. Так написал ему на своей книге «Записки полярного лётчика» знаменитый северный ас Михаил Каминский.
Среди полярников он стал своим – «Доктор Севморпути». Особенно авторитет молодого Виталия Воловича взлетел, когда сочинённый им и переданный на Большую землю «Полярный вальс» вдруг спел... сам Утёсов! У В.Г. немало стихов и песен написано не только за время зимовок на «СП-х».
Как флагманский врач Волович участвовал в высокоширотных воздушных экспедициях «Север-4» и «Север-5». В 1950-1951 годах дрейфовал на станции «Северный полюс-2». В мае 1952-го был назначен младшим научным сотрудником Научно-исследовательского испытательного института авиационной медицины (ГНИИИ АМ – или ИАМ). Но уже в 1954-м полярники снова вытребовали его у ВВС, и Виталий Волович снова год работал врачом – научным сотрудником дрейфующей станции «СП-3».
После завершения северных дрейфов офицера-медика Воловича, занесённого в штат медслужбы ВВС, поставили перед выбором: Север или институт. Он выбрал науку. Но науку особенную, можно сказать, которую сам и создавал. Она стала главным делом его жизни – наука выживания человека в критических условиях, которой он, по сути, начал заниматься именно на Севере.
В ИАМе майора медслужбы Воловича определили поначалу в отдел катапульт – это проблемы авиационной медицины. Но с 1959 года он переключился на медицину космическую. И уже летом 1960-го заявил о себе рискованным предложением, ответственность за которое ложилась на самого инициатора. Суть заключалась в том, что после приземления космонавта его должен осмотреть врач, снять и зафиксировать показания здоровья, при необходимости оказать помощь. Но самолёты поисково-спасательной службы (ПСС) могли приземляться только на аэродромы, у вертолётов был мал радиус действия. Вот Волович и вспомнил молодость: предложил подготовить группу врачей-парашютистов, чтобы они могли оказаться рядом с космонавтом в кратчайшее время. Идею утвердил помощник главкома ВВС по космосу генерал Н.П. Каманин. Начались испытания парашютистов и отработка программы подготовки «летающих» врачей. Проходило всё это в пустынном районе под Ферганой.
Испытатели, облачённые в космические скафандры, один за другим поднимались в воздух. Но сразу начались сбои: то купол перехлёстывало стропами, и надо было раскрывать запасной парашют. То не срабатывала блокировка спасательного парашюта, которая позволяла раскрыть его только после отказа главного. То испытатель попадал в горизонтальный воздушный поток, и его уносило далеко за барханы. Но особенно много хлопот доставил носимый аварийный запас – НАЗ. Это металлический контейнер весом 40 кг со всем необходимым при посадке в нерасчётном районе.
Там была мощная радиостанция с радиусом двусторонней связи в несколько тысяч километров. Космонавт мог определить свои координаты, используя секстант, а самолётам и вертолётам ПСС подать сигнал ракетами или дымовыми патронами. Были специальный порошок для окраски воды на случай приводнения в океане или снега, небольшая плитка с таблетками сухого горючего и спичками, горевшими в воде и не гасшими на ветру. Имелся высококалорийный паек из мяса, молока, сыра, творога, обезвоженных при низкой температуре в вакууме, что делало объём и массу минимальными, оставляя вкус и калорийность. Были в нём фляга с водой. А специальные брикеты могли превратить 3,5 литра солёной морской воды в пресную. Имелись нож-пила, рыболовная снасть, маленькая надувная резиновая лодка.
После раскрытия парашюта НАЗ по замыслу отстыковывался и повисал на 15-метровом фале. Но механизм работал ненадёжно, требовал усилий, а однажды вообще отказал, и испытатель приземлился вместе с НАЗом.
Воловичу пришлось поругаться с комплектовщиками НАЗа за халтуру: рыболовную снасть они попросту купили в магазине, не проверив, положили фонарик с ненадёжным пластмассовым корпусом. Но тщательная подготовка позволила встретить Гагарина на Земле точно «по протоколу».
В.Г. Волович сам учил Юрия Гагарина действовать после нештатного приземления. Он и встречал космонавта №1, проводил его медосмотр. Потом дал мёрзнущему Гагарину (весна только начиналась) свой шлемофон, в котором прыгал ещё на Северный полюс. Предупредил об этом космонавта №1. Тот засмеялся: всё будет в порядке. Но этот шлемофон у Гагарина, как только самолёт приземлился в Куйбышеве, сразу «увели» – на память, как драгоценный сувенир: подумали, что он в нём в космос летал. Но сувенир и в самом деле был драгоценным.
В 1971-1983 годах подполковник медслужбы Виталий Волович возглавлял отдельную научно-исследовательскую лабораторию Института авиационной и космической медицины, занимался проблемами выживания лётчиков и космонавтов после вынужденного приземления в безлюдной местности или приводнения. Он провел свыше 40 экспедиций в горы и пустыни, в Кольскую тайгу и джунгли Вьетнама. Без преувеличения объехал всю планету: ведь кто может гарантировать, что нештатная ситуация не вынудит космонавтов приземлиться или приводниться именно там? Поэтому и были экспедиции в Атлантический, Индийский и Тихий океаны. И разумеется, в прилегающие страны. Из одной Африки столько причудливых масок развешено в его кабинете путешествий! А ещё есть кабинет для работы – там книги, аквариум с кораллами, фотографии.
На всех фотографиях – благодарственные подписи: от Германа Титова, Андриана Николаева, Павла Берегового, Валерия Быковского, Валентины Терешковой...
А если хотите знать, сколько всего, не считая учебных программ, памяток, пособий и инструкций, по которым учатся космонавты и лётные экипажи всех силовых структур (и не только они), написал В.Г. Волович – откройте Интернет. Около 300 книг, из них 20 монографий!
Или обратитесь к подполковнику в отставке Н.Н. Буркуну, и он расскажет, как ещё солдатом-испытателем ИАМ бывал вместе с В.Г. Воловичем в экспедициях в пустынях. Спросите у академика трех академий доктора медицины, профессора генерал-майора медслужбы В.А. Пономаренко, бывшего начальника ИАКМ. Он тоже может много рассказать о том, какой вклад внёс Виталий Георгиевич Волович в деле спасения жизни летчиков и космонавтов. И наверняка отметит, что все свои рекомендации Волович испытывал на себе. Гарантии выше не даст никто.
Полковник медицинской службы В.Г. Волович – доктор наук, профессор, почётный полярник, действительный член Русского географического общества и Нью-Йоркского общества исследователей и прочее, и прочее.
И можно только гордиться, что его заслуги невозможно перечислить даже на газетной полосе, – так много он сделал для нашей науки и для землян.
родился и вырос на курортах. Началось это 20 августа 1923 года в Гаграх, откуда его отца, главного врача курорта, перевели начальником всех курортов Кисловодска. За год до окончания средней школы уже в Сочи, в 1940-м, Виталий узнал о том, что теперь в Военно-медицинскую академию можно будет поступать сразу после школы. Отец убедил его подать документы в военкомат. С той поры его жизнь стала больше напоминать не курорт, а экстрим.
20 июня 1941 года Виталий оттанцевал на выпускном балу, а через два дня был в Ленинграде. Уже началась война, правда, в Ленинграде её никто не ощущал, всё было спокойно и обыденно: работали магазины и кино, продавали мороженое и ситро, весело дребезжали трамваи...
Около ВМА имени Кирова толпились вчерашние десятиклассники: гражданских было 25 человек на место! На его «золотой» аттестат внимания не обратили, экзамены он сдавал на общих основаниях. Те, кто списывал у него диктант, поступили. В числе зачисленных его переодели в военную форму, и вскоре началась спокойная, как в мирные дни, учёба.
Только в ночь с 8 на 9 сентября они увидели над Ленинградом сплошную армаду гудящих «юнкерсов», плывущую на юго-запад – домой. Потом все узнали: немцы разбомбили Бадаевские склады.
Слушателям выдали карабины, научили стрелять. По ночам они несли дежурство на крышах – тушили зажигательные бомбы. А ещё ловили шпионов. Да-да, самых настоящих предателей и лазутчиков, которые в первые сентябрьские ночи вылезали с фонариками и ракетами на крыши и подавали сигналы и целеуказания фашистским бомбардировщикам.
В ноябре слушателей ВМА вывели к аэродрому под Новой Ладогой и эвакуировали в Самарканд. К аэродрому шли по снегу при морозе минус 30 в тоненьких шинельках и хромовых сапогах. Зато в Новой Ладоге они снова увидели буханки хлеба...
В 1946-м УЧЁБА окончилась. Им выдали дипломы врачей. И вот кто готов спорить, что Воловича не вела по жизни судьба? Это был, пожалуй, единственный выпуск вообще среди военных академий, чтобы слушателям-лейтенантам сразу дали звание капитана медслужбы!
При распределении в ВВС или ВДВ он выбрал десант. Тогда ещё не знал, что это тоже было велением судьбы.
Он попал в 351-й полк ВДВ под Тулой в городке Ефремово. Должность – врач батальона.
В своём батальоне лечил бойцов и офицеров от всего что только возможно: от фурункулёза, травм и прочего- как в автономном плавании, когда врачу помощи ждать неоткуда. Впрочем, «откуда и куда» было, но Виталий в профессии чувствовал себя свободно и жалоб от пациентов не было. И ещё он прыгал с парашютом. Это Виталию нравилось, особенно когда разрешали самому открывать парашют. С задержской. Через год у него было уже 74 прыжка.
А летом 1948 года судьба снова вмешалась в его жизнь. Старший врач полка приказал Воловичу съездить в Тулу в медсанбат за медикаментами для полка: младший врач полка, который обычно выполнял эту миссию, заболел. И машину, как нарочно, ему выделили старую, которая то и дело останавливались, они чинились и в общем добирались вместо двух часов три. Доехали наконец до Тулы, а начмед ушёл на обед, пришлось ждать... Не повезло? Как бы не так! Судьба.
Пока Волович сидел перед кабинетом начмеда, в штабе санбата появился стройный майор-медик. Оказалось, это Павел Буренин, который первым в мире прыгнул с парашютом на остров Земля Бунге – это в западной части Восточно-Сибирского моря. Заболел один из зимовщиков, помощь требовалась незамедлительно, а по морю быстро не получалось. И тогда вызвался майор-медик Буренин из Тульской дивизии ВДВ.
Всё сложилось благополучно, и вот сейчас майор оформлял документы, чтобы ехать учиться в адъюнктуру в Москву. Вдруг Буренин спросил молодого коллегу: «Прыгаешь? Взыскания есть? Хирургией занимался? Хочешь в полярную экспедицию? Ну и хорошо, остальное не твоя забота».
Прошло время, Воловича уже перевели в другую часть в Тулу, и вдруг ночью его вызывают к командиру корпуса. Генерал, с удивлением глядя на обыкновенного капитана мед-
службы, из-за которого ему заполночь позвонили из Москвы, от самого Папанина, приказал Воловичу уже завтра быть в Главном управлении Северного морского пути.
В Москве капитан медслужбы Виталий Волович узнал, что его назначили врачом в секретную экспедицию в центр Арктики. Ему предстояло лечить участников экспедиции, но главное – при необходимости оказывать неотложную помощь экипажам самолётов в случае аварии или вынужденной посадки на дрейфующую льдину. Так началась полярная эпопея Виталия Воловича.
Оказавшись в составе экспедиции Севморпути, врач-десантник попутно выполнил особо важное государственное задание: 9 мая 1949 года он вместе с А.П. Медведевым приземлился с парашютом на Северный полюс.
Это действительно было задание государственной важности: осенью 1947 года в Фултоне отставной британский премьер Черчилль выдал свою знаменитую речь и разделил бывших союзников по антигитлеровской коалиции на противников в пока «холодной войне». Но как её превратить с наибольшим эффектом в победоносную «горячую», начали рассуждать и в США, и в странах НАТО. Получалось, что лучше и быстрее направлять ракеты на СССР через Северный полюс. Вот и началась гонка за приоритеты на Севере.
Советский Союз, благодаря в том числе капитану медслужбы Виталию Воловичу и его товарищу, гонку престижа выиграл.
Воловича за первый в мире прыжок с парашютом на Северный полюс наградили орденом Красного Знамени. И хотя издательство Книги рекордов Гиннесса до сих пор не хочет признать этот мировой рекорд (деньги платить немалые, терять надежду на возможные претензии на чемпионство англосакса и т.д.), полярники Виталия признали уже тогда. Причём его признали даже самые что ни на есть «полярные волки», такие как Папанин и Водопьянов. За твёрдость в опасности, отвагу в дерзких предприятиях, надёжность в дружбе, оптимизм, за то, что он, кроме всего прочего, – музыкант и запевала. За то, что умеет оставаться настоящим мужчиной в самых трудных ситуациях: достойно выполнять свою работу, свой долг. Так написал ему на своей книге «Записки полярного лётчика» знаменитый северный ас Михаил Каминский.
Среди полярников он стал своим – «Доктор Севморпути». Особенно авторитет молодого Виталия Воловича взлетел, когда сочинённый им и переданный на Большую землю «Полярный вальс» вдруг спел... сам Утёсов! У В.Г. немало стихов и песен написано не только за время зимовок на «СП-х».
Как флагманский врач Волович участвовал в высокоширотных воздушных экспедициях «Север-4» и «Север-5». В 1950-1951 годах дрейфовал на станции «Северный полюс-2». В мае 1952-го был назначен младшим научным сотрудником Научно-исследовательского испытательного института авиационной медицины (ГНИИИ АМ – или ИАМ). Но уже в 1954-м полярники снова вытребовали его у ВВС, и Виталий Волович снова год работал врачом – научным сотрудником дрейфующей станции «СП-3».
После завершения северных дрейфов офицера-медика Воловича, занесённого в штат медслужбы ВВС, поставили перед выбором: Север или институт. Он выбрал науку. Но науку особенную, можно сказать, которую сам и создавал. Она стала главным делом его жизни – наука выживания человека в критических условиях, которой он, по сути, начал заниматься именно на Севере.
В ИАМе майора медслужбы Воловича определили поначалу в отдел катапульт – это проблемы авиационной медицины. Но с 1959 года он переключился на медицину космическую. И уже летом 1960-го заявил о себе рискованным предложением, ответственность за которое ложилась на самого инициатора. Суть заключалась в том, что после приземления космонавта его должен осмотреть врач, снять и зафиксировать показания здоровья, при необходимости оказать помощь. Но самолёты поисково-спасательной службы (ПСС) могли приземляться только на аэродромы, у вертолётов был мал радиус действия. Вот Волович и вспомнил молодость: предложил подготовить группу врачей-парашютистов, чтобы они могли оказаться рядом с космонавтом в кратчайшее время. Идею утвердил помощник главкома ВВС по космосу генерал Н.П. Каманин. Начались испытания парашютистов и отработка программы подготовки «летающих» врачей. Проходило всё это в пустынном районе под Ферганой.
Испытатели, облачённые в космические скафандры, один за другим поднимались в воздух. Но сразу начались сбои: то купол перехлёстывало стропами, и надо было раскрывать запасной парашют. То не срабатывала блокировка спасательного парашюта, которая позволяла раскрыть его только после отказа главного. То испытатель попадал в горизонтальный воздушный поток, и его уносило далеко за барханы. Но особенно много хлопот доставил носимый аварийный запас – НАЗ. Это металлический контейнер весом 40 кг со всем необходимым при посадке в нерасчётном районе.
Там была мощная радиостанция с радиусом двусторонней связи в несколько тысяч километров. Космонавт мог определить свои координаты, используя секстант, а самолётам и вертолётам ПСС подать сигнал ракетами или дымовыми патронами. Были специальный порошок для окраски воды на случай приводнения в океане или снега, небольшая плитка с таблетками сухого горючего и спичками, горевшими в воде и не гасшими на ветру. Имелся высококалорийный паек из мяса, молока, сыра, творога, обезвоженных при низкой температуре в вакууме, что делало объём и массу минимальными, оставляя вкус и калорийность. Были в нём фляга с водой. А специальные брикеты могли превратить 3,5 литра солёной морской воды в пресную. Имелись нож-пила, рыболовная снасть, маленькая надувная резиновая лодка.
После раскрытия парашюта НАЗ по замыслу отстыковывался и повисал на 15-метровом фале. Но механизм работал ненадёжно, требовал усилий, а однажды вообще отказал, и испытатель приземлился вместе с НАЗом.
Воловичу пришлось поругаться с комплектовщиками НАЗа за халтуру: рыболовную снасть они попросту купили в магазине, не проверив, положили фонарик с ненадёжным пластмассовым корпусом. Но тщательная подготовка позволила встретить Гагарина на Земле точно «по протоколу».
В.Г. Волович сам учил Юрия Гагарина действовать после нештатного приземления. Он и встречал космонавта №1, проводил его медосмотр. Потом дал мёрзнущему Гагарину (весна только начиналась) свой шлемофон, в котором прыгал ещё на Северный полюс. Предупредил об этом космонавта №1. Тот засмеялся: всё будет в порядке. Но этот шлемофон у Гагарина, как только самолёт приземлился в Куйбышеве, сразу «увели» – на память, как драгоценный сувенир: подумали, что он в нём в космос летал. Но сувенир и в самом деле был драгоценным.
В 1971-1983 годах подполковник медслужбы Виталий Волович возглавлял отдельную научно-исследовательскую лабораторию Института авиационной и космической медицины, занимался проблемами выживания лётчиков и космонавтов после вынужденного приземления в безлюдной местности или приводнения. Он провел свыше 40 экспедиций в горы и пустыни, в Кольскую тайгу и джунгли Вьетнама. Без преувеличения объехал всю планету: ведь кто может гарантировать, что нештатная ситуация не вынудит космонавтов приземлиться или приводниться именно там? Поэтому и были экспедиции в Атлантический, Индийский и Тихий океаны. И разумеется, в прилегающие страны. Из одной Африки столько причудливых масок развешено в его кабинете путешествий! А ещё есть кабинет для работы – там книги, аквариум с кораллами, фотографии.
На всех фотографиях – благодарственные подписи: от Германа Титова, Андриана Николаева, Павла Берегового, Валерия Быковского, Валентины Терешковой...
А если хотите знать, сколько всего, не считая учебных программ, памяток, пособий и инструкций, по которым учатся космонавты и лётные экипажи всех силовых структур (и не только они), написал В.Г. Волович – откройте Интернет. Около 300 книг, из них 20 монографий!
Или обратитесь к подполковнику в отставке Н.Н. Буркуну, и он расскажет, как ещё солдатом-испытателем ИАМ бывал вместе с В.Г. Воловичем в экспедициях в пустынях. Спросите у академика трех академий доктора медицины, профессора генерал-майора медслужбы В.А. Пономаренко, бывшего начальника ИАКМ. Он тоже может много рассказать о том, какой вклад внёс Виталий Георгиевич Волович в деле спасения жизни летчиков и космонавтов. И наверняка отметит, что все свои рекомендации Волович испытывал на себе. Гарантии выше не даст никто.
Полковник медицинской службы В.Г. Волович – доктор наук, профессор, почётный полярник, действительный член Русского географического общества и Нью-Йоркского общества исследователей и прочее, и прочее.
И можно только гордиться, что его заслуги невозможно перечислить даже на газетной полосе, – так много он сделал для нашей науки и для землян.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11088
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Волович Виталий Георгиевич

Сообщение [ Леспромхоз ] » 31 Июль 2011 20:16

В гостях у «ВВ»
© «ВВ», 1997, N 30

Сегодня в гостях у «ВВ» человек поистине легендарный — Виталий Волович, которого по праву считают в России специалистом N 1 по проблемам выживания людей в природных условиях. В. Волович является родоначальником целого научного направления — медицины выживания. (Кстати, наша редакция продает его большущий и увлекательный том «Академия выживания».)
Большую часть своей жизни Виталий Георгиевич занимался, говоря официальным языком, «проблемами выживания лётного состава в экстремальных условиях природной среды при автономном существовании после вынужденного приземления (приводнения) летательного аппарата». А попросту говоря — разрабатывал рекомендации для летчиков и космонавтов, как им уцелеть после аварии в ненаселенной местности. В том числе в тундре, на море, в горах, во льдах... Эти рекомендации рождались не за письменным столом — В. Волович проводил десятки экспедиций, работавших почти по всему земному шару. Испытатели специально ставили себя в тяжелейшие условия (имитировали аварию самолета), чтобы потом написать советы пилотам, как спастись от холода в Арктике и от жары в пустыне, как использовать имеющееся снаряжение или подручные средства, оказать друг другу первую медицинскую помощь, какие растения и животных можно употреблять в пищу...

Конечно, проводя такие эксперименты, испытатели старались предусмотреть все возможные неприятности. Но, как говорится, человек предполагает, а Бог — располагает. Однажды, например, моделировали выживание людей на спасательной шлюпке в Тихом океане. Сначала все шло по плану: палило солнце, вокруг шлюпки кружили акулы, а 12 человек в ней морили себя голодом и жаждой в соответствии с программой. И вдруг на третьи сутки, к ночи, небо заволокло тучами, начался тайфун и толстый пеньковый канат, которым шлюпка была привязана к бую, оторвало. И ее понесло в бурный ночной океан. Искали смельчаков двое суток, но все обошлось...

В. Волович первым в мире совершил прыжок с парашютом на Северный полюс, провел первое медицинское обследование космонавтов Ю. Гагарина, А. Николаева, В. Быковского на месте их приземления... За выполнение специальных заданий правительства Виталий Георгиевич награжден орденами Ленина, Красного Знамени, Трудового Красного Знамени, Красной Звезды и 23 медалями. Он член-корреспондент Академии космонавтики, доктор медицинских наук, почетный полярник, член Клуба исследователей США и др. А читатели «ВВ» имеют возможность познакомиться и с другой, малоизвестной стороной творчества Воловича — с его песнями, которые давно поют в нашей стране как «народные»...


А теперь — слово Виталию Воловичу

— Стремление к сочинению стихов, по-моему, свойственно всем. Только у одних это выражается как у погонщика собак на Дальнем Севере, когда человек что видит, о том и поет; иногда же стихи поднимаются из глубин души, и строчки как бы рождаются сами, потом рождается мелодия, и так появляется песня. Я не знаю, как сочиняют песни профессиональные поэты и композиторы, но мои песни всегда были навеяны какими-то событиями в жизни.

Скажем, в 1985 году мне пришлось быть с группой летчиков в Домбае, где проходили тренировки по выживанию и спасению при вынужденной посадке. Я был настолько очарован Домбаем, его горами, озерами, что вечером сел и вдруг... Так родилась песня, которая первоначально началась с тривиальных слов «Если есть на свете рай, он называется Домбай».

Или история появления песни, которая впоследствии, два года спустя, получила название «Полярный вальс». Родилась она в 1951 году на дрейфующей станции «Северный полюс-2», где мне пришлось работать врачом и поваром. В отличие от обычных полярных станций, где повар является фигурой привилегированной (он всегда в тепле, сыт, ему не надо выходить на мороз и проводить какие-то исследования...), на мою долю пришлось на «СП-2» много неприятностей: на камбузе температура всегда стояла отрицательная, на полу был лед и ноги можно было отогреть, только отплясывая какой-нибудь модный танец. И вообще я был плохо подготовлен к кулинарным испытаниям. Правда, перед выездом на дрейфующую станцию я получил напутствие от знаменитого полярного летчика Водопьянова. В частности, он дал мне такой кулинарный рецепт: если хочешь, чтобы суп был вкусный, то клади мяса больше, чем воды. Я старался выполнять его советы. Кроме того, у меня была толстая кулинарная книга «О вкусной и здоровой пище», которую я выпросил у своей мамы.

Камбуз на «СП-2» сначала размещался в обыкновенной палатке из двухслойной кирзы с пологом, где всегда было холодно, и был единственный способ утеплить ее — обкладывать толстым слоем снега, что мы и делали. Ну а потом мы использовали фюзеляж самолета, который разбился в октябре 1950 года при взлете с дрейфующей станции — к счастью, никто тогда не погиб. Зимой, когда уже совсем невмоготу стало находиться в нашей палатке-кают-компании, мы на своих плечах перетащили эту огромную махину (фюзеляж самолета) за полтора километра в центр лагеря. Штурманский отсек самолета был превращен в камбуз, а все остальное — в кают-компанию. В ней поставили столики, потом перетащили камелек... Находясь в унылой обстановке камбуза, я развлекал себя как мог, чтобы сохранять бодрость духа. Ведь я, как и мои товарищи, был очень горд, что участвую в такой интересной и важной экспедиции. Развлекался я по-всякому: пел песни (главным образом романсы и не очень приличные песни), писал кое-как всякого рода полярные стихи... И вот однажды, когда я присел на краешек табуретки, ожидая, пока закипит очередной борщ, в голове родилась строчка «Спустилась на льдину полярная ночь», следом также неожиданно возникла вторая — «И ветер, настойчиво в мачтах звеня»... Так одна за другой стали рождаться строчки и звуки, похожие на мотив. К обеду песня была готова. (Потом, конечно, я ее еще подчищал и подправлял.) Набравшись мужества, вечером, когда все уже поужинали и были в благодушном настроении, я рискнул, аккомпанируя себе ложкой по столу, спеть эту песню. Она была принята весьма благосклонно, и очень быстро все ее разучили. И уже потом, время от времени, на всяких праздниках мы ее хором исполняли.

Потом родились другие песни, и моя творческая тетрадь, которую я завел еще в дни учебы в военной академии, стала постепенно наполняться страницами полярных стихов и воспоминаний. Они легли в основу новой книги, которая называется «Засекреченный полюс» и скоро выйдет в свет. А стихи, кроме «Полярного вальса», так и лежали втуне в течении многих лет...

Я люблю иногда попеть в небольшой кампании после застолья. К сожалению, гитару я так и не освоил, а рояль, на котором я немножко играю, за собой не повозишь. Хотя был у меня один комический случай на дрейфующей льдине. Уговорили меня как-то спеть там одну смешную песенку, написанную на манер знаменитой «Маркизы» в связи с тем, что у нас летом на станции сгорела радиостанция:

«Все хорошо, тепло и безопасно, работа в меру нелегка,
Дела идут почти прекрасно, за исключеньем пустяка:
Случилось маленькое горе — чехол спалили на моторе.
А в остальном на льдине в океане все хорошо, все хорошо...»

Затем события начинают развиваться: мотор сгорел, потом радиостанция, потом льдина лопнула по краям... «А в остальном... все хорошо, все хорошо!» Эту песню я играл на правой стороне аккордеона, а мои товарищи растягивали меха. Такой мой весьма успешный концертный дебют вызвал неожиданную реакцию у начальника Севморпути адмирала Бурбанова, который велел привезти на дрейфующую станцию пианино. И его нам на «СП-3» вскоре доставили самолетом.


Полярный вальс
Музыка и стихи В.Воловича

Спустилась на льдину полярная ночь,
И ветер, настойчиво в мачтах звеня,
У двери стучится, как будто не прочь
Погреться у огня.
В палатке тепло нелегко удержать,
Брезентовый пол покрывается льдом,
Но кто в ней не пожил, тому не понять,
Как дорог этот дом.
Пускай нелегко приходилось подчас,
И в трудностях много мы прожили дней,
Но дружба нас сделала в тысячу раз
Отважней и сильней.
И с кем не бывало — взгрустнется кому
О ласке далекой, о доме родном,
Грустить не позволим ему одному,
Мы вместе с ним взгрустнем.
Пусть тысячи верст до земли пролегли,
За месяцы, право, домой не дойдешь,
Но мы друг для друга тепло берегли,
А с ним не пропадешь.
У нас под ногами дрейфующий лед,
Пурга наметает сугробы вокруг.
Мы вместе с тобою всю ночь напролет
Не спим, мой друг.
Спустилась на льдину полярная ночь,
И ветер, настойчиво в мачтах звеня,
У двери стучится, как будто не прочь
Погреться у огня.

http://utesow.narod.ru/popd.mp3
popd.mp3 [4.25 МБ Скачиваний: 304]
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11088
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Волович Виталий Георгиевич

Сообщение [ Леспромхоз ] » 31 Июль 2011 20:38

"Космический альманах" №5 2001 год

КОСМОНАВТОВ ЖДУТ НА ЗЕМЛЕ
© Г. Волович, 2001

 attachment99.jpeg
Волович Виталий Георгиевич - известный советский ученый и специалист по проблеме жизнедеятельности человека в экстремальных условиях природной среды. После окончания Военно-медицинской академии им. С.М.Кирова в 1946 году стал врачом-десантником. В 1949-1950 гг. участвовал в высокоширотных воздушных экспедициях в Центральный полярный бассейн. Во время экспедиции 9 мая 1949 года вместе с А.П.Медведевым совершил первый в мире парашютный прыжок на Северный полюс. Осенью 1950 года работал на дрейфующей станции "Северный полюс-2" на Полюсе относительной недоступности, в 1954-1955 годах - на станции "Северный полюс-3".

В 1952 году В.Г.Волович перешел на работу в Государственный научно-исследовательский испытательный институт авиационной медицины Министерства обороны, где возглавил лабораторию выживания, решавшую проблемы жизнеобеспечения летных экипажей и космонавтов после вынужденного покидания летательных аппаратов. Он был организатором и участником десятков экспедиций в Арктику, тайгу, пустыни, джунгли Вьетнама, в тропическую зону Индийского, Тихого и Атлантического океанов. На основе полученных материалов В.Г.Воловичем и его сотрудниками были разработаны специальные памятки, инструкции по выживанию для летчиков и космонавтов, рекомендации по использованию природных средств для поддержания жизнедеятельности. Огромный опыт исследователя позволил В.Г.Воловичу разработать и научно обосновать новое направление в медицине - медицину выживания.

В 1960 году он организовал и возглавил группу врачей-парашютистов, участвовавших в операциях по поиску и спасению космонавтов. Виталий Георгиевич был первым врачом, который провел медицинский осмотр Юрия Гагарина после его возвращения на Землю. Он обследовал космонавтов А.Г.Николаева и В.Ф.Быковского на месте приземления, спустившись к ним на парашюте.

После демобилизации из армии В.Г.Волович продолжил свою работу в Институте медико-биологических проблем. Виталий Георгиевич опубликовал свыше 250 научных работ, в том числе 15 монографий. Наиболее известны из них "Жизнеобеспечение экипажей летательных аппаратов после вынужденного приземления и приводнения", "Человек в экстремальных условиях", "С природой один на один", "Академия выживания".

Он один из авторов совместного Советско-американского труда "Основы космической биологии и медицины" и "Учебника по авиационной медицине". Его перу принадлежит ряд научно-художественных повестей: "30-й меридиан", "Год на полюсе", "На грани риска" и др. В конце 1998 года в издательстве "Терра" вышла его драматическая повесть о работе на дрейфующей станции "Северный полюс-2" "Засекреченный Полюс". В настоящее время им подготовлен учебник "Обеспечение безопасности жизнедеятельности".

Виталий Георгиевич - доктор медицинских наук, действительный член Российской академии космонавтики им. К.Э.Циолковского, Почетный полярник, действительный член Русского географического общества, Нью-Йоркского клуба исследователей, Союза журналистов. Он награжден орденами Ленина, Красного Знамени, Трудового Красного Знамени, Орденом Отечественной войны, тремя орденами Красной Звезды и 20 медалями. За участие в подготовке космических полетов Федерация космонавтики наградила его Дипломом Ю.А.Гагарина и 5 медалями. Он инструктор парашютного дела, совершил 175 парашютных прыжков.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11088
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Волович Виталий Георгиевич

Сообщение Polarstern » 03 Сентябрь 2011 03:19

Виталий Георгиевич был в гостях у "Народного Радио" в передаче для юношества и подростков "Для тебя и для твоих друзей" 21 марта 2010 года. Виталий Георгиевич рассказывал о дрейфе на СП-2. Прилагаю аудиозапись.

dttd21.03_narodinfo_volovich.mp3 [23.94 МБ Скачиваний: 188]
Аватара пользователя
Polarstern
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 726
Зарегистрирован: 01 Январь 1970 03:00
Откуда: Москва/Виннипег

Волович Виталий Георгиевич

Сообщение Polarstern » 22 Сентябрь 2011 20:03

 vlcsnap-2011-09-22-12h00m23s44.png
 vlcsnap-2011-09-22-12h01m31s245.png
Продублирую ссылку на документальный фильм с участием В.Г. Воловича о выживании в экстремальных условиях:

"Район бедствия - Арктика"
Аватара пользователя
Polarstern
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 726
Зарегистрирован: 01 Январь 1970 03:00
Откуда: Москва/Виннипег

Волович Виталий Георгиевич

Сообщение Чумаченко Г.С. » 08 Январь 2012 02:41

Есть предложение: а) дозволить вывеску в ПП статьи РГ о В.Г.Воловиче; б) поздравить Виталия Георгиевича с (недавним) вручением Международной премии Андрея Первозванного "За Веру и Верность", пожелать ему здоровья и всех благ.

Остаться в живых
"Российская газета" - Неделя №5665 (289) 23.12.2011
http://www.rg.ru/2011/12/23/volovich.html
Его отправлял к Северному полюсу Иван Папанин. Он встречал Юрия Гагарина. Виталий Волович - отец медицины выживания, десантник, полярник, академик и просто человек-легенда.

Арктика от Гиннесса

Российская газета: Виталий Георгиевич, я попытался подсчитать все ваши профессии: профессиональный военный, парашютист, врач, полярник, писатель, ученый. Ничего не упустил?
Виталий Волович: Еще поваром работал. Не смейтесь - я вполне серьезно. На исследовательской станции "Северный полюс-2" (СП-2 работала под руководством Михаила Сомова с апреля 1950 года по апрель 1951 года. - Ред.) моя должность официально звучала "врач-повар".

РГ: А готовить умели?
Волович: Вот и Михаил Васильевич Водопьянов, приглашая на станцию, тоже об этом спрашивал (смеется). Говорю: а то - яичницу поджарить могу. Но приспособился: и кормил, и лечил. Дрейфовали на льдине в Северном Ледовитом океане, на 76-й широте. Не хватало газа и бензина, палатки прохудились, ночью внутри температура падала до минус 25. Все засекречено, никто из родственников не знал, где мы.

РГ: По образованию вы врач. Как оказались в Арктике?
Волович: В 1941-м поступил в Военно-медицинскую академию в Ленинграде, по окончании получил назначение врачом батальона ВДВ. Судьба меня свела со знаменитым Павлом Бурениным, познакомились, разговорились, и он поинтересовался: не хочу ли я попасть в Арктику? Я сказал - хочу.

РГ: Люди старшего поколения знают, кто он такой, но остальным неплохо пояснить, чем знаменит.
Волович: Это первый человек в мире, прыгнувший в Арктике с парашютом.
Летом 1946 года метеоролог полярной станции на Земле Бунге (арктические Новосибирские острова) Виктор Беляков во время охоты получил травму глаза. Второй зимовщик посылает радиограмму в Москву: срочно нужен врач!
Как спасать человека? Из Москвы выслали гидросамолет. Он долетел до Земли Бунге. Сесть не удалось, врачу пришлось прыгать с парашютом. Это и был Павел Иванович Буренин - капитан медицинской службы ВДВ. Фронтовик, во время войны прыгал с парашютом в немецкий тыл, оперировал раненых партизан. Операция - удаление остатков ткани поврежденного глаза - прошла успешно.

РГ: Героя дали?
Волович: Наградили орденом Красной Звезды. Эту историю Маршак описал в поэме "Ледяной остров": "В мире таких не бывало чудес, чтоб доктор на землю спускался с небес". Благодаря подвигу Павла Буренина наша страна имеет полное право требовать закрепить за нами этот приоритет в освоении Арктики. Не важно, как мы назовем прыжок: рекордом, подвигом. Это область, где мы - первые.

РГ: А кто-то сомневается?
Волович: Загляните в Книгу Гиннесса: самый северный прыжок записан за доктором Джеком Уиллером и за летчиком Роки Парсонсом. Оба - американцы, прыгали в 1981 году. Только прыгали они в районе Северного полюса через 32 года после того, как на полюс с парашютами приземлились два советских человека: парашютист-инструктор Медведев и я, оба офицеры ВДВ.

"Скорая" на полюс"

РГ: Расскажите о прыжке.
Волович: Шла "холодная война". Знаменитых ученых, самых лучших летчиков отправили в высокоширотную экспедицию "Север-4" с задачей получить ответ на вопрос: как защищать Арктику? Центральный лагерь разместился в 80 км от полюса, у нас было два самолета. Я был врачом на площади 20 млн кв. км, других врачей там не было.

РГ: Велики шансы врача в тех широтах живым приземлиться рядом с пациентом?
Волович: Риск огромный. Тогда еще не было теплого, но легкого снаряжения, управляемых парашютов. Не переломать ног, приземляясь на торосы, - большая удача. Но я знал, на что иду. Очень хотелось себя показать, понимаете, я был там самым незаметным, вокруг герои-фронтовики, герои, у каждого грудь в орденах. Мне 25 лет, по их меркам - мальчишка, и медаль одна - "За оборону Ленинграда". И вот 9 мая мы уже собираемся отметить праздник, как вдруг меня вызывают в палатку начальника экспедиции: хочешь поучаствовать в прыжке на Северный полюс? Конечно, хочу!
В общем, в самолет - у нас тогда был американский Си-47 - и на полюс! Прыгали двое: Андрей Медведев и я. Выбрали подходящую площадку, бросили дымовые шашки, с 600 метров покинули борт "дугласа". Точное время: 9 мая 1949 года, 13.05.

РГ: Отметили?
Волович: А как же! Я взял флягу со спиртом, луковицу, кусочек сала. Сфотографировали друг друга по очереди моим ФЭДом, хотя это запрещалось, все же было секретно. Подчеркну: это не наш с Медведевым личный рекорд. Это рекорд и приоритет страны.

РГ: Правда, что шлем, в котором вы прыгали на полюс, потом носил Юрий Гагарин?
Волович: Да. Дело в том, что после арктических экспедиций я работал в институте авиационной медицины. Начинается эра покорения космоса, мне поручили возглавить группу, которая должна первой прибывать к месту приземления космонавта. Вот тут я вспомнил свою полярную историю и предложил генералу Каманину (в 1960 году - помощник главкома ВВС по космосу. - Ред.) подготовить группу врачей, которые будут одновременно и парашютистами, и полевыми хирургами. Идею приняли. Так и работали: космонавты спускались с орбиты, мы прыгали с самолета. Например, у Андрияна Николаева я был через 20 минут после его приземления. Быковского, Титова тоже встречал. При встрече Титова мне не повезло, ветер был 10 метров в секунду, меня раскачало, шлепнуло об землю. Потерял сознание, с сотрясением мозга попал в больницу. Поповича и Терешкову встречали сотрудники, которых я готовил.

РГ: А почему Гагарина встречали колхозники?
Волович: Вот с Юрой - да, произошла накладка. Мы сидели в поисковом Ил-14 в Куйбышеве, но пошло не по плану: всю ночь шел дождь, наш самолет просто застрял в грязи.

РГ: Переживали?
Волович: С использованием специфических офицерских терминов, которые вы в газете не напечатаете. Но что делать - перегрузились в другой самолет, взлетели. Но на этом борту не было пеленгатора для точного наведения на космический корабль. Гагарина забрал вертолет, нам приказ: следовать за ним на аэродром Энгельса. Сели. Вижу: огромная ликующая толпа. Кое-как пробился к Юрию, поздравил. Крепко обнялись.

РГ: Вы с ним были лично знакомы?
Волович: Мы тренировали космонавтов в нашем институтском бассейне. Некоторые летчики - будущие космонавты - жили у нас на территории института, тогда еще старшие лейтенанты и капитаны, мальчишки - по 26-28 лет. Запомнилось: на тренировке Гагарин мне сказал: "Ну, доктор, встречайте меня после приземления". А тогда еще не было известно, кто и когда полетит.

Юра. Космонавт

РГ: Одни источники утверждают, что Гагарин после полета чувствовал себя отлично, по другим - его немного тошнило. Вы же его первым осматривали?
Волович: В Энгельсе удалось осмотреть внешне: лицо, шею - на предмет кровоизлияний, ссадин. Он улыбается: "Да не волнуйтесь, доктор. Все в полном порядке, вот только НАЗ (носимый аварийный запас. - Ред.) потерял".

РГ: Он, значит, для вас просто Юра, а он с вами на "вы"?
Волович: Так я же старше на 11 лет. Он - 1934 года, я - 1923-го. Я - подполковник, он - старший лейтенант.

РГ: На землю Гагарин вернулся майором.
Волович: Правильно. Так вот, майора Гагарина мне нужно было обследовать, но возможности не было: сначала Гагарин докладывал о полете по телефону Брежневу и Микояну, затем по спецсвязи ВЧ - Хрущеву. Из Энгельса в Куйбышев летели на Ил-14: в воздухе я надел белый халат, начал обследование. Жалоб было немного: на сильную потливость и небольшое чувство усталости. Пульс, давление, температура - все отлично.
Позже Юрий Алексеевич пожаловался на тошноту - но не при всех, мы вдвоем отошли в хвост самолета. Вскоре тошнота отпустила.
Да, насчет моего "арктического" шлема. Перед приземлением в Куйбышеве в иллюминатор Гагарин заметил, что по Волге плывет лед, а ему на голову надеть нечего. Я говорю: сейчас все сделаем. И вручаю кожаный летный шлем с длинными ушами. Гагарин: "Чуть маловат, но сойдет". Я предупредил: не потеряй, я ведь в нем на Северный полюс прыгал с парашютом. Он мне передал свой бортжурнал и оружие.

РГ: А что за оружие было у Гагарина? Что-то специальное?
Волович: Специальное оружие для космонавтов разработали много лет спустя: трехствольный пистолет ТП-82. Создавая его, конструкторы консультировались в том числе и с врачами, и у меня такой долго лежал в сейфе. Но, конечно, это оружие не для боя на орбите, а для выживания в экстремальных условиях после приземления.
Но у Гагарина тогда еще ничего подобного не было. Личное оружие, которое Юрий Алексеевич после приземления мне передал, - свой пистолет, самый обычный "Макаров".

РГ: Ну а ваш знаменитый шлем Гагарин вернул?
Волович: Нет, мой шлем у Гагарина кто-то взял, и он исчез бесследно. Тогда все понимали, что история вершится буквально на глазах, и хотели оставить какую-то ее частичку себе на память.

Как выжить в джунглях

РГ: Среди ваших исследований есть совсем необычные: например, советско-индийские эксперименты по реакции организма на быструю смену тропического климата на арк-тический. А зачем?
Волович: Практическое значение физиологической реакции организма на смену климата осознали американцы, когда перебросили батальон с Аляски в зону Панамского канала и весь личный состав батальона вышел из строя.
Мы свои эксперименты проводили в Индии и в Кольском Заполярье с участием индийских военнослужащих. Индия получила необходимые данные, мы, как обычно, погрязли в межведомственных разногласиях.

РГ: Ваши методики рассекречены?
Волович: Раньше бывало так: советские инструкторы, служившие в Юго-Восточной Азии, не подозревали о наших рекомендациях по науке выживания в джунглях, которые создавали врачи, работавшие в Бразилии и во Вьетнаме.
В Афганистане солдаты и офицеры получали наши брошюры. Сегодня вообще все рассекречено, но часто не востребовано. Хотя все рекомендации проверены на собственной шкуре.
Если нужно было проводить исследования в море и в океане, то врач находился в одной шлюпке с испытателем. По заказу авиации флота разрабатывали даже способы защиты от акул летчиков, катапультировавшихся над морем. Проверяли американские средства защиты. Кстати, от акул оказались совершенно неэффективными.

РГ: А можете дать пару советов туристам, которые сегодня встречаются с акулами то в Египте, то на Дальнем Востоке?
Волович: Только один: не входить в воду, где появились акулы. А если более обстоятельно, то... Надо много и внимательно читать специальную литературу, благо написана она научно-популярным языком. Я сначала писал небольшие памятки, пособия в формате брошюр. Со временем они превратились в книги. Поверьте, это полезная информация, бытует слишком много стереотипов, рекомендаций на уровне "народных обычаев", из-за которых люди гибнут.

РГ: Например?
Волович: Например, все знают, что замерзшего человека надо растирать. Но когда сильно охлажденную кровь вы загоняете в жизненно важные органы, то организм еще сильнее охлаждается. Или вот во многих учебниках советуют: укусила змея - наложите жгут. Категорически не надо этого делать! Вы создадите отек, яд быстрее всасывается. Надо отсасывать яд!

РГ: Секрет своей хорошей физической и интеллектуальной формы раскроете?
Волович: Курил всю жизнь, бросил в 75. Алкоголем не злоупотреблял. Делаю утреннюю зарядку. Ем все, что нравится. В общем, никаких секретов. Да, главное: надо заниматься любимым делом всю жизнь.

Досье РГ

13 декабря в Кремле Виталию Воловичу вручили "Державного орла" и орденскую звезду - атрибуты Международной премии Андрея Первозванного "За Веру и Верность".
Доктор Волович награжден за личный героизм, а также за создание "медицины выживания".
- Я больше 40 лет занимался выживанием летчиков, космонавтов и вообще любых людей, оказавшихся в экстремальных условиях, - говорит Виталий Георгиевич. - Работали в пустыне, в горах, в тайге. Когда нужно было попасть в бразильские джунгли, в Индийский, Атлантический или Тихий океан, то нам помогал сам Иван Папанин. По заказу авиации флота разрабатывал технологии спасения летчиков от акул. И в Афганистане наши солдаты и офицеры выживали по методикам Воловича.
Игорь Елков


P.S. Коль, оказывается, наше кино кто-то уже выложил в сеть (спасибо за ссылку!), - к двум газетным фото добавлю ещё из своего архива:
апрель 1982 г., В.Г.Волович на съёмках фильма «Район бедствия – Арктика»
- р-н Тикси, м. Быковский;
- м. Шмидта, припай у скалы Вебера).
Фото Валерия Ресенчука. (Где-то есть ещё фото с Уэлькаля.)
«Мне везёт на приключения», - говорит В.Г.
За месяц работы не раз на собственном опыте имели возможность убедиться в этом…


 фото-4.jpg
 фото-1.jpg
 фото-2.jpg
 фото-3.jpg
Чумаченко Г.С.
 
Сообщения: 52
Зарегистрирован: 05 Июль 2011 22:28

Волович В. Г., С природой один на один.

Сообщение Иван Кукушкин » 21 Март 2012 08:54

 Волович - с природой один на один.jpg
Волович В. Г., С природой один на один.—М.: Воениздат, 1989.— 352 с.
ISBN 5—203—00262—2

:": В книге даются научные рекомендации и практические советы, направленные на сохранение здоровья и работоспособности человека при автономном существовании в безлюдной, труднодоступной местности (арктической тундре, пустыне, в горах, джунглях, океане).
Книга рассчитана на широкий круг читателей (врачей всех специальностей и читателей, интересующихся проблемами жизнедеятельности в сложных природных условиях).


Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11601
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Волович Виталий Георгиевич

Сообщение Polarstern » 23 Март 2012 17:47

Прилагаю эту и другие книги Виталия Георгиевича в формате epub (для чтения на смартофонах, планшетах и т.д.)


Volovich_Na_grani_riska_94981.epub [474.88 КБ Скачиваний: 180]

Ilin_Parametryi_riska_158826.epub [487.54 КБ Скачиваний: 186]


Их также можно скачать по следующему адресу (в том числе и в других текстовых форматах):
http://flibusta.net/a/26036
Аватара пользователя
Polarstern
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 726
Зарегистрирован: 01 Январь 1970 03:00
Откуда: Москва/Виннипег

Волович В.Г., Жизнеобеспечение экипажей летательных аппарато

Сообщение fisch1 » 20 Май 2015 22:31

 Волович.jpg

В. Г. Волович.Жизнеобеспечение экипажей летательных аппаратов после вынужденного приземления или приводнения.

Книга посвящена актуальной проблеме выживания человека, оказавшегося в результате аварии самолета, корабля или других обстоятельств в условиях автономного существования в безлюдной местности или в океане.
Давая описание различных физико-географических зон земного шара, автор анализирует особенности неблагоприятного воздействия факторов внешней среды на организм человека и существующие методы защиты и профилактики.
В книге широко использованы материалы отечественных и зарубежных исследователей, а также материалы, полученные автором во время экспедиций в Арктику, пустыни Средней Азии, в тропическую зону Атлантического, Индийского и Тихого океанов.
Издание рассчитано на широкий круг читателей: врачей, биологов, летчиков, моряков, геологов.





Volovich_Vitalii.fb2.zip [11.23 МБ Скачиваний: 116]
fisch1
 
Сообщения: 1554
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Волович Виталий Георгиевич

Сообщение Polarstern » 03 Октябрь 2015 05:06



Этот же фильм на Ютуб (очень кстати Волович использовал песню "Ваше благородие" в авторском иполнении Окуджавы):

Аватара пользователя
Polarstern
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 726
Зарегистрирован: 01 Январь 1970 03:00
Откуда: Москва/Виннипег

Волович Виталий Георгиевич

Сообщение SVF » 20 Май 2016 14:03

 600x600,fs-RUMKIN,08,Rum-08-04.jpg

Научно-исследовательская дрейфующая полярная станция "Северный полюс-3" (СП-3). Врач Виталий Волович регулярно проводит медицинский осмотр зимовщиков. Апрель 1954
Фотограф РЮМКИН Яков (1913-1986) - Москва
http://www.fotosoyuz.com/ru/catalog/pic ... t=&search=
SVF
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 4428
Зарегистрирован: 23 Июль 2008 20:20


Вернуться в Персоналии



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: петрович и гости: 2

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения