Рузов Леонид Владимирович

История высоких широт в биографиях и судьбах.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Рузов Леонид Владимирович

Сообщение [ Леспромхоз ] » 24 Май 2009 18:59

Бескоровайный А. И. Строки — тоже оружие. — М.: Воениздат, 1976.
Книга на сайте: http://militera.lib.ru/memo/russian/bes ... index.html
Книга одним файлом: http://militera.lib.ru/memo/0/chm/russi ... yny_ai.zip
Иллюстрации: http://militera.lib.ru/memo/russian/bes ... i/ill.html
OCR, правка: Андрей Мятишкин (amyatishkin@mail.ru)
Дополнительная обработка: Hoaxer (hoaxer@mail.ru)

* * *
Полковой комиссар Л. В. Рузов возглавлял в политотделе 14-й армии отдел по работе среди войск противника. Познакомились мы с ним при таких обстоятельствах. Однажды в типографию из редакции поступила большая партия оригиналов для набора. И все срочные, все в номер. Возникла серьезная проблема. Мы со старшим наборщиком распределили материалы так, чтобы; работа шла без задержки. В первую очередь должны были набирать статьи и информации для второй полосы — это ускоряло верстку.
Только мы все прикинули, как в типографию стремительно вошел невысокий, средних лет полковой комиссар.
— Кто здесь старший? — властно спросил он густым басом.
Я назвал себя.
— Вы меня зарежете! — забегав по комнате, крикнул полковой комиссар. — Где листовки? Когда они будут готовы?
Стараясь понять, в чем дело, припомнил, что часа два тому назад из политотдела действительно принесли для набора тексты листовок. Старший наборщик отдал их на машину. Но когда пришли срочные оригиналы из редакции, он посчитал, что листовки потерпят, и отложил их в сторону. Предпочтение было отдано газете. Теперь надо было как-то оправдываться.
— Простите, — сказал я. — Ведь набор принесли только сегодня. Чего же вы хотите?
— Как чего? — кипятился полковой комиссар. — Хочу получить готовые листовки. Поймите, молодой человек, идет война, и темпы мирного времени теперь совершенно [69] не годятся. Так что прошу поторопиться. Я зайду к вечеру.
Исчез он так же быстро, как и появился. Это был Леонид Владимирович Рузов. Лет ему оказалось гораздо больше, чем мне показалось с первого взгляда. Голова была совершенно седая. Судьба подарила ему жизнь кипучую, нелегкую. Он сражался за Родину еще на фронтах гражданской войны. Но об этом я узнал позже. В тот же момент я не на шутку расстроился. Нельзя было пренебречь заданием политотдела, но в то же время и газета не могла ждать. Выручили, как всегда, наборщики. Они поднажали, и через несколько часов все оригиналы были набраны.
Надо отметить, что задание политотдела оказалось нелегким. Листовки набирались на немецком и финском языках, а никто из наборщиков ими не владел. Приходилось буквально копировать каждое слово, механически составлять строки, не угадывая их смысла. Но бойцы быстро изучили латинский шрифт и с работой справлялись неплохо.
Когда в конце того же дня Рузов снова забежал в типографию, мы смогли показать ему набранные листовки уже на машине. Наш печатник — неутомимый Иван Страхов — делал приправку. Рузов смягчился.
— Это уже лучше, — сказал он. — Поймите, здесь нет моей прихоти. Листовки очень нужны. Иногда они бьют по врагу не хуже снарядов.
В то время никто из нас не придал его словам серьезного значения. Но впоследствии нам пришлось убедиться в том, насколько они верны.
С первого взгляда Рузов производил впечатление человека суетливого и шумливого. Но тот, кто близко знакомился с ним, вскоре узнавал в нем работника делового, знающего, требовательного к себе и другим, честного во всем. [70]
Рузов легко и быстро сходился с людьми. Он частенько заходил в нашу типографию, чтобы узнать, как печатается важная для него продукция. В минуты коротких перерывов вокруг него собирались полиграфисты и с интересом слушали его рассказы.
Как-то вечером Леонид Владимирович задержался в типографии. Листовки мы печатали обычно ночью, после того как выдавали тираж газеты. Вот он и ждал готовую продукцию. Зная, что Рузов человек веселый и остроумный, свободные от работы полиграфисты подошли к нему и попросили поведать что-либо интересное из своей жизни. Леонид Владимирович охотно согласился. Он, в частности, стал рассказывать об участии в знаменитой эпопее — в спасении челюскинцев.
Глаза у наших ребят горели от восторга, когда Леонид Владимирович вспоминал о зимовщиках, о встречах с белыми медведями. Рассказывал он и смешные истории.
Заметив на гимнастерке Рузова орден и две медали, Иван Страхов спросил:
— Леонид Владимирович, этим орденом вас наградили за спасение челюскинцев?
— Нет, — ответил Рузов. — Тогда я ничего не получил.
— Почему?
— Э... Да зачем вспоминать... Послал одного бюрократа-начальника куда подальше.
— Ну извинились бы.
— А зачем извиняться, если я был прав. И потом, послал я его туда не в личном разговоре, а в телеграмме. В таких случаях извинения редко помогают. В Москве, правда, удивились такому посланию. Запросили подтверждение. Ну я и подтвердил... Так-то, брат.
Когда мы узнали Рузова поближе, поняли, что рассказывал [71] он нам не байки, а сущую правду. Человек он был смелый, твердый и самостоятельный в своих суждениях. Если в чем-либо считал себя правым, то никогда и ни перед чем не отступал.
Мы знали, что листовки, которые заказывает Рузов, всегда срочные. Поэтому старались заполучить их тексты пораньше, в те дни, когда типография была меньше загружена. Я частенько наведывался к Леониду Владимировичу, чтобы ненароком разведать, не готов ли у него материал для набора.
В этот раз я без стеснения вошел в маленькую комнатку Рузова. Там кроме хозяина увидел пленного немецкого летчика, которого допрашивал Леонид Владимирович, и корреспондента «Красной звезды» писателя К. М. Симонова, с которым поутру я уже виделся. Он заходил к нам в редакцию. Поздоровавшись, я сразу понял, что Рузов очень занят, и стал потихоньку ретироваться к двери.
— Проходи, садись, — заметив мое замешательство, сказал Рузов. — У меня как раз дело к тебе. Я сейчас закончу допрос.
Я сел на стул, а он продолжал допрашивать пленного.
В комнате было холодно. Видно, Леонид Владимирович только недавно затопил печку. Дрова в ней, разгораясь, весело потрескивали. Пленных фашистов Рузов часто допрашивал сам. Ему важно было из первых рук получить сведения, которые можно использовать для пропаганды среди войск противника. Он отлично знал несколько иностранных языков, немецким владел в совершенстве. Допрос он вел, как мне показалось, несколько странно. Пленный летчик сидел, поеживаясь от холода. А Рузов торопливо ходил по комнате. Все говорило о том, что он недавно пришел с мороза и теперь [72] старался поскорее отогреться. Но при его подвижности он не мог все время стоять у печки, излучающей приятное тепло.
Видя, что допрос затягивается, я поднялся и сказал:
— Может, лучше я потом зайду?
— Погоди, — опять остановил меня Рузов. — Сейчас закончу. Мне важно дополнить уже готовую листовку теми сведениями, которые я от него получу, — кивнул он в сторону пленного.
Вскоре он действительно закончил допрос, отправил пленного и дописал несколько абзацев в лежавший перед ним листок. Константин Симонов задал ему несколько вопросов. Как мне показалось, Леонид Владимирович отвечал корреспонденту сухо, без обычной своей доброжелательности. Он отдал мне готовый текст листовки и сказал, что в конце дня зайдет в типографию. Я тут же ушел, а вечером мы снова встретились. Думая, что Леонид Владимирович недостаточно осведомлен о том, кем является К. Симонов, я стал осторожно говорить ему, что Константин Михайлович — специальный корреспондент газеты «Красная звезда», видный писатель, что ему нужен материал для очерков.
— Знаю, знаю, — остановил меня Рузов. — Читал его сочинения и пьесы смотрел.
— Но мне показалось, — осмелел я, — что сегодня утром вы принимали его не очень радушно. Он может обидеться.
— Понимаешь, — сказал доверительно Рузов, — подвел тут меня один корреспондент. Попросил материал. Я к нему отнесся со всей душой. Отдал интересные документы. А он... Понимаешь, переврал все. Все у него получилось шиворот-навыворот. Обидно. Такое настроение и довлело надо мной сегодня, когда пришел Константин Михайлович. Но ничего. Исправим как-нибудь. [73]
Действительно, надо уметь держать себя в руках и не винить в грехах из-за одного человека всю писательскую братию.
Леонид Владимирович сумел переломить свое настроение. Это подтверждает и К. М. Симонов. Он пишет в своих воспоминаниях, что уже к вечеру Рузов «сменил гнев на милость». Они еще несколько раз встречались и подолгу беседовали, надо думать, не без пользы для обоих.
Мы, молодые работники редакции и типографии, всегда с нетерпением ждали появления Рузова в нашей подвале. А он неизменно требовал: «Давай, давай скорее листовки». Если у него выдавалось свободное время, он рассказывал наборщикам и печатникам забавные истории из фронтовой жизни. Человек он был смелый, часто выезжал на передний край, вел радиопередачи, адресованные противнику, прямо из передовой траншеи. Обычно по машинам с громкоговорящей установкой фашисты вели огонь с особым ожесточением. Но Рузов всегда возвращался с передовой в приподнятом настроении, с чувством выполненного долга.
Постоянную деловую помощь получала от Рузова и наша редакция. Ведь в его руках был очень интересный материал: протоколы допросов пленных, их рассказы. Леонид Владимирович часто выступал в газете. Его статьи, построенные на показаниях пленных и разоблачающие гитлеровский режим, помогали воинам лучше увидеть настоящее лицо врага.
Запомнилась большая его статья «Батальонный поп». В ней рассказывалось о том, как гитлеровцы оболванивают своих солдат, заставляют их вести несправедливую, грабительскую войну.
Когда статья Рузова стояла в номере, подготовленном к печати, он всегда заходил в типографию. [74]
— Ну, как тут? — спрашивал. — Не набрали мой опус?
Потом вычитывал гранки, внимательно и аккуратно правил.
Нередко он предоставлял материалы допроса пленных в распоряжение наших сотрудников. Результатом такого содружества были интересные выступления в газете. Так появились статья Б. Григорьева «Пленные» и его же обличительное выступление «Лейтенант Хорст Вильнер на очной ставке».
Некоторые сатирические стихи Б. Кежуна тоже не обходились без подсказки Рузова. Он помогал поэту выбрать злободневную тему. Так появились в газете стихи Б. Кежуна «Кровавая дорога Гитлера — «заместителя» господа бога».

Уже много лет спустя после войны я, будучи в Ленинграде, случайно встретился с полковником в отставке Леонидом Владимировичем Рузовым. Он сильно постарел, но выглядел еще очень энергичным и деятельным. Те же быстрые, стремительные движения, острая заинтересованность во взгляде, живая, умная речь. Из его рассказа я понял, что он занимается историей города Гатчины, где много лет жил, что у него уже готова рукопись книги.
— Сейчас изыскиваю возможности для ее издания, — сказал Леонид Владимирович и пошутил: — Вот когда пригодилась бы наша армейская типография. Хотя подгонял я ваших наборщиков и печатников, но дело делали они быстро. Молодцы!
Из беседы с Рузовым я узнал, что в годы войны из Заполярья он был переведен на юг.
— Есть что вспомнить, есть что порассказать, — с гордостью говорил он. — Думаю написать об этой работе еще одну книгу. [75]
К сожалению, выполнить эту свою задумку Леонид Владимирович не успел.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Re: Рузов Леонид Владимирович

Сообщение [ Леспромхоз ] » 24 Май 2009 19:30

И.М. Дьяконов Книга воспоминаний
Часть II Молодость в гимнастерке
Гл. 4 (1942-1944)
http://uni-persona.srcc.msu.su/site/aut ... v/II.4.htm

Другой интересный человек в разведотделе был полковник Рузов, поступивший в разведотдел фронта в 1944 г. Хотя он относится к последнему этапу нашего пребывания в Беломорске, но я расскажу о нем здесь. Леонид Владимирович Рузов (чаще его называли «дядя Леня») был очень милый человек. Он был евреем, несмотря на такое имя и фамилию. Во время гражданской войны был кавалеристом, служил в казачьих частях. Прославился тем, что увез жену у командира части, которую инспектировал. Посадил се на круп коня и ускакал. Командир гнался за ним верхом и стрелял вдогонку из нагана. Так и не попал, и они прожили вместе всю жизнь. В 1937 г., когда Рузов увидел, что пахнет жареным – были посажены все командиры армий, дивизий и даже полков, – он подал рапорт, что просит отправить его на зимовку на Землю Франца Иосифа. Мы тогда осваивали эти острова. Просидел на зимовке с 1937 по 1939 год и вернулся как раз к финской войне на действительную службу.
В начале нынешней войны он был начальником разведотдела 14 армии.
Примерно 70% пленных сообщали нам, что они коммунисты. Наиболее честные говорили, что они раньше были коммунистами. Когда их спрашивали, с какого времени они перестали быть коммунистами, они говорили, что с 1934 года.
– Почему?
– Это же было запрещено!
Другие настаивали, что они и сейчас остались коммунистами. Как их выявить? Позже мы разработали целую систему политопроса: спрашивали по диамату, о производительных силах и производственных отношениях, по истории партии и т.д. У Рузова всей этой методики еще не было, и он решил проверить их «Интернационалом». Случилось это после майского наступления 1942 г. Пленных было много, сразу человек 15. И все или большинство из них, конечно, заявляли, что они коммунисты. Тогда Рузов спросил:
– Кто умеет петь «Интернационал»?
Выяснилось, что все!
Тогда он сказал: «Пойте!» Они запели нестройным хором. Видя, что поют нестройно, Рузов вскочил на стол и стал дирижировать. Тут дверь открылась, и вошел командующий армией, генерал-майор Панин. Как Рузов выкрутился – не знаю.
У нас он сменил Гольнева на должности начальника информационного отделения разведотдела. Прицкер, Бать и Задвинский вздохнули с облегчением. Сам Рузов ничего не делал, но предоставил возможность спокойно трудиться, защищал их перед начальством и дал им полную волю. Ходил анекдот (или это реальный случай, не знаю): Рузов вдруг говорит Прицкеру:
– Додичка, Додичка, что это там у тебя под столом беленькое лежит? А, совершенно секретная бумажка? Ну, пусть лежит.
Как-то Рузова послали в прифронтовой дом отдыха. Он находился на станции Тим, между Архангельском и Вологдой, в глухой тайге. (Это куда и меня послали, как я сейчас расскажу). На станции Обозерская, где Архангельская линия соединяется с Мурманской, он вышел из поезда и встретил своего старого друга еще со времен гражданской войны.
– Леня! Что ты тут делаешь?
– Я служу на Карельском фронте.
– На Карельском фронте, когда происходят такие события! У вас же неподвижный фронт! Приезжай к нам на Южный!
И дядя Леня исчез. Уехал в дом отдыха и не вернулся. Через некоторое время приходит телеграмма с просьбой перевести его аттестат на Южный фронт. Он уже успел там оформиться.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Re: Рузов Леонид Владимирович

Сообщение [ Леспромхоз ] » 24 Май 2009 19:58

Последняя дорога Пушкина
http://history-gatchina.ru/estate/way/way6.htm
«Вчера, 29 января, в 3-м часу пополудни скончался Александр Сергеевич Пушкин...», - сообщали «Санкт-Петербургские ведомости». Велико было горе всех друзей и почитателей поэта. Весть о его смерти потрясла многих. Император Николай I в послании к брату, великому князю Михаилу Павловичу, писал из Петербурга в Рим: «С последнего моего письма здесь ничего важного не произошло кроме смерти известного Пушкина от последствий раны на дуэли с Дантесом».

Всенародная любовь к А.С. Пушкину породила немало легенд о поэте, в которых порою причудливо переплетаются подлинные факты и вымысел. Одна из таких легенд, связанная с трагической кончиной Пушкина, родилась в Гатчине...

....
В послевоенные годы интерес к «пушкинской» легенде только усилился. Местный краевед, один из авторов известной книги «Гатчина» (1959 г.), Леонид Владимирович Рузов в статье «А. С. Пушкин и Гатчина», напечатанной в 1953 году в одном из номеров газеты «Гатчинская правда», писал:
«3 февраля (16 февраля н.ст.) 1837 года, рано утром через Гатчину проследовала траурная процессия... Проживающие в доме № 33 по проспекту 25 Октября две сестры старушки Егоровы утверждают, что им, еще юным школьницам, передавал хозяин дома, что кибитка с телом покойника заезжала в этот дом. Горсовету следовало бы уточнить этот факт и увековечить память А. С. Пушкина установлением мемориальной доски на доме № 33 с кратким изложением этого события...»
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Re: Рузов Леонид Владимирович

Сообщение [ Леспромхоз ] » 24 Май 2009 21:11

Эрнст Кренкель. "RAEM - мои позывные"
СЕВЕРНАЯ ЗЕМЛЯ

В обязательном порядке начальники станций посещали курсы. Я познакомился со славными людьми: Леонидом Владимировичем Рузовым - мыс Челюскин, Иваном Михайловичем Никитиным - мыс Желания и Александром Григорьевичем Капитохиным - остров Уединения. Мы держались кучкой и злоупотребляли служебным положением Капитохина, который был старостой группы, - одурев от всяких премудростей, бегали на уголок, чтобы освежиться кружкой пива. Капитохин ставил галочку - "на занятиях были".
...
У нас не было гидрологической аппаратуры, да она просто и не была предусмотрена на первый год зимовки. Никто из нашей четверки не был на короткой ноге с тайнами гидрогеологии.
Начальство в управлении полярных станций одобрило наше предложение. Ответ гласил: "Подготовьтесь к приему гидролога со всем его хозяйством. Он прибудет к вам с наступлением светлого времени, самолетом". Начались деловые переговоры с милейшим Леонидом Владимировичем Рузовым - начальником большой полярной станции. Уточнялись программа, сроки работ и время прибытия гидролога. Надо было согласовать миллион мелких житейских вопросов, от которых зависел успех. Нам четверым пришлось изрядно потрудиться и создать хорошие условия для нового члена коллектива.
...
К середине марта мы были полностью готовы, но подводили внешние причины: то плохо проходили пробные полеты самолетов, то не задавалась погода. Наконец наступил день с хорошей летной погодой. Тормошу радиста и никак не могу понять причину задержки. Все же допек моего коллегу.
"Знаешь, один из летчиков нашел у своей жены в комоде флакон одеколона и выпил его. Рузов боится выпустить к вам".
Эка незадача! Надо же споткнуться об этот треклятый тройной одеколон!
"Дорогой Леонид Владимирович, давай не упустим погоду. Прошу немедленно направить к нам твоего изощренного эстета".
Через несколько часов самолеты благополучно сели у нас. Мешки с грузом были на месте. Погрузка шла быстро. Леша Голубев оставался один в доме и, наблюдая в бинокль, сообщал подробности. Распрощался с Кремером и втиснулся в самолет опытного полярного летчика Мауно Линделя. Знакомы по "Сибирякову" и штурман Петров, и бортмеханик Игнатьев. На втором самолете с летчиком Батурой летел Мехреньгин.
Разбег, шлейф поднятого снега сияет всеми цветами радуги, быстро мелькает и исчезает из виду наш желтенький, еще не успевший потемнеть домик.
Прощай, мыс Оловянный, вперед к острову Домашнему!
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Re: Рузов Леонид Владимирович

Сообщение [ Леспромхоз ] » 24 Май 2009 22:01

Симонов Константин Михайлович
Разные дни войны. Дневник писателя Гл. 16
http://victory.mil.ru/lib/books/memo/si ... /1_16.html

В эти же дни я познакомился в политотделе армии с полковым комиссаром Рузовым. Рузов оказался очень интересным человеком. До Папанина он был два года начальником зимовки на мысе Челюскин и написал об этом книгу. Все его товарищи за помощь при спасении челюскинцев получили ордена, а он — нет, потому что, приняв по радио какую-то бюрократическую директиву от своего начальника из Севморпути, радировал ему матерный ответ — в буквальном смысле этого слова. В Москве, удивившись, затребовали подтверждение. Рузов подтвердил.
В первую мировую войну он был разведчиком из вольноопределяющихся, имел солдатский «Георгий». В гражданскую войну служил в кавалерии, а в эту войну его, по причине знания иностранных языков, законопатили сюда, в отделение по работе среди войск противника. Хотя, как мне казалось, ему больше бы пришлась по душе работа в разведке. Он был человек смелый в своих суждениях, остроумный, занозистый, любитель и выпить, и поухаживать за женщинами, и пошуметь, и рассказать забавную историю. Словом, веселый, шумный человек, у которого есть и ум, и сердце, и собственные мысли в голове. Во всем, что касалось непосредственно служебных дел, он был абсолютно деловым и самоотверженным человеком.
Я познакомился с Рузовым в маленькой комнатке, где допрашивал пленного немецкого летчика, красивого парня, начинавшего обрастать бородой. Было холодно. Немец зяб и кутался. Хотя в печке трещали дрова, но ее только что затопили.
Рузов, допрашивая, бегал по комнате, время от времени подбегая к печке и на бегу протягивая к ней руки. Он был маленький, совершенно седой, с острым носом и устремленным вперед лицом. На груди у него были орден и две медали.
Встретил он меня весьма недружелюбно и лишь потом, к вечеру, сменил гнев на милость. Причиной его первоначального недружелюбия, как потом оказалось, был один мой коллега — журналист, который, взяв у него интересный документальный материал, потом переврал все, как сумел.
Я ходил к Рузову три дня подряд в ожидании, когда улучшится погода и пойдет наконец мотобот на Рыбачий полуостров...
Леонида Владимировича Рузова я еще дважды после этого встречал на войне. В сорок втором году здесь же, под Мурманском, в 14-й армии, в сорок четвертом — очень далеко отсюда, в Бухаресте.
Как свидетельствуют архивные документы, вольноопределяющийся Рузов начал свою солдатскую службу в августе 1914-го в Восточной Пруссии. В пятнадцатом году в Польше, раненный в голову, он попал в немецкий плен. В восемнадцатом году вернулся из плена домой, а в девятнадцатом, когда Мамонтов шел к Туле, вступил в Красную Армию. Под Россошью получил сабельную рану; во время партийной недели вступил в партию и воевал до августа двадцатого года — комиссаром бригады и комиссаром коммунистического отряда, сначала с белыми, потом с белополяками. После еще одного ранения и контузии провел год в госпиталях. Поначалу после этого был зачислен в кремлевские курсанты, но в связи с припадками после контузии был уволен в долгосрочный отпуск на гражданку. Работал уполномоченным по хлебозаготовкам и по коллективизации в Сибири и на Северном Кавказе, снова вернулся в армию, учился в Академии Фрунзе. В тридцать третьем году поехал начальником зимовки на мыс Челюскин, пробыл в Арктике пять лет и перед возвращением на Большую землю получил все-таки за свою работу в Арктике орден Красной Звезды, который миновал его раньше из-за строптивого характера. Вернувшись из Арктики, снова попросился в кадры. В сороковом году воевал на Карельском перешейке. В сорок первом — под Мурманском, а с сорок третьего года — на юге. На разведывательной и оперативной работе был награжден несколькими орденами и медалями, в том числе за бои в Будапеште — орденом Кутузова III степени. В последней переделке — в перехвате и разоружении юго-западнее Праги прорывавшихся к американцам власовских частей — принимал участие уже двенадцатого мая сорок пятого года, через три дня после окончания войны.

После войны Рузов был начальником кафедры иностранных языков в одном из институтов Ленинграда, а потом, на склоне лет, — пенсионером. До конца, не поддаваясь ни болезням, ни последствиям ран и контузий, живя в Гатчине, кропотливо собрал множество исторических материалов и написал книгу — историю города, вторую книгу в своей жизни. Так и умер, не угомонившись, не изменив себе и своему характеру.
Я навещал его незадолго перед смертью в госпитале, и, хотя со времени нашей первой с ним встречи в Мурманске прошло уже к тому времени чуть не четверть века, он, несмотря на болезнь, показался мне почти не изменившимся, был все такой же маленький, седой, стремительный, все порывался вскочить с койки и по привычке забегать по комнате. Непривычная неподвижность мешала ему разговаривать.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Re: Рузов Леонид Владимирович

Сообщение [ Леспромхоз ] » 24 Май 2009 22:23

© КОНЮШКО В.К. АРКТИКА
Документальный исторический очерк.
http://dikson21.narod.ru/text/preobragenia.htm
http://www.polarpost.ru/forum/viewtopic.php?f=52&t=2404

Ежедневно по утрам мы отправлялись на катере к причалу, где находился склад продуктов питания и других необходимых для зимовки материалов. Сергей Иванович расписывался в накладных и мы понемногу ящики переносили на причал. Эту работу мы выполняли в течение трех наших поездок. Как потом попадали наши продукты на корабль, мы не интересовались. Отплытие в Арктику было назначено на 1-е августа. Дни, которые остались до нашего отплытия мы использовали для знакомства с городом. Но этот период был очень коротким и в памяти оставил мало. Я помню, что дважды я посещал ресторан «Арктику», где я танцевал западные танцы, которыми я владел тогда в достаточной мере и вызывал аплодисменты у присутствующих там. Запомнился случай после которого все, находившиеся тогда в Архангельске полярники, срезали свои нарукавные нашивки. В тот год в Арктику должно было собраться до 200 полярников для отправки на полярные станции. В городе появление такого количества людей с морскими нашивками было заметным. Особенно было заметным появление людей с нашивками высшего командного состава. Двух из них мы знали. Это начальник станции «мыс Челюскина»- РУЗОВ и начальник станции «бухта ПРОНЧИЩЕВОЙ»- КИНГИПЕВЦОВ. Первый, бывший в Красной армии комдивом с двумя ромбами одел форму военного моряка с одной широкой и двумя средними, что соответствовало званию вице-адмирала ВМФ второй - равносильно своему воинскому званию надел форму контр-адмирала. Замечу, что тогда только нарождался наш северный флот с базой в Архангельске или рядом с ним. Вскоре после появления нас в Архангельске, военный патруль пригласил наших уважаемых, комдива и комбрига в комендатуру, где им объяснили, что в городе старшим военным начальником является капитан III ранга и что появление в городе адмиралов смущает военных моряков, и тем более наличие большого количества людей с нашивками среднего командного состава. Комендант потребовал не появляться полярникам в городе в военно-морской форме. Узнав об этом, мы свои нашивки срезали и военные моряки успокоились.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Рузов Леонид Владимирович

Сообщение lookfromthemoon » 26 Февраль 2012 05:16

Здравствуйте. Интересные публикации!
Последний раз редактировалось lookfromthemoon 01 Март 2012 13:42, всего редактировалось 2 раз(а).
lookfromthemoon
 
Сообщения: 3
Зарегистрирован: 26 Февраль 2012 03:58

Рузов Леонид Владимирович

Сообщение [ Леспромхоз ] » 26 Февраль 2012 09:27

Архив Леонида Владимировича Рузова
Черкасов Александр пишет:Доброго времени суток!

Возможно, это кого-то заинтересует.
Некоторое время назад я, наконец, нашёл архив моего покойного деда - Леонида Владимировича Рузова ("На стыке двух морей", "На суше и на море в Арктике").
Буду этот архив потихоньку разбирать и описывать.
В архиве немало фотографий, в том числе - с полярных станций, самолёты, пилоты. Качество - какое есть. Надо работать.
Многие фотографии пронумерованы - отнесены к страницам текста.
Текст - воспоминания, которые дед писал до своей смерти в 1965 году, - в архиве отсутствует.
Но, кажется, я знаю, где их искать...

С уважением,
Александр Черкасов, Москва


К огромному сожалению, больше сообщений от А.Ч. не последовало.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Рузов Леонид Владимирович

Сообщение lookfromthemoon » 26 Февраль 2012 18:15

Поразительно, как причудливо тасуется колода! На самом деле, Леонид Владимирович последние годы жизни провел в Ленинграде, в старом доме на улице Савушкина, где он жил со своей новой женой - Евдокией Петровной, и ее двумя сыновьями - Борисом и Германом. Рано потеряв своего родного отца, мальчишки сразу и навсегда приняли отчима, и именно они уговорили мать снова выйти замуж. Жили они счастливо - дружно и хлебосольно, любили принимать гостей. Тетя Дуня прекрасно готовила. Часто это было что-нибудь из еврейской кухни: форшмак, фаршированная яблоками утка. Спиртного почти не было: так, маленький хрустальный графинчик с водкой. Для нас, детей, главным украшением стола были многочисленные бутылки с лимонадом. Старенький, Леонид Владимирович ходил дома во фланелевой куртке и всегда лично - шаркая шлепанцами - спешил открывать дверь гостям. Моя детская память навсегда сохранила его радостный, с легким одесским акцентом, возглас, которым он неизменно встречал гостей: "Дусенька, ты только посмотри, кто к нам пришел!" В гостях у них было всегда вкусно, интересно и по-домашнему уютно...

Мне кажется, я тоже знаю, где может быть этот текст.
Последний раз редактировалось lookfromthemoon 01 Март 2012 09:43, всего редактировалось 2 раз(а).
lookfromthemoon
 
Сообщения: 3
Зарегистрирован: 26 Февраль 2012 03:58

Рузов Леонид Владимирович

Сообщение [ Леспромхоз ] » 28 Февраль 2012 19:51

Библиография:
 Рузов.На стыке двух морей.jpg
1.Рузов Л.В. На стыке двух морей. М.-Л. Главсевморпуть 1940г. 165с.

 1002170537.jpg
2.Рузов Л.В. На суше и на море в Арктике. М. Морской транспорт. 1957г. 244 с.

3.Рузов Л. В., Яблочкин Ю. Н. Гатчина. Исторический очерк — Л.: Лениздат, 1959
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Рузов Леонид Владимирович

Сообщение lookfromthemoon » 20 Март 2012 18:32

 getImageCA6BHRJ3.jpg
lookfromthemoon
 
Сообщения: 3
Зарегистрирован: 26 Февраль 2012 03:58

Рузов Леонид Владимирович

Сообщение Молибога » 22 Октябрь 2014 16:20

РГАЭ, ф.9570,оп.2,д.3032 – Материалы по работе полярных станций за 1932-36 гг., л.99а

Председателю наградной комиссии ГУСМП тов.Ушакову Г.А. По окончании отчетной кампании вернувшейся смены зимовок 1933-34 г., прошу о премировании лучших начальников станций:
...
3) За организованное проведение зимовки в особо трудных условиях на м.Челюскин – начальника станции тов.Рузова.
...
Шелепин


РГАЭ, ф.9570, оп.2, д.1366 - Отчеты о работе ПС м.Челюскин и б.Тихая за 1935-36 гг.

Стенограмма совещания о работе зимовки мыса Челюскин, л.78-79.

Холодов. ...Начальник зимовки является живым руководством, а в отношении Рузова это сказать нельзя. Встречалось очковтирательство. В отношении выступления Рузова по радио и т.д. Вездеходы имели поломки, поэтому очень часто их нужно было ремонтировать. В отношении повышения квалификации дело обстояло неважно, были отказы, а вот т.Этингер удалось быстро устроить своего сына по повышению его квалификации гидрографом. В отношении Григорьевой, которая ехала прачкой, а оказалась гидрографом. Ломакин метеоролог, впоследствии выяснилось, что он не соответствовал своему назначению. Работа по хозяйственной части была очень плохая. Были частые попойки у Ломакина, Шоломана. В отношении засоренности станции – было много людей, которых нельзя было пускать на полярную станцию (Кругликов, который когда-то работал во дворце); уважаемый Колобков, который приехал в Архангельск и хулиганил, а когда приехал в Мурманск, тоже дебоширил. У некоторых людей, не знаю какими путями, было вино, и когда один плотник сделал замок – дали ему вина. Угрозы и нецензурные слова сплошь и рядом вырывались у т.Рузова. Тов.С., разве вам не говорили, что вас отправят на Большую землю? Случай на Таймыре: чем объяснить, что т.Новицкий стрелялся? Мое мнение лично – угрозы, которые были со стороны т.Рузова, которые подействовали на него, др.причины нет. 25-го числа на комсомольском собрании т.Рузов заявил, если кто не будет зимовать 2 года – выгоню из партии и комсомольской ячейки. Эта директива вышла лишь благодаря ему. Теперь интересная история с Лазаревой: заболела, ее вывозит Рузов на Диксон, и через некоторое время у нее рождается ребенок. А при каких условиях это произошло? Стахановский метод работы проводится плохо. Тов.Кириллов, которого проводят стахановцем, не справился с работой: вместо того, чтобы помочь – он уезжает. Были случаи, когда Залкинд и Леонова имели свободное время, они не могли исправить электропроводки, которая была весьма неудовлетворительная. После доклада т.Рузову исправили. В отношении работы аэрологии были сорваны наблюдения, в то же время этот период был использован, чтобы поставить этот провод в квартире тов.Петрова. Наблюдения отмечались своим плохим качеством.


Так сколько Рузов работал на Челюскине? Две зимовки?
Аватара пользователя
Молибога
 
Сообщения: 215
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2013 16:14
Откуда: С Большой Земли

Рузов Леонид Владимирович

Сообщение [ Леспромхоз ] » 22 Октябрь 2014 20:42

Две.
 обл1.jpg
 163.jpg
 164.jpg
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Рузов Леонид Владимирович

Сообщение ББК-10 » 04 Ноябрь 2019 13:25

Ярухин Ю. М. Великая Отечественная. Начальники разведки фронтов, армии, флагов, флотилий. — К.: Издательский Дом «Военная разведка», 2013. 800 с.
© Ярухин Ю. М., 2013
© ИД «Военная разведка», 2013

 Ярухин-2013 - 0001.jpg
 Ярухин-2013 - 0002.jpg
 Ярухин-2013 - 0003.jpg
 Ярухин-2013 - 0004.jpg
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 6153
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53


Вернуться в Персоналии



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения