Лаптевы Дмитрий Яковлевич , Харитон Прокофьевич

История высоких широт в биографиях и судьбах.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Лаптевы Дмитрий Яковлевич , Харитон Прокофьевич

Сообщение fisch1 » 06 Январь 2016 15:39

ЛАПТЕВ Дмитрий Яковлевич

 ЛАПТЕВ Дмитрий Яковлевич 01.jpg
 ЛАПТЕВ Дмитрий Яковлевич 02.jpg
 ЛАПТЕВ Дмитрий Яковлевич 03.jpg


Русский биографический словарь: Лабзина — Ляшенко / Изд. Императорским Русским Историческим Обществом: под ред. Н. Д. Чечулина и М. Г. Курдюмова. — Санкт-Петербург: тип. Гл. упр. уделов, 1914 [2]. — Т. 10. — 846 с.
http://dlib.rsl.ru
fisch1
 
Сообщения: 2262
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Лаптевы Дмитрий Яковлевич , Харитон Прокофьевич

Сообщение fisch1 » 06 Январь 2016 15:45

Лаптев Харитон Прокопьевич

 ЛАПТЕВ Дмитрий Яковлевич 04.jpg
 ЛАПТЕВ Дмитрий Яковлевич 05.jpg


Русский биографический словарь: Лабзина — Ляшенко / Изд. Императорским Русским Историческим Обществом: под ред. Н. Д. Чечулина и М. Г. Курдюмова. — Санкт-Петербург: тип. Гл. упр. уделов, 1914 [2]. — Т. 10. — 846 с.

http://dlib.rsl.ru
fisch1
 
Сообщения: 2262
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Лаптевы Дмитрий Яковлевич , Харитон Прокофьевич

Сообщение fisch1 » 06 Январь 2016 15:56

Лаптевы Дмитрий Яковлевич, Харитон Прокопьевич // Гацунаев, Н. К. Географы и
путешественники : краткий биографический словарь / Н. К. Гацунаев. - М. : Рипол Классик,
2001. - С. 244-247


ЛАПТЕВЫ Дмитрий Яковлевич (1701-1767), Харитон Прокофьевич (1700-1763), русские мореплаватели и путешественники. Двоюродные братья. В 1718-21 служили гардемаринами на Балтийском флоте. В 1721 обоим присвоили звание мичманов.Дмитрий Лаптев продолжал служить на Балтике до 1730. Затем был переведен на Северный флот, где плавал на фрегате «Россия». В 1734 с группой морских офицеров поступил в распоряжение В. Беринга для участия в Великой Северной экспедиции.
В 1736 во главе сформированного им отряда отправился из Якутска по реке Лене к Северному Ледовитому океану. В августе на боте «Иркутск» вышел в соре и взял курс на северо-восток.
Встретив непроходимые льды, возвратился в устье Лены на зимовку. Летом 1737 прибыл в Якутск за инструкциями. Не застав там Беринга, поехал в Петербург. Доложил Адмиралтейств-коллегии результаты плавания и предложил свой план дальнейшей работы экспедиции. План был одобрен, выделены средства и снаряжение для дальнейших исследований.
В 1739 со штурманом Щербининым, геодезистом Кондаковым и командой из 33 человек
спустился на «Иркутске» в устье Лены. Здесь были снаряжены две группы для обследования побережья: под командой Ляшкина — до устья Яны и под руководством Кондакова — до устья Индигирки. Лаптев поплыл на восток, но снова встретил сплошные льды. Против устья Индигирки«Иркутск» оказался в ледовом капкане. Команда высадилась на берег и стала готовиться к зимовке.
Одновременно велись исследования побережья. Продолжались они и зимой, когда позволяли погодные условия. С наступлением весны Д. Лаптев снарядил экспедицию из нескольких человек для описания побережья до устья Колымы, а сам с помощью аборигенов стал вызволять «Иркутск» из ледового плена. В конце концов им это удалось. Бот вышел на чистую воду и направился на восток, к устью Колымы. Оттуда он попытался достичь Берингова пролива и выйти в Тихий океан, но у мыса Баранова путь кораблю опять преградили льды. Пришлось возвращаться на третью зимовку в устье Колымы.
В 1741 Лаптев предпринял еще несколько безуспешных попыток обогнуть на корабле Чукотский полуостров и, убедившись, что морем дойти до Камчатки не удастся, решил идти по суше. На собачьих упряжках прошел из Нижневартовска до Анадырского острога. Летом 1742 нанес на карту и описал район нижнего течения реки Анадырь и осенью того же года вернулся в Нижнеколымск, а затем — в Петербург. Дальнейшие сведения о нем скупы, отрывочны и противоречивы. Зато достоверно известно, что он дослужился до вице-адмиральского чина (1762).
Харитон Лаптев также принимал участие в Великой Северной экспедиции. После смерти Прончищева, возглавлявшего экспедицию на побережье Сибири к западу от реки Лены, Адмиралтействколлегия сочла необходимым повторить его попытку обогнуть полуостров Таймыр с востока на запад и возложила это нелегкое дело на лейтенанта Лаптева.
Летом 1739 шлюп «Якутск» с членами лаптевской экспедиции спустился по Лене в Северный Ледовитый океан и взял курс на запад. Вскоре судно было окружено плавучими льдами. Умело лавируя между льдин, «Якутск» преодолел эту преграду, 4 августа вошел в устье реки Оленек и встал на якорь в безымянной бухте, которую Лаптев назвал бухтой Нордвик. Отсюда после небольшого плавания во льдах «Якутск» добрался до Хатангской губы. У входа в губу Лаптев открыл неизвестный ранее остров и назвал его островом Преображения. Продвигаясь на север вдоль побережья Таймыра, достиг мыса Фаддея и установил на нем маяк. Дальнейшее плавание пришлось прекратить из-за сплошных льдов, и Лаптев возвратился на зимовку в Хатангскую бухту.
Весной 1740 экспедиция продолжила работу, разделившись на группы. На собачьих упряжках и верховых оленях две группы исследовали полуостров в районе озера и реки Таймыр и устья реки Пясины. Лаптев на «Якутске» вновь попытался обогнуть полуостров, но в августе шлюп был раздавлен льдами. Команда выбралась на берег и по суше вернулась в Хатангу.
Весной и летом следующего года группы Челюскина, Токмачова и самого Лаптева обследовали по суше внутреннюю часть и побережье Таймыра. Челюскину удалось достичь крайней северной оконечности полуострова, названной впоследствии его именем. Результаты поисково-съемочных работ были изложены в сочинении «Берег между Леной и Енисеем». После возвращения из экспедиции Лаптев продолжал службу на флоте. Умер в январе 1764 в чине капитана 1-го ранга.
Полярные исследования братьев Лаптевых, в ходе которых были описаны и нанесены на карту обширные территории Таймыра и его побережий, получены ценные научные сведения о климате,рельефе местности, населении полуострова, проведены метеорологические, гидрологические и геомагнитные наблюдения, вписали славную страницу в историю покорения русского Севера.
В честь Лаптевых названо море в Северном Ледовитом океане, пролив между материком и Ляховскими островами, мыс между устьями рек Плясины и Таймыра, берег, изучению которого они отдали лучшие годы своей жизни.
fisch1
 
Сообщения: 2262
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Лаптевы Дмитрий Яковлевич , Харитон Прокофьевич

Сообщение fisch1 » 06 Январь 2016 16:05

Зубов, Н. Н. Харитон Прокопиевич Лаптев / Н. Н. Зубов // Отечественные физико-географы и путешественники. – М., 1956. – С. 81-84.

ХАРИТОН ПРОКОПЬЕВИЧ ЛАПТЕВ
(умер в 1763 г.)

На долю X. Лаптева во время Великой северной экспедиции выпало продолжить дело умершеголейтенанта В. Прончищева — опись берега до устья Лены на запад, вплоть до конечных пунктовописи, произведенных отрядами, базировавшимися на Енисей. Благодаря недюжинным организаторским и исследовательским способностям X. Лаптева и его ближайших помощников— штурмана С. И.Челюскина, геодезиста Н. Чекина, боцманмата Медведева и солдата Хороших эта задача былаблестяще выполнена. В частности, Челюскин в это время достиг крайней северной точки Евразии —мыса, называемого его именем.
Год рождения X. П. Лаптева неизвестен. В гардемарины флота он был зачислен в 1718 г.,
служил затем на Балтийском флоте, в 1734 г. ездил на Дон с поручением отыскать удобное место для кораблестроительных верфей, в 1737 г. командовал придворной яхтой «Декроне».
К месту своего нового назначения — в Якутск, где была база отряда, X. Лаптев отправился в
1738 г. вместе со своим двоюродным братом Д. Лаптевым — начальником другого отряда экспедиции, приезжавшим в Петербург для отчета и возвращавшимся обратно в Якутию.
Подготовка к плаванию заняла много времени, и дубель-шлюпка «Якутск» под командой X.Лаптева смогла выйти в море из устья Лены только 1 июля 1739 г. Преодолевая большие трудности плавания во льдах, «Якутск» 24 июля миновал устье Оленёка и вскоре стал на якорь в губе Нордвик для нанесения ее берегов на карту. В дальнейшем Лаптев обогнул остров Бегичева с севера и вошел в Хатангский залив. Здесь у небольшой речки устроили склад провизии для будущего зимовья.
Медленно продвигаясь в тяжелых льдах на север, судно достигло мыса Фаддея, но дальше пройти не представлялось возможным из-за льдов. Лаптев решил вернуться и зазимовать в Хатангском заливе.
Во время зимовки была произведена сухопутная съемка берегов — участники экспедиции Чекин и Медведев описали около 150 верст побережья, но из-за недостатка провианта были вынуждены вернуться.
Летом 1740 г. Лаптев сделал еще одну попытку обойти Таймырский полуостров морем. 13
августа на 75°26' с. ш. Лаптев подошел к кромке невзломанного льда и вскоре судно было затерто льдами. «Якутск» получил тяжелые повреждения. Решено было спасти с «Якутска» все, что можно было, и перебраться на берег. С огромными трудностями совершенно изнеможенным людям удалось с частью спасенного провианта и снаряжения достичь берега. 31 августа «Якутск» вместе со льдами унесло в море.
Ввиду крайне тяжелого положения Лаптев решил вернуться к месту прошлогодней зимовки.
Неудачи и потеря корабля, однако, не обескуражили Лаптева. Крутыми мерами добившись высокой дисциплины, в частности обязательного питания свежей мороженой рыбой (что предохранило людей от цинги), Лаптев решил по окончании зимовки предпринять описание Таймырского полуострова по суше. Еще в 1740 г. он предвидел возможность такого сухопутного путешествия и позаботился о заготовке провизии и собак.
Ранней весной 1741 г. все было готово для путешествия, которое предполагалось осуществить тремя партиями, действующими с трех сторон. 28 марта 1741 г. из Хатангского зимовья вышел помощник Лаптева — С. Челюскин, имевший целью пройти тундрой до устья реки Пясины и оттуда следовать с описью берега на восток до устья реки Таймыры, где заблаговременно был устроен склад продовольствия. 3 мая в путь отправился геодезист Чекин, который должен был описать восточный и
северный берега полуострова, а через два дня с партией отправился сам Лаптев напрямик через тундру к устью реки Таймыры. Чекин смог довести опись восточного берега полуострова только до 75°35' с. ш., откуда он был вынужден повернуть назад, так как он сам и его товарищи заболели снежной слепотой. Лаптев прошел с Хатанги на Таймырское озеро, затем к устью реки Таймыры, откуда отправился на съемку морского берега к западу. За этот поход Лаптеву удалось не только правильно определить координаты устья реки Таймыры и Северо-Западного мыса, но и провести ряд других ценных наблюдений.
На широте 75°21' X. Лаптев встретился со штурманом Челюскиным, откуда они вместе отправились в г. Туруханск, куда потом собрался весь наличный состав отряда. Перезимовав здесь и подготовившись для продолжения работ, отдельные партии снова отправились на собачьих нартах в путь в начале 1742 г.
Заключительным этапом работы отряда явилось достижение Челюскиным самой северной
точки азиатского материка. К концу лета 1742 г. отряд Лаптева закончил свою работу, и Лаптев с Челюскиным через Туруханск и Енисейск направились для представления отчета в Петербург.
Значение Таймырской экспедиции X. Лаптева не только в том, что она произвела съемку огромного и труднодоступного участка Северной Сибири, дотоле остававшегося неисследованным, но и в весьма ценных наблюдениях и сведениях по общей географии неизвестного края — по метеорологии, по приливам, по льдам, по магнетизму, по фауне и флоре, по этнографии. Много из высказанного Лаптевым представляется и по современным воззрениям правильным, особенно в части наблюдений над режимом морских льдов.
Оставленные X. Лаптевым «Записки» содержат ценный и интересный материал о тогдашнем состоянии района Северной Сибири между Леной и Енисеем. «Записки» разбиты на три раздела: в первом дается описание берега между устьями этих рек — в сжатой форме, но достаточно полно описан характер берега, указаны места, удобные для якорных стоянок, состояние льдов, приведены сведения о приливах. Этот раздел «Записок» представляет собой как бы своеобразную лоцию. Во втором разделе с возможной полнотой даны описания всех рек от Лены до Енисея, а также озера
Таймыр. Третий раздел «Записок» посвящен этнографическим наблюдениям — хорошо описаны быт,занятия, нравы и обычаи жителей; эти записи сохраняют свой интерес и по сию пору.
Успешная деятельность отряда X. Лаптева и ее результаты, несомненно, объясняются выдающимися способностями самого начальника отряда и его ближайшего помощника Челюскина.
X. Лаптев по окончании экспедиции продолжал службу на Балтийском флоте в качестве командира кораблей Балтийского флота, с 1762 г. в чине капитана 1-го ранга. Скончался он 21 декабря 1763г.
Часть западного побережья Таймыра между устьями рек Пясины и Таймыры носит название берега X. Лаптева; два северо-восточных мыса острова имени пилота Махоткина называются: один— мысом Лаптева, другой — мысом Харитона,— оба в честь Харитона Лаптева. В честь двоюродных братьев Харитона и Дмитрия Лаптевых названо море Лаптевых.


См. также:
1. Глушаков, И. Первоисследователи Таймыра / И. Глушаков // Полярный круг. – М., 1974. - С.243-258.
2. Лаптев Х. П. // 300 путешественников и исследователей. – М., 1966. – С. 127.
3. Лаптев Харитон Прокопьевич // Миллер, Я. Шеренга великих путешественников / Я. Миллер. –Торунь, 1975. – С. 88-89.
4. Луцкий, С. Л. Дмитрий Яковлевич и Харитон Прокопиевич Лаптевы (XVIII в.) / С. Л. Луцкий //Люди русской науки. Т. I. – М. ; Л., 1948. – С. 545-550.
5. Харитон Лаптев // Сто великих мореплавателей. - М. : Вече, 2002. - С. 230-241.
6. Великая Северная экспедиция. От Лены на запад // Военно-морской флот России. -
http://www.navy.su/puteshest/xviii/putesh27.html
7. Дмитрий Яковлевич и Харитон Прокопьевич Лаптевы (XVIII в.) // Библиотека юного
исследователя. - http://nplit.ru/books/item/f00/s00/z0000044/st055.shtml
8. Лубнина, А. По следу Витуса Беринга / А. Лубнина // Yarsk.ru : информационный медиа-портал. -
http://www.yarsk.ru/press/?i=100008761


ЛАПТЕВЫ.pdf [105.38 КБ Скачиваний: 140]
fisch1
 
Сообщения: 2262
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Лаптевы Дмитрий Яковлевич , Харитон Прокофьевич

Сообщение fisch1 » 06 Январь 2016 16:18

 Маршрут отряда Дмитрия Лаптева.jpg
Люди русской науки. Том 1' \\Составитель и редактор И. В. Кузнецов - Москва - Ленинград: Государственное издательство технико-теоретической литературы, 1948

Дмитрий Яковлевич и Харитон Прокопьевич Лаптевы (XVIII в.)

Русский военно-морской флот дал нашей стране не только замечательных флотоводцев и учёных, но и целую плеяду смелых путешественников и исследователей. К числу последних относятся двоюродные братья, лейтенанты флота - Дмитрий Яковлевич и Харитон Прокопьевич Лаптевы, замечательные русские полярники, участники Великой Северной экспедиции.
Пётр I положил начало одной из грандиознейших научных экспедиций всех времён - Великой Северной экспедиции. Первая, так называемая Камчатская, экспедиция ставила своей задачей определить, соединяются ли Азия и Америка перешейком или же разделены проливом. Начальником экспедиции был назначен командор Витус Беринг, по происхождению датчанин, ещё в молодости принятый Петром I на службу в русский флот и прослуживший в нём 37 лет. Эта экспедиция, успешно проведённая с 1725 по 1730 г., явилась прологом ко второму этапу работ - Великой Северной экспедиции, работавшей с 1733 по 1743 г. и руководимой до 1741 г. В. Берингом. Задачей экспедиции являлись изучение и опись русских берегов от Югорского шара до Камчатки и нанесение их на карты. В ней принимало участие до 600 человек, разбитых на несколько отрядов. Два из них под командой лейтенантов Прончищева и Ласиниуса должны были, выйдя из Якутска по Лене в море, обследовать и произвести опись побережья - Прончищев от Лены до Енисея и Ласиниус - от Лены до Колымы и далее до Камчатки.
Отряды не выполнили своей задачи.
Лейтенант Пётр Ласиниус на построенном в Якутске двухмачтовом палубном боте "Иркутск" с командой в пятьдесят человек вышел из Якутска, спустился вниз по Лене и 20 августа 1735 г., выбравшись из лабиринтов Ленской дельты в открытое море, взял курс на восток.
Через девять дней туманы и льды сделали дальнейшее плавание невозможным. Ласиниус стал на зимовку в устье реки Хараулах. В целях экономии продовольствия был сокращён рацион, для сохранности людей им рекомендовалось меньше двигаться. Однако вспыхнула цынга. Умер Ласиниус и ещё сорок один человек из его команды. Лишь 9 человек пережили эту страшную зиму. Командор Беринг для спасения 9 человек направил специальную экспедицию под начальством штурмана Щербинина, который и доставил их в Якутск. Бот "Иркутск" остался в устье Хараулаха. Новым командиром "Иркутска" Беринг назначил одного из своих ближайших помощников, лейтенанта Дмитрия Яковлевича Лаптева.

Дмитрий Яковлевич Лаптев служил во флоте с 1718 г., когда он и его двоюродный брат Харитон Прокопьевич Лаптев были зачислены гардемаринами. В 1721 г. они одновременно были произведены в мичманы. Затем пути братьев разошлись. Дмитрий Яковлевич на различных судах бороздил воды Балтийского моря. В 1725 г. он командовал кораблём "Фаворитка", через два года стал командиром фрегата "Святой Яков", а затем пакетбота заграничного плавания. С 1730 г. Д. Я. Лаптев был переведён в Северный флот и плавал на фрегате "Россия". Д. Я. Лаптев зарекомендовал себя как опытный и образованный морской офицер. В числе лучших моряков он в 1734 г. был включён в состав Великой Северной экспедиции и работал в Якутске в качестве ближайшего помощника В. Беринга.
Получив приказ заменить погибшего Ласиниуса, Д. Я. Лаптев сформировал в Якутске отряд и весною 1736 г., выйдя по Лене в море, на лёгких лодках достиг устья р. Хараулах, где стоял покинутый "Иркутск".
Приведя судно в порядок, Д. Я. Лаптев возвратился на нём в дельту р. Лены для погрузки продовольствия и снаряжения, заблаговременно доставленного туда на лодках из Якутска. 22 августа 1736 г. Д. Я. Лаптев закончил погрузку и вышел в море, взяв курс на восток. Тяжёлые льды преградили путь. Уже через четыре дня Д. Я. Лаптев вынужден был повернуть обратно. С трудом достиг он Лены и, поднявшись по ней, стал на зимовку несколько выше Булуна.
Снова пришла цынга. Но Д. Я. Лаптев учёл печальный опыт своего предшественника. Он рекомендовал своей команде больше воздуха, больше движений, достаточное питание. В результате зимовка прошла сравнительно благополучно - переболели цынгой все, но умер лишь один человек.
Летом 1737 г. Д. Я. Лаптев вернулся в Якутск, чтобы согласовать с Берингом план дальнейшей работы. Но Беринга в Якутске уже не было. Здесь Д. Я. Лаптев узнал о печальной участи Прончищева. Лейтенант Прончищев на построенной в Якутске двухмачтовой дубельшлюпке "Якутск" летом 1735 г., как и Ласиниус, вышел из Якутска, спустился по Лене и, выйдя в море, взял курс на запад. Льды, преградившие путь, вынудили Прончищева стать на зимовку в устье реки Оленек. Когда море освободилось от льдов, в августе 1736 г. Прончищев отправился к устью реки Анабар и, миновав его, повернул на север вдоль восточной части Таймырского побережья. Прончищеву удалось проникнуть довольно далеко на север, но, дойдя до 77°З1` сев. широты, Прончищев встретил непроходимые льды и решил вернуться обратно на зимовку в устье Оленека. На обратном пути Прончищев и его жена умерли. Командование взял на себя штурман Семён Челюскин, который после зимовки в устье Оленека привёл судно на следующий год в Якутск.
Видя тяжёлое положение экспедиции, Дмитрий Яковлевич Лаптев, как ближайший помощник отсутствовавшего Беринга, решил ехать за инструкциями и помощью в Петербург, в Адмиралтейств-коллегию.

Далёкий путь от Якутска до Петербурга Д. Я. Лаптев преодолел на лошадях. У Д. Я. Лаптева было достаточно времени обдумать причины неудач Ласиниуса, Прончищева и его собственных и наметить план будущих действий. В Петербург Д. Я. Лаптев приехал, твёрдо зная, что нужно для дальнейших работ.

Адмиралтейств-коллегия внимательно выслушала сообщения Д. Я. Лаптева и, обсудив их, сочла необходимым продолжить работы. Коллегия отпустила дополнительные средства и оборудование и, по предложению Д. Я. Лаптева, вместо погибшего Прончищева назначила командиром "Якутска" Харитона Прокопьевича Лаптева.

X. П. Лаптев прежде вместе со своим братом служил на кораблях Балтики, ездил на Дон, отыскивая места, пригодные для организации судостроительной верфи. Возвратившись в 1737 г. в Балтику, X. П. Лаптев был назначен капитаном яхты "Декроне".

В марте 1738 г. братья Лаптевы, получив необходимые для продления работ средства и снаряжение, выехали из Петербурга в Якутск.
По прибытии на место они осмотрели и отремонтировали свои суда, снарядили их, составили тщательные планы экспедиции, рассчитанные на выполнение работы и с моря и с суши.

18 июня 1739 г. Дмитрий Яковлевич Лаптев на "Иркутске" с командой в 35 человек вышел из Якутска; 5 июля, миновав Ленскую дельту, он был уже в море, держа курс на восток.
Согласно принятому плану, Д. Я. Лаптев отправил отряд под начальством старшего матроса Лошкина, следовавший к устью реки Яны по суше, и второй отряд - к устью реки Индигирки под начальством геодезиста Киндякова. Так же предполагалось организовать выполнение работы и дальше - между Индигиркой и Колымой. 8 июля "Иркутск" достиг устья реки Яны и продвигался постепенно всё далее к востоку, пока в районе устья реки Индигирки ледовая обстановка не вынудила его стать на зимовку.
Команда оставила судно и зимовала на берегу. Все продолжали работать. Зимовка прошла благополучно, и команда выполнила за это время огромную работу по изучению территории. С наступлением весны Д. Я. Лаптев отправил часть людей сухим путём к Колыме для производства описи берегов, а сам с оставшейся частью команды возвратился на судно. Судно было зажато во льдах. От чистой воды его отделяло ледяное поле длиною около километра. Д. Я. Лаптев стал на тяжёлый, но верный путь. Во льду на протяжении километра был прорублен канал, через который судно вышло на чистую воду.
Но радость моряков была непродолжительной. Разыгрался шторм, снова окруживший судно льдами и выбросивший его на мель. Чтобы снять судно с мели, пришлось полностью разгрузить и разоружить его, даже мачты были сняты. Две недели боролись моряки за жизнь судна и свою. Но, наконец, "Иркутск" был снят с мели и благополучно достиг устья Колымы; выполнив здесь необходимые работы, Д. Я. Лаптев двинулся дальше на восток.
У мыса Баранова встретились непроходимые льды. Д. Я. Лаптев решил вернуться на зимовку в Нижнеколымск на реке Колыме. Зимовка снова прошла благополучно. Люди продолжали работу.
Летом 1741 г. Д. Я. Лаптев предпринял ещё одну попытку пройти морем к востоку от Колымы. Снова у мыса Баранова встретились непроходимые льды, заставившие экспедицию вернуться в Нижнеколымск.
Тщательно обработав составленные описи побережья от Лены до Колымы, Д. Я. Лаптев на собаках выехал в Анадырский острог, произвёл подробную опись р. Анадырь и осенью 1742 г. возвратился в Петербург.
Харитон Прокопьевич Лаптев вышел из Якутска в конце июля 1738 г., несколько позже, чем его брат. Команда "Якутска", плававшая с лейтенантом Прончищевым, была взята им почти без изменений. Отправился в новое плавание и штурман Семён Челюскин.
17 августа X. П. Лаптев достиг бухты, которой он дал название "Нордвик". Исследовав бухту, X. П. Лаптев двинулся далее на запад, посетил Хатангскую губу и, выйдя из неё, открыл остров Преображения. Затем он направился к северу, следуя вдоль восточного берега Таймырского полуострова. У мыса Фадея льды преградили путь. Надвигалась зима. X. П. Лаптев вернулся назад и стал на зимовку в устье реки Блудной, в Хатангской губе.
Команда благополучно провела зиму в доме, построенном из собранного на берегу плавника. Несмотря на зимние условия, работы не прекращались. Одновременно велась подготовка к летним работам с моря и со стороны суши.
На месте зимовки X. П. Лаптев оставил большие запасы продовольствия и снаряжения. С наступлением весны были начаты сухопутные описные работы. К устью реки Пясины был направлен боцман Медведев, а к устью реки Таймыры - геодезист Чекин с отрядами и продовольствием. Эти два отряда не смогли выполнить работу, но они выяснили обстановку и дали X. П. Лаптеву сведения, необходимые для успешного выполнения работ в будущем. Сам X. П. Лаптев в августе 1740 г., сразу по вскрытии льдов, предпринял ещё одну попытку обойти Таймырский полуостров морем с севера. Попытка не удалась. Судно было зажато льдами и погибло. Экипаж и грузы были по распоряжению X. П. Лаптева заранее переведены на лёд.
Берег был в 15 милях от места аварии. Команда пешком, таща на себе грузы, двинулась к берегу. Но ближайшим жильём являлась база экспедиции в устье реки Блудной. Туда и направил X. П. Лаптев свой отряд. Четыре человека не вынесли трудностей пути и дорогой умерли. Остальные добрались до базы. Снова удачная зимовка на старом месте. Пришла весна 1741 г. X. П. Лаптев, лишившись судна, решил продолжать исследования по суше. Он выделил из своего отряда три группы. Одну группу под командой штурмана Семёна Челюскина он направил в устье реки Пясины с заданием обследовать побережье от устья Пясины по направлению к устью Таймыры.
Вторая группа под начальством геодезиста Чекина должна была обследовать побережье от устья реки Таймыры. Третью группу X. П. Лаптев возглавил сам. Он имел в виду обследовать внутренние области восточной части Таймырского полуострова и выйти в устье Таймыры, где должен был встретиться с двумя первыми группами.
Для обеспечения нормальной работы групп X. П. Лаптев послал впереди каждой из них запасное продовольствие и снаряжение. Всех людей, не вошедших в экспедиционные группы, и лишние грузы X. П. Лаптев отправил на оленях в Туруханск.
Чекин вскоре вернулся на базу, не выполнив задания из-за трудности пути и болезни. Челюскин же достиг места назначения и развернул работу.
Сам X. П. Лаптев направился в глубь Таймырского полуострова, вышел к озеру Таймыр, по реке Таймыре спустился к морю и пошёл навстречу Челюскину.

Закончив работу, путешественники провели зиму в городе Туруханске на Енисее. Весной 1742 г. Семён Челюскин вернулся на Таймыр для обследования оставшейся неописанной части полуострова и достиг там крайней северной точки Азии - скалистого мыса, названного впоследствии его именем. Мыс Челюскина расположен на 77°43' северной широты и 104°17' восточной долготы.

Закончив работу, Харитон Прокопьевич Лаптев возвратился из Туруханска в Петербург, где и продолжал служить во флоте, занимая командные должности. Умер он 1 января 1764 года.

Больше двух веков отделяет нас от того времени, когда, преодолевая постоянные трудности и лишения, подвергая себя всяческим опасностям, братья Лаптевы изучали далёкое и суровое море и его побережье.
На слабых деревянных судах, с примитивными приборами и инструментами выполняли они свою работу. Они доставили разнообразные сведения о природе края, его географии, береговой линии, глубинах моря, приливах, населении, магнитном склонении, о животном мире, растительности и т. д. Тщательность, точность и добросовестность, с какой они выполнили свою работу, поразительны, как поразительна и сила их воли и любовь к родине, позволившие им выполнить такую трудную задачу.
Море, берега которого они изучали, названо морем Лаптевых.


Берх В., Хронологическая история всех путешествий в северные полярные страны, с присовокуплением обозрения физических свойств того края, Спб., 1821-1823, ч. 1-2 (О плавании братьев Лаптевых, Малыгина, Прончишева и др. участников Великой Северной экспедиции);
О плавании российских морских офицеров из рек Лены, Оби и Енисея; "Записки Адмиралтейского департамента", 1820, ч. 4;
История плавания россиян из рек Сибири в Ледовитое море, "Сибирский Вестник", 1822, ч. 17-18; Соколов А., Северная экспедиция 1733-1743 гг., Спб., 1852;

Повседневная запись замечательных событий в русском флоте, Спб., 1894;
Островский, Великая Северная экспедиция 1733-1743 гг., Архангельск, 1934;
Визе В. Ю., История исследования Советской Арктики, Архангельск, 1934;
Берг Л. С., Открытие Камчатки и экспедиции Беринга (1725-1744), Л., 1935;
Дьяконов М. А., Путешествия в полярные страны, Л., 1933;
Дитмор Б., Краткий очерк истории открытия Северо-восточного и Северо-западного проходов, М., 1909;
Башмаков Д., Лаптев, "Советская Арктика", 1941, № 6.
fisch1
 
Сообщения: 2262
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Лаптевы Дмитрий Яковлевич , Харитон Прокофьевич

Сообщение fisch1 » 06 Январь 2016 16:24

http://vluki.library.ru/region/famous_people/laptev.php

БРАТЬЯ ЛАПТЕВЫ

Многие тысячи километров отделяют великолукскую землю от далекого арктического побережья страны. Немногим великолучанам удалось испытать суровость края вечной мерзлоты и прикоснуться к его несметным природным богатствам. Тем более отрадно, что у истоков освоения Арктики и Северного морского пути стояли наши талантливые земляки – двоюродные братья Дмитрий Яковлевич и Харитон Прокофьевич Лаптевы. Их вклад в исследование таинственной ледяной пустыни и тундровой зоны, в результате которого на карту были занесены ранее неизвестные реки и моря, острова и архипелаги, открыты морские и речные пути, получил достойную оценку. Имена отважных первооткрывателей запечатлены в названии моря Лаптевых, пролива Дмитрия Лаптева, соединяющего море Лаптевых Восточно-Сибирское море, берега Харитона Лаптева северо-западной части Таймыра, мыса Дмитрия Лаптева в дельте реки Лены и мыса Харитона Лаптева на острове Пилота Махоткина Многие поколения Лаптевых с достоинством и честью представляли свой российский род на многочисленных полях сражений с иноземными захватчиками. Их отменная служба в составе ополчения "за веру, за царя, за отечество" не осталась без внимания российских государей. Прадед братьев Лаптевых Петр Родионов, по прозвищу Несвитай, немало лет провел в непрерывных военных походах и битвах – "на коне, да с ним пара пистолей, да сабля, да человек в ношу с карабином". За верную службу ему на западном российском порубежье на берегах Ловати вблизи Великих Лук в приходе Слауйской церкви царь пожаловал небольшую вотчину. Со временем единое вотчинное владение великолукского дворянина оказалось разделенным на множество небольших имений, принадлежавшим его наследникам.
Во второй половине восемнадцатого столетия, к примеру, под Великими Луками представители рода Лаптевых владели небольшими селами Покарево, Болотово, Дудино, Андрейково, Лешихино, Захарево и другими с окружающими их деревнями. Так уж угодно было судьбе распорядиться, что почти одновременно у родных братьев Прокофия и Якова Лаптевых, владевших селами Покарево и Болотово, на свет появились наследники – сыновья, Харитон Прокофьевич, родившийся в 1700 году и Дмитрий Яковлевич, родившийся в 1701 году. Их детство совпало с бурным процессом петровских преобразований в стране, что оказало несомненное влияние на формирование взглядов и характера мальчиков. С ранних лет они потянулись к наукам. Первыми наставниками и проводниками знаний были священники Слауйской Троицкой церкви. Жажда знаний привела юных братьев в строящуюся новую столицу государства – Петербург. Здесь их дядя, Борис Иванович Лаптев, находился на государственной службе, исполнял почетную должность корабельного мастера галерных верфей.
С раннего детства мечтой о море жили и юные Лаптевы с берегов реки Ловать. Поэтому, как только по указу Петра I среди дворянских недорослей "яко живущих при водяных сообщениях" был объявлен набор в только что созданную Петербургскую Морскую академию, братья Лаптевы стали ее первыми учениками. Успешно освоив теоретический курс Морской Академии, юные моряки производятся в гардемарины (чин в русском Военно-морском флоте при направлении на флотскую практику) и зачисляются в Балтийский флот.
Дмитрий Лаптев начал военную службу успешнее брата – через два года после окончания академии его пожаловали в мичманы, а вскоре за особые заслуги в морских науках – в унтер-лейтенанты и назначили командиром корабля. С 1725 года молодой офицер служит на военном корабле "Фаворитка", затем в течение двух лет выполняет обязанности командира фрегата "Святой Яков", пакетбота заграничного плавания и, наконец, фрегата "Россия".
Харитон Лаптев после получения унтер-офицерского чина подштурмана плавал на судах Балтийского флота и только через шесть лет был произведен в офицеры, удостоившись звания мичмана. В 1730 году морскому офицеру доверили командование отдельными кораблями, а спустя четыре года ему довелось впервые участвовать в военных действиях русского флота при осаде Данцига.
Однако звездный час братьев Лаптевых наступил отнюдь не в боевых сражениях, а в сугубо мирных делах – экспедициях по изучению Крайнего Севера. Их постоянно тянуло навстречу неизведанному. Еще при жизни Петра I было задумано составить подробную карту всего северного побережья страны. Весомую лепту в выполнение этой жизненно необходимой для России задачи внесли и отважные мореходы Лаптевы.
С 1736 года Дмитрий Лаптев руководит одним из северных отрядов второй Камчатской экспедиции. Вскоре к исследованию Арктики привлекается и Харитон Лаптев. Несмотря на суровые климатические условия, походно-бытовые неудобства, болезни и гибель личного состава участников экспедиции и судов задания были выполнены. В результате плаваний и сухопутных походов 1739–1742 гг. отрядом Дмитрия Яковлевича Лаптева было проведено описание морского побережья от устья Лены до мыса Большой Баранов (к востоку от устья р. Колыма), бассейна и устья р. Анадырь, пути по суше от Анадырского острога до Пенжинской губы. Им же проводилась съемка рек Большой Анюй и Анадырь.
В это же время другой северный отряд второй Камчатской экспедиции, руководимый Харитоном Прокофьевичем Лаптевым, провел описание полуострова Таймыр от устья реки Хатанга до устья реки Пясина, открыл и описал некоторые близлежащие острова.
Но Дмитрий и Харитон Лаптевы не ограничились только съемками береговой линии. Они показали себя вдумчивыми исследователями, собрав богатейшие в научном отношении материалы о морях, климате, животном и растительном мире далекого и сурового края. Их дневники не утратили интереса до наших дней. В "Записках Харитона Лаптева", изданных впервые в 1851 году, и переизданных в наше время, в 1982 году, дается этнографическое и хозяйственное описание малых народностей полуострова Таймыр.
По окончании экспедиции мужественные мореплаватели продолжили службу на Балтийском флоте. Харитон Лаптев участвовал в составлении "Генеральной карты сибирским и камчатским берегам", затем снова плавал на кораблях. В 1752 году в чине капитана назначается помощником начальника вновь открывшегося Морского кадетского корпуса. В период Семилетней войны 1756–1762 гг. командовал боевым кораблем, а после войны капитан-командир (капитан 1-го ранга) Харитон Прокофьевич Лаптев был назначен главным интендантом Балтийского флота. Но в этой должности ему довелось пробыть недолго: 21 декабря 1763 года он скончался.
Дмитрий Яковлевич Лаптев по возвращении из северной экспедиции много труда вложил в строительство морского порта в Кронштадте, организовал школу для обучения детей мастеровых. В апреле 1762 года в чине вице-адмирала Дмитрия Лаптева "за старостию и болезнью" увольняют со службы. Поселившись в небольшом поместье под Великими Луками, он часто посещал своих друзей по Северной экспедиции.
В высочайшей степени честный, скромный и заботливый человек, Дмитрий Яковлевич многим помогал материально, просил Сенат о денежной помощи неимущим бывшим участникам Великой Северной экспедиции. Узнав о тяжелом материальном положении семьи покойного друга, известного русского мореплавателя, участника экспедиции Алексея Ильича Чирикова, он тут же подает прошение на имя императрицы, а в обращении в Великолукскую провинциальную канцелярию и к директору банка ходатайствует о перечислении своей адмиральской пенсии в счет погашения долга Чириковых.
Этим документом, датированным сентябрем 1767 года, и исчерпывались все сведения о дальнейшей судьбе нашего земляка. Дата смерти, место захоронения отважного мореплавателя никому не были известны, и, казалось, что эта тайна так навсегда и останется тайной. Долгие годы географы, историки, краеведы, в том числе и авторы многих научно-популярных статей и книг о братьях Лаптевых Иван Венедиктович Глушанков и Владилен Александрович Троицкий вели безуспешный поиск документов, связанных с последними годами его жизни. Энциклопедии, специальные справочные издания, краеведческая литература до настоящего времени предположительно указывают дату смерти всемирно известного флотоводца второй половиной 1767 года или вообще ничего о ней не сообщают. Однако в очередной раз завесы таинственности помогли приоткрыть архивные документы – бесстрастные хранители национальной памяти.
В канун 825-летия первого упоминания Великих Лук в отечественных летописях после длительных поисков сотрудниками Великолукского филиала Госархива Псковской области обнаружена подлинная метрическая запись, зафиксировавшая смерть мужественного мореплавателя. В части третьей "Об умирающих" метрической книги Троицкой церкви погоста Слауй Великолукского уезда за 1771 год под № 2 местным священнослужителем записано: "(умер) 20 генваря (1771 года) сельца Болотова дворенин Дмитрей Яковлев сын Лаптев, 70 лет".
Архивная находка дает обоснование кровной связи с великолукской землей братьев Лаптевых. Она поможет благородным стремлениям юных географов и краеведов нашего края, уже давно стремящихся увековечить память об отважных мореходах на их родной земле.
Архивные документы позволяют нагляднее представить связь с великолукским краем и единственного сына Харитона Лаптева - Капитона. В молодом возрасте, в звании капитана, он вышел в отставку и поселился в родовом имении Покарево. В гражданских условиях К.X. Лаптева ждало новое сугубо мирное назначение.
В чине коллежского асессора он в последней четверти XVIII столетия являлся великолукским почтмейстером. Пришлось ему заниматься и строительством в Великих Луках так называемого "екатерининского дворца", связанного с путешествием императрицы Екатерины II в новоустроенные российские губернии летом 1780 года. Такие "путевые дворцы" ставились в уездных городах и почтовых станциях по всему Старо-Белорусскому тракту.
Исполняя волю начальства, великолукский исправник Капитон Лаптев зимой 1779 года на собственные средства с величайшей поспешностью возвел недалеко от великолукской крепости "дворец" – одноэтажный деревянный дом на 5 комнат с крыльцом. По окончании строительства "дворца" высшие сановники "ничего недостаточного и хулы достойного в нем не нашли". Ситуация изменилась через три года. Великолукский почтмейстер был обвинен в некачественном строительстве "дворца" и в 1784 году был принужден "собственным его иждивением" перестроить это здание. При большом пожаре, случившемся в 1807 году, Лаптевский "екатерининский дворец" полностью сгорел вместе с грудами старинных бумаг, хранившихся в подвале.
Смерть Капитона Харитоновича Лаптева последовала 18 апреля 1814 года в возрасте 74 лет, о чем сделали соответствующую запись в метрической книге Одигитриевской церкви села Новобогородицкое местные священнослужители. Тогда же, вероятно, прах главного почтового работника Великолукского уезда был предан земле на Новобогородицком кладбище. Возможно краеведам со временем удастся отыскать след его могилы, как и могилы мореплавателя Дмитрия Яковлевича Лаптева на Слауйском кладбище.
После смерти К.X. Лаптева владельцем Покарево и крестьянами деревень Болагино, Нигиреево и Давытково стал его воспитанник аудитор Иван Еремеев. Имения других Лаптевых (в том числе и Дмитрия Яковлевича Лаптева) постепенно перешли к другим помещикам, и на начало двадцатого столетия в списке Псковской губернии Фамилия Лаптевых уже вовсе не значилась.

А.И. Сизов
fisch1
 
Сообщения: 2262
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Лаптевы Дмитрий Яковлевич , Харитон Прокофьевич

Сообщение fisch1 » 06 Январь 2016 16:31

http://lukigrad.ru/index.php/people11/laptev

Лаптевы Харитон Прокофьевич и Дмитрий Яковлевич
Родословная рода Лаптевых начиналась со знаменитого князя Родеги, выехавшего из Косуйской орды. У потомка этого князя Глеба Романовича Сорокоумова был сын Варфоломей, по прозванию Лапоть, от которого и пошли Лаптевы.

Год 1700-й — в семье… Лаптева, владельца сельца Покарево (оно и нынче живет и почти здравствует), родился сын — Харитон Лаптев. Годом позже (в 1701-м) в семье его брата Якова Лаптева, владельца села Болотово (селение исчезло в годы войны), тоже появляется на свет сын — Дмитрий Лаптев. Крестили мальчиков в приходской Слауйской церкви. Здесь стоит обратить особое внимание на один момент: Харитон и Дмитрий считаются двоюродными братьями. Но если верить родословной рода Лаптевых, составленной сыном Харитона, Капитоном, (о ней пишет в своей статье, посвящённой мореплавателям, С. Петров), то получается, что это отцы знаменитых исследователей были двоюродными, а сами Харитон и Дмитрий — братья троюродные.

Родились мальчишки во времена, когда царь Петр как раз флот российский в порядок приводил, и по сему в головы юных отпрысков, живущих на берегах спокойной Ловати, удящих рыбу в окрестных озерцах, закралась мысль о море. Да не просто закралась, а так увлекла, что отправили их родители в Петербург. А там их дядюшка Борис Иванович Лаптев, состоящий на службе государевой (в должности корабельного мастера галерных верфей), пристроил мальцов во вновь созданную Морскую академию.

Окончив обучение, братья пошли разными путями: младший, Д. Лаптев, уже через два года по окончании академии стал мичманом, а вскоре и унтер-лейтенантом и командиром корабля. Харитону до звания мичмана пришлось служить целых шесть лет в должности подштурмана. Участвовали братья и в военных сражениях, но славу принесла им, как бы сейчас сказали, исследовательская деятельность. С 1736 года Дмитрий руководит одним из северных отрядов Второй Камчатской экспедиции, вскоре к нему присоединился и брат.
Долгой была судьба моряков. Харитон Лаптев прожил до 63 лет и умер 21 декабря 1763 года в Петербурге. По одной из версий, похоронен в своем имении под Великими Луками, правда, могилы его ни один наш современник не видел.

Дмитрий Лаптев вышел в отставку в апреле 1762 и поселился в своем имении Болотово. До недавнего времени дата смерти и место захоронения Д. Лаптева были неизвестны. Но около 2005 года сотрудники нашего архива отыскали метрическую книгу Троицкой церкви погоста Слауй Великолукского уезда за 1771 год, где в части третьей «Об умирающих» под № 2 священником записано: «Умер 20 генваря 1771 года селца Болотова дворянин Дмитрий Яковлев, сын Лаптев, 70 лет».

Что осталось от Лаптевых на земле великолукской? Да, практически, ничего, кроме памяти об известных всему миру земляках. Покарево — почти дачный поселок. Маленький, но с памятником. От Болотова же не осталось совсем ничего, кроме красивых холмов да рельефа, подсказывающего, что здесь когда-то жили. В 2001 году на месте села поставили деревяннный памятный крест.
Источники:
1. Псковская энциклопедия // Главный редактор - А. И. Лобачёв. Псков: Псковское региональное общественное учреждение - издательство "Псковская энциклопедия", 2007. - С. 435.
2. С. Петров Великолукская старина. Историко-краеведческая мозаика / С. Петров. - Великие Луки, 1999.
fisch1
 
Сообщения: 2262
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Лаптевы Дмитрий Яковлевич , Харитон Прокофьевич

Сообщение fisch1 » 06 Январь 2016 16:44

 Памятный знак на месте имения Покарево.jpg
Памятный знак на месте имения Покарево.

http://lukigrad.ru/index.php/mesta/imeniya/pokarevo
fisch1
 
Сообщения: 2262
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Лаптевы Дмитрий Яковлевич , Харитон Прокофьевич

Сообщение fisch1 » 06 Январь 2016 17:32

Из монографий: © Аветисов Г.П. Имена на карте Российской Арктики. СПб.: Наука, 2003; Арктический мемориал. СПб.: Наука, 2006; Имена на карте Арктики. СПб.:ВНИИОкеангеология, 2009.http://www.gpavet.narod.ru/Names2/laptevD.htm

Лаптев Дмитрий.jpg
Лаптев Дмитрий Яковлевич
(1701–1771)

Военный моряк, контр-адмирал, участник ВСЭ. Двоюродный брат Х. П.Лаптева.
Лаптев происходил из старинного дворянского рода, представители которого верой и правдой служили Отечеству. Одному из предков его была пожалована вотчина близ Великих Лук. Имения отца Лаптева и его брата Прокофия – отца Х. П. Лаптева располагались по соседству.
Деревенское детство закалило мальчика и физически, и духовно, что очень пригодилось ему в профессии моряка и полярного исследователя. Первое обучение грамоте он, как и все дети мелкопоместных дворян Петровской эпохи, прошел у священника, а в 1715 году поступил в Морскую академию, в которую по указу Петра I набирали дворянских недорослей из северных губерний. Это заведение давало начальное теоретическое морское образование будущим штурманам и строевым офицерам.
Начал службу на флоте в 1718 году гардемарином. Служба ему давалась лучше, чем брату. Уже через два года он получил первый офицерский чин мичмана, через пять лет командовал кораблем в чине унтер-лейтенанта, в 1731 году стал лейтенантом. Такое быстрое по тем временам продвижение по службе свидетельствовало о его высоких профессиональных качествах. Служил на кораблях Кронштадтской флотилии, совершая плавания в немецкие порты Любек, Данциг, в 1730 году на фрегате «Россия» плавал в Баренцевом море.
Профессиональные и человеческие качества Лаптева сделали его достойным включения в состав участников ВСЭ, куда отбирали опытных и готовых к суровым испытаниям моряков. Первоначально предполагалось назначить его в отряд Беринга – Чирикова или отряд Шпанберга, но когда в 1735 году выяснилось бедственное положение Восточно-Ленского отряда П. Ласиниуса, Беринг решил возвратить остатки отряда в Якутск и создать новый отряд под командованием Д. Я. Лаптева.
Участок побережья, который предстояло описать этому отряду, имел гораздо большую протяженность, чем участки других отрядов ВСЭ. Он простирался от устья Лены до Камчатки. Следует отметить, что в то время, несмотря на известные плавания С. И. Дежнева, по-прежнему не был снят вопрос о возможном соединении Азии с Америкой. Выяснение этого было одной из задач Лаптева. Кроме того, он должен был проверить слухи о существовании к северу от Сибири «земли великой». Всю работу предстояло сделать за два года. В распоряжении отряда был бот «Иркутск», переданный из отряда Ласиниуса.
Еще до вскрытия Лены Лаптев послал к зимовке Ласиниуса 14 человек во главе со штурманом М. Щербининым для помощи остаткам отряда и подготовки бота «Иркутск». Летом 1736 года отряд на трех дощаниках с грузом спустился по Лене через Быковскую протоку к морю. Губа Буор-Хая была забита льдом, и Лаптев, оставив дощаники с грузом в зал. Неелова, добрался до зимовки Ласиниуса в устье реки Хараулах, впадающей в губу Буор-Хая, пешком. Здесь находился «Иркутск». На боте Лаптев вернулся за грузом, но попытка выйти в море из-за сплошного льда оказалась неудачной. На созванном Лаптевым, согласно инструкции, консилиуме офицерского состава отряда решили остаться на зимовку, которая прошла в низовье Лены. Построили пять домиков, благодаря правильно организованному питанию, в частности использованию отвара из коры и шишек кедрового стланика, больных цингой было очень мало.
С зимовки Лаптев послал Берингу в Якутск рапорт и решение консилиума о невозможности прохода морем из Лены в Колыму, так как по рассказам местных жителей неподвижный лед, простирающийся до мыса Св. Нос, не взламывается десятилетиями. Ориентируясь на имевшиеся тогда карты, Лаптев ошибочно полагал, что этот мыс простирается далеко на север примерно до 76° 20' с.ш. Перегнав бот в Якутск, Лаптев отправился в Петербург, где решался вопрос о продолжении работы отрядов. Решено было работы довести до конца. Было также указано, что от Лены до Камчатки непреодолимых препятствий нет, так как по историческим сведениям русские суда в прошлом плавали от Лены до Анадыря. Кроме того, Лаптеву, как и руководителям других отрядов, предписывалось в случае встречи с непреодолимыми льдами не возвращаться в исходные точки, а зимовать на месте остановки, проводя опись по суше. Адмиралтейств-коллегия предписала Сибирской, Якутской и Иркутской канцеляриям создавать по пути следования отряда склады с провиантом и необходимым снаряжением.
В течение всего 1739 года посланный Лаптевым еще до возвращения из Петербурга матрос Алексей Лошкин описал побережье от устья Яны до Св. Носа и от Индигирки до Алазеи. В 1739 году Лаптев на боте «Иркутск» возобновил плавания. Отряд спустился по Лене и вышел из устья на восток. Судну удалось обогнуть мыс Св. Нос, истинное положение которого Лаптеву стало известно благодаря наземной съемке Лошкина, и дошло до устья Индигирки. Вся Индигирка по приказу Лаптева уже была описана геодезистом Н. Киндяковым, что позволило боту без риска войти в ее устье и встать там на зимовку. Зимой 1739–1740 гг. описали реку Хрому. Таким образом, к 1740 году была произведена опись всего юго-восточного побережья моря, впоследствии названного морем Лаптевых. В Петербург с рапортом в Адмиралтейств-коллегию был послан Лошкин.
Летом 1740 года Лаптев на боте перешел из устья Индигирки к устью Колымы, оттуда к мысу Большой Баранов и, не сумев обогнуть его, зазимовал в Нижнеколымске. В 1741 году попытка обогнуть этот мыс также оказалась неудачной, и Лаптев снова возвратился в Нижнеколымск.
Осенью 1741 года на собаках и оленях через Колымский хребет перебрались на реку Анадырь, а летом 1742 года на двух больших лодках описали ее до устья.
После окончания описи Анадыри работу отряда можно было считать законченной. Осенью 1742 года Лаптев со всем отрядом по зимнему пути вернулся в Нижнеколымск и, оставив там «Иркутск» с командой, в 1743 году вернулся в Якутск, а оттуда по распоряжению А. И. Чирикова, возглавившего экспедицию после смерти В. Беринга, в Петербург с донесением в Адмиралтейств-коллегию о выполненной работе. Бот «Иркутск» был передан местным властям, весь личный состав отряда поступал в распоряжение Чирикова.
Лаптев не ограничился отчетом о съемке. Он написал докладную записку о состоянии народностей, живущих на крайнем Северо-Востоке России.
Еще во время экспедиции Лаптев был произведен в капитаны 3 ранга. По возвращении в Петербург он служил в Адмиралтейств-коллегии, затем командовал кораблями. В 1757 году его произвели в контр-адмиралы и назначили младшим флагманом Балтийского флота. В 1762 году «за старостию и болезнью» он вышел в отставку в чине вице-адмирала и жил в небольшом поместье вблизи Великих Лук.
Похоронен на местном кладбище.
Мыс в устье реки Колымы. Назвали советские полярники.
Мыс в Туматском заливе дельты Лены.
Море. Название предложено Ю. М. Шокальским и утверждено в 1913 году ИРГО. Закреплено на советских картах постановлением ЦИК СССР 27 июня 1935 года. Ранее называлось Татарское, Ленское (на картах XVI – XVII вв.), Сибирское и Ледовитое (XVIII–XIX вв.), а в 1893 году Ф. Нансен назвал морем Норденшельда.
Пролив (Дмитрия Лаптева) между материком и о. Большой Ляховский. Название впервые появилось на геологической карте Новосибирских островов в 1906 году. Весь тираж карты погиб во время наводнения 1924 года в Ленинграде.
fisch1
 
Сообщения: 2262
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Лаптевы Дмитрий Яковлевич , Харитон Прокофьевич

Сообщение fisch1 » 06 Январь 2016 17:36

http://www.gpavet.narod.ru/Names2/laptevH.htm
Из монографий: © Аветисов Г.П. Имена на карте Российской Арктики. СПб.: Наука, 2003; Арктический мемориал. СПб.: Наука, 2006; Имена на карте Арктики. СПб.:ВНИИОкеангеология, 2009.

Лаптев Харитон Прокопьевич
(1700–21.12.1763/64)

Военный моряк, капитан 1 ранга, участник ВСЭ. Двоюродный брат Д. Я. Лаптева.
Лаптев происходил из старинного дворянского рода, представители которого верой и правдой служили Отечеству. Одному из предков его была пожалована вотчина близ Великих Лук. Отец Лаптева Прокофий владел маленьким сельцом в шесть дворов Пекарево (Пукарево), ныне Покарево. По соседству располагалось имение его родного брата Якова.
Детство Харитона Лаптева ничем не отличалось от детства его двоюродного брата Дмитрия. Полученная физическая и духовная закалка также сослужила ему добрую службу в последующей жизни моряка и полярного исследователя. Грамоте его научил священник, а в 1715 году мальчик поступил в Морскую академию.
В 1718 году после сдачи экзаменов Лаптев был произведен в гардемарины и зачислен в Балтийский флот, где началось практическое освоение полученных в академии знаний. В 1720 году он получил чин подштурмана, а в 1726 году офицерский чин мичмана.
Лаптев имел большой опыт службы на различных кораблях военно-морского флота. Успешное прохождение его службы было нарушено в 1734 году. Фрегат «Митау», на котором Лаптев служил мичманом в период военных действий России против Польши, обманным путем был захвачен в плен французской эскадрой, нелегально поддерживавшей Польшу. После размена пленными весь офицерский состав, в том числе и Лаптев, были приговорены к смертной казни за сдачу корабля без боя. Приведение приговора в исполнение было отложено, и назначено дополнительное расследование, в результате которого через полтора года выяснилась невиновность осужденных. Всем им были возвращены прежние чины.
В 1737 году, получив звание лейтенанта, Лаптев был назначен командиром отряда ВСЭ вместо умершего В. В. Прончищева. Этому отряду предписывалось описание побережья Сибири от Лены до Енисея. Так как в процессе предыдущих плаваний выявились значительные трудности описи берега с моря из-за тяжелейших ледовых условий, отряду были даны новые инструкции относительно способов проведения съемки. В случае невозможности плавания следовало отправить судно в Якутск или поставить в защищенном месте на зимовку и продолжать работу наземными группами. Однако такое решение командирам разрешалось принимать только после консилиума со всеми офицерами.
Лишь в конце мая 1739 года Лаптев прибыл в Якутск. К этому моменту он организовал подготовку складов продовольствия в устьях Анабара, Хатанги и Таймыры на случай наземных работ. Усилиями штурмана С. И. Челюскина дубель-шлюпка «Якутск», на которой этот отряд работал в предыдущие годы, была уже подготовлена к походу. Почти весь отряд из сорока пяти человек участвовал в плаваниях Прончищева.
В начале июня отправились вниз по Лене и во второй половине июля через западную Крестяцкую протоку вышли в море. Преодолевая «льды великие», дошли до Хатангского залива и двинулись вдоль берега на север, достигнув мыса Фаддея и открыв о. Преображенья. Из-за льдов вынуждены были повернуть назад и к началу сентября пришли в низовья Хатанги, где встали на зимовку на правом берегу Хатанги в двух километрах севернее устья реки Блудной. Во время зимовки Лаптев ввел в питание сырую рыбу, строганину, благодаря чему отряд избежал заболеваний цингой. В осенние и весенние месяцы проводили наземные маршруты по описи побережья Таймыра. Геодезист Н. Чекин двигался от зал. Фаддея, который они принимали за устье Таймыры, на запад, а боцманмат Медведев из устья Пясины на восток. Кроме того, как выяснилось позднее, съемку побережья от Пясины до Таймыры вел Обь-Енисейский отряд Ф. А. Минина. Между крайними достигнутыми этими группами точками оставалось около 200 километров.
Летом 1740 года отряд возобновил плавание на север, но дойти удалось только до 76º 21′ с.ш., где судно было зажато и серьезно повреждено льдами. Предвидя гибель судна, выгрузили продовольствие и снаряжение на лед, находясь в 15 км от берега. В течение 15 дней перетаскивали грузы на берег, но спасти удалось лишь незначительную часть. Все остальное вместе с гибнущим судном было унесено льдами.
Идти на юг, к населенным местам, было невозможно из-за ледохода на реках. В путь удалось двинуться только в конце сентября. В конечном итоге, оставив больных в одном из близлежащих зимовий промышленников, в середине октября встали на зимовку у реки Блудной.
Все предыдущие плавания, а главное потеря судна, убедили Лаптева в том, что завершить съемку побережья между устьями Пясины и Таймыры морским путем не удастся. Выполняя требования инструкции, Лаптев устроил консилиум с руководством отряда: Челюскиным, Чекиным и Медведевым. Очевидное решение было принято, но осуществить наземную съемку на собачьих и оленьих упряжках можно было, естественно, только в зимнее время. Необходимое согласие Адмиралтейств-коллегии было получено в апреле, но Лаптев, не дожидаясь его, на свой страх и риск задолго до этого приступил к осуществлению плана. Отправив большинство людей на оленях в Дудинку, Лаптев оставил у себя девять человек, из которых были организованы три группы. Во главе одной командир встал сам, остальными двумя командовали Челюскин и Чекин. Первой выехала группа Челюскина, затем Чекина и последняя Лаптева.
Партия Лаптева достигла озера Таймыр и по долине Таймыры дошла до побережья. Здесь Лаптев убедился, что устье находится значительно западнее зал. Фаддея, и решил двигаться не на запад навстречу Челюскину, а на восток навстречу Чекину, объем работы которого оказался больше, чем предполагалось. Из-за значительных трудностей продвижения, заболевания снежной слепотой съемочные отряды не смогли в 1741 году замкнуть опись побережья. Остался не снятым участок между мысом Фаддея на востоке и крайней точкой на западе, которой достиг он сам, двигаясь от устья Таймыры навстречу Чекину. Съемку этого участка завершил на следующий год Челюскин.
27 августа 1742 года весь отряд собрался в Енисейске. Возложенная на него задача была выполнена. 13 сентября 1743 года Лаптев подал Адмиралтейств-коллегии рапорт, в котором изложил результаты работ, и свои записки, представлявшие большую научную ценность.
В низовьях Хатанги близ устья речки Блудной установлен памятник участникам Лено-Хатангского отряда. Он представляет собой красный металлический конусообразный буй высотой 5 метров, стоящий на двадцатиметровом береговом обрыве, с надписью: «Памяти первых гидрографов – открывателей полуострова Таймыр Харитона Лаптева, Семена Челюскина и 45 их товарищей, зимовавших в 1739–1742 гг. в 200 м отсюда к югу, поставлен этот знак Хатангской гидробазой к 50-летию Таймырского автономного округа 15 августа 1980 г.». Недалеко от памятника угадываются холмики могил с остатками старинных крестов, в которых похоронены участники экспедиции. Памятник хорошо виден с проходящих по Хатанге судов, которые, по решению Хатангского райисполкома, должны в течение четверти минуты салютовать ему гудками.
После завершения экспедиции Лаптев продолжал службу сначала в Кронштадте, а затем командуя различными кораблями Балтийского флота. В 1751 году его перевели на галерный флот на должность капитана 3 ранга, но уже через год он стал командиром корабля «Иоанн Златоуст-второй». В 1752 году Лаптев был введен в состав руководства нового учебного заведения – Морского кадетского корпуса.
Весной 1757 года он возглавил Штурманскую роту для подготовки будущих штурманов, командуя кораблем, принимал участие в боевых действиях во время Семилетней войны, дослужился до чина капитана 1 ранга. В 1762 году Лаптев получил значительную должность обер-штер-кригс-комиссара флота (руководителя службы снабжения), которую до него занимал Д. Л. Овцын. К тому времени от тяжелых испытаний здоровье его пошатнулось. Положение усугубляли тяжбы с богатым соседним помещиком по Пекарево, который незаконно продал часть земли Лаптева.
Скончался в Петербурге. Вероятно, был похоронен в Пекарево, но могила его неизвестна.
Берег п-ова Таймыр между шхерами Минина и арх. Норденшельда. В 1900 году назвал Э. В. Толль.
Мыс на о. Пилота Махоткина арх. Норденшельда. Назвал Н. А. Э. Норденшельд в 1878 году.
Мыс южнее мыса Прончищева на восточном побережье Таймыра. Назвал в 1919 году Р. Амундсен.
Море. Название предложено Ю. М. Шокальским и утверждено в 1913 году ИРГО. Закреплено на советских картах постановлением ЦИК СССР 27 июня 1935 года. Ранее называлось Татарское, Ленское (на картах XVI–XVII вв.), Сибирское и Ледовитое (XVIII–XIX вв.), а в 1893 году Ф. Нансен назвал морем Норденшельда.
fisch1
 
Сообщения: 2262
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Лаптевы Дмитрий Яковлевич , Харитон Прокофьевич

Сообщение fisch1 » 06 Январь 2016 18:50

 1 Памятник братьям Лаптевым.jpg
Есть на земле уголки, словно специально предназначенные для жизни людей, своей красотой вечно приносящие им радость. Нынешнее Покарево, родовое поместье Лаптевых, несмотря на близость шоссейной дороги, окружено пригорками, перелесками, небольшими водоемами.
Благодаря энтузиазму учащихся Купуйской средней школы и их преподавателя географии М.А.Иванова, появилась памятная стела, посвященная легендарным полярным путешественникам, и издалека на ее шпиле белеет кораблик, развернувший паруса навстречу неизведанному.
Короткий текст на черной гранитной доске Купуйской школы рассказывает о том, что здесь, на нашей великолукской земле, в деревнях Покарево и Болотово родились и провели детство известные исследователи Арктики - братья Дмитрий и Харитон Лаптевы.


http://culture.pskov.ru/ru/objects/object/153


Памятник братьям Лаптевым.
http://www.worldtravelserver.ru/travel/ ... _luki.html

https://maps.yandex.ru/10928/velikie-lu ... Cskl&text=памятник%20братьям%20лаптевым&sll=30.466155%2C56.259611&sspn=0.008690%2C0.004646&ol=psearch&oid=60669155
fisch1
 
Сообщения: 2262
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Лаптевы Дмитрий Яковлевич , Харитон Прокофьевич

Сообщение fisch1 » 06 Январь 2016 18:56

 Памятный знак Х.П. Лаптеву и Д.Я. Лаптеву. Покарево %28Псковская область%29. Фото с сайта aria-art.ru.jpg
Памятный знак Х.П. Лаптеву и Д.Я. Лаптеву. с.Покарево (Псковская область).
Фото с сайта aria-art.ru
fisch1
 
Сообщения: 2262
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Лаптевы Дмитрий Яковлевич , Харитон Прокофьевич

Сообщение fisch1 » 06 Январь 2016 19:25

 1 (3).jpg
 2 (1).jpg
http://myvl.ru/blog/people/2137.html


http://wikimapia.org/#lang=ru&lat=56.26 ... 0%B2%D0%BE
fisch1
 
Сообщения: 2262
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Лаптевы Дмитрий Яковлевич , Харитон Прокофьевич

Сообщение ББК-10 » 06 Январь 2016 19:27

 ВСЭ-250 Лаптев ХП.jpg
Форум-то филателистов :)
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 6012
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Лаптевы Дмитрий Яковлевич , Харитон Прокофьевич

Сообщение fisch1 » 16 Январь 2016 17:24

 1 (4).jpg
 2 Схема местности%2C где располагалось зимовье.jpg
 1 Схема маршрутов.jpg
 3 Развалины казармы-столовой..jpg
 4 Схема пеленгования    .jpg
 5 Схема бывшего поселка в долине безымянного ручья .jpg
 500k--s48-3_4.gif
ПОСЕЛОК ХАРИТОНА ЛАПТЕВА НА РЕКЕ ХАТАНГЕ
Кандидат географических наук В. ТРОИЦКИЙ.

...Птенцы гнезда Петрова» — .воспитанники основанной Петром I Морской Академии двоюродные братья, лейтенанты Ха-ритон Прокофьевич Лаптев и Дмитрий Яковлевич Лаптев — в 1739—1743 годах командовали отрядами во Второй Камчатской (Великой Северной) экспедиции командора Витиуса Беринга. На парусно-весельных судах «Якутск» и «Иркутск» (по транскрипции, принятой в XVIII веке, эти суде во всех документах и судовых журналах именовались как «Якуцк и «Иркуцк»), а зимой на собачьих упряжках они прошли и впервые положили на карту арктическое побережье нашей Родины от Енисея на западе до Колымы на востоке. При этом было сделано много географических открытий: открыты острова, полуострова, заливы, реки.

Дмитрий Лаптев в 1736—1739 годах возглавлял отряд на боте «Иркутск». Впервые в истории он провел съемку берега от устья Лены до устья Колымы, составил карты этого побережья на математической основе с ориентиром на астрономические точки.

Начав в 1740 году морской поход на восток от устья Колымы в «Теплое море», то есть в Тихий океан, Дмитрий Лаптев прошел около 80 километров к востоку от устья Колымы. Сплошной лед не позволил плыть дальше. Но отряд все же добрал с я до ти'хооке вне кого п обережь я: осенью 1741 года на 45 собачьих упряжках они проехали из Иижне-Колымского острога на реку Анадырь, в поселок Анадырский острог. Перезимовав там и построив две большие лодки, отряд Д. Я. Лаптева спустился вниз по реке Анадырь к морю, составил первую карту реки и ее устья. Были получены достоверные сведения о природных условиях этой части Сибири.

Отряд Харитона Лаптева в эти же годы вел исследования самого северного и наиболее ледовитого участка сибирского побережья. Он первый выявил очертания иф размеры огромного полуострова Таймыр. В 1739 году X. П. Лаптев вышел на ду-бель-шлюп'ке «Якутск» из устья Лены, повторяя плавание своего предшественника лейтенанта В. В. Прончищева. Ледовая обстановка не позволила отряду Лаптева пройти так же далеко на север, как прошел Промчиш,ев. Зато Лаптев смог более точно выполнить съемку восточного берега Таймыра, уточнил положение замеченных еще Прончищевым прибрежных островов.

Названия, которые Харитон Лаптев дал этим островам, сохраняются до сих пор.

Повернув из-за льда от мыса Фаддея на юг {на мысе моряки сложили из камнем дву.хсаженны|й знак — гурий, остатки которого сохранились до наших дней), «Якутск» в конце августа вошел в реку Хатангу. В следующем, 1740 году ледовая обстановка сложилась еще более тяжелой. Едва выйдя из Хатангского залива, «Якутск» попал в ледовый плен и вынужден был дрейфовать к северу. На параллели бухты Марии Прончищевой в 30 верстах от берега льды раздавили судно. С большим трудом члены команды добрались по дрейфующим льдам до берега. А потом им еще предстояло проделать 500-километровый путь к своему зимовью на Хатанге.

Потеря судна не остановила исследований. Харитон Лаптев начал вести съемку не. известных берегов, передвигаясь в собачьих упряжках. В 1741—1742 годах он и его самый деятельный помощник штурман С. И. Челюскин объехали на собаках недоступные с моря и неизвестные доселе северные берега Таймыра.

Кроме официального отчета, X. П. Лаптев оставил «для известия потомкам» интересное географическое и этнографическое описание огромной сильно выдвинутой к северу территории, лежащей в междуречье Енисея и Лены. Впервые была составлена карта полуострова Таймыр. Тогда он еще не носил это название, оно было предложено в 1843 году другим исследователем — А. Ф. Миддендорфом.

Отмечая заслуги братьев Лаптевым, Русское Географическое общество в 1913 году назвало крупнейшее из обследованных ими арктических морей, лежащее к востоку от открытого Харитоном Лаптевым огромного полуострова Таймыр, морем Лаптевых.

Плавания «Якутска» и «Иркутска», как мы уже говорили, совершались с несколькими зимовками в различных местах побережья. Рядом с вмерзшим в лед кораблем на берегу строилось зимовье — казармы, где жил экипаж.

Дмитрий Лаптев на второй год плавания достиг устья Колымы и устроил там зимовье — базу для дальнейшего движения на восток. Рядом с зимовьем на прибрежном обрыве (ныне мыс Лаптева) моряки сложили из бревен плавника четырехгранный маяк высотой 7 сажен в 55 рядов. Маяк простоял 200 лет. В конце 30-х годов нашего века он сгорел. Полуразрушенные стены домов в то время еще стояли, местные жители называли их «казармами Лаптева». Нижние венцы бревенчатой кладки этих строений сохранились и поныне.

Из материалов Великой Северной экспедиции мы знаем, что Харитон Лаптев построил зимовье для своего отряда в низовьях реки Хатанги, куда осенью 1739 года ввел ду бель-шлюпку «Якутск» для зимовки.




Однако до сих пор оставалось неизвестным, что представляло собой и где находилось это зимовье. Оно три года служило базой отряду Харитона Лаптева, отсюда он вместе со штурманом С. И. Челюскиным выехал в свой знаменитый санный поход к Северу Азии. В сохранившихся рапортах X. П. Лаптева указывается только, что место зимовки «Якутска» располагалось у правого берега Хатанги, близ устья речки Блудной, там, где он обнаружил русское зимовье местных промышленников.
Никто из исследователей, посещавших низовья Хатанги после Харитона Лаптева: академик А. Ф. Миддендорф в 1843 году, геолог Э. В. Толль в 1894 году, геолог И. П. Толмачев и топограф М. Я. Кожевников,— в 1905 году ничего не сообщили в своих отчетах о зимовье Лаптева. Следовательно, они его не видели. Не выявили этого примечательного места и геодезисты во время недавнего новейшего картографирования реки Хатанги. Ни на одной самой крупномасштабной современной карте место зимовья не указано.
Летом 1974 года наша экспедиция осмотрела правый берег реки Хатанги от селения Новорыбное на север до устья речки Попигай. Мы опросили местных жителей, никто из них не мог указать место зимовья Харитона Лаптева. Но многие знали, что в двух местах есть остатки старинных домов: примерно посредине между устьями речек Попигай и Блудная и южнее Блудной. Мы предположили, что одно из этих мест и было зим.овьем Харитона Лаптева.




По спилам, взятым с сохранившихся на месте строений бревен, определили возраст срубленных деревьев и время, когда их срубили, по числу годовых колец дерева (дендрохронологичоский анализ по нашей просьбе провели известные дендро-хронологи С. Г. Шиятов и Н. В. Ловелиус), Данные анализа позволили отнести северную группу развалин к зимовью Лаптева.
Мы понимали, что нашей гипотезе нужны веские подтверждения. Взялись изучить судовой журнал дубель-шлюпки «Якутск», единственная сохранившаяся копия которого находится в Центральном государственном архиве Военно-морского флота в Ленинграде.
Из записей в журнале видно, что «Якутск» вошел в устье Хатанги 28 августа 1739 года. Пройдя вверх по реке 14 миль мореплаватели увидели устье речки Попигай и южнее его промышленное зимовье на восточном берегу Хатанги, у которого, как записано в журнале, «за незнанием фарватера легли на якорь».

29 августа с судна был «послан на ялботе матрос Сутормин вымерить реку Блудную можно ль в оной поставить дубель-шлюп-ку для зимнего времени»... Спустя 5 часов «посланной матрос на ялботе возвратился и рапортовал, что в речке Блудной воды к ходу дубель-шлюпки будет к поставке для зимовья неудобно, понеже очень пряма и защиты никакой в полою воду ото льду нет. Только в речном заливе за мысом сыскал место, где можно поставить судно и в весеннее время ото льду не опасно, в котором заливе в у былую воду 3 фута воды».
Проверить эти сведения X. П. Лаптев послал штурмана Челюскина... Спустя 3 часа «посланной на ялботе штурман Челюскин возвратился и объявил, что осмотрел в заливе место за мысом и за косою, которая далече залегла в речку; удобнея и лутче места нет зимовать дубе ль-шлюпке».


В тот же день выгрузили на берег продовольствие, пушки, судовое имущество и личные вещи команды. Начали строить зимовье из леса-плавника, который собирали на пляжах Хатанги и свозили на плотах к месту постройки,

В журнале нигде не говорится о расстоянии от зимовья и от поставленного на зимовку судна до устья речки Блудной. Есть только косвенные указания: «видим лед несет из реки Блудной» или «штурману Челюскину ходить на дубель-шлюпку в каждый день» и другие. По ним можно заключить, что зимовье располагалось севернее устья Блудной, а судно было поставлено неподалеку, в излучине восточного берега Хатанги.

Более точно о месте построенного зимовья говорит запись в судовом журнале от 13 июля 1740 года, когда началось плавание «Якутска» после зимовки: «Сего числа прибыл с берега лейтенант господин Лаптев. В 7 часов пополудни пошли в поход от реки Блудной, зимовья от нас МОЮ в 1 версте, реки Блудной мыс на 22\УД^Л В 10 часов, отошел 2 мили, южный мыс реки Попигай на О5( в 'А: мили». Под словами «реки Блудной мыс» мореплаватели, несомненно, имели в виду современный мыс Высокий. Это единственный здесь приметный, обрывистый мыс, обрамляющий западную часть дельты Блудной.

Мы проложили на современной карте пеленги (направления), указанные в судовом журнале, учли упомянутое расстояниа в 1 версту и получили линию, указывающую как раз на место северной группы развалин.
Итак, место зимовья Харитома Лаптева можно считать найденным. С помощью того же судового журнала мы выяснили, из каких домов состояло зимовье. В журнале записан приказ Лаптева от 31 августа 1739 года, в котором указывалось, как отряд будет размещен на зимовье.
В приказе перечисляется пять вновь построенных жилых домов, упоминаются «анбар для пушек», «анбар для провианту», очевидно, были еще и сараи. Таким образом, зимовье, в котором размещались 47 членов экипажа «Якутска» и сопровождавших его солдат, представляло собой целый поселок из 8—10 построек. Выяснив все это, можно было отправляться для осмотра поселка Лаптева на местности.




И вот утром 3 августа 1976 года, выйдя накануне из порта Хатанга на самоходной барже «Север», мы подошли к намеченному на карте месту. Справа остался величественный мыс Высокий, за ним обширная низина — дельта речки Блудной. Дальше восточный берег Хатанги вновь повышается.

Примерно посредине между речками Попигай и Блудная еще издали заметили единственный здесь распадок— низкую долину безымянного ручья. Где-то здесь и стоял поселок отряда с «Якутска». Ничего похожего на бывшие строения издали не видно. По берегам ручья большие овальные или близкие к прямоугольникам пологие травяные холмы. Их около десятка или больше. На холмах пышно цветут ромашки. А ромашки, как замечено, особенно хорошо разрастаются на культурных слоях почвы. У самого устья ручья несколько венцов бревенчатой кладки, а метрах в двухстах от них на .возвышенности (у триангуляционного знака) торчат из земли покосившиеся столбики.
Мы с капитаном баржи высадились на пляж напротив знака и столбиков,
По крутому глинистому склону поднялись наверх к знаку. С высоты яра (около 20 .м) открылись устье ручья «и две группы пологих холмов высотой 1—2 метра, явные остатки построек. Их 10—12 на северной стороне ручья и поменьше на южной. На горизонте виднеется величественный мыс Высокий. В пяти километрах за ним сейчас расположено селение Новорыбное.

Осмотрели место, на котором стоим, поняли, что это заброшенное кладбище. Колышки, торчащие из земли,— обломки крестов. .'

Спустились к холмам у ручья и осмотрели остовы древних построек. Размеры их 5 X 51 12 X 12 м. Крыши и стены давно обвалились, сверху все заросло травой. По углам некоторых развалин видны осевшие кучи закопченных сланцевых плит. Здесь были печи. Если снять замшелый дерн, видны полы из оструганных топором плах, а не из досок.

Внимательно осмотрели один из травянистых холмов. Когда-то это было строение длиной 12 и шириной 6 метров. Оно было перегорожено на большую комнату 6X7 метров и входные сени. В центре комнаты видны остатки печи, рядом с ней нашли сплющенный котелок из листовой меди диаметром 30—35 см, весом 2,2 кг. Его прохудившееся дно заклепано заплатой из медной пластинки. (В журнале Харитона Лаптева есть упоминание о шестифунтовых медных котлах, которые взяли для мены с местными жителями.)

Наиболее возвышенное, центральное положение этого дома в поселке наводит на мысль, что именно в нем жил командир отряда X. П. Лаптев. Тщательными раскопками, вероятно, это можно будет подтвердить.

Спустились к устью ручья. Ширина его здесь всего 1—2 м, а глубина до 1 м, вода чистая, прозрачная. У самого ручья, на границе тундрового склона с галечным пляжем,— остатки самого большого строения (20 X 25 м). Оно разгораживалось двумя перегородками, от стен сохранилось по одному-два венца. В двух комнатах стояли печи из сланцевых плит. В комнате поменьше у большой печи куча оленьих костей. Здесь, конечно, была кухня, а в большой комнате — столовая, она же и жилая комната. Очевидно, это остатки «большого зимовья» — казармы для 30 человек, упомянутого в журнале (в приказе о расселении) X. П. Лаптева. Развалины на южной стороне ручья более высокие и менее задернованные. Даже на первый взгляд видно, что это более поздние постройки.

В конце августа 1976 года в поселке Хатанга отмечалось 350-летие со времени возникновения здесь русских поселений. На выездную сессию Географического общества СССР сюда прибыли ученые, журналисты, заслуженные полярники. На сессии было доложено о находке бывшего зимовья Харитона Лаптева. Тогда же развалины «поселка Лаптева» осмотрели доктор исторических наук М. И. Белов, корреспондент газеты «Известия» С. Т. Морозов и автор этих строк. К устью реки Блудная мы добрались на вертолете.

Профессор АД. И. Белов, известный историк Арктики, опытный археолог, раскапывавший древнюю Мангазею, определил, что развалены «северной деревни», в том числе и большой «столовой-казармы» близ устья ручья относятся (К XVIII в<еку. Развалины же на южной стороне ручья — более поздние постройки.

Таким образом, записи в журнале X. П. Лаптева, датировка древесины и осмотр развалин убеждают, что именно здесь, севернее ручья, был (поселок, который служил базой отряду Лаптева в 1739— 1742 годах. Позднее эти постройки некоторое время еще использовали охотники-промысловики.

Вполне понятны причины, по которым Лаптев выбрал для зимовки именно это место. Близ устья Блудной в Хатанге еще довольно высоки приливо-отливные колебания уровня воды. Узнав у местных жителей о том, что здесь большой весенний паводок, X. П. Лаптев уже не опасался, что судно весной может быть повреждено ледоходом. И, наконец, Лаптеву было удобно расположиться на зимовку поблизости от реки Попигай, по которой шла зимняя дорога на реки Анабар, Оленек и далее на Якутск, туда, где находился его начальник В. Беринг.

Выше речки Блудной фарватер Хатанги заметно суживается, лавировать на парусном судне там уже трудно.

Выездная сессия Географиеского общества СССР рекомендовала Хатангскому райисполкому установить на месте зимовья X. П. Лаптева памятник, напоминающий о подвиге первых исследователей полуострова Таймыр и реки Хатанга

"Наука и жизнь" №1 1980
Последний раз редактировалось fisch1 16 Январь 2016 18:37, всего редактировалось 1 раз.
fisch1
 
Сообщения: 2262
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

След.

Вернуться в Персоналии



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 13

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения