Хромцов Николай Иванович (1902—1943)

История высоких широт в биографиях и судьбах.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Хромцов Николай Иванович (1902—1943)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 07 Август 2008 17:51

Николай Иванович Хромцов
(1902—1943)

 4_odiioeia.jpg
Выдающийся советский ледовый капитан. Сын смотрителя маяка в Белом море, с 14-ти лет плавал матросом на парусных судах, ходивших в Норвегию. Окончив школу подводного плавания и морской техникум, с 1929 г. работал в Арктическом флоте, плавал на ледокольных пароходах, сначала помощником капитана, а с 1933 г. капитаном на трассе Северного морского пути и в высоких широтах. Кроме того, в 1930—37 гг. ежегодно участвовал в зверобойных кампаниях на гренландского тюленя в Горле Белого моря. В 1937 г., командуя ледокольным пароходом "Садко" во время так называемой Третьей Высокоширотной экспедиции Главсевморпути, вышел в глубоководный Центральный Полярный бассейн к северу от моря Лаптевых, пересек море Лаптевых с запада на восток по 76-ой параллели, обогнул с севера Новосибирские о-ва и прошел к о-вам Де-Лонга, которые экспедиция подробно исследовала, причем на о-вах Генриетты и Жаннеты был поднят советский флаг. Вернувшись в море Лаптевых, пошел на выручку каравана судов, застрявшего в тяжелых льдах в западной части моря Лаптевых. "Садко" 23 октября 1937 г. был там затерт дрейфующими льдами вместе с ледокольными пароходами "Г. Седов" и "Малыгин" (на 75°2' с. ш. и 132°15' в. д.) и вышел в Центральный Полярный бассейн. В конце августа 1938 г. выведен из льдов (вместе с "Малыгиным") ледоколом "Ермак" (под командой М. Я. Сорокина) у 83°05' с. ш. В 1939—40 гг. был капитаном ледокольного парохода, обеспечивавшего снабжение трудно доступных полярных станций и экспедиционных баз в Советской Западной Арктике. В 1941—43 гг., командуя линейным ледоколом, участвовал в боевых действиях при проводке через льды судов с военными грузами.

http://shiphistory.ru/index.php?option= ... d=99999999
Каждый заблуждается в меру своих возможностей.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Хромцов Николай Иванович

Сообщение [ Леспромхоз ] » 08 Август 2008 12:06

О династии Храмцовых.
газета Карелия N 4 (13 января 2001)
http://www.gov.karelia.ru/Karelia/704/38.html

Гидрограф северного флота
Более 250 лет беспорочно служит Северному флоту династия беломорских гидрографов Храмцовых

 И.В. Храмцов в 1954 году.jpg
На одном из островов в самом устье реки Выг, Сорокском, небольшая часть берега обнесена глухим забором. Однако ворота всегда широко распахнуты, видны двухэтажный деревянный дом с антенной-мачтой, подсобные помещения и давно умерший от старости, полинявший автокран. Это территория воинской части - 278-го участка гидрографической службы Северного флота.
На втором этаже дома со времен давней его постройки живет Иван Васильевич Храмцов. Ему 68 лет, он по-прежнему крепок и продолжает работать. Сейчас Храмцов - начальник службы навигационного обеспечения 278-го УГС. Совсем недавно, 8 ноября, Храмцов отметил очередную годовщину службы в беломорской гидрографии. И хотя должности он занимал различные - от рядовых инженерных до заместителя начальника участка, по существу, все 44 года он занимается только одним - обеспечивает безопасное плавание кораблей в своей зоне ответственности. Если прибавить сюда без малого пять лет срочной службы старшиной команды минометчиков на Печенгской военно-морской базе Северного флота, то получается, что в сентябре 2001 года никак не избежать знаменательного юбилея: исполнится 50 лет беспорочной, как писали в прошлом веке, службы Ивана Храмцова Северному флоту.
Но эти полвека - личный стаж Ивана Васильевича. Подсчитано, что общий вклад династии поморов Храмцовых в важнейшее государственное дело становления гидрографии на Севере России превышает 250 лет.

Случайная закономерность

 На о. Ромбак.jpg
Сторонний человек может понять так, что в гидрографах Храмцов оказался случайно. И на самом деле внешне это будет похоже на правду. Восьмого ноября 1956 года уволенным в запас старшиной он оказался в Архангельске. Домой в поморскую деревеньку Инцы, что в Мезенском районе, попасть никак было невозможно. Деревенька прилепилась к берегу Белого моря в самой узкой его части - в Горле, где, как утверждают, в хорошую погоду с Зимнего (архангельского) берега без бинокля можно разглядеть Терский (мурманский) берег, иначе говоря, Кольский полуостров. Хорошее, рассказывают, место. Да только как туда попадать? Добраться в Инцы можно только в навигацию, водой. А какая на Белом море навигация в ноябре? Месяцев шесть - семь нужно ждать. И пошел матрос устраиваться на работу в гидрографическую службу, на судно, приписанное к Беломорску. Работа здесь известная. Зимой береговая подготовка, а весной и летом непрерывные морские экспедиции, чтобы на штатных местах и в исправности стояли навигационные знаки, чтобы не гасли огни. Белое море издавна считается у мореплавателей сложным для плавания районом Мирового океана. Без сильной гидрографической службы здесь просто беда.
Еще через два года женился Иван Васильевич на Августе Михайловне, корректоре морских карт, сошел с корабля в Беломорске, да и остался тут, на берегу, похоже, теперь навсегда.
Вот так просто иногда складываются судьбы. Однако один вопрос остается: почему Иван Храмцов, вчерашний старшина Северного флота, оказавшийся между военной службой и "гражданкой" в Архангельске, не пошел устраиваться на работу в трамвайное депо или, скажем, на стройку или завод? И жилье, и заработок молодому парню предложили бы не в пример выше. Но, думаю, у него и мыслей о другой работе не возникало. Он и родился-то на маяке, и весь его род Храмцовых был маячниками да моряками.

Поморы храмцовы

Деда звали так же, как зовут теперь его, - Иваном Васильевичем. Он был смотрителем маяка Инцы. Мне не доводилось пока там побывать, но я был на Чесменском, поближе, который, как говорят, точная копия маяка Инцы. Красивое сооружение! В Лоции Белого моря издания 1913 года о нем сказано по-морскому протокольно точно: "Маяк представляет продолговатое, одноэтажное, каменное, красное здание, занятое помещением маячных служащих, из средины которого, выше крыши здания, выведена маячная, красного цвета башня с маячным фонарем наверху". Население маяка Инцы в 1913 году состояло из смотрителя, четырех маячных служителей и их семей. При маяке работала и метеорологическая станция.
Чтобы сравнить нынешнее положение на беломорских маяках с любимым советскими статистиками 1913-м, еще царским, годом, нужно сказать, что теперь закрыты метеостанции и недавним (очередным) сокращением штатов персонал маяков уменьшен с трех до двух человек. Меньше уже нельзя, опасно. Даже выдуманного Робинзона автор в одиночку надолго оставить побоялся.
К слову сказать, Лоция дает представление и о том, как жили поморы в то время. Сообщается, к примеру, что где-то в полутора верстах на правом берегу реки Большая Инца есть одноименное маяку селение из семи домов. Живут в нем 59 человек. На эти семь домов приходится: коров с быками 12 голов, 30 овец и лодок с карбасами 29 штук! Поделите примерно это хозяйство на количество домов и догадаетесь, что отнюдь не бедовали поморы на рубеже века на глухом архангельском берегу. Сегодня в Мезенском районе, через реку от райцентра, в самом крупном поселке Каменке, где живет моя теща, свет дают, включая по очереди на два часа то одну улицу, то другую. А работы нет вовсе.
На маяке Инцы около 40 лет отработал старший брат Храмцова Веня (это ему была адресована с флота фотокарточка молодого старшины Ивана, которую мы здесь воспроизводим. "Веня, вспом-ни иногда", - написано на обороте. И дата: "13.07. 54 год"). Второй брат Александр отработал на маяке 30 лет, а третий брат, Николай, отдал фамильному делу всего только два десятка лет своей жизни. Потом была война, и Веня служил на флоте, в конвоях на ледоколе "Мурман".
Но самым ярким и знаменитым в нынешнем веке стал дядя - Николай Иванович Храмцов, который тоже родился на маяке (а где им еще было рождаться, как не на маяке?!). Н.И. Храмцов стал моряком, знаменитым капитаном, водил в первые рейсы по не освоенному в то время Северному морскому пути старый еще ледокол "Ленин", прославил фамилию, сопровождая в войну морские конвои союзников. Для богатой и очень яркой своей биографии Николай Иванович прожил очень короткую жизнь. Он умер от сердечного приступа прямо на корабле, в своей каюте. Ему было тогда всего 42 года.
В одном из старых архангельских микрорайонов, в Соломбале, есть улица капитана Храмцова, на севере знают суда, носящие его имя. В 1980 году в Гидрометиздате вышла книга А.Г. Николаевской и М.С. Храмцовой "Ледовыми трассами". В ней - подробный рассказ о Николае Ивановиче, его жизни, соратниках и делах. В книге немало сведений и о поморском корне Храмцовых, которые, как подсчитали организаторы какого-то давнего торжественного мероприятия в Архангельске, отдали службе гидрографии Белого моря более 250 лет.

Карта жизни

 И.В. Храмцов в 2000 году.jpg
Сидим с Иваном Васильевичем над картой, и я пытаюсь угадать то место на Белом море, где он еще не был. Не тут-то было...
- Мыс Шарапов? Ох и крут! Пока баллон с газом по скалам к навигационному знаку поднимешь, ноги бывало ватные становятся. А их четыре штуки за сезон нужно поднять.
Мыс Шарапов - красивое, но опасное место. Моряки знают: если восточный ветер задует, беги отсюда побыстрее, пока цел. Но это Кандалакшский залив?
- Раньше зона нашей ответственности распространялась на два залива - Кандалакшский и Онежский. Так было 11 лет, пока участку не отделили один Онежский. Так что я их оба знаю как свои пять пальцев.
Банка Ватерлоо, Пуля-луда, Банка Сковородка... Одно такое красивое место едва не поставило точку в судьбе молодого тогда гидрографа Храмцова. Оно тоже есть на карте - Царь - банка называется. Однажды здесь нужно было отремонтировать световую аппаратуру на плавающем буе. Спустился Храмцов на буй с борта корабля, сделал дело и ждет, покачиваясь на волнах, когда его снимут. Корабль подошел, и вахтенный в нескольких метрах от Храмцова вместо "полный назад" дал машине "полный вперед". Что называется, вместо тормоза на газ! В одну секунду буй оказался под водой, под днищем корабля.
- Но я тогда молодой был, реакция хорошая, - вспоминает Иван Васильевич, - нырнул внутрь конусной металлической фермы, чтобы не помяло, и жду, когда будем с буем выныривать. Дождался, ничего...
На беломорской карте записана вся жизнь Храмцова. В одном Онежском заливе он с товарищами выставлял в нужных местах 90 морских вех, 12 светящихся буев, для обеспечения беспрерывной работы которых за навигацию требовалось доставить и установить 200 газовых баллонов по 80 килограммов каждый. Море не асфальт, а лодка не автомобиль...Трудно представить, каково в любую погоду сигать с этими баллонами с борта корабля в шлюпку, а оттуда на поплавок "ванька-встанька", чтобы там, улучив секунды между накатами волн, подсоединить его к системе. И не утонуть при этом самому.
...Стали прощаться у ворот, а Храмцов попросил, мол, подожди, к берегу сбегаю, на воду посмотрю: вечером за селедкой на губу с товарищем сходим... Обязательно сходит. Как прожить помору осенью без селедки?

НА СНИМКАХ: И.В. Храмцов в 1954 и 2000 году; на о. Ромбак
Фото из домашнего архива И.В. Храмцова, Владимира ЛАРИОНОВА и автора

© Редакция газеты "Карелия", 1998-2001
Каждый заблуждается в меру своих возможностей.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Хромцов Николай Иванович

Сообщение Инспектор » 08 Август 2008 13:19

Из книги воспоминаний Марии Сергеевны Хромцовой (жены капитана Н. И. Хромцова) в сооавторстве с А.Г. Николаевой "Сквозь льды и штормы". Архангельск. ИПП "Правда Севера". изданной в 2004 Архангельским литературным музеем
(директор Борис Егоров ).
Изображение

Ледовыми трассами

Маяк Инцы сегодня
Изображение


За 65-й параллелью, недалеко от Северного полярного круга, в горле Белого моря стоит на скалистом мысу маяк Инцы. Похож он издали на средневековый замок. Места здесь суровые и дикие. Вплотную подступили к мысу болотистые леса, а на прибрежные камни набегают холодные серые волны, оставляя на берегу кружевную пену. Каждую ночь зажигаются на маяке огни, предупреждая проходящие мимо суда об опасности.
В 1893 году с острова Мудьюг на маяк Инцы прибыл смотритель Иван Васильевич Хромцов с женой Калистой Ивановной. Здесь, на маяке, и родился 22 марта 1902 года восьмой по счету ребенок в семье - Николай. До девяти лет он жил с родителями на маяке. Его отец, как и все поморы, был прирожденным охотником и рыбаком. Пошел по стопам отца и старших братьев и Николай. В семь лет он уже самостоятельно ходил на охоту. Тяжелое охотничье ружье отца таскал за собой волоком, забирался в болото и, пристроившись у кочки, стрелял из ружья уток. Стрелял он хорошо и без добычи не возвращался.
Сначала Николай учился в деревне Нижняя Золотица в церковно-при-ходской школе, а в 1911 году отец отвез его в Архангельск. Там он поступил в городское училище, в котором проучился до 1913 года.
Несчастливым оказался этот год для большой поморской семьи.
Смотрители маяка... На первый взгляд профессия эта тихая, незаметная. А между тем зачастую им приходится с риском для собственной жизни спасать людей, терпящих бедствие в море. Случилось такое и вблизи маяка Инцы. Спасая рыбаков с большого парусника, выброшенного штормом на камни, погиб смотритель маяка Иван Васильевич Хромцов, в возрасте 58 лет. Он оставил на руках Калисты Ивановны шесть дочерей и пять сыновей, младшему из которых только что исполнился год. Эта мужественная женщина, вырастившая одиннадцать детей, стала первой женщиной-смотрителем маяка на Белом море.
Когда погиб отец, Николаю едва исполнилось одиннадцать. Проучившись в Архангельске в городском училище два года, он вынужден был его оставить, так как мать не имела средств содержать сына. Уже в девятилетнем возрасте Николай познакомился с морем по-настоящему: каждое лето плавал зуйком на парусных судах. С четырнадцати лет рослый и сильный парень стал плавать на парусниках уже матросом. На пожелтевших от времени листах его мореходной книжки видны названия старых парусных судов: «Отважный», «Решительный», «Бесстрашный»... Названия эти как бы отражали те качества, которыми должен был обладать моряк, плавающий на них.
Поднакопив денег, Николай поступил в Патракеевскую мореходную школу, но проучился в ней только год. Подрастали младшие братья и сестры большой семьи Хромцовых, мать нуждалась в помощи, и молодой помор снова устроился матросом на небольшой трехсоттонный грузопассажирский пароход «Антоний». В 1921 году ему удалось поступить матросом на ледокольный пароход «А.Сибиряков», на котором плавал в Белом Баренцевом морях. Через год Николай Хромцов в должности матроса 1 класса на ледокольном пароходе «Владимир Русанов» побывал в порт Лондона и Ярмута, а затем в Гамбурге, куда пароход ушел на ремонт.
В следующем, 1923 году Николай Иванович Хромцов на «Русанове» стал участником Карской экспедиции к устьям Оби и Енисея под начальством известного гидрографа Бориса Александровича Вилькицкого.
В 1924 году он призван в Балтийский морской военный флот. За пять лет службы молодой краснофлотец окончил по первому разряду школу подводного плавания в Ленинграде. Его оставили при школе инструктором. Он продолжал учебу на вечернем судоводительском отделении Ленинградского морского техникума. Окончив его, получил диплом штурмана дальнего плавания. Исполнилась давнишняя мечта поморского мальчишки - он стал судоводителем.
После демобилизации в 1929 году Николай Иванович вернулся в Архангельск и в декабре того же года поступил на ледокольный пароход «А.Сибиряков», на должность старшего помощника капитана. На нем он летом 1930 года побывал в Русской Гавани на Новой Земле, куда пароход доставил уголь для пришедшего с Земли Франца-Иосифа ледокольного парохода «Георгий Седов».
В июле 1932 года Николай Иванович Хромцов назначается старшим помощником капитана ледокольного парохода «В.Русанов», которым командовал Борис Иванович Ерохин. В летнюю навигацию этого года Николай Иванович Хромцов на «Русанове» участвовал в экспедиции к архипелагу Северная Земля и мысу Челюскин под командованием известного ученого-полярника Рудольфа Лазаревича Самойловича.
Характеризуя экипаж «Русанова», Рудольф Лазаревич Самойлович писал: «Общее количество участников экспедиции составляло 63 человека. Из них 36 человек команды во главе с одним из наиболее опытных полярных капитанов - Борисом Ивановичем Ерохиным, испытанным начальником зверобойных экспедиций. Старший помощник капитана Николай Иванович Хромцов был моряком от природы. Ловкий, сильный, сообразительный, он был правой рукой капитана»*.
Об этом говорила и его внешность: высокий, стройный, широкоплечий, всегда по-флотски подтянутый и аккуратный, со свойственной всем морякам немного косолапой походкой. На широком лице помора выделялись крутой упрямый подбородок и полные добродушные губы, а над высоким лбом курчавились темно-каштановые волосы. Из-под густых бровей смотрели синие глаза, которые меняли окраску, если он сердился или был чем-то озабочен, - становились серыми, стальными. Обычно суровое лицо в веселые минуты озаряла белозубая улыбка, делавшая его очень добрым и Привлекательным, правда улыбался он редко и не мог сидеть без дела. По характеру своему молодой штурман был «молчальником», но отличался большой наблюдательностью и любознательностью, о чем свидетельствуют оставленные им дневники.
_______________________________
* Самойлович Р.Л. Моя 18-я экспедиция. Изд. ВАИ, 1934.

Из Архангельска «Русанов» вышел 31 июля 1932 года и, пройдя из Баренцева моря в Карское проливом Маточкин Шар, 6 августа прибыл на Диксон, где уже находился «Сибиряков». Затем направился к Северной Земле Вот что пишет об этом в дневнике Николай Иванович Хромцов:
«11 августа «Русанов» вышел к Северной Земле. Идя от острова Диксон к острову Уединения, 12 августа... встретили неизвестный, не нанесенный на карте остров... От западного берега острова идет узкая песчаная обсушенная коса, на которой замечен плавник. Между косой и островом -вода. Коса идет по длине всего острова. Вследствие редкого тумана остров был виден не весь, а только южная часть его. Видимая черта берега около 10 миль. У южного конца острова в возвышенности имеется перемычка, почему он кажется будто бы разделенным... По причине тумана осмотреть основательно очертания берега и острова не было возможно...
12 августа 1932 года, продолжая следовать на север, в 19 ч. 50 м. справа по носу в расстоянии одной мили открылся остров, не нанесенный на карте... Границу восточной оконечности острова вследствие тумана определить трудно. Западный берег острова обрывистый. На юго-запад от западной оконечности в расстоянии около одной мили есть буруны на банке. Берег окружен рифами, сильный прибой... В 20 часов остров закрыло туманом... пройдя 4 мили... отдали якорь. На норд-ост виден берег острова. Берег обрывистый, вероятно западная оконечность острова, открытого в 19 ч. 50 м. Видимость плохая. Очертания берега и острова не рассмотрены, за исключением западной оконечности...»
К острову Домашний корабль подошел 14 августа. Высадил на берег зимовочную партию Нины Петровны Демме, выгрузил продовольствие и топливо и взял на борт отзимовавшую группу Георгия Алексеевича Ушакова. После этого пошел к проливу Шокальского. При входе в пролив из Карского моря обнаружили еще группу островов, не значившихся на морской карте. Пролив Шокальского (между островами Большевик и Октябрьской Революции) был открыт Николаем Николаевичем Урванцевым и Георгием Алексеевичем Ушаковым в августе 1931 года. «Русанов» - первое судно, прошедшее весь пролив от Карского моря до моря Лаптевых. Впервые выполнив гидрологические наблюдения и промеры глубин по всему проливу, «Русанов» направился вокруг мыса Неупокоева (юго-западный мыс острова Большевик) в пролив Вилькицкого.
Несмотря на туманную штормовую погоду, причем «Русанов» шел в совершенно еще не исследованном районе Карского моря, он благополучно прибыл к месту назначения, бросив якорь у самого северного мыса Евразии - мыса Челюскин. Выгрузка проходила в условиях штормовой погоды. Построив радиостанцию и попрощавшись с ее первыми зимовщиками во главе с доктором Б.Д.Георгиевским, команда «Русанова» занялась гидрологическими и промерными работами в проливе Вилькицкого, также производившимися здесь впервые. Затем ледокольный пароход снова пошел к острову Домашний, а от него к Новой Земле. Обойдя северную ее оконечность - мыс Желания, он вошел в Русскую Гавань, где помог зимовщикам во главе с геологом М.М.Ермолаевым достроить полярную радиостанцию.
19 сентября ледокольный пароход вышел в море, держа курс на Архангельск, куда прибыл 24 сентября 1932 года.
В следующую летнюю навигацию Николай Иванович Хромцов в качестве старшего помощника капитана «Русанова» Бориса Ивановича Ерохина совершил рейс в море Лаптевых, в бухту Марии Прончищевой, куда пароход завез промышленников-зверобоев с семьями во главе с известным полярным охотником Сергеем Прокопьевичем Журавлевым. В этой промысловой экспедиции (начальник Александр Васильевич Воробьев) участвовали и строители во главе с инженером В.М.Москвиным. Им надлежало построить в бухте Марии Прончищевой дом и службы для зверобоев.
На судне вторым помощником капитана был Николай Васильевич Бердников, третьим - Василий Дмитриевич Заборский, старшим механиком - Константин Александрович Трубин. Попутные гидрометеорологические наблюдения во время плавания производились гидрологом-практикантом Всесоюзного арктического института Марией Астровой, студенткой Ленинградского государственного университета.
12 августа «Русанов» вышел из Архангельска к Новой Земле. 20-го он прибыл на Диксон, а 24-го вместе с «Сибиряковым» и караваном судов 1-й Ленской экспедиции (начальник Борис Васильевич Лавров) под проводкой ледокола «Красин» направился к мысу Челюскин, куда прибыл 31 августа. Выгрузив авиационный бензин, «Русанов» снялся с якоря и пошел проливом Вилькицкого в море Лаптевых. 5 сентября вошел в бухту Марии Прончищевой. На морской карте того времени обозначался только вход в бухту, а дальше было белое пятно: ни конфигурация ее, ни глубины известны не были.
Из воспоминаний Марии Сергеевны Хромцовой: «Самым малым ходом, со спущенным в воду якорем, постоянно измеряя глубину лотом, входили мы в эту таинственную, еще никем не исследованную бухту и наконец бросили якорь. Я, конечно, торчала на палубе, восхищаясь смелостью и ловкостью моряков. Когда судно стало, на берег сошли А.В.Воробьев, С.П.Журавлев, Н.И.Хромцов, К.А.Трубин, В.М.Москвин, члены экипажа, промышленники и я. Меня взяли по настоянию капитана, считавшего, что первой на эту землю должна ступить женщина, так как бухта названа в честь женщины - жены полярного исследователя В.Прончищева, постоянной его спутницы. Когда моторная шлюпка подошла к берегу, здоровенный С.П.Журавлев взял меня на руки и, шагнув прямо в воду, первой поставил на берег. Высадившиеся следом члены экипажа и промышленники троекратным залпом из ружей приветствовали эту землю, которую им предстояло осваивать...»
Около галечной косы, где высадились русановцы, в воде и на самой косе было много моржей. Промышленники остались довольны выбором этой бухты для промысловой зимовки. После выгрузки и строительства станции «Русанов» вышел в море, где встретился с «Красиным». Тот шел с пароходами 1-й Ленской экспедиции к проливу Вилькицкого. «Русанов» присоединился к нему. Но из-за тяжелых ледовых условий пароходы «Правда», «Товарищ Сталин» и «Володарский» пришлось оставить на зимовку в припае островов Комсомольской Правды. А «Красин» с «Русановым» направились в Карское море к зажатому льдами «Сибирякову», после чего все три корабля пошли на Диксон. В Архангельск «Русанов» прибыл 14 октября 1933 года.
Но уже 22 октября вышел в Умбу. Весь ноябрь и часть декабря он проработал на линии Умба-Кандалакша. В это время в Умбу из Мурманска пришел за портовым ледоколом большой парусник «Альбатрос». Буксировать его обратно в Мурманск пришлось «Русанову». 2 декабря он взял «Альбатрос» на буксир и вышел в море.
Две попытки провести парусник в Мурманск не удались из-за свирепствовавших в Белом и Баренцевом морях штормов ураганной силы, и 11 декабря суда вернулись в Умбу. А 14-го капитан Борис Иванович Ерохин скоропостижно скончался на «Русанове». Капитаном назначили Николая Ивановича Хромцова.
Летом следующего года «Русанов» под командованием Николая Ивановича Хромцова отправился в море Лаптевых - в бухту Нордвик - с продовольствием и оборудованием для геологической экспедиции, занимавшейся поисками нефти на полуострове Урюнг-Тумус. На «Русанове», кроме команды и членов экспедиции для выполнения попутных гидрометеорологических наблюдений под руководством известного гидрографа-океанолога Сергея Дмитриевича Лаппо, шли гидрологи Мария Сергеевна Хромцова и О.В.Васильева.
На фото Н.И. Хромцов с женой М.С. Хромцовой
Изображение

30 июля «Русанов» пришел на Диксон, где уже находились «Ермак», «Садко» и «Сибиряков».
5 августа «Русанов» и «Сибиряков» покинули Диксон и отправились на восток. 15-го числа в густом тумане они наконец подошли к мысу Челюскин, а 16-го «Русанов» продолжил путь на восток. Преодолев с помощью «Ермака» льды пролива Вилькицкого, он вышел в море Лаптевых, где встретился с ледорезом «Ф.Литке», который выполнял сквозной рейс с востока на запад в одну навигацию.
28 августа «Русанов» прибыл в бухту Нордвик и приступил к выгрузке, а 22 октября пришёл в Архангельск. За сто суток плавания им было пройдено 6594 морские мили.
В ноябре-декабре 1934 года Николай Иванович Хромцов на «Русанове» совершил чрезвычайно ответственный и трудный рейс к Шпицбергену, куда нужно было срочно доставить взрывчатку для советских угольных копей. Наступившая в этих районах полярная ночь, свирепые зимние штормы, сплошная облачность и сильные снегопады осложняли его плавание. И на пути к Шпицбергену, и на обратном пути «Русанов» испытал жестокий шторм, произведший на судне много разрушений. Только 3 декабря добрался он до Мурманска.
19 февраля 1935 года Николай Иванович снова ушел на промысел. Придя в Архангельск, начал подготовку судна к очередной арктической навигации.
В навигацию 1935 года Хромцов ходил на «Русанове» в Восточно-Сибирское море, к дельте реки Индигирки. Сюда доставил различные грузы для Якутии и зимовочную партию под руководством Н.Н.Францевича, целью которой было изучение природных богатств этого края. Для выполнения попутных гидрометеорологических работ на «Русанове» шли старший гидролог М.С.Хромцова и техник К.В.Овсов.
Из Архангельска «Русанов» вышел в море 18 июля и через десять дней прибыл на Диксон. Отсюда «Русанов» и ледокол «Ермак» через пролив Вилькицкого пошли в море Лаптевых. В густом тумане суда вышли на кромку. «Ермак» повернул обратно, и дальше «Русанов» продолжил путь в одиночку. 12 августа он встретился с пароходами «Сталинград» и «Анадырь», повторявшими сквозной поход с востока на запад в одну навигацию.
В Тикси «Русанов» прибыл 18 августа и на другой же день вышел в море, ведя на буксире 40-тонный кунгас.
К бару реки Индигирки подошел 21 августа. Из-за мелководья бара разгружаться пришлось километрах в семидесяти от берега. Частые туманы, штормовая погода и недостаток плавсредств затрудняли и задерживали выгрузку.
Лишь 11 сентября «Русанов» ушел в Тикси, где сдал оставшийся груз, после чего доставил буровое оборудование на остров Преображения. Затем, взяв на борт пассажиров с мыса Челюскин и с острова Белый, направился в Архангельск, куда пришел 30 сентября.

Изображение

За время рейса им было пройдено 6098 морских миль. 29 января года Николай Иванович Хромцов получил распоряжение срочно выйти в море на поиски парохода «Иртыш». Следуя из Копенгагена в Мурманск, тот попал в сильный шторм, сжег весь уголь, и его от Кольского залива понесло в море.
«Иртыш» Николай Иванович Хромцов нашел на меридиане мыса Святой Нос, в 110 милях от берега. Только 4 февраля привел его на буксире в Мурманск «Русанов» и тут же ушел на промысел в Белое море. Оба промысловых рейса Хромцов провел очень удачно, и команда «Русанова» вышла на первое место среди соревнующихся судов, опередив и «Сибиря-кова», и «Садко».
12 июля капитан Николай Иванович Хромцов принял «Садко», сдав «Русанова» капитану Артуру Карловичу Бурке.
2-я высокоширотная экспедиция на «Садко», начальником которой был назначен Рудольф Лазаревич Самойлович, должна была провести исследовательские работы в северной части Восточно-Сибирского моря, а также построить на одном из островов Де-Лонга полярную радиостанцию. В случае, если бы удалось открыть Землю Санникова, станцию предполагалось построить на ней.
14 июля Николай Иванович Хромцов получил диплом капитана дальнего плавания, а 24-го отправился на «Садко» в Арктику. На Диксон судно прибыло через шесть дней. Забункеровавшиоь углем, оно пошло к каравану «Литке» и вместе с ним стало пробиваться к проливу Вилькицкого. В составе каравана были два эскадренных миноносца, танкеры «Лок-Батан» и «Майкоп». Из-за очень тяжелой ледовой обстановки на востоке Карского моря Отто Юльевич Шмидт отменил экспедицию, и «Садко» переключили на проводку кораблей в помощь «Литке». За выполнение этого ответственного задания все его участники были награждены орденами и медалями, капитан Николай Иванович Хромцов - орденом «Знак Почета».
6 сентября «Садко» вышел с Диксона к Земле Франца-Иосифа для выполнения исследовательских работ. 21 сентября водолазы обнаружили, что у судна повреждены руль и гребной винт, кроме того, имеется течь в различных частях корпуса. Дефекты были серьезными, и пришлось идти в Ленинград, где «Садко» стал на капитальный ремонт в Кронштадтский док. После ремонта Хромцов снова ушел на промысел в Белое море.
В летнюю навигацию 1937 года Николай Иванович Хромцов как капитан «Садко» принял участие в 3-й высокоширотной экспедиции Главсевморпути, начальником которой опять назначили профессора Рудольфа Лазаревича Самойловича, а его заместителем по научной части - профессора Владимира Юльевича Визе.
Он пишет: «В план работ Третьей высокоширотной экспедиции на «Садко» в основном входили задачи, возложенные на экспедицию 1936 года и оставшиеся невыполненными вследствие неблагоприятных ледовых условий... На борту "Садко" находилась также группа зимовщиков со станции на островах Де-Лонга в составе 7 человек во главе с Л.Ф.Мухановым...»*
Утром 26 июля «Садко» вышел в море. На Диксон он прибыл 31 июля и 4 августа направился к проливу Вилькицкого. Продрейфовав со льдами через пролив, вышел в море Лаптевых и вдоль кромки льда пошел на север.
18 августа экспедиция обнаружила в этом мелководном море большие глубины. Наибольшая глубина этого желоба составила 2381 метр. Это уже было географическое открытие. Встретив при движении на север очень тяжелый многолетний лед, «Садко» взял курс в район предполагаемого нахождения загадочной Земли Санникова. Обследовав акваторию к северу от Новосибирских островов, он установил, что здесь никаких островов нет. Ограниченное количество угля вынудило руководство экспедиции отказаться от дальнейших поисков, и «Садко» пошел к одному из островов Де-Лонга - острову Генриетты, на котором была построена полярная радиостанция.
______________________________________________
* Визе В.Ю. Третья высокоширотная экспедиция на «Садко» 1937 года // Проблемы Арктики. № I. 1938.

На высоком берегу острова из камней сложили гурий и водрузили флаг Советского Союза, присоединив этот остров к владениям нашей страны.
8 сентября строительство полярной радиостанции было закончено, и «Садко», простившись с зимовщиками и отсалютовав им залпами из ружей и гудками, направился к острову Жаннетты. Нога человека на него еще не ступала.
Остров оказался небольшим, скалистым. На берег высадилась часть команды и членов экспедиции во главе с Рудольфом Лазаревичем Самойловичем. Сложив на острове из камней гурий и водрузив Государственный флаг СССР, все вернулись на борт судна. После этого «Садко» пошел к островам Жохова и Беннетта. Их обследовали и произвели топографическую съемку. На острове Беннетта садковцы обнаружили остатки домика экспедиции Эдуарда Васильевича Толля. Когда все работы были выполнены, «Садко» отправился в бухту Тикси.
Здесь судно простояло до 20 сентября. В ночь на 20 сентября ветер стал штормовым. Утром был получен сигнал бедствия с гидрографического судна «Хронометр». Просил помощи также «Малыгин», который вел в Тикси караван судов с баржами на буксире (на баржах были люди) и пароход «Челюскин».
По готовности машины в 10 часов утра «Садко» вышел в штормовое море на помощь терпящим бедствие судам. Из Тикси Николай Иванович получил сообщение, что на спасение барж с людьми вышел буксирный пароход «Леваневский», а «Челюскин» от помощи отказался, надеясь продержаться на двух якорях до конца шторма. Тогда «Садко» направился на поиски «Хронометра», который на вызовы радиостанции не отвечал.
21 сентября в 9 часов утра с парохода увидели «Хронометр», выброшенный штормом на косу мыса Буорхая. Днем прибой уменьшился, и экипаж «Хронометра» доставили на «Садко». А 23 сентября он пришел в Тикси, где сдал на берег экипаж «Хронометра».
26 сентября стало известно, что караван ледокола «Ленин» вынесло дрейфующими льдами из пролива Вилькицкого в море Лаптевых, причем пароходы «Товарищ Сталин» и «Ильмень» имеют пробоины. На другой день было получено распоряжение - «Садко» идти к каравану «Ленина».
Освободив изо льдов «Кузнецкстрой», отправившийся на восток, «Садко» помог «Седову» выйти из ледового плена и вместе с ним пошел на юг вдоль барьера тяжелого сплоченного торосистого льда, форсировать который корабли были не в силах. Учитывая ограниченные запасы угля, решили подождать прихода с востока «Красина». «Красин» и «Малыгин» подошли 14 октября, и в тот же день «Красин» пошел к «Ленину» один, но обратно вернуться уже не смог. Уйти самостоятельно на восток, пока позволяла обстановка, суда не могли, так как разрешения не получили. Море Лаптевых между тем быстро замерзало, и все три парохода, зажатые тяжелыми льдами в открытом море, вместе с ними начали дрейфовать на север. Всего на судах зазимовало 217 человек. По просьбе всех капитанов Отто Юльевич Шмидт назначил начальником группы зимующих судов Рудольфа Лазаревича Самойловича.
9 ноября на «Садко» выключили электрическое освещение и перешли на керосиновые лампы, а 10-го отключили паровое отопление и перешли на камельковое. 16 ноября консервация машин была закончена и все котлы потушены... Началась подготовка аэродромов.
Утром 3 апреля самолеты вылетели к каравану, а 26-го летчики Анатолий Дмитриевич Алексеев и Павел Георгиевич Головин вывезли последних 79 членов экипажа. На дрейфующих кораблях осталось всего 33 человека во главе с капитаном Николаем Ивановичем Хромцовым, которого после отлета Рудольфа Лазаревича Самойловича руководство Севморпути назначило начальником группы дрейфующих судов.
Рано утром 28 августа 1938 года «Ермак» подошел к ледокольному пароходу «Георгий Седов». Тот самостоятельно идти не мог из-за поврежденного руля, к тому же его подводная часть находилась в прочном ледяном корыте. При его буксировке «Ермак» потерял правый бортовой винт. Тогда было решено оставить «Седов». Он продолжил дрейф как научная станция. А «Ермак» повел на юг «Садко» и «Малыгина». На обратном пути в борьбе со льдами ледокол потерял и второй бортовой винт, оставшись с одной машиной. На трудных участках корабли помогали друг другу и наконец вышли на кромку, где их уже ждали «Литке» и «Моссовет», привезшие уголь. После бункеровки все корабли включились в арктическую навигацию.
Вскоре Хромцова перевели капитаном на ледокольный пароход «Дежнёв». На нем он отправился вокруг Скандинавии в Архангельск, а оттуда в Арктику. Эта навигация явилась для него одной из самых сложных и тяжелых. За ее успешное проведение Хромцов был награжден медалью «За трудовую доблесть».
По возвращении из Арктики «Дежнёв» из Архангельска перешел в Мурманск. Шла война с Финляндией, и его из Главсевморпути передали военному ведомству, а Николая Ивановича Хромцова мобилизовали в Военно-морской флот и назначили командиром «Дежнёва». В арктическую навигацию этого года «Дежнёв» завез различные грузы во многие пункты Арктики.
В середине ноября 1940 года «Дежнёв» направился на Шпицберген, где уже наступила полярная ночь, а в море начались осенние штормы. В Мурманск «Дежнёв» вернулся 18 января 1941 года, а через месяц ушел на зверобойный промысел в Белое море. Вернулся 19 мая и снова отправился на Шпицберген, где занимался вскрытием невзломанного льда в бухтах.
В начале июня Николай Иванович Хромцов на «Дежнёве» пришел в Мурманск. Здесь и застала его Великая Отечественная война. В первый же день Николай Иванович Хромцов принял от капитана Андрея Ивановича Койвунена командование ледоколом «Ленин», который в это время находился в ремонте и стоял в доке судоремонтного завода в Росте.
Из воспоминаний Евгения Александровича Чиженко, второго механика «Ленина»:
«С началом войны многие рабочие завода, работавшие по ремонту ледокола, были мобилизованы в армию. Чтобы быстрее закончить ремонт, командир корабля т. Хромцов Н.И. отдал приказ организовать бригады по ремонту корпуса из судового состава машинной и палубной команд. Ледокол благополучно вышел из дока, вступив в строй действующих кораблей. Во время стоянки в порту Мурманск ледокол находился в полной боевой готовности и огнем своих орудий отражал налеты фашистских самолетов. На верхнем мостике ледокола всегда находился командир Хромцов. Умело маневрируя кораблем, он избегал прямого попадания бомб и совместно с командиром артиллерии вел по фашистским самолетам огонь. Николай Иванович в таких сложных и серьезных моментах проявлял большую силу воли и спокойствие и этим подавал пример всему личному составу экипажа как волевой, знающий свое дело командир...»
Во время одного из налетов огнем зенитной артиллерии «Ленина» был сбит немецкий бомбардировщик. Об этом рассказал в своей статье бывший старший механик «Ленина» С.А.Куфтырев*.
Как следует из вахтенного журнала ледокола «Ленин», 9 августа 1941 года на ледокол было сброшено шесть бомб, разорвавшихся в непосредственной близости. Осколки повредили надводную часть корпуса, ранили краснофлотцев, один из которых скончался. После осмотра повреждений пробоины были заделаны.
16 августа, воспользовавшись густым туманом, окутавшим Кольский залив и южную часть Баренцева моря, ледоколы «Ленин» и «И.Сталин» в сопровождении двух эскадренных миноносцев - «Куйбышев» и «Урицкий» -вышли из Кольского залива в Баренцево море, взяв курс к мысу Желания. Обогнув его, направились к Диксону, куда прибыли 21 августа. С Диксона оба ледокола пошли к мысу Челюскин и через пролив Вилькицкого 30 августа
_________________________________________________
* Куфтырев С.А. В годы испытаний // Газета «Арктическая звезда» № 37 от 8 1970 г.-

вышли в море Лаптевых, где занялись проводкой транспортных судов с военными грузами.
В сентябре «Ленин» вновь направился на Диксон. Но 12 сентября изменил курс и пошел на помощь «Садко», севшему на банку в Карском море в районе островов Известий ЦИК. Все операции по спасению команды с аварийного «Садко» проходили в чрезвычайно сложных условиях сильного шторма, но были выполнены успешно. Людей спасли и доставили на Диксон.
1 ноября «Ленин» под охраной двух миноносцев отправился в Архангельск, куда прибыл 3 ноября, благополучно закончив первую военную арктическую навигацию.
21 ноября по распоряжению штаба Северного флота Николай Иванович Хромцов начал проводку военных и транспортных судов через льды Белого моря в Архангельск и Молотовск. Ледовая проводка осложнялась частыми налетами вражеской авиации, пытавшейся сорвать движение караванов, вывести из строя ледоколы, но потопить ни один из них ей не удалось. Караваны под охраной ледоколов благополучно приходили в порты назначения.
Утром 21 июля 1942 года «Ленин» вышел из Архангельска в Молотовск. На его борту находился уполномоченный Государственного комитета обороны по перевозкам на севере Иван Дмитриевич Папанин. А 22 июля ледоколы «И.Сталин», «Ленин» и «Красин», ледокольный пароход «Монткальм» и английский танкер «Хопмаунд» отправились в Арктику под охраной военных кораблей. 4 августа они прибыли на Диксон, откуда «Сталин» и «Ленин» ушли в пролив Вилькицкого. Сюда же 22 августа пришел и караван «Красина» в составе девяти пароходов. Получив 25 августа сообщение с «Сибирякова» о встрече и бое с немецким линкором, ледоколы спешно увели пароходы в море Лаптевых. 30-го «Красин» повернул обратно, а «Ленин» повел караван на восток.
12 сентября Хромцову приказали следовать к зажатому льдами в районе острова Айон (Чукотское море) теплоходу «Кузнец Лесов». Околов транспорт, «Ленин» и ледокол «Адмирал Лазарев» с караваном транспортов пошли на запад.
После вывода судов из Игарки ледоколы «Ленин», «Красин», «Микоян» и сторожевые корабли СКР-18 и СКР-19 занялись проводкой судов из Карского моря в Баренцево через пролив Карские Ворота. Все суда затем были переданы для дальнейшего конвоирования военным тральщикам. Ледоколы «Ленин» и «Микоян» отправились в Белое море.
26 ноября около 22 часов под кормой «Микояна» взорвалась мина. Как следует из судового журнала, на судне было повреждено рулевое управление и обнаружена течь в машинном отделении. После водолазного осмотра 29 ноября, произведенного в становище Иоканга, ледоколы в сопровождении конвоя всё же пошли в Белое море. 30 ноября «Ленин» уже ошвартовался у пристани в Архангельске. Вторая военная арктическая навигация была благополучно закончена. За время плавания ледоколом было пройдено 8637 морских миль и проведено 77 транспортных судов.
1 декабря Хромцов приступил к проводке судов по Северной Двине, а с середины января 1943 года снова занялся проводкой караванов торговых и военных судов через льды Белого моря. И этой зимой ледоколы и транспорты подвергались нападениям фашистской авиации, которые отражали огнем своих орудий.
Краснофлотец-артиллерист А.И.Елин в письме к авторам очерка пишет:
«Командир ледокола «Ленин» капитан-лейтенант Н.И.Хромцов всегда, в любой обстановке был опрятен, подтянут. Это был волевой командир, знающий свое дело. Он являлся душой личного состава корабля. Смелый и решительный, в походах он не покидал мостика. Николая Ивановича можно было видеть и в кубриках матросов и краснофлотцев, и в столовой экипажа, и на боевых постах около орудий. Искренним словом и своим спокойствием он воодушевлял личный состав ледокола на выполнение поставленных задач, вселял веру в успех. В конце февраля 1943 года «Ленин» вместе с группой ледоколов и кораблей боевого охранения находился в горле Белого моря в ожидании подхода из Баренцева моря каравана судов. Видимость была очень плохая - над морем опустился туман и низко неслись серые рваные облака.
Обнаружили вражеские самолеты вахтенные «Ленина», и зенитчики ледокола первыми открыли огонь. Один из бомбардировщиков задымил и обратился в бегство. А второй Ю-88 пытался спикировать, но ураганный огонь со всех кораблей ему помешал. Беспорядочно сбросив бомбовый груз, он также обратился в бегство...»
Об А.И.Елине, краснофлотце-артиллеристе, тоже хочется сказать несколько слов. Родился он в деревне Великуше Макарьевского района Костромской области. До призыва в армию работал трактористом. В 1936 году, призванный в Военно-морской флот, он окончил в Кронштадте школу артиллерийских электриков. Направленный в 33-й отдельный артдивизион Краснознаменного Балтийского флота, принимал участие в войне с белофиннами. Демобилизовавшись, работал у себя в колхозе трактористом. Во время Великой Отечественной войны его снова призвали в Военно-морской флот и направили в ледокольный отряд Беломорской военной флотилии на ледокол «Ленин», на котором он прослужил с 1941 по 1945 год. В войне участвовали четыре его брата и сестра. Три брата и сестра погибли. После войны А.И.Елин работал в Архангельске на Маймаксанском заводе лесосплавного оборудования...
Из письма Николая Ивановича Хромцова жене (3 сентября 1943 года): «Я долго задержался здесь, были серьезные починки. Ты и ребята, возможно, уже в санатории, хоть отдохнешь немного. А когда я буду отдыхать, и не представляю, но чувствую, что надо. Уже третий год напряженной работы, так и выдохнуться недолго... Но теперь, кажется, уже недолго нам жить врозь. Все идет к тому, что немцев скоро расколотим и опять будем вместе...»
С 16 сентября 1943 года «Ленин» находился в Архангельске в трехсуточной готовности. Капитан ожидал распоряжения о выходе в Арктику. Но отправиться в новый рейс Николаю Ивановичу не довелось.
Из письма лейтенанта Глотова Марии Сергеевне Хромцовой:
«С глубоким прискорбием сообщаю, что в 23 часа 30 минут 23 сентября сего года после весьма непродолжительной болезни (одни сутки) Ваш муж и мой командир капитан-лейтенант Хромцов Николай Иванович скончался от разрыва аорты. Выражаю Вам свои искренние соболезнования по поводу безвременной кончины Николая Ивановича».
26 сентября 1943 года в 8 часов утра на ледоколе «Ленин» был поднят и приспущен кормовой флаг. В 10 часов утра команда выстроилась для проводов своего командира.
Похоронили Николая Ивановича Хромцова на Вологодском кладбище Архангельска, отдав ему воинские почести. Провожала своего командира в последний путь и вся команда корабля. Когда выносили фоб из Архангельского арктического морского пароходства, ледокол отсалютовал длинным прощальным гудком.
За отличную работу и боевые подвиги во время войны ледокол «Ленин» одним из первых был награжден орденом Ленина, но его командир об этом уже не узнал. В книге «Русские мореплаватели» (Изд-во МО СССР, 1953 г.) Николай Иванович Хромцов назван «выдающимся советским ледовым капитаном». Имя его занимает достойное место среди знаменитых русских мореплавателей всех времен. Увековечено оно в названиях географических объектов: ледниковый купол Храмцова (остров Харли, Земля Франца-Иосифа), мыс Хромцова (Земля Георга, Архангельский пролив), улица Капитана Хромцова (Архангельск).
По распоряжению Ивана Дмитриевича Папанина название «Капитан Хромцов» было присвоено деревянной шхуне, построенной в Архангельске на Маймаксанской судоверфи в 1943 году. А когда списали шхуну, со стапелей Херсонского судостроительного завода сошло новое большое судно (водоизмещением более 20 тысяч тонн) ледового класса, которому решением ММФ СССР было присвоено название «Капитан Хромцов».
Изображение
Аватара пользователя
Инспектор
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 733
Зарегистрирован: 07 Август 2008 11:17
Откуда: г. Архангельск

Хромцов Николай Иванович

Сообщение Инспектор » 08 Август 2008 14:09

Все таки Николай Иванович Хромцов, а не Храмцов!!!! Возможно семья одна и та же, но буквы явно перепутали. На судне, которое было спущено на воду еще при жизни М.С. Хромцовой, надпись именно "Капитан Хромцов".
Аватара пользователя
Инспектор
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 733
Зарегистрирован: 07 Август 2008 11:17
Откуда: г. Архангельск

Хромцов Николай Иванович

Сообщение [ Леспромхоз ] » 29 Декабрь 2008 21:40

Василий пишет:Все таки Николай Иванович Хромцов, а не Храмцов!!!! Возможно семья одна и та же, но буквы явно перепутали. На судне, которое было спущено на воду еще при жизни М.С. Хромцовой, надпись именно "Капитан Хромцов".


И все таки ХРАМЦОВ или ХРОМЦОВ?

Читаю Констнтина Сергеевича Бадигина:

И у нас на берегу Белого моря радость: 1 декабря в Архангельск прибыл «Ленин», а 6 декабря в Северодвинск—«Красин».
Пришвартовавшийся к причалу ледокол «Ленин» от клотика до ватерлинии покрыт инеем и снегом. Капитан Николай Иванович Храмцов показался мне изможденным. Хрипловатым баском он рассказывал о тяжелых и опасных походах в Арктике.
Я всегда относился с большим уважением к Храмцову, честному человеку, опытному, знающему судоводителю. Николай Иванович родился в семье смотрителя старинного беломорского маяка Иицы, на котором мезенцы Храмцовы из поколения в поколение несли вахту. Море было его призванием. В тридцать лет он стал капитаном.
Работу его ледокол «Ленин» совершил за последние месяцы поистине великую. На столе капитана лежала предварительная сводка.
Начало рейса — 19.7.42 года. Место действия — западная и восточная Арктика. Конец рейса — 1.12.42 года.
Ледокол вышел из Архангельска и посетил Диксон, Тикси, Амбарчик, остров Айон, устье реки Енисей, пролив Юшар и снова вернулся в Архангельск.
Сделано миль — 8673.
Проведено судов — 77.
Затрачено судо-суток на проводку — 98,9.
Расход топлива — 6152 тонны.
Из них на ходу — 4838 тонн...


и далее (описаны события уже после смерти Н.И. на борту ледокола "Ленин"):

У главного причала верфи увидели недостроенное судно странной конструкции. Деревянное, небольшое, называлось «Капитан Храмцов». Стояло оно давно, и дел там оставалось еще много. Кто-то сложил даже песенку про это судно. Там были слова: «У Мещерина на верфи стоит чудо-юдо, чудо-юдо, рыба-кит».

Смотрю тоненькую книжицу 1936 года издания, со статьей гидрографа С.Д. Лаппо "ЧЕРЕЗ КАРСКИЕ ЛЬДЫ В ХАТАНГСКИЙ ЗАЛИВ"
(Плаване л/п "Русанов" в 1934 г.)
 1.jpg
 2.jpg

Ну и книга "Ледовыми трассами" А. Г. Николаевой и М.С. Хромцовой с предисловием И.Д. Папанина у нас на сайте
http://www.polarpost.ru/Library/Nikolaeva-trassami/main-nikolaeva-trassi.html
Каждый заблуждается в меру своих возможностей.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Хромцов Николай Иванович

Сообщение [ Леспромхоз ] » 23 Июнь 2010 20:26

 75686285.jpg
Номер записи 75686287
Фамилия Хромцов
Имя Николай
Отчество Иванович
Последнее место службы БВФ, ледокол "Лепин"
Воинское звание капитан-лейтенант
Причина выбытия умер от болезни
Название источника информации Картотека безвозвратных потерь
Источник ЦВМА

ЦВМА ф.3, оп.1, д.359
 003-0000001-0359-00000173.jpg
 76776308.jpg
Номер записи 76776309
Фамилия Хромцов
Имя Николай
Отчество Иванович
Дата рождения __.__.1902
Последнее место службы БВФ, ледокол "Лепин"
Воинское звание капитан-лейтенант
Причина выбытия умер от болезни
Дата выбытия 22.09.1943
Название источника информации ЦВМА
Номер фонда источника информации 3
Номер описи источника информации 1
Номер дела источника информации 359

ЦВМА ф.691, оп.1, д.14
 77723832.jpg
Номер записи 77723833
Фамилия Хромцов
Имя Николай
Отчество Иванович
Дата рождения __.__.1902
Место рождения Архангельская обл., Приморский р-н, д. Иица
Последнее место службы СФ, Беломорская военная флотилия "ЛД-2" ледокольный отряд
Воинское звание капитан-лейтенант
Причина выбытия умер от болезни
Дата выбытия 22.09.1943
Название источника информации ЦВМА
Номер фонда источника информации 691
Номер описи источника информации 1
Номер дела источника информации 14

ЦВМА ф.1650, оп.1, д.11
 77744405.jpg
Номер записи 77744407
Фамилия Хромцов
Имя Николай
Отчество Иванович
Дата рождения __.__.1902
Место рождения Архангельская обл., Приморский р-н, Зимне-Золотинский с/с, д. Зимняя Золотица
Дата и место призыва Мурманский ГВК, Мурманская обл., г. Мурманск
Последнее место службы СФ, Беломорская военная флотилия л/д "Ленин"
Воинское звание капитан-лейтенант
Причина выбытия умер от болезни
Дата выбытия 22.09.1943
Название источника информации ЦВМА
Номер фонда источника информации 1650
Номер описи источника информации 1
Номер дела источника информации 11

 003-0000001-0028-00000169.jpg
Номер записи 76816449
Фамилия Храмцов
Имя Николай
Отчество Иванович
Дата рождения __.__.1902
Последнее место службы БВФ, л/к "ЛД-2"
Воинское звание капитан-лейтенант
Причина выбытия умер
Дата выбытия 11.10.1943
Название источника информации ЦВМА
Номер фонда источника информации 3
Номер описи источника информации 1
Номер дела источника информации 28
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Хромцов Николай Иванович

Сообщение insp2 » 17 Апрель 2012 16:43

http://www.b-port.com/history/item/78128.html
22.03.2012 Опубликовало большую статью с 110-летию со дня рождения капитана Хромцова.

110 лет со дня рождения полярного капитана Николая Хромцова. Один день в истории

 17_2.jpg
Николай Иванович Хромцов родился 22 марта 1902 года на маяке Инцы (берег Белого моря) в семье смотрителя маяка. Был восьмым ребенком в семье.
До девяти лет Николай жил с родителями на маяке. В семь лет уже самостоятельно ходил на охоту. Сначала учился в деревне Зимняя Золотица в церковноприходской школе, а в 1911 году отец отвез его в Архангельск. Там он поступил в приходскую школу. Когда погиб отец, Николаю Хромцову исполнилось одиннадцать лет. По окончании приходской школы, он был принят в Архангельское начальное училище, но, проучившись два года, вынужден был его оставить, так как мать не имела средств содержать сына.
С детских лет Николай познакомился с морем по-настоящему: каждое лето ходил зуйком на парусных судах, принадлежавших судовладельцу Федору Ладкину. Скупой и жадный Ладкин денег ребятам не платил. А работать приходилось много - от зари до зари. Николай рос ловким, сильным и смышленым пареньком. Он быстро освоил морскую науку: выучился и на руле стоять, и с парусами управляться. С четырнадцати лет он стал ходить на парусниках, принадлежавших тому же Ладкину уже матросом. На этих небольших парусниках матрос Николай Хромцов ходил из Архангельска к Мурманскому берегу и в Норвегию (до Вардё).
Поднакопив денег, Николай поступил в Патракеевскую мореходную школу, но учиться в ней ему пришлось только год. Подрастали младшие члены большой семьи Хромцовых, мать нуждалась в помощи, и молодой помор снова устроился на работу матросом. Потом его перевели на должность третьего помощника капитана парохода «Антоний» - небольшого трехсоттонного грузопассажирского судна, принадлежавшего богатым судовладельцам Антуфьевым.
На нем Николай ходил из Архангельска на Мурман, к Канинскому полуострову, на Печору и даже к проливу Югорский Шар на Новой Земле. В ноябре 1921 года Хромцов поступил матросом на принадлежавший Северному пароходному обществу (впоследствии Совторгфлоту) ледокольный пароход «Александр Сибиряков», который зимой работал на зверобойном промысле в Белом море, а летом совершал рейсы из Архангельска в Мурманск и обратно.
В 1922 году Николай Хромцов в качестве матроса 2-го класса уходит в дальнее плавание на ледокольном пароходе «Владимир Русанов», который после окончания гражданской войны совершает свой первый заграничный рейс - идет с грузом леса в английские порты Лондон и Ярмут, откуда уходит на ремонт в Германию (Гамбург).
В 1923 году матрос Хромцов участвовал в одной из товарообменных Карских экспедиций, осуществленной на «Русанове» под начальством Б. Вилькицкого. Был призван на военную службу, которую проходил на Балтийском флоте. За пять лет службы (с 1924 по 1929 год) молодой краснофлотец окончил по первому разряду Школу подводного плавания в Ленинграде - по классу рулевых на подводных лодках - и был оставлен при школе инструктором.
 17_3.jpg

За время службы в подплаве Николай окончил вечернее судоводительское отделение Ленинградского морского техникума и получил диплом штурмана дальнего плавания. После демобилизации Николай Иванович вернулся в Архангельск и поступил на должность второго помощника капитана на пароход «Пеша» (бывший «Антоний»), на котором совершал рейсы к берегам Норвегии.
15 декабря того же года он перевелся на ледокольный пароход «Сибиряков». На нем ходил сначала третьим, а затем старшим помощником капитана. Летом 1930 года Хромцов на «Сибирякове» побывал в Русской Гавани на Новой Земле, куда ледокольный пароход доставил уголь.
В июле 1932 года Хромцов назначается старшим помощником капитана на «Русанов». В летнюю навигацию 1933 года Хромцов совершил рейс в море Лаптевых. 22 октября 1933 года «Русанов» вышел из Архангельска, а 23-го прибыл в Умбу. Высадив пассажиров, он на другой день с рассветом снялся с якоря и пошел в Кандалакшу.
После ремонта «Русанова», Хромцов вышел из Мурманска в Белое море на промысел гренландского тюленя. В Мурманске Хромцов получил благодарности и за старую работу - проводку судов. О нем писали в местной газете. А 7 апреля «Русанов» вышел во второй промысловый рейс, из которого вернулся в мае. После ремонта летом 1934 года «Русанов» под командованием Хромцова отправился в море Лаптевых. В бухту Нордвик нужно было завезти продовольствие и оборудование для Нордвикской экспедиции.
В ноябре - декабре 1934 года Н. И. Хромцов совершил чрезвычайно ответственный и трудный зимний рейс к далекому Шпицбергену, куда нужно было срочно доставить взрывчатку для советских угольных копей. Вернувшись из штормового рейса в Мурманск, «Русанов» приступил к выгрузке угля и устранению полученных во время шторма повреждений. На время студенческих каникул приехала в Мурманск жена капитана, так как самому ему вырваться в Ленинград не удалось. 19 февраля 1935 года Хромцов снова вышел на «Русанове» в очередной рейс - в Белое море, на промысел гренландского тюленя.
В навигацию 1935 года Хромцов ходил на «Русанове» в Восточно-Сибирское море к дельте Индигирки - доставить различные грузы для Якутии и высадить зимовочную партию под начальством Николая Николаевича Францевича, которая направлялась для изучения и освоения природных богатств этого района. В летнюю арктическую навигацию Н. И. Хромцов как капитан «Садко» принял участие в Третьей высокоширотной экспедиции Всесоюзного Арктического института Главсевморпути, начальником которой был опять назначен профессор Р. Л. Самойлович.
1 февраля 1939 года Хромцов был назначен капитаном на новый ледокольный пароход «Леваневский», строившийся в Ленинграде, но ходить на нем ему не пришлось. Весной он серьезно заболел: сказались тяжелые условия прошлогодней зимовки. Вернулся «Дежнев» со Шпицбергена в Мурманск уже в 1941 году, а через месяц, после небольшого ремонта, ушел на зверобойный промысел в Белое море.
В первый же день Великой Отечественной войны Хромцов принял командование ледоколом «Ленин», который в это время находился в ремонте и стоял в доке судоремонтного завода в Мурманске. Затем он переключился на проводку судов через льды Белого моря в порты Архангельск и Северодвинск. За период с 21 ноября по 31 декабря им были проведены пароходы: «Буг», «Кара», «Сакко», «Герцен», «Леонид Красин», «Иртыш».
Летняя арктическая навигация 1942 года проходила в условиях, отличных от условий навигации 1941 года. После безуспешных попыток захватить Мурманск и Полярное с суши немецко-фашистское командование основные боевые действия перенесло на северные моря - Баренцево и Карское. Вернувшись из Арктики в Архангельск 1 декабря 1942 года, Николай Иванович в тот же день приступил к проводке судов во льду по реке Северной Двине, а с середины января 1943 года он снова занялся проводкой караванов транспортов и военных судов через зимние льды Белого моря.
Был женат, супруга капитана после его кончины написала о нем книгу «Сквозь льды и штормы» (в соавторстве), изданную в Архангельске в 2004 году.
Николай Иванович Хромцов скоропостижно скончался в расцвете физических и творческих сил на своем боевом посту – на борту ледокола «Ленин» 23 сентября 1943 года. Смерть не столь редкая для полярных капитанов. Он похоронен на Вологодском кладбище Архангельска.
Имя полярного капитана Николая Хромцова было присвоено кораблю, приписанному Мурманскому морскому пароходству.
Аватара пользователя
insp2
 
Сообщения: 424
Зарегистрирован: 29 Январь 2011 22:51
Откуда: С-Петербург

Хромцов Николай Иванович

Сообщение Хромцов Александр » 05 Май 2012 19:47

Спасибо, что и вы его помните!
Хромцов Александр
 
Сообщения: 1
Зарегистрирован: 05 Май 2012 19:43


Вернуться в Персоналии



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения