Китобойная флотилия "Слава"

От ладьи и коча до атомохода.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Китобойная флотилия "Слава"

Сообщение Иван Кукушкин » 01 Апрель 2008 22:49

В 1946 году вышла в первый рейс в Антарктиду, вел кап. Воронин. Помимо самих китобоев, "Слава-15" "обеспечивал науку"
Послужила темой для антарктической сказки "Как адмирал Папанин адмирала Бэрда в Антарктиде побил"


Написано мало, но кусочками попадается разное.
Встретилось интересное, откуда она вообще взялась:

Бронтман Лазарь Константинович, "Дневники 1932–1947 гг." (год 1946) http://militera.lib.ru/db/brontman_lk/index.html

12 ноября. Вчера я позвонил Васе Реуту.

— Ты все хотел на охоту поехать. Не раздумал?
— Нет.
— Ну, собирайся.
— Куда?
— В Антарктику.
— ?!
— За китами. На полтора года.

Дело в том, что мы получили по репарациям флотилию китобойных судов ( не то 13, не то 19 штук). В главе — «Слава» в 28 тыс. тонн — целый линкор. Вся эта армада пойдет в Антарктику промышлять китов. Как будто совместно с англичанами и американцами. Выход из Ливерпуля в декабре. ЦК предложил нам дать туда редактора многотиражки. Сиволобов предложил Реута, я поддержал, Поспелов согласен. Васька ухватился. Так что, видимо, поедет поохотиться.
Спасём нашу «Арктику»! arktika.polarpost.ru
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11527
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Китобойная флотилия

Сообщение [ Леспромхоз ] » 11 Ноябрь 2008 01:32

Со «Славой» в сердце…
27.04.2007 г.
http://www.moryak.org/content/view/1193/

Недавно Одесса отметила 60-летие начала промысла китов в Антарктике.
Для молодого поколения когда-то магические названия китобойных флотилий «Слава» и «Советская Украина», как это не грустно теперь звучит, не говорят ни о чём. В лучшем случае кто-то слышал об оперетте «Белая акация» да запомнил какие-то строчки из одесских куплетов опереточного китобоя Яшки-буксира, блистательно сыгранного Михаилом Водяным.
А ведь ещё совсем недавно «Славой» и «Советской Украиной» жила вся Одесса! Когда из рейса возвращались китобои – замирал весь город. Это был не только их праздник... Они были цветом Одессы, её славой! Кстати сказать, на «Славе» и «Советской Украине» были даже голубятни – маленький уголок родной Одессы!
Вместе с китобойной флотилией в Одессу ворвался ветер странствий и приключений. Китобои как бы соединили город с мировым пространством, они выманивали одесских детей в море. Олицетворяли собой не только мужество и профессионализм, они являли собой примеры обеспеченной жизни. На Большом Фонтане для «отоваривания» китобои имели даже свои магазины...
Разве можно забыть, что первых пингвинов в одесский зоопарк привезли тоже китобои! Китобои жили рядом с нами, их потрясали те же государственные и городские несправедливости...
Часто о них писали упрощённо. Назывались проценты перевыполненных планов, ставился акцент на достижениях и политической зрелости... Фотографировали их обязательно в морских фуражках, у гарпунных пушек. Были и свои «штатные пенальтисты» – передовики производства, практически постоянно прописанные на доске почета.
Так на протяжении десятилетий слагался китобойный миф. Это было государство в государстве. Однако, не всегда можно было утаить шило в «китобойном мешке». Кое-что выплёскивалось наружу... Мы помним разоблачительные статьи А. Сахнина в центральной прессе о капитан-директоре «Славы» А. Солянике. Помним необъяснимую трагическую гибель капитан-директора «Советской Украины» Б. Моргуна, упавшего в трюм...
Многое было на поверхности, многое оставалось в тени. Особенно люди...

Один из них – ветеран китобойного флота Виктор Кузьмич Лазарев.
– Виктор Кузьмич, с чего всё начиналось?

– Я родился в деревне на Волге в 18-м году. На службу должны были призвать ещё в 38-м, но после двухлетней отсрочки (из-за престарелых родителей) только в 40-м, попал на Чёрное море, в Балаклаву – в мор­погран­­охрану. Там прошел учебку – шесть месяцев, затем – на Балтфлот, в Таллинн. Службу начинал на «Морских охотниках». Сразу после присоединения Латвии к СССР успел побывать даже в Риге. Служба...

Войну встретил в Таллинне. Был комендором – командиром пушки на «Морском охотнике». Участвовал в трагическом таллиннском переходе... Мы охраняли крейсер «Киров» от нападения немецких подводных лодок. И привели его в Кронштадт! Многие погибли во время перехода. Очень многие... Мы, охраняя «Киров», не могли принять участие в спасении оказавшихся в воде. Не имели права. Таковы военные законы... Люди плавали на досках. Вообще, если я не ошибаюсь, погибло порядка 300 вымпелов флота... Даже страшно представить! Буквально на наших глазах немецкая торпеда шла на крейсер «Яков Свердлов», а миноносец охраны подставил свой борт... До снятия блокады мы пробыли в Ленинграде. Вплоть до освобождения Таллинна. Воевал как все. Война и теперь стоит перед глазами...

– А что было после войны?

– До 1948 г. служил в Таллинне – главстаршиной на «Морском охотнике». Демобилизовался с флота вместе с моим другом и одногодкой (всего два месяца разница!) – Сергеем Холявко. К этому времени я уже был женат, имел сына. Семья проживала в Ленинграде...

Если я не ошибаюсь, как раз в 48-м году в Таллинн приехали представители Министерства рыбной промышленности. Приехали набирать моряков на вновь созданную китобойную флотилию... И не просто вербовали – направляли учиться на гарпунеров. В первую очередь предлагали именно нам, морским артиллеристам!

Кажется, за полгода до завершения нашей сверхсрочной службы пришел приказ – тех, кто идёт в китобои, демобилизовать досрочно. Вот так и демобилизовали меня с Сергеем Холявко.

Мы приехали в Ленинград ( у С. Холявко там то­же находилась семья ), а оттуда прямо в Одессу. Было это 20 февраля 1948 г.

Так мы стали одесситами.

– В китобои отбирали как в космонавты...

– Действительно, отбор был строг. В Одессе нас поселили в гостинице на Приморской улице. Потом собрали человек двенадцать – и на Дальний Восток, во Владивосток. Оттуда – на Курилы... Здесь из американских тральщиков «делали» ...китобойцы. На Курилах мы и начали охотиться. Учились стрелять китов.

Первым нашим капитаном был Петр Андреевич Зарва. Потом он ходил на «Славе». Кстати, Зарва похоронен у нас, в Одессе, на 2-м Христианском кладбище. Как я уже говорил, собрали нас человек 12. Но не все доехали до Владивостока. Люди есть люди.

Примерно до октября 48-го учились стрелять. Потом нас, уже обученных, отправили поездом в Одессу. Билеты взяли в мягкий вагон! Вокруг смеялись: «Студенты едут! Студенты!..» Какие же мы были студенты, если ехали в мягком вагоне?! Ехать поездом через всю страну было очень нелегко... Вокруг послевоенная разруха.

– Что же было в Одессе?

– Там уже формировали китобойные экипажи. Настоящую флотилию! Здесь нас «расписывали» по китобойцам. Не забыть мне тех минут! Сами китобойцы получали, в основном, по послевоенной репарации. К этому времени «Слава» (тоже немецкий трофей) уже успела сделать один рейс в Антарктику...

Нас снова направили на учебное судно – китобоец «Слава-1» (тоже бывший «немец»). Кстати сказать, к тому времени во флотилии были китобойцы от «Славы-1» до «Славы-8». Работали они на угле, потом «переделали» под мазут.

Условия работы – тяжелейшие. Наш китобоец заливало водой. А обледенение!.. Штормы!!! До нас на китобойцах работали норвежцы. Наемные моряки. Им очень хорошо платили. Как они сами признавались: «Сделал один рейс – могу 5 лет не работать...» Нам же практически ни черта не платили... Ученические – каких-то там 1000 рублей...

Потом пошло-поехало... В Антарктику я сделал 23 рейса. Рейсы были самые разные: и 7, и 7,5, и 8 месяцев.

Но зато как нас встречала Одесса! Все происходило на старом морвокзале. Устраивали трибуны. Море цветов, оркестры. Члены правительства. В почетном карауле – курсанты мореходных училищ. Это нельзя забыть...

– Помните ли вы ветеранов китобойного промысла? Кто остался в памяти?

– Помню очень многих. И капитанов Зарву, Волохова, Фонарева, Андреяша, Полуэктова, Титузова, Дрогина, Гузенко, Танцюру, Слесарева, Бакланова, Лабунца, Беляева, Короткова, Семенова, Нужина, Тимченко... И гарпунеров Пургина, Прокопенко, Панова, Казакова, Обухова, Николаева, Алибаша, Могильного, Салиенко, Тупикова, Золотова, Барботько, Вихорева... Люди с большой буквы. Патриоты и профессионалы. Личности...

– А какова сама техника охоты на кита?

– Гарпунная пушка – устройство довольно сложное. В трюме располагается целая механическая система. Тормозные пружины, блоки, лебедки и всё такое прочее. В конструкцию укладывается 7-дюймовый канат длиной до... 1 км. Стреляли мы с метров так 30-50. Во время выстрела сразу «вылетает» метров 100 линя! В гарпуне крепится взрыватель. В саму гранату насыпают порядка полкилограмма дымного пороха. От контакта срабатывает взрыватель, происходит взрыв гранаты... Взрыв опрокидывает кита. Если попадание не в жизненные органы, кит начинает «рвать», т. е. резко устремляется вперёд. Мы, понятно, полным ходом за ним. Всё же кит быстро теряет силы. Китобоец мощнее... Когда кит «успокаивается», мы лебедкой начинаем «подбирать»... А бывало, что убитого кита оставляли, втыкали пику с флагом и устанавливали радиобуй. И пошли дальше – охота не ждёт... По времени охота длилась по-разному. Бывает, что стреляешь по несколько раз. На моей памяти стреляли и 12 (!) раз, чтобы добить кита...

Когда «работали» на китах-кашалотах, то за обнаруженную амбру подавали списки для денежного поощрения китобоев. Амбра – ценное отложение в желудке кита, используемое в парфюмерии как закрепитель аромата духов. Особенно амброй «интересовались» во Франции.

– Как складывалась ваша «китобойная» биография?

– Начинал с помощника гарпунера, был и марсовым матросом, т. е. впередсмотрящим, наблюдающим из небольшой бочки, закрепленной на мачте, за передвижением китов... Таким образом, корректируются действия гарпунера... 12 лет проплавал штурманом. Учился... В 62-м окончил заочно нашу «Рыбку».

А семья переехала из Ленинграда в Одессу в 1954 году. Когда плавал гарпунером, дали квартиру в доме китобойной флотилии – на Дерибасовской. Решал сам Соляник – капитан-директор китобойной флотилии «Слава». Хотя и мой капитан в разговоре с ним сказал, что, мол, Лазарев не хочет переезжать из Ленинграда в Одессу. Мол, жена отказывается... Помнится, что тогда построили целый посёлок для китобоев в Севастополе, где-то в Камышовой бухте. Да и вот дом в Одессе.

– Каким запомнился Алексей Николаевич Соляник?

– Что я могу сказать о Солянике? Его любили. Как руководитель и организатор – очень сильный. Отличался товарищеским отношением, хотя дисциплину крепко держал. Особенно в чужих портах. Попался в пьянке – всё... Многих знал в лицо, хотя на базе – человек 500, не меньше. И зарабатывали при нём ребята неплохо. Конечно, были и смертельные случаи – от жары во время переходов, а кто-то в танк упал...

К гарпунёрам относился замечательно. Помню, где-то в тропиках Соляник собрал на базе всех гарпунёров. Угощал... Вёл беседу с каждым.

Вот я как-то лежал в санчасти. Соляник лично навещал. И это при всей его занятости! Вообще был он разный. Очень любил шутки и розыгрыши. А если честно, мои отношения с Соляником складывались непросто.

– В чем же, собственно, непростота этих отношений?

– Где-то в 50-х годах я был назначен гарпунером на буксировщик. Чем мы занимались? Буксировали убитых китов на базу – идем и собираем китов. В принципе, стрельба по китам – это не наше основное занятие. Допустим, если есть какая-то пауза, тогда можно охотиться. Навыков особых у меня, конечно, не было. В результате много промахов – промахов 15 (!). И получается – китов не бью.., нервы напряжены...

Решили поставить меня учеником гарпунёра на учебное судно. Капитаном был сам Пётр Андреевич Зарва. Ну пострелял там... Думал пойти в годовой отпуск. Написал заявление на двухгодичные курсы по подготовке штурманов. Здесь давали диплом как для получивших среднее образование.

Как раз в это время на одном из китобойцев был слабенький гарпунёр. Капитан этого китобойца знал меня лично и, естественно, хотел произвести «обмен». Доложил самому Солянику. Тот дал мне команду: «Давай в рейс!» Я сказал, что уже подал документы на штурмана... Он резко возразил: «Нет! Учиться не будешь!» Я ответил: «Марсовым матросом не пойду...» Тогда Соляник нахмурился: «А помощником гарпунёра пойдёшь?» «Пойду», – согласился я.

Направили на китобоец «Слава-2».

Прошёл месяц работы. Смотрю, а зарплату начисляют как марсовому матросу. Тогда я сказал своему капитану: «Стрелять не буду». Это передали Солянику, он отреагировал резко: «Не хочет – так не хочет... Не подпускать его к пушке! Раз отказывается стрелять – пусть десять лет не подходит ко мне...»

Но жизнь сама всё поставила на свои места... Кажется, в году 53-м, когда я был гарпунёром II категории на китобойце «Слава-16», мы вышли на промысел ещё до открытия международной конвенции, разрешающей охоту на китов. Крутились с места на место... Когда же, наконец, разрешили добычу, китов в округе не оказалось. Ну как назло.

И вот так получилось, что только мой китобоец встретил китов. Один из всех! Тогда лично я убил двух китов.

Соляник немедленно позвонил в Москву: «Мы открыли промысел! Молодой гарпунёр Лазарев убил самого большого кита!» Это сообщение было передано по радио – на весь Советский Союз, на весь мир! А главное – услышали дома, в Одессе. Такое не забывается.

– Как дальше складывалась ваша жизнь?

– Когда появилась «Советская Украина», я участвовал в передаче «Славы» – её перегоняли на Дальний Восток. Как раз мой 23-й китобоец тоже передавали «Славе». Прямо в океане встретились с подменной командой. Настроение было соответствующее... Потом ходил на «Вдумчивом-34» – года четыре. На пенсию вышел в 74-м году. К тому времени был уже старшим помощником на 51-м китобойце.

Что потом? Работал в объединении «Антарктика» – сначала матросом на бункеровщике «Пялица». Потом – лет семь в Ильичевском морском рыбном порту, в портнадзоре – матросом. Так до 94-го года был связан с морем. А уже после этого ещё пять лет работал в Одесском цирке... вахтером. Дома усидеть не мог. Это уже, наверное, характер, выработанный годами китобойной жизни...

Я с замиранием слушаю этого удивительного человека, составившего гордость нашего китобойного флота. Не верится, что Виктору Кузьмичу больше 88 лет! И сегодня в его голосе чувствуется любовь и переживания за дело всей жизни. Кажется, дай волю и ещё чуть-чуть здоровья – Лазарев вновь вступит на судовую палубу. Листаю его семейный фотоальбом, зафиксировавший для потомков мгновения тогдашней китобойной жизни.

...Перед глазами картинки из моего, увы, далёкого детства. Мы на соседской машине поднимаемся вверх по улице Перекопской победы, пересекаем город, едем по Военному спуску до Приморской улицы. Вот и «Крымская» – старый морвокзал. Всё вокруг буквально облеплено людьми. Мы явно опаздываем. Уже слышны оркестры, гудки стоящих в порту судов. Китобойная флотилия вот-вот на подходе к причалам Военного мола.

Цветёт акация... И вся Одесса вышла на улицы встречать своих детей. Так 23 (!) раза под громовое «ура!!!» спускался по трапу красивый человек, незаметно выполняющий свой морской долг, обычный «рабочий» китобойного промысла Виктор Кузьмич Лазарев.


Михаил Пойзнер
Каждый заблуждается в меру своих возможностей.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Китобойная флотилия

Сообщение [ Леспромхоз ] » 11 Ноябрь 2008 01:39

http://www.infoflotforum.ru/index.php?showtopic=14025
Мой дед - Рожков Павел Сергеевич - капитан китобоя "Слава-3" в первом антарктическом рейсе.
Он же автор статьи о экспедиции в газете «Советская Клайпеда» №№ 149-151, 153-154, 156-162 (июнь-июль 1948 г.).


"В зиму 1946 и 1947 годов впервые в истории русского рыболовного флота суда советской китобойной экспедиции бороздили воды Антарктики, добывая китов. Экспедиция имела огромное значение: она доказала всему миру силу и мощь советского рыболовного флота, она изучила условия добычи китов в Антарктике, и, главное, она привлекла неиссякаемые богатства морей, омывающих Южный полюс, к использованию в плановом социалистическом хозяйстве нашей страны. Недавно возвратилась из дальнего плавания вторая экспедиция, осенью этого года уйдет третья. Китобойный промысел в Антарктике стал частью плана лова рыбы советского рыболовного флота.
Сегодня мы начинаем печатать очерки о первой экспедиции, положившей начало советского китобойного промысла в Антарктике, написанные для нашей газеты ее участником, капитаном Павлом Сергеевичем Рожковым.

До скорого свидания. Родина!
Итак, день отправления уже был известен. Мы заканчивали последние приготовления. Над Ленинградом, тепло провожавшим нас, стоял сырой, холодный ноябрь. В воздухе чувствовалось приближение суровой зимы. В эту пору такие экспедиции еще никогда не снаряжались. Северный Ледовитый океан в этот период сковывается мощными льдами и плавание по нему невозможно даже для самых мощных ледоколов. Но мы шли не в Арктику, а к скалистым ледяным берегам Антарктиды — материка Южного полюса.
Нас окружили подлинной отеческой заботой: каждое, самое маленькое, личное желание члена экспедиции выполнялось немедленно. О чувствах, которые заполнили нас всех при последнем гудке судов, отваливших от родного ленинградского, советского берега, трудно словами рассказать. Мы выходили в плавание с чувством огромной благодарности за заботу, внимание До скорого свиданья, Родина! Мы плыли к английским берегам, откуда вся флотилия во главе с китобойной маткой «Слава» должна была направиться в Антарктику. Уже с первого дня пребывания в Англии мы встретились с явным противодействием со стороны про—промышленных фирм, всячески старались оттянуть сроки выхода экспедиции, задерживая то ремонт судов, то снабжение необходимыми предметами. В печати появились клеветнические корреспонденции о советских моряках, о неудаче, на которую обречена экспедиция из-за де- «плохого состояния судов, отсутствия «специалистов китобойного промысла» и т. д.
Нас старались всячески запугать. Но советские моряки спокойно проходили мимо этой клеветнической шумихи, стремились заполнить пробелы в ремонте судов, вызываемые откровенным саботажем английских промышленников, собственным упорным трудом.
Экипажи вели обычную советскую жизнь. На флотилии шло плодотворное социалистическое соревнование, основной пункт которого был: «Выйти в Антарктику не позже середины декабря и с честью выполнить задание Родины». Силами моряков была проделана большая работа. Большинство механизмов на судах было сменено заново.
Саботаж англичан заставил нас дожидаться советского парохода «Брусилов», который доставил основное снабжение для флотилии. Теперь дело пошло быстрее. Ремонт основной части судовых агрегатов и корпусных работ был закончен раньше срока. Осталось только произвести окраску надводной части всех судов. Английские судовладельцы и тут попытались, как говорят, вставить палки в колеса — они не продавали нам краску. Это задерживало выход экспедиции, а декабрь уже кончался. Но велико было разочарование капиталистов, когда рабочие Ньюкастла по личной инициативе выручили нас: они достали краску (что очень тяжело в Англии, ощущающей во всем острый недостаток) и преподнесли ее нам в качестве подарка.
—Те, кто вам вредит, не представляет народ. Мы — сердцем с вами, — сказали их уполномоченные, вручая столь ценный нам подарок.
27 декабря мы вышли в море, решив выполнить все недоделки уже в пути. Декабрьское море встретило флотилию штормами. «Слава» успешно пересекала Бискайский залив, уводя все дальше и дальше от родных берегов растянувшуюся вереницу китобойных судов. И в походе экипажи судов много и упорно работали. Все должно быть готово к бою китов! Мы шли в Гибралтар, где должны были встретиться с советским наливным судном, которое передаст нам привет Родины, снабдит горючим.

Гибралтар
Канун 1947 года советские китобойцы провели под стенами Гибралтара — английского военно-морского бастиона. Уже у самого входа в пролив наши суда окружила масса лодок, владельцами которых было местное население прибрежных районов — португальцы, испанцы, марроканцы. Всем хотелось увидеть советскую китобойную флотилию. Среди лодок мелькали и тяжелые, военного образца шлюпки. У весел сидели люди в форме английских морских офицеров. Они с подозрительной завистью смотрели на нас. Их шлюпки близко подходили к бортам китобойцев, медленно обходили вокруг всю флотилию, невозмутимо, нагло расталкивая лодки жителей. Последнее нас уже не удивляло, потому что... Впрочем, об этом ниже.
У входа в пролив, на китобоец «Слава-3» взошел английский лоцман, чтобы провести судно на рейд Гибралтара. Это был человек высокого роста. Именно рост придавал ему вид болезненности. Из-под огромной морской фуражки глядело лицо с уже потерявшими вкус к любопытству серыми, будто загоревшими глазами. Среди скуластых щек виднелся совиный нос. И все же английский лоцман привлекал к себе. Он был вежлив, приветлив и артистически проворен. Длинные его руки с изысканной грациозностью касались белыми перчатками поручней судовых надстроек, а в походке по трапу виднелась порода старого моряка. Опытный лоцман и моряк, он привычно приложил руку к козырьку фуражки и, полу снисходительно улыбаясь, показал капитану путь на рейд. Капитан смотрел на лоцмана, но при очередном его движении рукой, по-английски сказал: — Мы пойдем сейчас вот так, затем положим руль вправо не более четырнадцати градусов и на кабельтова от буя отдадим якорь. Правильно, сэр?
Куда девалась спесь с лица лоцмана. Он стал тепло улыбаться.
—О, русский капитан знает порты мира, знает даже Гибралтар! — Он удивлялся почтительно-артистично кланялся, однако, сохраняя важность.
Масса лодок все больше окружала суда. Мы пошли малым ходом, стали подавать сигналы. Лодки суетливо разбегались, чтобы не натолкнуться одна на другую, снова остановиться, снова выбрать путь отступления и опять тоже — остановка, крик. Мы шли очень медленно, беспрерывно сигналя. Учтиво холодное вежливо-улыбающееся лицо лоцмана мгновенно преобразилось. Он помолчал, потом обратился к капитану:
—Что вы остерегаетесь, сэр? Идите прямо на лодки, это же ведь испанцы, португальцы, марроканцы...
Вот что крылось под этой холодно-вежливой личиной. Каждый из нас думал: знают ли эти народы цену, которую им дают их «друзья», из Англии.
Теплая погода, спокойный океан. Мы покидаем Гибралтар, где получили последний живой привет из своей страны, любящей и заботящейся о нас, о всех, без различия советских моряках.
Ремонт судов был почти закончен. Теперь, в пути, надо было досконально изучить по литературе правила и методы китобойного промысла, повадки китов и т. д. Этому и посвящено было все свободное от вахты время.

Мартинсен не верит
Он часами простаивал на мостике, любуясь стройностью кильватерного движения советской флотилии. Страстный любитель охоты на китов, опытный моряк, норвежец часто о чем-то думал, стоя на мостике. Он шевелил губами, будто что-то доказывал и с кем-то спорил. Мы в такие минуты его не трогали, так как знали, что Мартинсен ко многому у нас относится недоверчиво. Гость и попутчик, он не верил нашему бескорыстному гостеприимству. Но более всего он не верил, что все суда флотилии принадлежат одному хозяину-народу.
Когда мы собирались на баке обсуждать приемы боя китов совместными усилиями всех китобойцев, Мартинсен улыбался. Он не хотел нас обижать, но однажды не выдержал и извиняющимся тоном произнес:
— Вы мне простите, однако, насколько вы наивны, ведь верить надо больше всего в нашем деле самому себе. Разве будет вам помогать другой китобоец — ваш конкурент? Конечно, нет. Мы ему возразили, объяснив, что у нас конкуренции нет.
— Нет конкуренции, так есть соревнование, разницы между ними нет. Я двадцать лет промышляю кита, можете верить моему опыту, — говорил Мартинсен. — Хозяин, у которого я служил, каждый год ходил в Антарктику на промысел. Туда же ходили и другие промышленники Норвегии, Англии. Мы всегда заранее договаривались с ними об охоте, о совместных поисках кита, любезно уславливались: если одна экспедиция обнаружит много китовых стай, то она сообщает об этом другой, третьей… Но почти всегда мы обманывали друг друга. Так командовали хозяева, а мы подчинялись — ведь обман — закон конкуренции.
Он медленно, глубоко потягивал красивую массивную трубку и улыбался: «Вы, мол, не сердитесь, что я плохо думаю о вас, но ведь и вы будете друг друга обманывать».
Мы видели эту улыбку, понимали ее и с жаром доказывали Мартинсену, что флот в нашей стране народный, государственный, что мы работаем друг на друга, что между конкуренцией и соревнованием огромная разница и т. д. Но он твердил свое. Пожилой человек, ему трудно было представить все это, страшно не привычное для него. Все же слова наши глубоко запали в его душу. Он стал как-то внимательнее присматриваться ко всему порядку жизни, труда, отношений на советских китобойцах. Мы же говорить об этом больше не стали, для экипажа, составленного в большинстве из молодежи, не знавшей на личном опыте «порядков» капиталистической страны и жившей под лучами Сталинской Конституции, недоверие норвежца было непонятно.
— Познакомится ближе, увидит все сам, — решили моряки, оставив Мартинсена при всех его сомнениях.
Мартинсен же смотрел и думал.
В труде, учебе проходили будни плавания. 4 января на горизонте показались Канарские острова.

Родина канарейки
Велико было удивление жителей Канарских островов, когда сюда прибыла советская антарктическая китобойная флотилия. Они подплывали вплотную к бортам китобойцев, щупали их, зачем-то стучали, спорили о чем-то между собой.
- Это действительно советские суда? — спрашивали они у моряков, и, не ожидая их ответов, снова горячо спорили. Один из них взмахивая газетным листом, азартно доказывал что-то, указывая пальцем на суда.
Стала проясняться причина их споров. Окончательно все объяснил тот лодочник, что держал газету. Он крикнул:
— Недавно здесь были американские и английские суда. Мы у них достали газеты. Во многих из них написано, что Советы направляют китобойцев в Антарктику и что их экспедиция обречена на провал. Так вот мы спрашиваем: «Вы настоящие советские люди или подставные, наемные китобои?».
— Смотрите сами, — смеясь, крикнул в рупор руководитель флотилии, известный всему миру полярник капитан Воронин. Потом он добавил: — Очевидно, у англичан и американцев газеты не в ладах с правдой.
Канарцы смотрели с утра до вечера на советские судна, несмотря на то, что полиция их все время разгоняла. Мы же использовали краткую стоянку для дальнейших приготовлений, а также знакомились с жизнью и природой Канарских островов, принадлежащий франкистской Испании, этот архипелаг состоит из семи крупных и шести малых островов. Они утопают в тропической растительности. Над архипелагом тучами носятся канарейки. Неизвестно, носят ли они свое имя от названия островов или наоборот, но известно, что острова являются родиной этих птиц. Архипелаг был завоеван испанцами в 1478 году. Эта дата и является началом распространения в мире канарейки, красивой птицы. Из маленькой когда-то негритянской деревушки вырос большой административный центр Санта-Крус
Канарские острова знамениты многим. С 17 века меридиан, проходивший по западной оконечности острова Ферро, считался за начальный. Только много спустя он был заменен Гринвичским. Климат здесь сухой, здоровый и теплый.
На Канарских островах растет знаменитое драконово дерево, имеющее тысячелетнюю историю. Оно росло в Европе еще в третичный период. Драконовы деревья сохранились только здесь. Живые исполины имеют гигантские стволы высотою до 20 метров. Конусообразными пирамидами возвышаются они над холмами островов. На могучих ветвях пучками усажены зеленые листья, похожие на обнаженный меч. Радиальная от ствола во все стороны разбросанность ветвей, украшенных частым листом, создает драконову дереву форму гигантского гриба. Драконовым деревьям дают возраст примерно в 6. 000 лет Смола дерева получила название «Драконовой крови», которая применялась для бальзамирования трупов и т. д.
Здесь, на Канарских островах, мы наблюдали также охоту на больших черепах. Жизнь островитян, несмотря на прекрасные природные условия, крайне нищенская. Фашистский последыш Франко выкачивает из них все, — а взамен дает полицию, тюрьмы. Обидно и досадно было видеть, как живут эти колониальные острова. С чувством горечи мы покидали эти прекрасные природой, но несчастные жизнью острова. И тем приятнее, радостнее было вспоминать о нашей любимой Родине.
— Приветствуем тебя, наша советская страна!...
Мы продолжали движение к югу.

Дальше на юг
Все ниже и ниже к экватору, все ближе и ближе к цели шла наша флотилия. В воздухе стояла необычайная духота. Огромные, необъятные глазом, дали океана казались гигантским прудом, такая мертвая тишина царила здесь. Толька мелкая (сравнительно, конечно) волна тревожила его.
Во главе флотилии шел флагман «Слава», ведомый известным всему миру советским моряком — полярником Ворониным. В кильватер флагману на равных расстояниях шли восемь китобойных судов. Назначение судов флотилии узнается по многим внешним признакам. Вот матка «Слава». Это гигантское китобойное судно водоизмещением в 28 тысяч тонн, имеет оно две дымоходные трубы с поперечным расположением в кормовой части. Все надпалубные сооружения расположены с максимальным удобством для разделки китовых туш. «Слава», как говорится, многоэтажное судно, одних палуб на нем три. О ее размерах говорит и осадка — 36 футов. Две главные машины позволяют «Славе» развивать скорость до 12 узлов. А большая скорость — чрезвычайно важное условие успеха плавания в Антарктике. Вы спросите почему? На это ответят главы, посвященные непосредственному бою китов.
И так «Слава» имеет на носу пост управления, с капитанского мостика можно глазом, вооруженным биноклем, обозревать большой район моря. Техническое название «Слава» имеет на первый взгляд странное— матка. Но она действительно в лаконичной форме характеризует ее назначение. На «Славе» хранятся основные запасы флотилии, на ней расположен большой пловучий завод по обработке китовых туш, состоящий из нескольких цехов: растопки китового жира, выпуска консервов, помола муки из китовой кости и т. д. Несмотря на то, что весь процесс работы завода механизирован, в нем участвуют 250 рабочих. Это говорит о размерах завода.
Матка снабжена новейшей электронавигационной аппаратурой, радиолокаторной установкой, позволяющей за 40—50 миль при тяжелых условиях дня и ночи определять встречные на пути острова, айсберги, суда.
Китобойцы — это не менее совершенные суда. Они имеют мощные машины, новейшие навигационные приборы, радиопеленгаторы, они развивают скорость до 15 узлов. Китобойцы имеют прекрасные мореходные качества и способны переносить сильнейшие океанские штормы. Тогда на них герметически закрываются все входные люки и судно ложится в дрейф против волн. Даже если через низкую палубу судна будут перекатываться штормовые волны, жизнь в нем будет продолжаться нормально.
Вооружен китобоец гарпунной пушкой, устройство которой весьма сложно.
Внешне она похожа на артиллерийскую пушку, снаряд ее — гарпун — представляет металлический стержень с острием на конце. Гарпун несет за собой трос. Когда он попадает в кита и проникает в него, привинченная: у острия чугунная бомба взрывается и ранит жертву. В стенах гарпуна имеются лапы, которые после взрыва бомбы под действием пружины расходятся. В таком положении гарпун становится похожим примерно на морской якорь. Вырвать гарпун кит, благодаря лапам, никак не может.
Китобоец снабжен также сложным устройством для буксировки кита.

Остров Вознесения
«Слава» и ее восемь детей-китобойцев приближалась к экватору. Флотилия бороздила безбрежные просторы Атлантики. У самого экватора океан представлял из себя область застоя, где, казалось, всем ветрам пути закрыты. Плавно и безмятежно уходили в одном направления пологие валы мертвой зыби. Безветрие уступало дорогу зною, поглощавшему все силы и влагу организма.
Появилась масса летучих рыб. То слева, то справа из глубины океана стремительно поднимались их стаи. Они проносились на расстоянии двухсот—трехсот метров и снова исчезали. Вот одна из стай летит прямо на судно и две рыбы находят себе гибель, натыкаясь на кормовую мачту. Тропическая жара нарушила всё расписание трудового дня на судах. Никто из моряков не мог находиться в судовых помещениях — все перебрались на верхние палубы под натянутые брезентовые тенты. Палубы приобрели необычный вид и теперь походили на крытые рынки восточных стран, где люди прячутся от палящих лучей солнца под огромными зонтообразными укрытиями. Одеждою моряков были только трусы. Каждый стремился быстрее выбраться из трюма, выпить глоток воды, быстрее бежать под душ, работавший круглые сутки, затем снова под тент, и снова под душ.
Нас все время сопровождают стаи атлантических хищников — акул. Всякая попытка купанья может кончиться плохо. Об этом знают уже все, знают даже те смельчаки, которые на набережных Невы обещались «непременно покупаться на экваторе». В непосредственной близости от судов то появляются, то исчезают дельфины, похожие на черноморских.
11 января в 15 часов 30 минут сигнальные флаги, взвившиеся на мачтах флагмана, возвестили судовым экипажам о пересечении флотилией невидимой линии экватора. Раздались протяжные гудки на всех судах.
Итак, мы на экваторе. Идем дальше на юг.
После трехсуточного плавания уже в южном полушарии мы подходили к острову Вознесения, 447 лет назад открытому португальскими мореплавателями. 118 лет назад к этому безводному тогда острову подошли суда английских колонизаторов. Они высадили на берег группу негров-невольников, которые и основала первое поселение Джордж-Таун. Теперь это уже не деревушка, а значительный порт, через который проложены с африканского побережья в Южную Америку подводные телеграфные кабели. Экватор наделил остров буйной тропической растительностью. Здесь развито скотоводство, овощеводство. Большинство жителей острова — негры, много также здесь высланных из Англии преступников.
При подходе флотилии к острову, флагмана приветствовал «губернатор» — уполномоченный империи британского льва. Как позже мы узнали, сам губернатор попал сюда за какие-то провинности. Сей всемогущий островной властелин исполнял и занимал много должностей: он и управитель острова, он и судья, и учитель, и доктор, и радист, и фармацевт, и. т. п.
С рейда виднеется высокая усадьба, утопающая в зелени. Сквозь листву пробивается черепичная крыша. Это — резиденция губернатора. Слева и справа вдоль берега теснятся низкие с плоскими крышами из вулканического туфа строения. Похожие на каменные норы, они являются жильем для простонародья. Жители острова ужасно нищи. Они оборваны, единственный выходной костюм у счастливчиков — английская дунгри — изношенная морская форма. Большинство же одето в разноцветную рвань. Основными статьями дохода жителей острова Вознесения, или как его называют англичане — Аксенчелл, является рыба, продукты животноводства и овощи. В рыбном промысле видное место занимает охота на черепах, которые здесь доходят до 300 кг весом. Для нас были большим удивлением и местные метровой длины огурцы.
Английские колонизаторы всеми способами поддерживают на острове проклятые традиции рабства. Ни о какой культуре там и речи вести нельзя. По самым отрывочным и совершенно искажающим действительность источникам жители узнают о происходящих в мире событиях. О войне, в которой участвовали едва не все страны мира, они почти ничего не знают.
Жители впервые слышали русскую речь. Наши моряки, знавшие английский язык, рассказывали им о существовании на свете страны, где нет таких «губернаторов», где все равноправны, где появление в семье ребенка — счастье, а не горе, как у них. Слушавшие принимали это как, легенду — ведь они ничего не знают об СССР, не знали даже, есть ли такая страна в мире. Единственное, что знают все, от мала до велика, это — «все моря и земли — английские. Весь мир — английский», — твердили они.
Нужда — страшный спутник населения острова, носящего столь романтичное название. Все лучшее, что есть, жители привозили к нашим судам, выпрашивая обменить свои товары — рыбу, огурцы, черепах на куски старого брезента, обрывки веревок, бумаги и т. д. Несчастный народ беззащитен от болезней и эпидемий. Сам губернатор признался: «На острове больше умирает людей, чем рождается».
Страшная трагедия — так можно назвать жизнь этих подданных английской империи.
С каждым годом здесь все хуже и хуже. Вымирающий остров, — сказал бывавший здесь много раз Мартинсен, когда мы отплывали от острова. Он еще больше замкнулся в себе, но мы чувствовали, что Мартинсен уже кое-что стал понимать в жизни, которая его раньше интересовала только тем, что в жизни есть море и киты.

Хищник океана
За несколько часов до отхода от острова, моряки с китобойцев занялись охотой на акул, которые стаями бродили вокруг острова. Для этого были откованы десятки самодельных крючков. Привязав крючки к крепким концам (тросам) и, насадив приманку из тухлого мяса и рыбы, моряки бросали их навстречу подплывающим хищникам. Акулы немедленно набрасывались на добычу. Каждая из них, прежде чем схватить приманку, переворачивалась вверх брюхом, стараясь схватить добычу.
Первая акула, которую нам удалось поймать, была трехметровой длины. Мясо ее было сварено в котле и на вкус оказалось неприятным.
Акула — опасный и настойчивый хищник. Свою жертву она не оставит, даже если ей самой грозит опасность. С китобойца «Слава-3» железный крючок с приманкой был сброшен навстречу одной большой акуле, подплывшей к борту. Она хватала свою добычу, но в ту же минуту моряки брали конец троса и с силой вырывали из пасти акулы железный крючок. С пораненной пастью хищник, отплывал на несколько метров от судна, но потом снова набрасывался на добычу. Так происходило трижды, пока акула не была вытащена на палубу.
Здесь мы проверили одну старую теорию рыболовов о том, что акула не имеет способности находить добычу без посторонней помощи. Рыболовы утверждают, что акулу к добыче всегда ведут ее собственные «лоцманы». И вот здесь, в прозрачной воде океана, мы наблюдали интересные детали, Действительно, впереди акулы мы видели пару рыб, величиной с нашу корюшку, которые быстро плыли к, тому месту, где находилась приманка с железным крючком. Следом за ними шла акула. Маленькие рыбки словно указывали путь своему покровителю — хищной акуле. Подплыв к добыче, рыбки вдруг бросались в стороны, а акула набрасывалась на добычу. Когда акула стала жевать тухлое мясо, рыбки снова подплыли к акуле и у ее пасти подбирали выпавшие крохи... Очевидно, это и были «лоцманы», с помощью которых акула находит себе добычу. Мы заметили — рыбки имеют большую силу обаяния. Характерно, что здесь наблюдалась взаимная выгода в овладении добычей. И акула, и маленькие рыбки были одинаково хищны и предприимчивы.
Маленькие рыбки-«лоцманы» имели еще одну интересную способность — присасываться к брюху акулы. Когда мы вытащили акулу, на ее брюшине была такая присосавшаяся рыбка. По всей вероятности, они присасывались к своему хищному покровителю и кормильцу во время больших переходов и выходили на «лоцманскую службу» только в тот момент, когда поблизости появлялась добыча, на которую они и наводили акулу.

Последние приготовления
Теперь мы шли океаном от экватора на юг, взбираясь на «вершину» Антарктики. После двухсуточного плавания, за время которого мы удалились весьма значительно от экватора, флотилия прошла мимо одинокого острова Атлантического океана, носящего название Святой Елены. Остров отстоит от западного побережья Африки на 1.863 километра Наибольшая его возвышенность — 818 метров над уровнем океана. Остров своим основанием уходит далеко в глубь океана и представляет из себя вершину некогда поднявшегося из глубин вулкана. Эта вершина обмыта сильными штормами, и образовавшиеся берега острова представляют собой вертикальные обрывы над морем, доходящие от 160 до 300 метров высоты. Остров очень редко посещается морскими судами, и жители его являются настоящими пленниками природы. Нищий, несчастный остров знаменит только тем, что сюда в маленький населенный пункт Джемстаун в 1815 году был сослан Наполеон, который и умер на острове в 1821 готу.
Стало более прохладно. По океану норд-ост гнал волны с силой трех баллов. Экипажи китобойцев заканчивали все ремонтно-восстановительные работы и с нетерпением ждали начала боя китов. Последней нашей остановкой был архипелаг Тристан-де-Кунья, которого мы достигли 22 января. Открытие архипелага португальскими мореплавателями относится к 1506 году. Административный центр Эдинбург невелик, здесь живет 198 человек. Архипелаг находится как раз на середине морского пути от мыса Доброй Надежды до Южной Америки. Большинство его островов необитаемо. На Архипелаге Тристан-де-Кунья мы встретили те же условия жизни населения, что и на острове Вознесения — такой же британский губернатор, то же бесправие и нищенство. Знамениты эти острова, омарами — крупными, доходящими до четверти метра в длину раками.
Здесь мы сделали последние приготовления к началу китового промысла. Было приведено в боевую готовность вооружение китобойцев, усилилась вахта и наблюдение за морем
Теперь от нас далеко, далеко осталось наше, хорошо знакомое северное небо, с его самым знаменитым в астрономии путеводителем - Большой Медведицей. Сейчас нашим штурманам астрономические наблюдения пришлось производить по созвездию Южного Креста, яркие звезды которого ночью были хорошо видны.
Мы входили в непосредственную близость с районом китового промысла. Стали встречаться первые айсберги.

Первый кит
27 января радиолокатор «Славы» отметил далеко на горизонте приближение первою айсберга. Айсберги — эта гигантские льды, обламывающиеся у крутых побережий Антарктиды. Они, постепенно устремляясь по радиальным линиям от южного полюса в теплые воды, способствуют образованию местных течений и являются вестниками вступления в Антарктику — суровую область, прилегающую к собственно Южному полюсу — Антарктиде — материку размером в 14 миллионов кв. километров. Материк вечно закрыт гигантским ледником толщиной до 2—3-х километров. С течением времени кромка их обламывается у океанов, образуя плавающие айсберги. К Антарктиде прилегают Тихий, Атлантический и Индийский океаны. Лето в Антарктике суровое. Она открыта со всех сторон для ветров, заставляющих ее гигантскую акваторию постоянно пениться в океанских штормах. Даже в летнее время температура здесь не превышает нуля.
Итак, температура значительно понизилась. На палубах судов люди уже были не в трусиках, а в морских теплых робах. С южной стороны к нам пришли прохладные ветры. И хотя декабрь, январь и февраль в Антарктике — самые теплые летние месяцы, мы ощущали такое «лето», которое можно сравнить с суровой осенью в Финском заливе.
Команды теперь жили в судовых помещениях, кое-кто облачился даже в ватные костюмы. 28 января на горизонте показалось много гигантских плавучих льдов — айсбергов. Появилась масса пернатых Антарктики: голубей, чаек, на кромках айсбергов восседали жирные пингвины. Далеко на горизонте вооруженному глазу уже виднелись, хотя и еще редкие, но большие фонтаны водяных столбов — верная примета китовых стай.
В этот день китобоец «Слава-5» на 58 градусе южной широты и 11 градусе западной долготы обнаружил и удачно убил первого кита финвала, весом в 130 тонн. По сему поводу состоялись торжественные радиопередачи, митинги, выпущен специальный номер печатной газеты, получены поздравительные телеграммы и взяты новые социалистические обязательства на весь период китобойного промысла.
Прохладные ветры, штормовая погода, наличие плавающих айсбергов, появление то тут, то там целого леса водяных фонтанов — Все это становилось теперь обычным и не вызывало особого удивления. С Антарктикой экипажи осваивались быстро. Приняв запасы горючего и продовольствия, а также соответствующие указания со «Славы», китобойцы вышли на промысел, рассредоточившись на 100—200 миль друг от друга. База «Слава» держала постоянную связь с китобойцами и лежала в дрейфе.
В Антарктике стояло лето южного полюса,
29 января на рассвете, на большом расстоянии от китобойцев, показалось значительное количество фонтанов. По величине их можно было судить о размерах китов. Отдельные из них достигали высоты до 12—15 метров.
В 8 часов утра китобоец «Слава-3» вышел в преследование китовой стаи. Он настиг ее и стал преследовать, включив машины на полные обороты. Машинисты-стахановцы Ляпин и Гузеев в течение всего преследования кита держали пар строго на марке. О начавшемся преследовании китов капитан решил немедленно сообщить на матку «Слава».
Тут произошло недоразумение, насмешившее всех. Мартинсен, узнав о намерении капитана, немедленно выбежал ему навстречу и начал уговаривать «не делать неразумного шага...»
— Мы убьем больше китов, будет больше прибыли, а китобои получат больше крон. Из опыта знаю, не делайте этого, нам лучше будет, - настаивал он.
На палубе раздался хохот. Наблюдатель Лустов, громко смеясь, подбежал к норвежцу.
— Эх ты, конкуренция, какие кроны, какие прибыли... Ведь у нас нет компаний, говорили же тебе, ну и непонятливый.
Затем все снова, стали рассказывать норвежцу, почему все советские китобои заинтересованы в том, чтобы убить больше китов.
Скорость китобойца доходила до 14,5 узлов. Такая скорость судна удерживалась в течение всех полутора часов преследования стаи. Сперва судно отставало, так как кит, выбранный экипажем как цель, развивал скорость 19 миль в час. Но затем кит начал уставать и судно все приближалось к гигантскому животному, то погружавшемуся в воду, то всплывавшему, чтобы вдохнуть воздух. Животное обнаруживало себя огромными столбами фонтанирующей воды.
Перед китобойцем возникли три огромных кита. Заметив опасность, они также стали часто нырять, меняя направления своего бегства. Мы переключились на них. Наблюдатель, находившийся на мачте все время, указывал путь преследования. Погоня продолжалась долго. Наконец, нам удалось приблизиться к стае китов на расстояние 120 метров. Но и сейчас все три кита держались стадности, не покидая друг друга. Стадность их — единственное средство защиты от страшной для них касатки...
Киты, видно, сильно устали. Они чаще стали фонтанировать и значительно сбавили ход. При скорости 15 узлов нам, наконец, удалось на курсовом углу левого борта подойти к одному из китов на расстояние 45 метров. Вся команда была на своих местах, и четко несла вахту Старый, опытный гарпунер находился у своей пушки, готовый при первом же появлении животного на поверхности океана, послать в него смертоносный гарпун.
Стрельба из гарпунной пушки — большое искусство. О сложности работы стрелка-гарпунера говорят простые факты: только на четыре-пять секунд появлялся кит на поверхности океана, чтобы вдохнуть свежего воздуха, затем снова уйти на глубину, спасаясь от опасности.
Как только кит показал свою гигантскую спину, гарпунер дал выстрел, и огромный гарпун, за которым потянулся длинный хамплин, через мгновенье врезался в правый бок, животного...
Глухой отдаленный гул, судорожные рывки троса и огромное животное уходит на глубину, натягивая удерживающий его трос, животное напрягает все усилия, чтобы вырваться, но это оказывается уже невозможным. Мощные стальные лапы гарпуна после взрыва снаряда удерживали его изнутри, причиняя страшную боль. Кит натягивает трос с такой силой, что даже буксирует за собой судно, но, однако, ему не удается вырваться.
Китобои в этот момент травят свой трос на расстоянии 500—600 метров, а судно, с помощью «буксирной тяги» — кита и собственных винтов медленно идет за смертельно раненым животным.
Но вот наблюдатель с мачты показал, что кит нырнул влево. Еще через несколько минут слева по борту показались огромные кровяные столбы — раненое животное выдыхало кровяной столб высотой до 10 метров.
Теперь не уйдет! — кричал гарпунер.
Не уйдет! — вторили голоса на палубе.
Моряки начали выбирать хамплинь, видя усталость раненого животного. Кит делает все чаще кровяные фонтаны, но все медленнее натягивает крепкий хамплинь. Снова рывок, судорожное натяжение хамплиня, и снова киту дают возможность «уйти», кажется, в последний раз на расстояние 100—150 метров.
В сознании опасности животное бросается в последнее бегство. Кит ныряет в глубину, при появлении на поверхности старается ударом хвоста оборвать хамплинь, ныряет под судно, но оборвать, удерживающие его «вожжи» ему не удается. Усталость смертельно раненого кита все явственнее — теперь кровяные фонтаны показываются все чаще и чаще, они встают над океаном, как красные гейзеры.
Измученное и обессиленное животное теряло последние силы. Сейчас оно было от китобойца на расстоянии 20 метров. Так как первый выстрел был не совсем удачным, гарпунер делает следующий, последний выстрел. Огромный финвал выбрасывается на поверхность океана, а затем с перевернутой вверх брюшиной недвижно плюхается в воду.
Кит мертв.
Его буксируют к борту, в хвостовой части прорезают два отверстия и берут на стропы. Обрезаются части хвоста и выбрасываются за борт — дань морю.
Теперь морское животное у борта китобойца. Моряки пробивают огромным пустотелым копьем тело кита и с помощью судового компрессора накачивают его воздухом. Туловище кита теперь совсем поднялось из воды, оно похоже на бочку. Его берут на стальные тросы и буксируют к базе «Слава», которая примет кита на борт. Здесь начнется обработка туши, из которой китобои натопят много тонн пищевого жира, выработают высококачественные консервы, из костей кита изготовят кормовую муку, будет также извлечен ценный китовый ус.
Богат и почти неиссякаем район Антарктики этим высокопродуктивным океанским животным. Китовые стаи приходят в прохладные воды Антарктики в летний период — с декабря по март. Влечет сюда китов из умеренных поясов наличие богатейшего планктона — основного питания китов. Планктон в Антарктике — это концентрированная масса мелких океанских мягкотелых рачков, длиною в 2—3 сантиметра.
Огромные площади океана усеяны планктоном, заставляющим светло-голубые воды океана менять даже свой цвет. Если зачерпнуть обыкновенной кружкой забортной воды, то в ней оказывается таких рачков до 10 штук — так много их здесь. Вот киты и приходят сюда, как говорится, на кормежку.
Кит — древний житель морей и океанов. Он является сейчас самым большим животным на нашей планете. Распространение влияния человека и перемена в миллионолетиях геологической карты мира заставили этого исполина перебазироваться в Антарктику и районы, прилегающие к Северному Ледовитому океану.
В доисторические времена киты водились там, где сейчас тянутся Кавказские горы, долины и равнины благодатного края, где зреют виноградники, фруктовые сады, раскинулись бескрайние пшеничные поля. Пятнадцать миллионов лет назад здесь бушевали штормы безбрежного Сарматского моря. В его водах жили бесчисленные китовые стаи, которым тогда не угрожала гарпунная пушка.
Недавно советские геологи в Кабристанской низменности на Кавказе обнаружили в отложениях Сарматского моря близ горного селения Кабулы полный скелет ископаемого кита.
Прошли миллионы лет. Изменился мир, изменилась и жизнь китов. Теперь на китовый промысел китобои ходят в высокие широты южного полюса и в районы, прилегающие к Ледовитому океану.
Интересна жизнь кита. Она уже достаточно изучена китобоями Европы и Америки. Норвежские китобои рассказывают, что им удалось проследить период рождения молодых китов.
В теплых водах Австралии, когда самка рожает детеныша, китенок, уже будучи в воде, находится еще «связанным» с матерью через пуповину, питавшую
Каждый заблуждается в меру своих возможностей.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Китобойная флотилия

Сообщение [ Леспромхоз ] » 11 Ноябрь 2008 01:45

Одесские китобои отмечают юбилей
http://www.podrobnosti.ua/podrobnosti/2007/01/06/383587.html
06 января 2007 | 21:06

Ровно 60 лет назад в Советском Союзе была создана первая китобойная флотилия "Слава". Юбилей в эти дни отмечают в Одессе - колыбели отечественного китобойного промысла.

Первая плавбаза "Слава", построенная еще в 20-е годы, досталась нам от немцев после войны. С тех пор и началась вахта советских китобоев в водах Антарктики. Позднее на украинских верфях сконструировали такие суда-гиганты, как "Советская Украина", "Восток" и десятки других. Флотилия находилась в море по семь-девять месяцев, причем условия труда команд были очень тяжелыми.

Гарпунеры были настоящими богатырями. Вес снаряженного гарпуна достигал ста килограммов . И его нужно было зарядить в орудие, на скользкой палубе китобойца порой в девятибальный шторм.

Наши моряки были единственными, кто не прекращал промысел даже во время урагана.

Василий Прокофьев, сын китобоя:

- Шахтеры, имеющие за спиной десять-пятнадцать лет работы в угольных забоях, приходили на китобойную флотилию и не выдерживали этих очень изматывающих работ.

Из полутора тысяч моряков, которые уходили в рейс, не возвращалось около 20-ти. Людей хоронили прямо в океане. Тем не менее, флотилия перевыполняла план и приносила стране десятки миллионов долларов прибыли. Только в Японию ежегодно экспортировали китового мяса на пятьдесят миллионов.

Валентин Куницкий, ветеран китобойного флота:

- Когда приходила китобойная флотилия, ее встречала вся Одесса. Все суда, стоящие в Одессе, гудели, встречали салютом. В общем, очень торжественно было, и праздник для Одессы.

Китобойный флот исчез вместе с Советским Союзом. Украинские судоверфи, где умеют создавать такие суда, заказов больше не получают. А нашу квоту на китобойный промысел, а значит и прибыли, делят между собой японские и норвежские моряки.


Подробности-ТВ, Юрий Селиванов
Каждый заблуждается в меру своих возможностей.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Китобойная флотилия

Сообщение [ Леспромхоз ] » 11 Ноябрь 2008 01:49

БЕЛАЯ АКАЦИЯ ЦВЕТЕТ НА СТАРОМ АРБАТЕ

Во времена повального увлечения прославленными мюзиклами «конотопского разлива» по меньшей мере, странно увидеть на сцене «Театрального института имени Бориса Щукина, казалось, забытую и уж вовсе не актуальную пятидесятитрёхлетнюю советскую оперетту „Белая акация“. Конечно, прекрасную музыку Исаака Дунаевского время от времени можно ещё услышать, особенно в Одессе, где песня стала гимном города.

„Я вижу везде твои ясные зори, Одесса.
Со мною везде твое небо и море, Одесса.
И в сердце моем ты всюду со мной,
Одесса, мой юрод родной!“

Владимиру Иванову удалось, не изменив по сути либретто, которое и пятьдесят лет упрекали в легковесности, создать искромётную музыкальную комедию, остроумно вложив в уста персонажей ремарки либретто. Такая ненавязчивая условность придала слишком прямолинейным характерам героев пятидесятых приятный шлейф дружеского шаржа. Одесса и юмор вообще, а в частности умение смеяться над собой, — понятия неразделимые.

Сейчас о „Белой акации“ можно сказать, что это был социальный заказ. Несомненно. Либреттист Михаил Червинский был фронтовиком и одесситом, ему хорошо были известны многие детали походов китобойной флотилии.
Немецкая китобойная флотилия „Слава“ была передана СССР в 1946 г. в качестве контрибуции после Великой Отечественной войны. Позднее на верфях страны сконструировали суда — гиганты — „Советская Украина“, „Восток“ и другие. Флотилия находилась в море по семь — десять месяцев. Гарпунерами могли стать только настоящие богатыри — вес снаряженного гарпуна достигал ста граммов, и его нужно было зарядить в орудие на скользкой палубе китобойца, часто в условиях шторма — Арктика . Из полутора тысяч моряков уходивших в рейс, не возвращались как минимум человек двадцать. Людей хоронили в океане. Флотилия всегда перевыполняла план и приносила стране десятки миллионов валютной прибыли.....

Дарья Звягина, 18.02.2008
http://www.vakhtangov.ru/onstage/actors/ivanov/11713/

Иод что-ли им прописывать, для мозгов?
:(
Каждый заблуждается в меру своих возможностей.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Китобойная флотилия "Слава"

Сообщение Иван Кукушкин » 13 Август 2009 23:28

 51_11.jpg
Обложка журнала "Знание-Сила" 11/1951
http://www.znanie-sila.ru/covers/bigcover_51_11.html
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11527
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Китобойная флотилия "Слава"

Сообщение Иван Кукушкин » 09 Март 2010 21:29

 Слава.jpg
Библиотека Ивана Паролова на сайте "Морфлот СССР"
Слава. Записки советских китобоев. / Одесское областное издательство. 1952 г.

Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11527
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Китобойная флотилия "Слава"

Сообщение Иван Кукушкин » 29 Март 2010 17:24

 TM-1952-07-p0021.jpg
 TM-1952-07-p0022.jpg
 TM-1952-07-p0023.jpg
 TM-1952-07-p0024.jpg
"Техника-Молодежи" №7 1952 г.

Завод в Антарктиде
В. Иванова, участнице четырех рейсов китобойной флотилии «Слава»
Рис. А. Катковского


СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

В течение многих столетий Антарктика хранила от человечества свои тайны.

Редкие корабли смелых исследователей, пытавшихся проникнуть в запретные области, встречали чудовищные двенадцатибальные штормы; дрейфующие ледяные поля, смыкаясь, схватывали их железным нерасторжимым объятием; в непроглядном тумане белыми призраками скользили гигантские айсберги, столкновения с которыми слишком часто кончались гибелью смельчаков.

Паруса русских кораблей первыми прошелестели у берегов Антарктического материка. В январе 1820 года экспедиция на судах «Восток» и «Мирный» под командованием Ф. Ф. Беллинсгаузена и М. Н. Лазарева открыла остров Петра I и Землю Александра I. Русские открыли Антарктиду и положили начало исследованию Антарктики. Научные записки участника экспедиции профессора Ивана Симонова, отчеты Фаддея Беллинсгаузена и Михаила Лазарева сорвали покров тайны с Антарктики и вызвали во всем мире огромный интерес к Южному полюсу Земли.

Царское правительство не сумело использовать открытия русских моряков в Антарктике, и плодами их самоотверженной работы воспользовались иностранцы.

Норвежские, английские, германские, голландские и американские китобои хлынули в Антарктику и стали хищнически истреблять китов. Добычей китов занимались 41 китобойная флотилия и б береговых станций. С 1905 по 1945 год I в Антарктике было убито 680 тысяч китов. Империалистические государства извлекали из китобойного промысла огромную выгоду.

Например, Англия в течение ряда лет обеспечивала за счет китового жира потребность населения в маргарине на 46 процентов и лярде — на 28 процентов.

Россия начала китобойный промысел в Северном Ледовитом океане еще при Петре I, когда на Мурмане, в поселке Кола, была создана первач китобойная база.

В конце прошлого столетия китобойным промыслом на Дальнем Востоке стал заниматься капитан Дельмов на пароходе «Геннадий Невельской». Царское правительство не оказало поддержки ценной инициативе, и китобойный промысел в России почти не развивался. Только после Великой Октябрьской социалистической революции в Советском Союзе в годы первой сталинской пятилетки была по инициативе товарища Сталина организована первая китобойная флотилия «Алеут». Эта флотилия до сих пор ведет китобойный промысел в северном полушарии: у берегов Камчатки, у Курильских островов. Однако флотилия «Алеут» приступила к промыслу, когда наиболее ценные породы китов в северном полушарии были хищнически истреблены. В настоящее время все китобойные флотилии добывают в этом районе не более 3 тысяч китов в год.

В 1946 году, в декабре, впервые вышла в Антарктику на промысел новая советская китобойная флотилия «Слава».


КИТЫ

Синие киты, на которых мы охотились в Антарктике, это самые большие животные в мире.

Туша такого кита имеет длину до 30 метров и весит до 130 тонн.

Один язык весит 3 тонны, сердце 700 килограммов. Когда-то считали кита рыбой, но кит — это большое млекопитающее, приспособившееся в течение многих тысячелетий к жизни в водах полярных океанов.

Он дышит легкими и вскармливает своих детенышей молоком. Самка кита раз в два года приносит китенка длиной метров в семь и весом около 7 тонн. Такому китенку нужно в сутки 300 литров молока.

Плавают киты очень хорошо. Короткие л широкие плавники служат им рулями глубины, могучий двухлопастный хвостовой плавник выполняет роль пароходного винта. Взрослый кит развивает скорость до 40 километров в час. Фонтаны, выбрасываемые китами на высоту до 12 метров, состоят из мельчайших частиц воды и пара.

В пасти синего кита — целый частокол из длинных роговых пластинок, — так называемый китовый ус, служащий ему для процеживания воды, из которой он таким образом вылавливает планктоновых рачков (черноглазок). Кит поглощает за сутки не менее тонны таких рачков. Имея огромную пасть, в которой легко может поместиться лодка с гребцами, кит имеет в то же время такую узкую глотку, что не может проглотить большую рыбу.

Живут киты до 20—30 лет. Обычно они плавают группой в 5— 6 штук, но бывали случаи, когда мы наблюдали стада китов и в несколько сот штук.

Кит-самец обычно плавает вместе с самкой и детенышем, которых он всячески оберегает от нападения хищников. Если самка погибает, то самец не уходит от самки и мечется вокруг ее тела. Когда же бывает убит самец, то самка с детенышем спасается бегством.

Однажды мы наблюдали интересное зрелище нападения касаток на китов. По размерам касатка в три раза меньше кита, но имеет острые зубы и большую скорость хода. Преследуя китов, эти хищники вырывают части тела кита, уничтожают детенышей.

Стоит нескольким касаткам показаться среди китов, как киты быстро начинают уходить от них.

У кита хорошо развит слух: он слышит на расстоянии до 7 километров, причем даже под водой киты подают друг другу звуковые сигналы.


ОХОТА НА КИТОВ

В недалеком прошлом, еще в конце XIX столетия, охота на китов была сопряжена с большой опасностью для жизни человека. Охота велась с парусных ботов, при помощи ручного гарпуна и пики. Приблизившись на расстояние 15—20 метров к киту, китобой старался попасть под грудной плавник гарпуном, к которому был прикреплен трос. Раненый кит зачастую сутками таскал за собой утлое суденышко китобоев. Нередко этот поединок человека с китом заканчивался трагической гибелью китобоя.

В наше время охота на китов ведется с небольших судов-китобойцев, водоизмещением до 500 тонн, имеющих скорость хода до 26 километров в час.

Как только марсовый матрос обнаружит фонтаны, китобоец старается подойти к киту на расстояние 20—30 метров. На носу китобойца установлена специальная пушка. Снаряд, которым она стреляет — так называемый гарпун, — снабжен гранатой, взрывающейся при попадании в кита. К гарпуну прикреплен нейлоновый трос длиною до 1000 метров. Трос проходит через систему амортизационных блоков, находящихся в промысловом трюме китобойца.

Если кит не убит с одного выстрела, то раненое животное ныряет и спасается бегством, развивая скорость до 40 километров в час и мощность до 1700 л. с. Загарпуненный кит * может часами таскать за собой китобойца, пока не обессилеет от потери крови. Но обычно, как только кит вынырнет на поверхность, дается дополнительный выстрел, и кита убивают.

У нас был случай, когда раненый кит, вместо того чтобы спасаться бегством, дважды бросался на китобойное судно, ударом головы сделал вмятину в корпусе и согнул концевой вал.


КИТ НА «СЛАВЕ»

В теле убитого кита пикой делается отверстие, через которое, для того чтобы туша не потонула, нагнетается при помощи компрессора сжатый воздух.

На китобазе «Слава», куда китобоец прибуксировывает убитого кита, в кормовой части судна имеется слип, представляющий собой наклонную поверхность, нижняя часть которой опускается в океан, а верхняя ведет на кормовую разделочную палубу китобазы.

Кита подтягивают к слипу, затем на хвостовой плавник его набрасывают 2-тонные храпцы, по виду напоминающие гигантские клещи. При помощи лебедок грузоподъемностью до 50 тонн кита втягивают на палубу, где матросы-раздельщики снимают вместе с кожей слой сала толщиною до 40 сантиметров, отделяют нижнюю челюсть вместе с китовым усом, удаляют язык. Мне приходилось наблюдать, как 11 человек матросов-раздельщиков свободно помещались в раскрытой пасти кита.

Затем китовая туша поступает на центральную разделочную палубу, где проходит дальнейший процесс обработки при помощи паровых пил. Мясо отделяется от позвоночника; сало, мясо и кости сбрасывают в жиротопенные котлы, громадные горловины которых выходят на разделочную палубу.

Часть мяса, кусками по 25—35 килограммов, поступает на «мясную линию» для изготовления кормовой муки. Печень забирают на посол.

Жир из жиротопенных котлов сливают в отстойники, а потом для очистки пропускают через сепараторы. Очищенный жир по гигантским трубам сливают в цистерны, где он хранится до возвращения «Славы» на родину. Весь раздел китовой туши занимает *.. всего 45 минут.

Мясо кита является ценнейшим продуктом. В Норвегии, Англии, Японии и других странах ег/э употребляют в пищу. Но основная часть китового мяса идет на изготовление мясного порошка, употребляемого для откорма скота. Не меньшую ценность имеет жир кашалота. В голове этого животного находится мешок, наполненный жиром, носящим название «спермацет». Из него изготовляют свечи, а также предметы косметики: губную помаду, кремы и др. Зубы кашалота заменяют слоновую кость.

Вес всех китов, добытых «Славой» за последние пять лет в Антарктике, составляет 18 миллионов пудов.

Это вес 3 миллионов свиней!


СОВЕТСКИЕ МОРЯКИ В АНТАРКТИКЕ

В первых двух рейсах «Славы» нам пришлось пользоваться услугами норвежских моряков, считавшихся лучшими китобоями в мире. Норвежцы-гарпунеры тщательно охраняли тайну своего ремесла.

Но советские моряки быстро освоили Антарктику и овладели китобойным делом. Советские гарпунеры Пургин и Зарва, имевшие опыт охоты на китов на Дальнем Востоке, обучали своих товарищей.

Когда к концу второго рейса один из норвежских гарпунеров, по существовавшей у них традиции, предоставил свою пушку для выстрела советскому матросу, считая, что это должно принести ему счастье, то произошло то, чего не мог предвидеть норвежский гарпунер. Матрос Щепицын выстрелил из гарпунной пушки и попал прямо в сердце кита-кашалота. С норвежцем едва не случился обморок от неожиданного успеха ученика.

В третий рейс в Антарктику «Слава» вышла без норвежских гарпунеров.

Все пушки находились в руках советских моряков.

Норвежские газеты единодушно считали, что у русских китобоев ничего путного не получится. «Русские не только не сумеют бить китов, но и не найдут мест скопления китовых стад», — писали газеты.

Председателе 'союза гарпунеров Норвегии Сигирд Нильсен, считавшийся «специалистом» по русским делам, писал в норвежской газете: «Норвежские китобои в течение десятков лет приобретали опыт распознавать места нахождения китов. Этот опыт является обстоятельством, от которого зависит удачная охота на китов. За последние два года русские кое-чему, конечно, научились, но они вряд ли приобрели опыт... Они вряд ли добьются чего-нибудь...» Однако советские гарпунеры Пургин, Гниляк, Зарва, Регушев-ский, Овсяников, Тупиков, Николаев и другие с честью справились с возложенной на них задачей.

Справился с нею и командный и технический состав «Славы». Если цех разделки при норвежцах разделывал максимально 13 китовых туш в сутки, то в третьем рейсе наши моряки разделывали в сутки по 31 китовой туше. В пятом рейсе мы разделывали еще более — по 40 китовых туш в сутки.


ДАЛЕКО ОТ РОДИНЫ

На обратном пути, успешно закончив китобойный промысел, советская китобойная флотилия обычно заходила в Кейптаун — один из портов Южно-Африканского Союза.

Больше всего здесь нас поражало бесправие туземного населения.

На главной улице Адерлей-стрит надписи: «Только для белых». При посадке в городской автобус вы увидите табличку: «Внизу для белых, вверху для черных». За городом есть дороги для белых и дорога для туземцев. Особенно тяжело видеть страдания детей. Голодные и оборванные, они бродят по причалам и выпрашивают подаяние. Дети ныряют на дно бухты за серебряной монетой, за кусок апельсина исполняют танец. Живут они в лачугах, напоминающих собачьи конуры.

В компании с товарищами я осматривала город. Мы шли по центральным кварталам. Светились тысячи огней реклам, шикарных ресторанов и магазинов, из полутьмы выступали очертания роскошных особняков богатых англичан.

Мягко шелестели шины дорогих автомашин, принадлежащих богатым людям. Я думала о той разнице между бедными и богатыми, между сытыми и голодными, которая так ярко бросается в глаза в этом большом портовом городе.

Какая пропасть между Адерлей-стритом и негритянскими кварталами города, где в страшной скученности и невероятной нищете живут десятки тысяч людей! И эти люди, законные хозяева своей страны, обречены на медленное вымирание...

...И как хорошо бывает на сердце, когда китобойная флотилия «Слава» возвращается к родным берегам Одессы и ее торжественно встречают десятки тысяч людей.

Звучит музыка, радушно открываются широкие двери родной страны.
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11527
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Китобойная флотилия "Слава"

Сообщение Kirindas » 29 Март 2010 20:05

 slava.jpg
такая вот брошюрка у меня есть
Аватара пользователя
Kirindas
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 807
Зарегистрирован: 08 Декабрь 2008 02:24

Китобойная флотилия "Слава"

Сообщение [ Леспромхоз ] » 29 Март 2010 20:35

:good:
ВозМожно выложить?
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Китобойная флотилия "Слава"

Сообщение [ Леспромхоз ] » 29 Март 2010 21:24

Соляник с капитанами : 3_3.jpg
Жир — стране, аттестат — жене
© Владимир Каткевич
Автор благодарит В.А. Соляник-Шилейло и В. В. Скрыпника за архивные материалы
© 2001 — 2005 The World Odessit Club, Odessa, Ukraine
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Китобойная флотилия "Слава"

Сообщение Kirindas » 08 Апрель 2010 13:48

Изображение
вроде вот книжка
А. Соляник
Рейс в Антарктику, рассказ о китобоях "Славы"
библиотека "Огонёк", №22, 1954
изд. "Правда", М

slava.rar [36.9 МБ Скачиваний: 388]
Аватара пользователя
Kirindas
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 807
Зарегистрирован: 08 Декабрь 2008 02:24

Китобойная флотилия "Слава"

Сообщение [ Леспромхоз ] » 08 Апрель 2010 14:20

:tnxman:

DOC на скорую руку (без вычитки)
Соляник А.Рейс в Антарктику.doc [150 КБ Скачиваний: 422]
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Китобойная флотилия

Сообщение account-947 » 30 Июль 2010 12:52

padsee пишет:http://www.infoflotforum.ru/index.php?showtopic=14025
Мой дед - Рожков Павел Сергеевич - капитан китобоя "Слава-3" в первом антарктическом рейсе.
Он же автор статьи о экспедиции в газете «Советская Клайпеда» №№ 149-151, 153-154, 156-162 (июнь-июль 1948 г.).

 P1020068.JPG
На всех КС впервом рейсе капитанами, гарпунерами были норвеги. Наши капитаны были лишь дублерами. Кроме двух вышеописаных должностей было еще по 4 норвежских матроса на каждом КСе. Это не к тому чтобы сказать что-нибудь плохое о Вашем деде, а просто чтобы знали правду. Информация взята из рейсовых отчетов КФ "Слава". Со второго рейса норвеги на бойцах были лишь частично, с третьего не было вовсе.
Давно собираю материал о КФ, но первый рейс у меня имеет некоторые белые пятна. Вам случайно не известны имена членов экипажа "тройки" в том рейсе? Хотя бы еще "деда". Был бы очень признателен.
account-947
 
Сообщения: 4
Зарегистрирован: 01 Январь 1970 03:00

Китобойная флотилия "Слава"

Сообщение account-947 » 30 Июль 2010 12:57

Фото "тройки"
 slava-3.JPG
account-947
 
Сообщения: 4
Зарегистрирован: 01 Январь 1970 03:00

След.

Вернуться в Полярный флот Росcии/СССР



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения