Шнеер Виталий Семенович (15.04.1930-23.09.2016)

История высоких широт в биографиях и судьбах.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Шнеер Виталий Семенович (15.04.1930-23.09.2016)

Сообщение ББК-10 » 03 Январь 2019 21:10

 Шнеер_1954.jpg
Шнеер Виталий Семенович (1930-2016)
магнитолог, Почетный полярник.

Экспедиции:
"Северный полюс-6" (1959 г. 4-я смена),
"Северный полюс-13",
КАЭ-3
и др.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5059
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Шнеер Виталий Семенович (15.04.1930-23.09.2016)

Сообщение ББК-10 » 03 Январь 2019 21:14

Городской ритм, 28 июля 2015 г.
http://троицкинформ.москва/pochyotnyj-polyarnik/

 Антарктида-Мирный-1962-год-пёс-Ребда.jpg
Почётный полярник

В квартире кандидата физ.-мат. наук Виталия Семёновича Шнеера многое напоминает о том, что он побывал на всех континентах. На полках альбомы с фотографиями и дневники из «будничной» жизни почётного полярника. Они свидетельствуют о его жизни на дрейфующей льдине в Северном Ледовитом океане, Земле Франца-Иосифа. Эти дневники – о морских походах в центральные и полярные широты всех мировых океанов, о работе в бухте Провидения и на мысе Дежнёва, о путешествиях в Кейптаун (Южная Африка), Лондон и Сан-Франциско. Обладатель этих записей – отличник гидрометеослужбы СССР, житель блокадного Ленинграда – Виталий Семёнович в этом году отметил 85-летие.

Блокадное детство

Когда началась война, ленинградскому парнишке Алику Шнееру было 11 лет. В июле 41-го он со своими сверстниками отдыхал в пионерском лагере в Лужском районе. Детей вывезли не сразу, лишь в середине июля они добрались до Ленинграда. По дороге домой их поезд несколько раз обстреливали фашистские самолёты. «Только вернувшись к маме, я почувствовал себя в безопасности, хотя впереди была блокада Ленинграда», – вспомнил Виталий Семёнович.
Но о днях блокады ему рассказывать трудно, об этом говорят его стихи: «Помню только лишь я, как у нас, на Марата собралась вся семья. У «буржуйки» сидели, ели жмыхи и клей… Бурной Ладоги волны снятся мне иногда. Как дистрофиков полны, уходили суда!»
Эвакуацию они с мамой пережили в Абакане. Как только Ленинград освободили, вернулись в родной город.

Бухта Провидения

После школы Виталий Шнеер поступил в Государственную морскую академию имени адмирала С.О. Макарова, а после её окончания в 1954 году получил назначение на гидрографическую базу самого восточного порта нашей страны – в бухту Провидения на Чукотском полуострове. Романтичную натуру Виталия Шнеера это распределение не напугало, а стало началом карьеры учёного-исследователя.
Незадолго до отъезда он встретил свою судьбу – Лидию Бычкову, когда та из Златоуста приехала в Ленинград на экскурсию. Они познакомились на углу Литейного и Невского проспектов и сразу влюбились друг в друга. По дороге в бухту Провидения Виталий приехал в Златоуст, чтобы оформить брак и забрать молодую жену с собой.
«Нас судьба свела, и мы были связаны друг с другом чувством любви и постоянной заботой друг о друге», – открыла секрет долголетней семейной жизни Лидия Александровна Бычкова. Вместе они более 60 лет, в прошлом году отметили бриллиантовую свадьбу.

Выдающийся учёный

Свой путь в науке Виталий Семёнович начал в Гидрографическом предприятии Министерства морского флота с исследований арктических морей в бухте Провидения. Здесь его работа заключалась в строительстве и обслуживании маяков и навигационных знаков, измерении морских глубин, нанесении на карту координат опасностей и многих других, казалось бы, простых дел.
Через три года Виталий Семёнович с супругой вернулись в Ленинград. В Арктическом и Антарктическом научно-исследовательском институте Виталий Шнеер проработал 15 лет. Там он окончательно сформировался как учёный и проявил себя как один из пионеров глубоководных морских электромагнитных исследований.
В 1972 году семья Шнееров переехала в Троицк. Свою работу Виталий Семёнович продолжил в отделе морских электромагнитных исследований ИЗМИРАН, преобразованном в 1990 году в Филиал ИФЗ РАН (ИГЭМИ-ЦГЭМИ).
Будучи прекрасным экспериментатором и в то же время обладая глубокой теоретической эрудицией, Виталий Семёнович поставил массу, каждый раз уникальных для своего времени, морских электромагнитных экспериментов. Он автор более 130 научных работ и множества изобретений. Лично участвовал в самых трудных экспедициях: на дрейфующих станциях «Северный полюс», в Антарктике, а в дальнейшем по всему Мировому океану; где на большом корабле, где на маленьком паруснике как исследователь и моряк в одном лице.
В самые сложные перестроечные годы (1992–1999) он руководил Филиалом Института физики земли, ИГЭМИ.
По отзывам коллег и подчинённых, Виталий Семёнович принадлежит к той редкой группе людей, которые с большим нежеланием принимают административные посты, но которым все с удовольствием подчиняются. «Чем бы ему ни пришлось руководить – экспедицией, лабораторией или институтом, – своим искренним интересом к научным проблемам, даже далёким от его собственной тематики, эрудицией, безупречной честностью, гражданственностью и редким обаянием он, как никто, мог вдохновить коллектив», – говорит коллега по работе, доктор физ.-мат. наук, координатор Троицкого блокадного братства Вера Ларкина.

Ольга СКВОРЦОВА,

фото из архива
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5059
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Шнеер Виталий Семенович (15.04.1930-23.09.2016)

Сообщение ББК-10 » 03 Январь 2019 21:25

 Золотая гидрография.jpg
 Шнеер_1954.jpg
Золотая гидрография

Мой собеседник Виталий Семенович Шнеер - ведущий научный сотрудник Центра геоэлектромагнитных исследований ИФЗ РАН, канд. физ. -мат. наук, Почетный полярник, проживает в Троицке с 1972 г.
Виталий Семенович - страстный любитель одиноких лыжных прогулок. Естественно, что интимное общение с природой в зимнем лесу зачастую вызывает к жизни вроде бы давно позабытые далекие воспоминания, которые он называет «Снежные страницы памяти». А вспомнить есть о чем, ибо одно из главных качеств Виталия Семеновича - «охота к перемене мест, весьма мучительное свойство, немногих добровольный крест... ».
... Он побывал на всех континентах. В квартире на полках предметы экзотики: чучело пингвина из глубин Антарктиды, бюсты фигурок из красного дерева - «мальчика» и «девочки», выполненные африканским аборигеном, альбомы с фотографиями и дневники из «будничной» жизни Почетного полярника. Свидетельства о неоднократных зимовках на ледовом континенте, о жизни на дрейфующей льдине в Ледовитом океане, на станциях «Северный полюс-6» и «Северный полюс-13», Земле Франца Иосифа, о морских походах в центральные и полярные широты Атлантического, Тихого и Индийского океанов, о работе в бухте Провидения и на мысе Дежнева на краю земли, о путешествиях в Кейптаун (Южная Африка), Лондон и Сан-Франциско... Мы беседовали накануне всенародного праздника Дня Победы. Одно из самых ярких впечатлений Виталий Семенович связываете ним. И назвал он свой рассказ


Золотая гидрография

- После окончания Ленинградской инженерной академии морского флота имени адмирала Макарова в 1954 году я получил назначение в гидрографическую базу самого восточного порта нашей страны - в бухту Провидения на Чукотском полуострове. Больше среди выпускников желающих поехать на край света не нашлось. В бухте располагался морской порт, обслуживаемые маяки, гидрографическая база, войсковые части... В нашу задачу входили гидрографические исследования в Чукотском и Беринговом морях для обеспечения безопасного кораблевождения по Северному Морскому пути. Моим домом и местом работы стало гидрографическое судно «Темп», которое было построено в 1930-х годах в Норвегии как парусно-моторная зверобойная шхуна ледового плавания. Наша работа заключалась в строительстве и обслуживании маяков и навигационных знаков, измерении морских глубин, нанесении на карту координат опасностей (мелей, рифов и т. п. ), слежении за колебаниями уровня моря и оперативном информировании военных и гражданских мореплавателей о гидрографической обстановке (НАВИМ). Судно «Темп» очень хорошо знали в населенных пунктах по всему побережью Чукотского и Берингова морей. Хорошо знали его и ближайшие наши соседи американцы, чьи поселения находились всего в 40 морских милях от нас, на другом берегу Берингова пролива, на Аляске. Например, выходя в море, слышали такое обращение: «Мистер Стрельцов (капитан), с добрым утром! Как погода и как лед в западной части пролива? » Капитан, так же на английском, отвечал: «У нас разреженный лед и штиль. А как у вас? »
Кроме выполнения чисто служебных заданий судну приходилось перевозить пассажиров: пионеров в летние лагеря, больных, работников суда и прокуратуры, - продукты питания, стройматериалы... Занимались и заготовкой моржового мяса для ездовых собак, которые были основным транспортным средством в зимнее время.
Однажды после ужина экипаж шхуны собрался в кают-компании, где обычно травили байки, и старожилы «Темпа», старший механик Герасименко и радист Коваленко, рассказали нам быль...
Случилось это, скорее всего, в 1944 году (точную дату не припомню). Капитан судна Стрельцов был вызван в политотдел провиденского порта и получил там важное, секретное правительственное задание, о котором объявил нам, но без подробностей. К вечеру вся команда была на борту судна, стоявшего у причала, и капитан приказал вахтенной службе принять груз, который прибыл в порт в закрытых грузовиках, с охраной, в сопровождении представителя КГБ и сотрудника банка. По словам самых внимательных, внутри ящиков находились тяжелые кожаные мешки. Ящиками завалили половину трюма. В скором времени было приказано отдать швартовы, и судно (вместе с охраной) вышло в море. Под утро, когда рассвело, капитан собрал команду в кают-компании, вскрыл запломбированный пакет и прочел нам распоряжение начальника Главсевморпути И. Д. Папанина следовать с важным государственным грузом в Ном - американский порт на Аляске. Стояла прекрасная штилевая погода, вокруг судна летали кайры, чистики, резвились киты, высоко выбрасывая вверх свои раздвоенные хвосты. До Нома прямым курсом около 40 миль. К вечеру моряки увидели скромные домишки американского порта. У причала стояло много грузовых и легковых авто, вооруженных полицейских. Собравшиеся горячо приветствовали советских моряков, представителей страны, героически сражавшейся с фашистскими захватчиками. На борт шхуны прибыл консул Советского Союза, собрал команду на палубе и зачитал правительственное распоряжение, из которого моряки поняли, что доставленный груз является золотом и передается в уплату по ленд-лизу согласно договору между союзниками - за поставку Соединенными Штатами нам вооружения, продовольствия, техники и т. п. В беседе за ужином консул сказал, что неоднократно в море наблюдались нападения подводных лодок (видимо, японских) на советские и американские суда, перевозившие военные грузы. Поэтому было решено переправить золото на борту гражданского гидрографического судна «Темп». Но самую главную радость команде доставила заключительная часть правительственного документа, в которой говорилось, что после выполнения задания «Темп» проследует в порт Сан-Франциско, где его поставят в док, капитально отремонтируют, а команда будет отдыхать в течение месяца в лучшем отеле порта - «Хилтоне». Жители Сан-Франциско встречали советский экипаж доброжелательно и сердечно, а девушки не давали «русским» прохода. Моряков же поразил контраст между напрягшейся в титаническом напряжении в борьбе с захватчиками нашей страной и условиями безмятежной жизни благополучного калифорнийского города.
... Через месяц из консульства сообщили, что можно принимать судно. На заводе моряки не узнали свой «Темп». Ослепительно белые корпус и надстройки, черный, блестящий до самого киля ледовый пояс. Пахнущие свежей краской салон, каюты и ходовая рубка - все имело праздничный вид. Кроме того, на судне были установлены новый американский эхолот и другое навигационное оборудование.
Под звуки оркестра и восторженные прощальные приветствия жителей Сан-Франциско обновленный «Темп» отошел от причала и лег на курс, ведущий через Тихий океан в родной порт приписки.
Страна воевала. Ей нужны были продовольствие, одежда, боеприпасы.
Огромные транспортные сухогрузы типа «Либерти» пересекали океан и приходили из Америки во Владивосток и другие восточные порты, там грузы переваливались на железнодорожные составы и срочно отправлялись на запад, на фронт и в тыл. И за это наша страна платила золотом!
Своим необычным рейсом маленькое гидрографическое судно из далекого полярного порта внесло и свой вклад в дело нашей Победы.
Когда сейчас кое-кто пытается пересмотреть результаты Великой войны, все во мне протестует. Мы завоевали Победу неимоверно дорогой ценой, заплатили за нее 20 миллионами человеческих жизней. Союзники в борьбе против общего врага - фашизма, надо отдать им справедливость, помогали нам, но не безвозмездно, а по жестоким рыночным законам.

Записала Алла Федосова
( Продолжение в следующем номере)
Последний раз редактировалось ББК-10 03 Январь 2019 21:35, всего редактировалось 1 раз.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5059
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Шнеер Виталий Семенович (15.04.1930-23.09.2016)

Сообщение ББК-10 » 03 Январь 2019 21:34

 Золотая гидрография-2.jpg
 Бычкова_1954.jpg
(Окончание. Начало в «ТрВ» № 17 от 6 мая)

Три дня — и вся жизнь

В прошлом номере «ТрВ», в статье «Золотая гидрография», Почетный полярник Виталий Семенович Шнеер рассказал о своей жизни и работе в бухте Провидения на Чукотке. А сколько еще интереснейших историй мог бы он поведать миру! Поделиться бесценным опытом, размышлениями о виденном и пережитом... Вот кому стоит задуматься над написанием мемуаров.
Радости и невзгоды его неспокойной жизни вот уже более полувека делит с ним жена, верный и преданный друг, замечательный чело
век Лидия Александровна Бычкова.


«А зачем обо мне? Я-то тут причем? » - говорит Лидия Александровна, проработавшая более 20 лет врачом-гинекологом, зав. женской консультации г. Троицка. А я не могу не рассказать о большом чувстве двух замечательных людей из раритетной нынче породы однолюбов. Супруги Виталий Семенович и Лидия Александровна вместе более полувека. Хотя уточняют, что как-то, подводя итоги, подсчитали, что жили рядом из 25 всего 16 лет. Быть женой путешественника-непоседы, творческой Личности - ох как непросто. То он на льдине -на зимовке, то в плавании, то в очередной командировке.
Рассказывает Виталий Семенович:
- Я влюбился в нее с первого взгляда. Мы встретились в Ленинграде, на Литейном. Лида вместе с сестрой, у которой она гостила, и нашей общей знакомой поздно вечером возвращались из театра. Муза, моя сослуживица, нас и познакомила. В течение
трех дней я спешил показать Лиде свой любимый город. А через три дня провожал ее на Московском вокзале - она возвращалась домой в Челябинск. Через месяц и я ехал по тому же маршруту к месту распределения. Но сделал «крюк» - завернул на пару дней в Челябинск, там мы с Лидой и поженились. Меня вновь ждала дорога - в бухту Провидения, где я приступил к своим обязанностям гидрографа и стал готовить документы для вызова жены.
Рассказывает Лидия Александровна:
- В 1954 году я после окончания эвакуированного в период войны в Челябинск Киевского медицинского института гостила у старшей замужней сестры в Ленинграде. Там меня и познакомили с Виталием Семеновичем. Он произвел на меня впечатление: красивый, умный, прекрасно воспитанный, и морская форма ему удивительно шла... Это была моя судьба, и я никогда не пожалела, что связала с ним свою жизнь. Путь к месту работы мужа лежал через всю
страну, сначала до Владивостока, а затем плавание на дизель-электроходе «Вячеслав Молотов» до Чукотки. Я чувствовала себя декабристкой, робкой, неопытной, ошибающейся. Но кругом были люди, и они мне помогали советом и делом. Капитан корабля устроил в 4-местную каюту, а через неделю плавания в бухте Провидения меня встречал мой любимый. Там начиналась наша семья. Там более 50 лет назад началась и моя профессиональная биография.
На мой вопрос, как удалось 50 лет сохранить свежесть чувств, Виталий Семенович ответил «рецептом» Омара Хайама:

Чтоб мудро жизнь прожить,
знать надобно немало.
Два важных правила
запомни для начала:
Ты лучше голодай,
чем что попало есть,
И лучше будь один,
чем вместе с кем попало.

Алла Федосова
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5059
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53


Вернуться в Персоналии



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения