Кушаков Павел Григорьевич (1870–?)

История высоких широт в биографиях и судьбах.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Кушаков Павел Григорьевич (1870–?)

Сообщение fisch1 » 07 Февраль 2016 21:06

Кушаков.jpg
Кушаков Павел Григорьевич (1870–?)
Участник экспедиции Г. Я. Седова.
Род Кушаковых в губернском центре, городе Ставрополе на Кавказе, берет свое начало с 1843 года, когда из Тульской губернии прибыл крестьянин Алексей Семенович Кушаков.
В 1906 году окончил Харьковский ветеринарный институт, получив диплом «с исключительным отличием», работал в Ставрополе, в 1912 году переехал в Петербург.
Информация о личности Кушакова весьма неоднозначна. Абсолютно негативная оценка дана ему в книге Н. В. Пинегина «Георгий Седов». В институте он с трудом переползал с курса на курс, а диплом с отличием получил только благодаря неучастию в забастовках студентов. Обманным путем, подделав документы, попал в заграничную научную командировку. На своей последней службе ветеринаром конно-полицейской стражи Ставрополя написал донос на своего начальника, за что был уволен. Приехал в Петербург, чтобы лучше устроиться. Узнав из газет о готовящейся экспедиции Седова к Северному полюсу, решил, что это самый верный способ прославиться. Через жену А. А. Бунге влез к нему в доверие и получил рекомендацию на участие в экспедиции Седова в качестве врача. В экспедиции проявил себя наихудшим образом. Оказался бесполезным как специалист, неуживчивым, глупым, пытающимся подменять начальника. Он делал все, чтобы тяжело больной Седов все-таки отправился в санный поход к полюсу, буквально толкал его на этот безрассудный шаг. Делал он это в расчете на гибель Седова, что позволяло Кушакову стать начальником экспедиции.
Есть мнение самого Кушакова об этих событиях, приведенное врачом л/п «Вайгач» Э. Е. Арнгольдом, который встречался с Кушаковым в 1915 году на о. Диксон, где последний был начальником только что открытой полярной станции.
Кушаков говорил, что «после смерти Седова он остался за начальника экспедиции, и только благодаря его громадной энергии и способностям корабль был благополучно доставлен в Архангельск. Штурман умер еще раньше, чем Седов, механик тоже. Ему пришлось быть одновременно командиром, штурманом и механиком. А еще на корабле были студент-естественник Петербургского университета (скорее всего, имеется в виду М. А. Павлов и студент Академии художеств (несомненно, Н. В. Пинегин). Эти люди, по словам Кушакова, восстанавливали против него команду и при этом сами не желали работать как следует. Дошло до того, что ему пришлось пригласить их к себе в каюту и, вынувши револьвер, заявить, что если они тотчас же не встанут на работу и не перестанут будировать среди команды, то ему придется прострелить им черепа. Угроза возымела свое действие, и наши молодые интеллигенты стали как шелковые».
И наконец, мнение Арнгольда, которое он составил, ознакомившись с хозяйством Кушакова на Диксоне и теми мероприятиями, которые были возложены на него по оказанию содействия г/э СЛО. «Затем он (Кушаков) показал нам свое хозяйство. Осмотрели радиостанцию: она звуковая, в 15 килоуатт, станционная башня в 100 метров высотой. Великолепная баня и очень хорошие жилые дома. По всему было видно, что Кушаков – прекрасный организатор. Личный тяжело доставшийся опыт, приобретенный во время экспедиции на Землю Франца-Иосифа на «Св. Фоке» со старшим лейтенантом Седовым, и знакомство с полярной литературой помогли Кушакову тщательно обсудить возложенное на него поручение оказания помощи в случае гибели наших кораблей и выполнить его с редкой предусмотрительностью и уменьем». Очень положительно отзывался о Кушакове и Л. М. Старокадомский. Ясно, что подобного мнения придерживались все участники г/э СЛО.
Неоднозначно отношение к Кушакову и самого Седова. В письме от 19 августа 1912 года он пишет: «… Надоел он мне своей разнузданностью, хвастливостью и вообще фамильярностью…». В дневнике Седова от 16 ноября 1913 года есть такая запись о Кушакове: «… уж очень несносный человек…». И в то же время Седов оставляет его после себя начальником экспедиции.
Как можно понять из вышесказанного, после возвращения из экспедиции Седова Кушаков в 1915 году оказался на Диксоне. Ему была поручена организация на острове радиостанции, создание которой было необходимо для обеспечения связи с кораблями г/э СЛО, зимовавшими в Карском море. Кушаков энергично взялся за порученное дело и успешно с ним справился.
После освобождения кораблей из ледового плена Морское министерство собиралось законсервировать радиостанцию, но по ходатайству ГФО и Полярной комиссии АН было решено с 1916 года открыть здесь постоянно действующую гидрометеорологическую станцию. Руководство ею осталось за Кушаковым. Станция в составе 8 человек начала действовать с сентября 1916 года. Распорядок дня зимовщиков, установленный Кушаковым, был весьма строг, расписан по часам и включал в себя научные наблюдения, хозяйственные работы внутри и вне помещения, гимнастические игры, охоту, катание на собаках. В июне 1917 года состав полярников был сменен. В 1918 году Кушаков входил в Западно-Сибирский отряд экспедиции гидрографического изучения Северного Ледовитого океана, которым руководил Б. А. Вилькицкий. Его задачей было обеспечение оборудования для береговых и судовых радиостанций.
В 1919 году Кушаков эмигрировал за границу. Последние сведения о нем датируются 1920 годом. Находясь в Лондоне, он составил «меморандум» по вопросу развития Северного морского пути.
Северо-восточный входной мыс зал. Иностранцева на западном побережье северного острова Новой Земли. Описал, нанес на карту и назвал в 1913 году Г. Я. Седов.
Бухточка (Павловская) в бухте Ефремова в районе о. Диксон. Названа в 1917 году сотрудниками первой радиостанции на Диксоне.


http://www.gpavet.narod.ru/Names2/kushakov.htm
Последний раз редактировалось fisch1 28 Октябрь 2016 22:04, всего редактировалось 1 раз.
fisch1
 
Сообщения: 1424
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Кушаков Павел Григорьевич (1870–?)

Сообщение fisch1 » 07 Февраль 2016 21:11

 1.jpg
08 СЕНТЯБРЯ 1912
Харьковец в экспедиции лейт. Седова.По полученным в ветеринарном институте сведениям, ветеринарный врач, П. Г. Кушаков, окончивший харьковский ветерин. инст. в 1906 году, со степенью вет. врача с отличием, принял участие в экспедиции к северному полюсу лейт. Седова, ушедшей 14 августа в море.


http://www.starosti.com.ua/starosti/news/3403
fisch1
 
Сообщения: 1424
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Кушаков Павел Григорьевич (1870–?)

Сообщение fisch1 » 07 Февраль 2016 21:17

 Сидят %28на стульях%2C слева направо%29 В.Ю. Визе%2C Г.Я Седов%2C П.Г. Кушаков%2C М.А. Павлов.jpg
Сидят (на стульях, слева направо): В.Ю. Визе, Г.Я Седов, П.Г. Кушаков, М.А. Павлов
fisch1
 
Сообщения: 1424
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Кушаков Павел Григорьевич (1870–?)

Сообщение fisch1 » 07 Февраль 2016 21:22

Наконец 17 августа, около 5 час. дня, на горизонте показался остров Диксон. Очень скоро мы увидели громадную мачту беспроволочного телеграфа,а в 7 час.вечера начали входить в пролив между островом и берегом. Около 8 час. стали на якорь. Здесь находились пароход „Туруханск" и три лихтера. Еще мы не успели стать на якорь, как подошел мотор, в котором были доктор Кушаков, лейтенант Транзе, еще кто-то и матрос. Я тут же догадался, который из них был
Кушаков, хотя его никогда в глаза не видал. Сначала они вышли на „Таймыр", а потом приехали к нам.
Неизвестный оказался молодым астрономом. Доктор Кушаков, — безусловно интересный тип и, по видимому,большой молодец, так как только благодаря ему удалось спасти остатки экспедиции Седова. Посидел он у нас довольно долго и потом пригласил к себе ужинать.
За ужином мы после долгого перерыва первый раз ели настоящее свежее мясо и много всевозможных закусок.
Гостеприимный хозяин сообщил нам последние новости о войне, а также много рассказывал про свой поход.
Затем он показал нам свое хозяйство. Осмотрели радиостанцию:она звуковая, в 15 килоуатт, станционная башня в 100 метров высотой. Великолепная баня и очень хорошие жилые дома.
По всему было видно, что Кушаков — прекрасный организатор. Просидели мы у него до 2 часов ночи.
…………………………………………………………………………………………………………………………………………
24 августа мы возвратились обратно на Диксон, где экспедиция пробыла еще до 26 августа. Все ее участники с большой благодарностью будут вспоминать внимание и заботливость, с какими их встретил доктор Кушаков. Личный тяжело доставшийся опыт, приобретенный,во время экспедиции на Землю Франца Иосифа на "„Св. Фоке" со старшим лейтенантом Седовым, и знакомство с полярной литературой помогли Кушакову тщательно обсудить возложенное на него поручение оказания помощи в случае гибели наших кораблей и выполнить его с редкой предусмотрительностью и уменьем. Про экспедицию Седова он говорил, что по ней научился, как не следует снаряжать полярные экспедиции. После смерти Седова он остался за начальника
экспедиции, и только благодаря его громадной энергии и способностям корабль был благополучно доставлен в Архангельск. Штурман умер еще раньшеСедова, механик тоже, Кушакову пришлось быть одновременно командиром, штурманом и механиком.
На корабле были еще студент-естественник Петербургского университета и студент Академии художеств.
Эти люди, по словам Кушакова, восстанавливали против него команду и при этом сами не желали работать как следует. Дошло до того, что ему пришлось пригласить их к себе в каюту и, вынувши револьвер, заявить, что если они тотчас же не встанут на работу и не перестанут будировать среди команды, то ему придется прострелить им черепа. Угроза возымела свое действие, и наши молодые интеллигенты стали как шелковые.

Арнгольд Э. По заветному пути : Воспоминания о полярных плаваниях и открытиях на ледоколах "Таймыр" и "Вайгач" в экспедициях 1910-1915 гг. Госиздат, М.-Л., 1929
fisch1
 
Сообщения: 1424
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Кушаков Павел Григорьевич (1870–?)

Сообщение fisch1 » 07 Февраль 2016 21:30

 Доктор П. Г. Кушаков. Возможно%2C со строителями и первыми служащими радиостанции на Диксоне. %28Из фондов РГА ВМФ%2C публикуется впервые%29.jpg
Доктор П. Г. Кушаков. Возможно, со строителями и первыми служащими радиостанции на Диксоне. (Из фондов РГА ВМФ, публикуется впервые)


Прежде, чем мы успели бросить якорь, на борт поднялся поприветствовать нас доктор Кушаков с несколькими инженерами, которые работали здесь на строительстве радиостанции. Доктор Кушаков был, как известно, одним из участников экспедиции лейтенанта Седова на Землю Франца-Иосифа и зимовал там в 1913–1914 году. После смерти Седова он стал начальником экспедиции. Поздней осенью 1914-го он вернулся домой и теперь назначен начальником строительства радиостанции в бухте Диксона. Здесь будут строить несколько домов и обеспечат снабжение провиантом, на тот случай, если Вилькицкому придется зазимовать в этих краях со своим экипажем.
И эти русские оказались очень приятными и любезными, доктор пригласил нас отужинать с ними на берегу в семь часов вечера. У них был сильный буксир и четыре большие баржи в бухте. На палубе одной из барж были построены просторные добротные дома, где было достаточно места для офицеров и всех занятых на стройке рабочих. В большой офицерской кают-компании на борту одной из барж должен был состояться ужин.

Чуть раньше семи часов мы с доктором Тржемесским, Транзе, Копстадом, штурманом, Хансеном и машинистом отправились на берег на моторке. Состоялся приятный и праздничный ужин с большим количеством изысканных блюд, мы провели за столом несколько часов, пока выполнили всю программу.

За ужином мы услышали о крупных пожарах в лесах Сибири. Если верить рассказчикам, горел район примерно такой же площади, как вся Норвегия. Должно быть, они немного преувеличили, но в любом случае в огне погибло большое количество леса. Пароходное сообщение по Енисею из-за густого дыма остановилось более чем на неделю.

После ужина мы вышли погулять и осмотрели строящиеся дома. Они уже были готовы, по крайней мере, насколько мы смогли заметить, оставались одни только отделочные работы. Это были красивые и добротные строения, возведенные из кругляка. Смотреть на такое было одно удовольствие. Затем оказалось, что вся работа выполнена мастерски, безупречно. В этих домах будет очень тепло и удобно жить.

Монтаж моторов для беспроводного телеграфа также начался. Мачту для сети строили из дерева, она должна была быть 110 м высотой. Четыре шеста разной длины подняли друг рядом с другом и скрепили болтами. На самом высоком закрепили таль, с ее помощью подняли новый шест и поставили на верх самого короткого из ранее установленных, и затем скрепили болтами с остальными. Так продолжали они до тех пор, пока не достигли желаемой высоты. Плотники висели в специальных приспособлениях над мачтой и сверлили дырки для болтов, затем вкручивали их и закрепляли гайками. Ребята, выполнявшие эти работы, были обычными ремесленниками, не привыкшими к тому, чтобы висеть и качаться в воздухе во время работы на высоте 100 м. Думаю, в этом было мало приятного. Но они получали немного больше за свою работу, чем остальные, поэтому на «висение в люльке» был большой конкурс. Они считали, что закончат работу через 15 или 20 дней.

На одной из барж было около 400 тонн угля для нас и 12 тонн керосина для «Таймыра» и «Вайгача», кроме того, много провизии и собачьего корма. Мы договорились, что буксир притащит к нам баржу на следующее утро, чтобы мы начали грузить уголь в шесть часов.

Но на следующее утро подул такой сильный южный ветер, а на море поднялось такое волнение, что баржа пришла к нам только в обед. Некоторые из русских поднялись к нам на борт и помогли нам. Пришлось работать весь вечер – нужно было покончить со всем этим как можно быстрее.

Мы с доктором были на берегу целый день и проинспектировали списки провианта вместе с Кушаковым. У него было несколько помощников, которые выгружали провиант, предназначавшийся на «Эклипс» для русских судов. Но работа шла не так быстро, как нам хотелось. У них у самих было большое количество запасов, и все они перемешались. Кроме того, они хотели скорее закончить станцию.


Отто Свердруп. Под русским флагом. http://rutlib.com/book/4259/p/19
fisch1
 
Сообщения: 1424
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Кушаков Павел Григорьевич (1870–?)

Сообщение fisch1 » 07 Февраль 2016 21:45

 5-2.jpg
На мостике „Святого Фоки“ в Баренцевом море Слева направо: Седов, штурман Сахаров. Павлов, капитан Захаров, Кушаков, Пинегин, Визе.

 В кают-компании «Св. Фоки». Справа налево Н. В. Пинегин%2C М. А. Павлов%2C В. Ю. Визе%2C Н. М. Сахаров%2C Г. Я. Седов%2C М. А. Зандер%2C П. Г. Кушаков.jpg
В кают-компании «Св. Фоки». Справа налево Н. В. Пинегин, М. А. Павлов, В. Ю. Визе, Н. М. Сахаров, Г. Я. Седов, М. А. Зандер, П. Г. Кушаков.

 Члены экспедиции Г. Я. Седова %28слева направо%29 Н. Сахаров%2C В. Лебедев%2C Г. Линник%2C П. Кушаков%2C И. Пищухин%2C М. Шестаков%2C И. Кизино%2C Н. Пинегин%2C А. Инютин%2C М. Павлов. Лето 1914 г..jpg
Члены экспедиции Г. Я. Седова (слева направо) Н. Сахаров, В. Лебедев, Г. Линник, П. Кушаков, И. Пищухин, М. Шестаков, И. Кизино, Н. Пинегин, А. Инютин, М. Павлов. Лето 1914 г.
fisch1
 
Сообщения: 1424
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Кушаков Павел Григорьевич (1870–?)

Сообщение fisch1 » 07 Февраль 2016 21:59

 %28фото Г.А. Беликова%29.jpg
Бывший дом Кушакова.
Фото Г.А. Беликова

http://vechorka.ru/article/poet-morzyan ... z-izvestn/
«Поет морзянка за стеной веселым дискантом…»

«Поет морзянка за стеной веселым дискантом…» Это слова из известной песни — гимна поселка Диксон на далеком Таймыре, с которым связан город Ставрополь. Народ удивляется, проходя мимо симпатичного бело-голубого особняка в стиле модерн на проспекте Октябрьской революции в столице края: с чего вдруг на восстановленном не так давно фасаде стилизованные морские якоря? Вроде регион – степной, аграрный, а тут вдруг…
А все просто – его владелец купеческого происхождения Павел Георгиевич Кушаков с детства любил море и путешествия. Когда еще учился в Санкт-Петербургском ветеринарном университете, был членом местного яхт-клуба и не раз ходил по Финскому заливу и Балтийскому морю. Получив диплом, вернулся домой, занялся ветеринарной практикой – открыл даже первый врачебно-аналитический кабинет по лечению домашних животных. Видно, избранное дело приносило ему достаточный доход, если в 1911-м Павел Георгиевич и воздвиг на месте старого новый особняк с якорями. Возился с лошадьми, козами и кошками, лелея мечту о волнах на просторе морей и океанов. Словно предчувствовал: на будущий год отправится в серьезное плавание, длительное, чрезвычайно интересное – на Северный полюс в составе полярной экспедиции Седова.
Попал как кур в ощип
Но как бы там ни было, 14 июня 1912 года «Ставропольские губернские ведомости» с удовольствием опубликовали новость о том, что земляк, ветеринарный врач Кушаков, после его просьбы к Седову включен в состав арктической экспедиции, предоставив ей в безвозмездное пользование свою химико-бактериологическую лабораторию. Поддавшись «шапкозакидательским» настроениям, он готовился совместить две ипостаси: страсть к путешествиям и изучение полярного животного и растительного мира. Не предполагая, что экспедиция подготовлена из рук вон плохо. Времени-то было в обрез, а 300-летие дома Романовых приближалось…
Несмотря на серьезную критику, вначале цель экспедиции была одобрена правительством, то есть предполагалось госфинансирование. Однако, рассмотрев представленный Седовым план достижения Северного полюса, комиссия Главного гидрографического управления его «зарубила» из-за нереальности и в выделении средств отказала, хотя в нее входили покровители Седова с первых его шагов. И запрос на 50 тысяч рублей, направленный по инициативе «Русской национальной партии», Госдумой был отвергнут. Лишь после поддержки и публикаций черносотенной националистической газеты «Новое Время», наделавших в обществе много шуму, был организован сбор добровольных пожертвований. Не смог обойти стороной столь патриотическое начинание и Николай II, который внес частный взнос – 10 тысяч рублей.
В результате на собранные деньги Седов арендовал старую шхуну «Святой великомученик Фока», бывший норвежский барк «Гейзер» аж 1870 года постройки. Из-за спешки судно не удалось отремонтировать как следует, отсутствовала радиостанция – не удалось нанять радиста, и оборудование оказалось бесполезным. Плюс ко всему перед стартом выяснилось, что грузоподъемность «Фоки» не позволяет взять все необходимые припасы – была оставлена на берегу часть продовольствия, топлива, питьевой воды и снаряжения. Вдобавок капитан, его помощник, штурман, механик, помощник механика и боцман отказались выходить с Седовым из-за плохой подготовки к плаванию и уволились – ему пришлось срочно набирать новую команду. Также в спешке по сильно завышенным ценам в Архангельске были закуплены… дворняжки вместо ездовых собак (профессиональную свору пришлось докупать). Да и ветеринару Кушакову пришлось исполнять обязанности судового врача…
Короче, 28 августа «Святой великомученик Фока» торжественно вышел в плавание. Павел Георгиевич, наверное, клял себя, что связался с авантюристом, записывая: «Искали все время фонарей, ламп – но ничего этого не нашли. Не нашли также ни одного чайника, ни одной походной кастрюли. Седов говорит, что все это было заказано, но, по всей вероятности, не выслано…Солонина оказывается гнилой, ее нельзя совершенно есть. Когда ее варишь, то в каютах стоит такой трупный запах, что мы должны все убегать. Треска оказалась тоже гнилой…»
Итог двухлетней экспедиции известен: гибель ряда членов экспедиции, в том числе от цинги и голода, и смерть самого Седова в 1914 году. Его спутники похоронили на о. Рудольфа – обернули в два парусиновых мешка, сделали крест из лыж и положили в могилу флаг, который Седов намеревался установить на Северном полюсе (кстати, позднее миф о нем стал основой известного романа Каверина «Два капитана»).
Кушаков спасся. Но влюбился в Север, потому и возглавил очередную полярную экспедицию вместо погибшего Седова к месту на Таймыре, которое сегодня называется поселок Диксон. Он явно учел уроки предыдущего бесславного и трагического путешествия. Достаточно привести лишь один пример: им было завезено несколько десятков первоклассных породистых ездовых собак – эта свора станет основой позднее ставшего знаменитым среди полярников местного собачьего питомника. Первое зимовье там прошло по строгому распорядку, который он, как человек основательный, ввел. Подъем в 6 утра, завтрак. С 8 до полудня наружные работы: заготовка снега для воды, подвозка плавника, пилка дров, очистка домов и метеоплощадки от снега. В 12 часов обед. После него внутренние работы. В семь часов вечера ужин, затем гимнастические игры, охота, катание на упряжках… Летом 1917 года зимовщикам прибыла первая смена, так начиналась российская полярная служба на Диксоне, где до сих пор хранят светлую память о нашем земляке.
Особняк Кушакова в Ставрополе был национализирован в 1920 году, его владелец скитался по стране, пока в 30-х его след не затерялся. В годы нэпа, по данным краеведа Г. Беликова, на нижнем этаже здания был открыт ресторан «Сан Ремо», а на верхнем – детский дом. Потом здесь находилась краевая библиотека. В период оккупации в нем разместилась немецкая часть. Перед отступлением фашисты хотели его уничтожить, но живущие по соседству, боясь распространения огня, сумели затушить пожар, благодаря чему здание и сохранилось. В январе 1943 года в особняке обосновалась городская телефонная станция, уже новые службы связи остаются в нем и сегодня. А на фасаде по-прежнему якоря.
Валентина КИСЛЕНКО.
fisch1
 
Сообщения: 1424
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Кушаков Павел Григорьевич (1870–?)

Сообщение fisch1 » 07 Февраль 2016 22:01

 Дом ч.б..jpg
г.Ставрополь.Бывший дом полярного исследователя П.Г. Кушакова, пр. Октябрьской революции, ранее ул. Острожная, Воронцовская, пр. Ворошилова

http://stavropolgid.ru/knigi/stavropol- ... tavropolja
fisch1
 
Сообщения: 1424
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Кушаков Павел Григорьевич (1870–?)

Сообщение fisch1 » 07 Февраль 2016 22:03

 Пр-т Октябрьской революции 10 12.jpg
Бывший дом врача и путешественника Кушакова (просп. Окт. Революции, 23) Построен в 1911 году. В декоре здания присутствует морская символика и это не случайно. Павел Григорьевич Кушаков был мореплавателем. В 1912 году он участвовал в знаменитой экспедиции Георгия Седова к Северному полюсу на судне "Св. Фока" и, будучи ветеринарным врачом, отвечал за изучение животного и растительного мира.
Фасад дома оформлен в стиле модерн различными орнаментами и имеет большие окна и массивный балкон с коваными якорями. В интерьере сохранились оригинальные резные дубовые двери с витражами.

http://stavways.narod.ru/pr_okt_r.html
fisch1
 
Сообщения: 1424
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Кушаков Павел Григорьевич (1870–?)

Сообщение fisch1 » 08 Февраль 2016 12:05

 Безымянный.jpg
Члены кают-кампании.
fisch1
 
Сообщения: 1424
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Кушаков Павел Григорьевич (1870–?)

Сообщение fisch1 » 08 Февраль 2016 12:10

Рассказы Константина Александровича Мецайка я подробно записывал, каждый раз чем-то дополняя их, трижды: во время Пясинского похода в 1936 году, вскоре после войны и, наконец, не так давно, во время нашей последней встречи. Сначала меня интересовала канва событий, картинки ушедшего сибирского быта, разные речные истории. В последнюю нашу встречу я расспрашивал преимущественно о людях, с которыми судьба в разное время сводила Константина Александровича.


О Седове Константин Александрович говорил весьма неохотно. Он считал, что тут у него «нет права на воспоминания». Ведь он знал и помнил не того Седова, который бредил полюсом. Седов остался в его памяти симпатичным гидрографом, знающим человеком, приятным собеседником, но и только. А вот «Фоку» Константин Александрович знал хорошо: ему приходилось самому составлять ремонтные ведомости, и он лучше многих других представлял, какое это было ветхое судно:
— Поверите ли, некоторые металлические штыри можно было из корпуса голыми руками выдергивать: так дерево сгнило...
И еще лучше, чем «Фоку», узнал Константин Александрович во время плавания в 1915 году на Диксон Павла Григорьевича Кушакова, числившегося помощником Седова.
Константин Александрович всегда удивлял меня редкой выдержкой. Я видел его на мостике в очень трудные Минуты Пясинского похода: спокоен, сосредоточен, ровный голос. Но о Кушакове он неизменно отзывался резко, с раздражением:
— Службист, ветеринаришко! И как его Седов сразу не раскусил, непостижимо!
Оказывается, всю дорогу от Красноярска до Диксона Кушаков в кают-компании поносил трагически погибшего полярника, обвиняя его во всех смертных грехах. Послушать Кушакова — и выходило, что только он, Кушаков, сумел поддерживать на судне порядок, что только его, Кушакова, исключительные твердость и распорядительность спасли от гибели «Фоку».
Известно, что участник экспедиции к полюсу художник Пинегин в своей книге «Георгий Седов» ярко обрисовал достаточно неприглядную личность Кушакова. Но книга Пинегина — художественное произведение, где автор был вправе заострять образы, привносить домысел. Слушая Константина Александровича, я понимал плохо сдерживаемую ярость Пинегина. Константин Александрович вспомнил, кстати, что Кушаков говорил ему, будто собирается издать свои воспоминания.
— И ведь, наверное, тиснул где-нибудь! Я все собирался поискать по старым журналам, да руки не доходят. Займитесь-ка вы этим делом, было бы крайне любопытно прочесть.
Воспоминания Кушакова нашлись в дореволюционном журнале «Записки по гидрографии». Там же была воспроизведена и фотография — группа членов экспедиции. Сзади — матросы в меховой одежде, а в центре, оттеснив Седова,— сам Павел Григорьевич Кушаков, бывший ветеринар коннополицейской стражи, уволенный со службы за ложный донос и все же сумевший получить рекомендации для зачисления на «Фоку». Фотография должна была засвидетельствовать потомству, что Павел Григорьевич и есть в экспедиции самый главный: золотая цепь по кителю, молодецкие усы, гордо закинутая голова, взор, устремленный не ближе чем на полюс...
А вот извлечения из подлинного его дневника:
В Архангельске: «Я рвался поскорее ознакомиться с нашим «Св. Фокой»: ведь это не только первое судно полярного типа, какое, наконец, я увижу, но и корабль, на котором мне предстоит совершить далекий, долгий путь — к славе или гибели, один бог знает...»
И дальше: «Осмотрев судно, я выбрал для себя одну из свободных кают, приказал очистить ее, вымыть, запереть и ключ передать мне».
Кушаков признается, что никогда прежде не бывал в море, при первой же качке в душу его заполз «холодный змей — страх» и он свалился в морской болезни.
Но буквально через несколько дней Кушаков уже выносит приговоры всем и вся, в первую очередь Седову. Дневник пестрит записями:
«Седов бегает, суетится»; «Седов горячился, ругался, но мы вскоре убедили его в том, что это классическое средство для снятия с мели в сущности мало пригодное»; «Седов... на все идет, очертя голову»; «Теперь все яснее и яснее вырисовывается грубая ошибка Седова...»; «Все время приходилось работать самому и за всем следить, так как Седову подчас одному было не справиться».
Кушаков чаще и чаще живописует себя то на капитанском мостике, то на носу судна; и даже на охоте белые медведи валятся преимущественно под его пулями. Он уже готовится в случае чего занять место Седова: «Мы сами основательно изучаем снасти и управление ими, чтобы в критическую минуту спасти судно и свое положение».
Полицейский ветеринар пытается наводить порядок среди моряков: «Мне стоило больших усилий не уговорами, а угрозами физического воздействия сдерживать команду...» В команде, по его мнению, «почти все мальчишки, сорванцы и разбойники, это та характеристика, которую дал бы каждый, кто проплавал бы с ними хоть одни сутки»; «Про матросов необходимо заметить, что это какая-то бродячая банда...»
Это самодовольное ничтожество считалось заместителем человека, дерзнувшего идти к полюсу!
Читая дневник Кушакова, я думал еще и о том, почему все это было напечатано в солидном журнале русских гидрографов. Неужели потому, что всю ответственность за печальный исход экспедиции было решено свалить на человека, который уже не мог ни бороться, ни возражать, ни защищать себя?
А бездарность, печатно обелив и восславив себя, вышла в люди. Ветеринар с нечистым прошлым прослыл крупным путешественником и знатоком Арктики. Потому-то в 1915 году именно ему поручили руководство экспедицией и строительством радиостанции на Диксоне.
В 1936 году я еще видел на Диксоне старую «Историческую тетрадь отзывов и пожеланий». Ее открывала запись, сделанная в августе 1912 года командой парохода «Лена», отмечалось, что при осмотре острова никаких пакетов с документами полярных экспедиций обнаружить не удалось.
Потом шли росписи участников экспедиции на «Корректе», и на одной из первых страниц было крупно выведено:
«1915 г., 21 июля.
Основатель поселка, начальник экспедиции для оказания помощи Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана коллежский асессор П. Кушаков».
Через страницу я увидел:
«Начальник Гидрометеорологической радиостанции коллежский асессор П. Кушаков».
В тетради была и роспись Константина Александровича. Просто «К. Мецайк».


Кублицкий Г. И., Моряк речного плавания. В кн.: «Все мы — открыватели». М., Мысль, 1968
fisch1
 
Сообщения: 1424
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Кушаков Павел Григорьевич (1870–?)

Сообщение fisch1 » 08 Февраль 2016 12:14

Воспоминания Кушакова нашлись в дореволюционном журнале «Записки по гидрографии». Там же была воспроизведена и фотография — группа членов экспедиции. Сзади — матросы в меховой одежде, а в центре, оттеснив Седова,— сам Павел Григорьевич Кушаков, бывший ветеринар коннополицейской стражи, уволенный со службы за ложный донос и все же сумевший получить рекомендации для зачисления на «Фоку». Фотография должна была засвидетельствовать потомству, что Павел Григорьевич и есть в экспедиции самый главный: золотая цепь по кителю, молодецкие усы, гордо закинутая голова, взор, устремленный не ближе чем на полюс...


 Группа членов экспедиции и команды сидят%2C считая слева%2C В. Ю. Bизe%2CЯ. Г. Седов%2C П. Г. Кушаков и М. А. Павлов..jpg

Группа членов экспедиции и команды сидят, считая слева, В. Ю. Bизe,Я. Г. Седов, П. Г. Кушаков и М. А. Павлов.
fisch1
 
Сообщения: 1424
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Кушаков Павел Григорьевич (1870–?)

Сообщение fisch1 » 08 Февраль 2016 12:32

 Два года во льдах на пути к Северному Полюсу с экспедицией Г.Я.Седова.jpg
Кушаков П. Г. Два года во льдах на пути к Северному Полюсу с экспедицией Г.Я.Седова / Кушаков П.Г. - Петроград : 10-я Гос. тип., 1920. - 247 с.

Книга повествует о первой русской полярной экспедиции под руководством старшего лейтенанта Георгия Яковлевича Седова. Авторы книги – современники этого события Л. Л. Брейтфус и П. Г. Кушаков, непосредственный участник экспедиции Г. Я. Седова.
Книга создана в лучших традициях жанра «путешественных записок», соединяющего научное изложение и художественное повествование.
Предисловие к книге Л.Л.Брейтфуса "Очерк экспедиции Г.Я.Седова" представляет собой в большей степени научный обзор: подробнейший анализ экспедиции Г.Я.Седова, слабых и сильных сторон ее организации и хода самой экспедиции, научных результатов, достигнутых ею. Брейтфус приводит конкретные цифры (расчеты), сметы, инструкции и приказы Г.Я.Седова.

fisch1
 
Сообщения: 1424
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Кушаков Павел Григорьевич (1870–?)

Сообщение fisch1 » 14 Февраль 2016 21:13

Беляков С.Л.«Святой Фока» и «Челюскин» , Севкрайгиз, 1934 г. 80 с., илл.

В номере от 18 сентября 1914 года газета „Архангельск" в заметке под заголовком „Изнанка экспедициик северному полюсу" сообщала.
„Не все обстояло благополучно во время экспедицииГ. Я. Седова к северному полюсу. Много недоразумений и всевозможных столкновений происходило междуее участниками. Только присутствие самого Г. Я- Седова как-то скрашивало эти некрасивые стороны жизни экспедиции, всегда вносило оживление и способствовалоустановлению самых хороших отношений между командой и начальником экспедиции. Но стоило только Г. Я.Седову отправиться в более или менее продолжительную экспедицию, как судовая дисциплина сразу резкопадала, и начиналось разобщение между командойи членами экспедиции, которое доходило до самых мелочных, возмутительных фактов. Находились лица, которые, не обладая должным личным авторитетом, все же старались разыгрывать роль начальства. На судне воцарилась какая-то сварливость, ссоры возникали из-за малейших пустяков.
Это замечалось и на Новой Земле. Оставшийся однажды за старшего, вместо Г. Я. Седова, капитан Захаров не позволил накануне одного большого праздника совершать в кают-компании, где собирались все участники экспедиции, богослужение на том основании,что-де не спросили его разрешения. Ветеринарный врач Кушаков, попавший в состав экспедиции в качестве доктора, в отсутствие Г. Я. Седова иначе не называл ко-манду „Фоки", как „арестанты", „скоты" и тому подобными „лестными" эпитетами, грозя неугодных ему отдать под суд, сгноить в тюрьме, застрелить. Был случай, когда г. Кушаков приказал матросам связать их товарища Коршунова за то, что тот отказался идти в баню, так как не имел чистого белья, но матросы наотрез отказались связывать Коршунова".

В № 213 от 23 сентября газета помещает продолжение этой заметки.
„Раз как-то Седов поручил Кушакову сделать съемкуострова Крестового. Не имея никакого представленияо съемке, не употребляя ни бусоли, ни компаса, Кушаковпроизвел такую съемку, которая вызвала самое ироническое отношение со стороны участников экспедиции.
Шутки ради художник Пинегин нарисовал даже карикатуру, где изобразил доктора Кушакова смотрящим в секстант, поставленный раком, на звезды и ордена нанебе. Эта шутка повела к большому скандалу. Кушаков обиделся жестоко и вызвал художника на дуэль, которой Г. Я. Седов, конечно, допустить не мог. Седов хотел даже одного из противников немедленно отправить в сопровождении матроса на родину, чтобы не было повадно другим.
Во время отсутствия Седова участники экспедиции ссорились между собой еще больше.
— Совсем как сибирские собаки с архангельскими,—говорили по этому поводу матросы.»


„Лишь только Седов ушел в путь на полюс, на „Фоке" среди участников экспедиции опять возникли ссоры. Со штурманом Сахаровым у Кушакова произошла настоящая драка: они друг другу разбили зубы. Сахаров кричал:
— Я капитан судна!
А Кушаков:
— Я начальник экспедиции!

Обостренные отношения между кают-компанией и кубриком привели к тому, что однажды Кушаков ударил матроса Линника в зубы. Этот случай вызвал страшное возмущение всей команды, которая заявила свой решительный протест против кулачной расправы".
fisch1
 
Сообщения: 1424
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Кушаков Павел Григорьевич (1870–?)

Сообщение fisch1 » 06 Июль 2016 13:02

Пишет VAGA_LAND

 Павел Кушаков (первый слева) в кают-компании «Святого Фоки».jpg

Нашел в Интернете книгу Павла Кушакова «Два года во льдах на пути к Северному полюсу с экспедицией старшего лейтенанта Г. Я. Седова. Часть I», изданную Главным Гидрографическим Управлением в Петрограде в 1920 году.
На обложке написано «С вступительной статьей Л. Л. Брейтфуса». Ничего себе, «вступительная статья» на 75 страниц! Из-за того, что статья оказалась такой большой, дневниковым записям Кушакова отвели меньше места, и в книге записи заканчиваются 5 декабря 1913 года.
Павел Григорьевич Кушаков родился в 1870 году, в 1906 году окончил Харьковский ветеринарный институт, работал ветеринаром конно-полицейской стражи Ставрополя, в 1912 году переехал в Петербург. В этом же году стал участником экспедиции Седова к Северному полюсу в качестве судового врача. Кушаков по воспоминаниям некоторых участников экспедиции был властным, самоуверенным, не терпящим ничьих возражений человеком, вносящим разлад в дружное общество остальных членов экспедиции. Не пожалел черной краски для Кушакова и Пинегин в своей книге «Георгий Седов», переписав целые куски из его воспоминаний, и соответствующим образом прокомментировав их. Что там было, в чем причина неприязни к Кушакову, таким ли "белым и пушистым" был сам Пинегин - сейчас уже не узнать.


Поход больного Седова к полюсу, возвращение матросов Линника и Пустошного, сообщивших о его смерти, возвращение в Архангельск – все должно было быть во второй части книги. Была ли она напечатана, не знаю.


После возвращения из экспедиции Кушаков получил задание организовать на острове Диксон временную радиостанцию для обеспечения связи с кораблями Гидрографической экспедиции Северного ледовитого океан, зимовавшими в Карском море. С сентября 1916 он руководитель этой станции, получившей статус постоянно-действующей. В 1918 входил в Западно-Сибирский отряд экспедиции гидрографического изучения Северного Ледовитого океана под руководством Вилькицкого. Выполнял задачи обеспечения оборудования для береговых и судовых радиостанций. С 1919 года в эмиграции. В 1920 году Кушаков находился в Лондоне, где им был написан какой-то документ, касающийся развития Северного морского пути. После 1920 года – темнота. Где жил, чем занимался, когда умер –неизвестно.


Полностью http://vaga-land.livejournal.com/678700.html
fisch1
 
Сообщения: 1424
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

След.

Вернуться в Персоналии



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения