Пусеп Эндель Карлович (1909-1996)

История высоких широт в биографиях и судьбах.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Пусеп Эндель Карлович (1909-1996)

Сообщение Иван Кукушкин » 29 Июнь 2008 07:42

Тема по Энделю Пуссэпу обновлена


alex_andr:

Красная Звезда, 28 ноября 2007 г.
http://www.redstar.ru/2007/11/28_11/3_01.html


Дмитрий Гайчиков


Мы помним тебя, Эндель Пусеп!


В эти дни по инициативе Центра национальной славы России проходит акция памяти, посвященная человеку, которого по праву можно назвать образцом служения Отчизне. Правда, там, откуда исходят его родовые корни, пытаются о нем позабыть. Даже надгробие на его могиле снесли. Но люди о нем помнят и делают все, чтобы легендарный полярный летчик, Герой Советского Союза Эндель Пусэп, который в 1942 году доставил советскую делегацию во главе с Молотовым в Великобританию, а затем и в США, что положило начало переговорам об открытии Второго фронта и создании антигитлеровской коалиции, навсегда остался в памяти человечества.




Указ
Президиума
Верховного Совета СССР
О присвоении звания
Героя Советского Союза начальствующему составу Военно-Воздушных Сил Красной Армии


За отвагу и геройство, проявленные при выполнении задания Правительства по осуществлению дальнего ответственного перелета, - присвоить звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда»:
1. Майору Пусэп Энделю Карловичу.
2. Майору Романову Сергею Михайловичу.
3. Майору Штепенко Александру Павловичу.



Председатель Президиума
Верховного Совета СССР М. КАЛИНИН.
Секретарь Президиума Верховного Совета СССР А. ГОРКИН.
Москва, Кремль. 20 июня 1942 г.



Почему он решил стать авиатором, как в его детстве называли летчиков, Эндель Пусэп не смог объяснить, даже покорив воздушный океан. Но сколько себя помнит, мечтал подняться в голубые просторы бескрайнего неба, и это желание, как позже он напишет в своей книге, «никогда во мне не затухало, и ничто так и не смогло его погасить». Возможно, оно появилось после того, как Эндель своими руками по чертежам из журнала «Хочу все знать», не известно каким образом оказавшегося на их хуторе, собрал макет самолета, и тот неожиданно для всех полетел. А может быть, это произошло, когда в районном центре неожиданно сел самолет, и он, тринадцатилетний паренек, тайком от родителей несся сломя голову на лошади двадцать верст, чтобы посмотреть на это чудо, а если разрешат, то и потрогать его руками.

Дома желание Энделя стать летчиком не принимали всерьез, считая это пустой затеей. Мама хотела, чтобы он стал учителем, поскольку, по ее мнению, лучше и почетнее должности нет, а отец полагал, что самое верное - это работа агронома. Оно и понятно, надо было продолжать дело, начатое дедом. А он вместе с тысячами своих земляков и латышей добровольно, а не из-за большевистских репрессий, как кто-то сегодня скажет, переселились в Сибирь, где давали каждому столько земли, сколько можно было освоить. Они построили в Красноярском крае хутора, сохранили в них язык и прибалтийскую жизнь. В одном из таких селений - на хуторе Самовольный - 1 мая 1909 года и родился Эндель. Там он получил первые уроки грамоты, а в соседней станице Ной окончил школу-семилетку. И, наверное, стал бы помогать отцу по хозяйству, как делал уже давно, если бы эстонская секция окружкома партии не направила его как представителя бедняцкой семьи в эстонско-финский педагогический техникум в Ленинграде.

С этим согласились и родители, и сам Эндель, которому младшая сестра отца Альви, уже учившаяся в Ленинграде, шепнула, что там есть школа летчиков. Надо было только выправить свидетельство о рождении. Секретарь сельсовета, который в то утро был не совсем «в себе», сделал это не без труда. Но благодаря этому Эндель смог прибавить себе еще один год, так как в летную школу принимали с восемнадцати, и попросил написать свою фамилию не «Пуусепп», какой она была в действительности, а «Пусэп».

Проучившись год в техникуме, Эндель решил все же осуществить свою мечту и попросил директора отпустить его в военно-теоретическую школу Военно-воздушных сил. После долгих уговоров и разговоров о долге и благородном деле просвещения народа директор все же уступил. Но прежде чем сдавать экзамены, Пусэп и его однокурсник Юрий Мате, также мечтавший о небе, решили сходить... «на Исаакий, для того чтобы самим определить свое самочувствие на высоте 113 метров. Выяснилось, что высота - вещь серьезная. Добираясь по крутым лестницам на самую верхнюю площадку, я инстинктивно прижимался спиной к стене. Подходить к ограждению площадки было просто страшно. В наши сердца впервые вкрался червячок сомнения: а вдруг ничего не выйдет и летчиками нам быть не суждено!»

Но сомнения были излишни - в воздухе Пусэп чувствовал себя так, словно родился в самолете. Азы же летного мастерства познавал сначала в Вольске, затем в Оренбурге. Причем настолько успешно, что после окончания школы в Оренбурге его оставили в ней летным инструктором. А еще через два года направили в только что созданную эскадрилью по полетам «вслепую» (по приборам). Здесь Пусэп преодолел еще одну ступеньку летной науки, выполнив первый такой полет из Ейска в Москву. Здесь же он женился на красавице-казачке, Ефросинье, ранее отбив ее у начальника летной школы. Да и как не уступить такому молодцу, да еще аккордеонисту и вообще человеку во всем положительному. «Он отличался необыкновенным спокойствием и казался медлительным, но тем не менее всегда в срок выполнял любое, даже самое трудное, задание», - вспоминали его товарищи по службе в полярной авиации.

В нее Пусэп пришел в 1938 году уже сложившимся летчиком, специалистом «слепого» самолетовождения. Но еще раньше летал на поиск пропавшего в Арктике самолета Леваневского. Полеты над полярными льдами так захватили Пусэпа, что он остался работать на Севере. Не раз летал на «Северный полюс-1», бывал на других арктических станциях, в том числе и тех, что были расположены на льдинах, отыскивал пути для судов, вел ледовые разведки. Совершая одну из них в Карском море, узнал, что началась Великая Отечественная война. Приземлившись, Пусэп передал по радио рапорт с просьбой направить его на фронт. И уже 8 августа 1941-го полярные летчики вместе со своим комдивом, легендарным Михаилом Водопьяновым, полетели бомбить Берлин.

...До столицы рейха оставалось лететь минут пятнадцать, когда на самолете Пусэпа отказал один мотор.

- Пойдешь вперед? - спросил по рации Водопьянов. - Или, может, вернешься?

- Вперед!

«И вот со свистом тяжелые бомбы полетели вниз... Один за другим запылали в городе исполинские огненные цветы. Освещение моментально было выключено. Только тогда, когда мы легли на обратный курс, связки лучей прожекторов начали ощупывать небо и зенитные пушки нервно залаяли, вспарывая ночное небо рыжеватыми взрывами снарядов», - вспоминал Пусэп в своей книге «Тревожное небо».

Сбросив бомбы, летчики возвращались домой и попали под сильный огонь. Из пробитого бензобака потек бензин. Дотянули только до Эстонии, где на одной из лесных полян экипаж посадил машину. Так Эндель Пусэп впервые оказался на родине предков, и она не подвела его. Встретив мальчика-пастушонка, он на эстонском языке расспросил того, как добраться до линии фронта. По маршруту, указанному им, через болота и леса летчики дошли до своих.

После этого последовали новые полеты. Пусэп бомбил автоколонны, железнодорожные узлы, склады. Летал ночью, в любую погоду. 7 ноября 1941 года его экипажу было поручено сбросить бомбы на электростанцию в Данциге. Отбомбились успешно и взяли курс домой. Но, подлетая к линии фронта, попали под огонь зениток. Загорелся правый крайний мотор, началась бешеная тряска, машина стала разваливаться. «Всем покинуть корабль на парашютах», - приказал Пусэп. Отрегулировав автопилот на планирование, он выпрыгнул из самолета. Приземлились все, но несколько человек, включая самого Пусэпа, получили серьезные травмы. Кое-как добрались до больницы и оттуда дали телеграмму в часть. Когда прибыли к себе в полк, там их ждал сюрприз: тот самый самолет, из которого они выпрыгнули! Оказалось, что он сам приземлился вслед за ними!

К апрелю 1942 года Пусэп совершил 30 ночных бомбардировок военных объектов в глубоком вражеском тылу, в частности, в Берлине, Данциге, Кенигсберге. И здесь потребовался его опыт дальних полетов вслепую: надо было доставить советскую правительственную делегацию во главе с Молотовым на переговоры в Великобританию, а затем в США. Ни Пусэп, ни командующий авиацией дальнего действия Александр Голованов, который поставил перед ним такую задачу, не знали, что президент США Франклин Д. Рузвельт предложил Сталину направить в ближайшее время в Вашингтон наркома иностранных дел СССР В.М. Молотова.

20 апреля 1942 года Москва дала ответ: «Советское правительство согласно, что необходимо устроить встречу В.М. Молотова с Вами для обмена мнениями по вопросу об организации второго фронта в Европе в ближайшее время. В.М. Молотов может приехать в Вашингтон не позже 10-15 мая с соответствующим военным представителем. Само собой понятно, что Молотов побудет также в Лондоне для обмена мнений с английским правительством». Но перед этим Сталин вызвал Голованова и спросил его, как лучше и скорее добраться на самолете до Вашингтона. Тот, просчитав возможные варианты такого полета, предложил маршрут Москва - Англия, проходивший... над вражеской территорией, а затем уже из Англии лететь в США. Такое предложение вызвало в Кремле резкий протест: «Как? Через вражескую территорию? Не может быть и речи...» Но Сталин, подумав, согласился с таким вариантом.

Это был не только полет по мало на то время освоенному маршруту над огромным океаном. Это был еще опаснейший, смелый до дерзости полет над сражающимся миром, над государствами, утопающими в огне войны. На подлете к Вашингтону от тридцатипятиградусной жары закипели два мотора, и самолет, по словам самого Пусэпа, стал напоминать «пончик в масле». Тем не менее 29 мая 1942 года дальний бомбардировщик Пе-8, пилотируемый Энделем Пусэпом, успешно приземлился в американской столице.

- Поздравляю вас с благополучным прибытием из-за океана, - сказал, принимая советских летчиков, президент Рузвельт. - Благодаря этому я имею удовольствие беседовать с таким прекрасным собеседником, как мистер Молотов. Привозите его к нам почаще. Надеюсь, что вы благополучно доставите мистера Молотова обратно в Москву.

Полет на Родину был не менее сложным. Особенно после Великобритании, когда были опубликованы итоги переговоров и немцы могли ожидать возвращения делегации. Учитывая это, англичане предложили лететь через Африку. Но Пусэп от такого варианта отказался и решил продолжить полет по ранее проложенному маршруту. Причем днем и в совершенно безоблачном небе. Что русские способны на такую наглость, немцы не могли себе представить.

За выполнение того задания Пусэп получил звание Героя Советского Союза. Узнав об этом, он удивленно заявил, что ничего особенного не сделал. Но без того полета могло бы не быть ни Тегерана, ни Ялты, ни Потсдама. Это понимают все люди доброй воли. Кстати, в 1980-х в США широко отмечали очередную годовщину полета Молотова. И когда американцы узнали, что в составе советской делегации есть тот самый летчик, который в далеком 1942 году вел самолет, то Пусэпа буквально засыпали цветами. Ему присвоили звание почетного гражданина одного из штатов США. В глазах американцев он был и оставался героем до конца.

Но в 1942 году было еще далеко до Победы, и летчик Пусэп делал все, чтобы приблизить этот миг. Он бомбил вражеские войска под Сталинградом, Курском, Орлом, Белгородом... В 1943 году 890-й авиационный полк дальнего действия, которым командовал Эндель Пусэп, был удостоен почетного наименования «Брянский». Несколько позже полк посетил Александр Фадеев, после чего в записной книжке писателя появились такие строки об Энделе Пусэпе: «Бывший полярник. Мастер полетов вслепую, прекрасно маневрирует под огнем, в снежных и грозовых тучах. Он - белесый,
малого роста, коренастый, светлоглазый, и очень хороша улыбка на чудесном его лице...»


Для летчиков тяжелобомбардировочной авиации война закончилась еще в апреле. «В небе над полями боев, - писал впоследствии Пусэп, - стало слишком тесно. Там хозяйничали полки и дивизии штурмовиков, истребителей и пикировщики фронтовой авиации. С некоторой долей зависти следили мы за делами своих братьев по оружию, которые над пылающими развалинами Берлина добивали все еще огрызавшиеся остатки гитлеровского вермахта». Но в побежденной столице третьего рейха Пусэп все же побывал. Ходил по улицам, рассматривая развалины зданий, обгорелые и разбитые автомашины, танки, опрокинутые и искореженные орудия, провалившиеся тоннели метро. Перед рейхсканцелярией обратил внимание на валявшийся в грязи и пыли символ фашистов - свастику в когтях орла. Простреленная и растрескавшаяся, она теперь служила ступенькой для входа в здание. Смотрел на искореженные железные кресты и читал надписи на фасадах разбитых зданий. Особенно запомнилась ему та, что лаконично была выведена на рейхстаге: «Я пришел. Иванов».

Прошагав по дорогам войны, а точнее, пролетав в боевом небе, Эндель Пусэп мечтал послужить Пятому континенту еще и в мирное время. Но повреждение позвоночника осколком зенитного снаряда заставило его уйти в отставку. При этом Пусэп перенес 5 операций на позвоночнике. Однако не был намерен сдаваться и в 1946 году возглавил управление автотранспорта в Эстонии. Засучив рукава, Пусэп решительно начал наводить порядок в разрушенном войной хозяйстве. Военный кинооператор Семен Школьников, посетивший в то время Пусэпа, писал: «Эндель Карлович сидел на приеме в гражданском костюме, к нему приходили ветераны с орденскими колодками и кричали - ты, крыса, сидевшая во время войны в тылу, будешь нами командовать? - не зная, что он Герой Советского Союза. А он молчал. Показал мне только как-то пятно на стене - в него швырнули чернильницу, он отклонился, и она ударилась в стенку».

Энергию, напористость бывшего летчика заметили: в 1951 году его избрали заместителем председателя Президиума Верховного Совета Эстонской ССР. Постепенно Пусэп обживался и в бытовом плане. Привез из-под Красноярска родителей, получил недостроенный дом, конфискованный у какого-то деятеля, уличенного в нетрудовых доходах. Эндель много ездил по районам, советовался с людьми, сверяя по их отзывам свой «курс». Уже на посту министра социального обеспечения Пусэп наладил в республике выплату пенсий колхозникам. Сам же оставался в тени. Многочисленные ордена и Звезду Героя надевал только в исключительных случаях. В один из таких особенных дней он зашел к друзьям. И Зоя Корчемкина потом рассказывала, как, помогая ему снять китель, она охнула и присела, ошеломленная его тяжестью, чуть ли не до самого пола, так много было на этом кителе государственных наград. «Господи, - сказала она, - как ты носишь всю эту тяжесть?» Пусэп только улыбнулся...

Тем временем контузия все больше давала о себе знать: его начали мучить приступы боли, иногда он даже падал, теряя сознание. Но старался не звать на помощь, так как не хотел, чтобы его видели слабым и немощным. Более того, ему удалось совершить еще один полет: в Минске проводили встречу с французскими летчиками, на которую пригласили и Пусэпа. Поскольку он уже с трудом ходил и не мог ехать на поезде, за ним прислали самолет. А на обратном пути даже позволили посидеть за штурвалом. Это его окрылило, придало сил, которые ему были нужны для встреч с молодежью и рассказов о войне, для походов к Бронзовому солдату. Там он долго стоял, вспоминая всех, с кем добывал Победу. А мимо проходили люди и благоговейно произносили: «Пусэп!» Но...

Не стало Советского Союза, а новой Эстонии ни Пусэп, ни его подвиги стали не интересны. У легендарного летчика даже отобрали жилье и отдали его одному из бывших эсэсовских легионеров. Благо, что тогда еще в Эстонии оставались заводы союзного подчинения, из ресурсов которых Пусэпу выделили квартиру в новом районе. Однако действительность, в которой былые враги стали героями, а герои - никем, все больше угнетала его. В 1996 году Эндель Пусэп умер. Эстонские власти постарались сделать так, чтобы его имя больше не звучало в республике. Лишь жена Пусэпа, которая пережила мужа на несколько лет, каждый год в день его рождения приходила на могилу с красным флагом, тем самым демонстрируя верность не только ему, но и его свершениям и идеалам.

Но герои не умирают. Об этом еще раз напомнила Россия. В ходе акции, посвященной памяти Энделя Пусэпа, Центр национальной славы России намерен восстановить его памятник на кладбище Метсакальмисту в Таллине и ведет на этот счет переговоры с властями Эстонии. Планируется также издать о нем книгу, в том числе на эстонском и английском языках, снять документальный фильм, провести в начале декабря торжественные мероприятия в честь легендарного летчика с участием представителей Великобритании и США.


Спасём нашу «Арктику»! arktika.polarpost.ru
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11711
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Пусеп Эндель Карлович (1909-1996)

Сообщение Иван Кукушкин » 29 Июнь 2008 07:43

padsee :

Пусеп Эндель Карлович

Изображение Изображение
Спасём нашу «Арктику»! arktika.polarpost.ru
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11711
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Пусеп Эндель Карлович (1909-1996)

Сообщение Иван Кукушкин » 29 Июнь 2008 07:44

padsee :

Биография на сайте "Герои страны":
http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=2373

Фильм о Пусэп Эндель Карловиче "Небо-далекое, близкое" 1976 год. Таллин-фильм. Режиссер С.Школьников.
http://mmb-avia.narod.ru/avia/myzei/myzei.htm
Спасём нашу «Арктику»! arktika.polarpost.ru
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11711
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Пусеп Эндель Карлович (1909-1996)

Сообщение Иван Кукушкин » 29 Июнь 2008 07:44

padsee :

http://www.peoples.ru/military/aviation/endel_pusep/
Сайт: Красные соколы

Родился 1 Мая 1909 года в деревне Ной, ныне Партизанского района Красноярского края, в семье крестьянина. Окончил 8 классов, 1 курс педагогического техникума в Ленинграде. В 1928 - 1938 годах и с 1941 года в Красной Армии. До войны жил в Москве. Работал в полярной авиации. В 1929 году окончил военно - теоретическую школу ВВС, в 1931 году - Оренбургскую военную авиационную школу лётчиков.

С Июня 1941 года в действующей армии. К Апрелю 1942 года командир воздушного корабля 746-го авиационного полка ( 45-я авиационная дивизия, АДД ) Майор Э. К. Пусэп совершил 30 ночных боевых вылетов на бомбардировку важных военных объектов в глубоком тылу фашистской Германии, в том числе в города Берлин, Данциг ( Гданьск ), Кёнигсберг ( Калининград ). 20 Июня 1942 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами и при выполнении важного государственного задания, удостоен звания Героя Советского Союза.

С 1946 года Полковник Э. К. Пусэп - в запасе. Жил в городе Таллине. Был заместителем председателя Президиума Верховного Совета Эстонской ССР, членом ЦК КП Эстонии, работал министром социального обеспечения республики, Председатель республиканского комитета защиты мира. Депутат Верховного Совета СССР 4-го созыва. Награждён орденами Ленина, Красного Знамени, Суворова 3-й степени, Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени ( дважды ), Трудового Красного Знамени ( трижды ), Дружбы Народов, Красной Звезды ( дважды ), "Знак Почёта", медалями. Автор книг: "На дальних воздушных дорогах", "Тревожноеи небо" и других.

* * *

Это был рекорд Арктики - самолёт отважного полярного лётчика Ивана Ивановича Черевичного продержался в воздухе 23 часа.

- Знаешь, а мы тебя обставим, - сказал ему Михаил Васильевич Водопьянов.

Черевичный озорно улыбнулся:

- Вызываю на соревнование.

И Водопьянов, известный всей стране лётчик, получивший признание народа за участие в спасении челюскинцев, один из первых в стране Героев Советского Союза, с мальчишеской весёлостью хлопнул тяжёлой ладонью в протянутую руку:

- Принимаем. Оглянулся на второго пилота:

- Женька, ты как ?

- Не вижу повода для отказа, - как всегда серьёзно ответил Эндель Пусэп, которого здесь, в Арктике, все называли Женей. Наверное, в глазах пилотов этого сурового края такое имя звучало мягко, больше соответствовало открытому, доброжелательному характеру Энделя. Диссонировала с его призванием и фамилия. "Пусэп" в переводе с эстонского значит "столяр". Хотя в роду Пусэпов все занимались хлебопашеством, а он стал полярным лётчиком.

Они заправили баки горючим до предела и утром 21 Июня 1941 года поднялись в ледовую разведку над Карским морем. После 25 часов полёта тяжёлая летающая лодка, дотянув до базы, вздыбила водную гладь Енисея. Все были довольны - рекорд побит... А через несколько минут узнали, что фашистская Германия вероломно напала на нашу страну. Сразу посуровевший, Водопьянов твёрдо заявил:

- Поеду в Москву проситься на фронт.

- Не забудь о нас, - напомнил Пусэп.

Интересные зигзаги вычерчивает иногда судьба на жизненном пути человека. И всё же то обстоятельство, что крестьянский паренёк Эндель Пусэп стал лётчиком, нельзя считать случайным.

Удивительно другое. Он, эстонец, родившись в глухомани Красноярского края, многие годы ощущал в себе волнующий зов родной земли. Особенно остро желание вернуться в отчий край возникало, когда слушал рассказы старших о янтарном море, древнем Таллине... И не его вина, что встреча эта состоялась лишь после Великой Отечественной войны - Герой Советского Союза Эндель Карлович Пусэп возглавил республиканское управление автотранспорта. Осев уже постоянно в Эстонии, неожиданно затосковал по далёким таёжным просторам. Однако минуло больше 10 лет, пока смог осуществить задуманное - съездить в Манский район, что на Красноярщине.

С помощью местных жителей Пусэп безуспешно пытался разыскать свой хутор Самовольный. В тайге сохранилось лишь несколько ровных прямоугольников от фундаментов бывшего некогда поселения. Но всё равно состоялась встреча с юностью, так волнующая человека, уже повидавшего жизнь, знающего ей цену. Здесь он был тоже на родной земле, все считали его земляком. Не случайно именно в Красноярске вышла первая книга Пусэпа, переведенная позже на эстонский язык. Да что книга - она вместила лишь часть пути полярного и военного лётчика. Ту часть, которая была до предела насыщена риском и опасностями: работа в Арктике, годы войны. А как завязывались первые узелки на жизненной стезе, во что верил и что ненавидел будущий отважный пилот, о чём мечтал и как достиг выбранной цели ?

Эндель Карлович был уже не молод, но бодр, подвижен. Невысок ростом. Узкая белая бородка, строгий синий галстук, глаза из - под очков смотрели пытливо, на пиджаке 6 рядов орденских планок, значок почётного полярника. Вспоминал о прошлом охотно, будто сам немного удивлялся: неужели это с ним, Пусэпом, такое происходило...

Чтобы стала понятнее судьба парнишки из таёжного хутора, несколько опередим его рассказ. Когда Пусэпа назначили министром социального обеспечения Эстонии, он сказал на первом же совещании коллектива: "К нам за помощью обращаются люди особой категории: инвалиды, пенсионеры. Мы обязаны делать для них всё, что положено по закону... И ещё чуть - чуть от себя". Поняли сотрудники аппарата, что новый министр ожидает от них творческой активности, высокой гражданственности, чуткости, а не просто формального исполнения служебных обязанностей. Вот этой несложной вроде бы формуле "и чуть - чуть от себя" Эндель Пусэп следовал всегда сам.

Да, почему же эстонский мальчишка очутился в Восточной Сибири ? Тут надо вспомнить историю: эстонцы, исконные крестьяне, всегда называли себя "детьми земли". Дед Энделя - Иозеп Соо много лет отрывал от семьи крохи для выкупа за маленький надел. А когда полностью погасил всю сумму, помещик без зазрения совести изрёк: "Ничего ты мне не платил, проваливай отсюда". Никаких документов, расписок у старого Иозепа не было. Нигде не смог доказать свою правоту, и тогда семья собралась в дальнюю дорогу. Многие уезжали на край света в поисках лучшей доли. В тайге корчевали участки, ставили дома. Так появились Самовольные хутора. Рядом с эстонцами селились такие же безземельные латыши. Сибирь стала им второй родиной.

Для Энделя Советская власть пришла на хутор тихо и незаметно в лице его отца Карла Пусэпа, которого выбрали первым председателем сельсовета. Тихо потому, что в хуторах жили бедняки, поднятые нуждой с родных подворий на чужбину. А позже самоотверженно дрались за свою власть, отбивались от бандитов, карателей и ещё бог знает от кого. Хорошо помнит Эндель, как ему, тогда 9-летнему мальчонке, командир партизанского отряда подарил японский карабин. Стрелять в тайге быстро научился: ни одной пули мимо цели.

И ещё появилось у Энделя увлечение - вместе с братом клеили из бумаги самолёты, привязывали шпагатом, бегали под горку... В 1922 году впервые увидел настоящий самолёт, летевший низко над тайгой к станице. Опрометью бросился во двор, схватил за уздечку лошадь, помчался без седла как оголтелый, за 20 верст. Успел... Самолёт стоял на базарной площади, вокруг важно прохаживался механик - в кожаной куртке, тёплом шлеме. Не один час вертелся рядом докучливый мальчуган, засыпал вопросами: "А это что ?", "А это зачем ?", пока механик не посоветовал: "Учись на пилота, сам всё узнаешь". Легко сказать: "Учись". Только вот где ?

В общем - то судьба всё же баловала Энделя. Ходить в станичную школу - далеко, да и не было обувки. Грамотой хуторским ребятам помогал овладевать бывший ссыльный учитель, Вольдемар Карлович Оя. Вместо учебников пользовались журнальным приложением "Гимназия на дому". С большой любовью, видно, проводил уроки Вольдемар Карлович - в 1925 году Эндель поступил сразу в 5 класс, а через пару лет ему вручили свидетельство об окончании семилетки. Годом раньше, когда услышали горькую весть о смерти В. И. Ленина, трое парнишек пошли через заснеженную тайгу в станицу Шалинскую, попросили записать их в комсомол.

А вот ещё удивительное - Эндель встретил своего первого учителя в Эстонии уже после Великой Победы. Вольдемар Карлович Оя нёс в ту пору "тяжёлый портфель" первого министра просвещения республики.

Ох, сколько же тогда было трудностей ! Фронт переместился на стройплощадки: восстанавливались из руин заводы и фабрики, города и сёла, залечивались раны войны. Но всё это потом...

Окружком партии послал комсомольца Энделя Пусэпа, как "представителя бедняцкой семьи", на учёбу в Ленинградский педагогический техникум. Эндель поехал охотно, только слегка отступил от направления, сделал "чуть - чуть от себя" - подал документы в военно - теоретическую школу лётчиков. Практические навыки совершенствовал в Вольске, затем в Оренбурге. Мечта претворилась в жизнь: эстонский парнишка с глухого сибирского хутора в 1930 году, после успешного окончания 3-й военной школы лётчиков, стал командиром ВВС РККА.

Молодой авиатор стремился в часть, а его оставили в Оренбурге инструктором. Летал Пусэп виртуозно. Рядом с ним курсанты невольно загорались, старались походить на своего наставника. Воспитывая курсантов, Эндель и сам шлифовал профессиональное мастерство.

В те годы барьером в действиях авиации являлись слепые полёты. Пусэп к служебным обязанностям инструктора добавлял "чуть - чуть от себя" - без разрешения пробовал подниматься в непогоду, выполнял сложные фигуры в условиях плохой видимости, за что неоднократно получал замечания. Успешно преодолел ещё одну ступеньку лётной науки - получил перевод в Ейск, где создавалась первая в стране эскадрилья по полётам вслепую.

Зачётным полётом Ейск - Москва - Ейск руководил флаг - штурман ВВС И. Г. Спирин, участник высадки знаменитой экспедиции И. Д. Папанина. Вели самолёты под чёрными колпаками, только по приборам. Для посадок приборов не было, лишь сзади подвешивали к машине 30-метровую железную цепь. Она - то и давала знать лётчику о расстоянии до земли. Опыт помог - Пусэп заслужил "отлично".

Памятно Энделю и участие в поисковой группе. Пропал Сигизмунд Леваневский, стартовав 12 Августа 1937 года в Северную Америку через Арктику. Легендарного участника папанинской эпопеи, отважного пилота с Звездой Героя, прекрасного человека искали несколько месяцев, не считаясь с погодой, усталостью. Выматывались из сил, отсиживались на случайных зимовках. До сих пор судьба экипажа остаётся одной из трагических загадок Севера - самолёт Леваневского обнаружить не удалось.

Во время поисков Пусэп познакомился с кинорежиссером Романом Карменом. Они были сродни характерами: оба беспокойные, ищущие. Вместе пережидали пургу на Земле Франца - Иосифа. О многом тогда довелось побеседовать. В последний раз встретились в Таллине, уже после войны.

- Женька ! - взволнованно воскликнул Кармен. - Как я рад тебя видеть.

Крепко обнялись два старых товарища - мечтатели, единомышленники, бойцы... Кармен рассказывал Пусэпу о своём фильме "Неизвестная война", который заканчивал вместе с представителями американского телевидения. Серия документальных лент о войне - начало гитлеровского нашествия, блокада Ленинграда, оборона Москвы, Сталинградская битва и Курская дуга, падение Берлина, лагеря смерти, разрушенные города...

- Они должны знать, чем пахнет война, - убеждённо говорил Кармену военный лётчик Герой Советского Союза Эндель Карлович Пусэп.

Уж он - то знал войну. В числе первых бомбил фашистский Берлин в Августе 1941 года, развеивая миф нацистской пропаганды о "чистом небе" над рейхом. Хорошо запомнил и тот, второй день войны, когда группа полярных лётчиков прилетела в Москву. Со списком добровольцев Водопьянов пошёл в Генеральный штаб. Всех полярников по его просьбе назначили в один полк, а 1-ю бомбардировочную дивизию авиации дальнего действия возглавил сам Водопьянов.

Через несколько дней Пусэп и его товарищи уже были на волжском заводе, где завершалось оснащение тяжёлых бомбардировщиков ТБ-7. Грозные машины, вооружённые скорострельными пушками и пулемётами, могли с большим грузом совершать рейды в несколько тысяч километров. На заводском аэродроме отчаянно торопились: сводки с фронта заставляли яростно сжимать кулаки, забывать об усталости и сне. Наконец наступил долгожданный день: командир дивизии Водопьянов доложил командованию о готовности к боевым действиям.

Ещё в период формирования дивизии, Генштаб планировал бомбовый удар по цитадели фашизма - Берлину. Геринг хвастливо заявлял, что ключи от Берлинского неба находятся у него в кармане. Ему вторил Геббельс, безудержно раздувая успехи гитлеровских армий в первые месяцы войны.

Августовским вечером 1941 года тяжёлые машины поднялись в воздух. В первом самолёте, где командиром был Водопьянов, в кресле второго пилота сидел Пусэп. На максимальной высоте прошли над Балтикой. За 20 минут до Берлина отказал правый крайний двигатель. Альтиметр показывал 7000 высоты.

- В правом крайнем моторе упало давление масла, - доложил бортинженер. - Выключаем...

Все напряжённо ожидали решения командира.

- Ложимся на боевой курс, - коротко приказал Водопьянов.

Никогда не забыть Пусэпу тех мгновений: под крылом самолёта они видели разлив огней столицы фашистской Германии. Опьянённые военными успехами в Европе, нацисты считали Берлин недоступным для ударов с воздуха.

"Внимание ! Мы над целью !" - докладывает штурман Александр Павлович Штепенко.

Бомбы понеслись вниз, земля озарилась огненными всполохами. Задание выполнено ! С опозданием в несколько минут захлебнулись лаем зенитки. Но этих минут хватило, чтобы развернуть боевую машину на 90 градусов, уйти из зоны обстрела. По всей вражеской территории метались лучи прожекторов, очередями рвались в небе зенитные снаряды.

Боевое задание выполнено. Самолёт возвращается домой. В районе Данцига вокруг него начали рваться снаряды врага. Пробиты бензобаки. Горючее вытекает. Его хватило только до Эстонии. С трудом выбрали опушку, со скрежетом, сбивая кроны деревьев, удачно сели, если не считать исковерканных плоскостей.

Через несколько часов лесного перехода лётчики встретились с мальчишкой. Тот испуганно смотрел на незнакомых людей с оружием.

- Не бойся, - успокоил его по - эстонски Пусэп. - Скажи, где мы сейчас ?

Так состоялась его первая встреча с родной землёй.

Несколько дней по лесам и болотам лётчики пробирались к своим. А через месяц вновь отправились в боевой рейс.

За первый год Великой Отечественной войны Э. К. Пусэп 30 раз бомбил военно - промышленные обьекты в глубоком тылу врага. Год войны за 3 официально считается. Условное это мерило разве может выразить фронтовые будни авиационного полка, напряжённую обстановку полевого аэродрома, когда спят в комбинезонах и чутко ловят в ночной мгле знакомый рокот мотора самолёта возвращающегося товарища.

После посещения авиационного полка в 1944 году в записной книжке писателя А. Фадеева появились такие строки об Энделе Пусэпе: "Бывший полярник. Мастер полётов вслепую, прекрасно маневрирует под огнём, в снежных и грозовых тучах. Он - белесый, малого роста, коренастый, светлоглазый, и очень хороша улыбка на чудесном его лице..."

Вовсе не случайной оказалась встреча писателя с пилотом. И даже не потому, что Пусэп, совершив уже десятки успешных боевых вылетов на бомбардировщике дальнего действия, удостоился многих орденов. Фадеева интересовали подробности перелёта под командованием Энделя через океан в Америку с советскими дипломатами на борту.

19 Мая 1942 года тяжёлый 4-моторный бомбардировщик взял курс на Великобританию и далее через Исландию и Канаду - в Вашингтон. Этот маршрут в Москве посчитали не только самым коротким, но и, как ни парадоксально, самым безопасным, поскольку проходил он через линию фронта. Вряд ли немецкая служба безопасности могла предположить столь дерзкий перелёт. Риск оправдался сполна.

Пока в Лондоне длились дипломатические переговоры, советские авиаторы осматривали город. В специальной гостинице Пусэп познакомился с личным пилотом американского президента Рузвельта - весёлым здоровяком, пытавшимся произносить русские слова. На другой день он, показав Энделю свой "Дуглас", предложил, что очень естественно, совершить круг над столицей Великобритании. Эндель согласился, и вот уже под крылом плывут размытые в лёгкой дымке очертания городских сооружений. Когда американец жестом пригласил сесть на командирское место, Пусэп, опасаясь обвинения в недостатке опыта или боязни, взялся за штурвал. Минут 40 кружили они над Лондоном.

- Ох, и попало же мне тогда, - вспоминал позднее Эндель Карлович. - И поделом - без спроса на такое решился. Объяснил всё честно, как было, - поняли, простили...

Из "туманной Англии" курс лежал в Соединенные Штаты Америки. В ту пору не только военные стратеги, но и мальчишки в младших классах толковали про второй фронт: его так долго не открывали союзники, что название это стало нарицательным. Даже если хотели упрекнуть кого - либо в медлительности, зачастую добавляли: "Тянешь, как со вторым фронтом".

Советские дипломаты летели на встречу с Рузвельтом, чтобы уточнить сроки начала боевых действий союзных войск. Рейс был трудный: через горы и туманы, над арктическими льдами, с приземлением на незнакомых полосах.

12 Июня 1942 года "Правда" напечатала официальные сообщения о переговорах в Лондоне и Вашингтоне под общим заголовком "Укрепление боевого содружества Советского Союза с Великобританией и Соединенными Штатами Америки". По всей стране трудящиеся на митингах поддерживали акцию Советского правительства.

А 21 Июня был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении звания Героя Советского Союза Э. К. Пусэпу "за отвагу и геройство, проявленные при выполнении задания Правительства по осуществлению дальнего ответственного перелёта..." С фото на газетной странице серьёзно смотрел Майор Э. К. Пусэп, словно чеканил: "Готов выполнить любое задание Родины". В том же году он стал командиром авиаполка.

В 1944 году Фадеев назвал Пусэпа "выдающимся лётчиком". Разве мог предположить Эндель Карлович, что вскоре придётся расстаться с авиацией ! Контузия позвоночника осколком зенитного снаряда разлучила его с Пятым океаном. Добавим лишь: в связи с ранением Пусэп перенёс 5 операций на позвоночнике.

Как уже упоминалось вначале, после войны Эндель Карлович возглавил управление автотранспорта в Эстонии, забрал из - под Красноярска родителей, стал привыкать к мирной жизни. Впрочем, мирной ли ? Всеми силами старался наладить работу транспорта в республике. На грузовики натягивали брезентовые тенты - в таких автобусах ездили люди. Энергию, напористость бывшего лётчика заметили: в 1951 году избрали заместителем председателя Президиума Верховного Совета Эстонской ССР. Президентом республики вначале был писатель А. Якобсон, которого сменил биолог академик И. Эйхфельд.

Пусэп, ежедневно сталкиваясь g широким кругом самых неожиданных вопросов, всегда добавлял в их решение "чуть - чуть от себя". Именно в это время в Эстонии начал действовать первый в стране закон об охране природы, точно обозначив ответственность производственников, строителей и всего населения за состояние окружающей среды. Уже на посту министра социального обеспечения Пусэп наладил в республике выплату пенсий колхозникам.

Эндель много ездил по районам, советовался с людьми, сверяя по их отзывам свой "курс". Однажды познакомился с Эльминэ Этсман - одной из первых эстонских трактористок. Водить степной корабль её научил отец, сельский механизатор. Беседа с этой женщиной трезвого ума, острого взгляда запала в память. Они не раз встречались - и на совещаниях в Таллине, и в колхозе "Тарвасту". Когда Эльминэ сменила отца за штурвалом комбайна, Эндель Карлович столкнулся с явной несправедливостью: одному из основателей колхоза не хватало стажа для получения неурезанной пенсии. Формальность, но как её обойти ? По инициативе Пусэпа в Эстонии ввели персональные пенсии для ветеранов колхозного строя. Вскоре Эльминэ Этсман узнала вся страна - Герой Социалистического Труда, депутат Верховного Совета СССР нескольких созывов...

Председатель республиканского Комитета защиты мира, президент Федерации авиационного спорта Э. Пусэп и знатный механизатор Э. Этсман изредка встречались и после. Однажды Эльминэ поделилась с Энделем Карловичем материнской гордостью:

- Передала сыну свой именной комбайн "Нива".

Они стояли на Таллинской площади в ясный летний день и разговаривали о насущных делах. Серебристый лайнер с лёгким рокотом шёл на посадку. Пусэп проводил его взглядом:

- Хорошо, когда небо чистое.

В устах военного лётчика эта фраза несла понятный всем честным людям на земле смысл...
Спасём нашу «Арктику»! arktika.polarpost.ru
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11711
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Пусеп Эндель Карлович (1909-1996)

Сообщение Иван Кукушкин » 29 Июнь 2008 07:45

padsee :

Пусеп Эндель Карлович.

"С 1946 года Полковник Э. К. Пусэп - в запасе. Жил в городе Таллине. Был заместителем председателя Президиума Верховного Совета Эстонской ССР, членом ЦК КП Эстонии, работал министром социального обеспечения республики, Председатель республиканского комитета защиты мира. Депутат Верховного Совета СССР 4-го созыва. Награждён орденами Ленина, Красного Знамени, Суворова 3-й степени, Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени ( дважды ), Трудового Красного Знамени ( трижды ), Дружбы Народов, Красной Звезды ( дважды ), "Знак Почёта", медалями. "

Родился 1 Мая 1909 года в деревне Ной, ныне Партизанского района Красноярского края

Однако 100 летний юбилей грядет.

Но похоже для сегодняшней Эстонии не герой...

:(
Спасём нашу «Арктику»! arktika.polarpost.ru
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11711
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Пусеп Эндель Карлович (1909-1996)

Сообщение Иван Кукушкин » 29 Июнь 2008 07:45

краткая ревизия имеющегося:

википедия [url]http://ru.wikipedia.org/wiki/Пусэп%2C_Эндель_Карлович[/url]

Пусэп, Эндель Карлович
Материал из Википедии — свободной энциклопедии Эндель Карлович Пусэп
1 мая 1909—18 января 1996


Место рождения Енисейская губерния, Россия
Место смерти Таллин, Эстония
Принадлежность СССР
Род войск ВВС
Годы службы 1928—1938, 1941—1946
Звание Полковник



Э́ндель Ка́рлович Пу́сэп (эст. Endel Puusepp; 1 мая 1909 — 18 января 1996) — советский лётчик, по национальности эстонец. Награждён орденами Ленина, Красного Знамени, Суворова 3-й степени, Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени (дважды), Трудового Красного Знамени (трижды), Дружбы Народов, Красной Звезды (дважды), «Знак Почёта», медалями.

1 Начало карьеры
2 Великая Отечественная война
3 После войны
4 Ссылки



Начало карьеры

фотография: Отец Энделя Пусэпа — Карл, георгиевский кавалер.


Изображение

Родился на хуторе Самовольный (Енисейская губерния, ныне Партизанского района Красноярского края) в семье эстонских крестьян-бедняков, переселившихся в Сибирь во время столыпинской реформы. С детства мечтал стать лётчиком; окончив школу-семилетку, как представитель бедняцкой семьи был отправлен в эстонско-финский педагогический техникум в Ленинграде. Проучившись там один год, перешёл в военно-теоретическую школу Военно-воздушных сил в Вольске и успешно окончил её в 1929 году. До 1931 года совершенствовал навыки в Оренбургской военной авиационной школе лётчиков, затем работал там инструктором, был направлен в только что созданную эскадрилью по полетам «вслепую» (по приборам) и совершил первый «слепой» перелёт (из Ейска в Москву). С 1938 года работал в Управлении полярной авиации Главсевморпути, участвовал в поисках пропавшего лётчика Леваневского, несколько раз приземлялся на дрейфующей станции «Северный полюс — 1». Узнав о начале войны, Пусэп потребовал перевода на передовую; откомандирован из Главсевморпути в 412-й (с августа 1941 года — 432-й, с 3 декабря 1941 года — 746-й) тяжёло-бомбардировочный авиационный полк 81-й бомбардировочной авиационной дивизии дальнего действия, самолёты которого базировались на аэродроме в районе города Коврова Владимирской области.


Великая Отечественная война

Фотография: Пусэп (слева) на обложке «Огонька».


Изображение

8 августа 1941 года Пусэп под командованием Михаила Водопьянова совершил первый боевой вылет, успешно подвергнув бомбардировке Берлин. Возвращаясь на базу, самолёт Пусэпа был повреждён вражескими зенитками: из пробитого бензобака потекло горючее. Пусэп совершил вынужденную посадку в захваченной немцами Эстонии, впервые оказавшись на родине предков. Покинув повреждённый самолёт, экипаж встретил перепуганного мальчика-пастуха; благодаря Пусэпу, не забывшему эстонский язык, лётчики смогли узнать у него дорогу до линии фронта и вернулись к своим, избежав плена. К апрелю 1942 года Эндель Пусэп совершил 30 ночных боевых вылетов, нанеся бомбовые удары по Берлину, Данцигу и Кенигсбергу.

В мае 1942 года ему было поручено доставить советскую делегацию во главе с Молотовым для переговоров сначала в Великобританию, а затем в США. Лететь предполагалось через линию фронта над территорией, занятой немецкими войсками, — считалось, что вражеская разведка не сможет предугадать настолько смелый и внешне безрассудный ход. 19 мая 1942 года тяжёлый 4-моторный бомбардировщик Пе-8 взял курс на Великобританию и далее через Исландию и Канаду — в Вашингтон. Экипаж Пусэпа лично принимали Уинстон Черчилль и Франклин Рузвельт. После успешного завершения переговоров и возвращения в СССР Пусэпу был присвоено звание Героя Советского Союза «за отвагу и геройство, проявленные при выполнении задания Правительства по осуществлению дальнего ответственного перелёта».

После прославившего его имя трансантлантического перелёта Пусэп бомбил вражеские войска под Сталинградом, Курском, Орлом и Белгородом. Во время одного из вылетов был ранен шрапнелью в область позвоночника, перенёс 5 операций. По окончании войны вышел в отставку по состоянию здоровья в звании полковника (1946).


После войны

В послевоенное время Пусэп жил в Таллине, был заместителем председателя Президиума Верховного Совета Эстонской ССР, членом ЦК КП Эстонии, председателем республиканского комитета защиты мира, депутатом Верховного Совета СССР 4-го созыва, работал министром социального обеспечения республики. Похоронен на кладбище Метсакальмисту.


Ссылки

Пусэп, Эндель Карлович на сайте «Герои страны» http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=2373
http://www.peoples.ru/military/aviation/endel_pusep/
http://www.redstar.ru/2007/11/28_11/3_01.html
http://www.izvestia.ru/hystory/article3111244/
http://www.kp.ru/daily/23911/68006/
Книга Э. К. Пусэпа «На дальних воздушных дорогах» (1975)
Книга Э. К. Пусэпа «Тревожное небо» (1978)
Спасём нашу «Арктику»! arktika.polarpost.ru
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11711
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Пусеп Эндель Карлович (1909-1996)

Сообщение Иван Кукушкин » 29 Июнь 2008 07:46

краткая ревизия имеющегося:

Герои Страны http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=2373

Пусэп Эндель Карлович
1. 5. 1909 - 18. 1. 1996
Герой Советского Союза
Даты указов: 20.06.1942 ( медаль № 592)
Памятники: Надгробный памятник




Пусэп Эндель Карлович – командир воздушного корабля 746-го авиационного полка 45-й авиационной дивизии дальнего действия, майор.

Родился 1 мая 1909 года в деревне Ной ныне Партизанского района Красноярского края в крестьянской семье. Эстонец. Член ВКП(б)/КПСС с 1940 года. Окончил 8 классов, 1 курс педагогического техникума в Ленинграде (с 1965 года – город-герой, с 1991 года – Санкт-Петербург).

В Красной Армии в 1928-38 годах и с 1941 года. Жил в Москве (с 1965 года – город-герой). В 1929 году окончил Ленинградскую военно-теоретическую шко¬лу ВВС РККА, в 1931 году - 3-ю военную школу лётчиков и летнабов имени К.Е. Ворошилова в городе Оренбурге. С 1938 года работал в Управлении полярной авиации Главсевморпути.

В качестве второго пилота самолёта ТБ-3 (командир М.В. Водопьянов) в 1938 году участвовал в поисках экипажа самолёта С.А. Леваневского, пропавшего в Арктике; проводил воздушную ледовую разведку над Северной Якутией.

Участник Великой Отечественной войны с 1941 года. Постановлением Государственного Комитета Обороны № ГКО-143сс от 14 июля 1941 года капитан Пусэп Э.К. откомандирован из Главсевморпути в 412-й (с августа 1941 года - 432-й, с 3 декабря 1941 года - 746-й) тяжёло-бомбардировочный авиационный полк 81-й бомбардировочной авиационной дивизии дальнего действия, самолёты которого базировались на аэродроме в районе города Коврова Владимирской области.

Утром 10 августа 1941 года Э.К. Пусеп в качестве второго пилота в экипаже командира 81-й авиадивизии М.В. Водопьянова с аэродром Пушкин (Ленинградская область) вылетел на бомбардировку столицы фашистской Германии Берлина. Семь из восьми «ТБ-7» нанесли бомбовые удары по военным объектам противника и сбросили листовки. Но на обратном пути экипажу Водопьянова пришлось на подбитом самолёте совершить вынужденную посадку и пробираться к своим через линию фронта по оккупированной гитлеровцами эстонской земле. Лётчиков спасло то, что Эндель Пусеп – эстонец. Он на родном языке поговорил с мальчишкой-пастухом, который показал правильную дорогу…

К апрелю 1942 года командир воздушного корабля Э.К. Пусэп совершил тридцать ночных боевых вылетов на бомбардировку важных военных объектов в глубоком вражеском тылу, в том числе в городах Берлин, Данциг (ныне Гданьск, Польша), Кёнигсберг (ныне Калининград – областной центр).

В мае 1942 года майор Пусэп Э.К. в качестве командира экипажа (второй пилот капитан Обухов В.М., штурманы: капитаны Штепенко А.П. и Романов С.М.) на бомбардировщике «ТБ-7» доставил правительственную делегацию СССР во главе с министром иностранных дел СССР Молотовым В.М. в США рискованным маршрутом через Германию, с промежуточными посадками в Шотландии, Исландии и Канаде. 12 июня 1942 года уникальная историческая миссия благополучно завершилась на центральном аэродроме Москвы.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 июня 1942 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм майору Пусэпу Энделю Карловичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 592).

С октября 1942 года до окончания войны, а затем по май 1946 года, подполковник Пусэп Э.К. – командир 890-го авиационного полка дальнего действия, удостоенного в сентябре 1943 года почётного наименования «Брянский».

В марте 1943 года подполковник Э.К. Пусэп выполнил ещё одно особое правительственное задание. В качестве командира экипажа (второй пилот капитан М.В. Родных, штурман подполковник С.Ф. Ушаков) он доставил делегацию Советского правительства в Англию и совершил обратный перелёт в Москву. Поручение составляло государственную тайну — следовало доставить правительственный пакет королю Великобритании Георгу VI.

С 1946 года полковник Пусэп Э.К. - в запасе, а затем в отставке. Жил в столице Эстонии городе Таллине. Был заместителем председателя Президиума Верховного Совета Эстонской Советской Социалистической Республики, членом ЦК Коммунистической партии Эстонии, работал министром социального обеспечения Эстонской ССР, Председателем республиканского комитета защиты мира. Избирался депутатом Верховного Совета СССР 4-го созыва.

Заслуженный ветеран скончался 18 января 1996 года, не выдержав издевательств эстонских властей, которые после развала СССР передали квартиру Героя одному из бывших «эсэсовских» легионеров... Похоронен в Таллине на кладбище Метсакальмиста.

Изображение

Награждён орденом Ленина, орденами Красного Знамени, Суворова 3-й степени, Александра Невского, двумя орденами Отечественной войны 1-й степени, тремя орденами Трудового Красного Знамени, орденом Дружбы народов, двумя орденами Красной Звезды, орденом «Знак Почёта», медалями.

Сочинения:
На дальних воздушных дорогах. — М.: Воениздат, 1975;
Тревожное небо. — Таллин: Ээсти раамат, 1978.



Биография предоставлена Уфаркиным Николаем Васильевичем
Источники


Герои и подвиги. Книга 7. М.: Воениздат, 1981
Герои огненных лет. Книга 7. М.: Московский рабочий, 1984
Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь. Т.2. М.:Воениз.1988.
Достоин звания героя. - Красноярск: Красноярское кн. изд., 1975


Дополнительные ссылки

Биография Героя – на сайте «Красные Соколы»
Спасём нашу «Арктику»! arktika.polarpost.ru
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11711
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Пусеп Эндель Карлович (1909-1996)

Сообщение Иван Кукушкин » 29 Июнь 2008 07:46

Заметка Энделя Пусэпа "Боевой Путь" в газете "Труд" за 8 мая 1955.

(пока без OCR)

Изображение
Спасём нашу «Арктику»! arktika.polarpost.ru
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11711
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Пусеп Эндель Карлович (1909-1996)

Сообщение Иван Кукушкин » 29 Июнь 2008 07:49

посмотреть бы вот эти фонды:

http://guides.rusarchives.ru/browse/gbfond.html?bid=104&fund_id=56862

Фонды личного происхождения. Российский государственный архив экономики.
Фондообразователь Штепенко А. П.
Номер фонда ф. 261
Объем 175 д.
Крайние даты 1929 - 1964 гг.

Историческая справка

ШТЕПЕНКО Александр Павлович (1904 - 1966), главный штурман полярной авиации, Герой Советского Союза

Аннотация

Воспоминания (1950 - 1964): "Лето, 1936 год", "Лето, 1937 год", "Год 1937-й", "1940-й год, зима", "О полете в Данциг в ночь с 6 на 7 ноября 1941 г.", "О летчике".

Историко-художественные произведения (1946 - 1964): "Записки штурмана", "Годы мира", "Советская полярная авиация", "Чайки над полюсом", "Особое задание", "Боевое крещение", "Ночь над Германией", "Снова в Арктике".

Дневники (1934 - 1949, 1953 - 1964).
Документы о летно-штурманской работе (1935 - 1949).
Альбомы и фотографии ледовых разведок в 1935, 1936 гг., экспедиции по поиску С. А. Леваневского (1937), полета с В. М. Молотовым в Великобританию и США (1941).
Письма полярных исследователей и летчиков: М. Н. Каминского, И. Д. Папанина, К. З.(?) Пуссэпа и др. (1935 - 1953).
Письма родственникам (1935 - 1953).
Биографические документы (1929 - 1956).
Фотографии индивидуальные и групповые.
Спасём нашу «Арктику»! arktika.polarpost.ru
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11711
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Пусеп Эндель Карлович (1909-1996)

Сообщение Иван Кукушкин » 29 Июнь 2008 07:49

Фото #60195
Майор Энделл Пуссеп
Описание: Герой Советского Союза, летчик авиации дальнего действия, майор Энделл Пуссеп.
Место: Россия
Дата события: 28.10.1942
Автор: Кричевский А.
Источник: РИА Новости
Оригинал: 35 мм негатив
Дата поступления: 28.01.2005
Архивный номер: RIA05-010783, А75-547

http://visualrian.ru/images/item/60195

Изображение
Спасём нашу «Арктику»! arktika.polarpost.ru
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11711
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Пусеп Эндель Карлович (1909-1996)

Сообщение Иван Кукушкин » 29 Июнь 2008 07:49

...Они возвращались чаще всего уже под утро, после многих часов полета, тысяч километров пути, зачастую в сплошной облачности, прозах, обледенении, резкой болтанке, возвращались, пройдя сквозь плотный заградительный огонь зенитной артиллерии, отбившись от атак ночных истребителей противника...

Легко понять то почтение, с которым летчики «дневной» авиации взирали на своих коллег, летавших на «Пе-восьмых». В самом деле, чего стоили одни названия пунктов, которые они бомбили! Представьте себе: война подошла уже к самому Подмосковью, на полетных картах в наших планшетах раздражающе мельтешат названия дачных поселков. Берлин представляется не столько городом, сколько неким мрачным, бесконечно далеким символом фашизма — его так тогда и называли: «Логово фашистского зверя». А для этих ребят Берлин — цель! Вполне конкретная, деловая, почти будничная, хотя и, слов нет, весьма плотно прикрытая зенитным огнем цель.

...Как-то в нелетную погоду я оказался вечером в столовой за одним столиком с командиром дальнего бомбардировщика Пе-8 капитаном Энделем Карловичем Пуссепом — в недалеком прошлом полярным летчиком. Мы были немного знакомы еще с довоенных времен, и я, на правах этого знакомства, прямо выложил ему все, что думал о трудности и рискованности их дальних рейдов.

— Ну да? — удивился Пуссеп. — А мы считаем, что наша работа спокойнее вашей. Иду я себе где-нибудь тысячах на восьми, зенитка достает такую высоту не очень-то прицельно: можно сказать, почти на излете. Истребитель там тоже вроде сонной мухи. Кто мне чего сделает?..

Разумеется, мой собеседник изрядно преувеличил «спокойствие», будто бы сопутствующее его боевой работе. Но преувеличил — я уверен в этом — вполне искренне. И не потому, что не понимал действительной меры грозящих ему опасностей, а потому, что считал риск в истребительной или фронтовой бомбардировочной авиации еще большим. Это, видимо, тоже закономерность: свое, знакомое, привычное дело, с каким бы риском оно ни было связано в действительности, всегда представляется менее страшным, чем то, о котором знаешь со стороны.

А между тем статистика, трагическая военная статистика показывала, что на войне тихих мест нет. Несли тяжелые потери все рода войск, несли их и разные виды авиации, в том числе и дальней бомбардировочной.


еще, там же:

Об одном таком случае интересно вспомнить.

...Был тихий, теплый летний вечер 1942 года. Тяжелые корабли уже ушли на задание. Все — кроме одного. Он остался стоять у начала взлетной полосы, непривычно окруженный охраной. Не успели мы прокомментировать между собой это обстоятельство, как новые события привлекли к себе наше внимание. На аэродром въехала вереница машин, достаточно пышная даже по нормам мирного времени, а во время войны совсем уж необычная.

Несколько черных лимузинов подъехали к воздушному кораблю. Вокруг его фюзеляжа зашевелилась толпа людей — военных и гражданских. Потом толпа отхлынула от самолета, быстро втянулась в автомобили и отъехала немного поодаль... Закрутились винты, бомбардировщик вырулил на старт, взлетел и ушел на запад, вслед за своими товарищами.

На сей раз перед экипажем этого самолета была поставлена не боевая... впрочем, нет, конечно же боевая задача: доставить советскую правительственную делегацию в Лондон и Вашингтон для переговоров с нашими тогдашними союзниками.

Основной вопрос этих переговоров был очевиден каждому, даже очень далекому от военно-дипломатических проблем, советскому человеку, — это был, разумеется, второй фронт.

Излишне напоминать военную обстановку, сложившуюся к лету сорок второго года. Почти все силы гитлеровской Германии и ее союзников были брошены против Советской Армии. Второй фронт, которого так опасался в свое время еще Бисмарк, — вот что прежде всего могло облегчить нам тяжесть этой беспримерной войны. Но союзники с открытием второго фронта в Европе особенно не торопились. Он не был открыт ни в сорок втором, ни даже в сорок третьем году, и лишь в сорок четвертом, когда выявилась реальная перспектива разгрома гитлеровской Германии одним Советским Союзом, только тогда союзники наконец решились всерьез принять участие в войне в Европе.

Но все это выяснилось впоследствии.

А летом сорок второго года, когда отсутствие второго фронта ощущалось нами острее, чем когда бы то ни было, пренебрегать попыткой ускорить его открытие путем непосредственных дипломатических переговоров не приходилось. Обстоятельства этих переговоров в дальнейшем неоднократно описывались, и не о них сейчас речь. Во всяком случае, самолет я его экипаж свою задачу выполнили сполна. А она была очень непроста, эта задача!

Для ее выполнения пришлось дважды пролететь над оккупированной, охваченной огнем войны Европой, над водами Атлантики, ледниками Гренландии. Пересекать штормовые фронтальные зоны. Садиться на промежуточных аэродромах наперегонки с затягивающим летное поле туманом. Взлетать при почти ураганном боковом ветре, когда форма и размеры аэродрома не позволяли тяжелому Пе-8 выполнять разбег как полагается — строго против ветра. На обратном пути маршрут полета пролегал с запада на восток — навстречу движению солнца, — и продолжительности короткой летней ночи не хватало для того, чтобы пройти весь перегон из Лондона в Москву от начала до конца в темноте. К тому же ветер на высоте полета оказался не совсем таким, как рассчитывали в своем прогнозе синоптики (метеорологическими данными по Центральной Европе союзники, по понятным причинам, не располагали, и составление надежных прогнозов погоды над этим районом было чрезвычайно затруднено). В результате рассвет застал машину... над занятой врагом территорией! Так и пришлось нашим товарищам, имея правительственную делегацию на борту, пересекать линию фронта в свете лучей утреннего солнца, надеясь лишь на скорость и высотность своей машины...

Да, не легко было выполнить этот перелет! Но экипаж во главе с командиром корабля — уже знакомым нам Героем Советского Союза майором Э. К. Пуссепом — и первым штурманом Героем Советского Союза А. П. Штепенко сумел преодолеть все трудности и успешно выполнил выпавшее на его долю государственно важное задание.

[ Галлай Марк Лазаревич, "Встречи на аэродромах", Издание: Галлай М. Л. Третье измерение. — М.: «Советский писатель», 1973. http://militera.lib.ru/prose/russian/gallay_ml3/index.html ]
Спасём нашу «Арктику»! arktika.polarpost.ru
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11711
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Пусеп Эндель Карлович (1909-1996)

Сообщение Иван Кукушкин » 29 Июнь 2008 07:50

Изображение

Фотографии Энделя Пуссэпа в книге Ulrich Unger: «Pe-8. Der sowjetische Fernbomber» Brandenburgisches Verlag, Berlin 1993
Спасём нашу «Арктику»! arktika.polarpost.ru
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11711
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Пусеп Эндель Карлович (1909-1996)

Сообщение Иван Кукушкин » 29 Июнь 2008 07:50

Пуссэп и Штепенко, Кратово

Изображение

Перелет Пе-8 в США:

Пуссэп, Молотов, Романов:
Изображение

Вырезки из газет посвященных этому полету:
Изображение

Изображение

Фотография из архива Э.К. Пуссэпа: Пе-8 (42066) в Вашингтоне, США

Изображение

Изображение

Схема полета:

Изображение

Герой Советского Союза майор Э.К. Пуссэп, сентябрь 1942

Изображение

Фотографии из книги Ulrich Unger: «Pe-8. Der sowjetische Fernbomber» Brandenburgisches Verlag, Berlin 1993
Спасём нашу «Арктику»! arktika.polarpost.ru
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11711
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Пусеп Эндель Карлович (1909-1996)

Сообщение Сергей Шулинин » 01 Июль 2008 16:18

Симонов К.М. Разные дни войны. Дневник писателя. — М.: Художественная литература, 1982. Т. I — 479 с.; Т. II — 688 с.

http://victory.mil.ru/lib/books/memo/simonov_km/index.html

Глава пятая.

...Эндель Карлович Пусеп, майор. В авиацию пришел из педагогического техникума.

«...Молотов спросил меня — готов ли самолет? Как я себя чувствую и как я смотрю на сегодняшнюю погоду? Я доложил, что все в порядке.
Генерал сказал мне — не спешите, делайте все основательно и добротно. И я помнил это всю дорогу.

В одном из моторов у нас стало пробивать масло, и я приказал второму пилоту, капитану Обухову, идти прямо на берег — до него оставалось восемьсот километров, — а потом идти уже вдоль берега.

На земле Молотов спросил нас — почему так долго шли вдоль берега, не ошиблись ли штурманы в курсе? Я объяснил все как было.

Когда вернулись, он поблагодарил нас, сказал мне: — Спасибо, что хорошо довезли туда и обратно.

Самым рискованным моментом оказался взлет в Исландии. Аэродром еще не был достроен до конца, кругом бетонной дорожки расстилалась топь и камни. Поэтому довольно много самолетов стояло впритык у самой дорожки, вдоль краев ее. А дорожка сама по себе была слишком коротка. Дорожка уже подходит к концу, а мы еще не отрываемся!

На секунду справа впереди себя увидел стоявшие в конце дорожки маленькие американские самолеты-«амфибии» и понял, что сейчас начну их рубить своим правым крайним винтом. Самолет еще не взлетел, а сбавлять газ поздно — не остановишь. Не сбавляя скорости, накренил самолет на левое колесо, и «амфибии» промелькнули под приподнятым правым крылом, чуть-чуть не задели их!

Потом, на обратном пути, когда сели там, в Исландии, американские летчики, наблюдавшие за нашим взлетом по пути в Америку, говорили: «Ну и взлетик был у вас, уже глаза закрыть хотелось, чтобы не видеть, что произойдет». В общем, этот наш взлет запал им в голову...»
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3172
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Пусеп Эндель Карлович (1909-1996)

Сообщение Сергей Шулинин » 01 Июль 2008 16:30

Скрипко Н.С. По целям ближним и дальним. — Воениздат, 1981.

http://victory.mil.ru/lib/books/memo/skripko/title.html

Дальними маршрутами.

15 июля Военный совет АДД чествовал наших первых кавалеров ордена Отечественной войны, учрежденного весной 1942 года. Высокой награды были удостоены майоры П. П. Марков, И. Г. Тропинин, Д. В. Чумаченко, капитаны М. В. Симонов, Г. М. Рогозин, В. И. Патрикеев, старший лейтенант Е. И. Борисенко и другие.

Пополнилась и славная семья Героев Советского Союза. В тот день Председатель Президиума Верховного Совета СССР вручил в Кремле ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" майорам Э. К. Пусэпу, С. М. Романову и А. П. Штепенко, награжденным за отвагу и геройство при выполнении задания правительства по осуществлению дальнего перелета.

Что это был за перелет? О нем следует сказать особо. По заданию Сталина генерал Голованов разработал несколько вариантов дальнего перелета из Москвы в США. Авиации дальнего действия ставилась задача доставить в Вашингтон ответственного и полномочного представителя Советского правительства. Государственный Комитет Обороны, рассмотревший предложения АДД, остановился на несколько необычном варианте маршрута, рассчитанного на пролет через линию фронта: Москва — Лондон — Исландия — Канада — США.

Сталин считал, что противник вряд ли сможет предположить перелет через линию фронта члена Советского правительства, и на таком маршруте, видимо, менее всего вероятны ловушки немецкой разведки.

Экипаж тяжелого четырехмоторного бомбардировщика Пе-8, назначенный для выполнения важной дипломатической миссии, укомплектовали бывшими полярными летчиками, которые имели огромную практику полетов, в сложных условиях Крайнего Севера. Члены экипажа, совершившие пробный полет по утвержденному маршруту, были убеждены в том, что по данной трассе будут перегонять авиационную технику, поставляемую по ленд-лизу. [201] Словом, намечаемый правительственный перелет сохранялся в строжайшей тайне.

И все-таки случилось непоправимое. Командир корабля Сергей Андреевич Асямов трагически погиб. И не на нашем самолете, а на английском, когда летел в качестве пассажира по местной авиалинии Великобритании: самолет воспламенился в воздухе и разбился.

Погибшего командира корабля заменил известный полярный летчик Эндель Карлович Пусэп, доставивший советский четырехмоторный бомбардировщик обратно в Москву. В дальнейшем он же повел воздушный корабль в США по недостаточно изученной и освоенной трассе, полной опасностей, неожиданностей. На борту самолета в качестве пассажира находился народный комиссар иностранных дел СССР В. М. Молотов.

Экипаж краснозвездного бомбардировщика пересек линию фронта на большой высоте. Пассажиры успешно пользовались кислородным оборудованием. Полет до Лондона протекал нормально. Затем маршрут пролегал над царством льда и снега, где экипажу пришлось применить средства астронавигации.

Преодолев циклоны и связанные с ними невзгоды, посланцы Страны Советов побывали в США и Великобритании. Их визит и дипломатические переговоры способствовали укреплению антигитлеровской коалиции.

Было бы неправильно думать, что майор Э. К. Пусэп и его боевые друзья были удостоены высокого звания Героя Советского Союза только за выполнение этого сложного правительственного задания. На их счету имелось много боевых вылетов.

Э. К. Пусэп хорошо знаком мне еще по Оренбургской военной школе летчиков и штурманов. В учебной бригаде, которой я командовал в середине тридцатых годов, Пусэп считался одним из лучших командиров звеньев. Замечательный методист, отличный летчик, он безупречно пилотировал и в воздухе был дисциплинирован, решителен, находчив и вынослив. Эти замечательные качества пригодились ему и в годину суровых боевых испытаний. Пусэп участвовал в налетах на дальние цели — Берлин, Данциг, Тильзит, другие военно-промышленные центры. Примерно через три дня после вручения ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" майор Пусэп в числе первых прорвался к Кенигсбергу. Путь к объекту бомбометания преграждал не столько зенитный огонь врага, сколько [202] необычайно сложные погодные условия. Это был, пожалуй, один из самых трудных полетов нашей авиации в глубокий тыл противника.

"Если раньше мы часто посматривали на небо, ждали метеосводок, выжидали хорошей погоды, то сейчас мы знаем одно: быть над целью тогда-то. И все...— вспоминал о полете на Кенигсберг Герой Советского Союза Э. К. Пусэп.— На этот раз мы столкнулись с редким явлением и не сразу даже сообразили, в чем дело. В облаках появились вспышки огней. Одни думали, что это зенитки быот, другие — полевая артиллерия. Так или иначе, решили выйти из зоны огня. И только когда стук града о плоскости и фюзеляж машины дошел до нашего слуха, ясно стало, что это гроза. Это было куда опаснее орудийного огня.

Самолет наэлектризовался и начал светиться. Молнии слепили глаза. Огненные языки бегали по стеклам кабины. Концы всех четырех винтов были окружены огненным кольцом, с плоскостей срывались языки пламени, радиокомпас временами глохнул и на щитках его управления бегали огоньки.

Пришлось пойти на снижение. Пробив сплошную облачность, преодолев все препятствия, мы все же вышли на Кенигсберг. Задание было выполнено"...
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3172
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

След.

Вернуться в Персоналии



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения