Свирненко Петр Степанович (?-1968)

История высоких широт в биографиях и судьбах.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Свирненко Петр Степанович (?-1968)

Сообщение ББК-10 » 06 Май 2015 11:47

Свирненко Петр Степанович (?-1968)
полярник, метеоролог


Научно-теоретический журнал № 3(8)’08

© Н.В. Ловелиус., Ю.М. Карбаинов., С.Э. Панкевич

ИСТОРИЯ РАЗОРЕННОЙ ПОЛЯРНОЙ СТАНЦИИ

Полярная станция «Озеро Таймыр» начала работать с 1 сентября 1943 года, когда наша страна переживала тяжелейший период в Великой Отечественной войне. Ее создание было вызвано необходимостью обеспечения метеорологическими данными Полярной авиации, обслуживающей зону боевых действий, многочисленные экспедиции геологов и кораблей, идущих по Северному морскому пути.

Первым начальником станции был Свирненко Петр Степанович, проработавший на станции безвыездно восемь лет. В отдельные годы штат станции из-за недостатка мест для проживания состоял из двух человек.


1972-11 - 0001.jpg
Белый медведь на острове Ушакова и Северной Земле
© В. М. Сдобников
Кандидат биологических наук
Ленинград


Материалом для этой небольшой статьи послужили наблюдения метеорологов полярной станции на о. Ушакова, проводившиеся с 1955 г. по 1962 г. Наиболее обстоятельные наблюдения провел известный полярник П. С. Свирненко, мно­го лет работавший в Арктике и погибший там в 1968 г.
Будучи по специальности метеорологом, П. С. Свирненко тем не менее серь­езно интересовался жизнью животных Арктики и вел довольно подробные дневники своих наблюдений. Копию дневника с наблюдениями над животным миром о. Ушакова П. С. Свирненко прислал мне за год до своей трагической гибели. Я решил обобщить его наблюдения, касающиеся белого медведя, учи­тывая, что сведения об этом интересном, редком и малоизученном виде, за­несенном в «Красную Книгу», довольно редко появляются на страницах наших журналов. Ценность этих данных еще и в том, что они охватывают довольно длительный срок непрерывных наблюдений, показывают изменение численно­сти зверя по месяцам, которое до сих пор еще никому не удавалось просле­дить и относятся к совершенно не изученному в этом плане району. Уже не говоря о том, что изучение экологии этого осторожного и опасного зверя в естественных условиях достаточно сложно и все новые наблюдения в этой об­ласти исключительно интересны для науки.
Пусть эта небольшая статья послужит скромной данью светлой памяти П. С. Свирненко, незаурядного человека, отдавшего изучению Арктики почти всю жизнь и сумевшего, кроме безукоризненного выполнения своих прямых обязанностей, внести свой вклад в изучение животного мира Арктики.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4193
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Свирненко Петр Степанович (?-1968)

Сообщение ББК-10 » 06 Май 2015 11:51

 Лакшин Голоса и лица 000.JPG
Лакшин, Владимир Яковлевич. Голоса и лица / Владимир Лакшин. — [М.: Гелеос, 2004]. — 608 с. — ISBN 5-8189-0293-5.

«Север тянет людей, — говорил Иван Сергеевич *. — Был у меня приятель такой, Петр Степанович Свирненко. 27 лет провел в Арктике, в местах вечной мерзлоты, на Таймыре. И всю жизнь думал: вот доживу до пенсии, построю домик в теплых краях и буду наслаждаться крымским солнцем. (Полярникам помогали такие домики ставить, а Свирненко был человек заслуженный.) Вот вышел он на пенсию, приехал на юг и заскучал. Однажды вернулся на Таймыр и ушел в тундру. Не сразу его хватились — потеряться он там не мог. Оказалось, покончил с собой в своей палатке. Похоронить себя просил в мерзлой земле Таймыра».


* Соколов-Микитов Иван Сергеевич - ббк-10
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4193
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Свирненко Петр Степанович (?-1968)

Сообщение ББК-10 » 06 Май 2015 11:56

 Чернов Ю.И. Формула моей жизни - 0001.jpg
Чернов Ю.И. Формула моей жизни. Автобиография. - М.: Товарищество научных изданий КМК, 2014. 205 с.

Издание знакомит читателя с размышлениями академика Юрия Ивановича Чернова о жизни довоенной деревни средней полосы России, о роли сельской интеллигенции, об отношении государства к образованию и науке в разных исторических ситуациях. Ведущий ученый-эколог нашей страны. Ю.И. Чернов рассуждает об очень важных для каждого и совсем ненаучных проблемах, таких, как выбор молодым человеком своего пути в жизни, значение семьи для развития личности. роль искусства в воспитании молодежи. Эти такие общедоступные, но далекие от тривиальных высказывания дополнены воспоминаниями его близких (родных, друзей и коллег), циклом писем Ю.И. Чернова к внуку, библиографическим списком его важнейших работ и другими материалами. Эта книга будет не только важной и интересной для всех знавших Юрия Ивановича, но и послужит документом-свидетельством эпохи, во время которой проходило «становление ума и характера» этого замечательного человека.


С.65-66

 с Петром Степановичем Свирненко, заслуженным полярником, героем Социалистического труда. 1967 г..jpg
... так как с 1966 г. по приглашению известного ботаника, исследователя Арктики профессора Б. А. Тихомирова я включился в работы на стационаре «Тарея» на Таймыре. Одна из причин прекращения моих работ в Курском заповеднике - конфликт с Романом Злотиным (его чрезмерные выпивки, отношения с работающими в заповеднике студентками и т. д.).
Стационар «Тарея» был организован как опорный пункт по МБП. и в дальнейшем по итогам выполненных на нем исследований было опубликовано 4 сборника во всесоюзной серии изданий по этой программе. Здесь я продолжал свои зоологические работы, в них участвовали студенты и аспиранты МОПИ. Два аспиранта. Л.Л. Кузьмин. изучавший нематод, и С. И. Ананьева, ставшая хорошим специалистом по коллемболам. защитили по этим материалам кандидатские диссертации.
Активная работа в Тарее продолжалась с 1965 по 1971. потом стала затухать. Б. А. Тихомиров был неординарной личностью. Огромный. очень полный, он весь дышал жаждой жизни, любил много поесть и выпить. Он сумел собрать уникальный коллектив специалистов с очень разнообразными интересами (ботаников, зоологов. микробиологов, паразитологов, климатологов, почвоведов), которые с большим энтузиазмом включились в работы по профилю МБП. Летом на стационаре собиралось одновременно до 30 человек. Много времени уходило на налаживание работ, в чем мне также приходилось участвовать. Ежегодно со мной на стационар прибывали студенты МОПИ (до 5 человек). Надо было организовывать спецрейсы самолетов, нанимать катера, налаживать питание. запасать продукты.
В 1968 г., когда я выполнял функции начальника экспедиции, случилась трагедия. В сезон 1966 г. на стационаре в качестве лаборанта появился пожилой человек, пенсионер Петр Степанович Свирненко (он был давно знаком с Б. А. Тихомировым и попросился к нему экспедицию). Петр Степанович - заслуженный полярник, герой Социалистического труда. 25 раз зимовавший на разных полярных станциях. В это время по возрасту ему уже не разрешали работать в Арктике, и он жил в прекрасной квартире в Ялте. Когда мы познакомились, я вспомнил, что встречал эту фамилию. Еще в аспирантуре, просматривая хранившиеся в Главсевморпути архивы полярных станций, в программу работ которых одно время входили фенологические наблюдения, я обнаруживал в них много четких и очень интересных наблюдений о прилете птиц, вылете шмелей и комаров, зацветании растений, миграции оленей и т. д.. явно сделанных одним человеком. Под некоторыми из них стояла подпись Свирненко. Это был очень интересный человек, один из типичных энтузиастов освоения Севера, появившихся в нашей стране в 30-х годах, не мысливших жизни без Арктики. Он приехал на стационар в 1966 г., остался зимовать (н практически провел зимовку один), пробыл весну и часть лета 1967 г. Он не раз произносил фразы, суть которых сводился к тому, что он не видит смысла жизни без Арктики. И вот в июле 1968 г. Петр Степанович застрелился. оставив прощальное письмо с просьбой похоронить его в окрестностях стационара «Тарея». Его жена, получив известие о смерти, требовала доставить тело в Крым. Но прибывший из Норильска следователь поддержал нас в том. что мы не имеем права не выполнить его просьбу. Через год с помощью вездехода мы приволокли большой камень, на котором прикрепили пластину из нержавеющей стали с надписью и изображением звезды Героя социалистического труда, и установили на могиле памятник.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4193
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Свирненко Петр Степанович (?-1968)

Сообщение ББК-10 » 06 Май 2015 12:52

 Давние встречи.jpg
И. С. Соколов-Микитов. Давние встречи. Советский писатель. Ленинградское отделение 1976г. 320с.

Может кто-то богат сей книгой и сможет сделать сканы страниц о о полярном исследователе П.С. Свирненко.
Последний раз редактировалось ББК-10 15 Январь 2017 11:44, всего редактировалось 1 раз.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4193
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Свирненко Петр Степанович (?-1968)

Сообщение SVF » 06 Май 2015 13:29

Нэту :(
SVF
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 4232
Зарегистрирован: 23 Июль 2008 20:20

Свирненко Петр Степанович (?-1968)

Сообщение ББК-10 » 06 Май 2015 16:00

Красный Север 1940 № 215 (5744)

 Красный Север 1940 № 215(5744) Возвращение зимовщиков. Свирненко.jpg
Зимовщики возвращаются из Арктики

После двухгодичной работы в Арктике в Москву возвращаются полярники с I многочисленных советских зимовок. Первыми прибыли работники полярной станции Анадырь, вслед за ними зимовщики Амдермы, Маточкина Шара, островов Уединения и Диксон, мыса Столбового и других. Из залива Малые Кармакулы приехал гидрометеоролог тов. Свирненко, прозимовавший на Новой Земле четыре года.
Зимовщики Анадыря за два года создали мощный радиоцентр. Радиостанция Анадыря уже приняла и передала около 15 миллионов слов. За успешную работу по строительству станции ее начальник тов. Солдатов награжден орденом «Знак Почета».
Сейчас полярники отчитываются в своей работе, после чего отправятся отдыхать в лучшие, санатории и дома отдыха страны. (ТАСС).
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4193
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Свирненко Петр Степанович (?-1968)

Сообщение ББК-10 » 06 Май 2015 16:03

 УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР - 0001.jpg
 УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР - 0002.jpg
УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР
О присвоении звания Героя Социалистического Труда работникам морского транспорта

...
23. Свирненко Петру Степановичу — старшему гидрометеорологу полярной станции Диксонского районного радиометцентра, Красноярский край.
...

Председатель Президиума Верховного Совета СССР Л. БРЕЖНЕВ.
Секретарь Президиума Верховного Совета СССР ГЕОРГАДЗЕ.
Москва, Кремль. 3 августа 1960 г.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4193
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Свирненко Петр Степанович (?-1968)

Сообщение ББК-10 » 10 Февраль 2017 18:26

И. С. Соколов-Микитов. Давние встречи. Советский писатель. Ленинградское отделение. 1976 г. 320с.

П. С. СВИРНЕНКО

С этим замечательным человеком я познакомился и подружился уже после Отечественной войны. Это было в последнее мое путешествие в советскую Арктику, в еще необследованные человеком места. Мы вылетели из Москвы весною, когда цвела сирень. На остров Таймыр прилетели, когда там лежал глубокий снег. Во время остановки на Таймыре я слышал много удивительных рассказов от полярных летчиков. Дальше мы летели вдоль берегов Карского моря. Разговоры шли о недавней войне, о военных событиях. Рассказывали о трагической гибели нашего корабля, на котором возвращались с дальних зимовок семьи советских зимовщиков. Корабль этот был потоплен немецкой подводной лодкой. Подводные немецкие лодки заходили в далекое Карское море, где на одном из островов у них была устроена база снабжения. Немцы нападали на некоторые наши полярные станции, брали в плен зимовщиков.
На одной из остановок во время пути вдоль Карского моря я услыхал рассказ от одного из зимовщиков, как на их полярную станцию напали немцы, взяли в плен и увезли на самолетах зимовщиков. Один из немцев захотел проехаться на ездовых собаках. С рассказывавшего мне об этом человека он снял обувь, чтобы тот не мог убежать, посадил на нарты и пошел сзади пешком. Рассказчик погнал что было силы ездовых собак, немец пытался в него стрелять, но безуспешно. Так он доехал до отдаленной советской зимовки, на которой мы с ним и повстречались, Он показал мне носки, в которых оставил его немец, рассказал о гибели русского корабля, потопленного немецкой подводной лодкой.
Долетев до Усть-Таймыра, мы остановились на отдых на советской полярной станции. Через несколько дней вылетели к центру Таймырского полуострова. Сверху я увидел льды огромного Таймырского озера, на котором люди лишь недавно побывали впервые. Мы спустились на лед вблизи маленькой недавно построенной полярной станции, начальником которой был Петр Степанович Свирненко, известный и прославленный советский зимовщик.
Экспедицию нашу разместили в деревянном бараке. Я познакомился и близко сошелся со Свирненкой. Всем зимовщикам полярных станций хорошо известно имя Свирненко, много лет прожившего в Арктике. Срок этот совершенно необычен: Свирненко зимовал в Арктике двадцать семь лет. В далеких, подчас нелегких и опасных путешествиях не раз я знакомился и сходился с людьми, дружба с которыми сохранялась потом на многие годы. К таким людям, далеким и верным моим друзьям, принадлежал Петр Степанович Свирненко, один из старейших советских полярников. Кажется, во всей советской Арктике нет самой отдаленной зимовки, где бы не добывал П. С. Свирненко. Не раз зимовал он на Новой Земле, на Земле Франца-Иосифа, на Северной Земле, на Таймыре. Каждая его зимовка — цепь подвигов и опасных приключений, о которых можно написать большую книгу. Как свойственно скромным людям, Петр Степанович не любит рассказывать о себе, и только в счастливую минуту, на охоте, когда оставались мы в тундре одни, рассказывал он кое-что из своего прошлого: о трудных одиночных блужданиях в полярных просторах, о зимовках, об охоте. Многих товарищей выручал он из беды, рискуя собственной жизнью.
Живя на берегу Таймырского озера, я особенно полюбил заходить к старым зимовщикам в их маленький теплый домик, возле которого, свернувшись клубками в снегу, обычно спят ездовые собаки, за зиму обросшие густой лохматой шерстью. Подняв головы, собаки недоверчиво обнюхивают гостя, ступившего на крыльцо домика, по самую крышу утонувшего в глубоком снегу.
В небольших комнатках, убранных мужскими руками, тепло и уютно. На покрытых оленьими шкурами бревенчатых стенах развешаны ружья, охотничьи принадлежности. Тут же, в жилом помещении, установлены приборы, необходимые для метеорологических наблюдений и для радиосвязи с Большой землей. На укрепленных над письменным столиком полках с любовной бережностью расставлены книги: небольшая, хорошо подобранная библиотечка, много раз перечитанная зимовщиками. Я рад был пополнить эту библиотечку своими, подаренными Свирненке, книгами.
Свирненко и его товарищ радист Чернилейский приветливо встречали меня. В непогожие дни, когда над тундрой бушует пурга и даже ко всему привычные собаки не решаются показываться из своих убежищ, было особенно приятно гостить в маленьком теплом домике, под завывание ветра слушать бывалых людей, скромно и просто рассказывавших о своей самоотверженной многолетней работе. Познакомившись ближе и подружившись, мы ловили вместе рыбу в прорубях льда Таймырского озера, огромных вкусных гольцов, похожих на обыкновенную семгу.
Собаки Свирненки, на которых он совершал дальние зимние путешествия, были необыкновенно привязаны к нему, любили его так же, как любили знавшие его люди.
Здесь, на далеком Севере, солнце уже не заходило, одинаково светило и ночью и днем. Вблизи от домика, в тундре, жили полярные белые куропатки; у самцов и самочек начинались брачные игры. Не раз наблюдал я, как в лучах полуночного солнца исчезает с песенкой белоснежный самец-петушок. Мы видели проходивших через замерзшее озеро оленей и преследовавших их волков. Вскоре стали появляться первые прилетные гуси, улетавшие на зиму в теплые края. Первых прилетных гусей иногда накрывала злая пурга, и они погибали. На вершинах каменных останцев — остатках разрушенных некогда гор — сидели белые полярные совы, подкарауливая добычу. Появились черные чайки, выползали из снегов перезимовавшие лемминги, которых ловили и поедали чайки. Полярная весна наступала медленно, еще долго держался на озере толстый лед.
В тундре на невысоких возвышенностях еще под снегом появлялись первые цветы. Они распускались под ледяной прозрачной покрышкой. Уже позже, когда на южных склонах растаял снег, рядом с сугробами еще нерастаявшего снега распускались красивые желтые цветы.
Начиналась настоящая полярная весна. Однажды, сидя у Свирненки, я услышал доносившийся с озера странный грозный шум. Не одеваясь, мы выбежали из домика и увидели необычайную картину: на берег с вскрывшегося озера надвигался лед. Впереди себя он катил огромные камни, поднимался на берегу высокими полупрозрачными стенами, очень похожими на древние замки. На глазах наших возникали зубчатые стены и высокие башни. Даже собаки заинтересовались необычайным событием. Движение льда продолжалось недолго, башни и зубчатые стены застыли. Перед нами высился ледяной зеленоватый город. Такое событие, по-видимому, повторялось ежегодно, ибо на берегу озера лежало много тяжелых камней, вынесенных весенними льдинами.
По прилете гусей мы со Свирненкой не раз ходили на охоту. Мы охотились только на линных гусей: на Севере линяют только те прилетные гуси, у которых нет птенцов. Помню, мы присели в тундре как-то на кочках и Свирненко кое-что рассказал мне о своей жизни. Родом он был с Украины, служил учителем, занимался пчеловодством. Кое-что он пытался рассказать о своей семейной жизни, но я почувствовал, что говорить ему об этом тяжко. Вскоре мы поднялись и, нагруженные охотничьей добычей, побрели по берегу озера к дому. Каждое свидание со Свирненкой было для меня радостью. Остались памятны его рассказы о прежних, иногда одиноких зимовках на отдаленных полярных станциях, о встречах с белыми медведями, об охоте.
В конце лета я прощался со Свирненкой. Мы уговорились не забывать друг друга. Уже спустя несколько лет я прочитал в «Известиях» сообщение о том, что полярнику Свирненке за двадцатисемилетнюю беспрерывную работу в Арктике присвоено почетное звание Героя Социалистического Труда. В статье о Свирненке было написано, что однажды на острове Ушакова он принял по рации такой текст: «Буди всех, ставь бутылки на стол, есть очень приятная радиограмма». Он поднял всех, — никак пароход идет! Не угадал. В радиограмме пересказывался Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении ему звания Героя Социалистического Труда. Товарищи поздравляли, шутили: негоже, мол, опаздывать к награждению, так как Золотую Звезду ему вручали два года спустя, когда пришла смена зимовщикам. Свирненко улыбался: орден Красной Звезды ждал его в Москве семь лет и ничего — не потускнел. Из газет я узнал, что живет он теперь на юге, в Ялте. Будучи в Ялте, я заехал к нему. Мы очень тепло встретились. Свирненко рассказал мне, что летом собирается поехать на Таймырский полуостров на базу Академии наук.
В моем архиве сохранилось несколько писем Свирненки. Привожу некоторые из них:

«Таймырское озеро, 20 апреля 1948 г. Здравствуйте, дорогой Иван Сергеевич! Как вы поживаете? Простите, что не сразу ответил на Вашу последнюю телеграмму, в которой Вы писали, что собираетесь на Каспий: думал, ответ мой не застанет Вас в Ленинграде. Большое спасибо за то, что исполнили мою просьбу — передали Кренкелю письмо. Он вместо отпуска предложил мне перевод в Ломоносово. Когда я от перевода отказался, обещал вывезти первой возможностью. Так, в ожидании этой «первой возможности», я и прожил на Таймырское озере чуть не целый год. Осенью я занимался заготовкой оленины и угля, а зимой доставлял уголь на собаках на станцию. Так незаметно и прошло время. Скоро я, вероятно, смог бы вылететь на самолете с озера, но не думаю, чтобы я далеко улетел: на Усть-Таймыре скорее всего пришлось бы ждать парохода, а потом больше года жить без дела в ожидании отправки в Арктику. Чтобы избавиться от этих неприятностей, я подал рапорт об оставлении меня наблюдателем на озере и сейчас жду решения своей участи из Москвы. И знаете, дорогой Иван Сергеевич, когда я это сделал — так хорошо, спокойно почувствовал себя, таким хорошим показалось ближайшее будущее. Вот каким «тяжелым на подъем» я стал. Всякая перемена места, условий жизни прямо-таки пугает меня.
Вы, вероятно, уже знаете, что комплексная экспедиция АНИИ делится на две экспедиции: АНИИ и ГГУ. База экспедиции АНИИ остается на прежнем месте, база экспедиции ГГУ переносится в район Ямы-Байкура. Мне, правду сказать, очень хотелось провести лето в Я. -Байкуре: там так много интересного, такая богатая природа (конечно, в арктическом смысле).
Еще зимой, неоднократно перечитывая Ваши «Рассказы охотника», я воображал себя весной где-нибудь в лесу на глухарином току, да, видно, не суждено мне испытать это удовольствие. Буду охотиться с Вашим ружьем здесь на гусей. Еще раз сердечное спасибо за ружье; многие, в том числе и очень опытные охотники, завидуют моему приобретению.
Вероятно, я здесь останусь еще на год, а может быть, и больше. Пишите, Иван Сергеевич, о жизни на «большой земле», о Вашей жизни. Буду надеяться, что мы еще когда-нибудь увидимся. Будьте здоровы и счастливы! Крепко жму Вашу руку. П. Свирненко».

А вот открыточка Свирненки после нашей встречи в Ялте:
«Дорогой Иван Сергеевич! Премного благодарен Вам за подарок. Сердечно поздравляю Вас с праздником 1 Мая. Желаю всего наилучшего. Недельки через две-три уеду на Таймыр, туда, где недавно провел зимовку. У Моуэта узнал много интересного и нужного. Об этом напишу Вам в письме. Крепко жму Вашу руку. Ваш П. Свирненко».
Как-то осенью знакомый профессор-ботаник, друг Свирненки, которому Свирненко помогал в работе, сообщил мне по телефону горькую весть: на Таймырском полуострове, живя в палатке рядом с базой Академии наук, Свирненко покончил с собою. Перед этим он получил письмо от жены, которое сжег, и оставил краткое завещание, в котором просил похоронить его на Таймырском полуострове в зоне вечной мерзлоты. Воля Свирненки была выполнена.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4193
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53


Вернуться в Персоналии



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения