Напалков Петр Яковлевич (1874-1937)

История высоких широт в биографиях и судьбах.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Напалков Петр Яковлевич (1874-1937)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 02 Февраль 2014 21:34

 0.jpg
Напалков Петр Яковлевич
(1874, Уфимская губ. - 1937.09.19)

русский, гидрограф Управления Главсевморпути., житель: Омска. Арест: 1937.09.01 Осужд. 1937.09.17 тройка при УНКВД по Омской обл.. Обв. за контрреволюционную деятельность без ссылки на закон. Расстр. 1937.09.19. Место расстрела: Омск. Реаб. 1957.05.14 Военным трибуналом СибВО, основание: за отсутствием состава преступления. [Книга памяти Омской обл.]
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Напалков Петр Яковлевич (1874-1937)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 02 Февраль 2014 21:50

С. В. Попов. Автографы на картах

 R-43-XIII,XIV. Сеяха Напалково.jpg
 167-1.jpg
А вот селение Напалково на восточном берегу Обской губы никто не называл. 9 августа 1925 года топографическая партия Петра Яковлевича Напалкова высадилась с гидрографического судна «Неупокоев» на мысе Трехбугорном. Почти три недели топографы шли на север вдоль берега со съемкой. На мысе Сапожникова (назван в честь ботаника профессора Томского университета в 1919 году) Напалков установил столб, которым отметил место окончания съемки того года. Через два дня здесь для определения астропункта высадился профессор А. Н. Нефедьев и, не мудрствуя лукаво, назвал этот пункт «Столб Напалкова». Во время камеральной обработки полевых материалов лежащий чуть южнее безымянный мыс нарекли мысом Напалкова. В 1929 году на нем возникла фактория, которую стали называть по мысу. В связи с необоснованной репрессией Петра Яковлевича в августе 1937 года мыс получил ненецкое название Хасрё, а селение на месте фактории, как ни странно, так и осталось Напалково.
Спасибо карте, что она сохранила имя этого заслуженного человека. Что греха таить, много достойных имен подзабыто в стремительной повседневности дел, когда порой просто нет времени оглянуться назад...
Петр Яковлевич, став военным топографом, работал во многих уголках страны. В 1907 году в экспедиции П. К. Козлова в Центральную Азию он определял место найденного тогда мертвого города Харо-Хото, собрал очень ценные коллекции. Революция застала Напалкова в Омске, куда он, полковник Военно-топографического управления, привез эвакуированные из Петрограда архивы. С установлением советской власти его назначили начальником картографического отделения Обь-Енисейского гидрографического отряда — затем Убекосибири.
Много лет он сам выполнял съемки в Обской губе и Енисейском заливе. Случалось, что из-за льда нельзя было высадиться на восточном берегу, тогда Напалков помогал своим ученикам П. Филатову и А. Дееву на западном берегу Обской губы. Напалков — автор первых подробных съемок бухт Новый Порт и Находка, островов Белый и Шокальского и многих навигационных карт Енисейского залива.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Напалков Петр Яковлевич (1874-1937)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 02 Февраль 2014 21:58

Магидович И. П. Очерки по истории географических открытий.

В 1907 — 1909 гг. Козлов возглавлял так называемую Монголо- Сычуаньскую экспедицию. Помощниками его были топограф Петр Яковлевич Напалков и геолог Александр Александрович Чернов. Следуя от Кяхты через пустыню Гоби, они перевалили Гобийский Алтай и вышли в 1908 г. к озеру Сого-Нур, в низовьях правого рукава р. Жошуй. Повернув на юг, Козлов через 50 км (у 41 °45' с. ш. и 101 °20' в. д.) открыл развалины Хара-Хото, столицы средне­векового тангутского царства Си Ся (XIII в. н. э.). При раскопках он нашел большую библиотеку (2000 книг) на тангутском языке, более 300 образцов тангутской живописи и т. д.
От Хара-Хото экспедиция двинулась на юго-восток и пересекла пустыню Алашань до хребта Алашань, причем Напалков и Чернов исследовали территорию между р. Жошуй и средней Хуанхэ и западную полосу Ордоса. В частности, они установили, что Жошуй такая же блуждающая река, как и Тарим, и что хребет Арбисо, на правом берегу Хуанхэ, является северо-восточным отрогом хребта Хэланьшань. Повернув на юго-запад, экспедиция проникла в верх­нюю излучину Хуанхэ — в высокогорную (до 500 м) страну Амдо (34 — 36° с. ш., 100 — 102° в. д.) — и впервые всесторонне исследо­вала ее. Весной 1909 г. Козлов прибыл в Ланьчжоу, а оттуда прежним маршрутом вернулся в Кяхту, завершив свое выдающееся архео­логическое путешествие в середине 1909 г. Козлов описал его в работе «Монголия и Амдо и мертвый город Хара-Хото»; опубликова­на она была уже при Советской власти (1923 г., 2-е изд., 1947 г.).


© 2009-2014 Музей путешественника П.К. Козлова

Монголо-Сычуаньская экспедиция (декабрь 1907 – лето 1909). Участники: П.К. Козлов, А.А. Чернов (геолог), П.Я. Напалков (топограф), С.С. Четыркин, Г. Иванов, П. Телешов, А. Мадаев.

Из Кяхты экспедиция направилась на юг через Монголию к озёрам Гашун-нур и Сого-нур. Здесь Козлов произвёл рекогносцировочное обследование развалин средневекового города Хара-Хото. Далее экспедиция пересекла пустыню Алашань и вышла к Дыньюаньину. Отсюда Козлов, пройдя на юго-запад через песчаную пустыню Тенгери, поднялся в горы Вост. Наньшаня и вышел к г. Синину. Затем были обследованы район оз. Кукунор и нагорье Амдо. В монастыре Лавран экспедмиция перезимовала и в феврале 1909 г. тронулась в обратный путь через г. Ланьчжоу и далее на север по вост. окраине пустыни Алашань и Монголии до г. Кяхты.
Одним из важнейших событий было открытие и раскопки города Хара-Хото.

П.К. Козлов. Монголия и Амдо и мёртвый город Хара-Хото. М.-Пг.: Госиздат, 1923; переизд.: М.: ОГИЗ, 1948.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Напалков Петр Яковлевич (1874-1937)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 08 Февраль 2014 19:06

П. К. Козлов. Монголия и Амдо и мертвый город Хара-хото.
ОГИЗ, Государственное издательство географической литературы, 1948

 image002.jpg
В состав экспедиции вошли, кроме меня - руководителя, в качестве моих ближайших сотрудников: геолог Московского университета Александр Александрович Чернов, топограф Петр Яковлевич Напалков и собиратель растений и насекомых Сергей Сильверстович Четыркин.
...

Вот, наконец, и Иркутск, и его прозрачная холодная красавица Ангара, слегка прикрытая туманом. Морозы крепчали, в воздухе летали "белые мухи", сибиряки кутались в меховые одеяния. Здесь мы были встречены топографом П. Я. Напалковым и казаками Бадмажаповым и Содбоевым.
...

Наш караван, следовавший по-эшелонно, занимал порядочное расстояние. Я ехал впереди, капитан Напалков сзади; геолог экспедиции согласовал свое движение с производством специальных наблюдений, как равно и препараторы, порою отстававшие от каравана или отъезжавшие в сторону, охотясь за зверями или птицами...
...

Встретивший нас на стоянке у колодца резкий юго-западный ветер сильно раскачивал старые развесистые деревья, осенявшие наше войлочное жилище, и создавал тот знакомый и давно неслыханный шум леса, по которому быстро соокучивается привычное ухо, в особенности во время путешествия в столь пустынной местности, как центральная Гоби. К вечеру, когда буря утихла, мы ясно услышали крик ушастой совы (Asio otus), а на утро, отправившись на охоту с двумя препараторами, я добыл пять отличных экземпляров этой довольно интересной птицы. Не лишне отметить, что совы держались компанией более десяти особей и что яркий солнечный свет, повидимому, их не особенно беспокоил... Из прочих наблюдаемых или добытых здесь пернатых можно отметить: сычика (Athene bactriana), сорокопута (Lanius mollis [Lanius excubitor]) и жаворонка (Pseudalaudula [Calandrella]), звонко распевавшего свои весенние песни. В сухом каменистом русле П. Я. Напалковым были откопаны первые в этот год жуки.
...

В первый раз мы отправились в Хара-хото девятнадцатого марта сравнительно налегке, захватив с собою лишь запас воды, немного продовольствия и инструменты для работ, и пробыли там около недели. Со мною ехали, кроме А. А. Чернова и П. Я. Напалкова, еще двое спутников -- ветеран Иванов и Мадаев; остальные участники экспедиции остались в Торой-онцэ вместе с караваном. Нашу маленькую компанию сопровождал отличный проводник торгоут-бэйлэ -- Бата, много раз бывавший в мертвом городе и немало слышавший рассказов о нем из уст отца и других стариков -- туземцев. Он повёл нас кратчайшею дорогою в юго-восточном направлении; Хара-хото отстоял от нашей стоянки в двадцати верстах.
...

Накануне отъезда из города, за вечерним общим чаепитием, я попросил балдынцзасакского проводника-ламу погадать нам о завтрашнем дне. Лама немедленно взял баранью лопатку, положил в огонь и, прокоптив ее дочерна, до появления трещин, снял и бережно положил возле себя; затем глубокомысленно, взяв лопатку в левую руку, правой стал водить стебельком вдоль трещин и пророчествовать: "завтра начальнику предстоят две радости: первая -- большая, вторая -- поменьше; первая будет заключаться в богатой находке при раскопках, а последняя радость исполнится по дороге на главный бивак, когда начальник охотясь застрелит хорошего зверя". Не могу не отметить, что оба предсказания сбылись в точности. П. Я. Напалков и Арья Мадаев в субургане А обнаружили богатое собрание рукописей и чудный образ на полотне "Явление Амитабхи", а я, действительно, на пути к Торой-онцэ убил отличного рогатого хара-курюка...
...

Благодаря такому состоянию атмосферы, трудно было ожидать, чтобы в Алашанской пустыне, у порога которой мы стояли, рано начались изнурительные жары, а потому мы решили особенно не торопиться движением к югу, а лучше посвятить ещё несколько дней дополнительным исследованиям нашего таинственного Хара-хото. В виду этих соображений, я вновь отправил двадцать восьмого марта трёх своих младших спутников в мёртвый город, предоставив им в смысле раскопок полную свободу действий. Сам я с Черновым и Напалковым остался на один день, в Торой-онцэ для того, чтобы не торопясь закончить письма и отчёты в Географическое общество и Академию наук. Отчёт геолога Чернова вместо маленькой заметки вылился в обстоятельную работу, которую он и доканчивал в течение всей последующей ночи.
...

Работы экспедиции шли своим чередом: постройка метеорологической будки приходила к концу; толковый наблюдатель Давыденков, бывший сельский учитель, усиленно готовился к ответственной деятельности; мои старшие сотрудники Чернов и Напалков снаряжались в большой разъезд; им было поставлено задачей -- изучение хребта Ала-шаня на обоих его склонах, то есть на западном и восточном, с проложением маршрута до северной окраины гор, уже перешедших на правый берег Хуан-хэ. Прилежащая часть долины этой реки также входила в план работ моих спутников. Для ведения зоологических сборов и для услуг в пути я командировал с экскурсантами препаратора Мадаева и двух нижних чинов.
...

Между тем, главный бивак экспедиции при Дын-юань-ине вновь оживился: прибыли мои старшие сотрудники: капитан Напалков и геолог Чернов, благополучно совершившие свои исследования в области хребта Ала-шаня и долины Желтой реки. Начав экскурсию вместе, через десять дней они решили разделиться и составить два совершенно самостоятельных разъезда. Кропотливая и тщательная работа геолога требовала довольно продолжительного пребывания в каждом попутном ушельи, тогда как картограф, ведая более общей частью научного исследования, мог подвигаться гораздо быстрее, охватывая более обширный район, нежели его товарищ. В результате капитан Напалков прошёл вдоль правого берега Хуан-хэ, неподалеку от значащагося на последних картах озера Бо-му, в Ордосе, и путем расспросных сведений выяснил, что такого озера ныне не существует, что оно существовало шесть поколений тому назад и окружность его равнялась расстоянию, которое можно проехать верхом на лошади в течение суток. Ныне на месте прежнего Бо-му расстилается болотистая котловина с зарослью солянок, известная у местных обитателей под названием "Сыртын-куку-нор"... Проходом Тумур-ула - самым удобным в хребте Ала-шань - П. Я. Напалков возвратился в Дын-юань-ин, куда, четыре дня спустя, прибыл и А. А. Чернов. Маршрут геолога экспедиции естественным образом жался к горам и внедрялся в самые горы за Нин-ся включительно, где, ознакомившись с не исследованными до того времени горами Ордоса - Каптагери и Арбисо, направился наперерез того же хребта Ала-шань кратчайшим проходом Шара-хотул {При сводке маршрутов выяснилось, что мои сотрудники прошли одним и тем же проходом.} (около 8 350 футов [около 2 540 м] абс. высоты) на главный бивак.
...

Приблизилось время выступления экспедиции; для более успешной её деятельности мы разделились на три группы. Первым оставил Дын-юань-ин топограф Напалков в сопровождении гренадера Санакоева и казака Мадаева. Целью этого разъезда я наметил исследование долины реки Тяо-цуй до города Гу-юань-чжоу и дальнейшего пути к Синину, через Лань-чжоу-фу. В Синине мой сотрудник должен был ожидать возвращения экспедиции с Куку-нора. Помимо главной картографической работы, П. Я. Напалкову поручалось вести заметки этнографического характера и собирать насекомых.
...

В Донгэре мы пробыли всего один день и шестнадцатого сентября уже вступили в Синин {Следует упомянуть, что почти на середине пути между Донгэром и Синином -- там, где гумбумская дорога в Донгэр вступает в долину Синин-хэ, лежит маленький китайский городишко Джэн-хэй-буа.}, где нас встретил капитан Напалков, успешно совершивший экскурсию в провинцию Гань-су.
...

Разъезд П. Я. Напалкова охватил своим маршрутом больший район, нежели тот, который предполагался вначале; кроме того, самый маршрут удачно расположен по отношению к местам, исследованным нашими предшественниками. Таким образом моему помощнику удалось посетить совершенно неведомый угол Гань-су и впервые поставить на карту названия девяти новых городов {"Известия Императорского Русского Географического Общества", том XLV, вып. 1, 1910 г., стр. 174--195.}.
...

Было над чем призадуматься и в конце концов разделить экспедицию на две части. Транспорт тяжелого багажа под руководством капитана Напалкова я направил непосредственно на Лавран, по большой гуйдуйско-лавранской дороге. Моему сотруднику поручалось по доставке багажа в Лавран и по сдаче его на хранение отправиться в Вей-сянь для пополнения зоологических коллекций. Животных, нагруженных более легко, преимущественно предметами первой необходимости, я взял в мою экскурсию, ставившею себе задачей изучение района, прилежащего к монастырю Лавран с северо-запада, запада и юго-запада. С началом нового года началась и новая деятельность экспедиции..
...

В конце концов, Дын-юань-ин начал все-таки порядочно надоедать путешественникам; желание тронуться по направлению к пустыне росло с каждым днем. Закончив все приготовления по снаряжению каравана, мы теперь поджидали только капитана Напалкова, который письмом известил нас о том, что ввиду своего переутомления как в физическом, так и нравственном отношении, он торопится в Алаша и далее в Ургу...
...

С помощью ламы мы быстро установили связь с местным управлением, находившимся в горах, и с нашим приятелем цзасаком, только недавно перекочевавшим в отдалённую ставку Барун. Оказывается, молодого князя постигло несчастие и он скрывался от посторонних глаз: старший брат цзасака -- лама умер от тяжёлой заразной болезни, перешедшей ещё на нескольких членов княжеской семьи... Гонец нирвы, посланный к чиновникам -- тусулакчи и цзахиракчи, очень быстро исполнил все наши поручения и доставил нам почту, заключавшую в себе два письма из Лань-чжоу-фу и пакет от Ц. К. Бадмажапова, как оказывается недавно проехавшего через Байшинтэ в Ургу. Мой сотрудник выражал сожаление, что нам не удалось встретиться в монастыре и сообщал между прочим, что капитан Напалков оставил Алаша-ямунь еще девятого мая, так что в настоящее время счастливый топограф, вероятно, уже вкушал все блага культурного существования...
...

Среди многочисленных писем от научных учреждений, родных и друзей была также весточка от капитана Напалкова, в которой он сообщал весьма интересные сведения. "В начале июня, -- писал топограф, -- через Ургу, по направлению Кобдо, проследовала французская археологическая экспедиция, с целью подробного ознакомления и исследования развалин городов Чжунгарии и Восточного Туркестана". Внимание и интерес научного мира к седой старине бассейнов Улюнгура и Лобнора еще сильнее пробудились, и по проторенным русскими исследователями дорожкам более нежели прежде потянутся теперь путешественники других стран {Весною 1914 года Хара-хото посетил английский путешественник Штейн. The Geographical Journal. September 1916. A third journey of exploration in Central Asia, 1913--1916. Sir Aurel Stein, К. С I. E., D. Sc. D. Zitt.}.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Напалков Петр Яковлевич (1874-1937)

Сообщение ББК-10 » 30 Сентябрь 2019 16:10

Сергеев С.В., Долгов Е.И. Военные топографы русской армии, - М.: ЗАО "СиДиПресс", 2001. -592 с.

 НАПАЛКОВ ПЕТР ЯКОВЛЕВИЧ.jpg
НАПАЛКОВ ПЕТР ЯКОВЛЕВИЧ
(1874 -...)

1896-1898 — обучался в Военно-топографическом училище;
1898-1899 — прикомандирован к 145-му пехотному Новочеркасскому полку;
1899—1905 — на съемке Юго-Западного пограничного пространства, 27.01.1903-1904 гг. прикомандирован к 243-му Златоустовскому резервному батальону;
1905-1907 — производитель топографических работ на 2-й Маньчжурской съемке;
12.04.1907—1910 — производитель топографических работ Иркутского ВТО. 9.10.1907—10.1909 гг. — командирован в экспедицию в Южную Монголию (провинция Гань-Су-и-Сычуань) под руководством П. К. Козлова. За труды в Монголо-Сычуаньской экспедиции ему высочайше пожалована пожизненная пенсия в размере 300 рублей в год; 28.10.1909—1910 — прикомандирован к ВТО ГУ ГШ.
12.04.1910—1917 — производитель картографических работ ВТО ГУ ГШ.
Дальнейшая судьба не известна.
Подполковник — 5.10.1916 г.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 8392
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Напалков Петр Яковлевич (1874-1937)

Сообщение ББК-10 » 30 Сентябрь 2019 17:43

 ДНЕВНИКИ обл.jpg
 ДНЕВНИКИ.JPG
 Участники экспедиции-1908.jpg
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 8392
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Напалков Петр Яковлевич (1874-1937)

Сообщение ББК-10 » 30 Сентябрь 2019 20:09

Следы на земле
https://m.vn.ru/news-22254/
31.10.2002

Картографы оставляют свои имена на карте, но их следы на земле теряются...

И только семьи хранят память о знаменитых предках. Одна из тех семей, которые прочно осели в Новосибирске, - династия Напалковых, «фамильной специализацией» которых на протяжении уже трех поколений стала профессия картографов-топографов.

 Всеволод Напалков.jpg
Словосочетание «коренной сибиряк» всегда считалось историками несколько условным понятием. Особенно если учесть, что раньше в Сибирь добровольно мало кто приезжал, или нередко стремился переехать в более столичные места.
Одна из тех семей, которые прочно осели в Новосибирске, - династия Напалковых, «фамильной специализацией» которых на протяжении уже трех поколений стала профессия картографов-топографов. Хотя, когда внучку спросили в школе, кем работает твоя мама, ребенок честно ответил: «картежницей», после чего вызова в школу было не миновать.
Нынешний старейший представитель этой семьи - Всеволод Петрович Напалков - недавно отметил свой 90-летний юбилей. Но по-прежнему принимает самое живое участие в жизни семьи - ухаживает за дачными посадками, на нем сбор урожая и даже засолка огурцов-помидоров и заготовка варенья. На базар тоже ходит с удовольствием. К тому же торговки всегда продают ему товар подешевле - из уважения к почтенному возрасту.
За событиями в Москве Всеволод Петрович также следил вплоть до освобождения заложников. (Его внучка как раз в это время находилась в Москве, но в тот злополучный день пошла в другой театр - во МХАТ.) Но после «освободительной субботы» пока старается телевизор пореже смотреть: «Хорошо, что заложников наконец-то освободили, но зачем же так много об этом говорить? И так всем тяжело, а они по кругу несколько раз одно и то же. Только страсти нагнетают».
Основатель этой сибирской ветви Напалковых - Петр Яковлевич - родился еще в позапрошлом веке, в Татьянин день 1874 года в крестьянской семье, начальное образование получил в заводской школе, потом после домашнего обучения поступил в Уфимское землемерное училище и далее в Практическую восточную академию.
В 1907-1909 году он принимал участие в экспедиции Петра Козлова в Центральную Азию, где приходилось заниматься не только топографической съемкой, но и составлением энтомологической, геологической, этнографической и ботанической коллекций, принимать участие в археологических раскопках погребенного под песками города Харо-Хото с библиотекой из 2000 книг и рукописей, написанных на тогда неизвестном языке древнего народа си-ся. За что заслужил такие слова в отзыве руководителя экспедиции: «...Напалков способствовал успеху Монголо-Сычуаньской экспедиции, за что своевременно по моему представлению и был награжден званием действительного члена Географического общества, золотою имени Семенова-Тяншанского медалью и тремя стами рублей в год пожизненной пенсии». (Орфография оригинала сохранена. - Прим. авт.)
 НАПАЛКОВ ПЕТР ЯКОВЛЕВИЧ фото.jpg
Отчет Петра Напалкова об этой экспедиции был опубликован в «Записках русского географического общества». От сухого экспедиционного отчета его отличают прекрасный литературный язык и живые наблюдения, интересные не только специалистам, но и простому читателю: «Возле деревни Жуэдяхондо обрывистый скат долины сложен из красных грубо-зернистых песчаников, лессовые отложения которых...» и далее «В Лань-чжоу-фу мы прибыли 3 августа в 7 часов вечера и остановились в очень грязной гостинице, которая по устройству своему походила на полутемный коридор с десятком грязных помещений...»
За многолетние экспедиции по Центральной Азии и службу на благо Отечества Петр Напалков был награжден орденами Св. Владимира IV степени, Св. Станислава II степени, Св. Анны II степени, «В память войны с Японией» и другими.
В первую мировую войну уже в чине полковника Напалков руководил съемками военных карт. Когда в 1918 году Петроград оказался в кольце немецкой блокады, топографические архивы были эвакуированы в Омск. Так Петр Напалков с женой и пятью детьми оказался в Сибири. И если бы не кратковременное отступление с войсками Колчака, возможно, пережил бы репрессии 30-х годов...
В семье Напалковых создан и небольшой домашний архив, где хранится автобиография основателя рода, его студенческий билет, послужной список и фотографии. К сожалению, жизнь этого человека оборвалась внезапно в 1937 году. После его ареста семья получила одну-единственную записку с просьбой принести хлеб. Передачу эту конвой принять отказался. И до сих пор неизвестна не только судьба Петра Напалкова, но даже дата смерти и место погребения.
«Я другой профессии себе и не мыслил, - говорит его сын Всеволод Напалков. - Это дочка немного сомневалась перед выбором, а я с 16 лет работал в картографических экспедициях отца. Поначалу рабочим-реечником, потом помощником астронома, мы делали съемки Ямала, Диксона, почти всего Севера и Заполярья. Ведь до 30-х годов все карты были весьма приблизительными. Только при Сталине масштаб 1:1000000 был после долгих экспедиций заменен на 1:100000. Отец - автор первых подробных карт бухт Находка и Новый Порт, островов Шокальского и Белый, под его руководством составили первую карту крупного масштаба Обь-Енисейского бассейна.
Село Напалково в Обской губе названо в его честь, от его имени образовано и название когда-то безымянной речки Напкая-Хата. Был еще и мыс Напалкова в верховьях Обской губы, но после того, как отец был репрессирован, его срочно переименовали в местное название - Хасре.
В армию меня, кстати, не взяли именно из-за ареста отца. Не дожидаясь вызова, я сам пошел к своему руководителю и прямо сказал, что отца арестовали. Он выслушал меня, махнул рукой: «Идите работайте». Так и работал до 1953 года. Сибирь, Казахстан, Дальний Восток, от Тайшета до Усть-Кута и далее за Байкал к БАМ... На переездах мы все виды транспорта познали: и лошади, и лодки, и олени, и собаки. Ну и на своих двоих немало приходилось пройти. Если бы шагомер тогда можно было использовать, то точно можно было бы сказать, сколько километров мною пройдено. Жили в палатках, спали в спальных мешках, готовили на костре. Иногда в тайге натыкались на заброшенные лагеря. Видимо, как раз там еще до войны пытались строить БАМ. Бараки, вышки, полуразвалившаяся ограда с колючей проволокой...»
Может быть, как раз в таком лагере встретил свою смерть самый знаменитый из сибирских Напалковых...
- Потом я 28 лет преподавал в НИИГАИКе, - продолжает Всеволод Петрович, - из них семь лет заведовал кафедрой. Также мне предложили восстановить Новосибирский планетарий. Поначалу он располагался в той деревянной церкви, на месте которой сейчас находится Центральный городской парк. Но церковь снесли, немецкая аппаратура старого планетария долго лежала на каком-то неохраняемом складе. Многое было потеряно или просто пришло в негодность, и почти все пришлось восстанавливать заново.
Я об отце немало нового узнал уже после войны из писем и книг исследователя Русского Севера Сергея Попова, который специализируется на географических названиях Русского Севера и изучает биографии его исследователей. Но сейчас наша профессия картографов постепенно умирает. Даже внучки избрали современные профессии врача и юриста. Хотя я об этом не жалею - прогресс есть прогресс. Пусть современные способы составления карт обходятся почти без человека, ведутся с помощью спутников и более точных приборов, но и без нас - топографов - современных карт не существовало бы».
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 8392
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53


Вернуться в Персоналии



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения