Печуро Адольф Казимирович (1893 - 1967)

История высоких широт в биографиях и судьбах.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Печуро Адольф Казимирович (1893 - 1967)

Сообщение Юрий Клименко » 28 Октябрь 2012 21:53

В еженедельной газете Севморпароходства "Моряк Севера" №38 за 24.10.12 начата,на мой взгляд,любопытная публикация о ледовом капитане Печуро Адольфе Казимировиче. http://www.ansc.ru/Rus/MS/12/MS_38.pdf

К сожалению,пока не удаётся скопировать текст сюда :-(
Юрий Клименко
 
Сообщения: 1392
Зарегистрирован: 07 Январь 2012 00:04

Печуро Адольф Казимирович (1893 - 1967)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 29 Октябрь 2012 06:33

МОРЯК СЕВЕРА 24 октября 2012 года

СТРАНИЦЫ ВАХТЕННОГО ЖУРНАЛА
(из архива РУФСБ России по Архангельской области)

Тревожный 1937 год. Родина ставит перед успешным морским капитаном Печуро А.К. сложнейшую задачу – провести караван судов с необходимыми грузами для районов Сибири и Крайнего Севера по Северному морскому пути.
Но суровые арктические условия не позволили выполнить приказ несмотря на высокий профессионализм и изобретательность полярных моряков…


Становление моряка

Адольф Казимирович Печуро родился в 1893 году на берегу Балтийского моря недалеко от Риги в городке Либава. О своём социальном положении он говорил: «сын безземельного крестьянина». В 1910 году семнадцатилетний юноша первый раз вышел в море матросом на коммерческом судне. Морская специальность увлекла и захватила его с первого рейса. Англия, Швеция, Норвегия, Франция…
Известие о начале Первой мировой войны моряк получил в Германии. Команду судна арестовали без видимых на то причин. Через несколько месяцев матросу удалось бежать на Родину. Теперь уже юноша не сомневался в правильности выбранного пути и начал серьёзно постигать азы мореплавания.
В 1915 году выпускник Либавской мореходки приехал в Архангельск. Северный порт доброжелательно встретил молодого штурмана и стал
ему второй Родиной. География рейсов продолжала расширяться: Дания, Греция, Турция и другие европейские страны.
Октябрьская революция 1917 года застала его на борту парохода «Царь» в Англии. Команду сняли с судна. Через Мурманск и Вологду долгих четыре месяца моряки добирались до места приписки судна.
В декабре 1918 года Адольфа мобилизовали в армию Миллера и назначили рулевым моторного катера «Черпак», позднее на военный корабль «Чесма». Адольф Казимирович интересовался больше морем, чем политикой. После установления Советской власти в Архангельске служил вторым помощником капитана северного отряда Северо-Двинской флотилии.

Ледовый капитан

С 1920 года Печуро работает в Северном морском пароходстве штурманом на номерных ледоколах. Со временем приходит и необходимый опыт. В 1934 году Адольф Казимирович получает назначение капитаном на ледокол «Ленин», который использовался для проводок в Арктике в системе Главсевморпути.
Капитаны ледоколов поддерживали связь друг с другом и постоянно обменивались знаниями. Это Владимир Фёдорович Сар – капитан парохода «П. Виноградов», Юрий Константинович Хлюников – капитан ледокола «Литке», капитан ледокола «Седов» Швецов и другие. В 1932 году Печуро познакомился с начальником второго Управления Севморпути Отто Юльевичем Шмидтом.
Труд и усердие моряка были отмечены. В начале 1937 года А.К. Печуро был награждён орденом «Красной Звезды».
Зимняя навигация 1937 года стала серьёзным испытанием не только для командного состава, но и для всего экипажа ледокола.
22 августа 1937 года из Главного управления Севморпути было получено распоряжение, которое сводилось к тому, что ледокол «Ленин» с
караваном судов, в трюмах которых находились техника, одежда и продовольствие, должен был проследовать от острова Диксон на восток.
Благополучно складывалась и личная жизнь ледового капитана. Ещё в 1936 году на ледокол прибыла молодой врач Анна Степановна Сидорова. Трогательная дружба мужчины и женщины переросла в нежный роман. Отметим, что отважный доктор последовала за своим капитаном и приняла участие в описываемых событиях зимовки 1937 года.
А в 1938 году в семье Печуро родился славный малыш – сын Арнольд.

(Продолжение следует)

Наталья ДУДОЛАДОВА.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Печуро Адольф Казимирович (1893 - 1967)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 29 Октябрь 2012 07:52

Отчет о поездке в Сергиев Посад
http://necropolist.narod.ru/otchot-Sergiev_Posad.html
11 октября 2008 г.
Лидия Нарцева


 S-P-Pechuro.jpg
Также он показал нам могилу капитана ледокола "Ленин" (не атомного) Печуро Адольфа Казимировича (на памятнике написано КазЕмирович) и его жены - судового врача Анны Сидоровой. Капитан Печуро упоминается в воспоминаниях Корельского Василия Павловича.

© Некоммерческое партнерство "Общество Некрополистов" 2008 г.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Печуро Адольф Казимирович (1893 - 1967)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 29 Октябрь 2012 07:55

Корельский В. П. На моём веку: Воспоминания, предания рода, размышления / лит. обраб., композиция, оформ. М. К. Попова;
Ком. РФ по рыболовству, АО "Архангельск. трал. флот", АО "Флотархангельскрыбпром".
- Архангельск : Правда Севера, 1996. - 238 с.: портр., фот.
http://www.sakharov-center.ru/asfcd/aut ... e&num=5956

На «Ленине»

Получив в пароходстве полный расчет, я временно «сошел на берег». В кармане было 1200 рублей — немалая по тем временам сумма. Нина моя работала, она считалась ведущей артисткой в Театре юного зрителя. Крыша над головой у нас имелась — родители жены с радушием отвели нам комнатку в своей скромной квартирке. Так что с определением нового места службы можно было не торопиться. Благо выбор в Архангельске в ту пору был: флота Севморпути, военного порта, военной гидрографии, гидрографии Севморпути, Ленгосморпушнины, Рыбтреста...
Новый, 1937 год, уволившись, я встречал безработным. Мореходная книжка заменяла мне и удостоверение личности, и удостоверение о прохождении службы. При этом плавание на каждом судне подтверждалось подписями и печатями не только капитана судна, но и капитана порта.
Именно по такому документу 15 января 1937 года меня и приняли на службу в Главсевморпуть, где предложили должность младшего помощника на ледоколе «Ленин», который зимовал в порту. Здесь я должен был временно заменить Андрея Федоровича Пинежанинова, который уходил учиться в морской техникум (на вечернее отделение).
Капитан ледокола Адольф Казимирович Печуро в эти дни находился в Москве, откуда вернулся с наградой — орденом Ленина.
Надо сказать, раньше ледоколом командовал Н. К. Эгге — известный полярный капитан, участник Карских экспедиций, спасения экспедиции У. Нобиле в 1928 году. Но вот уже пятый год он где-то пропадал. Говорили, что он спился, опустился на дно...
О капитане А. К. Печуро у меня сложилось такое впечатление. Человек хладнокровный, уверенный, он молниеносно угадывал любые «настроения» своего судна, особенно во льдах, в сложной, критической обстановке капитан чувствовал ледокол как живой организм. А вот с людьми у него такого контакта, увы, не было. С подчиненными он зачастую обращался резко, даже жестко, если не жестоко. Главная причина, думаю, коренилась в характере: капитан был профессионалом и прежде всего ценил в человеке профессионализм. У меня с ним, кстати, сложились ровные, деловые отношения. Но еще на него, видимо, влияли семейные обстоятельства. Он ушел от первой жены и женился на молодой особе, которая служила на ледоколе судовым врачом. А что такое женщина на судне, да еще жена главного чина, да еще молодая, да еще своеобразного нрава, полагаю, объяснять не надо...
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Печуро Адольф Казимирович (1893 - 1967)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 29 Октябрь 2012 07:58

Поморский Мемориал: Книга Памяти жертв политических репрессий.
Архангельск, 1999
Т. 1-3: А-Я Поимённые списки жертв политических репрессий
http://visz.nlr.ru:8100/search/lists/arch1/239_15.html

Печуро Адольф Казимирович, 1893, уроженец Латвии, житель г. Архангельска, капитан ледокола "Ленин". 16.03.39 линейным судом водного транспорта по ст. 58-3 УК РСФСР незаконно осужден к лишению свободы сроком на 7 лет. 29.12.39 освобожден в связи с прекращением дела, т. е. реабилитирован.

© Российская национальная библиотека, 2003-2012
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Печуро Адольф Казимирович (1893 - 1967)

Сообщение Юрий Клименко » 29 Октябрь 2012 22:27

:tnxman: :tnxman: :tnxman: Леспромхозу
Юрий Клименко
 
Сообщения: 1392
Зарегистрирован: 07 Январь 2012 00:04

Печуро Адольф Казимирович (1893 - 1967)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 05 Ноябрь 2012 10:52

"МОРЯК СЕВЕРА" 31октября 2012 года № 39

СТРАНИЦЫ ВАХТЕННОГО ЖУРНАЛА
(из архива РУФСБ России по Архангельской области)
(Продолжение. Начало в № 38)

Из рейсовых донесений с ледокола «Ленин»В архиве РУФСБ России по Архангельcкой области сохранились радиограммы и рейсовое донесение с ледокола «Ленин» за время навигации в Карском море в 1937 году (судовой журнал с 20.07 по 3.10).
(орфография первоисточника)

«…22 августа. 4.ч. 25. мин. Встали на якорь в бухту Диксон. Караван составе п/х «Рабочий», «Сталин», «Ильмень», «Камчадал» и «Володарский» готовится к походу. Командиры всех судов посетили борт ледокола для получения инструкций».
«23 августа. 00.ч.20.мин. Подняли якорь. Следуем с караваном в кильватер. Встретили лед от 4 до 10 баллов, мелко-крупно битый. Густой туман. Уменьшили ход. Легли на ИК (истинный курс)».


Несколько дней записи в судовом журнале характеризуют только погодные условия.

«28 августа. …. Лед плотный. Русло держит 1-1 1/2 корпуса судна. Караван застрял во льду. Дали сигнал остановится до улучшения погодных условий. С п/х «Ильмень» сообщили, что погнута лопасть гребного винта»…

При помощи водолазов через сутки удалось провести ремонт«Ильмени». После околки судов караван пытался продолжить путь, но безрезультатно. С 30 августа суда лежат в дрейфе. В последующие дни в журнале указаны градусы, минуты, баллы, направление ветра и температура. Неоднократно проводили ледовую разведку, в том числе и воздушную. В начале сентября
началось сильное сжатие льда.

«6 сентября. Подошли к острову Кучум».

Рисунок острова Кучум в судовом журнале. Из архива РУФСБ России по Архангельской области : Кучум.jpg
В судовом журнале сохранился рисунок острова Кучум, выполненный штурманом.

«7 сентября. Спустили на воду рабочую шлюпку и под управлением штурмана Пустошного Д.М. произведен промер.
Надо полагать, что это один из безымянных островов расположенных к NW от острова Кучум. На острове установлен знак: столб с прямоугольным щитом и надписью «л/к ЛЕНИН» 7/1Х 1937, высота знака 2 метра».


Караван двигался медленно, соблюдая все правила. Многократные остановки происходили только в случае поломок или до улучшения видимости.

«12 сентября. В дрейфе в 10 баллов. Крупно мелко битый лед. Подошли к пароходу «Рабочий». В 11.30 приняли на борт в судовой лазарет разбитого параличом старшего помощника капитана п/х «Рабочий». Видимость хорошая. Легли на ИК».

Врачи были в составе экипажа на всех судах, и медицинская помощь морякам оказывалась. Однако иногда моряков не удавалось спасти.

«13 сентября. … В 19.15. умер старший помощник капитана п/х «Рабочий» Кроче Павел Джанарович».
«15 сентября. Остановили караван для похорон т. Кроче П.Д. Под звуки траурной музыки духового оркестра, л/к «Ленин» предано морю тело т. Кроче.
Момент погружения гроба в воду отсалютован гудками пароходами каравана. Приспущены кормовые флаги. Похороны закончены. Под звуки «Интернационала» флаги подняты до места».


Записи из судового журнала свидетельствуют о том, что ледовая обстановка была сложной, одновременно на судах участились поломки. Все распоряжения капитана Печуро выполнялись в штатном режиме. На судах был порядок. А трудности в Арктике – это привычное дело. Регулярно проходили рабочие встречи капитанов. Главная задача, которую надо было решать, – экономия топлива. Из журнала следует, что моряки постоянно перегружали уголь из трюмов «Ильмени».
4 октября окололи и присоединили к каравану п/х «Диксон», который дрейфовал в Арктике. К 11 октября обстановка осложнилась. Было принято решение ждать помощи от л/к «Красин».

«20 октября. Продолжаем лежать в дрейфе. Командованием каравана объявлен выходной день и устроен день физкультуры: бег на лыжах, бег на 100 метров, канат и т.п. Стрельба из мелко-колиберной. За исключением вахтенных весь людской состав каравана на льду. Зрелище интересное и надо полагать подобное культурное развлечение-отдых людей на льду в море Лаптевых впервые в истории мореплавания в Арктических водах данного региона. Погода пасмурная, временами туман. Видимость до 1-2 миль. Показался л/к «Красин» идущий к каравану. Быстро свернули развлечение. Люди разошлись по кораблям. В 14.15. л/к «Красин» подошел к каравану. Обменялись салютом флагами и гудком. … Началась отгрузка угля. На ледоколе состоялось совещание командиров и помощников кораблей каравана.

(Командование перешло к начальнику морской операции Восточного сектора Дриге Фёдору Ивановичу – прим. автора)

В виду создавшихся тяжелых ледовых условий решили провести караван в Хатангский залив губу Котельникова».
«21 октября. В виду отсутствия руля у п/х «Ильмень», к корме последнего крепится буксиром п/х «Камчадал», дабы иметь возможность лучшего управления п\х «Ильмень».
Порядок следования: л\к «Красин», п/х «Сталин», п\х «Рабочий», л\к «Ленин» имеет на буксире п\х «Ильмень» и «Камчедал», п\х «Диксон» следует самостоятельно».


Караван очень часто останавливался из-за погодных условий. Временами из-за сильного сжатия льда караван не мог сдвинуться с места.

«28 октября. Провели перегрузку груза для полярной станции острова Встречный. Командует перегрузкой капитан Печуро».


(Окончание следует)

Наталья ДУДОЛАДОВА.

 39.jpg
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Печуро Адольф Казимирович (1893 - 1967)

Сообщение Юрий Клименко » 23 Ноябрь 2012 00:26

http://www.ansc.ru/Rus/MS/12/MS_40.pdf

Жаль,что журналист не "проследила" дальнейшую судьбу капитана Печуро А.К. после приговора и реабилитации
Юрий Клименко
 
Сообщения: 1392
Зарегистрирован: 07 Январь 2012 00:04

Печуро Адольф Казимирович (1893 - 1967)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 24 Ноябрь 2012 14:15

МОРЯК СЕВЕРА
14 ноября 2012 года № 40 (8711)
(Окончание. Начало в №№ 38,39)

 40.jpg
СТРАНИЦЫ ВАХТЕННОГО ЖУРНАЛА

(из архива РУФСБ России по Архангельской области)

«30 октября. В виду сильного сжатия л\к «Красин» начал проводку по одному судну. Медленно продвигаемся вперед. Имеем на буксире п\х «Ильмень» без руля и без работы машины, что затрудняет управление ледоколом. На крутом повороте русла, несмотря на работу 3-х машин переменными ходами ледокол пошел вправо, а идущий на буксире п/х «Ильмень» занесло влево и прошел вплотную о корму левого борта. При соприкосновении якорем левого борта п\х «Ильмень» частично помял обшивку левого борта, с разрывом металла у ширстрека, помят ватервейс в районе кормовых кнехт. Ледокол развернуло в русле на 3600. При развороте лопнул стальной - буксира и разорвало железный буксирный блок. В виду ограниченного
наличия топлива специальный поход л\к «Ленин» по высадке полярной зимовки на остров Встречный отменен».
«2 ноября. Происходит совещание о дальнейших работах. Совещанием решено:
Ввиду ограниченного запаса топлива в караване и на ледоколе «Красин» оставить караван на зимовке в месте настоящего его пребывания, т.е. в районе острова Малый Бегичев в Хатангском заливе».

Часть команды с оставшихся на зимовку судов и пассажиры с «Ильмени» и «Сталина» были пересажены на «Красин».
Ледокол направился в бухту Кожевникова с расчётом взять бункер к весне местным углём. С 4 ноября оставшиеся экипажи перешли на зимовочное положение.
Последняя запись в судовом журнале:
«Все суда каравана расположены вокруг ледокола «Ленин» на расстоянии от 1\2 до 3\4 мили в дрейфующем льду. На всех судах производится отепление жилых помещений для зимовки».
На этом журнал заканчивается. Как прошла зимовка в Хатангском заливе? Это стало известно лишь из материалов архивного уголовного дела.

Конец зимовки

В разгар зимовки ледокол вместе с караваном судов были вынесены в море Лаптевых. Пароходы «Сталин» и «Ильмень» потерпели серьезное повреждение, а пароход «Рабочий» был раздавлен льдами и затонул вместе с находившимися на нём грузами. В период зимовки всё, что было в трюмах судов, – мука, стандартные деревянные постройки, одежда было сожжено
в целях экономии топлива. Смена экипажа произошла в первых числах сентября 1938 года. По прибытии в Архангельск капитан ледокольного парохода «Ленин» Печуро Адольф Казимирович был арестован. Он обвинялся в том, что допустил преступное отношение к исполнению своих служебных обязанностей по проводке каравана. А именно:
не произвёл дополнительную отгрузку угля перед выходом в рейс, нерационально использовал топливо, не принял мер к устранению дефектов и поломок, не использовал ледокол на полную мощность, отстранил от работы старшего помощника Хипагина А. И. (у которого было недостаточно опыта работы в ледовой обстановке – прим.автора), управлял судном единолично,
а также неправильно выбрал место для зимовки каравана, вследствие чего одно судно затонуло и два серьёзно пострадали.
Ущерб составил более 7 миллионов рублей. Кроме того, Печуро обвинили и в контрреволюционной агитации (ст.58 УК РСФСР).
Ему грозило более 10 лет лагерей. Судебные органы попросили помощи у специалистов. Заключение экспертной комиссии состояло из 10 листов, но с её выводами капитан не согласился и вины не признал. На все выдвинутые обвинения капитан давал разумные и обоснованные объяснения своих действий.
13-16 марта 1939 года линейный суд Водного транспорта Северного и Сухонского бассейнов снял с капитана обвинения по контрреволюционной статье и приговорил Печуро А.К. на основании ст. 59-3, п. «в», ч.1 УК РСФСР («Нарушение работниками транспорта трудовой дисциплины») к 7 годам лишения свободы.
С приговором суда опальный капитан не согласился и подал кассационную жалобу. Адольф Казимирович указал, что экспертная комиссия состояла из капитанов ДАЛЬНЕГО плавания, которые не имеют отношения к плаванию в Арктике.
В процессе расследования они не использовали радиограммы разведки летчиков, вахтенные журналы, ледовые карты и распоряжения из Москвы.
22 апреля 1939 года Водно-транспортная Коллегия ВС СССР рассмотрела жалобу Печуро А.К. и приговор оставила в силе.
Только после введения в комиссию капитана-ледовика Ушакова и двух механиков появилось новое заключение о действиях капитана л/к «Ленин».
29 декабря 1939 года Пленум Верховного Суда СССР приговор линейного суда Северного и Сухонского бассейнов от 16.03.1939 года и определение Водно-транспортной Коллегии ВС СССР от
22.04.1939 года в отношении Печуро А.К. отменил и дело производством прекратил с освобождением из-под стражи. Печуро А.К. был полностью реабилитирован.
Как сложилась дальнейшая судьба капитана Печуро А.К. неизвестно.

Наталья ДУДОЛАДОВА
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Печуро Адольф Казимирович (1893 - 1967)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 24 Ноябрь 2012 15:34

Юрий Клименко пишет:http://www.ansc.ru/Rus/MS/12/MS_40.pdf
Жаль,что журналист не "проследила" дальнейшую судьбу капитана Печуро А.К. после приговора и реабилитации


Кинолекторий "Телепередача о А.К.Печуро"

Фильм телекомпании «Тонус», снятый в 2002 году.
А.К Печуро, капитан первого дизельного ледокола «Ленин», последние годы жизни жил в Загорске и похоронен на нашей земле.
О сложном жизненном пути легендарного капитана наш рассказ…
Вступительное слово - дочери А.К.Печуро, Г.А.Ляпуновой.

Дата и время проведения
Воскресенье, 27 Февраля 2011 15:00
http://www.sergiev.ru/afisha/kinolektor ... -akpechuro
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Печуро Адольф Казимирович (1893 - 1967)

Сообщение MarkBDalex » 14 Июнь 2014 20:25

Леспромхоз пишет:МОРЯК СЕВЕРА 24 октября 2012 года

СТРАНИЦЫ ВАХТЕННОГО ЖУРНАЛА
(из архива РУФСБ России по Архангельской области)

...
В декабре 1918 года Адольфа мобилизовали в армию Миллера и назначили рулевым моторного катера «Черпак», позднее на военный корабль «Чесма». Адольф Казимирович интересовался больше морем, чем политикой. После установления Советской власти в Архангельске служил вторым помощником капитана северного отряда Северо-Двинской флотилии.
...

Наталья ДУДОЛАДОВА.


Хотелось бы добавить один факт из службы Печуро Адольфа в рядах Белой Армии:
Пе-Чуро Адольф стрелок 5-й роты 1-го Архангелогородского полка награжден Георгиевским крестом 4-й степени № 508 – В бою под д. Лыткино 14 Марта с. г., вызвавшись охотником в разведку под сильным пулеметным и ружейным огнем выяснил положение противника и обладая Английским языком передал сведения в Английский Штаб. – Награждение приказами от 17-го и 23-го Апреля 1919 года №26 § 2 №27 § 1. Приказ русским войскам Северной Области № 182 от 24 мая 1919 года - Государственный архив Архангельской области. Фонд 2834. Опись 1. Дело 41.

Георгиевский крест 4-й степени - выдавался в Северной Области в 1919-1920 гг. Изготовлен из алюминия. : Гк 4 ст 1283 (1).jpg
От себя хочу добавить - непосредственное участие Печуро Адольфа в боевых действиях против большевиков (о чём вероятно он благоразумно умолчал на допросе в НКВД, да и в других анкетах), ни сколько не умаляет его дальнейшее честное служение Родине на ниве полярного плавания - многие участники Белого движения на Севере, и не только нижние чины в бытность Советской России честно служили как в Рабоче-Крестьянской Красной Армии и Флоте, так и на "гражданке", некоторые из них отдали свою жизнь в боях Великой Отечественной, правда не обошлось и без репрессий, многие дожили до седин либо занимая достаточно высокое положение в советском обществе, либо будучи обычными рядовыми гражданами страны.
MarkBDalex
 
Сообщения: 20
Зарегистрирован: 14 Июнь 2014 19:37

Печуро Адольф Казимирович (1893 - 1967)

Сообщение ББК-10 » 25 Ноябрь 2018 18:29

http://www.kopeika.org/articles/view/5408

Ходил наш ледокол по нескольким полярным морям – Баренцеву, Карскому, морю Лаптевых. Да жизнь моряка переменчива. В 1938 году попали мы в беду. Тогда ещё не знали, что полярные льды дрейфуют по разным сезонным графикам. И попали мы в ледовый плен, одно судно было раздавлено льдами. И нашего капитана арестовали. Дали ему семь лет, обвинили во вредительстве и «преднамеренной зимовке». И ничем мы ему не могли помочь. Но у Адольфа Казимировича жена была – ему под стать, судовой доктор на нашем корабле. Звали её Анна Степановна. И она все силы приложила, чтобы его спасти. А тут ещё наши полярные летчики, наблюдая движение льдов, определили, отчего попал в беду наш караван, а до этого – геройский «Челюскин».
Нашего капитана освободили, вернули ему все награды и доброе имя. Да только он к нам не вернулся. Уже после войны узнал я, что живёт он в вашем Загорске, а жена его работает на станции «Скорой помощи». Адрес его – не могу сказать что почтовый, но там все друг друга знают – посёлок имени Каляева. Знаю, у него есть альбом про все наши проходы.
И у меня к вам, дорогие товарищи, большая просьба – сделать модель нашего ледокола «Ленин», Сейчас он стал номерной, работает в Одесском порту. А хочется, чтобы осталась о нём добрая память. И чтобы всё – один к одному, хоть сейчас в поход, как наш замполит говорил!

С морским приветом от старого полярника!

…Увы, как всегда, подпись неразборчива, а конверта нет.
Письмо читал Алекс Рдултовский

 101847132_large_DSC_0580.JPG
 101847151_large_DSC_0581.JPG
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5987
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Печуро Адольф Казимирович (1893 - 1967)

Сообщение ББК-10 » 25 Ноябрь 2018 19:29

Вот нашлась еще публикация в журнале "Юность" за 1960 год.
Пишет соплаватель капитана Печуро на л/к "Ленин", кочегар Владимир Лихолат.
(В мурманской газете "Комсомолец Заполярья" за 1939-1940 гг., можно найти множество заметок этого комсомольца-кочегара.)
Только своего капитана именут он почему-то Михаилом Арнольдовичем Печуро?
С годами-месяцами в публикации у меня тоже есть сомнения.


 1960_01_Лихолат - 0001.jpg
 1960_01_Лихолат - 0002.jpg
 1960_01_Лихолат - 0003.jpg

Юность, 1960, №1, с. 102-104

Владимир ЛИХОЛАТ
Комсомольцы, вперед!
«Комсомольцы, вперед! » Этот боевой клич не раз звал молодежь на подвиги, на борьбу, на трудные дела. Много мужества, упорства, решимости и отваги проявляли комсомольцы и в боевых условиях — на фронтах гражданской и Великой Отечественной войн и в мирном труде — на строительстве городов, заводов, на производстве, на освоении новых земель.
И каждый раз, когда предстоит новое трудное задание, новый рывок вперед, на старт выходит молодежь. И на призыв «Есть добровольцы? » единым дыханием отвечает: «Есть!.. »
... Перед нами два эпизода, записанные Владимиром Лихолатом, комсомольцем тридцатых годов. Он принадлежит к тому поколению, которое вступало в жизнь в годы революции.
Трудно сложилось его детство. В империалистическую войну он потерял отца, мать умерла от чахотки, и мальчик прошел тяжелый путь беспризорного.
Истощенного и замерзшего, его подобрал в Екатеринославе старый большевик Бондарев — соратник Г. И. Петровского — и приютил. Затем школа ФЗУ, фабрика, первые обязательства ударника и, наконец, комсомол.
В 1932 году страна призвала молодежь на Дальний Восток. Владимир Лихолат отправляется туда и служит в Дальневосточном пароходстве матросом, затем — рулевым парохода. А через некоторое время его направляют в родные места — на Украину — бороться с кулацкими бандами.
Но вот снова призыв комсомола во флот. И Лихолат возвращается к любимой морской службе. Он кочегар в Полярном флоте. Комсомольцы избирают его секретарем комсомольской организации линейного ледокола «Ленин».
Война с белофиннами в 1939 году. Тяжелое ранение. Великая Отечественная война. Снова тяжелое ранение. Едва оправившись, Лихолат работает в военной радиоредакции на Кольском полуострове.
И вот конец войны. Надо восстанавливать разрушенное. Снова комсомольская работа. Но все чаще напоминают о себе незалеченные раны, развивается туберкулез легких и позвоночника. Отказывают ноги. Перестает видеть правый глаз. Только пример Николая Островского поддерживает Лихолата. Чем безнадежнее выводы врачей, тем энергичнее он сопротивляется болезни.
«Не сдаваться! » — говорил я себе, но как трудно мне было совладать с болезнью! — пишет он в редакцию. — Бесконечные кровотечения горлом, прикованность к постели не давали мне жить, силы иссякали. Я падал духом. Кому я нужен, инвалид первой группы! Ушла жена. Но это, конечно, плохой друг, который спасовал в тяжелую годину.
И вот я беру в руки перо. О многом мне нужно написать. Пишу в постели, лежа. Пишу день и ночь. Писать трудно. Оказывается, это самая трудная из всех профессий, которыми мне приходилось овладевать. Но я усиленно работаю. Посланные в Мурманск отрывки переданы в виде радиоочерков; некоторые напечатаны в газете «Арктическая звезда», где мне приходилось быть корреспондентом в 1936 — 1937 году. Тернист мой путь, но я не унываю и, как мне ни тяжело, буду добиваться своего».
Мы печатаем здесь два очерка Владимира Лихолата, где он рассказывает о своей службе кочегаром в Полярном флоте.

АРКТИЧЕСКИЙ НАРЗАН
Случается, что какая-нибудь вроде бы и пустячная вещь, а напомнит вдруг о событиях весьма значительных. Я вот по этой причине не могу минеральную воду спокойно пить. Как увижу бутылку нарзана, обязательно вспомню осень 1936 года.
Служил я тогда кочегаром второго класса на ледоколе «Ленин». Лучше того ледокола в те годы в Арктике, я так думаю, не было. Статный, могучий, ходкий. Нам, кочегарам, работы он задавал — не разогнешься.
Сейчас построен новый ледокол «Ленин» — атомный, так на нем кочегары, наверное, ни к чему.
Отживает свой век наша кочегарская специальность. И верно: работа это тяжелая, грязная, и, главное, никакой механизации — тачка да лопата.
Я тогда здоровый парень был — силы не занимать, но случалось, еле вахту достаивал. Только и знаешь, что носишься с тачкой от бункера к топке, от топки к бункеру. До трехсот таких экскурсий за вахту сделаешь. Пот обтереть некогда. Только и облегчения, что испить из бачка студеной воды.
В навигацию 1936 года поручили ледоколу «Ленин» проводку торговых караванов в восточной части Арктики. Северный морской путь тогда только начали осваивать, и много на этом пути встречалось еще неожиданных препятствий. Но самой лихой неожиданностью оказалась сверхранняя осень. Еще когда мы к мысу Челюскина шли, наткнулись на льды в море Лаптевых. А на обратном пути, в районе Новосибирских островов, попали в сплошное ледяное поле.
Застряли мы в этих льдах надолго, и запасы наши стали к концу подходить. А тут еще пришлось поделиться водой с пароходами, которые встали на зимовку в устье Лены.
Так вот и произошло, что наш ледокол остался неожиданно без пресной воды.
Задолго до того, как цистерны совсем опустели, капитан наш, Михаил Арнольдович Печуро, приказал выдавать лишь по два стакана чая в день. Надеялись, что на таком пайке удастся дотянуть до базы. Да только льды очень тяжелые попались. Машина много воды брала. Не дотянули.
В котлах, конечно, вода осталась. Но до той воды охотников не было. Все понимали: машина встанет — тогда уж наверняка каюк. Приходилось терпеть.
День терпим, второй, третий. Кое-кто уже начал ведерко за борт опускать. Достанет морской водицы, отопьет, а она у него через нос обратно. Организм не принимает. Я тоже забортной воды отведал. Да лучше бы и не пробовать. Раньше только во рту пекло, а теперь изнутри жечь начало. И в глазах круги замелькали.
Потом уж приспособились. В ведерко с морской водой добавляли соляной кислоты. Смачивали в этом растворе тряпку и сосали. Вроде помогало.
Но все равно знали: долго так не продержишься. Одна надежда — поскорее попасть к тому месту, где нас дожидаются суда «Малыгин», «Седов» и «Садко». А как «поскорее», когда уж и машине воды не хватает. К нам в кочегарку то и дело ребята сверху спускались: «Давайте, духи, жмите. На вас вся надежда».
Да мы и сами это знали. Старались держать пар на марке. Только тачки нас подводили. Не успеешь оглянуться, а тачка тебя с ног сбивает. Свалишься и лежишь, пока из шланга не окатят. А пуще всего боялись мы к водомерному стеклу подходить. Дразнило оно нас, кочегаров, как бес монахиню. Посмотришь, как в нем вода пузырится, и сразу к горлу комок подступает — так отчетливо представляешь себе, как ты глоток делаешь. Губы оближешь, крепким словом сам себя обругаешь и снова за лопату.
А тут еще новое несчастье: в одной топке колосники перегорели. Значит, надо топку гасить, машину стопорить. Судите сами, мыслимое ли это в нашем положении дело.
Стоим мы перед этой чертовой топкой и ругаем ее последними словами. Да что толку ругать! Напарник мой, Вася Пискунов, отчаянный парень, даром что рыжий, отбросил вдруг лопату, хлопнул меня по спине и говорит:
— Что ж, Володя! Комсомольцы, вперед!
И стал противогаз натягивать. Объяснять тут долго нечего. Надели мы противогазы, костюмы ватные — и в топку. Сколько раз лезть туда пришлось — не помню, но когда последний раз вылезли, колосники уже новые стояли, а от противогазов одни лохмотья остались. Сгорела резина.
К этому времени выбрались мы изо льдов, в открытое море вышли. Но все равно шли не очень шибко. И сколько нам еще идти осталось, никто не знал. Только время это не часами, а сутками мерить было надо. Каждый из нас тогда, наверное, прикинул, сколько же человек без воды просуществовать может. И от таких подсчетов разные мысли в голову лезли. Мыслями этими никто друг с другом не делился, но по глазам видно, что человек вроде с жизнью прощается.
Помню, собрали мы тогда комсомольскую ячейку и так решили: главная наша задача — не падать духом, за улыбку бороться, за уверенность. Долой паникерские настроения!
И еще одно решение приняли: лучшее лекарство против жажды - смех. Хорошая шутка любую тоску развеет.
И вот как-то поздним вечером раздается отчаянный голос вахтенного: «Впереди айсберг! » Капитан командует: «Лево руля! », — и «Ленин», чуть не врезавшись в ледяную скалу, начинает обходный маневр.
А когда гигантская глыба замерзшей воды (так и хотелось языком лизнуть) осталась уже за кормой, раздается вдруг новая команда: «Задний ход! »
Что за притча?
Команды следуют одна за другой. «Ленин» подходит к айсбергу вплотную, пришвартовывается и закрепляется ледяными якорями. Операция это чрезвычайно рискованная, не говоря уж о том, что каждая задержка для нас может оказаться роковой.
Штурман Пинежанинов объясняет: на вершинах айсбергов иногда скапливаются лужи дождевой или стаявшей воды.
Стало ясно: ради воды в нашем положении на любой риск пойти можно.
Но взобраться на вершину айсберга оказалось нелегко. Чтобы преодолеть многометровую стену, соорудили живую лестницу. Друг другу на плечи влезали. Наконец Вася Пискунов и Женя Назаров очутились наверху.
Какую-то невиданно долгую секунду, затаив дыхание, ждем результата их разведки. И вдруг слышим крик:
— Вода, готовьте помпы!
Через десять минут весь экипаж ледокола, припав потрескавшимися губами к краям брезентовых ведер, пил и пил, захлебываясь, самую вкусную воду на свете.
Я не помню, кто назвал ее «арктическим нарзаном», но название это понравилось всем. Вода, припасенная для нас айсбергом, была вкуснее всего, что приходилось нам пить до этого, да и впоследствии. На вершине айсберга скопилось целое озеро этого «нарзана», сотни тысяч литров. Мы набрали полные цистерны, и воды этой нам хвати-
ло на все долгое полярное плавание.
Вот с тех пор, как увижу бутылку минеральной воды, так и вспоминаю ледокол «Ленин», раскаленное окно топки, громаду айсберга в ночной мгле и первый глоток «арктического нарзана».

150 ЗАЯВЛЕНИЙ
Летом 1938 года со стапелей ленинградского Балтийского завода был спущен на воду ледокол «И. Сталин» — флагман арктического флота. Попасть в экипаж флагмана было тогда заветной мечтой каждого полярного моряка. Поэтому можете представить себе мою радость, когда я узнал, что зачислен в списки команды флагманского судна. С гордостью показывал я своим знакомым мореходную книжку:
— Видите: «Машинист флагманского ледокола «И. Сталин». Что? Завидуете? Ну, я думаю! Служить на этом ледоколе, участвовать в выполнении самых ответственных и трудных заданий, вступить в единоборство с Арктикой в районах, которые пока еще не доступны для человека, — ведь это счастье!
Но никак не думал я тогда, что уже на двадцать пятый день своего первого плавания не только подам заявление с просьбой перевести меня на другое судно, но и буду почитать выполнение моей просьбы величайшей наградой.
Нет, не думал. И, наверное, подобрал бы хорошее слово для человека, который бы предсказал мне подобный оборот: «Добровольно уйти с такого судна? Да вы что, смеетесь? »
В свой первый поход ледокол вышел 23 августа 1938 года из Ленинградского порта.
Короткий период навигации в Северном Ледовитом океане подходил к концу. Суда возвращались на базу, уходя от наступавших морозов, от двигавшихся за ними следом льдов.
Суда держали курс на юг, а мы на север.
Мы шли на север, к центру Арктики, потому что там, захваченное льдами, томилось в плену судно, которое не могло вернуться домой. Мы шли на помощь «Седову».
Это был очень трудный поход. И хотя первые же схватки со льдами показали, что наш ледокол с честью выдерживает экзамен на мощность, все же победы над льдом давались дорогой ценой.
Приходилось бороться не только со льдами, но и с временем. Все крепче связывал молодой ледок промерзшие острова многолетнего льда. Все реже удавалось найти разводья.
Наше продвижение замедлялось из-за того, что флагман должен был прокладывать путь и для ледореза «Литке». Иногда приходилось возвращаться, искать обходные пути.
Держать пар не ниже 12 атмосфер — а только это обеспечило бы хороший ход и манев-
ренность — казалось невозможным.
И вот в эти дни на ледоколе появились корчагинцы. Они обязались сделать все возможное. По призыву комсомольцев началось соревнование вахт. Звание корчагинской завоевала молодежная вахта старшины Королькова: благодаря ее самоотверженным усилиям ледокол прошел за сутки более 30 миль. В наших беспримерно тяжелых условиях плавания это был выдающийся рекорд. Ледокол достиг широт, к которым до нас еще не удавалось приблизиться ни одному судну.
Но ледовая обстановка ухудшалась с каждым днем. Когда до «Седова» оставалось немногим более 50 миль, впереди вырос огромный, сомкнутый, без единой трещины ледяной массив. На месте недавних стыков образовались зеленые швы торосов. Дороги не было.
Тогда-то и было созвано открытое партийное собрание экипажа ледокола. В кают-компании собрались все свободные от вахты. Выступление замполита Лапинского было коротким.
Очевидно, вывести «Седова» из сплошных ледяных полей не удастся. Седовцам предстоит провести здесь еще один год в исключительно опасных условиях полярного дрейфа. Все необходимое будет доставлено им на самолетах. Но главное, возможно, некоторых из зимовщиков придется сменить. Есть добровольцы?
Я помню, что крикнул «есть! » почти мгновенно, не оставляя ни секунды для ненужных раздумий. Но голоса своего я не услышал. Одновременно со мной рявкнуло по крайней мере десятка три здоровенных глоток. И тут же у стола, за которым сидел замполит, началась давка.
Я сидел впереди, и поэтому мое заявление с просьбой перевести меня в героический экипаж «Георгия Седова» попало на стол одним из первых. А через пять минут на столе лежало более 150 заявлений.
Ни одно из них не было удовлетворено. Среди седовцев не нашлось желающих расставаться с родным ледоколом. Все обязались стоять свою вахту до конца.
И держали слово до того всем нам памятного январского дня 1940 года, когда ледоколу удалось наконец вывести «Седова» из ледяного плена.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5987
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53


Вернуться в Персоналии



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения