Фёдоров Евгений Константинович (1910-1981)

История высоких широт в биографиях и судьбах.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Фёдоров Евгений Константинович (1910-1981)

Сообщение VicSer » 25 Апрель 2010 14:02

ф1.jpg
 Rus_Stamp_GSS-Papanintsi.jpg
Евгений Константинович Фёдоров (10 апреля 1910 — 30 декабря 1981) — советский геофизик, начальник Гидрометслужбы СССР, государственный и общественный деятель, академик АН СССР. Лауреат Сталинской премии.

Родился 10 апреля 1910 в городе Бендеры (ныне Приднестровье) в семье служащего. Русский. Член КПСС с 1938. В 1927 году окончил опытно-показательную школу при Нижегородском педагогическом институте. Окончил Ленинградский государственный университет в 1932. В 1932—1938 научный сотрудник полярных станций.

За работу на первой советской дрейфующей станции «Северный полюс-1» (1937—1938) 22 марта 1938 ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Директор Арктического НИИ в 1938—1939. Начальник Гидрометеослужбы СССР в 1939—1947 годах, в 1947 был необоснованно отстранен от её руководства. В 1962 г. был вновь назначен начальником Гидрометслужбы СССР,сразу же начав её реорганизацию, и руководил ей до 1974 года. Как организатор, генератор идей он стремился объединить талантливых людей для решения той или иной проблемы. Прежде всего он занялся изменением системы наблюдений с целью приведения её в соответствие с требованиями потребителей гидрометеорологической информации. Сеть наблюдений пополнилась радиолокаторами, самолетами-лабораториями, автоматическими метеорологическими станциями, а также метеорологическими спутниками. Была создана спутниковая система «Метеор».

В 1957—1963 годах заместитель председателя Советского Пагуошского комитета.

Организатор и директор (1956—1969 и с 1974) Института прикладной геофизики Гидрометеослужбы СССР. Академик АН СССР (1960), главный учёный секретарь президиума АН СССР (1959—1962). С 1965 заместитель председателя Советского комитета защиты мира, член Президиума Всемирного Совета Мира (1970—1976). В 1979—1981 председатель Советского комитета защиты мира, глава делегации на первой Всемирной конференции по климату
Депутат Верховного Совета СССР 1-го и 9-го созывов. Награждён 6 орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, Кутузова 2 степени, 2 орденами Отечественной войны 1 степени, 2 орденами Трудового Красного Знамени, медалями. Сталинская премия (1946), Государственная премия СССР (1969Умер 30 декабря 1981. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище. Его именем названо научно-исследовательское судно Госкомгидромета СССР.).


 ф.jpg
Аватара пользователя
VicSer
 
Сообщения: 423
Зарегистрирован: 25 Июнь 2008 14:49
Откуда: Москва

Фёдоров Евгений Константинович (1910-1981)

Сообщение Инспектор » 26 Октябрь 2010 22:30

Есть такой прикол, оцените
http://forumuuu.com/showthread.php?p=858986#post858986

 Изображение 3019.jpg
 Изображение 3020.jpg
Аватара пользователя
Инспектор
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 703
Зарегистрирован: 07 Август 2008 11:17
Откуда: г. Архангельск

Фёдоров Евгений Константинович (1910-1981)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 27 Октябрь 2010 09:29

Есть такой прикол, оцените
А в чем прикол-то :) Федоров в Одессе не был? Бендеры вроде рядом?
Вот это прикол:
 Федоров.jpg
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11088
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Фёдоров Евгений Константинович (1910-1981)

Сообщение Инспектор » 24 Ноябрь 2010 13:48

Я в смысле, этот ли Федоров??? Быть в Одессе в это время он мог, вроде бы по датам....??? А насчет снимка - точно...прикол!!
Аватара пользователя
Инспектор
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 703
Зарегистрирован: 07 Август 2008 11:17
Откуда: г. Архангельск

Фёдоров Евгений Константинович (1910-1981)

Сообщение Иван Кукушкин » 24 Ноябрь 2010 16:15

Федоров то точно "наш", но конечно совсем не Иван Евграфович. :)
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11575
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Фёдоров Евгений Константинович (1910-1981)

Сообщение Инспектор » 24 Ноябрь 2010 16:24

Да я о конверте с автографом!?
Аватара пользователя
Инспектор
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 703
Зарегистрирован: 07 Август 2008 11:17
Откуда: г. Архангельск

Фёдоров Евгений Константинович (1910-1981)

Сообщение Большой » 11 Апрель 2011 00:44

 КПД Федоров стикер.JPG
Аватара пользователя
Большой
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 1224
Зарегистрирован: 22 Декабрь 2007 02:10

Фёдоров Евгений Константинович (1910-1981)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 18 Март 2013 15:54

«Смена», 1938, №5, с.23-24

 1938-05 - 0001.jpg
 1938-05 - 0002.jpg
М. ЧЕРНЕНКО
ДОКТОР ГЕОГРАФИЧЕСКИХ НАУК

Герою Советского Союза, комсомольцу Евгению Константиновичу Федорову, астроному-магнитологу дрейфующей полярной станции «Северный полюс» присвоено ученое звание доктора географических наук.

В школе его называли в шутку «наш Ньютон». Не по летам любознательный, Женя был признанным вожаком небольшой компании таких же непоседливых и беспокойных ребят. Очень часто по ночам раздавался еле слышный заговорщический стук в окно. Женя быстро вскакивал, одевался и тихо, стараясь не разбудить домашних, выскальзывал из дома. В окрестностях города, на берегу реки или в лесу, ребята поджидали рассвет. Таинственные шорохи и всплески доносились из темных омутов, под волжскими крутоярами. Сколько бесконечно увлекательных открытий ждало здесь юных естествоиспытателей! На песчаных отмелях и в осыпи ручьев они откапывали неизвестные им камни. На лесных полянах срывали незнакомые цветы. Много раз лесные пичуги не находили б гнездах своих птенцов: их уносили с собой Женя и его друзья, твердо решившие вскормить птичек и сделать их ручными.
А дома, загромождая столы, полки и подоконники, с каждым днем росли коллекции растений, насекомых, минералов. Одно увлечение сменялось другим. Вместе со своими приятелями Женя то самозабвенно мастерил первый е городе коротковолновый радиоприемник, то трудился над аквариумом, то строил обсерваторию.
Однажды директор местной обсерватории разрешил Жене и его приятелю посмотреть на звезды в телескоп. То, что они увидели, ошеломило ребят. Небо открылось им во всей бесконечной глубине. Далеко, в бесконечности мировых галактик, мерцали звезды. Звезды имели свои имена. Путешествие по небу оказалось еще более увлекательны м чем ночные прогулки по пригородным лесам. Ночь в нижегородской обсерватории открывала новые горизонты. Так начиналась юность.
Серьезные раздумья начались в семнадцать лет, когда Евгений окончил девятилетку. Нужно было избрать специальность.
Какую? Хотелось быть инженером: строить, создавать. Заманчиво было стать путейцем: путейцы проводили железные дороги, открывая новую жизнь для далеких окраин. Ну. а инженеры — электрики или строители? Все было увлекательно, интересно. Женя подал заявление о приеме в четыре высших учебных заведения сразу. Он сдал экзамен, но принят не был по молодости лет. Только через год поступив он в Ленинградский университет. В 1932 году двадцати двух лет Евгений Константинович Федоров закончил университет по специальности земного магнетизма.
По окончании вуза Федоров сразу же поехал в Арктику. С трепетом и волнением
ехал он в край, о котором мечтал давно. На Земле Франца-Иосифа и затем на мысе Челюскина Евгений Константинович зимовал и работал вместе с Иваном Дмитриевичем Папаниным.
Вспоминая о своем полярном крещении, Евгений Федоров писал: «В ноябре приступили к научной работе. Но и ей предшествовало много черновых дел. Все приходилось делать самим. С ноября все лаборатории были пущены на полный ход. Это время совпало с началом полярной ночи. О полярной ночи рассказывают много «страшного», но когда у человека много работы и когда работа его интересует, время идет незаметно, времени даже не хватает и полярная ночь не тяготит. У всех нас было много работы и никакой хандры...»
***
Впервые я увидел Евгения Федорова 19 февраля на льду Гренландского моря. Два советских ледокола: «Таймыр» и «Мурман»— подошли вплотную к льдине, на которой 274 дня жил и работал коллектив экспедиции «Северный полюс».
Мы бежим по снегу, по льду, падая, и поднимаясь, и снова падая, подравнивая ряды на ходу.
Навстречу нам выбегает улыбающийся Иван Дмитриевич Папанин. Его подхватили на руки. Рядом с ним высоко вверх под общий хохот взлетают Кренкель, Ширшов и Федоров.
Больше всех, пожалуй, волнуется Федоров. Он беспомощно машет рукой, но все напрасно.
При каждом новом взлете широко распахивается меховая куртка (хорошо, что она без пуговиц, иначе ни одна из них не выдержала бы)...
Лагерь, прославленный лагерь, шагах в ста — полутораста. Слышно, как там лает «Веселый».
— Будем лагерь снимать, — сказал Папанин, отвечая на рапорт Остальцева.
Будем лагерь снимать! Но нам хочется сохранить его вот таким, каким мы его увидели, чтобы не только мы, но тысячи, десятки и сотни тысяч советских людей сами побывали на льдине, зашли в снежные дома, где жили папанинцы, осмотрели их научные приборы.
Комсомолец, молодой ученый Федоров, показывает нам легендарный лагерь. Федорову всего 28 лет.
В 28 лет осваивать Северный полюс, куда столетия стремились лучшие из смельчаков!
Какое прекрасное начало жизни, как много впереди!
По снежному покрову протоптаны тропинки. Вдоль одной из них флажки. Это дорога на аэродром, который только вчера унесло. Другая тропинка приводит к остаткам хозяйственного склада. У ямы, оставшейся от склада, недавно еще зияла широкая трещина. Сейчас ее затянуло молодым льдом.
Женя Федоров рассказывает о той тревожной ночи, когда папанинская льдина расползлась как гнилая и все они пришли сюда, чтобы, рискуя жизнью, спасать запасы одежды и снаряжения. Трещина прошла так, что дверь хозяйственного склада повисла над водой. Кроме того ее изрядно занесло снегом. Было очень легко провалиться в бездомный ручей. Выход из этого неприятного положения нашел Папанин. Орудуя тяжелой пешней, он разворотил крышу склада, пролез в эту дыру и, балансируя на ящиках, стал выбрасывать вещи наружу.
Чутье подсказало, что центром того крошечного ледяного осколка, на котором предстояло прожить последние дни дрейфа, будет ветряк. Сюда, к подножью ветряка, и свозили грузы. Освещали путь электрическими фонарями: до рассвета было еще далеко, а «летучие мыши» беспощадно задувал ветер. Это был страшный, слепящий вихрь. Скорость его достигала 22 метров в секунду. Из-за пурги почти ничего нельзя было разглядеть, но все четверо работали весело и дружно. Как только разгрузили оклад, пришлось покинуть жилую площадку: под ней прошла трещина. Поставили у ветряка шелковые палатки для жилья и радиостанции. Новые трещины начали отрезать склады. С баз надо было вывезти горючее, продовольствие, одежду...
К рассвету немного стихло. Странный, незнакомый пейзаж открылся зимовщикам. Вместо привычных очертаний огромного поля кругом чернели незнакомые торосы, за обломками ледяных полей зияли трещины. Небольшие льдины, разделенные водой, перемещались как попало. Нужно было иметь отлично тренированные нервы, чтобы работать на этой сумасшедшей карусели. Люди работали.
У Евгения Константиновича трудно что-либо узнать о нем самом, о его работе на льдине. Рассказывая о зимовке, он предпочитает говорить о других или в безличной форме: «мы строили», «мы ходили». У этого замечательного коллектива четырех товарищей все было построено на взаимопомощи, на общем труде: Федоров неплохо работал вторым радистом, Кренкель и Папанин были запасными метеорологами и астрономами, Ширшов — по специальности биолог— отлично справлялся с обязанностями гидролога и врача. И все же у каждого был свой огромный и ответственный участок работ.
Кое-что мы все-таки узнаем у Федорова.
— Ну, четыре раза в сутки производили метеорологические наблюдения и сообщали данные на материк... Какой бы ни была погода: шел ли дождь, бушевала ли пурга, — метеосводки уходили в срок и никогда не опаздывали. По утрам очень не хотелось вылезать из теплого спального мешка. Спали в одном белье, а за ночь температура в палатке почти что сравнивалась с наружной. Поэтому лежишь до последней секунды, а потом одеваешься молниеносно, словно на пожаре. Астрономические наблюдения? Их было много, как ни в одной другой экспедиции. Хотелось самым точным образом каждый раз установить адрес льдины. Летом донимали туманы и таяние. Теодолит, покрытый чехлом, всегда стоял наготове, чтобы можно было воспользоваться даже небольшим прорывом в облаках и сразу «поймать» солнце. Сидишь, ждешь. Только облака посветлеют, поскорей сверяешь карманные часы с хронометром. Высоты солнца измеряешь не два раза, а раз двадцать. Для проверки, чтобы не ошибиться.
Летом лагерь был очень живописен. Кругом озера, ручьи пресной воды. Мы даже на байдарках по нашим морям катались. Правда, эти «красоты» для работы были весьма некстати. Приходилось все время таскать снег и подсыпать под приборы, чтобы ровно стояли. Потом подставками служили книги. Кренкель и Ширшов очень ругались: я им всю библиотеку перепортил. В сентябре солнце опустилось очень низко. Оно ходило по небу почти у горизонта. Почти полдня длился закат. Пурпурой окрашивались и льды и небо. Отсчеты в таких условиях искажались. С нетерпением ждал появления звезд. Определяться по звёздам легче и точнее. Но с наступлением полярной ночи появились новые трудности. В темноте трудно рассмотреть деления теодолита. С началом сильных морозов останавливались часы, Если часы шли, все равно было довольно трудно удержать сразу в руках и часы, и лампу, и записную книжку. Тогда мы наладили телефонную связь теодолита с палаткой. Я наводил инструмент на звезды, отсчитывал высоты, а кто-либо из товарищей, сидя в палатке, записывал мои отсчеты. Иногда микрофон портился. Тогда «ассистент» выключал в палатке освещение. Это был условный сигнал. Я тряс микрофон, стучал по нему, повторяй отсчет, пока свет в палатке снова не загорался: это значило — дошло. Что интересного дали гравитационные наблюдения? Очень много. Теоретические представления о форме земного шара в околополюсном районе до сих пор были далеки от истины. После обработки всех записей в них придется внести существенные поправки...
Обо всем этом рассказывается скромно, без особых подробностей. Ни слова о том, что незаурядная смелость требовалась от людей, так беззаветно служивших науке в сверхтяжелых условиях полярной ночи, когда каждый час льдина могла лопнуть, рассыпаться, разойтись под ногами.
Работа на полюсе была серьезным испытанием для теоретических познаний молодого астронома-магнитолога. Об этом Евгений Константинович позднее рассказывал на собрании комсомольцев и молодежи ледокола «Ермак».
Полюс — это точка, где нет долготы и вместе с тем есть любая долгота. Все меридианы сходятся в этой точке. На полюсе север под ногами и во все стороны открывается видна юг. Откуда бы ни дул ветер, он всегда будет южным. Куда бы ни несло льдину, она всегда уходила на юг. Вот и разберись тут. Еще собираясь на полюс, Федоров и его товарищи — астрономы — задумались над этими «неприятностями». Никак нельзя было согласиться с тем, что на полюсе и вблизи него нельзя определить направление ветра и дрейфа так же, как и в любой другой точке земного шара.
От употребления обычной географической сетки пришлось отказаться. За исходное для всех ориентировок направление был избран гринвичский меридиан. Этот меридиан, как и все параллельные ему линии, считали направлением «юг—север». Никакого полюса! Условная линия «юг—север» уходила в обе стороны северного полушария. Где-то у обсерватории Гринвича, вблизи Лондона, разместился условный юг. Продолженная по другую сторону полушария линия подходила к Чукотскому полуострову, и это был условный «север». Расположенные между 90—100 градусами восточной долготы острова Северной Земли на карте Федорова были «востоком». Североканадское побережье лежало на «западе». Так на полюсе были созданы искусственные страны света, по которым ориентировались...
Но вернемся в лагерь. Мы обходили его, осматривая каждую мелочь. Федоров по-хозяйски поправляет какую-то связку, уложенную поверх увязанных нарт. Неожиданно из снежной радиорубки кричит Кренкель:
— Женя, срок!
— Эх, чорт возьми, забыл совсем!..
Обыскав карманы и обнаружив записную книжку, карандаш, Евгений Константинович побежал к метеобудке. Ее уже обступили кинооператоры и фотографы. Шутка ли: последняя метеосводка дрейфующей станции! Но Федоров никого не видит. Он серьезен и сосредоточен. Он измеряет скорость ветра: 2 метра, 1 балл. Облачность— нуль. Температура — минус 3.
Рядом с метеобудкой домик, сложенный из снежных кирпичей. После дней шторма и ломки папанинцы построили это новое жилье. С каким сожалением в морозные ночи вспоминали они свой старый уютный и вместительный палатку-дом!
Выглядело это новое снежное жилье так. Яма —три на пять метров. В передней части — в «кухне» — она сделана в рост человека. Дальше — лежанка, устланная шкурами. В углу «кухни», на снежном выступе, напоминающем плиту, большая керосиновая лампа. Собственно говоря, это две лампы, но резервуары их соединены Иваном Дмитриевичем. Стоит примус, на нем закоптелый и порядочно измятый чайник (такие чайники бывали в теплушках в годы гражданской войны). Валяются алюминиевые миски с деревянными ложками. На ложках выцарапано: «Папанин», «Кренкель», «Ширшов», «Федоров». В снежных стенах выдолблены полки. На этих полках лежат книги, фотоаппараты. Чемодан, набитый тетрадями, служит туалетным столиком. На чемодане мыльницы с еще не замерзшим разведенным мылом. Валяются пакетики со всевозможными концентратами: тут и супы, и котлеты, и кисели.
Когда Федоров освободился, он повел нас дальше — в старую палатку, которую оставили, когда под ней прошла трещина. По скользкому, полузаваленному снегом ходу пробираемся внутрь. Теино. В первой комнате на полочке, старательно прибитой Папаниным, валяется мясорубка. Ею давно не пользовались, и провернуть проржавевшие ножи удается с большим трудом. Да ведь свежее мясо давно вышло!.. Сбоку, в снежной стене, видна дыра. В нее с трудом может протиснуться человек. Нора идет далеко, это туннель. Еще зимой Федоров проложил по снегу глубокую траншею от жилой палатки к своему гравитационному «шалашу». Пурга засыпала ее. Тогда предприимчивый Иван Дмитриевич предложил сделать снежный ход, а Кренкель осветил его крошечными электролампочками от фонарей. Можно было, не выходя наружу, пробраться в палатку и там часами просиживать за всякого рода наблюдениям.
Во втором бывшем жилом отделении сыро. Под ногами хрустит лед. Оленьи шкуры, лежавшие на полу, основательно смерзлись. Пахнет каким-то особым, острым запахом морских водорослей. Уже много дней спустя любую вещь, взятую из лагеря, можно было отличить по этому запаху. Тетради, дневники героев, вещевые мешки из серебристой, удивительно легкой, прорезиненной материи, книги, даже приборы долго хранили этот запах.
Вскоре мы покидаем лагерь.
Федоров уходит с последней нартой. На ней его приборы, журналы, драгоценные записи и пробы Ширшова. Каша группа останавливается у одной из торосистых гряд. Все молча смотрят назад, где на высоком торосе гордо развевается государственный флаг СССР. Всего лишь несколько часов назад здесь жил, существовал легендарный лагерь замечательного коллектива четырех советских людей, четырех героев. Фёдоров тоже молчит. Потом он махнул рукой:
— Пошли...
***
В своей исторической речи на собрании избирателей Сталинского избирательного округа Москвы товарищ Сталин нарисовал облик общественного деятеля ленинского
Молодой ученый, депутат Верховного Совета СССР, член ленинского комсомола Евгений Федоров своей работой за 274 дня дрейфа на льдине доказал, как и его товарищи, что он овладевает ленинско-сталинским стилем работы. Папанинцы были свободны от всякой паники, от всякого подобия паники, когда дело начинало осложняться и на горизонте вырисовывалась какая-нибудь опасность. Они были мудры и неторопливы при решении сложных вопросов, где нужны всесторонняя ориентация и всесторонний учет всех плюсов и минусов. Оки работали, не щадя своих сил и даже жизни, во славу родины и советского народа.
Огромна ценность наблюдений, произведенных на далеком Севере папанинцами. Многие установившиеся в науке представления подлежат пересмотру. Приоткрыта завеса над тайной дрейфа льдов в Полярном бассейне. Развеяна легенда об отсутствии жизни в сердце Арктики. Краткие, предварительные донесения, которые регулярно, ежемесячно передавались героями-зимовщиками на материк, сами по себе уже внесли много нового в знания людей о нашей планете. Подвиг папанинцев высоко оценен советскими учеными: героям-полярникам присвоено ученое звание докторов географических наук.
После поездки к своим избирателям доктор географических наук Евгений Константинович Федоров приступит к детальной разработке собранных им материалов. Его открытия войдут золотой страницей в книгу советской и мировой культуры.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11088
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Фёдоров Евгений Константинович (1910-1981)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 11 Май 2014 09:14

Красный Север 1938 № 049 (5629)

Автобиография.
 Красный Север 1938 № 049(5629) Автобиография Федоров ЕК.jpg
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11088
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Фёдоров Евгений Константинович (28.03.(10.04).1910–30.12.198

Сообщение Георгий Паруирович » 23 Июнь 2014 14:46

Фото могилы Федорова Москва, Новодевичье кладбище, участок 9, ряд 8, место 4 http://www.gpavet.narod.ru/Places/photomog/fedorov.JPG
Георгий Паруирович
 
Сообщения: 142
Зарегистрирован: 09 Июнь 2014 21:58

Фёдоров Евгений Константинович (1910-1981)

Сообщение Иван Кукушкин » 23 Июнь 2014 15:14

У нас в НН висит мемориальная доска на здании Лингвистического университета по Фёдорову.
Всё никак ноги не дойдут засвидетельствовать
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11575
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Фёдоров Евгений Константинович (1910-1981)

Сообщение Иван Кукушкин » 13 Август 2014 13:28

 NN-Fedorov-02.jpg
 NN-Fedorov-01.jpg
Иван Кукушкин пишет:У нас в НН висит мемориальная доска на здании Лингвистического университета по Фёдорову.
Всё никак ноги не дойдут засвидетельствовать

Вот эта табличка. На общем плане она находится слева от угла здания.
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11575
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Фёдоров Евгений Константинович (1910-1981)

Сообщение SVF » 23 Октябрь 2016 16:55

Комсомолец Заполярья, 20.01.1939. №10:

 20.01.1939.jpg
Доктор географических наук Герой Советского Союза, депутат Верховного Совета СССР Е. К. Федоров выдвинут кандидатом в члены Академии наук СССР. На снимке: Е. К. Федоров
SVF
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 4264
Зарегистрирован: 23 Июль 2008 20:20


Вернуться в Персоналии



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 4

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения