Фролов Вячеслав Васильевич (31.01.1907--22.08.1960)

История высоких широт в биографиях и судьбах.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Фролов Вячеслав Васильевич (31.01.1907--22.08.1960)

Сообщение SVF » 18 Декабрь 2009 22:09

 ВВФ-фото.jpg
 ВВФ-1.jpg
 ВВФ-2.jpg
 ВВФ-3.jpg
 ВВФ-4.jpg

 ВВФ-5.jpg
 ВВФ-6.jpg
 ВВФ-7.jpg
 ВВФ-8.jpg
 ВВФ-9.jpg
 ВВФ-10.jpg
 ВВФ-11.jpg
 ВВФ-12.jpg
 ВВФ-13.jpg

 ВВФ-14.jpg
 ВВФ-15.jpg
 ВВФ-16.jpg
Фролов В.В. — директор ААНИИ (1950-1960 гг.)

Труды ААНИИ. Том 243.

ВЯЧЕСЛАВ ВАСИЛЬЕВИЧ ФРОЛОВ
ЖИЗНЬ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ


22 августа 1960 г. советские полярники понесли тяжелую утрату. Они лишились одного из лучших своих представителей — выдающегося организатора полярных исследований и неутомимого исследователя Арктики. В этот день после тяжелой и продолжительной болезни скончался директор Арктического и антарктического научно-исследовательского института Вячеслав Васильевич Фролов.

Жизнь и деятельность этого необыкновенно трудолюбивого и целеустремленного ученого и на редкость скромного человека, типичного представителя советской интеллигенции, на протяжении многих лет была неразрывно связана с изучением Арктики, с освоением Северного морского пути и с организацией крупнейших советских экспедиций в Арктику и Антарктику.

На поприще полярного исследователя В. В. Фролов вступил уже с богатым и разносторонним опытом научной, научно-оперативной и научно-организационной работы и с солидной теоретической подготовкой. Это позволило ему довольно быстро воспринять многолетний опыт многих его предшественников, правильно решать важнейшие арктические проблемы и умело находить применение своим знаниям, организаторским и творческим способностям.

В. В. Фролов родился 31 января 1907 г. в селе Семакино Спасской волости б. Оренбургской губернии, в крестьянской семье. В детстве он учился в семилетней школе, работал в продовольственном отряде Саракташской заготовительной конторы, в совхозе и на других местных предприятиях.

Начав рано самостоятельную трудовую жизнь, В. В. Фролов постоянно стремился к знанию. В 1922 г. он переезжает в Оренбург и поступает учиться в школу для взрослых, которую оканчивает в 1925 г. С этого времени В. В. Фролов вступает на путь самостоятельной творческой жизни: сначала он решает посвятить себя педагогической деятельности, переезжает на родину и здесь в течение трех лет работает учителем в сельской школе. На этой сложной, ответственной и благородной работе, по-видимому, и сформировались замечательные черты его характера — настойчивость и выдержка, честность и ответственность за выполнение порученного дела, высокая принципиальность, внимательное и чуткое отношение к людям, — которые отличали его до последних дней жизни. Именно эти черты его характера в сочетании с большим трудолюбием в значительной степени обусловили авторитет и заслуженную популярность В. В. Фролова среди тех, с кем ему пришлось работать в дальнейшем на протяжении многих лет.

Но, едва вступив на путь педагогической деятельности, В. В. Фролов понял, что для успешного выполнения обязанностей воспитателя молодого поколения ему крайне необходимо пополнить свои знания и расширить кругозор. В 1927 г. он поступает вначале в Педагогический институт в г. Казани, а затем на физико-математический факультет Казанского государственного университета имени В. И. Ленина.

Университетские занятия и славные традиции этого одного из старейших в нашей стране высшего учебного заведения, его замечательное историческое прошлое, связанное с деятельностью таких выдающихся представителей науки и культуры, как Н. А. Лобачевский, Б. М. Бутлеров, И. М. Симонов, М. В. Ляпунов, С. Т. Аксаков, Л. Н. Толстой, Н. Г. Чеботарев, Н. Н. Зинин и многих других, а также с пребыванием в стенах этого университета В. И. Ленина, — вызвали у В. В. Фролова огромный интерес к научной работе, сыграли важную роль в формировании взглядов на науку и научную деятельность, на призвание и роль ученого в культурной и хозяйственной жизни страны. В результате он твердо решил избрать путь ученого и связать свою научную деятельность с запросами практики. К этому он готовился весьма серьезно и основательно.

В это время метеорология все больше и больше проникает в сельское хозяйство, в мореплавание и в особенности в молодую и бурно развивающуюся авиацию, и В. В. Фролов решает испробовать здесь свои знания и силы. Еще будучи студентом он, закончив специальные годичные синоптические курсы в Ленинграде, начинает работать синоптиком в Бюро погоды в г. Казани.

В 1932 г. В. В. Фролов окончил Казанский университет, получив основательную теоретическую подготовку в области геофизики и специальность синоптика. Пребывание в двух высших учебных заведениях дало ему большой запас теоретических знаний, которые он начинает успешно применять на практике.

Характерным для В. В. Фролова на протяжении всей его жизни было постоянное стремление повышать уровень знаний как по избранной специальности, так и по смежным с ней дисциплинам, всячески расширять свой научный кругозор. Так, уже в 1932 г. он становится слушателем Всесоюзных высших синоптических курсов ( в г. Пятигорске), которые в то время возглавлял выдающийся норвежский геофизик, обогативший синоптическую метеорологию новыми прогрессивными идеями, — Тур Бержерон.

Прочитанные на этих курсах Бержероном лекции о трехмерносвязном синоптическом анализе, морфологии и классификации воздушных масс, о фронтах и фронтальных волнах, а также практические занятия по синоптическому анализу и синоптическому прогнозу, проведенные под руководством такого крупного и опытного ученого, сыграли исключительно важную роль в подготовке В. В. Фролова к самостоятельной творческой работе в области синоптической метеорологии и синоптического прогноза.

В течение 1932—1934 гг. В. В. Фролов занимается в аспирантуре при кафедре геофизики Казанского государственного университета. Пре¬бывание в университете и в аспирантуре он успешно совмещает с произ¬водственной работой: преподает в различных учебных заведениях Казани физику и математику, работает синоптиком в Гидрометеорологическом бюро и т. д.

По окончании аспирантуры В. В. Фролов целиком отдается работе в области синоптики и готовится к защите диссертации. Опыт работы по этой специальности и большой запас теоретических знаний, ясность задач, поставленных перед синоптической метеорологией, умение быстро овладевать новыми идеями и теориями и применять их в практической деятельности обеспечили ему быстрое продвижение по службе. В 1932—1935 гг. он руководит работой Бюро погоды в г. Казани, затем (1935—1936 гг.) занимает должность начальника метеорологического отдела Управления гидрометеорологической службы Татарской АССР (г. Казань) и вскоре становится начальником Управления, оставаясь на этом посту до 1937 г.

За время службы в Гидрометеорологическом управлении В. В. Фролов приобрел опыт научно-оперативной работы в области обеспечения прогнозами погоды сложных операций, особенно по авиации. Желая сделать диссертацию как можно глубже, с большой практической отдачей, он решает ехать на зимовку в Арктику и здесь собрать недостающий материал.

Большая и напряженная работа, которая проводилась в то время советскими полярниками по изучению Арктики и освоению Северного морского пути, историческое плавание л/п «А. Сибиряков» (1932 г.) и организация плаваний по Северному морскому пути, героическая эпопея л/п «Челюскин», поход л/р «Ф. Литке» из Владивостока в Мурманск вдоль берегов Сибири, и многие другие исторически важные события и дела в Арктике, привлекшие внимание народных масс нашей страны, не могли пройти мимо пытливого молодого исследователя.

Переход от экспедиционного плавания отдельных судов Северным морским путем к планомерному, быстро развивающемуся мореплаванию, организация и развитие полярной авиации (ледовая авиационная разведка, гражданские авиалинии и специальные арктические перелеты) — все это потребовало широкого привлечения научных данных (создания службы погоды, организации надежной службы льда и т. д.).

Служба погоды как на отдельных участках, так и на протяжении всего Северного морского пути складывалась исторически, по мере развития мореплавания, и принимала различные формы — от эпизодического научно-оперативного (прогноз погоды и льда, гидрометеорологическая информация и т. д.) обслуживания до создания постоянно действующих научно-оперативных центров: гидрометеорологических групп, бюро погоды, службы погоды и т. п. Так, уже в 1934 г. Главным управлением Северного морского пути было открыто два районных бюро погоды (на о. Диксона и на мысе Шмидта) и несколько участковых бюро погоды и оповещения.
Однако развитие службы погоды и научно-оперативного обеспечения морских операций и авиации в то время шло медленно. Это объясняется тем, что отсутствовала надежная методика прогноза, недостаточно было опытных и хорошо подготовленных для научно-оперативной деятельности работников, мало было научных исследований прогностической направленности и, кроме того, имело место несколько скептическое отношение к научно-оперативному обслуживанию морских арктических операций со стороны некоторых их руководителей. Служба погоды и льда в то время была еще слабой, поэтому переход на работу в Арктику такого опытного работника, каким в то время уже был В. В. Фролов, имело большое значение для организации и развития научно-оперативного обеспечения морских операций в Арктике и запросов полярной авиации.

В июне 1937 г. В. В. Фролов переходит на службу в Главное управление Северного морского пути и назначается начальником бюро погоды на полярной станции о. Диксона. Прибыв на о. Диксона в разгар навигации, В. В. Фролов немедленно включился в работу по обеспечению морских операций и полярной авиации синоптическим обслуживанием. Как известно, ледовая обстановка на западном участке Северного морского пути в 1937 г. сложилась неблагоприятно и навигация закончилась по ряду причин весьма неудачно. Одной из причин этой неудачи были неудовлетворительные ледовые прогнозы, в особенности для северо-восточной части Карского моря. Так, в прогнозе указывалось на легкие ледовые условия, а в действительности они, особенно в проливе Б. Вилькицкого, оказались тяжелыми. Вследствие этого часть судов вынуждена была остаться на зимовку.

Опыт научно-оперативного обслуживания навигации, которая происходила при весьма сложных условиях, и ее тяжелые последствия для В. В. Фролова, едва вступившего на путь полярного исследователя, как для научно-оперативного работника и будущего руководителя научного учреждения, призванного всесторонне обслуживать арктическое мореплавание, имели огромное значение. Уже в то время было ясно, что в составлении долгосрочных, а тем более краткосрочных ледовых прогнозов, а также при разработке методики ледовых прогнозов имеет большое значение метеорология вообще и долгосрочный синоптический прогноз в частности. Положение в этом отношении в то время было весьма тяжелое: состояние синоптической метеорологии еще не позволяло иметь надежный и уверенный метод долгосрочного синоптического прогноза.

Долгосрочные синоптические прогнозы, которые разрабатывались в то время для всех районов страны по единой, официально признанной методике, для арктических районов имели очень низкую оправдывае-мость. Работы в области синоптического и ледового прогнозов были в то время разобщены и в организационном отношении. Синоптические прогнозы составлялись в одних учреждениях, ледовые — в других.

Однако обеспечение безопасности и планомерности плавания по еще слабо изученной морской арктической магистрали ставило перед нау¬кой, в частности перед синоптической метеорологией и океанографией, определенные, имеющие большое практическое значение задачи: это, прежде всего, научно-оперативное обеспечение — синоптические и ледовые прогнозы, основанные на глубоком знании специфических черт климата и природы арктических морей.
Вследствие этого было крайне необходимо организовать широким фронтом наблюдения по синоптической метеорологии, поставить специальные научные исследования в этой области и приступить к разработке методики синоптических прогнозов, непрерывно проверяя ее на практике. В эту работу наряду с другими учеными-синоптиками (Д. А. Дрогайцевым, Б. Л. Дзердзеевским, Г. Я. Вангенгеймом, А. А. Гирсом, Е. И. Толстиковым, К. А. Радвиловичем и др.) активно включился и В. В. Фролов. Поставив перед собой задачу составить синоптическую характеристику района Карского моря, организовать сбор необходимых материалов и их анализ, он широко использовал для этой цели полученные ранее теоретические знания и опыт прогностической работы в области синоптики. В результате через несколько лет появляется первая крупная научная работа В. В. Фролова о синоптических условиях района Карского моря. Она явилась ценным и практически важным обобщением опыта синоптического прогноза, личных наблюдений автора и специальных исследований.

В этой работе детально освещены синоптические условия (пути циклонов, их число, типизация синоптических процессов), дается климатическая и физико-географическая характеристика моря; содержатся систематизированные указания по учету местных условий и т. п. Ценность этой работы заключается в том, что она содержит веские обосно¬вания для разработки синоптического прогноза по району Карского моря.

С океанографической точки зрения эта работа представляет ценность в том отношении, что автор, развивая идеи В. Ю. Визе, устанавливает связь между преобладающим движением циклонов над Карским морем и положением кромки льдов в этом море. Полученные В. В. Фроловым выводы и зависимости вводят в долгосрочный ледовый прогноз и этим связывают синоптическую метеорологию с океанографией, что с точки зрения практического использования данных океанографии было очень важно и дало в конечном итоге хорошие результаты.

Не менее важное значение указанной работы В. В. Фролова заключается также в том, что в ней автор предложил довольно простой способ определения возможности обледенения самолетов в условиях полета над Карским морем. В целом эта работа В. В. Фролова является крупным вкладом в научные исследования синоптического и динамико-климатологического характера.

Комплексное решение задачи научно-оперативного обслуживания арктических операций, основанное на использовании данных синоптической метеорологии, океанографии и других смежных дисциплин, было основным принципом в научно-прикладной и научно-организационной деятельности В. В. Фролова. Он — один из тех немногих полярных ученых и исследователей, которые в то время активно содействовали процессу объединения службы льда и погоды в самостоятельную и действенную организацию, которая впоследствии оказалась весьма плодотворной.

В начале 1940 г., после окончания зимовки на о. Диксона, В. В. Фролов переводится в Арктический научно-исследовательский институт и переезжает в Ленинград. Это был очень интересный и важный в жизни Арктического института период. К этому времени научно-оперативная служба становится одним из важнейших звеньев арктических навигаций. Видоизменяясь в соответствии с запросами практики,- она принимает определенные организационные формы. В Арктический институт, для того чтобы теснее связать науку с практикой мореплавания, передается Междуведомственное бюро ледовых прогнозов, организован¬ное в 1934 г., а также служба погоды, ранее входившая в состав Управления полярных станций. В 1940 г. служба погоды при штабах морских арктических операций осуществлялась Арктическим институтом, а с конца 1940 г. все бюро погоды в Арктике передаются в ведение Арктического института, где организуется отдел службы льда и погоды. Сюда и поступает В. В. Фролов в качестве синоптика.

Таким образом, В. В. Фролов являлся первым синоптиком Арктического института, на плечи которого легло бремя организации синоп¬тического обслуживания арктического мореплавания и авиации, а также непосредственное участие в обслуживании сложных операций в Арктике. И нельзя не признать, что в это дело В. В. Фролов внес крупный вклад. Характерны некоторые его высказывания, относящиеся к этому времени.

Так, в 1941 г. в своей статье «Опыт работы бюро погоды на Диксоне» он писал, что «.. .для успешного обслуживания данными науки мореплавания и авиации необходимо знать синоптическую и метеороло¬гическую обстановку, все физико-географические особенности маршрута, топографию местности, план работы судов и авиации, эксплуатационно-технические данные — т. е. знать все подробности той или иной предстоящей операции, установить необходимый минимум погодных условий, регулярно проверять прогнозы. . .» и т. д.

Для совершенствования научно-оперативной работы он рекомендовал увеличить количество метеорологических станций вдоль основных путей следования кораблей,
организовать научно-исследовательские работы, в тематику которых должны войти вопросы прогностического характера, отчего качество прогнозов «повысится, а это, в свою очередь, сбережет немало материальных ценностей».

В другой своей научной статье он писал: «Для успешной работы на Севере морского флота и авиации исключительное значение имеет хорошо организованная служба погоды. Благодаря ей мореплавание

1 В. Фролов. Опыт работы бюро погоды на Диксоне. Советская Арктика, 1940, № 3, стр. 26—31.

и полеты на Севере делаются более безопасными, значительно рациональнее могут организовываться и проводиться различные операции на трассе...»'. Критикуя состояние службы погоды и ледовой службы, которые тогда были разобщены, он дает ряд интересных и важных рекомендаций с целью упорядочения научно-оперативной работы на Северном морском пути, в частности, сохранение кадров арктических синоп¬тиков и прогнозистов и регулярное повышение их квалификации, составление синоптических карт для большого района и создание синоптического архива с целью удовлетворения нужд не только мореплавания, но и шахт, рудников, промышленных предприятий, авиабаз, промысловых артелей, факторий, различных экспедиций и т. п. Он считает необходимым следить непрерывно за синоптическими процессами и анализировать их, организовать регулярный обмен сводками между полярными бюро погоды и сбор метеорологических данных с обширных районов, в том числе и зарубежных; установить единую систему в работе всех полярных станций; создать полярные станции в высоких широтах Арктики и в устьях больших рек; поставить на должную высоту аэрологические наблюдения, которые в то время в Арктике влачили жалкое существование; всячески совершенствовать радиосвязь в целях полного удовлетворения нужд бюро погоды и т. д.

В правильно организованной службе погоды и льда он видит определенный экономический эффект и в связи с этим в указанной выше работе пишет: «Непроизводительные расходы в связи с недостаточным учетом условий погоды, убытки, причиняемые ежегодно штормовой погодой плаванию по Северному морскому пути, в десятки раз превышают расходы на содержание работников службы погоды. Хорошо организованная, полноценная служба погоды, несомненно, может предо¬стеречь от непроизводительных расходов и значительно сократить убытки от аварий и катастроф при туманах и штормах. Можно привести десятки примеров, когда правильный прогноз давал возможность избежать происшествий как в морских операциях, так и в работе авиации». [2]

Теперь, когда В. В. Фролов перешел в Арктический институт и стал ведущим синоптиком, а в особенности спустя несколько лет, после его назначения на должность руководителя отдела метеорологии Аркти¬ческого института, он получил возможность осуществлять высказанные им принципы и идеи относительно организации научной работы в Арктике и содружества ученых и практиков на Северном морском пути. Однако В. В. Фролов не замкнулся в рамках кабинетной работы; он по-прежнему стремился непосредственно в Арктику, на конкретную научно-оперативную работу. Зиму 1940/41 г. В. В. Фролов проводит в Амдерме, где выполняет большую работу; в навигацию 1941 г. он работает в Штабе морских операций Западного района Северного морского пути, а в ноябре того же года добровольно вступает в Военно-Морской флот, где некоторое время работает синоптиком при Штабе ледокольного отряда Беломорской военной флотилии. Участие в работе этого Штаба такого опытного, вдумчивого и серьезного ученого — синоптика и прогнозиста, хорошо знающего климатические особенности района действия флотилии и условия ледокольного плавания, было, бесспорно, очень полезно.

Находясь на службе в Беломорской военной флотилии, В. В. Фролов не только обеспечивал синоптическим обслуживанием различные

1. В. Ф р о л о в. О службе погоды Главсевморпути. Советская Арктика, 1940, № 3, стр. 36—43.
2. Там же, стр. 37.

военно-морские операции на Северном театре, но и неоднократно лично участвовал в ответственных и трудных походах кораблей в Белом, Баренцевом и Карском морях. Ему приходилось принимать участие в отражении вражеских атак самолетов и подводных лодок, действуя как расчетчик стрельбы и как центральный связной на мостике корабля. Кроме того, в 1942 г., будучи начальником бюро погоды на о. Диксона, он участвовал в отражении пиратского нападения фашистского крейсера «Адмирал Шеер».

За успешное выполнение боевых задач В. В. Фролов в 1944 г. был награжден орденом «Красной Звезды» и имел благодарность Военного Совета Беломорской флотилии.
В 1943 г. по ходатайству Главного управления Северного морского пути В. В. Фролов был демобилизован и направлен в Арктический научно-исследовательский институт. Ответственные операции на Север¬ном морском пути требовали надежного и четкого научно-оперативного обеспечения, и В. В. Фролов как опытный специалист командируется на о. Диксона, на пост начальника бюро погоды.

Длительное пребывание в Арктике и большая работа по обеспечению полярной авиации позволили В. В. Фролову в соавторстве с К. И. Чуканиным на основе большого опыта практической работы и учета особенностей условий арктических районов составить «Наставление по метеорологическому обеспечению действий полярной авиации», которое было принято как обязательное пособие на всех полярных бюро погоды.

В конце 1945 г. В. В. Фролов возвращается в Ленинград и работает в Арктическом научно-исследовательском институте: сначала — замести¬телем начальника отдела краткосрочных прогнозов погоды, а в июле 1947 г. становится во главе отделения метеорологии. В апреле 1948 г. В. В. Фролов назначается заместителем директора института по науной части, а в июле 1950 г. — его директором. Период пребывания В. В. Фролова на посту заместителя директора Арктического научно-исследовательского института и в особенности на посту директора, когда на нем, как на руководителе крупнейшего центра полярных исследований, лежала полная ответственность за организацию и проведение научных исследований в Арктике (а в последние годы и в Антарктике), совпал с весьма важными и крупными событиями в жизни института и в развитии исследований полярных областей (организация дрейфующих научно-исследовательских станций «Северный, полюс» и высокоширотных воздушных экспедиций, организация исследований в Антарктике в связи с Международным геофизическим годом и т. п.), в которых деятельность В. В. Фролова оставила, бесспорно, глубокий след.

К этому времени после многих реорганизаций Арктического научно-исследовательского института определились положение и роль института как научно-исследовательского учреждения в системе Главного-управления Северного морского пути. На институт возлагалось комплексное изучение природы арктических морей и прилегающих к этим морям районов Северного Ледовитого океана «для активного применения научных данных о режиме этих объектов в деле транспортного совершенствования Северного морского пути».' При этом большое внимание уделялось гидрометеорологическому комплексу, основной задаччей которого должна была являться разработка методов и составление синоптических, ледовых и гидрологических прогнозов для планиров¬ния и проведения морских операций в Арктике.
Будучи убежденным сторонником комплексного изучения природы Арктики, В. В. Фролов всегда последовательно и с достаточным обо¬снованием защищал и отстаивал этот принцип и как ученый, и как руководитель научного учреждения осуществлял его на практике. Благодаря этому Арктический и антарктический научно-исследовательский институт за те 10 лет, на протяжении которых им руководил В. В. Фро¬лов, достиг больших успехов. При его содействии были организованы крупные комплексные морские экспедиции — на л/р «Литке» в 1948 и 1955 гг. в Баренцево и Карское моря, в море Лаптевых и в район Арктического бассейна, прилегающий к Шпицбергену и Земле Франца-Иосифа, на д/э «Обь» и «Лена» в 1956—1958 гг. в Гренландское море и в прилегающие к нему районы Арктического бассейна. В конце 40-х годов удалось организовать ледово-гидрологический патруль по всей трассе Северного морского пути и «приступить к изучению проблемы динамики вод арктических морей: течений, уровня и волнения и их взаимосвязи с условиями формирования, разрушения и динамики ледяного покрова, имея целью разработать методику составления ледовых и гидрологических прогнозов и построения навигационных пособий, обеспечивающих безопасность мореплавания»2. При его участии удалось довести до крупных масштабов ледовую авиаразведку, при помощи которой ныне состояние льда в Северном Ледовитом океане изучается на огромных площадях в течение почти всего года, и широко применить средства авиации в научно-исследовательских работах в Арктике (океанографические и гидрологические работы, аэрофотосъемка льдов и т. п.).

Развитию экспедиционной деятельности в Арктике в области геогра¬фии, океанографии, метеорологии, геофизики, ледоведения и других научных дисциплин В. В. Фролов придавал большое значение в целях познания природных процессов и использования их в практической.

1. Из «Положения об Арктическом научно-исследовательском институте», 1953 г.
2. В. В. Фролов, В. М. П а с е ц к и й. Центр исследований Северного Ледовитого океана. Природа, 1958, № 8, стр. 62.

деятельности. Он принимал все меры, чтобы эти исследования осуществлялись с достаточной полнотой, на высоком научном и техническом уровне и с наибольшим эффектом, относясь при этом весьма бережно к расходованию государственных средств.

Признавая необходимость комплексного изучения Центральной Арктики в целях обеспечения мореплавания на Северном морском пути и разрешения других важных задач государственного значения,

В. В. Фролов активно участвовал в организации дрейфующих научно-исследовательских станций «Северный полюс» и высокоширотных воз¬душных экспедиций. За период пребывания В. В. Фролова на посту директора Арктического и антарктического института было организовано 7 дрейфующих станций и 8 крупных комплексных высокоширотных воздушных экспедиций. В некоторых из этих экспедиций (1954 и 1955 гг.) он участвовал лично.

Сознавая большую ответственность за жизнь людей на дрейфующих льдах, за организацию научных исследований и за использование результатов этих исследований в теоретических работах и в практической деятельности, он неоднократно посещал дрейфующие научно-исследовательские станции, внимательно знакомился с бытовыми условиями и с постановкой научных работ. Создание хороших условий жизни и работы на дрейфующих станциях было предметом постоянных забот В. В. Фролова.

Опыт организации дрейфующих научно-исследовательских станций, их научное и практическое значение, некоторые результаты работ, произведенных в Центральной Арктике этими станциями и высокоширотными воздушными экспедициями, были изложены в специальной научно-популярной книге.'

Важным событием в жизни Арктического и антарктического научно-исследовательского института явилась организация «Летающей метеорологической обсерватории» как для удовлетворения запросов службы погоды, так и для исследования структурных особенностей свободной атмосферы. Большую роль в этом деле сыграл и В. В. Фролов, который вместе с М. И. Гольцманом на протяжении ряда лет был ее непосредственным научным руководителем.

Изучению верхних слоев атмосферы и развитию аэрологических исследований в Арктике В. В. Фролов всегда придавал большое значение. Так, еще в 1941 г. он писал: «Аэрологические наблюдения за последние годы приобрели чрезвычайно большой вес в прогностической работе во всем мире. Сейчас каждый синоптик в своей текущей работе обязательно пользуется аэрологическими данными. Но аэрологические наблюдения в Арктике находятся еще на весьма низком уровне. Сеть полярных станций, производящих эти наблюдения, явно недостаточна. За исключением отдельных пунктов, аэрологические наблюдения производятся нерегулярно и в очень небольшом масштабе». [2]

Еще в то время он намечал ряд конкретных мероприятий, которые должны были способствовать улучшению производства аэрологических наблюдений. Некоторые из этих мероприятий (расширение сети полярных станций, производящих аэрологические наблюдения, широкое применение радиозондов П. А. Молчанова, регулярность аэрологических наблюдений, внедрение данных аэрологических наблюдений в синоптический прогноз и т. д.) получили удовлетворительное практическое разрешение в бытность В. В. Фролова начальником отделения метеорологии Арктического института и особенно в последующий период erо деятельности. К созданию «Летающей метеорологической обсерватории» для изучения верхних слоев атмосферы Арктики был привлечен такой опытный специалист как М. И. Гольцман, который по рекомендации В. В. Фролова создал первую в Советском Союзе установку для «Летающей обсерватории». Работы ее открывали широкие перспективы развития синоптической метеорологии, позволяли получать надежные данные о структуре атмосферы, строении циклонов, антициклонов и фронтальных поверхностей. «Летающая обсерватория» являлась мощным средством детального изучения облачности в метеорологическом и физическом отношении, обледенения самолетов и многих других явлений; она способствовала получению материалов по синоптической метеорологии, которые позволили добиться значительного повышения качества краткосрочных и долгосрочных синоптических прогнозов как в отношении полноты и детализации их содержания, так и в отношении оправдываемости.

В общем работы «Летающей метеорологической обсерватории» могли ответить на многие вопросы, которые весьма интересовали В. В. Фролова как исследователя. Поэтому к ее организации он отнесся с исключительным вниманием, заботливостью и не только горячо поддержал эту инициативу, но и сам активно включился в осуществление этого важного и перспективного начинания. Своими советами он помогал при разработке конструкций специальных приборов (конденсационный

1.А. Ф. Лактионов, В. В. Фролов. На дрейфующих льдах. М., изд-во «Морской транспорт», 1955.
2.В. Фролов. О службе погоды Главсевморпути. Советская Арктика, 1941, № 1, стр. 43.

гигрометр, термогидрометрическая установка и др.), при выборе высот наиболее показательных маршрутов полетов «Летающей обсерватории» над Центральной Арктикой, при анализе, разработке и обобщении полученных материалов. В некоторых полетах (февраль 1949 г.) «Летающей обсерватории» В. В. Фролов лично принимал участие.

Более 10 лет «Летающая обсерватория» работала с большим успехом и произвела ряд очень ценных наблюдений. Результаты этих наблюдений над арктической тропосферой с использованием аэрологических данных, полученных другими способами (радиозонды, самолетное зондирование) были обстоятельно изложены М. И. Гольцманом и В. В Фроловым в специальной монографии, которая ныне получила широкую известность.

В этой работе впервые подведены итоги 11-летних комплексных систематических исследований вертикальной структуры арктической атмосферы и получены многие совершенно новые представления о ее структурных особенностях (поле давления, температуре и влажности, широтной зональности в распределении водоносности облаков, спек¬тральном составе облаков и т. п.), которые с достаточным обоснованием раскрывают физический смысл влияния общей циркуляции атмосферы на режим полей различных метеорологических элементов. Так, в частности, было установлено, что при определенных условиях поля температуры бывают однородны на расстоянии до 1000 км; в других же случаях наблюдается резкий перепад температуры отдельных участков циклонов.

В монографии изложены совершенно новые представления о распределении по вертикали влажности в антициклоне с колебаниями от 2 до 100%, рассмотрены методические вопросы (ошибки в измерениях температуры воздуха радиозондами, работа гигрометра радиозонда, неточности в измерениях давления радиозондом), приведены требования к точности радиозондирования, детально описано устройство научного оборудования «Летающей обсерватории» и указаны методы измерения водности облаков и размеров в них капель, определены положения зон турбулентности и т. д.

Весьма ценным в этой монографии является также описание результатов исследования условий обледенения самолетов и первых в Арктике опытов искусственного воздействия на облака, давших положительные результаты, опытов определения состояния льда при помощи радиолокатора в условиях полной облачности.
Значение этой, бесспорно выдающейся монографии выразилось в том, что она способствовала развитию исследований по физике атмосферы, очень важных как для авиации, так и для прогнозов погоды.

Итоги аэрологических исследований в Арктике были обобщены В. В. Фроловым совместно с И. М. Долгиным в специальной статье2, в которой были изложены также пути развития их.

То внимание, с которым отнесся В. В. Фролов к организации работ «Летающей метеорологической обсерватории», помимо научного инте¬реса, объясняется еще тем, что в этом он видел новый и безусловно перспективный метод познания природы Арктики, мощное средство диагноза и прогноза погоды.

В. В. Фролов являлся беспокойным пропагандистом и ярым защитником применения и широкого внедрения в исследования Арктики новых

1. М. И. Гольцман, В. В. Фролов. Структурные характеристики атмосферы над Арктикой. Тр. Аркт. и антаркт. ин-та, т. 2Э8. Л., изд-во «Морской транспорт», 1960.

2. И. М. Долгин, В. В. Фролов. 25 лет исследований свободной атмосферы в Арктике. В сб.: «Проблемы Арктики», вып. 1. Л., изд-во «Морской транспорт», 1957, стр. 59—66.

методов, новых приборов и аппаратуры, достижений современной технической мысли. Он был непримирим к косности, рутине и медлительности, а новаторам, рационализаторам и изобретателям новых средств и методов научных наблюдений всегда оказывал максимальное содействие.

Так, например, благодаря его большой заботе о внедрении нового, глубокому пониманию задач комплексного изучения льда и ледяного покрова в Арктическом и антарктическом институте в 1955 г. была создана единственная в Советском Союзе, а в то время и в мире, лаборатория низких температур с опытовым бассейном и специальными камерами, как основная экспериментальная база института для ледоисследовательских работ и испытания моделей ледоколов и судов ледового класса. Создание этой лаборатории было делом в то время очень трудным и сложным, и нельзя не восхищаться проявленной В. В. Фроловым исключительной энергией и огромным умением преодолевать многие препятствия, ставшие на пути создания этой замечательной лаборатории.

В бытность В. В. Фролова директором института создан ряд новых океанографических и метеорологических приборов, получивших широкое применение в экспедиционных работах.

Следует особенно отметить, что необыкновенную настойчивость и большую энергию проявил В. В. Фролов при организации в Арктическом и антарктическом научно-исследовательском институте вычислительной лаборатории. Он как большой поборник широкого внедрения новой техники в исследовательскую работу был главным инициатором создания этой лаборатории. Глубокое понимание этого важного вопроса, в то время совершенно нового для института, большая заинтересованность В. В. Фролова в скорейшем осуществлении этого интересного дела в значительной степени помогали ему успешно преодолевать возникавшие трудности технического и организационного характера. С удовлетворением можно отметить, что старания, проявленные им в этом отношении, увенчались большим успехом и оказались весьма плодотворными. В частности, значительно усовершенствовались методы исследования природных процессов в Арктике (циркуляции атмосферы и гидросферы, ледовых явлений) и улучшились синоптические, ледовые и гидрологические прогнозы, что было постоянной заботой В. В. Фролова как директора научного учреждения и как ученого.

Отдавая должное развитию экспедиционных исследований в Арктике и широкому внедрению в научно-исследовательские работы современных достижений техники, он проявлял огромное внимание к развитию теоретических исследований, к необходимости крупных обобщений накопленных материалов и знаний. Так, в 1958 г. он писал: «Пока мы большей частью наблюдаем и описываем природные процессы и зани¬маемся исследованиями главным образом тех вопросов, выяснение кото¬рых было необходимо для помощи развивающемуся мореплаванию по Великой водной магистрали. При этом больше всего сил отдавалось экспедиционным исследованиям в Северном Ледовитом океане, для сбора материалов наблюдений и удовлетворению насущных запросов практики, или, говоря точнее, научно-оперативному обслуживанию навигаций на Северном морском пути. Это в некоторой степени сказывалось на развитии теоретических исследований. Мы не можем удовлетвориться достигнутыми результатами. В изучении природы Арктики сделаны только первые шаги. Впереди предстоит огромная как по размаху так и по своим задачам работа» '.
Большое место в этой созидательной творческой работе В. В. Фролов отводил развитию теоретических исследований на основе глубокого

1 В. В. Фролов, В. М. П а с е ц к и й. Центр исследований Северного Ледовитого океана. Природа, 1958, № 8, стр. 61.

анализа и обобщений, накопленных за предшествующий период материалов и знаний о природе Арктики. Кстати сказать, в период пребывания В. В. Фролова на посту директора Арктического и антарктического института был создан ряд крупных монографий гидрометеорологического, физико-географического, эконом-географического и исторического профилей, работу над которыми он всячески поощрял и поддерживал.

Уместно отметить, что В. В. Фролов очень доброжелательно и с большим интересом относился к исследованиям исторического характера. Ценя богатый опыт изучения Арктики и освоения Северного морского пути предшествующего периода и стремясь освоить богатейшее литературное наследство, оставленное нам многочисленными полярными исследователями и деятелями этого периода, он был большим сторонником проведения крупных исследований по истории Арктики. Благодаря такому отношению со стороны В. В. Фролова к работам исторического характера м его большому содействию в Арктическом и антарктическом научно-исследовательском институте с большим успехом протекала работа над многотомной монографией «История открытия и освоения Северного морского пути», три объемистых тома которой уже вышли в свет.

Что касается развития теоретических исследований, то первое место в этом вопросе он как руководитель научного учреждения и как исследователь отводил совершенствованию методов долгосрочных синоптических прогнозов для Арктики на основе глубокого анализа и изучения последовательности смены типов атмосферной циркуляции, а также связанных с ними особенностей термобарического и ветрового поля в Арктике, созданию на прочных теоретических основах методики долгосрочных ледовых прогнозов, позволяющей уверенно планировать операции на Северном морском пути; разработке методики краткосрочных прогнозов сплочения, сжатия и перераспределения льда на основе теоретического и экспериментального изучения дрейфа льда, течений и т. п.

Перед учеными Арктического и антарктического института В. В. Фролов четко и последовательно ставил задачи теоретических изысканий и обобщений в области изучения общепланетарных явлений геофизического и гелиофизического характера в разрезе определения влияния их на режим вод и льдов Северного Ледовитого океана, что, в свою очередь, должно способствовать улучшению методики ледовых и гидрологических прогнозов. Он четко и определенно ставил перед учеными руководимого им института задачи разработки теоретических и эконо¬мических основ такой важной проблемы, как методика расчета пропускной способности Северного морского пути, и давал ценные указания и рекомендации как в отношении направленности работ по проблеме в целом, так и в отношении разработки отдельных ее вопросов.

При поддержке В. В. Фролова ученым Арктического и антарктического научно-исследовательского института удалось провести в большом объеме теоретические и экспериментальные исследования дрейфа льда и течений, как важнейших факторов в формировании ледовых условий, что в значительной степени вводит в ледовый и гидрологический прогноз, организовать изучение взаимодействия между атмосферой и гидросферой, теплообмена и водообмена, а также в области геофизики, ледоисследовательских и кораблеисследовательских работ и других научных дисциплин, входящих в сферу деятельности института, и добиться важных результатов.
В. В. Фролов очень много сделал для упорядочения работ арктических научно-исследовательских обсерваторий (Диксон, Тикси и Певек). Организованные в 1954 г. Главным Управлением Северного

2 Сб. статей, т. 253

морского пути для обеспечения морских арктических операций и руководства сетью полярных станций, они в 1955 г. были переданы Аркти¬ческому научно-исследовательскому институту. Нужно сказать, что среди части полярных исследователей в то время существовал некоторый скептицизм в отношении целесообразности организации этих обсерваторий. В. В. Фролов, получивший в свое время большой опыт работы в обсерваториях и бюро погоды, ясно представлял цель и значение существования непосредственно на трассе подобных научных подразделений, о которых он подробно писал еще в 1941 г. в статье «О службе погоды Главсевморпути»'. Со свойственной ему принципиальностью, деловитостью и научной обоснованностью он ломал этот скептицизм, принимал все меры по укомплектованию штатов обсерваторий высоко¬квалифицированными специалистами, обеспечению их научным обору¬дованием и транспортными средствами (судами, самолетами, вездеходами и т. д.) для выполнения научных исследований. Он неоднократно лично посещал эти обсерватории, со свойственным ему спокойствием воодушевлял сотрудников обсерваторий и всячески помогал им организовать работу на высоком уровне.

Ныне арктические научно-исследовательские обсерватории бесспорна являются важными на Северном морском пути центрами научно-опе¬ративной, экспедиционной и научной работы.

Большая работа была проведена В. В. Фроловым по организации исследований в Арктике, а в особенности в Антарктике по программе Международного геофизического года. Много сил и энергии он отдал созданию геофизического городка в бухте Тикси, высокоширотной обсерватории на о. Хейса (Земля Франца-Иосифа), где по программе Международного геофизического года было положено начало зондированию в Арктике верхних слоев атмосферы при помощи метеорологических ракет, организации специальных научных наблюдений на о. Диксона, на Шпицбергене (Баренцбург), на дрейфующих станциях «Северный полюс» и в других районах Арктики.
Благодаря неустанной работе, большому вниманию, постоянной заботе и умению В. В. Фролова организовать коллектив ученых института, все наблюдения по геофизике, метеорологии, аэрологии, океанографии, морской геологии и другим научным дисциплинам по программе Международного геофизического года были выполнены полностью и с большим успехом.

Большой вклад внес В. В. Фролов в организацию научных исследований на Антарктическом материке и в руководство ими. Нужно отметить, что для института это дело было в то время совершенно новым, сложным и трудным, тем более, что изучение Антарктического материка и омывающих его вод было задумано в широких масштабах. Как известно, начало этим исследованиям в соответствии с программой Международного геофизического года было положено Комплексной антарктической экспедицией Академии наук СССР, которая в начале января 1956 г. на судах «Обь» и «Лена» достигла берегов Антарктического материка (море Дейвиса, бухта Депо), организовала здесь крупную научно-исследовательскую базу Мирный и развернула научные исследования в прилегающих районах.

В дальнейшем, начиная с 1958 г., организация научных исследований на Антарктическом материке была возложена целиком на Арктический и антарктический научно-исследовательский институт и на В. В. Фролова как на директора легли новые сложные обязанности: дальнейшее развитие исследований в Западной Антарктиде, внутри материка и в Восточной Антарктиде, координация работ между учреждениями,

1 В. Фролов. О службе погоды Главсевморпути. Советская Арктика, 1941, № 1 стр. 36—43.

которые участвовали в научных исследованиях Антарктики, обработка и обобщение материалов и т. д. Возникали большие трудности, на преодоление которых уходило много сил и энергии. Опираясь на коллектив ученых Арктического и антарктического института, среди которых В. В. Фролов пользовался большим авторитетом, с помощью ряда научных учреждений, с которыми ему удалось установить действенную деловую связь, он успешно, хотя и с большим напряжением, преодолевал эти препятствия, чем в значительной степени содействовал плодотворному развитию исследований на Антарктическом материке. Советские полярники высоко оценили заслуги В. В. Фролова в деле организации исследований в Антарктике и назвали его именем горные хребты на Берегу Отса и на Земле Королевы Мод.
Однако столь напряженная, сложная и трудная работа по организации исследований в Арктике и Антарктике, сознание ответственности за порученное дело, постоянное стремление принести как можно больше пользы советской науке, которые были так характерны для В. В. Фролова,, не могли не отразиться на состоянии его здоровья.

Желание трудиться не покидало его до последних дней жизни; пожалуй, больше всего он страдал от того, что, будучи в последние месяцы прикован к постели, он не мог активно и творчески участвовать во всех этих больших и важных делах. Он был, бесспорно, подлинным тружеником науки — предельно честным, необыкновенно скромным (без малейшей наигранности или рисовки), бескорыстным, горячо любящим свое дело и преданным Родине и Коммунистической партии.
В. В. Фролов — член Коммунистической партии Советского Союза с 1945 г. Он активно участвовал в партийной и общественной жизни института, на протяжении многих лет был членом партийного комитета института, членом районного комитета КПСС, членом ревизионной комиссии Ленинградского областного комитета Коммунистической партии, депутатом Ленинградского городского совета (1957—1958 гг.), весьма активно участвовал в философском семинаре, нередко выступая с содержательными докладами. Он принимал постоянное участие в научно-общественной жизни — неоднократно в различных аудиториях выступал с докладами и лекциями, популяризируя среди широких масс достижения науки; состоял членом Научно-Технического совета Гидрометеослужбы, членом Ученого Совета Центрального научно-исследовательского института Морского флота, членом Междуведомственного комитета Международного геофизического года и членом Междуведомственной антарктической комиссии, членом бюро Междуведомственной океанографической комиссии и ряда других научных и общественных организаций.
Деятельность В. В. Фролова как ученого и как руководителя крупного научно-исследовательского учреждения была высоко оценена правительством — он был награжден двумя орденами «Красной Звезды», орденом «Трудового Красного Знамени», и несколькими медалями.

Хочется особенно отметить исключительно заботливое и внимательное отношение В. В. Фролова к воспитанию и подготовке кадров молодых ученых. Он был руководителем некоторых аспирантов; по его ини¬циативе в институте проводились творческие научные конференции молодых специалистов, которые оказались весьма плодотворными.

В. В. Фролов скончался в расцвете творческих сил, не завершив многих интересных замыслов и начинаний, оставив более 30 научных работ и статей, посвященных главным образом синоптической метеорологии, географии Арктики и вопросам организации исследований в полярных областях.

Кончина В. В. Фролова — очень большая потеря для советской географической науки, но еще большая, непоправимая утрата для его многочисленных друзей, сослуживцев и соратников, всех, кто на протя¬жении многих лет плечом к плечу работал вместе с ним и всегда знал его не только как хорошего и умного руководителя, но и как надежного товарища и друга, как человека с большой душой и пылким сердцем, требовательного и отзывчивого, внимательного и чуткого, спокойного и выдержанного.

Мы надолго сохраним память об этом замечательном ученом и человеке, которого всегда ценили, уважали, чьим необыкновенным трудолю¬бием, величайшим благородством и скромностью всегда восхищались.

Многочисленные соратники В. В. Фролова, проникнутые чувством глубокого уважения к нему, посвятили его памяти свои скромные труды, чтобы печатным словом, которое так любил и ценил Вячеслав Васильевич, увековечить память о нем.

Группа товарищей
SVF
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 4428
Зарегистрирован: 23 Июль 2008 20:20

Фролов Вячеслав Васильевич (31.01.1907--22.08.1960)

Сообщение Александр Андреев » 05 Декабрь 2010 18:54

 frolov.jpg
В. В. Фролов. ВВЭ "Север-6". 1954 г. Кадр из фильма "376 дней на дрейфующей льдине". Отчего-то пропущен в списке участников этой экспедиции в книге Ю.Б. Константинова и К. И.Грачева "ВВЭ Север", Гидрометеоиздат, 2000 г
Александр Андреев
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3076
Зарегистрирован: 03 Март 2008 06:23
Откуда: Санкт-Петербург

Фролов Вячеслав Васильевич (31.01.1907--22.08.1960)

Сообщение Александр Матросов » 29 Ноябрь 2011 12:16

Изображение
http://fotki.yandex.ru/users/daz1971/view/492656/
Фролов В.В.
Связь эпох.
Александр Матросов
 
Сообщения: 107
Зарегистрирован: 11 Июль 2009 00:57
Откуда: Санкт-Петербург

Фролов Вячеслав Васильевич (31.01.1907--22.08.1960)

Сообщение Георгий Паруирович » 23 Июнь 2014 14:50

Фото могилы Фролова Санкт-Петербург, Богословское кладбище, Прямая дорожка, участок 58 http://www.gpavet.narod.ru/Places/photomog/frolov.JPG
Георгий Паруирович
 
Сообщения: 142
Зарегистрирован: 09 Июнь 2014 21:58


Вернуться в Персоналии



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Yandex [bot] и гости: 2

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения