Тимонов Всеволод Всеволодович (1901-1969)

История высоких широт в биографиях и судьбах.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Тимонов Всеволод Всеволодович (1901-1969)

Сообщение Иван Кукушкин » 23 Июль 2009 16:53

Океанология. Океанография. Выдающиеся исследователи океана
http://www.oceanographers.ru/index.php? ... &Itemid=52

Тимонов Всеволод Всеволодович (1901-1969)

Всеволод Всеволодович Тимонов родился в 1901 г. в Петербурге, в 1918 г. окончил Детскосельское реальное училище, а в 1930 г.— факультет водных сообщений Института инженеров путей сообщения. В 1921 г. Тимонов начал свою деятельность по изучению гидрологии Белого моря, совмещая учебу с работой в морском отделе ГГИ. В 1925—1930 гг. он по совместительству работал гидрологом в Институте по изучению Севера. Его дальнейшая деятельность связана в основном с морским отделом ГГИ, в котором он, являясь ближайшим сотрудником и последователем К. М. Дерюгина, осуществлял развернутые исследования отечественных морей. В 1937 г. ему без защиты была присвоена ученая степень кандидата технических наук, а в 1938 г.— звание старшего научного сотрудника.

Основной областью интересов В. В. Тимонова в эти годы явилось изучение гидрологического режима морей России, среди которых особое место заняло Белое море. Исследовались характеристики глубинных течений, водообмен в проливах и тепловой баланс Белого моря. Другим направлением работы явилось совершенствование методов океанологических исследований. Тимонов был научным руководителем Беломорской методической станции (в Умбе), принадлежащей ГГИ, на которой проводились широкие методические исследования, а также руководителем методической секции морского отдела ГГИ. Методическое направление Тимонов развивал при решении любых задач — будь то проблема измерения течений (в ЗО-е годы он занимался измерением пульсаций течений), или исследование льдов в море (использование стереофотосъемки для определения характеристик льда в море, прогноз и т.д.), или изучение проблемы приливов.

В период войны В. В. Тимонов работал в Архангельске, обеспечивая военно-морские операции нашего флота специальными гидрометеорологическими и другими практическими пособиями. После войны он работал в Государственном океанографическом институте начальником отдела прикладной океанологии, руководил обширными научными и экспедиционными исследованиями на северных и восточных морях СССР. Результаты этих работ воплощены в ряде атласов и монографий, одна из которых стала докторской диссертацией В. В. Тимонова.В 1951 г. В. В. Тимонову присуждена Государственная премия за работу в области морской техники, в 1952 г. присвоена степень доктора технических наук, а в 1954 г. — звание профессора.

Большое место в жизни В. В. Тимонова занимала педагогическая деятельность, которую он начал в 1937 г. в Гидрографическом институте Главсевморпути (ныне Государственная морская академия имени адмирала С. О. Макарова), с 1938 г. он преподавал в Ленинградском государственном университете, в 1946 г. был приглашен в Ленинградский гидрометеорологический институт, где с 1954 г. и вплоть до своей кончины (22 июня 1969 г.) заведовал кафедрой океанологии. ЛГМИ был образован в 1944 г. на базе Высшего военного гидрометеорологического института, переведенного из Москвы в Ленинград. В свою очередь, ВВГМИ в связи с военизацией в 1941 г. всей Гидрометслужбы возник из Московского гидрометеорологического института, организованного на основе математического отделения физико-математического факультета (цикл геофизики) Московского университета.

В это же время В. В. Тимонов работал и над общими вопросами физической океанологии, в частности над проблемой динамики приливных волн и их формирования. Он был основателем в нашей стране теории кинематического анализа приливов. Тимонов по праву считается одним из инициаторов развития комплексных исследований по проблеме взаимодействия океана и атмосферы. В его последней работе „Об очагах взаимодействия океана и атмосферы", по существу, впервые высказана идея о наличии энергоактивных районов океана. В. В. Тимонов был заместителем главного редактора журнала „Океанология" (с 1960 г.), членом бюро Межведомственной океанографической комиссии АН СССР. Он обладал широкой научной эрудицией, творческим подходом и особым талантом предвидеть пути развития океанологической науки.
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11711
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Тимонов Всеволод Всеволодович (1901-1969)

Сообщение ББК-10 » 31 Октябрь 2016 17:51

Тимонов Всеволод Всеволодович
 Тимонов ВВ.jpg
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5987
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Тимонов Всеволод Всеволодович (1901-1969)

Сообщение ББК-10 » 01 Ноябрь 2016 09:54

Ушаков П. В. Из воспоминаний о прошлом /Тимонов/ // «Отечественные зоологи». Труды Зоологического института РАН. Том 292. С.-Петербург, 2002. Стр. 98-139. /фрагмент/.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ О ПРОШЛОМ

П. В. Ушаков

C Всеволодом Всеволодовичем Тимоновым у меня сложились весьма дружеские отношения уже с 1922 г., когда мы впервые участвовали в крупной для того времени Беломорской экспедиции ГГИ, организованной профессором Дерюгиным на судне «Мурман» (бывший «Андрей Первозваный»). Хотя у нас были разные научные устремления — он был гидрофизиком, и мы учились в разных высших учебных заведениях (В.В. окончил Институт инженеров путей сообщения по факультету водных сообщений), это нисколько не помешало нам сохранить дружеские отношения в течение всей жизни (В.В. родился в 1901 г., умер в 1969 г.). Все это, отчасти, объясняется тем, что мы на первых порах работали в одном учреждении — ГГИ, а главное, свои первые шаги делали под непосредственным руководством Дерюгина, который обладал удивительным свойством — сплачивать вокруг себя молодых людей, имевших интерес к морским исследованиям.
Беломорская экспедиция 1922 г. была первым комплексным мероприятием широкого профиля, причем гидрологические разрезы были расположены таким образом, что за короткий период (около месяца) были вскрыты все основные особенности этого своеобразного водоема. Беломорская экспедиция 1922 г. была большой школой для учеников Дерюгина. В.В. никогда не забывал этот водоем, который служил для него, как он любил часто говорить, «природной лабораторией». Уже со следующего года (1923 г.) он предпринял ряд работ по изучению сложного режима Горла Белого моря, причем умело сочетал вертушечные наблюдения с данными планктонологических исследований, проводившихся М. А. Виркетис, тоже сотрудницей ГГИ, а затем ЗИН. Он придавал большое значение биологическим индикаторам. Уже его первый доклад на широком форуме, на I Всероссийском съезде в Ленинграде, в 1924 г., под названием «К вопросу о гидрологическом режиме Горла Белого моря» (см. «Исслед. морей СССР», изд. ГГИ, 1925) убедительно показал, что мы имеем дело с многообещающим исследователем и отличным организатором научных работ.
В. В. Тимонов высоко ценил методические работы, считая весьма важным делом стационарные наблюдения. В связи с этим для него была «дорогим детищем» организованная им в 1930 г. Беломорская методическая станция ГГИ в малой Пирью-Губе (Кандалакшский залив, Умба), на которой успешно работали многие стажеры ЛГУ, сотрудники ГГИ, приезжие из других учреждений. Можно образно сказать, что на ней «выросли» гидробиологи В.В. Кузнецов, Т. А. Матвеева, Г. С. Гурвич (бентос), Г. В. Кречман (зоопланктон), В. Степанова (фитопланктон) и многие другие, каждый из которых внес свою лепту в общее дело по изучению наших северных морей.
Всеволод Всеволодович — один из инициаторов и создателей «Морского кадастра». Он привлек к этому обширному делу необходимых специалистов. Составленная им монография — «Гидрологический справочник Белого моря» — служит образцом для такого рода изданий. Большая заслуга принадлежит ему и в составлении «Ледового атласа Белого моря». В течение всей своей жизни он неизменно возвращался к своему любимому Белому морю. Во время войны он организовал в Архангельске оперативную группу ГГИ по гидрометеорологическому обеспечению морского флота, тогда же им были проведены спецработы по изучению снижения заякоренных мин под воздействием течений. Хорошо известно, что наша наука (океанология) зарождалась в XVIII в. военными моряками-гидрографами, а в период Великой Отечественной войны ученые-океанологи полностью отдали себя нуждам ВМФ. В этом отношении яркий пример показал В.В. Тимонов.
Будет совершенно неправильно сказать, что интересы В.В. замыкались на Белом море: большие исследовательские работы он провёл и на морях Дальнего Востока. В первую очередь следует отметить Тихоокеанскую экспедицию ГГИ-ТИРХ 1932 г., организованную К. М. Дерюгиным в связи с проведением 2-го Международного Полярного года. Для этого времени это было первое предприятие крупного масштаба, давшее исключительно ценные данные о природе наших дальневосточных морей. В.В. Тимонов принял участие в первой части плавания р/т «Гагара» в Охотском море. Вторично в том же Охотском море мне удалось работать вместе с ним на э/с «Витязь» в 1949 г. Здесь надо особо подчеркнуть, что В.В. непосредственно участвовал в переоборудовании бывшего немецкого трофейного фруктовоза в первоклассное исследовательское судно, способное вести исследования до максимальных глубин океана, и он входил во все мелочи его оснащения современными приборами (достраивалось и оснащалось судно в Ленинграде). Об этом нигде не говорится, и весьма несправедливо, что Государственной премии за научные результаты первого тихоокеанского рейса флагмана нашего исследовательского флота э/с «Витязь» В.В. не удостоился, хотя получили их многие другие.
В послевоенный период (1952-1954 гг.) В.В. посвятил себя специальному изучению режимов Курильских проливов — основной проблеме для понимания самого Охотского моря, но все эти работы носили секретный характер. Еще перед войной был введен статус секретности на все наши арктические и дальневосточные моря, что не могло не нанести урон и многим фаунистическим исследованиям, ибо окончательное решение по вопросу печати нередко находилось в руках цензоров-чиновников, не понимавших сути вопроса. Мне это пришлось ощутить лично на себе как редактору серии «Исследования дальневосточных морей» и ряда других изданий. Были случаи, когда готовый набор статьи рассыпался. Почти все основные работы В.В. носили гриф «секретно» или «для служебного пользования», но это все же не помешало стать ему лауреатом Государственной премии. Ему всегда были важны практические результаты своих исследований, а не публикации для широкой научной общественности.
Нельзя обойти молчанием и его огромную педагогическую деятельность. Он прекрасно докладывал и читал лекции (был настоящим «златоустом»), обладал каллиграфическим почерком, и многие необходимые для лекций графики оформлял лично. В какой-то период он заведовал кафедрой океанологии ЛГУ. Основная его заслуга — создание ленинградского Гидрометеорологического института и специального факультета физики моря. В итоге он имел свою школу морских исследователей и пользовался огромным уважением у учеников. Его юбилей (60-летие) был отмечен Географическим обществом при переполненном конференц-зале. Это может показаться мелочью, но она достойна особого упоминания — он постоянно заботился, чтобы на кафедре океанологии обязательно читался «приватный» курс по морской гидробиологии: это исходило еще от далеких первых научных изысканий, проводившихся им под руководством Дерюгина. Память о В. В. Тимонове глубоко сохраняется в Гидрометинституте, и недавно я получил просьбу написать о нем статью для специального сборника.
Лично для меня В.В. был дорог как друг моего семейства. В самый критический момент, 9 сентября 1941 г., ему удалось каким-то образом устроить оставленных в Ленинграде мою жену и малолетнего сына в последний отходящий поезд, состоящий из теплушек, который с большим трудом проскочил через горящую Мгу...
В. В. Тимонова отпевали в Никольском соборе (Николы Морского), а похоронен он на Северном кладбище.
Из далекого прошлого хочется вспомнить, что по окончании летнего сезона экспедиций ученики Дерюгина собирались у меня дома (благо еще сохранилась большая столовая) на «привальную», во время которой делились своими научными достижениями, много музицировали (конечно, это имело место до 30-х годов, до начала арестов). Душой этих сборищ всегда был В.В. В заключение позволю привести его шуточные стихи на доклад известного океанолога Н. Н. Зубова, хорошо иллюстрирующие атмосферу тех времен:

«Свой доклад начну с того,
Что известно всем давно:
Тараканы, тли, амебы,
Голотурии, микробы,
Люди, женщины, мальки,
Крокодилы, мотыльки,
Устрицы, аскомедузы,
Зоопланктон, желтопузы,
Амфиподы, вши, киты —
В форме трупа все мертвы.

И как мертвое начало,
Умирая на воде,
Как бы море ни качало,
Собираются на дне.
А на дне микроб живет,
Вечно сверху пищи ждет.
Он к работе приступает,
Быстро трупы разлагает,
И хотя бы то был слон —
Превращает его в ион.

К сожалению, подробно
Говорить здесь неудобно,
Потому перехожу
К протоплазмному сырью.
Из природных химикалий,
Для питанья нужен калий,
Уголь, фосфор, кислород,
Кальций, кремний, водород,
Магний, фтор, как антитеза
Всех важней всегда азот,
И, отчасти, также под.

Но из этого набора
Мы оставим без разбора
Все металлы, водород,
Галлогены, кислород.
Два в остатке компонента,
Два важнейших элемента,
Вот таблица их дает:
Это фосфор и азот.

Первый нужен для скелета
Организмам всего света
В форме он всего милей
Ортофосфорных солей:
Растворимость их отменна
И сравнительно мгновенна.
Но зато второй, азот,
Много создает хлопот.
Газ азот совсем не годен,
Аммиак с ним в этом сроден,
И как пищевой субстрат
Годен лишь один нитрат.

На созданье же нитратов
В море, где нет аппаратов,
Чтобы синтез совершить,
Надо время положить.
Коли 6 не было эксцессов,
То в итоге всех процессов
В нижних горизонтах вод
Исчезал бы кислород.

Вам теперь, наверно, ясно,
Что раствор солей напрасно
В донной зоне не лежит,
Это вам не аппетит.
Но диффузии стесненье
Не дает эффект смешенъя,
Потому, считаю я,
Что взмывает их струя.

Так, нарушив дна инертность,
Поднимусь я на поверхность,
Слой весь метров в пятьдесят
Фотосинтезом объят.
Эту зону освещенья
Занимает мир растенья,
А растительный запас
Кормит весь животный класс.

Не вдаваясь в объясненья,
Скажем, чтобы жил Ахилл,
Должен был быть хлорофилл.
Вот в пробирочках прекрасно
Вы б могли увидеть ясно,
Как зеленый цвет воды
Оттеняет жизнь среды.

Только в руки не берите,
Лучше издали смотрите.
К сожаленью, здесь темно,
Да и выцвело оно,
Но гипноз воображенья
Укрепит в вас убежденье,
Что все то, что я сказал,
Вам в пробирках показал.

Но посмотрим в заключенье
Как добилось провиденье,
Чтоб в конце круговорот
Вновь нашел бы свой исход.
Всем известно, что корова
Лишь тогда вполне здорова,
Коли ест, и что трава
Жвачным всем весьма нужна.

Хищному, тому нет дела
Есть трава иль нет, но смело
Скажем им, что и оно
Без травы было б мертво.
Все живое обитает,
Ходит, любит, умирает
И, скончавшись на воде,
Собирается на дне.

А теперь мало-помалу,
Перейдем мы к материалу.
Здесь таблица говорит,
Где запас солей лежит.
Вот на дне столпотворенье,
Мертвых трупов разложенье
И солей такой затор,
Что не тонет и топор.

Кверху быстро разжиженье,
И почти что в озвереньи
Звери в очередь стоят,
Соль по карточкам едят.
Только теплое теченье
Создает рапределенъе,
И Гольфстримная струя
С запада течет сюда.
Этим я доклад кончаю,
Но за факты отвечаю.
Чтобы прояснить хаос,
Хочет кто задать вопрос?»

«Мне хотелось бы лишь кратко,
Говорит Книпович сладко,—
Указать, что Зубов прав,
Описав Гольфштрима нрав,
Но все то, что он выводит,
Нас на мысль на ту наводит.
Что еще за тридцать лет
Мы нашли на все ответ.
Но все это, между прочим,
Наших данных не порочит».

«Чтоб не тратить лишних слов»,
С места говорит Рылов, —
Я хотел бы лишь отметить,
Что научной мысли дети,
Например, профессор Ной,
Разбавляет спирт водой,
Испытал потопа бедство
И оставил нам в наследство
Завещание, что нам
Опытным его сынам,
Надлежит не только море
Изучать себе на горе,
Но как раз наоборот —
Изучать все виды вод,
Позабытых в нашем веке:
Ручейки, озера, реки,
Фумароллы и пруды,
Также бочки для воды,
Абиссинские колодцы,
Те, что роют инородцы,
Лужи от весенних гроз
И потоки женских слез».

«Кто еще желает слова?»
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 5987
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Тимонов Всеволод Всеволодович (1901-1969)

Сообщение RUS » 24 Март 2017 22:34

1949 г. Преподаватели первого состав кафедры океанологии географического факультета ЛГУ (нижний ряд) и студенты кафедры.
Нижний ряд: 1)? 2) А.К. Леонов (автор учебника «Региональная океанография»), 3) Александра Андреевна Дмитриева, в 1942 защитила диссертацию «Дрейфовые течения Балтийского моря», ученый секретарь кафедры, 4) Всеволод Всеволодович Тимонов, 5) Андрей Павлович Белобров (1894 – 1981), с 1954 г. по 1981 г. заведовал и был профессором кафедры гидрографии моря ЛВИМУ
Вложения
кафедра океанологии ЛГУ, 1949 : кафеда океанологии-1949.jpg
Аватара пользователя
RUS
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 112
Зарегистрирован: 06 Май 2008 19:36


Вернуться в Персоналии



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения