Абруццкий Лудвиг Амедей (1837-1933)

История высоких широт в биографиях и судьбах.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Абруццкий Лудвиг Амедей (1837-1933)

Сообщение Иван Кукушкин » 06 Июнь 2009 19:22

Принц Луиджи Амедео Савойский (Людвиг Амедей, принц Савойский, полностью: принц Луиджи Амедео Джузеппе Мария Фердинандо Франческо д’Аоста, герцог Абруцци — итал. principe Luigi Amedeo Giuseppe Maria Ferdinando Francesco d`Aosta, duca degli Abruzzi) (29 января 1873, Мадрид — 18 марта 1933) — итальянский путешественник, адмирал.

Библиотека «Вехи» http://www.vehi.net/brokgauz/index.html
Энциклопедический Словарь Ф.А.Брокгауза и И.А.Ефрона
В 86 томах с иллюстрациями и дополнительными материалами, С.-Петербургъ, 1890—1907

Абруццкий

(герцог Лудвиг Амедей, принц Савойский) — путешественник; сын бывшего испанского короля Амедея, герцога Аостского; род. в 1873 г. В 1893—1894 гг. посетил Эритрею в Африке; в 1894—96 гг. совершил кругосветное путешествие, в 1897 г. первый взошел на гору Св. Ильи (5514 м) в Аляске; в 1899—1900 гг. посетил северные полярные страны, доказал, что предполагаемых на С от Земли Франца Иосифа стран Петерманна и Короля Оскара вовсе не существует, при этом летом 1900 г. часть экспедиции с капит. Каньи во главе по льду проникла на С до 86°33'49" с. ш. (65° в. д.) почти на 30' севернее Нансена (86°4'). Труды: "La Stella Polare nel Mare Artico 1899—1900" (Милан, 1902); вместе с Каньи и Кавалли-Молинелли — "Osservaziom scientifiche, eseguite durante la spedizione polare di S. A. R. Luigi Amedeo di Savoia" (Милан, 1903).

Ср. De-Filippi, "La spedizione di S. A. R. il principe Luigi Amedeo di Savoia Duca degli Abruzzi ai monte Sant'Elia (Alaska) 1897" (Мил., 1900, 2 изд.).
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11596
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Экспедиция Абруццкого 1899-1900

Сообщение Иван Кукушкин » 24 Июль 2009 11:24

Визе В.Ю., Моря Советской Арктики: Очерки по истории исследования. // Изд. 1–3. – М.-Л., 1936

... В тот год, когда Уэльман покинул Землю Франца-Иосифа [1899], сюда прибыла другая экспедиция, которая тоже ставила себе целью достижение высоких широт, при удаче — самого полюса. Эта экспедиция была организована герцогом Абруццким, который и стал во главе ее. Согласно плану, экспедиция должна была на судне дойти до крайних северных пределов Земли Франца-Иосифа, перезимовать там, а весной группа людей во главе с герцогом Абруццким предполагала двинуться отсюда на собаках по морскому льду по направлению к полюсу. Для экспедиции в Норвегии было приобретено хорошее китобойное судно, специально выстроенное для плавания в полярных водах, грузоподъемностью в 570 тонн. Итальянцы назвали его «Stella Polare». В экспедиции участвовало 20 человек, причем судовой состав состоял главным образом из норвежцев, а остальные были итальянцы. Производство научных работ лежало на капитане У. Каньи, лейтенанте Ф. Кверини и докторе А. Кавальи-Молинелли. Провиантом экспедиция была обеспечена на 4 года.

30 июня 1899 года "Stella Polare" прибыла в Архангельск, где на борт были взяты собаки, доставленные сюда из Западной Сибири (всего 121), и некоторое снаряжение. Экспедиция покинула Архангельск 12 июля и уже 20 июля была у мыса Флора, не встретив в Баренцовом море затруднений со стороны льдов. На мысе Флора, на случай возможной гибели судна, был выгружен запас провианта на 8 месяцев для 20 человек, 5 тонн угля и 4 шлюпки. 26 июля "Stella Polare" покинула мыс Флора и вошла в Британский канал, где произошла встреча с возвращавшейся на "Capella" экспедицией Уэльмана.

Без особых затруднений "Stella Polare" прошла Британский канал и 8 августа достигла к северу от острова Рудольфа широты 82°04' N.

Герцог Абруццкий предполагал устроить базу экспедиции на Земле Петермана, но так как этой земли нигде не было видно, то было решено поставить судно на зимовку в бухте Теплиц у западного берега острова Рудольфа. Эта бухта является совершенно незащищенной от напора льдов со стороны моря, в чем экспедиция могла вскоре убедиться. 8 сентября льды стали нажимать на судно и выдвинули его на прибрежную отмель. Судно получило сильную течь, и попытки откачать воду успеха не имели. Топки вскоре залило. С лихорадочной поспешностью принялись за выгрузку провианта, топлива и снаряжения.

Так как экспедиция рассчитывала зимовать на судне, то материалами для постройки дома она не располагала. Пришлось зазимовать в палатке. На берегу бухты Теплиц были поставлены две большие палатки, поверх которых была раскинута еще третья. В промежутках между палатками хранились съестные припасы и снаряжение. Слой воздуха между внутренней и внешней палатками служил прекрасным изолятором. Даже в самое холодное время года температура воздуха во внутренней палатке держалась около + 15° С, когда топилась печь, а ночью она опускалась до + 1°, Расход угля не превышал 50 килограммов в сутки. Собаки помещались в отдельных досчатых сараях.

Зимою герцог Абруццкий сильно отморозил себе руку, и ему пришлось ампутировать два пальца. Это лишило его возможности участвовать в весеннем походе к полюсу. Во главе полюсной партии стал капитан Каньи, покинувший бухту Теплиц 11 марта на 13 нартах, в которые были запряжены 102 собаки. Полюсную группу сопровождали две вспомогательные партии, каждая в составе трех человек Цель этих вспомогательных партий состояла в том, чтобы дать Каньи возможность приступить к расходованию собственного провианта на возможно большем удалении от Земли Франца-Иосифа. Первая вспомогательная партия покинула Каньи 23 марта, вторая —31 марта. Из этих партий в бухту Теплиц вернулась только последняя, первая же — в составе лейтенанта Кверини, машиниста Стеккена и горного проводника Олльера — пропала без вести.

Путь по морскому льду был очень труден. Необычайные нагромождения торосов, сквозь которые иногда часами приходилось прорубаться с помощью топора, сильно замедляли продвижение. Временами встречались широкие каналы во льду, которые также задерживали путешественников. В течение всего марта морозы стояли крепкие, и температура воздуха опускалась ниже —50°. От морозов итальянцы страдали много. Когда путники по вечерам готовились к ночлегу, то спальные мешки оказывались твердыми, как дерево. Приходилось их растягивать, на что уходило не мало времени, но и после этого человеку только с трудом удавалось втиснуться в мешок. От дыхания мешки изнутри покрывались инеем. Когда человек забирался в мешок, то этот иней постепенно таял, и просыпаться приходилось в мокром, холодном компрессе. Как только путники вылезали из мешков, одежда на них мгновенно замерзала.

Вместе с Каньи к полюсу шли горные проводники Петигакс и Фенойлье и матрос Канепа. На последнем лежала тяжелая обязанность убивать собак, ибо, по расчету, до полюса можно было дойти только в том случае, если кормить собак мясом собак же. К обязанности мясника Канепа приступил 1 апреля. Первой жертвой пала маленькая черная собака, которая повредила себе ногу и потому была менее полезна, чем другие. Для оставшихся 48 собак она доставила 11 пайков. Постепенно выбор обреченных собак становился все труднее. Сначала уничтожали самых слабых, потом таких, которые имели привычку грызть упряжь или убегали ночью, а утром не давались в руки.

25 апреля Каньи окончательно убедился в том, что вследствие слишком медленного передвижения по льду дойти до полюса не удастся. Утешением было то, что в этот день путники находились уже в широте 86° 31' N, т. ё. побили на 20 миль рекорд, поставленный Нансеном в 1895 году. На крайнем северном пункте Каньи положил на лед три жестяные трубки, куда были вложены записки со следующим содержанием: "25 апреля 1900 года; широта 86°31' N [ прим.: Сделанное позже более точное вычисление показало, что Каньи достиг широты 86°34' ] долгота 68° к востоку от Гринвича. Достигнув этого пункта, я возвращаюсь обратно, имея при себе съестных припасов на 30 дней, 200 пайков пеммикана, 4 нарты и 34 собаки с 300 пайков для них. Все здоровы. Каньи".

Обратный путь оказался во много раз тяжелее, чем путь к северу, тем более, что путники были сильно утомлены и истощены. Уже на третий день обратного пути Каньи почувствовал такую слабость, что садился на сани. Канепа тоже еле передвигал ноги. Каньи, кроме того, страдал еще от боли в отмороженном пальце, который сильно гноился. Каньи решился ампутировать палец при помощи ножниц, так как другого инструмента не было. По этому поводу он записал в своем дневнике следующее; "Маленькая косточка оказалась очень твердой, и резать ее было очень больно. На эту маленькую операцию, которую доктор кончил бы в три минуты, я потратил два часа, доставив этим не особенно приятное развлечение своим спутникам, которые вынуждены были помогать мне. Канепа не выдержал и, несмотря на бурю и метель, вышел из палатки".

Уже в начале мая состояние морского льда стало сильно изменяться: всюду появились полыньи и каналы, а ледяные поля покрылись глубоким снегом, в котором путники проваливались по бедра. В довершение бед льды течением и ветром беспрестанно относило на запад, отдаляя путников от острова Рудольфа, к которому они стремились. Можно ли будет — при том убийственно медленном передвижении, которое только было возможно по этой ужасной ледяной поверхности,— преодолеть этот дрейф? Этот вопрос — вопрос жизни или смерти — неотступно стоял перед Каньи и днем и ночью. 19 мая он записал в свой дневник: "Спутники мои скоро заснули, но я не мог закрыть глаз от лихорадочного волнения. Я вынул свою записную книжку, вычислял и снова перевычислял наше местоположение и ломал себе голову над тем, что нас ожидает... Бывают минуты, когда я думаю, что все кончится катастрофой. Когда съестные припасы выйдут и мы не в состоянии будем бороться с течением, перед моими глазами вырастает призрак голода... Ужасный конец Де Лонга и экспедиции Грили представляются мне со всеми страшными подробностями, и среди окружающей меня тишины я с сожалением смотрю на спутников, спящих около меня... Но будем бороться до конца".

В начале июня море превратилось, по выражению Каньи, в "полярное болото". Каждый день приходилось на небольших льдинах, служивших в качестве паромов, переправляться через огромные полыньи и каналы. Нередко льдины не выдерживали, и тогда путники падали в ледяную воду, а груз на нартах подмокал. О том, чтобы двигаться по определенному курсу, уже не могло быть речи. Шли, куда позволял лед. При этом случалось, что после многих часов отчаянных усилий путники выходили на льдину, на которой обнаруживали свои собственные следы.

Провианта становилось все меньше, течение продолжало увлекать путников на запад, а состояние льда все ухудшалось. 8 июня Каньи пишет в дневнике: "Чтобы получить воду для питья, мы растопляем снег; горючим материалом нам служит собачий жир. [ прим.: Итальянцы часто встречали на своем пути тюленей, но, очевидно, не умели на них охотиться. Как известно, тюлений жир является почти единственным горючим материалом, которым пользуются эскимосы. ] Копоть от фитиля попадает в кастрюлю и ложится черным слоем в снег. Вода, образовавшаяся из снега, принимает темный цвет и отдает не особенно приятным вкусом жира; тем не менее мы пьем ее с удовольствием. В каяке у нас спрятаны были две ноги недавно убитых собак. Мы отделили мясо от одной из них, порезали его маленькими кусочками и вместе с маслом и солью сварили в котелке. Мясо было твердое и сладковатого вкуса, но мы громко уверяли друг друга, что оно замечательно вкусно".

На следующий день на горизонте, наконец, показалась земля. 13 июня путники дошли до небольшого острова Омманей и в первый раз за 85 дней расположились лагерем на твердой земле, не опасаясь ни ветров, ни течений. Переход до базы экспедиции на острове Рудольфа был одним из самых трудных и занял 10 дней. Все время приходилось скакать со льдины на льдину, которые то погружались в воду, то кувыркались под ногами. 16 июня Каньи записал: "Жертвой нашей пал сегодня мой личный друг Грассо; он доставил нам много хорошего мяса. Собаку эту подарил мне Нансен; она родилась на "Фраме" под 85° северной широты". 23 июля путники дошли, наконец, до бухты Теплиц. Радость возвращения была, однако, омрачена известием, что Кверини с двумя своими спутниками, два месяца назад расставшиеся с Каньи, в бухте Теплиц не появлялись... В следующем году зафрахтованное герцогом Абруццким судно "Capella" поставило трем погибшим памятник на мысе Флора. Этот памятник стоит там и сейчас. На той стороне камня, которая обращена к северу, — туда, где отважных исследователей настигла неожиданная смерть, — высечены их имена.

В июне начались работы по ремонту судна и его освобождению изо льда. 16 августа "Stella Polare" покинула место зимовки и в сентябре прибыла в Норвегию.

На Земле Франца-Иосифа экспедиция герцога Абруццкого новых географических открытий не сделала. Во время путешествия Каньи было доказано, что Земля Петермана, которую Пайер видел с крайнего северного мыса острова Рудольфа, на самом деле не существует. Существенные результаты экспедиция дала в области геофизики, а доктором Кавальи были произведены зоологические, ботанические и минералогические сборы.
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11596
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Абруццкий Лудвиг Амедей (1837-1933)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 24 Июль 2009 11:51

 lyudvig.jpg
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11088
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Абруццкий Лудвиг Амедей (1837-1933)

Сообщение fisch1 » 27 Июль 2015 14:21

Белов М. И. По следам полярных экспедиций. Гидрометеоиздат, 1977 г. 144 стр. с илл.

Трагедии преследовали итальянскую экспедицию герцога Абруццкого, поставившего своей задачей «добраться до полюса». Но после того, как Нансен доказал, что льды дрейфуют по генеральному направлению — с востока на запад, попытки Абруццкого идти против течения и сноса льдов заранее обрекались на неудачу. Главному ударному отряду экспедиции, действовавшему с острова Рудольфа под началом Умберто Каньи, удалось дойти до рекордной широты — 86034'. Но так как во время похода трое участников пропали без вести, Каньи вернулся назад. На мысе Флора (остров Нортбрук) в память о пропавших Абруццкий в 1901 г. поставил памятник — каменный четырехгранный полированный обелиск в виде пирамиды трехметровой высоты из итальянского крупнозернистого мрамора. В обелиск вставлен свинцовый пенал с отметками о посещении острова. На обелиске высечены фамилии погибших.
В 1929 г. советская экспедиция на ледокольном пароходе «Г. Седов» посетила этот памятник. В записке советских полярников, вложенной в пенал, написано: «Всегда чтим героев Арктики. Экспедиция СССР 1929 г.».
На острове Рудольфа в бухте Теплиц Абруццкий установил астрономический знак. В заслугу итальянской экспедиции на «Стелла Поляре» надо поставить географическое определение северной границы Земли Франца-Иосифа.
..................................................................................................................

103. Памятник трем участникам экспедиции Абруццкого (1899—1900 гг.), поставленный Абруццким в 1901 г. на мысе Флора, остров Нортбрук. Каменный четырехгранный полированный обелиск высотой около 3 м. В обелиске — свинцовый пенал с отметками о посещении памятника.
На обелиске фамилии погибших итальянцев:лейтенант Кверлени, механик Стоккен, горный проводник Оллье.


http://www.polarpost.ru/Library/Belov-P ... diciy.html
fisch1
 
Сообщения: 1554
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Абруццкий Лудвиг Амедей (1837-1933)

Сообщение fisch1 » 27 Июль 2015 14:25

В 1901 году на мысе Флора в память о погибших участниках экспедиции герцога Абруццкого к Северному полюсу был установлен четырёхгранный памятник-обелиск из крупнозернистого мрамора. Надпись на нём еле различима, удаётся только разобрать "Requiem: F. Querini, H. Stokken, P.Ollier.- "Stella Polare" 1900".

 Обелиск Stella Polare .jpg
 Обелиск .jpg


http://litau.ru/2014/09/03/8992
fisch1
 
Сообщения: 1554
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Абруццкий Лудвиг Амедей (1837-1933)

Сообщение fisch1 » 27 Июль 2015 14:28

 Обелиск на мысе Флора, установленный в память о погибших итальянцах герцогом Абруццким..gif
 Обелиск в память членов экспедиции герцога Абруццкого на мысе Флора,ЗФИ. Фото - В. Кузнецов.jpg
 Mys  Flora.jpg
fisch1
 
Сообщения: 1554
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Абруццкий Лудвиг Амедей (1837-1933)

Сообщение fisch1 » 27 Июль 2015 15:28

Норд Б., "Льды и люди". ОГИЗ-Северное краевое издательство, 1931

ОБЕЛИСК ЛЕДЯНОЙ СМЕРТИ
В сотне метров от развалин хижины Фиала, на побережьи Кап-Флоры стоит обелиск из серого гранита. На обращенной к скалам Кап-Флоры стороне обелиска высечено:

REQUIEM
F. QUERINI, H. STOKKEN, OLLIER
STELLA POLARE
1900
(Реквием: Кверини, Стоккен, Олльер „Полярная Звезда“).

Это — свидетель одной из полярных трагедий. Гранит выломан в каменоломнях Италии. Обелиск поставлен в память трагической гибели трех членов Арктической итальянской экспедиции на шхуне „Полярная Звезда“.

Кверини, Стоккен, Олльер…

Все трое погибли во льдах полярного бассейна на севере за архипелагом. Кверини был лейтенантом „Стелла Поляре“. Стоккен был машинистом. Олльер — швейцарец, горный проводник из Альп. Все трое возили на собаках по льдам продовольствие для шедшей к полюсу группы под начальством итальянского капитана Каньи. Каньи дошел до 86°34′ северной широты. Каньи поставил мировой рекорд. Он был последним из видевших тех, кто обеспечил ему победу. Кверини, Стоккен, Олльер обратно в зимовье, „Стелла Поляре“ — в бухту Теплиц-Бай не вернулись. Когда мы были на Кап-Флоре, из отверстия в верху обелиска Шмидт вынул металлический пенал. Пенал оказался полон записок. Они были на многих языках мира. Некоторые записки полуистлели, другие — совершенно свежие, В пенале лежали записки бывших на Кап-Флоре путешественников. В нем были визитные карточки приезжавших на Кап-Флору на специально зафрахтованных шхунах норвежских полярных зверобоев европейских и американских туристов. Тут была визитная карточка испанского охотника на белых медведей дона Гисберта Под его запиской лежала такая: „Я была первая испанская женщина, побывавшая на земле Франца-Иосифа“. Американский полковник Вильямсон горделиво сообщает: — Мною убито на архипелаге 17 медведей…
Мисс Бойс, чудаковатая шестидесятилетняя американская дева-миллионерша, искавшая дирижабль Нобиле по путям, указанным духами на спиритических сеансах, писала: „Прекраснее Кап-Флоры ничего не встречала“. Мисс Бойс посетила Кап-Флору два года назад на паруснике „Хобби“. В фиорде Малых Кармакул, на Новой Земле, где мы взяли на „Седова“ Кузнецова, мы видели белую стройную шхуну. Это была „Хобби“. Теперь ее звали по-новому — „Белуха“. На корме „Белухи“ висел намокший от тумана красный флаг. „Хобби“ купил Комсеверпуть. Капитан Бурке ищет на ней теперь в Баренцовом и Карском морях подводные пути белушьих стад.

— Мисс Бойс, тощая, сухопарая и, конечно, лорнет… — вспоминал Воронин.

Воронин встречался с ней в Баренцовом море, когда искал на „Седове“ Амундсена.

Английские, французские, американские, испанские фразы глядели с пожелтевших листочков.
Последней в пенале была записка, оставленная в прошлом году седовцами: „Всегда чтим память героев Арктики“.

Георгий Седов. Кверини. Стоккен. Олльер. Мюатт“…

Обелиск на Кап-Флоре надписью глядит на север, — туда — ко льдам, к полюсу.
Глухой плещущий шум несся сверху, с обрывов Кап-Флоры. Он напоминал увеличенный во много раз шум морской раковины. Его производят десятки тысяч птичьих крыльев. Вверху под туманом плавают бесчисленные стаи черных и белых стрекоз — кайры и чайки.
Всё полярное лето не смолкающие крики с самого обширного птичьего базара архипелага бьются отдаленным прибоем над обелиском. Впадинами высеченных в камне букв обелиск смотрит к северному полюсу.


В ПОКИНУТОМ ФОРТЕ ТЕПЛИЦ-БАЕ

И снова из глубины моря Виктории выросли накрытые льдами мрачные базальтовые берега. Это была та же Земля Рудольфа. На этот раз „Седов“ пробирался в зажатую скалами бухту Теплиц-Бай.

Теплиц-Бай, как и Кап-Бророк видели борьбу людей с айсбергами. В солнечные дни одной весны из Теплиц-Бая уходили на скованное льдами море Виктории запряженные собаками нарты. Рядом с ними шли люди, одетые в полярные меховые костюмы. Это итальянец капитан Каньи шел к полюсу.

И скалы Теплиц-Бая видели его возвращение, когда с обмороженным распухшим лицом Каньи, прикладывая руку к шапке из волчьего меха, устало говорил одному из радостно встречавших его мужчин:

— Герцог Абруццкий, счастлив вам сообщить: санная партия прошла по льдам до 86 градусов северной широты. Нансен был в четырехстах восемнадцати километрах от северного полюса. Итальянцы — в трехстах восьмидесяти трех.

Бухта Теплиц-Бай видела и жестокие победы айсбергов.
На этом самом берегу герцог Абруццкий спрашивал Каньи:
— Капитан Каньи, а где лейтенант Кверини, Олльер и Стоккен?
— Как, герцог, их еще нет? Они ушли на остров от нас еще двадцатого марта.
— Капитан Каньи, сегодня двадцать восьмое апреля; а лейтенанта со спутниками в Теплиц-Бае нет.

И снова во льды потянулись цепью собачьи нарты. Но с ними обратно в бухту пришло столько же людей, сколько и уходило.
Олльер, Кверини, Стоккен… Они погибли в полярных льдах.
За рекорд Каньи они заплатили ценой своей жизни.
Олльер, Кверини, Стоккен…
Возможно, что еще сейчас их застывшие, как камень, тела вместе с трупами собак лежат на вечных льдах у полюса.
Каменный обелиск на Кап-Флоре хранит их имена для будущих победителей айсбергов.
Пока же побеждают айсберги.
„Стелла Поляре“, на которой герцог Абруццкий прибыл на архипелаг, как и „Седов“, начала свой полярный путь из Архангельска.

Тридцать один год назад, 12 июля 1899 года „Полярная Звезда“ вышла из Северной Двины в Белое море. Льды в Баренцовом море были слабые, и „Стелла Поляре“ поплыла в Британский пролив. Льды, скопившиеся в начале Британского пролива, не дали ей проникнуть через него в море Виктории.

Тогда „Стелла Поляре“ пошла на запад, пытаясь пройти в море Виктории вдоль берегов Земли Александры через Кембриджский пролив. Но и он был закупорен льдами. „Полярная Звезда“ вернулась опять в Британский пролив. С большим трудом, подвергаясь опасности быть раздавленной наступающими в тумане льдами, „Стелла Поляре“ достигла моря Виктории. Тут ею был установлен рекорд, побитый только через тридцать лет советским ледоколом „Седовым“.

Произошло это совершенно случайно.

В северной части Британского пролива „Стелла Поляре“ попала в густой туман. Но пролив был свободен от льда, и „Стелла Поляре“ продолжала плыть на север. Она держала курс на остров Рудольфа. Три дня не спадал туман, и три дня капитан „Стелла Поляре“ не мог определиться.

Утром девятого августа немного прояснило, и, определившись, капитан установил, что судно находится на 82°4′ северной широты. Остров Рудольфа был давно пройден. Его берега чуть заметно темнели в море на юго-востоке.

Дойдя до кромки льдов, „Полярная Звезда“ повернула к острову. Нигде больше в море Виктории суши не было замечено. Земель короля Оскара и Петермана, нанесенных Пайером на карту, обнаружено не было. Пайер ошибся. Отсутствие Земель Петермана и короля Оскара разбило первоначальные планы герцога Абруццкого. Именно с этих земель думал он итти на собаках к полюсу. Теперь путь к полюсу удлинялся почти на сотню миль.

Бухта Теплиц-Бай, когда в нее пришла „Стелла Поляре“, была уже забита льдом. Матросам пришлось вырубать гавань во льду.

До наступления полярной темноты герцог Абруццкий объехал на собаках кругом острова Рудольфа, тщательно обследовав неизвестные северные берега его.

В Теплиц-Бае его ждала тяжелая новость. В ледяную гавань с моря Виктории зашли льды и со страшной силой давили на „Полярную Звезду“. На другой день после его приезда „Полярная Звезда“ затрещала под новым напором льдов. Вздрогнув, она упала на бок. День и всю следующую ночь итальянцы без отдыха выбрасывали на лед из трюмов все, что было можно. К следующему утру судно совсем легло на бок и стало наполняться водой.

С ужасом смотрели итальянцы на гибель корабля. Впереди предстояла зимовка, а может быть и несколько на берегу оледенелого острова. А жилищами были брезентовые палатки, обложенные сверху снегом и глыбами льда.

„Итальянцы были ближе всех к полюсу“.
Не легко досталось Каньи право сказать такую фразу. Он вышел в путь, как только начало выходить весной солнце. Первый привал для Каньи и его спутников едва не был и последним. Среди ночи Каньи вскочил, разбуженный сильным треском: вокруг трещал и гнулся лед.

— Кверини! Кавалли! — позвал Каньи спавших с ним в палатке. — Вставайте! Ломается лед.

Свирепствовавший снаружи ураган рвал палатку. Лед гнулся под палаткой, как туго натянутый брезент. Выли, почувствовав опасность, ездовые собаки.

При свете фонарей, в сплошной тьме итальянцы пошли по гнущемуся льду. Когда кончилась ночь, итальянцы не узнали вчерашнего ландшафта. Вместо отполированного, как паркет, ледяного поля везде виднелись трещины, громоздились друг на друга льдины…

Наступили сильные морозы. Нарты стали хрупкими, как стекло, и часто ломались. Вытащенные из рукавиц на мгновенье руки белели. От ударов молотка при поправке нарт дерево разлеталось на куски.

Ночи в брезентовых палатках на льдах были кошмарны. От нестерпимой стужи распухали лица. Через несколько дней у всех итальянцев были обморожены лица и руки. Днем, когда было солнце, термометр показывал 30—33 градуса ниже нуля. Но, едва закатывалось солнце, — и ртуть падала до 50 градусов.

Оранжевое, встававшее в туманных изморозях солнце подгоняло. Весна. Нужно было спешить: иначе пропадал год. Не успевали итальянцы съедать сваренную в котелках пищу, как она замерзала. С каждым днем все чаще попадались трещины и валы из нагроможденных друг на друга торосов. Люди помогали обессилевшим собакам перетаскивать через них нарты.

…Двадцать третьего марта ушла в Теплиц-Бай первая вспомогательная группа: лейтенант Кверини, Стоккен и Олльер.

Тридцать первого марта к острову Рудольфа ушла вторая партия. К полюсу теперь шла одна партия из самых здоровых, сильных, во главе с Каньи. Солнце все больше и больше стояло над льдами. Но ночью термометр упрямо показывал:

— Сорок пять градусов ниже нуля.

— Сорок шесть…

— Сорок восемь…

Пятого апреля сильная пурга занесла палатку, собак и нарты. Ночью пурга продолжалась. Дула она и весь следующий день. Двое суток после нее откапывались итальянцы.

Дальше путь был еще труднее. Потревоженные солнцем льды ломались. Зачастую около самых нарт расходились трещины. Однажды лед треснул под нартами, втянув нарты и собак.

Итальянцы вытащили собак из трещины и пошли дальше.

Полюс! Полюс! Северный полюс! Они шли к нему.

Полдень седьмого апреля. Вычислив местонахождение лагеря, Каньи сказал товарищам:

— Мы за восемьдесят четвертым градусом северной широты. Как?

— Идем к полюсу!

Семнадцатого апреля Каньи спрашивал:

— Сегодня переходим 85 параллель. Как?

— Северный полюс! — был ответ.

Двадцать пятого апреля вычисление дало 85°40′.

Каньи задает вопрос:

— Весна. Льды ломаются. Море Виктории может вскрыться. Ваше слово?

Ему ответили:

— Полюс!

Далее путь преградила широкая полынья, уходившая и обе стороны до горизонта. Сев на большой торос, Каньи принялся за вычисления.

— Мы достигли 86°34′ северной широты. Никто из людей не был так близок к северному полюсу, как мы.

Восторженным криком встретили итальянцы сообщение Каньи. Наиболее пылкие настаивали:

— Идем дальше к полюсу!

— Нет, — обратно к земле Рудольфа. До нее пятьсот километров. Мы погибнем голодной смертью или у полюса, или в полыньях моря Виктории. Мы идем обратно в Теплиц-Бай.

Подойдя к своей нарте, Каньи вынул шелковый итальянский флаг и водрузил его в груду запушенных снегом торосов.

Эпилог экспедиции „Стелла Поляре“ таков: зимовка итальянцев в Теплиц-Бае в брезентовых палатках прошла благополучно. Частые метели намели сверху палаток огромные сугробы снега, превратив их в эскимосские снежные хижины. Внутри палаток поэтому стояла сносная температура. Весной после возвращения Каньи итальянцы спустили лежавшую на боку „Стелла Поляре“ в проделанную под ней прорубь. Приведя обледеневший корабль в годный для плавания вид, итальянцы принялись прорубать во льду канал из бухты в открытое море. Канал прорубали топорами, кирками, рвали динамитом. Итальянцы опасались, чтобы лед в бухте не простоял неподвижно до новой зимы. Канал прорубали почти все лето. Только 11 августа сильный ветер взломал перемычку, отделявшую канал от моря Виктории.

Через день „Стелла Поляре“ вышла из Теплиц-Бая в море Виктории.

Помимо установленного Каньи рекорда, экспедиция герцога Абруццкого дала и чисто научные результаты. Экскурсии, произведенные герцогом Абруццким и учеными, пока Каньи ходил по полюсу, значительно обогатили представление о природе севера архипелага. В результате экспедиции было окончательно опровергнуто упорно существовавшее со времен Пайера и Вейпрехта мнение, что суша простирается далеко на север от острова Рудольфа. Рейс „Стелла Поляре“ в море Виктории доказал, что никаких земель там нет. Не видел никакой земли и Каньи.

 1.jpg


http://coollib.net/b/256921/read
fisch1
 
Сообщения: 1554
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Абруццкий Лудвиг Амедей (1837-1933)

Сообщение fisch1 » 27 Июль 2015 20:54

История Северного полюса: Герцог Абруццкий - альпинист, путешественник, воин и колонизатор

Почти сразу по его возвращению с Севера, к Нансену письменно обращается за консультацией по поводу достижения Северного Полюса особа королевских кровей. К тому времени не достигший еще и 25-летнего возраста, Луиджи Амедео Савойский был уже широко известен в мире как сильный альпинист, опытный мореплаватель и путешественник. О королевских и царских кровей персонах, вообще, тогда было принято говорить еще больше, чем сейчас. Так что слава о необычном королевиче, называемом герцогом Абруццким, буквально гремела. Полное его имя было Luigi Amedeo Giuseppe Maria Ferdinando Francesco, он был рожден в 1873 году, сыном короля Испании.

В скором времени его отец (родной брат итальянского короля) был вынужден отказаться от трона. Для своего подросшего племянника король Италии Умберто придумал специальный уникальный титул – герцог Абруццкий. По большому счету, королевская семья всё время искала место, куда бы пристроить подросшего Луиджи Амедео на царствование. Он проходил претендентом на трон в Греции, Албании, а после Большой войны был близок к тому, чтобы стать правителем Венгрии. А пока пытался насладиться возможностями, которые были у него для удовлетворения потребности его души. А это были путешествия, исследования и приключения.

Немного спустя Герцог Абруццкий лично приехал в Норвегию, встертился с Нансеном, с другими полярными авторитетами. А потом выбрал и выкупил китобойное судно «Ясон». Под его присмотром корабль переделали под исследовательские цели и приспособили для плавания во льдах. Судну дали новое имя «Стелла Полярис», то есть - Полярная Звезда. По масштабам предстоящая экспедиция не имела до сего времени аналогов, средств королевская персона смогла собрать достаточно много. Костяк группы составили участники знаменитой эпопеи восхождения на гору Святой Ильи на Аляске. Готовятся к Полюсу тщательно. В 1898 году итальянцы проводят тренировочный сбор на Шпицбергене. Герцог посещает Россию, где решает вопросы снабжения. Летом 1899 года экспедиция начинается с посещения Архангельска, где у них заказана значительная часть провианта. Герцога принимают с соответствующими почестями. Исходным пунктом восхождения к Полюсу выбрана Земля Франца Иосифа (ЗФИ) - архипелаг, открытый в начале 70-х годов и названный в честь австрийского императора.



Надо сказать, что пионером использования ЗФИ как базы для похода на Полюс был американский журналист Уолтер Уэлманн. Большой оригинал, он попытался строить там железную дорогу и пробовал обучить белых медведей, для использования в качестве ездовых животных. Попытка команды американца выйти на штурм «вершины мира» была предпринята в 1898 году. Она не была в действительности серьезно подготовлена и едва не закончилась для трагически для организатора. Уэлманн сломал ногу при падении в ледовую трещину и был спасен с величайшим трудом. При этом один из участников передовой группы умер от истощения.
В целом, огромный архипелаг ЗФИ был еще недостаточно изучен учеными, но считалось, что он располагает удобными бухтами для зимовки. «Стелла Полярис» была полностью обеспечена для относительно комфортной стоянки. Но дела сразу пошли не так как хотелось. Из-за ледовой обстановки не удалось пробиться к месту планировавшейся зимовки. Застряв во льдах, Стелла Полярис серьезно наклонилась, так что жить в ней было невозможно. Пришлось поставить две большие палатки и жить в них. Далее, уже в декабре на тренировочном выходе на ледник, сам герцог Абруццкий провалился в трещину, получил обморожения и врач ампутировал ему пару фаланг пальцев.

На основной, решающий штурм выходит небольшая группа под руководством капитана Умберто Каньи. Уходят первый раз с фальстартом, слишком рано, мороз до - 55° возвращает группу в лагерь. В результате, второй выход получился с опозданием. Героическая эпопея их похода длиться 104 дня. Команда возвращается, когда уже все на корабле потеряли надежду. Возвращается не вся, трое полярников из вспомогательной группы бесследно исчезли. Все вернувшиеся - с обморожениями и полностью истощенные. Установлен рекорд - 86° 34', это лишь не намного дальше Нансена (на 37 километров) и очень далеко еще от Полюса.

14 апреля 2001 на Северном Полюсе в составе мемориальной русско-итальянской экспедиции, посвященной столетию попытки герцога Абруццкого достичь Северного Полюса, побывали потомки родственников герцога - Амедео ди Савойя Аоста и его сын Аймоне ди Савойя, один из директоров шинной компании Пирелли. С ними были другие известные люди, в частности, альпинист Ханс Каммерландер. Всего - 50 человек. Это было вертолетное покорение Полюса.

Вклад Герцога Абруццкого в развитие альпинизма и полярных исследований огромный. Его дальнейшие экспедиции в массив Рувензори и на К2 становятся крупнейшими событиями в истории освоения гор своего времени. О них можно писать большие приключенческие повести. Ограничимся одним фактом: во время попытки восхождения на вершину Чоголиза герцог с гидами поднимается на высоту 7500 метров, что было высотным рекордом с 1909 по 1922 год.

Увы, вскоре призыв к государственным делам завершают блестящую карьеру путешественника. Сначала Италия вступает в войну с Турцией и герцог Абруццкий возглавляет королевский Адриатический флот, сыгравший важнейшую роль в победе его страны. Затем грядет Первая мировая, в которую Италия вступает в 1915 году. Флот под командованием Луиджи Амедео господствует в Адриатическом море и герцог проводит блестящую операцию по эвакуации сербской армии (более 100 тысяч человек). Правда, в 1918 году после нескольких диверсий, по настоянию союзников, герцога отстраняют от командования. Но в конце войны – он вновь национальный герой. Однако вскоре к власти в стране приходит Муссолини, королевская семья начинает уходить в тень.
С 1923 года Луиджи Амедео окончательно становится «колонизатором», в самом положительном смысле этого слова. Он полностью посвящает себя развитию сельского хозяйства в Сомали. Его усилиями было построено большое агропредприятие, которое стало снабжать Европу свежими овощами и фруктами. Важнейшим фактором было искусственное орошение, воды катастрофически не хватало. Герцог лично планирует систему водохранилищ и оросительных каналов. Всё это работает и дает обильные плоды. Сам Луиджи Амедео находит в Сомали и личное счастье, в лице одной из местных княгинь.

Для создания системы водохранилищ герцог предпринимает ряд исследовательских экспедиций к истокам рек, в горные районы Эфиопии. В ходе последней из них, Луиджи Амедео тяжело заболевает. Неизвестная инфекция либо обострение старой болезни, врачи так и не определили. Он умер в 1933 году в возрасте 60 лет.
http://7summits.ru/news/all_1/region_7_1/item_5122/
fisch1
 
Сообщения: 1554
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Абруццкий Лудвиг Амедей (1837-1933)

Сообщение fisch1 » 27 Июль 2015 21:04

Могила герцога Абруцци в Сомали.


Two photos of the grave of the Duca Abruzzi. (Note: Prince Luigi Amedeo Giuseppe Maria Ferdinando Francesco of Savoy-Aosta (1873 - 1933 ), Duke of the Abruzzi, was an Italian nobleman, mountaineer and explorer of the royal House of Savoy.
He died on 18 March 1933, at Jowhar some ninety kilometres north of Mogadishu, Italian Somaliland. In 1920, he had founded here the "Village of the Duke of Abruzzi" (Villaggio Duca degli Abruzzi or Villabruzzi). It was an agricultural settlement experimenting new cultivation techniques. By 1926, the colony comprised 16 villages, with 3,000 Somali and 200 Italian inhabitants, Italian Somalians.


 sml020a.jpg
 sml020.jpg


http://www.historyrevealed.eu/africa-ne ... l?start=10
fisch1
 
Сообщения: 1554
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Абруццкий Лудвиг Амедей (1837-1933)

Сообщение fisch1 » 27 Июль 2015 21:32

La situazione della conquista del polo al momento della spedizione – Risultati delle spedizioni precedenti

 Risultati delle spedizioni precedenti.jpg


Spedizione Payer ( 1874) ( Austrua – Ungheria) – scopritore dell’arcipelago Francvesco Giuseppe. Latitudine Raggiunta 82° 5′
” Parry (1877) ( GB) Lat. 82° 45′
” Markham (1876) (GB) Lat 83° 20′
” Lokwood (1882) (USA) Lat. 83° 24′
” Nansen (1895) ( NOR) Lat. 86° 14′
” Cagni (1900) (ITA) Lat. 86° 33′
fisch1
 
Сообщения: 1554
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Абруццкий Лудвиг Амедей (1837-1933)

Сообщение fisch1 » 28 Июль 2015 10:04

Из монографий: © Аветисов Г.П. Имена на карте Российской Арктики. СПб.: Наука, 2003; Арктический мемориал. СПб.: Наука, 2006; Имена на карте Арктики. СПб.:ВНИИОкеангеология, 2009. http://www.gpavet.narod.ru/names.htm

Абруццкий (Abruzzi) Луиджи Амедео (29.01.1873–18.03.1933)

Итальянский герцог, кузен короля Виктора Эммануэля III, известный исследователь и альпинист.
С детства у него было два пристрастия: море и горы. В шестилетнем возрасте он вошел в состав военно-морского флота, в 16 лет ходил под парусами вдоль обоих берегов Южной Америки. Затем на небольшой канонерской лодке совершил длительные круизы в Атлантический и Индийский океаны. Сразу после этого последовало длительное плавание в моря Индии и Китая, в Северную и Южную Америки. Побывав в разных морях и странах, с разным климатом, пережив страшные шторма и мертвые штили, 20-летний юноша возвратился на родину бывалым моряком. Пережив массу лишений, между морскими походами Абруццкий вместо отдыха и расслабления устремлялся в Альпы, амфитеатром окружающие равнину его родного Пьемонта, решив стать первоклассным альпинистом. Уже в возрасте 21 года он совершил подъемы на ряд альпийских вершин, до этого мало кому покорявшихся. Известно, что покорители горных вершин, как правило, остаются равнодушными к красотам моря. Абруццкий совмещал в себе любовь к обоим стихиям.
Первым альпинистским достижением Абруццкого было восхождение в 1897 году на гору Св. Ильи (5488 м) на Аляске. Он совершил его с четырьмя своими товарищами, среди которых был и У. Каньи, и несколькими альпийскими проводниками.
В 1899–1900 гг. он возглавил экспедицию к Северному полюсу на китобойном судне «Стелла Поларе», которое дооборудовали на верфях Колина Арчера. В состав экспедиции входило 20 человек, итальянцев и норвежцев. При организации ее за основу был взят опыт Ф. Нансена, к которому Абруццкий относился с глубочайшим уважением.
В качестве базы экспедиции выбрали Землю Петермана к северу от арх. ЗФИ, от которой предполагали на собаках пытаться достичь полюса.
Стартовали 12 июня 1899 года из Христиании (Осло), зашли в Архангельск, где закупили 121 собаку и снаряжение. В середине июля двинулись к ЗФИ и практически по чистой воде достигли о. Нортбрук. Выгрузив на мысе Флора часть провианта, топлива и четыре шлюпки, также без особых проблем через Британский канал прошли до самого северного острова архипелага – Рудольфа. Так как Земли Петермана нигде не было видно, решили стартовать отсюда. Судно поставили в бухте Теплиц на западе острова, но место стоянки оказалось весьма неудачным: бухта была открыта с моря, и судно вскоре получило серьезные повреждения. Сам Абруццкий зимой сильно обморозился, и ему пришлось ампутировать два пальца на руке. Участвовать в походе он не мог, и полюсную партию из четырех человек возглавил капитан У. Каньи. До полюса дойти не удалось. Тяжелейший поход завершился достижением рекордной для того времени отметки на 86º34′ с.ш. Было установлено отсутствие показавшейся Ю. Пайеру Земли Петермана, через 12 лет это подтвердилось походом группы штурмана В. И. Альбанова. Экспедицией Абруццкого получены весьма существенные научные материалы: данные по метеорологии, приливно-отливным течениям, проведены определения силы тяжести и элементов земного магнетизма, собраны зоологические и минералогические коллекции.
К концу лета 1900 года полярникам удалось отремонтировать судно, и в сентябре экспедиция прибыла в Норвегию.
В последующие годы Абруццкий путешествовал по Африке и Азии. В 1906 году он исследовал хребет Рувензори, позднее безуспешно пытался покорить пик Гудвин Остин в Гималаях.
В качестве морского офицера Абруццкий участвовал в итало-турецкой и Первой мировой войнах. Записки о его полярной экспедиции и горных восхождениях в Азии переведены на несколько иностранных языков.
Умер в Сомалиленде на севере Африки. Похоронен на берегу реки Шебели.

Именем герцога названы:
Остров Луиджи в центре арх. ЗФИ. Открыт в 1895 году экспедицией Ф. Джексона. Название дано позднее.
 Остров  Луиджи.jpg

 U-40-25-26-27.jpg


Мыс на юго-востоке о. Кинг-Уильям в прол. Рея. Назвал в 1903 году Р. Амундсен.
 Мыс на  о. Кинг-Уильям.jpg



Остров Луиджи-Амадео в море Линкольна северо-восточнее п-ова Земля Нансена.
 Остров  Луиджи-Амадео.jpg
fisch1
 
Сообщения: 1554
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Абруццкий Лудвиг Амедей (1837-1933)

Сообщение fisch1 » 24 Октябрь 2015 18:33

fisch1
 
Сообщения: 1554
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Абруццкий Лудвиг Амедей (1837-1933)

Сообщение fisch1 » 07 Февраль 2016 16:59

 Достопримечательности мыса Флора.jpg
м.Флора 2015 г.

Фото от nadezhda_vorontsova
fisch1
 
Сообщения: 1554
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Абруццкий Лудвиг Амедей (1837-1933)

Сообщение fisch1 » 09 Февраль 2016 10:56

 Stella Polare 01.jpg
 Stella Polare 02.jpg
La ""Stella Polare"" nel Mare Artico - 1899-1900
fisch1
 
Сообщения: 1554
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Абруццкий Лудвиг Амедей (1837-1933)

Сообщение fisch1 » 09 Февраль 2016 11:29

 La Stella Polare nel Mare Artico 02.jpg
 La Stella Polare nel Mare Artico 01.jpg
La ""Stella Polare"" nel Mare Artico - 1899-1900"
S.A.R. Luigi Amedeo di Savoia, Duca degli Abruzzi - Cagni Umberto - Molinelli-Cavalli P. A.
Published by Ulrico Hoepli Editore-Libraio della Real Casa, Milano, 1903

INTRODUZIONE
Lo scopo della spedizione sulla Stella Polare era di portarsi con una nave lungo una terra il più a settentrione possibile, e dal sito di sverno procedere colle slitte verso il Polo.
La mèta non è stata raggiunta, ma la spedizione colle slitte diretta dal comandante Cagni s' è spinta ad una latitudine finora non toccata dall'uomo, ed ha dimostrato che, con uomini risoluti e resistenti e con molti e scelti cani, l'Oceano Glaciale Artico potrà essere percorso sino al più alto parallelo.
Spesso si è discussa l'utilità delle spedizioni polari. Se S1 considera solo il vantaggio morale che si ricava da tali spedizioni, io lo credo sufficiente a compensare i sacrifici che Per esse si fanno. Come gli uomini, che nelle lotte quotidiane, C°1 superare le difficoltà, si sentono più forti per affrontarne delle maggiori, così è delle Nazioni, che dai successi riportati dai proprii figli si devono sentire maggiormente inco raggiate e spinte a perseverare nei loro sforzi per la propria grandezza e prosperità.
La spedizione era composta d' Italiani e Norvegesi.
L'aiuto disinteressato e volonteroso del capitano Evensen e dei Norvegesi, pratici della navigazione nel ghiaccio, ha portato la Stella Polare nella più alta latitudine sinora raggiunta da una nave a settentrione dell' Europa lungo una terra. Il coraggio a tutta prova, l'ostinata perseveranza, la resistenza fisica e morale ad ogni sorta di privazioni e di disagi negli Italiani componenti la spedizione delle slitte guidata dal comandante Cagni, ha dato all' Italia il primo posto fra le Nazioni che si sono avvicinate di più al Polo.
Italiani e Norvegesi si sono in questo viaggio portati come un equipaggio di una sola Nazione. Più che dei dipendenti ho avuto con me dei compagni. La mia riconoscenza perciò è per tutti, per avere tutti concordi così ottenuto il buon successo di questa mia spedizione. Riconoscenza che si estende alla memoria dei tre valorosi periti nella spedizione colle slitte. Onore ad essi che per una nobile idea sacrificarono le loro giovani esistenze, e sia l'ammirazione mia, dei compagni sulla Stella Polare e quella del mondo civile di conforto alle addolorate loro famiglie.
Prima di chiudere questa introduzione sento il dovere di ringraziare S. E. il Ministro della Marina il vice ammiraglio Morin d'avermi permesso di far compiere gran par del lavoro nel R. Istituto Idrografico, e tutti coloro che hanno contribuito alla compilazione della parte narrativa e di quella scientifica: il comandante Cagni, il dottore Cavalli, 1 tenenti di vascello A. Alessio e G. Schoch, i professori Rizzo, Aimonetti, Palazzo, Cappa, Camerano, Salvadori, Pollonera, Giglio-Tos, Nobili, Parona, Mattirolo, Belli, Spezia, Colomba, Piolti, Ermanno Ferrerò, il dottore Filippo D e Filippi e il cav. uff. Vittorio Sella.
Novembre 1902.



La Stella polare nel Mare Artico, 1899-1900.pdf [127.69 МБ Скачиваний: 42]
fisch1
 
Сообщения: 1554
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

След.

Вернуться в Персоналии



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения