Мошковский Яков Давидович (1905-1939)

История высоких широт в биографиях и судьбах.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Мошковский Яков Давидович (1905-1939)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 15 Март 2009 17:44

Мошковский Яков Давидович (1905-1939)

Советский военный и полярный летчик, один из организаторов отечественного парашютизма. В 1927 году окончил Борисоглебскую школу лётчиков. С 1930 в НИИ ВВС, с 1931 в Осоавиахиме. В 1933-1938гг. возгравлял Высшую парашютную школу Осоавиахима. В 1938 году назначен начальником спортотдела ЦК Осоавиахима, готовил кадры инструкторов — парашютистов. В 1937 году, на самолете АНТ-6, в качестве второго пилота в экипаже И.П.Музурука, участвовал в высадке экспедиции И.Д. Папанина на Северный полюс. Участник поисков С.А. Леваневского в 1938. Совершил 502 прыжка спарашютом. В 1934 году, одним из первых парашютистов, был удостоен звания «Мастер парашютного спорта СССР». Награждён орденом Ленина и орденом Красной Звезды. Автор книги "Записки пилота". Погиб, выполняя прыжок особой сложности, при показательных выступлениях парашютистов на северной окраине Москвы.

 landingminovmosh.jpg
Яков Мошковский (слева) и Леонид Минов

 landingfounder.jpg
Л. Г. Минов (слева) и Я.Д. Мошковский (справа)

Фотографии с сайта:
http://www.vrn-histpage.ru/formation/landing.html
Каждый заблуждается в меру своих возможностей.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Мошковский Яков Давидович (1905-1939)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 15 Март 2009 18:18

Давид Мошковский – учитель еврейской школы в Пинске, всегда помнил, что, согласно Талмуду, одной из обязанностей отца по отношению к сыну является необходимость научить его ремеслу. Давид был умным человеком и умел заглядывать в будущее. Он понимал, что в начале XX века, а дети в молодой семье появлялись именно тогда, мало научить ремеслу. Необходимо дать знания, привить любовь к книгам, к творчеству, и дети самостоятельно овладеют ремеслом, которое придется им по душе.
У Давида Мошковского было пятеро сыновей. Он был расстрелян белополяками в числе 35 заложников в 1919 году. Все дети Давида выросли честными и трудолюбивыми людьми. И это главная заслуга отца, это достойный памятник на его могиле. Трое сыновей Давида стали известными людьми, прославившими и свою семью, и свой город.
Мы решили рассказать о братьях Мошковских с помощью публикаций, которые были сделаны в последнее время в разных изданиях.

Подготовил Семен Шапиро


 0303_01.jpg
Ученый с мировой славой

Имя Шабсая Давидовича Мошковского широко известно не только в России и странах СНГ, но и в дальнем зарубежье. Его знают как выдающегося протозоолога, паразитолога, химиотерапевта и эпидемиолога.

Родился в Пинске 23 июля 1895 года. Очень рано уехал из дома в Москву, твердо решив связать жизнь с медициной. После окончания медицинского факультета Московского университета служил в рядах Красной Армии. С 1921 года начал трудовую деятельность в Тропическом институте (теперь Институт медицинской паразитологии и тропической медицины имени Е. И. Марциновского). Несколько лет работал заместителем директора этого института по науке. В 1935–1966 годах заведовал созданной им кафедрой медицинской паразитологии Центрального института усовершенствования врачей.

Большое место в его исследованиях занимала малярия. Долгое время Ш. Д. Мошковский работал в группе химиков-синтетиков и протозоологов института, которая получила два авторских свидетельства на новые препараты, имевшие противомалярийный эффект. Разработанные им схемы, методы лечения и химпрофилактики малярии широко внедрялись в практику и сыграли большую роль в деле ликвидации малярии в стране.

В 1968 году в Тегеране пристальное внимание участники VIII Международного конгресса по трофической медицине и малярии обратили на доклад
Ш. Д. Мошковского на пленарном заседании, посвященном новым направлениям эпидемиологии.

Позднее ученый особо тщательно исследует экологию инфекций в зависимости от факторов внешней среды.

В 1974 году уже в пожилом возрасте (ему было почти 80 лет) в докладе на X Международном гегелевском философском конгрессе Ш. Д. Мошковский выразительно показал значение гегелевской диалектики для решения методологических трудностей, с которыми реально соприкасаются естествоведы.

Шабсай Давидович активно участвовал в научно-общественной жизни. Длительное время являлся членом президиума ученого медицинского совета Министерства здравоохранения СССР, членом эпидемиологического и фармакологического комитетов, был членом редколлегии журнала «Медицинская паразитология и паразитарные болезни». При непосредственном участии Ш. Д. Мошковского выполнено 10 докторских и более 30 кандидатских диссертаций. Им написаны 300 с лишним научных работ, в том числе – монографии, пособия, учебники.

Шабсай Давидович много лет являлся экспертом Всемирной организации здравоохранения. По ее заданию в 1966 году посетил Египет и Эфиопию.

Имя ученого навечно вписано в Книгу Почета Всесоюзного общества микробиологов, эпидемиологов и инфекционистов имени И. И. Мечникова. Награжден многими орденами и медалями СССР, а также болгарским орденом Кирилла и Мефодия.

Член-корреспондент Академии медицинских наук СССР, доктор медицинских наук, профессор Ш. Д. Мошковский умер 20 августа 1982 года в возрасте 87 лет.

 0303_02.jpg
За Водопьяновым на Север летал и Мошковский

Сегодня, я думаю, уже мало кто из жителей Пинска может объяснить, в честь кого названа маленькая улочка, расположенная в районе Центрального рынка, бывшая Котлярская, а ныне – имени Мошковского. А между тем не только этот человек – Яков Мошковский, но и его братья стали известными людьми.
Передо мной – вырезка из газеты “Правда” от 28 июля 1939 года: “24 июля 1939 года при исполнении служебных обязанностей погиб начальник спортивного отдела Управления авиации Осовиахима СССР майор тов. Мошковский Яков Давидович.
Тов. Мошковский родился в 1905 г. в г. Пинске (быв. Минской губ.)”...

Более детальное изучение биографии Мошковского позволило выяснить, что семья его проживала на той самой Котлярской улице, которая потом была переименована в улицу имени Мошковского.
В 1919 году Яков переехал к старшему брату Шабсаю в Москву. Окончив школу-интернат, поступил в Егорьевскую военную школу летчиков, затем в Борисоглебскую военную школу, после окончания которой получил назначение в авиационную часть, расположенную в Гатчине.
В 1930 году, на самой заре парашютного спорта, он совершил свой первый прыжок, и с этого момента его жизнь была целиком отдана новому увлечению. В 1933 году Якова Мошковского уже назначили начальником Высшей парашютной школы Центрального Совета Осовиахима. За организацию парашютного дела в стране в 1935 году был награжден орденом Красной Звезды.
В 1937 году состоялся знаменитый перелет на Северный полюс. Флагманский самолет возглавил
М. В. Водопьянов, первым посадивший свою машину на полярные льды. По этому маршруту направились еще три самолета. В экипаже одного из них – «Н-172» – вторым пилотом летел Я. Мошковский.
Об этом историческом событии сообщали все информационные агентства мира. В фондах Пинского музея хранится пожелтевший от времени номер газеты «Известия» за 27 мая 1937 года, первая страница которой посвящена этому героическому перелету. Здесь же фотографии всех членов трех экипажей, среди них и Я. Мошковский.
За этот беспримерный в истории перелет все участники экспедиции удостоились высоких наград СССР. Я. Д. Мошковский был награжден орденом Ленина.
Парашютный спорт стал делом всей жизни Якова Мошковского, погибшего в неполных 34 года.
Путь в авиацию для него начинался в Пинске. Пусть в детстве он еще не осознавал себя в будущей профессии, но учеба в Пинском реальном училище, куда определил сына отец, не была напрасной.
Много фотографий в запасниках музея, запечатлевших молодого, сильного, обаятельного мужчину, каковым и был Яков Давидович: вот он на занятиях в парашютной школе, а вот – на Северном полюсе, здесь – за штурвалом самолета. Не менее интересен снимок, где сам М. И. Калинин вручает ему высокую правительственную награду. И вот еще одна, но уже скорбная фотография – надгробная плита на Новодевичьем кладбище, где похоронен Я. Мошковский.
Рядом с фотоснимками – вырезки из газет, рассказывающие о перелете на Северный полюс, небольшая брошюра, изданная на английском языке. Написана она была на русском языке Мошковским, затем переведена и издана незадолго до его смерти. Брошюра посвящена развитию парашютного спорта в СССР.
Эти и другие материалы передала Пинскому музею жена летчика Мария Николаевна Мошковская. Среди них и личные документы Якова Давидовича – гостевой билет на Х съезд ВЛКСМ, членский билет Дома советского писателя, удостоверение личности. Последнее выдано 7 марта 1939 года военным комиссаром Москвы и содержит важные для изучения биографии Мошковского сведения. В нем, кстати, и сведения о правительственных наградах, о личном оружии, разрешенном к ношению (это парабеллум за № 1500), о воинском звании, занимаемой должности и прочем.
Хотелось бы еще обратить внимание на книгу “Под куполом парашюта”, принадлежащую этой коллекции. Она издана в 1947 году, спустя много лет после смерти Я. Мошковского. Авторы – те, кто вместе с ним осваивал парашютный спорт, и те, для кого Яков Давидович был учителем в этом деле.
В частности, ставший впоследствии инструктором парашютного спорта Виктор Воронков вспоминает о своих первых шагах в парашютном спорте и о своих встречах с Я. Мошковским, предупреждавшим его о недопустимости “фокусничать” в небе. Не внявший этим предупреждениям Виктор чуть было не погиб во время пятого прыжка: его спасло лишь то, что “приземлился” он на крону дерева. После случившегося вечером того же дня Я. Мошковский взял Воронкова и привез его к тому самому дереву, что спасло жизнь начинавшему парашютисту, и сказал: “Огради это дерево и ухаживай за ним, как за любимой девушкой. Прыгать будешь, но при таком условии: даю тебе шестой прыжок, прыгнешь плохо – проиграл, прыгнешь хорошо – тоже проиграл, прыгнешь отлично – выиграл, получаешь право на дальнейшие прыжки”.
В коллекции есть и вещевые памятники, связанные с именем Я. Мошковского. Среди них – оригинальные вещи, как, например, письменный прибор, подаренный Якову Давидовичу рабочими завода “Авиаприбор», выполненный в виде панели управления самолетом; бронзовая табличка с надписью “Я. Д. МОШКОВСКИЙ”, висевшая на двери его московской квартиры и первая встречавшая своего хозяина, возвращавшегося домой после изматывающей работы, связанной с постоянным нервным напряжением, переживаниями за тех, кто уходил в небо, чтобы выполнить прыжок.
Имя этого человека – Якова Давидовича Мошковского, советского пилота, участвовавшего в перелете к Северному полюсу, пионера парашютного спорта, к счастью, стало пусть и небольшой, но частью истории Пинска. И мы должны знать и помнить об этом.

Раиса АКИМОЧКИНА


 0303_03.jpg
Одна, но пламенная страсть

Подчеркивать возраст немолодых людей не принято. До поры до времени. Наступает рубеж, когда человек начинает гордиться своими годами, когда они – неоценимое его богатство. В полной мере это относится к нашему великому современнику – Михаилу Давидовичу Мошковскому, академику РАМП, Герою Социалистического Труда (звания, присвоенные еще советским правительством).
Написано об этом корифее медицинской науки немало.
Почти ровесник века, Мошковский – свидетель трех государственных формаций. Хорошо помнит дореволюционные годы с тревогами Первой мировой войны, царским отречением от престола, чертой оседлости для иноверцев. На советское время пришелся расцвет его таланта. И в полном здравии вступил он в нашу новую, пока еще трудно определимую эпоху. Прожил большую яркую жизнь, при всем желании в рамки одной статьи не вмещающуюся.
Михаил Давидович Мошковский о себе рассказывает скупо, неохотно. Другое дело – о фармакологии, о ней готов говорить бесконечно.
И все же перенесемся в его молодые годы. Сын учителя младших классов из белорусского городка Пинск, он с детства проявлял склонности к технике. Вечно что-то мастерил, чинил. И по окончании школы приехал в Москву к старшему брату Шабсаю – тот работал в Институте малярии (ныне Институт медицинской паразитологии и тропической медицины имени Е. И. Марциновского), и позже стал ведущим его ученым – приехал с твердым намерением поступать в технический вуз. Но жизнь распорядилась иначе.
Работа в лаборатории по ремонту оборудования при медицинском факультете II Московского университета перевернула все планы. Обслуживала эта мастерская в основном кафедры фармакологии и физиологии. Туда часто захаживали знаменитая Лина Соломоновна Штерн и фармаколог Владислав Иринархович Скворцов – помогали молодому технику отладить, настроить нехитрую тогдашнюю экспериментальную аппаратуру. Профессор Скворцов, почувствовав в стеснительном юноше живой пытливый ум, между делом рассказывал ему о фармакологии, о том, как из науки описательной превращается она в фундаментальную, как проникает в интимные механизмы действия лекарств. Человек глубоко эрудированный, Владислав Иринархович столь ярко все это живописал, что поневоле заронил в душу своего молодого друга интерес к фармакологии. Да и книги по биологии и физиологии, которые Скворцов и Штерн приносили Мошковскому, все больше склоняли его к медицине.
В студенческие годы Миша продолжал работать в лаборатории.
Но непосредственно заняться фармакологией молодому врачу довелось не сразу. И его после вуза ждал воинский долг. Попал он в научно-исследовательский санитарный институт Красной Армии. Порадовался назначению токсикологом; хоть какая-то связь с фармакологией. Работать довелось под началом учеников Лины Штерн. Под их руководством выполнил первые свои научные исследования. Но едва, четыре года спустя, военврач III ранга Мошковский демобилизовался, прямиком подался к профессору Скворцову в научно-исследовательский химико-фармацевтический институт, где параллельно с руководством кафедрой во II Московском медицинском (отделившемся от университета) заведовал он отделом фармакологии. С той поры Михаил Давидович вот уже шесть десятилетий, за вычетом поры Великой Отечественной войны (уже на второй ее день он вновь надел гимнастерку с тремя красными квадратиками в петлице), верно служит все тому же институту.
Еще в конце тридцатых годов молодой ученый успел выпустить первый свой препарат – цнтитон, возбуждающий функцию дыхания, и защитил кандидатскую диссертацию по фармакологии. Это было время бурного развития фармакологии. И Мошковский был не только его очевидцем – он был и великим созидателем. Одних только оригинальных препаратов из рук ученого вышло более тридцати – промидол, антидепрессант пиразидол, бета-блокатор проксодалол...
И всегда находил особую радость стоять «у станка» – экспериментировать и добиваться желаемого результата. Михаил Давидович и в зрелые годы работал с юношеской увлеченностью.
По-видимому, неизбывная любовь к делу, которому служил, придавала Мошковскому силы. И Михаил Давидович каждое утро, даже в жгучие морозные дни, – в своем все том же тесном, уставленном допотопной мебелью кабинете заведующего лабораторией фармакологии. И мимо его строгого оппонирующего глаза не проходила ни одна докторская диссертация, выходящая из-под пера сотрудников института. И в вечерние часы, когда повседневная суета была позади, ему, хорошо думалось, хорошо писалось.
Мошковский – автор фундаментального труда «Фармакология XX века», над которым с перерывами работал шестьдесят лет. Это очерки о современном лекарственном арсенале, о том, как развитие биологической науки сказалось на достижениях фармакологии.
Делом всей жизни Мошковского стали его традиционные двухтомники «Лекарственные средства». Вероятно, нет в нашей стране лечащего врача, для которого они не были бы настольными книгами. Почти сорок лет назад вышло первое их издание. С тех пор по мере появления новых лекарственных препаратов Михаил Давидович постоянно корректировал, подновлял свой труд. При жизни Михаила Давидовича Мошковского вышло тринадцать изданий.
Мошковский торопился жить: понимал, что он не вечен, а ему столько еще надо было успеть, столько хотелось сказать своим современникам и потомкам!
В 2002 году, на 94-м году, жизни Михаил Давидович Мошковский скончался…

Марина МЕЛКОНЯН

http://www.mishpoha.org/library/03/0303.shtml
Каждый заблуждается в меру своих возможностей.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Мошковский Яков Давидович (1905-1939)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 15 Март 2009 18:32

 titul.jpg
Шелест И. И. С крыла на крыло. — М.: «Молодая гвардия», 1969.

Первый ученик

Тридцатые годы!.. Кто-то назвал их тогда «золотыми годами авиаспорта».
Хочу поговорить еще «наедине» с Яшей Мошковским.
Яша не пытался скрыть своей улыбки, когда Минов переходил к восторгам от нового своего увлечения — планерным спортом.
— Леонид Григорьевич, дорогой!.. В такой спешке? Давайте не будем!..
Стоят друг против друга, смеются, каждый по-своему.
Высокий Минов, будто растянутый слегка, гладкие волосы назад.
И коренастый Мошковский — буйная шевелюра, гимнастерка из коверкота на манер толстовки, фонарями рукава.
Два мастера — Минов и Мошковский. Большие знаки у обоих — как в зеркале: белые купола по ультрамарину неба. На подвеске число прыжков... Кто из молодых не мечтал об этом? Да, но сколько нужно прыгать!
Яков Давыдович поворачивался на каблуках. Он носил коричневые сапоги, хотя это было не совсем по форме. К тому же одно голенище было чуть тоньше и выявляло не слишком совершенный изгиб ноги — память все тех же переломов при прыжках.
Уже отходя от собеседника, прихрамывая, Яша мог вспомнить какой-нибудь придуманный им пустячок...
— Да, простите, совсем забыл: вот новость... Скоро поступит в продажу бильярд со сплошной лузой! Для сумасшедших!.. Чтоб не нервничали. Следите за рекламой!..
К планеристам Яша относился в общем не дурно, но все же считал их «недостаточно окрепшими головами».
— Поговорите с Остряковым, Балашевым, возьмутся всех вас «перебросать» — пусть, не возражаю, — говорил Мошковский. — У нас, как у спартанцев: которые уцелеют — могут выйти в люди. Еще не поздно!
Для своей школы в Тушине он подобрал инструкторов себе по духу.
Внешне Мошковский уступал им — это были московские красавцы. Но по смелости, по преданности «с потрохами» все тому же парашютизму подобрать себе равных он просто бы не смог.
Кто из новичков в то время не получал лучезарной улыбки Николая Острякова, покидая самолет?.. Кого не провожал ободряющий взгляд Пети Балашова?.. Нога уже над пропастью в пятьсот метров, правая рука сжимает кольцо...
«Ступай», все будет хорошо!» — говорили они глазами.
Позже Остряков вернулся из Испании Героем... Особенно проявил себя в Отечественную войну — при обороне Севастополя. Он был командующим черноморской авиацией, но не посчастливилось ему увидеть нашего триумфа, погиб при бомбежке.
Балашову тоже не суждено было дожить до конца войны.
Рассказывают, что при перелете в горах он попал не то в снежную бурю, не то в туман. Петр был перегонщиком: водил на фронт американские «бостоны»...
В памяти так и остались их улыбки.
Теперь отступлю еще на несколько лет назад, к году тридцатому.
Яков Мошковский был дежурным по авиабригаде, когда Минов впервые прилетел в их часть после возвращения из Америки, где он изучал парашютное дело.
От серебристого Р-5 Минов шел аршинными шагами, не обращая внимания на молодого летчика. Яков поспешал, бросая взгляды на ястребиный профиль гостя, на пурпурный ромбик в голубой петлице. Мошковский не мог долго молчать.
— А я знаю, зачем вы прилетели к нам!.. — сказал он.
Минов обернулся, удивленный формой обращения.
С любопытством взглянул на парня с наганом, «кубарями» в петлицах и повязкой на рукаве. Глаза, какие-то проворные, восторженные и лукавые, о чем-то уже просили.
— Зачем же? — поинтересовался Минов.
— Будете демонстрировать здесь парашютные прыжки!
— Вот как!.. — улыбнулся довольно Минов.
Позже Мошковский нашел случай еще раз встретиться и заявил в упор:
— Товарищ командир, если станете подбирать тех, кто захочет прыгать, так, чур, я первый!..
Когда Минов в беседе с командиром бригады попросил прикрепить к себе расторопного летчика для вывозки и помощи, тот задумался: «Кого бы это?»
— Скажите, командир, а этот ваш дежурный, что меня встречал... Как его?..
— Мошковский? Вы знаете, это мысль. Он мне две недели не дает прохода с вашими прыжками. Узнал как-то, что вы прилетите, и стал приставать: хочет обязательно прыгнуть первым!

* * *
Примерно через год, 22 апреля тридцать первого года, учитель и его первый ученик проводили обучение летчиков парашютным прыжкам в истребительной части Бориса Юнгмейстера.
Они привезли с собой три тренировочных парашюта.
Первым с утра выполнил показательный прыжок Минов. За ним прыгнул Мошковский.
На третьем парашюте спустился новичок — один из командиров части.
После переукладки парашютов к вечеру Минов повез первым для прыжка летчика Журавлева.
Невиданное в те времена зрелище громадных зонтов в небе собрало вокруг аэродрома толпу людей. Это были в основном курортники южного городка — народ свободный.
Весь личный состав авиачасти прятался от солнца в тени ангаров.
По команде Журавлев вылез на крыло.
Минов ободрил его улыбкой, и летчик тоже сделал попытку улыбнуться.
«Пора!» — кивнул инструктор, и летчик, отпустив левую руку с борта, стал падать спиной и... рванул наотмашь кольцо.
Свалив машину в крен, Минов видел, как почему-то вяло наполняется основной купол: он принял несимметричную форму... Еще несколько секунд и... купол стал закручиваться в жгут. Летчик медлил с раскрытием запасного парашюта.
— Все! — крикнул Минов и в кровь прикусил губу. Он чуть не спикировал к земле.
Прямо с посадки Минов тихо подрулил к толпе людей, ощущая легкую тошноту. Смерть тошнотворна, особенно когда совсем рядом махнет своим крылом.
Еще из кабины он увидел Мошковского: очень проворный всегда, тут он суетился, подгоняя зачем-то к себе лямки парашюта.
— Куда вы, безумец! — Минов соскочил с крыла очень бледный, потрясенный несчастьем.
Так хорошо начатое дело могло пойти прахом. Все доверие к парашютам у летчиков исчезнет, как ясный день в тумане. После трагедии попробуй агитировать за надежность парашюта...
Вот... Всего несколько минут назад был веселый, смелый человек... А теперь лежит, укрытый белым шелком.
— Отставить! — желчно скомандовал Минов. — Мошковский, возьмите себя в руки!
— Леонид Григорьевич, я должен... Вы должны мне разрешить... Только прыжок, сейчас, сию минуту — хоть как-нибудь...
Минов помедлил: «Может быть, он прав? Страшному гнету нужна разрядка!»
Они еще не знали, в чем там дело, но были уверены: только нелепая случайность!
— Решайте, Леонид Григорьевич... Я верю, и вы верите... Парашют не виноват!
— Что ж, давайте, Яша!
Через десять минут Яков Давыдович уже спокойно спускался под белым куполом и видел сквозь отверстие над головой очень синее южное небо. Вниз он не смотрел.
На похоронах погибшего оба стояли в почетном карауле. Уже было известно: пружина вытяжного парашюта, пока Журавлев падал спиной, попала ему сзади под шлем.
Нелепейшая случайность!
Основной купол стал выходить, завернув вершину. Потом пружинка разорвала шлем... но было уже поздно. Парашют закрутился в жгут.
Они слышали, как рыдала женщина. Сквозь ее рыдания прорывались проклятия извергам, что отняли у нее мужа.
Кошмарное было настроение.
Вечером Минов долго бродил один по пляжу.
«Нужно прыгнуть с парашютом... Журавлева! — твердо решил он. — Завтра же я это сделаю. Нужно объяснить так, чтобы все знали, и публика тоже: парашют нужно реабилитировать!»
Утром Яков, как только узнал, заторопился:
— Леонид Григорьевич, дайте мне прыгнуть. Вы не должны рисковать... Вы...
— Оставьте, Мошковский, — резко оборвал Минов. — Это обязан сделать я, и только я!
Мошковский смолк. Впервые он услышал от учителя такое обращение.
На другой день утром к Минову обратился командир части Борис Юнгмейстер:
— Леонид Григорьевич, вы напрасно обижаете Мошковского. Он тоже вправе на этот прыжок.
Подошел комиссар и тоже стал защищать Мошковского.
— Да что вы... в конце концов! — вскипел Минов. — Здесь я ответственный руководитель демонстрации парашютов, и позвольте!.. Решать буду сам!
Юнгмейстер немного погодя опять заговорил:
— А что, если решить по справедливости: потянуть жребий? Никому не обидно... А? — и уставился на Минова.
Минов выругался про себя, чувствуя, что скамейку выбивают из-под ног.
— Ладно, давайте жребий... Черт с вами!
Юнгмейстер вытащил коробок спичек.
— С головкой — прыгать, — сказал он. — Вот две, — и спрятал спички за спиной.
— Какую?
— Левую, — не думая, ответил Минов.
— На, получай! — ответил Юнгмейстер, и Минов увидел белый обломок.
— Итак, по чести: прыгает Мошковский, — добавил комиссар с улыбкой.
— Ладно, — недовольно щелкнул каблуками Минов и вышел.
На этот прыжок он повез Мошковского сам.

Надевая парашют Журавлева, Яков успел «ввернуть» про попа и осужденного. Оба тащились к месту казни в гнусную погоду, и вот батюшка решил как-то утешить того, чьи часы были уже сочтены: «Тебе, сын мой, только в один конец, а мне еще придется возвращаться! Бр-р!»
— Слушайте, Яша, оставьте ваши анекдоты хоть сейчас. Поймите, не до смеха.
— Есть, товарищ командир! — вытянулся Мошковский.
Как ни верил Минов в парашюты, а все же ему было крепко не по себе. Он волновался и не хотел, чтобы это заметил Яков. Мошковский тоже был очень возбужден. Он рано вылез на крыло и прятал голову за козырек пустой кабины.
Минов смотрел направо, вниз через борт, рассчитывая прыжок. Яков сам увидел, что пора. Глянул в глаза Минову. Тот поднял очки и пошевелил губами: «Ступайте, дорогой!»
Яков повалился, разворачиваясь лицом к земле.
Тут же у него из-за спины словно выстрелил белый жгут и вспыхнул перламутром раскрытой раковины.
У Минова выдуло слезы.
Он закрыл глаза очками и закрутил машину в радостную спираль, сопровождая парашютиста до земли.
Так и прочертил глубоким креном вокруг него.
Мошковский вскочил на ноги, помахал рукой. Шелк недвижно распластался рядом.
Когда Минов подрулил, Яшку уже качали. Он барахтался, что-то кричал.
Комиссар тут же стал записывать — прыгать захотели почти все летчики части.
За обедом только и разговоров было, что о прыжке Мошковского на злополучном парашюте. Когда подали второе, Юнгмейстер вдруг сказал:
— Не могу больше, Леонид... Должен сказать тебе: спички те были обе без головок.
Минов бросил вилку и нож.
— То есть как это прикажете понять? — резко сказал вставая.
— Так и понимай... Это у тебя, Леня, необыкновенный друг. Мошковский нам с комиссаром не давал шагу ступить: умолял, требовал дать прыгнуть именно ему. Убеждал, что мы не смеем рисковать Миновым!..

* * *

Должно быть, в тридцать пятом году Мошковский заехал в Коктебель, на Узун-Сырт.
В чудный августовский день на очередном планерном слете дул несильный, ровный ветер. Над южным склоном, что вечно любуется видом на Карадаг, гуськом парили молчаливые планеры...
Здесь Яша впервые познакомился с одним из них.
Еще перед обедом Мошковский появился на старте: оживленный, с шуткой, как добряк с кисетом: «Угощайтесь!.. Самосадик свой... Полноте, сколько угодно!»
— Яша, не хотите ли испробовать парение? — предложил начальник слета. — В вас не больше ста?
— Меня душит смех... Будто не знаете, что во мне семьдесят!.. Давайте, где ваш планер?
На старт подтащили учебный паритель. С кабины сняли фанерный футляр-обтекатель. Яше представилась сиротливая балка. На ней ручка управления, педали торчат поперек, чашка фанерного сиденья.
Минов пригласил:
— Садитесь, Яша, вы еще можете полюбить планеризм, — сам расправлял привязные ремни.
Мошковский сел, не моргнув глазом. Попробовал управление, рассматривая свои ноги на педалях. Впереди воздух. Более рельефно сапоги не представлялись ему еще ни в одной кабине.
— Мне как-то неловко, — изобразил он на лице смущение, — накиньте что-нибудь...
Надвинули обтекатель. Мошковский сказал Минову:
— Первый раз без парашюта... Ой, чему вы меня учили?..
Планеристы побежали под гору, становясь на амортизатор.
Мипов наклонился, сам инструктировал пилота. Из-под склона мы видели крыло, перед ним лицо Яши и плечи.
Через минуту раздалась команда:
— Старт!.. — И планер взлетел.
Это был самый короткий полет Яши Мошковского. Может быть, здесь сказалась его недооценка безмоторного летания.
Он слишком поторопился, набирая высоту.
Мы видели, как планер почти застыл на месте. Потом Яша сделал попытку развернуться вдоль склона, и планер, потеряв окончательно скорость, повалился на крыло.
Когда нос аппарата стал зловеще опускаться, все оцепенели.
Планер крутанул нечто похожее на полувиток штопора или спирали и рухнул на склон.
Как говорят, раздался характерный треск. Кто был на старте, стремглав бросились к планеру.
Яша не получил даже заметных ссадин. В этом смысле все кончилось очень удачно.
Несколько смущенный, он тут же уехал. Говорили, что был проездом из дома отдыха. Заскочил в гости к Минову.
Справедливости ради хочу заметить, что это далеко не единственный случай, когда опытный летчик не справился с первого раза с парением. Такой же срыв там же, на южном склоне Узун-Сырта, пережил, например, известный полярный летчик Сырокваша. И тоже не скрыл от нас смущенной обиды на планер.
Каждый заблуждается в меру своих возможностей.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Мошковский Яков Давидович (1905-1939)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 15 Март 2009 18:45

Порфирий Порфирьевич Полосухин
ЗАПИСКИ СПОРТСМЕНА-ВОЗДУХОПЛАВАТЕЛЯ И ПАРАШЮТИСТА
Литературная запись Сергея Владимировича Ревзина
Издание 3-е, переработанное
http://www.allbooks.su/chr_83/txt_author_id_3363/txt_book_id_8741/index_txt.html

Это было 12 июля 1935 года. Прошло менее месяца, и снова нам довелось демонстрировать на Тушинском аэродроме своё искусство. Теперь нашими гостями были многотысячные зрители, пришедшие на открытие первого слёта парашютистов. Праздник, посвящённый этому событию, начался оригинальным прыжком спортсмена Жижина, который, опускаясь под куполом парашюта, оглашал небо торжественным звуком фанфары.
Затем прыгали пионеры парашютного спорта: Минов, которого мы по аналогии с "дедушкой русской авиации" - лётчиком Росинским - называли "дедушкой советского парашютизма", и Мошковский, шутя присвоивший себе соответственный титул "бабушки".
Сергей Ефимов, Николай Гладков, Константин Кайтанов, Сергей Щукин и я показали живую диаграмму роста достижений советского парашютизма в затяжных прыжках - мы падали один дольше другого, не раскрывая парашютов, а Нина Камнева объясняла по радио зрителям, какие рекорды иллюстрирует "диаграмма". В конце праздника на аэродром был сброшен большой парашютный десант.
Каждый заблуждается в меру своих возможностей.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Мошковский Яков Давидович (1905-1939)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 22 Ноябрь 2012 21:54

Казахский фармацевтический вестник
http://pharmnews.kz/news/m_d_mashkovski ... 11-15-2023

 450px-Tomb_Mashkovsky_M_D_.jpg
 14.jpg
 30901.jpg
М. Д. Машковский - основоположник советской фармакологии

Другой старший брат Михаила - Яков Машковский в 1920 году в четырнадцатилетнем возрасте пробрался через линию фронта и приехал в Москву. Своего брата Шабсая он сразу не нашел и поэтому попал в интернат для беспризорных, который назывался «Экспериментально-наглядная школа имени Радищева». Здесь он окончил среднюю школу, затем учился на подготовительном отделении Химико-технологического института им. Менделеева. Рядом с общежитием располагалось теоретическое училище летчиков. Красивая форма и продовольственный паек повлияли на решение Якова стать летчиком. Позднее он окончил Балашевское летное училище и Борисоглебскую школу военных летчиков. С 1927 по 1930 годы служил в ВВС Московского военного округа, был старшим летчиком в воронежской Авиационной бригаде. В 1932 году была выпущена серия почтовых карточек «Парашют в СССР» тиражом 6000 экземпляров. На одной из них было изображение одного из первых парашютистов СССР Я. Машковского. В 1934 году ему было присвоено звание «Мастер парашютного спорта СССР». В 1933-1938 годах Яков возглавлял Высшую парашютную школу, а с 1938 года стал начальником спортивного отдела ЦК Осоавиахима. В 1937 году Яков Машковский принимал участие в высадке экспедиции «Северный полюс-1» (был вторым пилотом одного из самолетов), а также отвечал за парашютное обеспечение экспедиции. Эти события были подробно описаны им в книге «Записки пилота» (М.: «Молодая гвардия», 1938). В 1939 году Яков погиб во время показательного прыжка на Химкинском водохранилище. Сильный порыв ветра снес его на берег; в результате удара он получил травму черепа и через сутки, не приходя в сознание, скончался.


Что-то у меня с головой...
Мошковский-Машковский...
Может кто прояснит?
А эти почтовые карточки «Парашют в СССР» кто-нибудь ведел, может показать ?
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Мошковский Яков Давидович (1905-1939)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 23 Ноябрь 2012 08:56

Из Википедии:
братья:
Машковский, Михаил Давыдович (1908—2002) — советский фармаколог, один из основоположников фармакологии в СССР, академик АМН.
Мошковский, Шабсай Давидович (1895—1982) — советский инфекционист и эпидемиолог, член-корреспондент АМН.
Мошковский, Яков Давидович (1905—1939) — советский лётчик и парашютист, один из пионеров парашютизма в СССР.

младший почему-то одной буковкой отличается
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Мошковский Яков Давидович (1905-1939)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 23 Ноябрь 2012 10:21

 moshkovsky1.jpg
http://sport-necropol.narod.ru/moshkovsky.html
© Денис Шабалин, 2008 г.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Мошковский Яков Давидович (1905-1939)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 25 Ноябрь 2012 10:30

ЛЕХАИМ НОЯБРЬ 2002 КИСЛЕВ 5763 – 11(127)
http://www.lechaim.ru/ARHIV/127/mail.htm

Мы с мужем давние почитатели журнала «Лехаим». Давно хотела написать вам о моем отце, да все не решалась. Но во время похорон на Новодевичьем генерала Лебедя, когда один из журналистов заявил, что на этом кладбище хоронят первого десантника, решилась.
Дело в том, что первый десантник, покоящийся на Новодевичьем, – мой отец Яков Давидович Машковский, родившийся 7 ноября 1905 года в Пинске, в Белоруссии, в семье учителя, которого в 1939 году расстреляли белополяки.
Отец учился в химико-технологическом институте Москвы и, как многие тогда молодые люди, увлекся авиацией, а затем и парашютизмом, стал одним из первых в СССР парашютистов, возглавил обучение этому делу летчиков. И в августе 1930 года на маневрах МВО под его руководством был спущен первый парашютный десант – этот день считается днем рождения ВДВ. В 1937 году отец принимал участие в высадке на Северный полюс группы папанинцев, был вторым пилотом самолета Алексеева и отвечал за парашютное обеспечение экспедиции. В 1938 году отец погиб во время парада в День военно-морского флота – не раскрылся парашют. Урна с прахом майора, мастера парашютного спорта, орденоносца Я. Д. Машковского замурована в правой части стены Новодевичьего возле захоронения жертв крушения самолета «Максим Горький».

С уважением Роза Геронимус,
Новосибирск
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Мошковский Яков Давидович (1905-1939)

Сообщение Адольф Милованов » 10 Июнь 2014 18:08

РГАЭ. Ф. 9570. Оп. 2. Д. 106. (2 банки ф/к) Переписка с ЦК ВКП(б) и с ЦИК и ВЦИК и ЯАССР
Б. 1. Л. 2. Начальнику ХОЗУПРАВЛЕНИЯ ЦИК тов. Пахомову. 3 октября 1937г.
В соответствие с договорённостью с Вами о предоставлении квартир в домах ЦИКа Героям Советского Союза и орденоносцам Главсевморпути, прошу Вас дать квартиры следующим товарищам: … 7. Мошковскому Я.Д. дважды орденоносцу к/к Н-212 с семьёй из 4 человек - из 3 комнат до 50 кв.м. …
Учитывая специфическую потребность семьи каждого из них (этаж, расположение комнат, район, наличие гаража для персональной машины и т.д.) необходимо с Вашего разрешения предварительно осмотреть эти квартиры и вслед за тем оформить ордер на въезд.
Начальник ГУСМП при СНК СССР Шмидт О.Ю.
Аватара пользователя
Адольф Милованов
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 1163
Зарегистрирован: 10 Март 2012 20:29
Откуда: Москва

Мошковский Яков Давидович (1905-1939)

Сообщение Адольф Милованов » 06 Август 2016 19:58

 CIMG5750.JPG
http://www.polarpost.ru/forum/viewtopic.php?f=20&t=189&start=15
Это о катастрофе Н-212 п/у Мошковского Я.Д. Похоронен на Новодевичьем кладбище. 4-7-2
Аватара пользователя
Адольф Милованов
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 1163
Зарегистрирован: 10 Март 2012 20:29
Откуда: Москва

Мошковский Яков Давидович (1905-1939)

Сообщение Historik » 18 Октябрь 2018 13:56

 Мошковский.jpg

Я.Д.Мошковский - участник экспедиции на Северный полюс у "Авиаарктики". Москва. март 1937 г. Фото Б.Я.Фишмана - http://goskatalog.ru/portal/#/collections?id=5572595
Из коллекции ФГБУК "Государственный центральный музей современной истории России".
Historik
 
Сообщения: 437
Зарегистрирован: 05 Сентябрь 2014 15:02

Мошковский Яков Давидович (1905-1939)

Сообщение fisch1 » 29 Октябрь 2018 11:25

 Мошковский.Записки пилота.PNG
Мошковский Я. Д. Записки пилота. Москва — Северный полюс — Москва / Подготовил к печати Н. Подорольский. — М: Молодая гвардия, 1938. — 222 с.

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН
fisch1
 
Сообщения: 1889
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59


Вернуться в Персоналии



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 6

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения