Грачев Владислав Иванович

Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Бой л/п "А. Сибиряков" с линкором "Адмирал Шеер" в книгах

Сообщение Александр Кириллов » 22 Август 2012 16:09

Сергей Шулинин пишет:Не буду комментировать текст Николая Дождикова, хотя есть что комментировать. Скажу о моих взаимоотношениях с этой книгой. Я ее так всю и не прочитал. Но если в моей голове пронесется мысль: "А дай-ка я посмотрю книгу Дождикова", - то обязательно в ней что-то нахожу интересное. Правда, было это раза четыре. Но все-таки - тенденция однако.

Дождиков Н.Р. В эфире Арктика. М.: Советская Россия, 1967. С. 180-181.

…За два дня до нападения на Диксон рейдер потопил пароход «Сибиряков», шедший на Северную Землю сменять зимовщиков. Сибиряковцы не дрогнули перед сильным врагом, приняли неравный бой {1}. Тогда на Диксоне еще никаких подробностей об этом бое не было известно. Считалось, что сибиряковцы все до одного погибли. Мне искрение было жаль капитана «Сибирякова» Анатолия Алексеевича Качараву, красивого, удивительно жизнерадостного, влюбленного в Арктику кавказца.
На «Сибирякове» находился мой старинный друг и коллега Владислав Иванович Грачев, которого двадцать лет назад, больного, цинготного, мы вывозили с полярной станции Маре-Сале.
26 сентября на Диксон с востока пришел пароход «Садко». Его капитан сообщил в штаб, что на острове Белуха видели человека. Шторм помешал спустить шлюпку и забрать его. Туда был послан самолет М. Н. Каминского. Пилот нашел этого человека, но сесть на воду также не смог и, сбросив ему продовольствие и спальный мешок, возвратился. Через два дня летчик И. И. Черевичным доставил кочегара «Сибирякова» Павла Вавилова. Он про жил на острове более тридцати суток.
Я присутствовал при разговоре Вавилова с работниками радиоцентра. Он еще толком не пришел в себя, многое путал, говорил бессвязно. Это и понятно: провести больше месяца в одиночестве, голодать и мерзнуть – такое не каждый выдюжит. Из рассказа Вавилова можно было представить в общих чертах героическую картину гибели «Сибирякова». Запись его рассказа, сделанная мною, совпадает с тем, что писали Е. Сузюмов, Л. Н. Новиков и А. Тараданкин. Но я обратил внимание на такой факт. Авторы утверждают, что Вавилов выбрался на остров один с собакой. В моих же записях сказано, что он выбрался на берег вдвоем с Грачевым и что через десять дней Грачев погиб при встрече с белым медведем. Кто ошибся, я так и не знаю.
О том, что Качарава и с ним еще несколько сибиряковцев остались в живых, я узнал только в конце войны. Оказывается, гитлеровцы захватили их в плен, увезли в Норвегию, затем переправили в Польшу, где их освободили советские воины.

{1} О героизме сибиряковцев, повторивших подвиг своих отцов, моряков крейсера «Варяг», написаны книги:
М.И. Белов. Путь через Ледовитый океан. М., «Водный транспорт», 1963.
Л. Новиков, А. Тараданкин. Сказание о «Сибирякове». Документальная повесть. М., «Молодая гвардия», 1961.
Е.М. Сузюмов. Подвиг экипажа ледокольного парохода «Сибиряков». Летопись Севера, т. II. М., Географиздат, 1957.
Е.М. Сузюмов. Подвиг «Сибирякова». М., Воениздат, 1964.

Я,Кириллов Александр Иванович, полковник запаса , являюсь внуком Владислава Ивановича Грачева. Это отец моей мамы, Грачевой Людмилы Владиславовны. С радостью и болью я прочел строки о моем деде. Обстоятельства гибели Грачева Владислава Ивановича так и остались не понятыми и не принятыми моей бабушкой и моей мамой. Их попытки связаться с Вавиловым и получить ответы на вопросы об обстоятельствах гибели деда были безуспешными. Вавилов не отвечал.
Время иногда таинственным образом открывает то, что казалось бы исчезло навсегда и я надеюсь, что я узнаю о гибели деда больше, чем мои бабушка и мама.
С уважением.
А.Кириллов 22.08.2012
Александр Кириллов
 

Бой л/п "А. Сибиряков" с линкором "Адмирал Шеер" в книгах

Сообщение Сергей Шулинин » 14 Сентябрь 2012 11:47

Уважаемый Александр Иванович! Прошу меня простить за столь долгое молчание. Находился в длительном отпуске. С волнением прочитал Ваш пост. Время - интересное явление. Я и не думал, что напечатав свой пост, будет такая реакция. Не все так просто в истории с л/п "Александр Сибиряков". А вроде всем все известно. Может стоит найти родственников Вавилова? Может после его смерти тайна гибели В.И. Грачева приоткроется?
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3172
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Грачев Владислав Иванович

Сообщение Сергей Шулинин » 21 Июнь 2013 18:35

Не буду комментировать текст Николая Дождикова, хотя есть что комментировать. Скажу о моих взаимоотношениях с этой книгой. Я ее так всю и не прочитал. Но если в моей голове пронесется мысль: "А дай-ка я посмотрю книгу Дождикова", - то обязательно в ней что-то нахожу интересное. Правда, было это раза четыре. Но все-таки - тенденция однако.

Дождиков Н.Р. В эфире Арктика. М.: Советская Россия, 1967. С. 180-181.

…За два дня до нападения на Диксон рейдер потопил пароход «Сибиряков», шедший на Северную Землю сменять зимовщиков. Сибиряковцы не дрогнули перед сильным врагом, приняли неравный бой {1}. Тогда на Диксоне еще никаких подробностей об этом бое не было известно. Считалось, что сибиряковцы все до одного погибли. Мне искрение было жаль капитана «Сибирякова» Анатолия Алексеевича Качараву, красивого, удивительно жизнерадостного, влюбленного в Арктику кавказца.
На «Сибирякове» находился мой старинный друг и коллега Владислав Иванович Грачев, которого двадцать лет назад, больного, цинготного, мы вывозили с полярной станции Маре-Сале.
26 сентября на Диксон с востока пришел пароход «Садко». Его капитан сообщил в штаб, что на острове Белуха видели человека. Шторм помешал спустить шлюпку и забрать его. Туда был послан самолет М. Н. Каминского. Пилот нашел этого человека, но сесть на воду также не смог и, сбросив ему продовольствие и спальный мешок, возвратился. Через два дня летчик И. И. Черевичным доставил кочегара «Сибирякова» Павла Вавилова. Он про жил на острове более тридцати суток.
Я присутствовал при разговоре Вавилова с работниками радиоцентра. Он еще толком не пришел в себя, многое путал, говорил бессвязно. Это и понятно: провести больше месяца в одиночестве, голодать и мерзнуть – такое не каждый выдюжит. Из рассказа Вавилова можно было представить в общих чертах героическую картину гибели «Сибирякова». Запись его рассказа, сделанная мною, совпадает с тем, что писали Е. Сузюмов, Л. Н. Новиков и А. Тараданкин. Но я обратил внимание на такой факт. Авторы утверждают, что Вавилов выбрался на остров один с собакой. В моих же записях сказано, что он выбрался на берег вдвоем с Грачевым и что через десять дней Грачев погиб при встрече с белым медведем. Кто ошибся, я так и не знаю.
О том, что Качарава и с ним еще несколько сибиряковцев остались в живых, я узнал только в конце войны. Оказывается, гитлеровцы захватили их в плен, увезли в Норвегию, затем переправили в Польшу, где их освободили советские воины.

{1} О героизме сибиряковцев, повторивших подвиг своих отцов, моряков крейсера «Варяг», написаны книги:
М.И. Белов. Путь через Ледовитый океан. М., «Водный транспорт», 1963.
Л. Новиков, А. Тараданкин. Сказание о «Сибирякове». Документальная повесть. М., «Молодая гвардия», 1961.
Е.М. Сузюмов. Подвиг экипажа ледокольного парохода «Сибиряков». Летопись Севера, т. II. М., Географиздат, 1957.
Е.М. Сузюмов. Подвиг «Сибирякова». М., Воениздат, 1964.
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3172
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Грачев Владислав Иванович

Сообщение Сергей Шулинин » 21 Июнь 2013 18:57

О Грачеве ни слова...

Сообщение о встрече с неприятельским судном и о гибели л/п (ледокольный пароход – С.Ш.) «А. Сибиряков» кочегара первого класса Вавилова Павла Ивановича

25 августа 1942 г. во втором часу дня, я отдыхал после обеда и услышал звонки боевой тревоги. По боевой тревоге я – погребной носового погреба. Услышав боевую тревогу, я сразу же направился на свой пост в носовой погреб. Пробегая по носовой палубе к погребу, я неприятельского судна не видел, но в дальнейшем, находясь на своем посту с правого борта, я видел, как нас догонял неприятельский военный корабль. Наш сигнальщик давал какие-то сигналы прожектором. Ответных сигналов с неприятельского судна я не видел.
После боевой тревоги был дан приказ командиром: подавать бронебойные снаряды. Минут через 15 после боевой тревоги командир приказал открыть орудийный огонь бронебойными (снарядами – С.Ш.). «А. Сибиряков» открыл огонь первым. После этого стало отвечать неприятельское судно. Артиллерийская стрельба с л/п «А. Сибиряков» носовыми орудиями велась примерно 5–10 минут. Мной было выдано два ящика по 10 бронебойных патронов.
Когда я услышал крики «давайте шашки» (кричал какой-то краснофлотец), я выскочил на палубу и спросил: «Где шашки?». Краснофлотец крикнул: «На корме». Я хотел бежать на корму, но около трапа левого борта горел бензин, и пробежать на корму я не смог. Шашки оказались и на носовой палубе и их зажгли с правого борта между 2 и 1 номерами. Что было в это время на мостике, я сказать не могу. Команды с мостика в это время слышно не было.
На носовой палубе был матрос Бородин, моторист Сафронов Вавилов, краснофлотцы Морозов, Баев. Хотели спустить находившийся на борту карбас (парусно-гребное транспортное судно среднего размера – С.Ш.), стоявший на втором номере, но в это время убило матроса Бородина, карбас спустить мы не смогли. В воду спихнули экспедиционную шлюпку, но она была уже обгоревшей. Стали сбрасывать доски, брус, и три человека из краснофлотцев прыгнули за борт. Остались Сафронов, Дунаев и я. В это время пожар уже был и в помещениях и на палубе.
Я привязал доску к концу оттяжки, спустил ее за борт и сам стал по оттяжке спускаться за борт по левому борту в и это время видел неприятельское судно, стоявшее у островка с левого борта «А. Сибирякова», видимо судно развернуло. Машина в это время не работала. Спустившись к доске, меня поднесло к пробоине у левого борта, через которую я влез в угольную яму – карман левого борта. Через эту же пробоину за мной влезли Сафронов, Баранов, Дунаев, раненый в руку.
Смотря из пробоины, я видел подошедший катер с неприятельского судна, которой подошел к нашему вельботу. Люди в вельботе стояли, в вельботе было человек 10. Также видел как краснофлотец, находившийся на носу вельбота, подал конец на неприятельский катер. На подошедшем катере был флаг красного цвета, в начале я фашистского знака не видел, но по … (попозже – ? – С.Ш.) когда флаг сняли, начали свертывать, я увидел фашистский знак. Катер находился от «А. Сибирякова» не ближе полкилометра. На катере я заметил 4–5 человек, один из которых был сигнальщик, стоявший на носу с флажками, дававший какие-то сигналы и принимавший сигналы с корабля.
Катер, взявший нашу шлюпку с людьми на буксир, прошел с ней примерно полкилометра по направлению к своему кораблю, поравнялся с «А. Сибиряковым», где остановился, подтянул шлюпку к борту и принял людей к себе на борт. После этого нашу шлюпку оставил. Тут же находилась одна из наших перевернутых шлюпок, на которой находились два человека. Один сидел, другой стоял в тельняшке. Один из них кричал: «Подайте катер». Катер задним ходом подошел к шлюпке, стоявший в тельняшке поднял руку, и оба были взяты также на неприятельский катер. Точно я не уверен, но в стоявшем человеке в тельняшке я узнал по голосу краснофлотца Морозова.
После этого катер пошел по направлению к неприятельскому судну.
Между судном и катером несколько человек плавали на бревнах, один из них кричал «спасите», но катер из воды людей не брал.
В угольной яме мы пробыли примерно 10 минут. В то время как катер пересаживал наших людей из шлюпки мы, т.е. я, Сафронов и Дунаев (Баранов остался в угольной яме), по веревке из угольного кармана через пробоину выбрались на палубу.
Палуба в это время горела, судно имело крен на левый борт. Я постарался влезть на ванты, но ванты горели и поэтому я спустился снова на палубу. В это время судно дало еще больший крен, вода зашла уже на палубу. Я встал на фальшборт. Сафронов и Дунаев были в это время также на палубе. Судно быстро стало погружаться, образовалась воронка, и я оказался затянутым в воду. Через некоторое время меня выкинуло на поверхность, а Сафронова больше не видел. На палубе мы пробыли примерно 5–10 минут. На поверхности плавали бочки, лес, доски и прочее. Я схватился за обгоревшее бревно и захватил доску, а потом подогнало ко мне кормовую часть карбаса, которую я положил поперек бревна и доски и на них выбрался. Полудюймовой доской стал грести. Недалеко от меня, ухватившись за бревно, был Дунаев. Он кричал и стонал, у него была рвота. Затем видимо ослабел и исчез.
Будучи еще на борту Дунаев кричал «дайте катер» или «катер давай сюда».
Я увидел неподалеку нашу шлюпку, которую оставили фашисты, и погреб к ней. Когда я подплыл к шлюпке, окликнул и стал доской толкать шлюпку, чтоб убедиться, не заминирована ли она.
Из шлюпки никто не откликнулся. Я залез в шлюпку и увидел лежащего Матвеева на передней банке. Он сидел верхом на банке, уткнувшись лицом в нее. Я повернул Матвеева и увидел, что внизу живота у него кровь. Он был мертв. Я его положил на бортовую банку. В шлюпке была вода по банки. В шлюпке же я нашел банки с галетами, которые плавали. Я их поставил на корму. Попробовал галеты, оказались подмоченными, банка была простреляна. Тут же в шлюпке были три анкерка, два из них с открытыми пробками, один с закрытый пробкой. Я попробовал воду в анкерке с закрытой пробкой – оказалась вода пресной. В банке с галетами нашел банку со спичками запаянную. В шлюпке нашел также топор, который лежал на банке. Этим топором я открыл банку со спичками и разжег в шлюпке огонь. В шлюпке на банке лежали меховые рукавицы, вдетые в рабочие. Они были сухими. По моему предположению они принадлежали кому-нибудь из штурманского состава, там были ракеты, 1 сапог, маленький компас. В то время (когда – С.Ш.) я зажигал огонь, я увидел летевший с востока на запад самолет. Я на багор повесил черную робу и поднял его, перед этим сам махал этим флагом, но самолет меня не заметил. Самолет проходил на высоте примерно 200 м. в стороне от меня, в 2–3 км.
У огня я обогрелся, выжал одежду, снял с Матвеева сухой бушлат, одел его на себя. В кармане бушлата обнаружил документы Матвеева.
В шлюпке я увидел торчащий конец ремня. Я его потащил и вытянул из воды кобуру с наганом. Наган был полностью заряжен и 14 штук патронов лежали в сумке при нагане. Я опробовал наган и выпустил 3 патрона. Наган одел на себя.
Поперек шлюпки я положил доску, уперся ногами в банку и стал грести по направлению к острову-маяку Белуха. Тут же я подобрал из воды спальный мешок, брезентовый мешок с вещами зимовщика, ящик обернутый парусиной, чемодан, принадлежавший, как потом оказалось по документам, находящимся в нем, зимовщику (радисту – С.Ш.) Шаршавину, шапку, фуфайку. Мешок с отрубями взял на буксир и потянул за собой. Увидел невдалеке на шлюпке, с которой были сняты неприятельским катером 2 человека, лежит собака, которую также забрал с собой, собака была обгорелая.
Подъезжая к острову, меня стало сносить течением, пришлось довольно долго работать веслами, но, наконец, я подошел с юга к острову.
Подойдя к берегу, я стал вытаскивать те предметы, которые были у меня на шлюпке. Всего выбросил три банки с галетами, мешок с отрубями, спальный мешок.
Убитого Матвеева оставил в шлюпке, привязав его. Вытащить его у меня не хватило сил. Он пробыл в шлюпке суток двое, а затем волной его смыло, а шлюпку разбило в щепки.
Из шлюпки я также вытащил на остров собаку. Выкинув вещи, я перетащил несколько дальше их от берега, положил выш… разжег огонь, стал сушить свою одежду. Развязав мешок, подобранный мною на воде, я нашел там ватное одеяло, ватирован… костюм, валенки, суконные портянки, 2 шарфа, пару белья, шапку, простыню, рукавицы холодные.
Вскрыл ящик, обернутый в парусину и запечатанный сургучной печатью. В нем оказались книги для записи метеонаблюдений, градусники, бланки для самопишущего аппарата и сам аппарат. Все вещи я развесил на просушку. Огонь прогорел, и я решил идти к маяку. На маяк я повесил рубаху и другие предметы для привлечения внимания. Ночь я провел у огня, где были сложены вещи, потом я перебрался к маяку, сделал будку из досок у основания маяка и тут провел две ночи. На следующий день после моей высадки, над островом пролетал самолет с юга, облетел Белуху, затем пошел к (острову – С.Ш.) Продолговатому и далее, но меня опять не заметил, шлюпка в то время стояла еще у берега, но ее было трудно заметить, поскольку она была окрашена в шаровую краску.
В следующие дни я также видел несколько раз самолеты, пролетавшие мимо меня, но они также меня не замечали.
На третий день я вывесил на маяк, на вышку простыню, на которой написал углем «СИБИР», величиной 40–50 см. Для того чтобы обезопасить себе от медведей, я перебрался для ночлега наверх знака.
В один из обходов острова на восточной стороне я встретил медведицу, она пошла от меня, я в нее выстрелил, но не попал и быстро вернулся к себе.
В один из следующих дней, находясь на знаке, я услышал утром рано ворчанье зверя и увидел подошедших ко мне медведицу с двумя медвежатами, которые пошли на восточную сторону.
В течение сентября месяца я видел проходящими мимо острова целый ряд судов, которые, видимо, меня также не замечали.
Находясь на острове, я подготовил плотик, на котором предполагал выехать навстречу пароходу. Плотик я держал на северной стороне острова.
В день прохода «Сакко» я зарубил собаку и кровью сделал красный крест на белой простыне и на белой рубахе, которую растянул на двух шестах, в то время когда проходил «Сакко» мимо острова, я махал другим флагом. На следующий день я сделал несколько опознавательных знаков из досок, накрасив кресты на них кровью собаки. Труп собаки я выбросил в воду.
Пресной воды у меня все время было достаточно. В анкерке была вода, затем таял из выпавшего снега и собирал воду из болотца, которое было в ложбине, а также собирал воду из ямки около маяка, после дождя. Питался я галетами и отрубями, которые в ведре варил, и получалась какая-то кашица.
Я подсчитал количество продуктов и, примерно, до 15 октября мог бы продержаться.
Часы, которые у меня были в кармане во время гибели «А. Сибирякова», остановились, показывая 3 часа. Я считаю, что они остановились тогда, когда я первый раз по концу спускался в воду, т.е. примерно за 15–20 минут до гибели судна:
26.09 ко мне прилетел самолет, который увидел меня, пытался сесть, но из-за волны сесть ему не удалось. Он мне сбросил спальный мешок, папиросы, спички, около 2 кг. свинины и записку.
На следующий день, рано утром над о. Продолговатым кружился самолет, потом подлетел ко мне. Покружился, попытался сесть, но не смог из-за волны. Он тоже сбросил мне продукты и письмо, в котором предупреждал меня о нахождении на западном острове медведей. Через некоторое время подошел другой самолет, которой также сбросил топор, чайник, примус, махорку, медикаменты, продукты, малицу, керосин, фуфайку.
29 сентября подошел Черевичный, которой снял меня.

Кочегар 1-го класса л/п «А. Сибиряков».
(Вавилов)
1.10.42г.
Запись произведена в присутствии т.: Еремеева, Баумана, Нестерова, Кобзева.
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3172
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард


Вернуться в Международная поисковая операция "А. Сибиряков"



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения