Экспедиции Академии Наук

Тема: Исследовательские экспедиции, спасательные экспедиции, Спортивные полярные экспедиции и другие.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Экспедиции Академии Наук

Сообщение ББК-10 » 13 Апрель 2015 20:21

Последний раз редактировалось ББК-10 15 Январь 2017 13:42, всего редактировалось 14 раз(а).
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 6161
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Экспедиции Академии Наук

Сообщение ББК-10 » 13 Апрель 2015 20:26

Природа, 1925, №7-9, сс.221-228

 Эксп_АН - 0001.jpg
 Эксп_АН - 0002.jpg
 Эксп_АН - 0003.jpg
 Эксп_АН - 0004.jpg
Экспедиции Академии Наук с 1920 по 1925 г.г.

Проф. П. В. Виттенбург.

„Традицией Академии было снаряжение научных экспедиций для исследования в первую голову России: через всю историю Академии, начиная с знаменитых академических экспедиций XVIII века и до наших дней, красной нитью проходят эти экспедиции, составляющие предмет справедливой гордости Академии", сообщает С. Ф. Ольденбург в годовом отчете о деятельности Российской Академии Наук за 1923 год. Истекшее пятилетие в части развития планомерной экспедиционной деятельности Академии наряду с ее многосторонними научно-исследовательскими работами и изысканиями знаменуется созданием по постановлению Конференции Академии Наук „Постоянной Комиссии по научным экспедициям" для постановки экспедиционного дела на более твердую почву, как это было указано академиком С. Ф. Ольденбургом в годовой речи на торжественном заседании Академии 29 декабря 1921 года.
Предшествовавшие образованию Комиссии два года оставили в истории русской науки неизгладимый след,— в анналах Академии за 1919 год не отмечено ни одной экспедиции. Кривая числа экспедиций, упав в 1919 году до нуля, с 1920 года стала медленно, но неуклонно подниматься с тем, чтобы достигнуть к концу 1925 года, ко времени празднования двухсотлетнего юбилея Академии Наук, такого подъема в отношении широты исследований территории РСФСР и Союзных Республик, как и некоторых сопредельных стран, который по своему размаху соответствует периоду знаменитых экспедиций и путешествий, выполненных членами Академии и ее научным персоналом в годы наиболее интенсивной работы Академии в XVIII и XIX столетии. С удовлетворением можно отметить, что высокого подъема достигла экспедиционная деятельность высшего ученого учреждения Республики и в последние годы первой четверти ХХ-го столетия.
Если рассматривать экспедиции Академии Наук по годам, начиная с 1920 года, и проследить их до конца 1925 года, т. е. окинуть взором работы последних лет, то приходится отметить одну характерную особенность для этого периода, именно, что научные полевые исследования находились в тесной зависимости от состояния военного фронта.
В 1919 году Республика была блокирована со всех сторон и сообразно с этим кривая экспедиций падает до нуля, как было отмечено выше. В 1920 году запад, юг и восток Республики служили ареной гражданской войны, север был только что освобожден и поэтому явилась возможность академику А. Е. Ферсману сосредоточить свои работы в Северной Научно-Промысловой экспедиции на Кольском полуострове в Хибинском массиве, где по настоящее время продолжают полевые работы его ученики. Проф. П. В. Виттенбург производил геологические исследования в Лапландии, а И. Д. Стрельников и ряд других зоологов продолжали свои научные исследования на Александровской Биологической станции в Кольском заливе с тем, чтобы далее перекинуть работы в Баренцово море, на Новую Землю и к берегам Карского моря, куда были перенесены в следующем году работы П. В. Виттенбурга по изучению геоморфологии Северного острова Новой Земли и Н. А. Кулика по изучению геологического строения о-ва Вайгача и Северного Урала.
Кроме производства исследований в северных областях Республики, ученый персонал Академии Наук был занят планомерным изучением окрестностей Ленинграда при участии проф. А. А. Бялыницкого-Бирули, А. М. Дьяконова, В. А. Линдгольма и др., изучавших губернию в фаунистическом отношении, и проф. Н. А. Буша, В. А. Траншеля и С. С. Ганешина, изучавших те же районы со стороны его растительного покрова. Систематическое изучение Ленинградской губ. продолжается. Наконец, надлежит отметить работу этнологической экспедиции Д. А. Золотарева в Тверскую губернию, давшей богатые результаты по изучению народного быта и говора.
В то время, как в начале рассматриваемого пятилетия были доступны для изучения лишь Ленинградская губерния и север Республики, за пределами СССР в Индии работали научные сотрудники Музея Антропологии и Этнографии А. М. и Л. А. Мерварт, собравшие до 200 ящиков ценнейших коллекций по быту, культу и искусству Востока.
Созданная в конце 1921 года „Постоянная Комиссия по научным экспедициям" приступила к рассмотрению планов трех больших экспедиций, подлежащих осуществлению в ближайшие годы — геологической и зоологической в северо-западную Монголию и Урянхайский край, палеонтологической в Тургайскую область и геоботанической в северо-западную Сибирь.
На первом же заседании Комиссии под председательством академика С. Ф. Ольденбурга, академик В. И. Вернадский по просьбе проф. А. А. Борисяка поднял вопрос о возобновлении исследований северо-восточной Сибири с тем, чтобы продолжить работы И. Д. Черского, прерванные неожиданной смертью маститого ученого, последовавшей во время его работ на крайнем севере Сибири.
Из первоначально намеченных трех экспедиций и принятых Комиссией планов в конце 1922 года была осуществлена рассчитанная на полтора года экспедиция под руководством И. П. Рачковского. Работы этой экспедиции, известной под названием Монгольско-Урянхайской Геологической Экспедиции, распространились на Кобдосский округ, область больших озер северо-западной Монголии: Убса-нур, Ачит-нур, Киргиз-нур и Хара-Усу. На юге маршруты были доведены до Монгольского Алтая, на севере до Танну-Ола, на западе до хребта Сайлюгем. В задачи экспедиции входило разрешение вопросов, намеченных прежними рекогносцировочными поездками И. П. Рачковского: выяснение тектонического строения исследуемой области, стратиграфии палеозойской толщи и соотношения изверженных пород к последним дислокационным процессам.
Вторая экспедиция — геоботаническая состоялась в том же году и была проведена под руководством Б. Н. Городкова Ботаническим Музеем Академии Наук совместно с Русским Географическим Обществом при деятельной помощи Уралплана и западно-сибирских государственных учреждений. На второй год работ эта экспедиция перестроилась в Северо-Уральскую комплексную экспедицию с десятилетним планом работ. В течение первых пяти лет экспедиция полагает подвергнуть исследованию исключительно восточный склон Северного Урала, рассчитывая при этом включить в орбиту своих работ Гыданскую тундру — пространство между Обским и Енисейским заливами, крайне мало освещенную в научном отношении область, которая представляет для натуралиста несомненный интерес.
Отсутствие средств заставило Комиссию по научным экспедициям временно отказаться от осуществления Тургайской экспедиций, которая была осуществлена лишь в 1924 году. Тем временем, благодаря ликвидации гражданской войны как на территории Сибири, так и на юге СССР, в 1923 году Академия Наук получила возможность направить научные экспедиции для исследования не только севера, где плодотворно работала по изучению вод Белого моря гидробиологическая экспедиция Зоологического Музея при участии П. Д. Резвого, В. Ю. Фридмана и В. Н. Кузнецова, специально командированных для сборов энтомофауны нашего севера, но также возобновить после целого ряда лет научные работы на юге и Дальнем Востоке СССР. Проф. П. Ю. Шмидт был командирован на Черное море для ихтиологических исследований и П. В. Виттенбург на берега Тихого океана для продолжения в Южно-Уссурийском крае, в заливе Петра Великого, прерванных в 1917 году геологических исследований. Последняя экспедиция собрала обильный материал по флоре и фауне палеозоя, мезозоя и кайнозоя и обнаружила впервые распространение верхне-триасовых отложений в Восточной Сибири.
Музей Антропологии и Этнографии по примеру прежних лет значительно увеличил и пополнил свои собрания благодаря трудам и энергии своих сотрудников, предпринимавших экскурсии для сбора материала. В 1923 году Д. Д. Травин изучал быт русского севера, и его сборы представляют большой интерес.
В настоящем обзоре мы подробно не останавливаемся на экспедициях одной из самых крупных академических Комиссий, основанной в 1915 году, которая ставит первой задачей своей деятельности научное исследование природных богатств страны: "Постоянная Комиссия по изучению естественных производительных сил СССР" (КЕПС). Эта Комиссия в период общей депрессии также не осуществляла полевых работ по общим причинам, но уже с 1923 года КЕПС проводит исследования на южном Урале и в Белорецком округе в составе трех отрядов: 1) по белому углю, 2) лесному и 3) географо-экономическому.
В конце 1923 года и особенно в 1924 году Академия Наук получила возможность вести научные работы не только внутри страны, но и за границей. Годы мировой войны и последующей революции нарушили тот нормальный обмен научной мысли в международном масштабе, который так необходим для планомерного производства полевых и лабораторных исследований как в отношении всестороннего освещения научных вопросов, так и расширения и углубления разрабатываемых тем. А. А. Белопольский посетил Англию, В. А. Стеклов, П. П. Лазарев и Я. В. Успенский — Америку. А. Е. Ферсман во время своей поездки в Западную Европу имел целью ознакомление с последними достижениями в области геохимии в Западной Европе и в частности в Скандинавских странах, а также выяснение форм современного исследования производительных сил этих стран. В течение того же года А. Ф. Иоффе, П. П. Сушкин, В. Л. Омелянский, Д. П. Коновалов, Е. Ф. Карский, С. Ф. Платонов и др. посетили Францию, Германию, Англию, Италию и Америку. Из ученого персонала Академии проф. Л. Я. Штернберг и проф. В. Г. Богораз были командированы в Голландию и Швецию для участия в XXI Международном Конгрессе Американистов, на котором они выступили с докладом о последних достижениях по этнографии в СССР за время войны и революции. Особенное внимание было уделено кругу полярной культуры Старого и Нового Света. Проф. Ю. А. Филипченко посетил Скандинавские государства и Германию, имея целью ознакомиться с постановкой исследовательской работы по вопросам генетики и евгеники, а проф. Е. Н. Павловский знакомился с научными работами Институтов тропических болезней в Англии и Германии, постановка каковых работ становится для нас все более жизненно необходимой в связи с возрастающей заболеваемостью малярией в Союзе.
Обозреваемый год дал возможность персоналу Академии Наук подвергнуть обследованию не только центральную часть РСФСР и прилегающие к республике северные районы, но и посетить Крым, Кавказ, Урал, Сибирь, Среднюю Азию и Монголию по предложению правительства последнего государства. Все эти места были посещены в целях исследования недр, поверхности, фауны, флоры и человека в его прошлом и настоящем. Всего отмечено за 1924 год 78 экспедиций и отдельных поездок.
Из действительных членов Академии Наук Н. В. Насонов изучал водную фауну Крыма и Кавказа, С. П. Костычев исследовал в Крыму почвенные микроорганизмы, усваивающие молекулярный азот; Н. К. Никольский, М. Н. Сперанский, Б. М. Ляпунов, Н. Я. Марр, В. В. Бартольд и И. Ю. Крачковский производили исследования по разным вопросам гуманитарных наук в пределах РСФСР и в смежных южных республиках; Ф. И. Щербатской посетил Забайкалье, где работал в книгохранилищах буддийских монастырей. Научные работники Академии широкой волной разлились по пространству Республики, пользуясь представившейся возможностью приступить после многолетнего перерыва к систематическим исследованиям, временно прерванным войной и революцией. Проф. П. Ю. Шмидт продолжал исследования Черного моря в гидробиологическом отношении совместно с Главным Гидрографическим Управлением, на котором уже несколько лет плодотворно работал и продолжает ныне работать проф. Н. М. Книпович. О. М. Мартынова и А. В. Мартынов работали в Туркестане с двоякой целью: 1) по раскопкам и сборам ископаемых насекомых в юрских сланцах восточной части хребта Каратау, где они находятся в исключительно хорошей сохранности и 2) по производству зоологических сборов. А. М. Дьяконов был командирован в восточную часть Крыма на Карадагскую Научную станцию для сбора фаунистического и зоогеографического материала по насекомым; с той же целью от Зоологического Музея работали Н. Н. Филипьев в Минусинском крае и Б. С. Виноградов в Иркутской и Забайкальской областях, где ими специально изучались грызуны. Гидробиолог Г. Ю. Верещагин, производивший в течение ряда лет исследование озера Байкала, за обозреваемый период не мог продолжать своих работ на этом замечательном водоеме и лишь в настоящем 1925 году вновь приступил к прерванным революцией работам. В 1924 году Г. Ю. Верещагину представилось возможным приложить свой опыт к исследованию не менее интересного озера, каким является Онежское, во главе Олонецкой Научной Экспедиции, организованной Российским Гидрологическим Институтом при ближайшем участии Зоологического Музея АН. Состоя начальником экспедиции, Г. Ю. Верещагин непосредственно руководил работами одной из партий экспедиции, работавшей минувшим летом на Сегозере. Работы носили дополнительный характер по отношению к основным исследованиям Сегозера, производившимся экспедицией 1921 года, и показали с несомненностью отрицательное движение береговой линии на северо-западном берегу и положительное — на южном и юго-западном.
В том же году представилось возможным осуществить Тургайскую экспедицию, руководство которой было поручено М. В. Баярунасу, знакомому с местными условиями, благодаря ранее проведенным аналогичным экспедициям.
Находка нижней челюсти индрикотерия, сделанная геологом П. М. Василевским в районе среднего течения р. Кара-Тургая, побудила Академию Наук снарядить большую палеонтологическую экспедицию в Тургайскую область, которая стала особенно своевременной после находок американской экспедицией в аналогичных отложениях западной Монголии обильных залежей остатков третичных млекопитающих. Первые находки млекопитающих были сделаны К. К. Матвеевым в 1912 году в Тургайской области. Костеносная масса Тургая залегает, как показали последние работы М. В. Баярунаса, на размытой поверхности средне-олигоценовых отложений, а сверху прикрыта косвенно-слоистыми песками, не содержащими никаких органических остатков.
Геологические экспедиции имели место и в 1924 году. В районе полярного Урала производил исследования Н. А. Кулик на широте г. Обдорска, где в верховьях рек Соби и Ельца им были обнаружены мощные выходы перидотита (дунита). М. Б. Едемский продолжал геологические исследования в северной области Союза и посетил несколько волостей Тотемского уезда Вологодской губернии в районе р.р. Ст. Тотьмы, Уфтюги, Почи и Пихтуя.
В средней части Архангельской губернии в районе Северной Двины М. А. Лаврова при изучении послеледниковых отложений установила развитие в послеледниковое время одной трансгрессии в пределах Северной Двины.
Не останавливаясь на отдельных работах, укажем, что Геологический Музей был занят продолжением исследований в северо-западной Монголии, где М. Ф. Нейбург имела возможность установить развитие гранитов с многочисленными кварцевыми жилами и группу осадочных пород, относящихся к кембрийскому возрасту.
Весьма плодотворно был проведен ряд экспедиций Минералогическим Музеем, который производил работы в связи с общими исследованиями русских щелочных массивов. В 1924 году была отправлена экспедиция под начальством А. Н. Лабунцова для минералогического и петрографического обследования щелочного массива Ботогольского гольца и окружающего его района в северных отрогах Саян, Иркутской губ. Тюя-Муюнский радиевый рудник, который исследовался в 1924 году Д. И. Щербаковым и Л. Л. Солодовниковой, стоит в связи с начатым изучением минералогии баритов данного рудного месторождения Ферганы.
В то время как ряд исследователей был занят в обозреваемый нами период экспедиционной деятельности Академии Наук изучением северо-западной Монголии и Урянхая, Академия Наук получила предложение от Совнаркома принять участие в исследовании естественных производительных сил Монголии, в частности ее минеральных богатств. В. И. Крыжановский в качестве начальника экспедиции и Б. Б. Полынов, занимавшийся изучением почв, составили первую Монгольскую экспедицию, которая оставалась административно подчиненной Совнаркому СССР, а в научном отношении — Академии Наук.
Таким образом работы, выдвинутые на первом заседании Комиссии по научным экспедициям в 1921 году, сгруппировались вокруг специальной Монгольской Комиссии, руководящей всей работой по изучению Монголии. К 1925 году течение научной мысли в области исследования интереснейших областей центральной Азии привело к созданию самостоятельной Комиссии при Совете Народных Комиссаров. В состав экспедиции текущего года вошли: проф. Б. Б. Полынов, Б. М. Куплетский, Е. Е. Костылева, Г. И. Боровка, а также и 3. А. Лебедева, которой было предложено провести подготовительные работы для расширенных исследований будущего года. Таким образом исследовательские работы в области Монгольской Народной Республики находятся в стадии развития и расширения и проводятся в тесном объединении с КЕПС'ом. Комиссия по изучению производительных сил СССР также широко развернула свои исследовательские работы в области изучения отдельных районов Союза.
Подводя итог всему сказанному, нужно перечислить следующие экспедиции, осуществляемые в текущем году Академией Наук: Персидская по изучению книжного дела под руководством Ю. Н. Марра; Забайкальская зоологическая — Б. С. Виноградова; Байкальская, вновь начавшая свою прерванную войной деятельность, — Г. Ю. Верещагина; Крымская (калиевая) — академика Н. С. Курнакова; Туркестанская — А. В. Мартынова; по изучению флоры Кавказа — Н. А. Буша; Беломорская — А. Н. Лабунцова; Новоземельская — П. В. Виттенбурга и наконец,— Черноморская экспедиция — В. Н Никитина.
В то время как Академией Наук были выработаны планы вышеперечисленных экспедиций, Представительство Якутской АСС Республики, в лице М. К. Аммосова, обратилось в Академию Наук с предложением взять на себя разработку плана и организацию специальной экспедиции, ставящей своею задачей изучение этнических и естественных производительных сил Якутии.
Мысль, высказанная на первом заседании Комиссии по научным экспедициям проф. А. А. Борисяком, нашла себе воплощение в предложении правительства Якутии, но при этом Якутская Республика поставила вопрос значительно шире, будучи заинтересована не только в изучении, но и в использовании природных богатств края и уделяя большое внимание народному хозяйству и человеку в самом широком смысле этого слова. Под председательством Непременного Секретаря было созвано специальное совещание, которое и разработало план пятилетнего исследования Якутии. Проект был утвержден Госпланом СССР и Советом Народных Комиссаров 5 апреля текущего года.
Совещание по изучению Якутской АСС Республики было преобразовано постановлением Общего Собрания Академии Наук в специальную Комиссию под председательством академика А. Е. Ферсмана, при ответственном секретаре проф. П. В. Виттенбурге.
В год празднования юбилея Академии Наук деятельность Якутской Комиссии выразилась снаряжением экспедиций: Вилюйской — сроком на полтора года, в состав которой входят не только натуралисты, но главным образом врачи для изучения тех социальных болезней, которые так губительно отражаются на уменьшении численности населения; Алданской, состоящей из геоморфолога, почвоведа, ботаника и зоолога; Гидрологической — для изучения режима верхнего течения р. Алдана, правого притока р. Лены; Ихтиологической — для изучения в рыбопромысловом отношении устьев р. Лены, и, наконец, Аэро-метеорологической.
В обязанность последнего отряда входит устройство аэростанций в Якутске, Усть-Мае и Верхоянске и в установлении метеорологических станций в Якутской Республике. Конечным результатом этой работы будет создание Областной Геофизической Обсерватории, к чему уже Якуткомиссией и приступлено.
Мы видим, что намеченные Комиссией по научным экспедициям исследования, сильно развернувшиеся за последний юбилейный год Академии Наук, привели к созданию специальной комиссии при Совнаркоме по исследованию Монголии, а также Комиссии по изучению Якутской АСС Республики, уже организовавшей целый ряд экспедиций, в обязанности которых входит всестороннее изучение северо-востока Сибири — Якутии.
Исследовательская полевая работа Академии Наук, широко развернувшаяся за последние пять лет, привела к целому ряду открытий, ценных не только для развития каждой отдельной дисциплины, но и для познания географии нашего Союза в целом Монгольско-Урянхайская экспедиция вписала новые страницы в познание геотектоники темени Азии; Монгольская, подвергнув изучению самоцветы Монголии, поставила на очередь изучение целого металлического пояса в 2.000 килом. длины, с которым и связывает проблему самоцветов и редких металлов Забайкалья и Монголии; Северо-Уральская дает нам новое представление о платиноносности Урала в связи с изучением распространения дунита — проблема большой практической важности; исследования центральной части Кольского полуострова дают нам совершенно другую картину геохимии по сравнению с той, которую мы знали ранее; наконец, работы на Дальнем Востоке видоизменяют наше представление о геологии Восточной Сибири. Не только отдельные большие экспедиции, которые дают нам новый обширный материал к познанию лика Союза, но и каждое полевое исследование, произведенное за последние годы, значительно освещает район, посещаемый исследователем.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 6161
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Экспедиции Академии Наук

Сообщение ББК-10 » 16 Апрель 2015 20:22

М.И. Белов. История открытия и освоения Северного Морского пути. Том III. Ленинград: изд-во «Морской транспорт», 1959 г. c.150-153.

 Белов - 0147.jpg
Комплексные исследования Полярной и Якутской комиссий Академии наук

В рассматриваемый период на севере Сибири, в Якутии и на далеком Северо-Востоке интересные комплексные исследования вели две организации Академии наук — Полярная комиссия (председатель академик А. П. Карпинский, ученый секретарь А. И. Толмачев) и Якутская комиссия (председатель академик А. Е. Ферсман, ученый секретарь П. В. Виттенбург).
Полярная комиссия Академии наук главное свое внимание сосредоточивала на западносибирском Севере и арктических островах Европейской части СССР, куда было снаряжено несколько экспедиций. Командируя в 1923—1928 гг. своих сотрудников на обсерваторию Маточкин Шар, Полярная комиссия приняла участие в стационарных исследованиях природы Новей Земли {1}. В 1927—1928 гг. состоялась Гыданская экспедиция во главе с геоботаником Б. Н. Городковым {2}, в 1928 г. — экспедиция в северные районы Таймырского полуострова под руководством А. И. Толмачева {3}. Исследования Таймырской экспедиции охватили также малоизученные внутренние области полуострова.
В те же годы начались комплексные исследования на территории Якутской АССР.
Комиссия по изучению производительных сил Якутской Автономной Республики — Якутская комиссия Академии наук (КЯР) была учреждена в апреле 1924 г. при Президиуме Академии наук. Опираясь на поддержку правительства Якутии и широкую научную общественность, Якутская комиссия развернула большую и разностороннюю экспедиционную деятельность на северо-востоке страны, в том числе и в восточной части Советской Арктики. Работы этих экспедиций положили начало всестороннему изучению естественных производительных сил Якутии, в прошлом отсталой и вместе с тем богатой природными ресурсами окраины России.
Еще 22 октября 1924 г. Совнарком ЯАССР определил последовательность этих экспедиционных работ.
«Принимая во внимание, — говорилось в решении СНК ЯАССР, — развернувшееся значение золотопромышленности в Якутии, включить в программу работ экспедиции в первую очередь геологическое обследование районов в системе рек Алдана и Вилюя, вместо намеченных обследований Колымского края» {4}. При рассмотрении плана экспедиционных работ в Госплане его Сибирское бюро указало, что эти работы должны «отвечать требованиям плана народного хозяйства Якутии и запросам текущей практики. Чисто научные проблемы должны быть отодвинуты

{1} Отчеты с поездках на Новую Землю см. в Годовых отчетах Академии наук СССР.
{2} Краткий отчет о работе Гыданской экспедиции см. в «Отчетах о деятельности Академии наук СССР за 1926—28 гг. », Отчет о Гыданской экспедиции см. в ААН, ф. 75, oп. I, д. 17, лл. 99—105.
{3} А. И. Толмачев. Предварительный отчет о работах Таймырской экспедиции АН СССР в 1928 г. «Труды Полярной комиссии АН СССР», Л., 1930, вып. 1.
{4} П. В. Виттенбург. Якутсткая Комиссия Академии наук. «Материалы по изучению Якутской АССР», вып. 1, 1925, стр. 17.

[150]
 Белов - 0148.jpg
на второй план» {1}. Бюро съездов Госплана в постановлении от 9 января 1925 г. указало, что «ввиду громадных пространств в Якутии необходимо, с одной стороны, ограничить исследования комплексными маршрутными исследованиями по путям, наиболее важным для области, а с другой — сосредоточить детальные обследования лишь в районах, имеющих первоочередное, хозяйственно-экономическое значение» {2}.
Таким образом, директивными органами подчеркивалось утилитарное, практическое назначение экспедиционных работ. В связи с этим в первые годы основное внимание сосредоточивалось на южных, более населенных районах. В дальнейшем изучением была охвачена и северная часть республики, примыкающая к Северному Ледовитому океану.
Полевые работы в Якутии начались с 1925 г. Из Ленинграда на Лену выехали Якутско-Алданская комплексная экспедиция (возглавлявшаяся профессором, ныне академиком А. А. Григорьевым) и пять отдельных экспедиционных отрядов — Вилюйский (во главе с врачом-гигиенистом С. Е. Шрейбером), Ленский ихтиологический (под начальством профессора П. Г. Борисова), Алданский гидрологический (под руководством инженера И. Ф. Молодых), имевший задачей устройство гидрологической станции в Тимптоне, Аэрологический (во главе с В. Н. Чистовым) для установки трех аэрологических станций и Экономический {3}.
За два года отряды провели большие работы, результаты которых были изданы Якутской комиссией {4}.
В первые же годы экспедиции Якутской комиссии обследовали южные и средние районы ЯАССР в геологическом, зоологическом, ихтиологическом, гидрологическом, метеорологическом и общегеографическом отношениях. Вокруг Якутской комиссии сплотилась большая группа ученых (в 1927 г. в ее работе приняло участие 150 научных сотрудников). Многие из них хотя непосредственно и не участвовали в экспедиционных работах, но оказали значительную помощь в изучении Якутии.
В свет вышли значительные научные труды и сборники статей. Из них некоторые были признаны выдающимися работами своего времени. Среди таких следует прежде всего назвать труды В. Л. Комарова «Введение в изучение растительности Якутии» {5}, А. А. Каминского «Материалы по климатологии современного побережья Азии» {1}, «Геофизические проблемы Якутии» (сборник под редакцией П. В. Виттенбурга, Л., 1928), В. Ю. Визе «Гидрологический очерк моря Лаптевых

{1} П. В. Виттенбур г. Якутская комиссия Академии наук. «Материалы по изучению Якутской АССР», вып. I, 1925, стр. 19.
{2} Там же, стр. 21.
{3} Там же, стр. 21—22, 37—39.
{4} А. А. Григорьев. Геология, рельеф и почвы северо-западной части Ленско-Алданского плато и Верхоянского хребта по данным экспедиции 1925. «Материалы Комиссии по изучению Якутской АССР», вып. 4; А. А. Карсюк. Почвы Ленско-Амгинского водораздела по данным экспедиции 1925. «Материалы... », вып. 6; В. П. Дробов. Краткий очерк растительности Лено-Алданского плато по данным экспедиции 1925. «Материалы... », вып. 8; К. А. Бенуа. Предварительный обзор микологических и фитопатологических исследований Якутии по данным экспедиции 1925. «Материалы... », вып. 8; С. Н. Нейдригайлов. Лесные ресурсы Ленско-Алданского плато и Западно-Верхоянского горного района по данным экспедиции 1925. «Материалы... », вып. 12; Г. Н. Огнев. Геологические наблюдения на Лено-Амгинском водоразделе. «Материалы... », вып. 22; П. Г. Борисов. Кета и навага бассейна реки Лены. «Материалы... », вып. 27; П. Г. Борисов. Современное состояние рыбного промысла в низовьях реки Лены и пути его развития. «Материалы... », вып. 28; Метеорологические и аэрологические наблюдения в Якутии в 1925. «Труды Комиссии по изучению Якутской Автономной Соц. республики», т. 8, в. II, 1929. Р. И. Оболин. Геоботаническое и почвенное описание Лено-Вилюйской равнины. «Труды... », т. 10, 1929 и другие работы.
5 «Труды Комиссии по изучению Якутской Автономной Советской Социалистической республики», т. 10, 1929.

[151]
 Белов - 0149.jpg
и Восточно-Сибирского моря» {2}, сборник статей «Якутия» (под редакцией П. В. Виттенбурга, Л., 1927) и другие.
Экономико-этнографические исследования тесно увязывались с проведением приполярной переписи 1926 г. Обстоятельному исследованию подверглось сельское хозяйство. Для оказания помощи земледелию в Якутске создана сельскохозяйственная станция, а в ноябре 1925 г. при содействии Комиссии открыта Якутская национальная библиотека {3}.
Якутская комиссия оказала необходимую помощь республике в восстановлении прервавших свою деятельность в годы гражданской войны метеорологических станций: в Якутске, Олекминске, Вилюйске, Булуне, Верхоянске, Средне-Колымске, селе Хатангском, селе Петропавловском, селе Казачьем, на реке Яне, селе Русское Устье, Абые и Оймяконе {4}. В Якутске была основана геофизическая обсерватория.
С 1927 г. началось обследование территорий, прилегающих к Северному Ледовитому океану. Приступая к работам на Якутском Севере, Комиссия отдавала себе отчет в том, что здесь, как нигде в других местах, исследователи встретятся с многими трудностями, так как эта громадная территория была слабо заселена и почти не освоена. Следовало так распределить силы, чтобы сосредоточиться на самом главном, не распыляя средства и людей. После тщательного рассмотрения программы работ к числу первоочередных отнесли вопросы развития каботажного плавания между устьями восточносибирских рек, для чего подлежало организовать изучение речной системы севера Якутии. О гидрологических и гидрографических исследованиях в устьевых участках этих рек будет рассказано ниже, в главе об организации морских плаваний к устью реки Лены.
В целом работа Якутской комиссии ознаменовалась большими научными и практическими достижениями. В работах ее экспедиций непосредственно на местах участвовало более 100 научных сотрудников. Конечно, для всестороннего изучения громадной территории этого было

{1} «Труды Комиссии по изучению Якутской Автономной Советской Социалистической республики», 1928, т. V.
{2} «Материалы Комиссии по изучению ЯАССР», 1926, вып. 5.
{3} ААН, ф. 47, oп. 1, д. 271.
{4} ААН. ф. 47. oп. 1, д. 1014, лл. 265, 271.
Рис. 48. Геофизическая обсерватория в г. Якутске. Фото 1931 г. В. И. Ушакова.

[152]
 Белов - 0150.jpg
мало, но важно было положить начало. И то, что удалось сделать, сыграло огромную положительную роль в социалистическом переустройстве Якутии, в развитии ее промышленности, сельского хозяйства, охотничьих и рыбных промыслов. В 1931 г. после ликвидации КЯР все ее дела перешли Якутской секции СОПСа {1}.
К этому времени в Якутии сложились условия для проведения исследовательских работ специализированными научными организациями и местными научными учреждениями.

{1} ААН, ф. 174, oп. I, д. 504.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 6161
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Экспедиции Академии Наук

Сообщение ББК-10 » 28 Май 2015 19:07

Власть труда 1925 № 132(1638), 13 июня.

 Власть труда 1925 № 132(1638) (13 июня) Научные экспедиции АН в Якутию.jpg
Научные экспедиции

(Беседа с т. В.Б. Шостакович, директором метеорологической обсерватории).

Нынешним летом в Сибири будут работать несколько исследовательских экспедиций, из которых самая важная — большая Якутская экспедиция Академии Наук, рассчитанная на 5 лет. К участию в этой экспедиции широко привлечены научные силы Иркутска и Якутреспублики. Экспедиция эта осветит важный бытовой вопрос о вымирании якутской женщины в молодые годы, даст естественно-исторические предпосылки для планомерного развития производительных сил Якутии.
В нынешнем году уже отправлено несколько отрядов: гидрологический под начальством иркутянина, И. Ф. Молодых. Этот отряд обследует верхнее течение Алдана и Олекмы с целью изыскать дешевые и удобные пути от Амурской дороги к нашему Клондайку (Алдану). Отряд сформирован преимущественно из иркутских работников и в конце мая выехал на работу.
Ихтиологическим отряд (руководит проф. Борисов) на днях выехал из Иркутска в низовья Лены, где он обследует богатейшие рыбные ловли около Булуна.
Алдано-Майский отряд (проф. Григорьев) состоит из 14 человек со многими специалистами, произведет естественно-историческое исследование Алдано-Майского плато.
Отряд секции «человек». В качестве этнографа в отряде — иркутянин В. И. Подгорбунский. Отряд ставят задачи: выявить физический тип населения Якутии, учесть рождаемость и смертность. Выяснить распространение и причины бытовых болезней якутов (трахома, проказа, сифилис, своеобразного душевного заболевания — «имерячества»), и т. д. Нынче намечено обследовать Привилюйский район до р. Чоны.
Аэрологический отряд организует в Якутреспублике, в трех пунктах (Якутск, Верхоянск и Уст-Майск) постоянные метеорологические станция для наблюдения в высших слоях атмосферы при помощи шаров и змеев.
Метеорологический отряд идет под руководством заведующего иркутской обсерваторией т. Шостаковича. Отряд наметил организовать в Якутии 11 метеорологические станций. Для организации станций на днях выезжает сотрудник иркутской обсерватории, т. Овчинников. Вычисление наблюдений этих станций и др. работы будут вестись у нас.
Иркутск является опорной базой экспедиции. Здесь останавливаются и снаряжаются все отряды. Сейчас выехали все отряды, кроме метеорологического.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 6161
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Экспедиции Академии Наук

Сообщение ББК-10 » 03 Июль 2015 20:43

"Природа", 1927, №4, с.309-310

 Природа 1927-4-309-310.jpg
Экспедиции Академии Наук СССР в 1927 г.

Наступающим летом Академия предполагает отправить 54 экспедиции и разные места Союза.

Гыданская экспедиция. Между Обской и Енисейской губами располагается полуостров, орошаемый рекой Гыда. В этот малоизвестный край в 1927 году Полярной Комиссией Академии Наук направлена экспедиция иод руководством неутомимого исследователя полярных стран Б. Н. Городкова. Оставив Красноярск 6 января, экспедиция 25-го прибыла в Туруханск. По пути, у дер. Осиновой (на Енисее), удалось добыть кабаргу. 10 февраля вышли из Туруханска к р. Гыде. Будет сделана съемка этих малоизвестных мест, определения астрономических пунктов, а затем всестороннее географическое обследование края. Кроме ботаника Б. Н. Городкова, в состав экспедиции входят зоолог, этнограф и геолог.

Работы Якутской экспедиции Академии Наук в 1927 г. Здесь на севере будут производиться исследования охотничьего промысла, в частности промысла песца, а также промысла мамонтовой кости на о-ве Б. Ляховской. В нижнем течении Лены будут изучаться рыбные промыслы, в Якутском округе — быт якутов и тунгусов, в Верхоянском округе и на Алдане — фауна, в бассейне Вилюя — геология, в бассейне Яны — гидрология. Кроме того будет работать экономический отряд.

Казакстанские экспедиции Академии Наук в 1927 г. Здесь будут работать экспедиции: статистико-экономическая, антропологическая, животноводческая, почвенно-геоботаническая, геологическая соляная (на павлодарской группе соляных озер и на месторождении селитры вблизи Кзыл-орды), палеофитологическая (Ашутас в районе оз. Зайсан), палеонтологическая (р. Или).

Экспедиции Академии Наук в Крым в 1927 г. Будет продолжаться изучение почв горного Крыма (Л. И. Прасолов), химическое исследование озер Сакского, Перекопских и Керченско-Феодосийских (Н. С. Курнаков), исследование серных месторождений Керченского полуострова (Д. И. Щербаков), гидробиологическое изучение Черного моря у берегов Крыма (Севастопольская Биологическая Станция), изучение переносчиков малярии в Крыму (Е. Н. Павловский), производство археологических раскопок в пещерах под Симферополем для изучения остатков млекопитающих, а равно культурных эпох — ( Г. А. Бонч-Осмоловский).

Изучение филлоксеры. За последние годы этот бич виноградной лозы снова заметно расширил площадь своего распространения, и в результате, напр., в Телавском уезде Грузии (Кахетия) площадь виноградников с 10 1/2 тыс. десятин сократилась до 4 1/2 тыс. Заражение филлоксерой наблюдается также в Армении, Азербайджане, на Черноморском побережье, на Кубани и в пределах бывш. Херсонской губ. В виду этого Совет Труда и Обороны постановил с 1927 г. приступить к планомерному изучению биологии филлоксеры и способов борьбы с ней. Руководство этими работами поручено Госуд. Институту Опытной Агрономии.

Л. Берг.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 6161
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Экспедиции Академии Наук

Сообщение ББК-10 » 07 Октябрь 2015 20:52

 Красный Север 1930 № 102%283302%29%2C 7 мая Научные экспедиции в Северный край.jpg
Красный Север 1930 № 102(3302), 7 мая

НАУЧНЫЕ ЭКСПЕДИЦИИ — В СЕВЕРНЫЙ КРАЙ

ЭКСПЕДИЦИЯ БИОЛОГИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА БУДЕТ РАБОТАТЬ В ВОЛОГОДСКОМ ОКРУГЕ

МОСКВА, 5 мая. Госплан заслушал доклад Академии Наук о плане работ научных экспедиций Академии. В текущем году по РСФСР будут работать сорок экспедиций, из них в Северном крае пять экспедиций. На проведение северных экспедиций Академия ассигновала 29700 рублей. В Северный край выезжают следующие экспедиции научных институтов Академии: географическая в район восточного и юго-восточного побережья Онежского озера, географическая — на берег Белого моря, от Архангельска до Мезени, палеонтологическая— в район Печорского края Большеземельской тундры, палеонтологическая — в район Северной Двины, Сухоны Юга и Лузы, географическо-топографическая — в район Северной Двины.
Кроме того, в это лето в крае будет работать ряд экспедиций самостоятельных научных институтов: экспедиция океанографического института в районе Баренцова моря я Кольского залива, экспедиция института Севера в районе Земли-Франца Иосифа и Новой земли, экспедиция гидрологического института — в районе Новой Земли и Баренцова моря, экспедиция этого же института по производству гидрометрических работ в районе Онеги, экспедиция Астрономического института — на границе северного края Урала, экспедиция музейного института — в районе Северной Двины Онеги, Пинеги по сбору материалов северной старины семнадцатого и восемнадцатого века, экспедиция биологического институте в Вологодском округе по изучению очагов мальтийской лихорадки.
Наиболее крупной экспедицией является экспедиция института Севера на Землю Франца-Иосифа. Всего на научные экспедиции в Северном крае в текущем году отпущено 271 тысяча рублей.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 6161
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Экспедиции Академии Наук

Сообщение ББК-10 » 03 Август 2016 15:05

Советская Сибирь, 1925, № 266, 20 ноября.

 Советская Сибирь, 1925, № 266 (1925-11-20) Русанов эксп.на Н.Землю.jpg
Экспедиция на Hовую Землю.

МОСКВА, 18. (Тасс.) Академией Наук получена с ледокола «Русанов» радиограмма от начальника экспедиции на Новую Землю. Радиограмма извещает, что экспедиция возвращается в Архангельск или Мурманск, смотря по состоянию и движению льдов. На обратном пути «Русанов» объедет западное побережье острова, снабжая прибрежные становища продовольствием. И настоящий момент «Русанов» находится у становища Малые Кармакулы в средней части южного острова Новой Земли.



Власть труда 1925 № 274(1780), 29 ноября.

 Власть труда 1925 № 274(1780) (29 нояб.) РУСАНОВ.jpg
Прибытие ледокола "Русанов"

АРХАНГЕЛЬСК, 27. Сюда вернулся из Новой Земли ледокол "Русанов". Весь путь ледоколом совершен благополучно. Становища на пути снабжены продовольствием и топливом. На ледоколе прибыла геологическая экспедиция Академии Наук, работавшая на Новой Земле.
Последний раз редактировалось ББК-10 03 Август 2016 15:21, всего редактировалось 1 раз.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 6161
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Экспедиции Академии Наук

Сообщение ББК-10 » 03 Август 2016 15:14

Власть труда 1926 № 177 (1982). 7 августа.

 =Власть труда 1926 № 177(1982) (7 авг.) Экспедиция Гедовиуса в Норильск.jpg
СИБИРСКИЙ КРАЙ

ГЕОЛОГИЧЕСКИЕ ИЗЫСКАНИЯ

КРАСНОЯРСК, 5. Из Красноярска 3 августа на пароходе «Амур» выехала экспедиция геологического комитета Академии Наук во главе с профессором Гедовиус для производства изысканий в Норильском месторождении.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 6161
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Экспедиции Академии Наук

Сообщение ББК-10 » 25 Август 2016 15:54

Бюллетень Арктического института СССР. № 11.-Л., 1931, с.213-215.

 Бюллетень Арктического института СССР. № 11.-Л., 1931, с.213-215 ЭкспБМ АН - 0001.jpg
 Бюллетень Арктического института СССР. № 11.-Л., 1931, с.213-215 ЭкспБМ АН - 0002.jpg
 Бюллетень Арктического института СССР. № 11.-Л., 1931, с.213-215 ЭкспБМ АН - 0003.jpg
ЭКСПЕДИЦИЯ БОТАНИЧЕСКОГО МУЗЕЯ АКАДЕМИИ НАУК В БОЛЬШЕЗЕМЕЛЬСКУЮ И МАЛОЗЕМЕЛЬСКУЮ ТУНДРЫ ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ ОЛЕНЬИХ ПАСТБИЩ

Экспедиция Ботанического музея работала с половины июля до октября в различных местностях Большеземельских и Малоземельских тундр.
Общее руководство экспедицией было возложено на Ф. В. Самбука. Она распадалась на пять отрядов, которые работали в следующих районах:
1) От Югорского Шара до р. Усы, по р. Адзьве (нач. Андреев, В. Н.).
2) На Энее (нач. Самбук, Ф. В.).
3) В северной части Малоземельской тундры (нач. Лесков, А. И.).
4) Между pp. Соймой и Индигой (нач. Дехов, А. А.).
5) По р. Суле (нач. Корчагин, А. А.).
На обязанности зоотехника, в качестве которого мне пришлось работать в экспедиции, лежали, главным образом, изучение вопросов, связанных с летним питанием оленя, и общие биологические наблюдения над ним.
Конкретно задачи моей работы в части, касающейся питания оленя, определялись следующим образом: 1) качественная и количественная характеристика летней пищи оленя, 2) вопрос об оленеемкости тундры, 3) процент ягеля в летней пище оленя.
Работа велась в одном из отрядов экспедиции, обследовавшем северовосточную часть Малоземельской тундры, приблизительно к северо-востоку от линии Три Бугра — Колоколкова губа. Отряд в продолжении всего периода полевых работ передвигался с одним и тем же стадом единоличника-ненца, численностью в 400 голов оленей.
В результате непосредственных наблюдений над пасущимися оленями удалось выяснить главнейшие составные элементы летнего корма оленя (применительно к району работ), точно установить режим пасущегося стада при различных метеорологических условиях, наметить некоторую последовательность в выпасании различных типов пастбищ, определить степень поедаемости оленем некоторых видов кормовых растений.
Полное отсутствие сколько-нибудь разработанных методов исследования питания оленя в значительной степени определяло направление и объем работ. Приходилось эти методы искать и разрабатывать, что, конечно, не могло не отразиться на результатах разрешения поставленных передо мною задач.
Для выяснения вопроса о соотношении ягельной и зеленой частей в летнем корме оленя, взято свыше двух десятков проб содержимого желудка убитых оленей. В период обработки материалов эти пробы будут подвергнуты подробному анализу. На основании непосредственных наблюдений необходимо притти к заключению, что в районе работ отряда, сравнительно бедном по видовому составу растительного покрова, ягельный корм в летней пище оленя занимает громадный процент.
По вопросу об оленеемкости летних пастбищ тундры произведены измерения площадей, выпасаемых стадом в ту или иную единицу времени, и глазомерно - степени их выпасания. На основании разбора полученных данных можно будет, с той или иной степенью вероятности, судить о площади пастбища, необходимой оленю на летний период в районах тундры, соответствующих по своему растительному покрову обследованному району.
Кроме наблюдений над питанием оленя, велись также наблюдения над оводом и его влиянием на оленя. Прослежено влияние овода на поведение и питание оленя и поведение самого овода при различных метеорологических условиях. Выяснены способы защиты, применяемые как самим оленем, так и оленеводами, от оводов. Собраны коллекции носового и кожного овода.
В целях изучения оленя как тягловой силы, произведены подробные промеры 45 упряжных быков.
Для ознакомления с приемами оленеводства, практикуемыми оленеводами, а также для проверки личных наблюдений, произведен опрос нескольких оленеводов по подробной программе, составленной на основании программ Грюнера, Подьяконова и Московских оленеводческих курсов.
В заключение нельзя не отметить некоторых моментов, отрицательно влиявших на работу. К таким моментам относятся, главным образом, нетипичность района для тундры вообще, отсутствие возможности экспериментирования с оленями, по той причине, что стадо принадлежало единоличнику, к тому же довольно консервативно настроенному, и, наконец, отсутствие переводчика. В дальнейшем подобного рода работы должны производиться исключительно в совхозных или колхозных стадах.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 6161
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Экспедиции Академии Наук

Сообщение ББК-10 » 05 Октябрь 2016 10:41

Бюллетень Арктического института СССР. № 6.-Л., 1932, с.129.

 Бюллетень Арктического института СССР. № 6.-Л., 1932, с.129 Толмачев.jpg
ЭКСПЕДИЦИЯ АКАДЕМИИ НАУК. Полярной комиссией Академии наук отправлена в мае 1932 г., под начальством А. И. Толмачева, экспедиция для исследования района между сел. Дудинкой на Енисее и Хатангой, а также р. Нижней Тунгуски, в ботаническом и геоморфологическом отношениях.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 6161
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Экспедиции Академии Наук

Сообщение ББК-10 » 22 Октябрь 2016 11:27

Бюллетень Арктического института СССР. № 8-10.-Л., 1932, с.203.

 Бюллетень Арктического института СССР. № 8-10.-Л., 1932, с.203 ХЭ АН СССР.jpg
СВЕДЕНИЯ О ХАТАНГСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ АКАДЕМИИ НАУК. По последним сведениям, экспедиция, забросив груз и продовольствие на р. Боганиду, продвигается в район д. Волочанки, где намечена организация, метеорологической станции — на территории Норильского рудника. В окрестностях Дудинки экспедицией собрано около 230 видов растений.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 6161
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Экспедиции Академии Наук

Сообщение ББК-10 » 27 Октябрь 2016 20:25

Бюллетень Арктического института СССР. № 11-12.-Л., 1932, с.258-260.

 Бюллетень Арктического института СССР. № 11-12.-Л., 1932, с.258-260 ХЭ АН - 0001.jpg
ЭКСПЕДИЦИИ АКАДЕМИИ НАУК СССР НА ЕНИСЕЙСКИЙ СЕВЕР

В 1932 г. Полярная комиссия Академии наук снарядила две экспедиции, работавшие на Енисейском севере под общим руководством секретаря Полярной комиссии А. И. Толмачева. Нижнетунгусская экспедиция, организованная Полярной комиссией совместно с Советом по изучению производительных сил СССР, имела задачей обследование пространств, непосредственно тяготеющих к Нижней Тунгуске на участке от Туруханска до устья р. Тутончаны, в геоморфологическом, почвенном и ботаническом отношениях. Попутно с этой работой экспедиция должна была организовать на Нижней Тунгуске одну из станций опорной сети Между-

 Бюллетень Арктического института СССР. № 11-12.-Л., 1932, с.258-260 ХЭ АН - 0002.jpg
— 259 —
народного полярного года. Хатангская экспедиция была организована Полярной комиссией в основном на средства Гидрометеорологического комитета СССР специально для устройства станций Международного полярного года в Хатангской бассейне, при чем, в качестве попутного задания, ей было поручено естественно-историческое освещение зоны, тяготеющей к пути Дудинка — Хатанга. Полевыми работами Нижнетунгусской экспедиции руководил, по отбытии ее из Туруханска, А. М. Рубин, работами Хатангской экспедиции — сперва непосредственно А. И. Толмачев, затем — заместитель ученого секретаря Полярной комиссии А. Н. Смесов.
Обе экспедиции выехали из Ленинграда во второй половине мая. Нижнетунгусская группа прибыла в Туруханск 16 июня, откуда на пароходе поднялась до Ногинского рудника (около 300 км вверх от Туруханска). Проработав некоторое время в окрестностях рудника, экспедиция двинулась дальше вверх по Тунгуске бечевой и 11 июля достигла устья р. Тутончаны. Пробыв здесь до 17 июля, начали обратный сплав, во время которого и велись основные исследовательские работы. В Туруханск экспедиция возвратилась 7 сентября, при чем некоторые работы были выполнены в окрестностях этого селения. Экспедицией собран интересный материал по морфологии района ее работ, распространению и характеру залегания вечной мерзлоты, почвам и растительному покрову. На основании мерзлотных наблюдений удалось дать ряд практических указаний в отношении развертывающегося на Тунгуске горнопромышленного строительства, ботанические же работы выявили большие фонды дикорастущей флоры, могущие быть использованными для питания населения и для вывоза. Метеорологическая станция опорной сети Полярного года была организована на Ногинском руднике и начала действовать 10 июля. Тут же организован и водомерный пост. Из Туруханска экспедиция выехала 27 сентября и в середине октября вернулась в Ленинград.
Хатангская экспедиция выехала из Красноярска 17 июня и прибыла 24-го в Туруханск, где к ней присоединился А. И. Толмачев, а 28-го прибыла в Дудинку — начальный пункт ее основного маршрута. Испытав чрезвычайные затруднения с организацией транспорта, экспедиция вынуждена была первоначально работать в районе Дудинки, где и устроила базу у Боганидского озера. Отсюда А. И. Толмачев предпринял пешую экскурсию в Норильск, для выяснения транспортных возможностей, не увенчавшуюся, однако, успехом. Частичная переброска грузов в бассейн Пясины удалась лишь под осень — 5 сентября — на самолете Комсеверпути „Н-4“. Вследствие поломки мотора, последний имел, однако, вынужденную посадку на р. Норильской, и закончить переброску грузов на нем не удалось. Основной маршрут до Волочанки и Хатанги пришлось поэтому отложить до установления зимнего пути, отправив вперед лишь старшего

 Бюллетень Арктического института СССР. № 11-12.-Л., 1932, с.258-260 ХЭ АН - 0003.jpg
— 260 —
наблюдателя ст. Волочанки т. Татаринов а, который должен был добраться до своей цели по последней воде.
В конце сентября экспедиция находилась в основной части на Боганидском озере, а принявший руководство ею А. Н. Смесов занимался в Дудинке подготовкой зимнего снаряжения. Задержка в районе Дудинки была использована для организации не предусматривавшейся первоначальным планом станции в Дудинке, начавшей работать с 1 октября. Учреждение ее представлялось особенно важным ввиду того, что в прошлом в Дудинке уже имелась метеорологическая станция, работавшая ряд лет. Кроме того, экспедицией приняты меры к устройству еще одной дополнительной станции — в Норильске.
Обследовательские работы были проведены лишь на очень ограниченном пространстве и были посвящены изучению лесотундрового ландшафта района Дудинка — Норильск, отчасти затронув и горные тундры северозападной окраины Среднесибирского плато. Геоморфолог экспедиции С. П. Суслов сделал отдельный маршрут на восточную окраину Норильской котловины, пройдя до средней части озера Лама.
В настоящее время Хатангская экспедиция (кроме С. П. Суслова и А. И. Толмачева, выехавших осенью на юг) находится еще в пути к Хатанге.
А. ТОЛМАЧЕВ
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 6161
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Экспедиции Академии Наук

Сообщение ББК-10 » 27 Август 2019 15:32

Бюллетень Арктического института СССР. № 5.-Л., 1932, с.102-103

 Бюллетень Арктического института СССР. № 5.-Л., 1932, с.102-103 ТАН долганская эксп - 0001.jpg
 Бюллетень Арктического института СССР. № 5.-Л., 1932, с.102-103 ТАН долганская эксп - 0002.jpg
ДОЛГАНСКАЯ ЭТНОГРАФИЧЕСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ КОМИССИИ ЭКСПЕДИЦИОННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ АКАДЕМИИ НАУК, работавшая под общим руководством проф. В. Г. Тана, обследовала в 1930—1931 гг. район Норильских гор, р. Пясины к востоку до с. Хатангского и дальше на северо-восток до с. Ждановского. Целью экспедиции были этнографические и демографические исследования долган, а также выяснение экономических условий района.
(Советская этнография, 1931, № 3—4).
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 6161
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53


Вернуться в Экспедиции



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения