1899-1901: Шпицберген. Градусные измерения

Тема: Исследовательские экспедиции, спасательные экспедиции, Спортивные полярные экспедиции и другие.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

1899-1901: Шпицберген. Градусные измерения

Сообщение [ Леспромхоз ] » 15 Май 2009 08:31

 Знак Градусные измерения на о_ Шпицберген.jpg
В июле этого года исполняется 110 лет с начала экспедиции градусных измерений на острове Шпицберген,
организованной Русской и Шведской Академиями наук (1899-1901 гг.)

Предлагаются некоторые публикации на эту тему.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

РУССКИЕ ГЕОДЕЗИСТЫ НА ШПИЦБЕРГЕНЕ

Сообщение [ Леспромхоз ] » 15 Май 2009 08:47

 КАРТА-300.jpg
РУССКИЕ ГЕОДЕЗИСТЫ НА ШПИЦБЕРГЕНЕ
(Из истории градусных измерений)
П. И. Ефимов

В конце XIX столетия острова Шпицберген привлекли к себе внимание в связи с работами по уточнению фигуры земного эллипсоида. Ученым потребовалось для этого провести исследования на территории, расположенной в высоких северных широтах.

Еще в XVII в. Ньютон установил, что в результате вращения вокруг своей оси Земля должна иметь форму не шара, а сфероида (эллипсоида вращения), сплюснутого у полюсов. Ньютон ввел понятие «сжатие земного сфероида» как величины, равной отношению разности его экваториальной и полярной полуосей к экваториальной полуоси. Эти чисто теоретические выводы Ньютона были подтверждены в конце XVII и начале XVIII в. измерениями дуг меридианов во Франции, Перу и Лапландии. Такие измерения определили на разных широтах линейную величину дуги меридиана в один градус. Оказалось, что длина дуги меридиана в 1° равна на экваторе 110,6 км, под Парижем 111,3 км, у полярного круга 111,9 км. Тем самым было доказано, что Земля — сфероид.

Для определения элементов земного эллипсоида (его полуосей и сжатия) в течение XIX в. градусные измерения были проведены во многих странах. Русская Академия наук и Корпус военных топографов выполнили такие работы, значительные по объему и высокие по качеству, на территории России. Академик В. Я. Струве совместно с К. И. Теннером определили в общей сложности дугу меридиана протяжением в двадцать пять с лишним градусов, т. е. примерно в 2800 км. До сего времени их труды не потеряли ценности и учитываются при определении элементов земного эллипсоида.

Однако к концу XIX столетия выявились существенные недостатки проведенных ранее исследований. Широты и долготы точек земной поверхности, вычисленные на основании полученных размеров земного эллипсоида, не совпадали с широтами и долготами, выведенными из астрономических наблюдений. Причина таких расхождений ныне известна под названием «уклонения отвесных линий по широте и долготе». Оказывается, истинная фигура Земли не может быть представлена эллипсоидом вращения. В действительности наша планета имеет форму, зависящую от распределения силы тяжести на ней, т. е. от внутреннего строения Земли.

В 1873 году немецкий ученый И. Листинг предложил для фигуры Земли название геоида. Так названа фигура, поверхность которой совпадает с поверхностью океанов в состоянии полного их покоя и везде перпендикулярна к направлениям отвесных линий.

Таким образом к концу XIX века выявились новые задачи градусных измерений. В 1899 году Русская, Французская и Шведская академии наук договорились предпринять необходимые исследования в северных и южных широтах, причем Русская и Шведская академии взялись организовать совместные экспедиции по градусным измерениям на Шпицберген, а Французская — в Перу. Международный конгресс астрономов и геодезистов 1899 года «особенно горячо приветствовал осуществление этого исключительно важного и трудного научного предприятия, выразив твердую уверенность, что оно будет доведено до конца» (Архив Академии наук СССР (далее ДАН), ф. 13, оп. 12, док. 36). Одновременно было намечено провести работы того же порядка и на других территориях, в частности выполнить измерение дуги меридиана от мыса Доброй Надежды до Дуная и измерение дуги параллели в Центральной Африке.

Градусные измерения на Шпицбергене имели свою предысторию. Еще в 1823 году английский капитан Э. Сэбин, осуществивший на северном берегу архипелага наблюдения над качанием маятника, высказал мысль о возможности производства градусных измерений в полярных странах, вне пределов человеческого обитания. Сэбин считал, что климатические и географические условия архипелага не могут препятствовать проведению этих измерений. Он предложил Королевскому обществу в Лондоне произвести подробную рекогносцировку Шпицбергена. Предложение приняли, но исполнено оно не было.

В 1858 году шведские ученые О. Торрель и А. Норденшельд после экспедиции на Шпицберген вполне определенно высказались за проведение на архипелаге работ по градусным измерениям. В 1861 и 1864 годах Шпицберген вновь посетили шведские экспедиции, руководимые А. Э. Норденшельдом. Они провели разведку местности, где предстояло создать сеть триангуляции, необходимую для определения длины дуги меридиана в линейном измерении.

Летом 1898 года Шведская академия наук предприняла генеральную рекогносцировку. На Шпицберген была направлена экспедиция с заданием наметить сеть треугольников, установить места для измерения базисов и выставить геодезические знаки.

Представителем от России в эту экспедицию вошел геодезист Корпуса военных топографов подполковник Шульц. Шведы намеченную программу выполнили. Но выставить геодезический знак на горе Хидениуса внутри Западного Шпицбергена для соединения северной части сети с южной им не удалось [6].

Рассматривая результаты экспедиции, шведский ученый Э. Едерин отметил, что условия работы в южной части сети будут очень тяжелыми из-за позднего очищения ото льдов прибрежных вод и огромной длины сторон триангуляции (до 130 км). Едерин поставил под сомнение возможность выполнения этих работ и предложил вообще ограничиться северной частью сети треугольников и измерением дуги длиною всего лишь около 2° (ААН, ф. 13, оп. 1, д. 1).

Русские не согласились с таким мнением. Как увидим дальше, они успешно справились с работами как раз на этом наиболее сложном участке сети, опередив шведов, которые заканчивали наблюдения в северной части только в 1902 году, тогда как русские геодезисты и астрономы завершили измерения в 1901 г.

Попутно надо заметить, что и в вопросе о задачах экспедиции мнения русских и шведов разошлись: шведы предлагали на первый план поставить работы геодезические, а все остальные научные наблюдения считать второстепенными и выполнять их в зависимости от возможностей; русские же

настаивали на равноправии всех работ и серьезном их оснащении. В конечном счете и шведы приняли решение о широком комплексе научных работ (ААН, ф. 13, оп. 1, д. 1).

После окончания рекогносцировки 1898 года на совместных совещаниях представителей Русской и Шведской академий наук была утверждена программа работ. На полевые исследования отводились два лета и одна зима.

На архипелаге предполагалось разбить тригонометрическую сеть, состоящую из 22 треугольников.

Крайний южный пункт сети Кейльхау имел географическую широту 76° 37' 7", крайний северный — о. Росс— 80°49' 6". Сеть треугольников покрывала 4°14', что в линейном протяжении давало дугу меридиана протяженностью примерно 470 км. В каждом треугольнике предстояло измерить все три угла, а на некоторых вершинах произвести астрономическое определение широт, и азимутов. Предусматривалось также измерение двух базисов и наблюдения за ускорением силы тяжести. Кроме того, в план работ вошли метеорологические, геологические, ботанические и зоологические исследования. Для руководства работами при Российской Академии наук 11 августа 1898 года была создана Особая комиссия по градусным измерениям на островах Шпицберген в составе академиков О. А. Баклунда, Ф. А. Бредихина, Ф. В. Шмидта, А. П. Карпинского, М. А. Рыкачева и адъюнктов, впоследствии известных академиков, Б. Б. Голицына и Ф. Н. Чернышева. От военного и морского ведомств в Комиссию вошли генералы О. Э. Штубендорф, К. И. Михайлов и А. Р. Бонсдорф.

Просуществовав до 1919 года, Комиссия проделала большую работу по организации исследований и обработке материалов. Ее деятельность отражена в протоколах шестидесяти одного заседания (Там же).

Несколько ранее при Шведской академии наук также была образована Комиссия по градусным измерениям на Шпицбергене в составе А. Норденшельда, А. Дунера, Э. Едерина и де Гера.

Так было положено начало одному, из крупнейших ученых предприятий Русской и Шведской академий. Высокую оценку ему дал академик К. Ф. Дубровин, непременный секретарь Академии наук, в отчете о деятельности Российской Академии наук за 1899 год на публичном заседании Академии 29 декабря 1899 года. Перечисляя важнейшие ученые предприятия, ознаменовавшие академическую жизнь за истекший год, он заявил, что «таким предприятием, едва ли не самым крупным в XIX столетии, должно признать экспедицию на Шпицберген» (Изв. имп. Акад. наук, т. XII, 1900).

Научные работы на Шпицбергене осуществлялись во время трехлетних экспедиций (1899, 1900 и 1901 годов) и одной зимовки в южной части архипелага (Горнзунд).

В состав первой русской экспедиции входило шесть астрономов-геодезистов (А. С. Васильев, В. В. Ахматов, И. И. Сикора, А. П. Ганский, А. Д. Педашенко и Д. Д. Сергиевский), два физика (Э. В. Штеллинг и Бейер), два натуралиста (А. А. Бялыницкий-Бируля и О. О. Баклунд), врач А. А. Бунге и механик Ган.

После завершения подготовительных работ в Пулкове, Петербурге и Стокгольме соединенная русско-шведская экспедиция 13 июля 1899 года покинула Тромсё и направилась на Шпицберген.

Вначале предполагалось, что русские геодезисты в 1899 году будут работать совместно со шведами в той части Шпицбергена, где в 1898 году шведы поставили геодезические знаки. Но достигнуть намеченного района работ им не удалось. Тем временем половина короткого шпицбергенского лета ушла без пользы.

В конце июля на совещании участников русской экспедиции было решено начать работы самостоятельно, притом в южной части сети, наиболее сложной в техническом отношении (ДАН ф. 13, оп. 1, д. 1 (§ 162 протоколов) ). В распоряжении экспедиции находился военный транспорт «Бакан» и ледокол № 2 Либавского порта.

В августе геодезистам А. С. Васильеву и Д. Д. Сергиевскому удалось высадиться с ледокола на берег для наблюдений на двух пунктах триангуляции. Но в конце августа ледокол, развозивший других членов экспедиции к местам постановки знаков, разбил о подводную скалу рулевую раму. Высаженные ранее партии были сняты с берега, не закончив наблюдений. Вместе с другими участниками экспедиции они были отправлены на зимовку в Горнзунд.

За этот первый летний сезон удалось выполнить астрономические и отчасти геодезические наблюдения лишь на двух юго-западных пунктах, в общих чертах обследовать место для базиса и выставить почти все знаки в русской части сети.

Несколько участников экспедиции (астрономы-геодезисты Сергиевский, Васильев, Сикора, Ахматов, физик Бейер, врач Бунге, механик Ган и 12 матросов) остались на зимовку в Горнзунде.

Зимой 1899—1900 года продолжались стационарные наблюдения: астрономические, метеорологические, магнитные. Полярная ночь, длившаяся более 100 дней, прошла без каких-либо происшествий.

С наступлением светлой поры, уже в марте 1900 года, участники экспедиции предприняли первые рекогносцировки для ознакомления с районом предстоящих работ. Эти походы по малоизведанным районам Шпицбергена при частых пургах, температуре 25—30° ниже нуля были серьезной проверкой для всех, кто в них участвовал. Приходилось подниматься до высоты 700 метров над уровнем моря, перетаскивать на себе все снаряжение, жить в палатках. Уже во время этих походов русские вдоль и поперек исколесили всю южную часть Шпицбергена и собрали богатейший географический и топографический материал в тех областях архипелага, где еще не ступала нога человека.

Продолжение...
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

РУССКИЕ ГЕОДЕЗИСТЫ НА ШПИЦБЕРГЕНЕ

Сообщение [ Леспромхоз ] » 15 Май 2009 08:56

Продолжение...

Вторая экспедиция во главе с академиком Ф. Н. Чернышевым прибыла к месту зимовки 27 мая 1900 года.

Зимовщики получили серьезное пополнение. Среди прибывших были астрономы-геодезисты С. К. Костинский, А. Д. Педашенко, Б. П. Остащенко-Кудрявцев, физики А. В. Штелин и А. М. Шенрок, топограф М. М. Зигель, натуралист О. О. Баклунд.

Немедленно после прихода судов новой экспедиции была предпринята высадка геодезических партий на трех пунктах в юго-западной части сети треугольников. Однако состояние льда в южной части архипелага оказалось крайне неблагоприятным. Это очень осложнило работу экспедиции.

Почти весь июнь ушел на попытки добраться до восточных и северных пунктов триангуляции. Несмотря на мужественное поведение моряков и большой опыт вождения судов во льдах, которым обладал капитан ледокола И. К. Якимович, эти попытки не увенчались успехом. В связи с этим план работ был изменен. Решили добраться до тех пунктов русской сети, которые расположены в центральной части Западного Шпицбергена; это были очень важные соединительные пункты между русской и шведской частями триангуляции.

По проекту Норденшельда южную и северную части градусного измерения следовало соединить через гору Хидениус. Ее вершина видна с ближайших береговых пунктов, но доступ к ней чрезвычайно труден: скалы, большие ледники, трещины, а летом непроходимая топь мокрого снега. До проведения градусных измерений на эту гору никто еще не поднимался.

Постановку сигнала внутри Западного Шпицбергена должны были осуществить шведы, считавшие себя знатоками Шпицбергена. Они трижды посылали туда экспедиции, но каждый раз отступали перед трудностями.

Теперь эту работу взялась выполнить геодезическая партия во главе с А.С. Васильевым. За 47 дней, с 8 июля по 23 августа, она проделала поистине героический поход.

Выступая с докладом на публичном заседании Академии наук в декабре 1900 года, академик Ф. Н. Чернышев заявил:

«Невольно преклоняешься перед бесстрашием и энергией наших молодых ученых и русских моряков, шедших на опасности в сознании высокого научного значения задачи, решение которой было вверено их силам. Бесспорно, одним из наиболее крупных результатов 1900 года была постановка сигнала внутри Шпицбергена, на отдельной командующей возвышенности, лежащей к юго-востоку от горы Ньютона и долженствующей служить связующим пунктом для северной и южной сети триангуляции. Этот поход составит одну из самых блестящих страниц в истории полярных исследований, и мы, русские, должны гордиться тем, что нашим соотечественникам удалось разрешить те задачи, которые обусловили успех всего предприятия по градусным измерениям на Шпицбергене» [4].

Вот как описывает А. С. Васильев постройку сигнала Сванберг:

«Место сооружения сигнала представляет из себя гранитную гряду шагов 70 в длину (с-ю) и шагов 40—50 в ширину (в-з), она кругом кончается отвесными стенами глубиной до 200 метров. Только на западной стороне есть гребешок метров шесть в длину и не более 0,2 м в ширину — это переход на нее с другой горы. Поэтому гребешку мы и переправлялись со всеми грузами и семипудовым универсалом».

А. С. Васильеву и членам его экспедиции приходилось работать на высоте до 1500 м над уровнем моря. Они переходили широкие трещины на материковом льду, терпели жестокие снежные штормы. Температура колебалась от оттепели с дождем до 13,5° мороза. Из десяти участников экспедиции восемь были закаленными мезенскими поморами, но и то только трое из них остались здоровыми, когда после 47-дневного пребывания внутри Шпицбергена они вернулись на транспорт «Бакан». Какие же мужество и выдержка требовались, чтобы в таких условиях выполнять наблюдения высокой точности!

По сути дела постройка триангуляционного знака на одной из вершин горы Ньютона решала успех всей экспедиции, так как она позволила связать в одну систему северную и южную части триангуляции.

В результате работ 1900 года полностью были закончены наблюдения на двух юго-западных пунктах, частично на одном юго-западном пункте и на северных соединительных пунктах, а также выставлен знак на самом труднодоступном пункте в северо-восточной части русской сети. Из дневников и отчетов участников экспедиции видно, что на ряде пунктов они затратили на наблюдения по 80-90 дней.

Характеризуя условия наблюдений в центральной части Западного Шпицбергена, А. С. Васильев писал в своем отчете, представленном в Академию наук:

«Итак, употреблено пять месяцев ужасного, тяжелого до невероятности труда, перенесены лишения, налагаемые холодом—13—14° без меховой одежды (дело было летом), а иногда и голодом. Не раз целость наблюдательного инструмента и жизнь некоторых участников похода висела на волоске, и в результате всего этого обработано только три сигнала. Вот условия работ на Шпицбергене» (ДАН, ф. 13, оп. 1, д. 2, док. 3).

А впереди предстояло еще выполнить огромную работу, гораздо большую, чем удалось сделать за два предыдущих летних и один зимний сезоны. Комиссия установила срок окончания всех полевых работ на Шпицбергене— 1901 год.

В состав шпицбергенской экспедиции 1901 года входили восемь астрономов-геодезистов (В. В. Ахматов, А. С. Васильев, А. П. Ганский, А. А. Кондратьев, А. Д. Педашенко, П. П. Емельянов, М. М. Зигель и А. В. Клементьев), зоолог М. И. Михайловский и художник В. А. Щуко. Общее руководство экспедицией осуществлял академик Ф. Н. Чернышев. Для руководства базисными измерениями в состав экспедиции вошел академик О. А. Баклунд.

Перед экспедицией 1901 года стояла нелегкая задача — завершить астрономические и геодезические работы и, в частности, установить окончательно место для базиса и измерить его.

5 июня 1901 года третья русская экспедиция прибыла к южной оконечности Шпицбергена. Уже к 20 июня главные работы по измерению базиса в районе Уолес-пойнт были закончены. Две топографические партии начали съемку береговой полосы в юго-восточной части сети. Освободившиеся после измерения базиса геодезисты были направлены для наблюдений на другие пункты сети. В порядке помощи шведам русские геодезисты выполнили геодезические и астрономические наблюдения на южном пункте шведской сети. В результате протяженность русской сети увеличилась, и сторона Чернышев — Тумб-пойнт стала соединительной со шведской триангуляцией, вместо запроектированной ранее стороны Сванберг — Гельвальд.

Два месяца прошли в напряженнейшей работе. 22 августа были закончены наблюдения на последнем пункте русской части триангуляции. После дополнительных измерений на некоторых южных пунктах сети и около места зимовки (в Горнзунде) экспедиция 28 августа 1901 года отбыла на родину.

Таким образом, основная часть работы по триангуляции была выполнена за одно лето.

Такой выдающийся успех экспедиции 1901 года был достигнут благодаря энтузиазму всего личного состава экспедиции: ученых, рабочих, моряков, их мужеству и умению. Успеху работ 1901 года благоприятствовала также погода и состояние льдов.

За три летних сезона и одну зимовку участники русской экспедиции выполнили следующие работы:

    1) примерно наполовину заново осуществили рекогносцировку русской части сети;
    2) соорудили сигналы на 14 пунктах основной и базисной сети;
    3) измерили горизонтальные и вертикальные углы на 14 пунктах;
    4) выполнили астрономические определения широт и азимутов на 11 пунктах;
    5) произвели гравиметрические наблюдения на пяти пунктах;
    6) измерили базис длиной в 6,2 км;
    7) произвели топографическую съемку в масштабе 2 версты в дюйме (с сечением рельефа через 10 саженей) на площади примерно в 10 тысяч квадратных километров.

Вся береговая линия и значительные части внутренних районов от Горн-зунда через весь Стурфиорд до Уолес-пойнта (в юго-западной части Стансфорелянда) была снята мензульной съемкой. Кроме того маршрутные съемки в трех местах пересекли Западный Шпицберген.

В русской части сети в шести точках были определены ускорения силы тяжести: пять определений сделаны А. П. Ганским, одно — В. В. Ахматовым. Условия, в которых производились эти определения, почти не имели примера в прошлом. Установка инструментов и сами наблюдения требовали от исполнителей не только высокой квалификации, но настойчивости, терпения и изобретательности. Все определения были произведены с такой точностью, что они не потеряли своей ценности и в настоящее время.

По данным шпицбергенского градусного измерения, величина сжатия Земли получилась равной 1 : 297,2, а величина большой полуоси—6378 266м. Эти величины достаточно близки к соответствующим величинам эллипсоида Ф. Н. Красовского (сжатие 1 : 298,3 и большая полуось 6 378 245 м), принятого в СССР с 1946 года.

На основе топографических работ и многочисленных маршрутных съемок участников экспедиции А. С. Васильев составил карту той части Шпицбергена, которая ранее не была картографически освещена.

Большой интерес представили метеорологические наблюдения, геологическое обследование ряда районов, промеры глубин заливов, зоологические и ботанические сборы, серьезно пополнившие сведения о природе и богатствах Шпицбергена.

Экспедицию на Шпицберген — первый опыт комплексного проведения астрономических, геодезических и гравиметрических работ в высоких широтах Арктики — по праву можно считать крупнейшим научным предприятием начала XX в. Она была, в частности, полевой лабораторией для испытания новейших измерительных приборов, нашедших здесь впервые производственное применение. Опыт работы с ними позволил в дальнейшем широко использовать такие приборы в России и за границей.

Основная научная задача шпицбергенских градусных измерений уточнение размеров земного эллипсоида и величины его сжатия, а также местное определение геоида в этой части северного архипелага — была успешно разрешена в соответствии с требованиями, которые выдвигались наукой того времени.


ЛИТЕРАТУРА
1.Б а к л у н д О. О., Градусное измерение на Шпицбергене. «Изв. имп. Русск. Географ, общ.», т. L, 1914, вып. VIII.
2.В а с и л ье в А. С. На Шпицбергене и по Шпицбергену во время градусного измерения. «Зап. Новоросс. общ. естествоиспыт.», т. XXXIX. Одесса, 1915.
3.Ефимов П. И. Русское градусное измерение на Шпицбергене в 1899—1901 гг. М., 1958.
4.Чернышев Ф. Н. О ходе работ экспедиции по градусным измерениям на островах Шпицбергена в 1899—1900 гг. «Изв. имп. Акад. наук», т. XIV, 1901, № 3, 4.
5.Чернышев Ф. Н. Работы экспедиции на Шпицбергене в 1901 г. «Изд. имп. Акад. наук», т. XVI, сер. V, 1902.
6. Ш у л ь ц. Отчего шведско-русской экспедиции 1898 г. на архипелаг Шпицберген. В кн. «Отчет о деятельности Имп. Акад. наук за 1898 г.». СПб.. 1899

Криворожский горнорудный Институт, Кафедра геодезии
Летопись Севера. Вып.3, М., 1962
Вложения
 Чернышев Ф.Н.jpg
Последний раз редактировалось [ Леспромхоз ] 31 Июль 2012 10:20, всего редактировалось 1 раз.
Причина: Добавление ссылок
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Re: Шпицберген. Градусные измерения 1899-1901 гг.

Сообщение [ Леспромхоз ] » 15 Май 2009 09:51

Во вложении текст вышеприведенной статьи в Word.
Вложения
РУССКИЕ ГЕОДЕЗИСТЫ НА ШПИЦБЕРГЕНЕ.doc [792.5 КБ Скачиваний: 431]
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Шпицберген. Градусные измерения 1899-1901 гг.

Сообщение [ Леспромхоз ] » 15 Май 2009 10:15

 Сергиевский.jpg
Исследователь Арктики, профессор геодезии Д. Д. Сергиевский
© Е. С. Богомолова, М. Я. Брынь, 2009
Журнал "Геодезия и картография", №3 Март, 2009г., стр.54-59

Профессор геодезии Д. Д. Сергиевский (рис. 1) относится к числу видных отечественных геодезистов, внесших заметный вклад в теорию и практику геодезии. Он был в числе первых, кто исследовал Курскую магнитную аномалию, одним из первых проводил гравиметрические измерения прибором Штернека, руководил экспедицией по градусному измерению на Шпицбергене, внес заметный вклад в подготовку военных геодезистов и топографов, инженеров путей сообщения*.

*В нашем распоряжении оказались личное дело Д. Д. Сергиевского, хранящееся в Петербургском государственном университете путей сообщения, материалы семейного архива, архива Русского географического общества и другие материалы, обобщение которых позволяет нам, на наш взгляд, более широко, чем это было прежде, представить многогранную деятельность Д. Д. Сергиевского.

Дмитрий Дмитриевич Сергиевский родился 10 марта 1867 г. в семье священника. Окончил Воронежскую классическую гимназию, а в 1889 г. - физико-математический факультет Санкт-Петербургского университета по отделению чистой математики. Сразу после окончания Университета «.. .по почину председательствующего в Отделении Географии Математической А. А. Тилло...» и на средства Русского географического общества Д. Д. Сергиевский был направлен «для обстоятельного исследования на местности аномалий земного магнетизма с помощью прибора, специально с этой целью приобретенного Обществом» [14] .

Здесь уместно вспомнить, что Императорское Русское географическое общество (И.Р.Г.О.) было учреждено в 1845 г. Среди его 17 членов-учредителей трое были выдающимися деятелями отечественной геодезии и картографии - это Ц. Ц. Берг, В. Я. Струве и М. П. Вронченко [12]. Деятельность И.Р.Г.О. принесла колоссальную пользу развитию геодезии. При содействии общества, членами которого состояли известные астрономы и геодезисты, было осуществлено множество научных экспедиций по самым актуальным вопросам геодезии и картографии.

«Д. Д. Сергиевский возвратился, исполнив вполне успешно данное ему Обществом поручение. Ему удалось вполне обследовать аномалию вокруг Белгорода. Он определил всего до 180 точек по склонению, наклонений получил более 140, а определений горизонтальной силы земного магнетизма более НО...» [14]. Результаты наблюдений Д. Д. Сергиевского обработал А. А. Тилло и представил в работе «Белогородская и Непхаевская аномалии земного магнетизма по наблюдениям И. Н. Смирнова, Н. Д. Пильчикова и Д. Д. Сергиевского»[6]. По наблюдениям Д. Д. Сергиевского характеристики земного магнетизма в районе наблюдений в разных точках земной поверхности, удаленных друг от друга в пределах десятка километров, оказались
следующими: Непхаев: склонение +48°, наклонение 81°, полная сила 8,4 ед. Гаусса; Белгород: склонение -36°, наклонение 71°, полная сила 6,4 [5].

За исследование Белгородского аномального района земного магнетизма Д. Д. Сергиевскому была присуждена серебряная медаль И.Р.Г.О. за 1889 г.

С ноября этого же года Д. Д. Сергиевский начинает свою военную карьеру. «Поступил на службу охотником первого разряда и зачислен во 2-ю батарею Гвардейской конно-артиллерийской бригады канониром» [3]. С 1890 по 1894 г. он проходит «военную лестницу» от нижнего разряда до поручика в Туркестанской артиллерийской бригаде.
В октябре 1894 г. поручик Д. Д. Сергиевский зачислен на геодезическое отделение Николаевской академии Генерального штаба. Первые два года в стенах академии проходили теоретические курсы с изучением теоретической и практической астрономии, физической географии, геодезии со съемкой и черчением, картографии, военной статистики [2]. В два последующих года обучение проводилось в Пулковской обсерватории и изучались практическая астрономия, высшая геодезия с практическими занятиями по триангуляции, нивелированию, измерению базисов и исследованию приборов.

В Пулковской обсерватории в 1898 г. Д. Д. Сергиевский исследовал маятники Штернека, которые стали использоваться для относительных определений силы тяжести в России в 1896 г. вместо приборов Репсольда [13]. Средняя квадратическая ошибка таких определений составляла 0,004 гал [10]. Такие определения могли иметь более высокую точность, если бы было возможно строго учитывать влияние ряда факторов на время качания маятника. Говоря об актуальности таких исследований Д. Д. Сергиевский отмечал, что постоянные для исправления результатов наблюдения этими маятниками за температуру и плотность воздуха определялись либо самим Штернеком, либо под его руководством. С увеличением числа приборов этого рода было бы весьма желательно определять постоянные прибора в России.

Методику таких исследований Д. Д. Сергиевский опубликовал в 1902 г. в работе [17], которая состоит из двух частей. В первой части дается описание прибора, рассматривается порядок наблюдений и вычислений. Во второй части - описание проведенных исследований. «Мои опыты распадаются на пять отдельных, независимых друг от друга определений: 1. определение влияния температуры на время качания маятника; 2. определение влияния плотности воздуха; 3. определение влияния амплитуды; 4. определение влияния устойчивости штатива; 5. определение влияния наклонности агатовой пластины».

За отличные успехи в обучении Д. Д. Сергиевский был произведен в штабс-капитаны, а в марте 1899 г., по окончании учебы, переведен в Генеральный штаб и назначен офицером Корпуса военных топографов.

22 марта 1899 г. «по высочайшему повелению» Д. Д. Сергиевский назначен для производства градусных измерений на остров Шпицберген, организованной Русской и Шведской Академиями наук (рис. 2). В подготовке экспедиции принимали участие члены царской семьи в России и королевской семьи в Швеции. Экспедиция продолжалась три летних сезона (1899 г. - 75 дней; 1900 г. - 95; 1901 г. - 83) и одну зимовку (1899-1900 гг. -269 дней) в заливе Хорнсунн [5]. Из 522 дней экспедиции Д. Д. Сергиевский пробыл на островах 439 дней, во время зимовки руководил экспедицией, состоящей из 19 человек (7 ученых и 12 матросов) [11]. Тут уместно заметить, что шведскую экспедицию возглавлял профессор Эдерин, создатель известного базисного прибора.

Целью градусных измерений было определение величины градуса меридиана на разных широтах, для чего выполнялось построение на местности геодезических сетей (рис. 3). Сравнение величин 1 градуса позволяло определить степень сжатия Земли. До этого были выполнены такие измерения в разных странах, в том числе и в России - знаменитая дуга Струве, но в полярных широтах такая экспедиция была первой. Экспедиция на Шпицбергене получила выдающиеся научные геодезические результаты. С большой точностью была измерена дуга меридиана в 4°II', причем российскими участниками экспедиции выполнено две трети работ. После обработки градусных измерений на Шпицбергене была получена величина сжатия Земли 1/297,2 и длина большой полуоси эллипсоида 6 378 266 м [5]. Эти величины достаточно близки к современным параметрам эллипсоида Ц. З. Красовского. Результаты астрономических определений на Шпицбергене Д. Д. Сергиевский использовал в качестве примера в статье [18], в которой исследовал благоприятные случаи размещения астрономических пунктов по меридианам и параллелям с целью обеспечения определения большой и малой полуоси земного эллипсоида с равными весами.

 Зимовье РГЭ на Шпицбергене.jpg
В ходе экспедиции была составлена топографическая карта большей части Западного Шпицбергена, что позволило в полной мере представить картину распределения ледников на острове и в последующем, сопоставляя карты разных лет, изучать режим ледников, их динамику [8], ведь 60 % территории архипелага Шпицберген покрыто льдами и снегом [11]. На карте много русских имен непосредственных участников русско-шведской экспедиции: геодезистов и топографов, моряков, мастеровых, в том числе именем Сергиевского названы гора и перевал [11].

Кроме геодезических, астрономических, гравиметрических определений участники экспедиции выполняли магнитные, геологические, гляциологические, метеорологические и биологические исследования. Можно сказать, что впервые в мировой практике во время Шпицбергенской экспедиции были выполнены комплексные научные исследования в высоких широтах в условиях Арктики.

В автобиографии Д. Д. Сергиевского о трудных буднях в Арктике сказано скупо: «В 1899-1900 гг. участвовал в экспедиции по градусному измерению на островах Шпицберген, с зимовкой за полярным кругом; два лета заведовал геодезической частью, зимой был начальником экспедиции; сам производил геодезические и астрономические наблюдения на зимней станции и на тригонометрических пунктах на горах по берегам залива Стур-фиорда» [3]. По прошествии времени можно сказать, что Шпицбергенская экспедиция составляет одну из самых славных страниц градусных измерений на Земле и потребовала от каждого его участника высоких профессиональных и личных качеств и поступков, граничащих часто с подвигом.

В 1915 г. в Одессе была издана книга астронома Пулковской обсерватории А. С. Васильева, заместителя Д. Д. Сергиевского по экспедиции, «На Шпицберген и по Шпицбергену во время градусного измерения». В ней Васильев так описывает экспедиционную жизнь 1899-1900 гг. «...во время ужасного до невероятности тяжелого труда были перенесены лишения, налагаемые холодом, а иногда и голодом, не раз целость наблюдаемого инструмента и жизнь некоторых участников похода висели на волоске...». П. И. Ефимов в 1958 г. в работе [5], посвященной анализу русского градусного измерения на Шпицбергене, о работе зимой 1899 г. и весной 1900 г. пишет: «Работа зимнего периода 1899 г. характеризуется исключительно стационарными наблюдениями: астрономическими, метеорологическими, магнитными. Суровая полярная ночь, продолжающаяся на Шпицбергене более 100 дней, препятствовала всяким передвижениям. С наступлением полярного дня, уже в марте, участники экспедиции предприняли первые полевые походы для того, чтобы ознакомиться с предстоящими маршрутами к тригонометрическим сигналам. Эти путешествия по неизведанным районам Шпицбергена, сопровождающиеся частыми штормами, температурой ниже нуля и жизнью в палатках на высоте до 700 м над уровнем моря, составляют, без сомнения, эпопею подвигов, мало известных даже в полярных странах, видевших много энергичных и смелых людей».

Все участники беспримерной экспедиции были награждены нагрудными знаками с императорским вензелем и изображением контура Шпицбергена, на котором золотыми точками были обозначены вершины триангуляционной сети и обозначены годы 1899-1901. В июле 1902 г. Д. Д. Сергиевскому предоставлено право ношения нагрудного знака в память окончания градусного измерения на островах Шпицбергена. В сентябре 1902 г. по случаю окончания экспедиции он награжден орденом «Святого Владимира» 4-й степени и ему пожалована пожизненная пенсия по 250 руб. в год.

Продолжение...
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Шпицберген. Градусные измерения 1899-1901 гг.

Сообщение [ Леспромхоз ] » 15 Май 2009 10:28

Окончание статьи

Д. Д. Сергиевский вернулся из экспедиции в октябре 1900 г., и уже с ноября исполнял, а с апреля 1903 г. был назначен на должность помощника начальника геодезического отделения Военно-топографического отдела Генерального штаба [16]. До 1905 г. «...главнейшие обязанности по службе состояли в редактировании и издании органа Корпуса военных топографов «Записки Военно-Топографического Управления» [3]. Всего выпущено за четыре года 4 тома записок, таблицы эфемерид для наблюдения времени по способу Цингера и осуществлен перевод книги О. Фолькмера «Фотогравюра и фотогальвография».

Научные интересы подполковника Д. Д. Сергиевского в это время заключаются в изучении распределения силы тяжести на территории России с помощью приборов Штернека. В летние месяцы 1901-1902 гг. он выполнил такие определения в Петербурге, Юрьеве, Вальке, Пскове, Новгороде, Валдае и Боровичах. Выполнены они, судя по отзывам известных геодезистов Ф. Ф. Витрама и Н. Я. Цингера, весьма тщательно, двойными рядами наблюдений в каждом пункте. По полученным результатам им была подготовлена статья в «Записках...». Весной 1902 г. в комиссии Русского географического общества Д. Д. Сергиевским был сделан обстоятельный доклад по исследованию силы тяжести в Европе и в России [7]. Доклад занял 34 печатных страницы. Обработку наблюдений, выполненных Д. Д. Сергиевским, известные астрономо-геодезисты Н. Я. Цингер и Ц. Ц. Витрам называют «... во всех своих частностях образцовой и поучительной...», выделяют «... изящный разбор вопроса о влиянии амплитуды на время качания и закона убывания амплитуд». «Обе статьи Д. Д. Сергиевского... являются полезным и даже почти единственным руководством в нашей литературе для всесторонней подготовки других наблюдателей в определении силы тяжести посредством маятника Штернека. ... благодаря всестороннему и тонкому изучению автором этого сложного дела собственным опытом, его блистательно написанный обзор становится интересным и ценным для всякого, кто желал бы получить ясное и полное представление о всех трудностях не только абсолютных, но и относительных определениях силы тяжести» [15].

В 1905 г. Дмитрию Дмитриевичу Сергиевскому за его геодезические работы на о. Шпицберген и в других местностях России, согласно отзыву Ц. Ц. Витрама и Н. Я. Цингера присуждена Малая золотая медаль И.Р.Г.О.

С 1903 г. Д. Д. Сергиевский начинает свою педагогическую деятельность во многих учебных заведениях. Его знания в области геодезии были чрезвычайно разносторонними, это позволяло ему вести самые разные учебные курсы. Он преподавал космографию в 1-м кадетском корпусе; дифференциальное и интегральное исчисление - в Николаевском инженерном училище; вел практические занятия по интегрированию функций и дифференциальных уравнений с офицерами Николаевской инженерной академии; вел топографию, высшую геодезию, теорию вероятностей (изложение способа наименьших квадратов) и картографию в Военно-топографическом училище.

С 1909 г. Д. Д. Сергиевский становится экстраординарным профессором по кафедре геодезии в Императорской Николаевской академии, читает геодезию на общем отделении и картографию на геодезическом.

Он проводит практические занятия (тригонометрическая съемка дорожным теодолитом Гильдебранта, нивелирование) не только для офицеров Академии Генерального штаба, но и в Военно-топографическом училище (летние занятия по высшей геодезии, зимой - занятия по использованию инструментов).

С 1 сентября 1910г. экстраординарный профессор Николаевской академии полковник Сергиевский назначается экстраординарным профессором Института инженеров путей сообщения (ИИПС) с оставлением в должности экстраординарного профессора Императорской Николаевской военной академии [3].

Здесь с 1911 по 1920 г. с перерывом с 1914 по 1917 г. Д. Д. Сергиевский возглавлял кафедру геодезии. Курс геодезии был им усовершенствован. В программу курса по геодезии, составленной Д. Д. Сергиевским в 1913 г., были дополнительно включены изучение новых приборов (стереокомпаратор, нивелир-теодолит) и съемок (фототеодолитная съемка), тригонометрическая триангуляция [4]. С весны 1913г. полковник Сергиевский назначен штатным профессором Института инженеров путей сообщения, оставаясь параллельно штатным профессором Императорской Николаевской военной академии [3].

В 1913 г. в ИИПС издан составленный Д. Д. Сергиевским курс «Высшей геодезии» с атласом и сборником задач по сферической тригонометрии. Курс был востребован и дважды переиздан в 1915 г. Он прослужил почти 15 лет основным пособием при изучении высшей геодезии в ИИПС [4]. В курсе рассматривались вопросы создания сетей триангуляции, базисные измерения, определение высот триангуляционных пунктов, астрономические определения широт, долгот и азимутов, картографические проекции и вопросы составления и издания карт, фототеодолитная съемка и ее применение при изысканиях железных дорог [20]. Следует отметить также составленный профессором Сергиевским и отлитографированный в ИИПС сборник задач по топографии с приложением компактных таблиц для разбивки железнодорожных кривых. Из этого сборника студентам задавались задачи при сдаче ими зачета. Это оригинальное учебно-методическое нововведение, безусловно, содействовало повышению уровня геодезической подготовки будущих инженеров путей сообщения.

Для улучшения методики проведения летней геодезической практики профессор Д. Д. Сергиевский составил изданное институтом в 1914 г. «Наставление для производства летней геодезической практики». Продолжительность учебной геодезической практики была установлена в 40 дней. Практика была им организована также, как в Николаевской академии Генерального штаба, а именно партиями обучающихся, которые снимали квартиры в деревнях и выполняли программу практики самостоятельно. В те годы это были Мистолово, Менцеры и другие севернее Левашово. Положение квартир отмечалось флагами, а адрес квартиры обучаемые должны были в ближайшие сроки сообщить в институт.

Участок местность подлежал съемке разными способами: тахеометрической, мензульной, глазомерной с барометрическим нивелированием и съемке с нивелиром (разбивка и нивелирование магистрали с разбивкой закруглений).

Требования к выполнению работ и оформления материалов были строгие. «Участок каждой последующей съемки выдается руководителем после окончания и поверки предыдущей съемки. Съемка, не оконченная к сроку или исполненная неудовлетворительно, лишает съемщиков права на продолжение, а потому и на зачет летней практики в этом году» [19].

Кроме технических вопросов в наставлении освещены и некоторые вопросы организации практики. Например, съемщики собственным попечением должны были приобретать чертежные инструменты, материалы, в том числе транспортиры, краски, тушь, кисти, цветные карандаши, кнопки и проч. и таблицы 4-значных (или 5-знач-ных) логарифмов. Представляют интерес и вопросы взаимоотношений съемщиков с частными собственниками. «Съемка на земельных участках, принадлежащих частным собственникам, производится лишь с разрешения владельцев, которое испрашивается самими съемщиками» и «убытки владельцев, могущие произойти вследствие производства съемки на культурных площадях, возмещаются за счет съемщиков».

В годы Первой мировой войны в 1914г. уже генерал-майор (с апреля 1913г.) Д. Д. Сергиевский исполнял обязанности правителя дел Николаевской военной академии. С октября 1914 по сентябрь 1917г. был генералом для поручений, одновременно с декабря 1915 г. - начальником канцелярии при интендантстве армий Юго-Западного фронта [16].

В 1917 г. Д. Д. Сергиевский вернулся к любимому делу. Был профессором геодезии Николаевской военной академии, затем профессором геодезического отделения Военно-инженерной академии, деканом отделения и одновременно заведующим кафедрой геодезии путейского института в Петрограде. Он преподавал также на первых советских топографических курсах (в то время - Военно-топографическое училище), занятия на которых начались 16 декабря 1918г. [9].

Д. Д. Сергиевский был активным участником Русского астрономического общества и Русского географического общества. В последнем он с 1918 г. был председателем отделения математической географии.

Умер Д. Д. Сергиевский 4 июня 1920 г. Захоронен на кладбище Ново-Девичьего монастыря Санкт-Петербурга. Скромный памятник сохранился. Надпись гласит: «Профессор Инст. Инж. путей Сообщ. Дмитрий Дмитриевич Сергиевский. Сконч. 4 июня 1920 г.».


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Визе В. Ю. Моря советской Арктики. Очерки по истории исследования. - М.-Л.: Изд-во Главсевморпути, 1948.-417с.
2. Глушков В. В. История военной картографии в России (XVIII - начало XX в.). - М.: ИДЭЛ, 2007. - 528 с.
З. Дело№ 161 Канцелярии Института инженеров путей сообщения императора Александра I. «Д. Д. Сергиевский», началось 1 сентября 1910 г., кончилось 4 августа 1919 г., на 25 листах. - Архив ПГУПС.
4. Дмитриев В. В. К истории ЛИИЖТА. Развитие дисциплины «Геодезия» в период до Великой Октябрьской социалистической революции (1809-1917 гг.). Краткий очерк. -Л.: ЛИИЖТ, НТВ, 1958 (микрофильм 1531).
5. Ефимов П. И. Русское градусное измерение на Шпицбергене в 1899-1901 гг. -М.: Геодезиздат, 1958. - 84 с.
6. Известия Императорского Русского географического общества, т. XXVII, 1891.-С-П6., 1892.-С. 201-214.
7. Известия Императорского Русского географического общества, т. XXXIX, 1903. -С-Пб., 1905. -С. 508-542.
8. Корякин В. С. Семь экспедиций на Шпицберген. - М.: Знание, 1986,- 176с.
9. Литвиненко В. П. История Санкт-Петербургского высшего военно-топографического командного Краснознаменного ордена Красной Звезды училища имени генерала армии А. И. Антонова (1822-1997). - СПб.: СПВВТКУ, 1997.-250с.
10. Макаров Н. П. Курс геодезической гравиметрии. - М.: Издание ВИА, 1959. - 358 с.
11. Михайлов И. А. Архипелаг Шпицберген - перекресток событий и судеб. - М.: Научный мир, 2004. - 222 с.
12. Моженок Э. С. К истории общественного движения в области геодезии и картографии в России // Вестник Санкт-Петербургского общества геодезии и картографии. -2007.-№2(5). -С. 2-16.
13. Новокшапова-Соколовская 3. К. Картографические и геодезические работы в России в XIX - начале XX в. -М: Наука, 1967.-265с.
14. Отчет Императорского Русского географического общества за 1889 г.-С-Пб., 1890.-С. 30.
15. Отчет Императорского Русского географического общества за 1905 г. Приложения. Ц. Ц. Витрам и Н. Я. Цингер «О трудах Д. Д. Сергиевского». - С-Пб., 1907.- С. 20-22.
16. Сергеев С. В., Долгов Е. М. Военные топографы русской армии. - М.: ЗАО «СиДи-Пресс», 2001. - 592 с.
17. Сергиевский Д. Д. Маятники Штернека и некоторые опыты с ними, произведенные в Пулкове в 1898 году.
СПб.: Военная Типография (в здании Главного Штаба),1902.-114с.
18. Сергиевский Д. Д. Влияние на точность элементов земного сфероида, выведенных Кларком, позднейших градусных измерений. - СПб.: Военная Типография (в здании Главного Штаба), 1902. - 28 с.
19. Сергиевский Д. Наставление для производства летней геодезической практики в 1914 году. -Институт Инженеров Путей Сообщения ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА I,1914.-8с.
20. Сергиевский Д. Д. Высшая геодезия. Лекции, читанные на III семестре (с атласом чертежей), изд. 2-е. - СПб.: ИИПС, 1913.-162 с.
21. Тетерин Г. Н. История развития геодезии. - Новосибирск.: СГГА, 1999. - 275 с.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Re: Шпицберген. Градусные измерения 1899-1901 гг.

Сообщение [ Леспромхоз ] » 15 Май 2009 10:30

Во вложении текст вышеприведенной статьи в Word.
Вложения
Исследователь Арктики профессор геодезии Д.Д. Сергиевский.doc [499.5 КБ Скачиваний: 660]
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

1899-1901: Шпицберген. Градусные измерения

Сообщение SVF » 01 Декабрь 2013 19:14

Архив почетного академика Н.А.Морозова

Дело № 60
Название: Ганский Алексей Павлович. Фотоснимки видов местности, отдельных рабочих моментов и др.
Вид материала: фотографии
Способ воспроизведения: фото
Языки: русский
Крайние даты: 1899
 000-1.jpg
 001-002-1.jpg
 003-004-1.jpg
 005-006-1.jpg
 007-008-1.jpg
 009-010-1.jpg
 011-012-1.jpg
 013-014-1.jpg
 015-016-1.jpg
 017-018-1.jpg
 019-020-1.jpg
 021-022-1.jpg
 023-024-1.jpg
 025-026-1.jpg
 027-028-1.jpg
 029-030-1.jpg
 031-1.jpg
 032-033-1.jpg
 034-1.jpg
 035-036-1.jpg
 037-038-1.jpg
 039-040-1.jpg
 041-042-1.jpg
 043-044-1.jpg
 045-046-1.jpg
 047-048-1.jpg
 048r-1.jpg
 049-1.jpg
 049r-050-1.jpg

http://www.ras.ru/namorozovarchive/12_a ... px?id=5275
SVF
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 4459
Зарегистрирован: 23 Июль 2008 20:20

1899-1901: Шпицберген. Градусные измерения

Сообщение SVF » 01 Декабрь 2013 19:20

Архив почетного академика Н.А.Морозова

Дело № 62
Название: Ганский Алексей Павлович. Стереоскопические фотоснимки по экспедиции А. П. Ганского на Шпицберген.
Вид материала: фотографии
Способ воспроизведения: стереоскопические снимки
Языки: русский
Крайние даты: 1889

 000-2.jpg
 001-002-2.jpg
 003-2.jpg

http://www.ras.ru/namorozovarchive/12_a ... px?id=5277
SVF
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 4459
Зарегистрирован: 23 Июль 2008 20:20

1899-1901: Шпицберген. Градусные измерения

Сообщение fisch1 » 29 Май 2015 12:41

 1.gif
Е.М. Зингер.Подвиг геодезистов в Арктике. К столетию Шпицбергенского градусного измерения. («Энергия» 2000, N 5).


Собираясь много лет назад в первую советскую гляциологическую экспедицию на Шпицберген, я перечитал о нем массу интересных книг. История полярного архипелага поразила меня обилием потрясающих событий, связанных с продолжительными попытками его освоения, заселения и изучения. Словно гигантский природный магнит, Шпицберген притягивал к себе последние четыре столетия храбрых и любознательных людей. Презирая постоянно грозившие опасности, устремлялись они в неведомый холодный край, чтобы увидеть и познать загадочные оледенелые земли.

В разное время на Шпицбергене побывали десятки выдающихся мореплавателей, ученых, путешественников, воздухоплавателей и летчиков, чьи имена могли бы украсить историю освоения любой страны. Среди них оказалось немало и русских людей. Словно бесценные автографы, оставили они свой след на обширном архипелаге, в два с лишним раза превышающем по размерам территорию Бельгии. Вовсе не случайно видим мы имена наших соотечественников в названиях многих географических объектов на карте Шпицбергена. Некоторые из них связаны с работами шведско-русской экспедиции по измерению дуги меридиана. Это выдающееся научное мероприятие, известное как Шпицбергенское градусное измерение, представляло собой важнейшее событие в истории исследования как самого архипелага, так и всей Арктики. Осуществленное на самом пороге XX века, оно стало первым успешным опытом международного сотрудничества ученых в проведении геодезических, астрономических и гравиметрических работ в высоких широтах Земли.
Полное описание экспедиционных исследований приводится в увлекательной книге "На Шпицберген и по Шпицбергену во время градусного измерения", написанной одним из главных и наиболее активных исполнителей русской части экспедиции астрономом Пулковской обсерватории А.С. Васильевым. Книга была издана в 1915 г. в Одессе и уже давно является раритетом. Эпиграфом своего повествования автор выбрал известное изречение Великого князя Святослава: "Ляжем костьми, но не посрамим Земли Русской". Этими словами Васильев хотел подчеркнуть невероятные трудности и лишения, которые довелось испытать участникам героической экспедиции на Шпицбергене в 1899-1901 гг. Тематика книги мне особенно близка потому, что наша Шпицбергенская экспедиция, организованная Институтом географии АН СССР в 1965 г., начинала свои многолетние исследования в центре архипелага, на ледниковом плато Ломоносова, как раз в тех местах, где работали русские геодезисты и астрономы задолго до нас. Советским гляциологам пришлось работать на тех же ледниках, пересекать те же горные речки, пробираться порою по тем же скалам... Однако нам было несравнимо легче — мы имели в своем распоряжении вертолеты, переносные радиостанции, точные карты и снегоходы. Недалеко находились угольные рудники Баренцбург и Пирамида треста "Арктикуголь"...
Для чего понадобилось снаряжать в самом конце прошлого столетия крупную шведско-русскую экспедицию по измерению дуги меридиана на далекий Шпицберген?
Постепенно к концу прошлого столетия градусные измерения привели ученых к мысли о том, что истинной фигурой Земли является не эллипсоид вращения, а геоид. Эта близкая сфероиду фигура учитывала не только сплющенность планеты у полюсов, но и все крупные неровности ее рельефа. Главной задачей ученых становится определение отличия геоида от сфероида на территории Европы, а затем и в других районах мира.
Тогда-то, около ста лет назад, и привлек к себе внимание Шпицберген. В 1899 г. академии наук России, Швеции и Франции решили объединить свои усилия для градусного измерения в северных и южных широтах. Стороны договорились, что русские и шведские геодезисты организуют совместную экспедицию на Шпицберген, а французские — в Перу.
Для уточнения программы предстоящих исследований весной 1898 г. по приглашению Академии наук России в С.-Петербург приезжали будущий руководитель шведских работ на Шпицбергене профессор М. Едерин, академик А.Э. Норденшельд и известный математик Г. Миттаг-Леффлер. В обоих государствах были созданы специальные комиссии по градусным измерениям на Шпицбергене. В России его возглавил Президент Императорской академии наук Великий князь Константин Константинович. В комиссию вошли видные русские ученые — академики О.А. Баклунд (директор Пулковской обсерватории), Ф.А. Бредихин, А.П. Карпинский, М.А. Рыкачев и Ф.В. Шмидт, адъюнкты Академии, вскоре ставшие академиками, сейсмолог Б.Б. Голицын и геолог Ф.Н. Чернышев. Военное и морское ведомства представляли три генерала. Немного раньше при Шведской академии наук аналогичную комиссию возглавил кронпринц Густав. В ее состав были введены также известные шведские ученые: академик А.Э. Норденшельд, астрономы Н.К. Дунер и М. Едерин, геолог Г.Де Геер. Комиссии стали руководящим центром для дальнейших работ по градусному измерению на архипелаге Шпицберген. По существу с этого момента берет начало одна из крупнейших научных экспедиций прошлого века в высоких широтах Арктики, организованная академиями наук России и Швеции.
Для проведения генеральной рекогносцировки всей сети треугольников, выбора линии базисов и установки геодезических знаков (сигналов) шведская комиссия отправила на Шпицберген летом 1898 г. специальную экспедицию во главе с профессором М. Едериным. От России в ней участвовал подполковник Корпуса военных топографов Шульц. Программа работ была выполнена за исключением постановки знака на высоком горном массиве Хидениуса (Хидения) в центре острова Западный Шпицберген — на месте, где требовалось соединить северную (шведскую) часть сети с южной (русской). Вернувшись в Стокгольм, Едерин на заседании шведско-русской комиссии доложил о предварительных итогах рекогносцировки. На совещании окончательно утвердили программу предстоящих исследований, на которые отводилось два лета и одна зима. Приступать к измерениям решили уже в 1899 г. Начальником шведской части объединенной экспедиции был назначен профессор М. Едерин, а русской — штабс-капитан Корпуса военных топографов Д.Д. Сергиевский. Фактическим руководителем и участником этой и двух последующих русских экспедиций был академик Ф.Н. Чернышев — блестящий ученый и энергичный организатор, пользовавшийся большим международным авторитетом.
Разработанные комиссиями планы предусматривали разбить тригонометрическую сеть с севера на юг архипелага, которая простиралась на 460 км вдоль проливов Хинлопен и Стур-фьорд. Как и большинство сетей в Западной Европе и России, она состояла из ряда смежных простых треугольников. В 1898 и 1899 гг. шведы смогли почти повсюду расставить сигналы, после чего вполне определился вид треугольников. Самый северный пункт сети находился на широте 80°50', а наиболее южный — на 76°38'. В каждом треугольнике надлежало измерить все углы, а на некоторых вершинах провести еще и астрономическое определение широт и азимутов, а также выполнить другие исследования.
В соответствии с первоначальным планом русская и шведская партии должны были работать вместе и по мере производства работ продвигаться к югу острова Западный Шпицберген. Для ускорения наблюдений шведы заранее организовали зимовку на северо-востоке этого острова в Сорг-фьорде. Местом русской зимовки выбрали мыс Ли на северо-западе острова Эдж в проливе Стур-фьорд. Предполагалось, что именно сюда дойдет шведско-русское градусное измерение в 1899 г.
В состав русской партии в 1899 г. вошли шесть геодезистов-астрономов, два физика, два натуралиста, врач и механик, а также большая группа мезенских поморов в качестве рабочих.
В июне шведско-русская флотилия вышла в море, взяв курс на Шпицберген. Участники экспедиции везли с собой дома, оборудование, инструменты, снаряжение, продовольствие, уголь... На подходе к южной части острова Западный Шпицберген суда попали в сильнейший туман, и вскоре флотилия распалась. Но радиосвязи в то время не было. "Бакан" и ледокол, входившие в состав русского отряда, двигались очень осторожно, стараясь держаться ближе к востоку, чтобы войти в пролив Стур-фьорд, а дальше следовать к мысу Ли. Однако плавание в тумане сбило русские суда с намеченного курса, и они неожиданно оказались на юго-западе Западного Шпицбергена в большом заливе Хорнсунн, то есть совсем в стороне от градусной сети. Тем временем шведы вырвались вперед...
Угля для обоих пароходов оставалось недостаточно. К тому же ледокол во льдах получил поломку рулевой рамы. После короткой разведки на "Бакане" командование решило создать зимовочную базу в заливе Хорнсунн. На его южный беper выгрузили доставленные в разобранном виде жилой деревянный дом, склады для инструментов и павильон для проведения научных работ. В просторном теплом доме были предусмотрены максимально возможные удобства для зимовщиков — отдельные комнаты, большая, прекрасно подобранная библиотека и даже пианино, едва ли не первое на всем архипелаге.
Настойчивые попытки выполнить программу вместе со шведами там, где они поставили геодезические знаки, отняли у русской партии всю первую половину короткого полярного лета. В конце июля ее участники вынуждены были начать работу самостоятельно, независимо от своих коллег, притом в наиболее сложной в техническом отношении южной части сети треугольников...
Небольшой поселок, возникший на берегу безлюдного залива, получил название Константиновка в честь Августейшего председателя русской комиссии по градусному измерению на Шпицбергене. Перед уходом судов на родину корабельный священник "Бакана" освятил 28 августа 1899 г. это поселение. Зимовать остались 27 человек, в том числе Д.Д. Сергиевский и А.С. Васильев.
Суровая полярная ночь, длящаяся на Шпицбергене свыше ста дней, не давала возможности проводить геодезические работы. С наступлением светлого времени начались первые рекогносцировки. Маршруты к тригонометрическим сигналам по неизведанным местам часто сопровождались штормовыми ветрами, длительными метелями и морозами, достигавшими -30 °С. Подъемы на горы и ледники с тяжелейшим инструментом, форсирование широких трещин и бурных речек, ночевки в крохотных палатках — эти и другие трудности приходилось постоянно преодолевать участникам походов. И все же люди смогли исходить всю южную часть острова Западный Шпицберген. Ученые собрали массу ценного географического, топографического и иного материала в таких местах, где раньше не бывали исследователи. К сожалению, надежды на хорошие весенние дни, чтобы полностью провести наблюдения на всех намеченных геодезических пунктах, не оправдались.
Вторая русская экспедиция прибыла в Константиновку в мае 1900 г. Зимовщики получили пополнение в лице астрономов, физиков, топографа и натуралиста. "Бакан" должен был доставить полевые партии на три пункта в юго-западной части сети треугольников, однако тяжелая ледовая обстановка в Стур-фьорде внесла серьезное осложнение в работу. Кроме того, поставленные шведами геодезические знаки в виде пустотелых железных цилиндров оказались неудачными — два из них упали под действием тяжести налипшего снега и льда и сильных ветров. Пришлось русским геодезистам заменять непригодные сигналы новыми, выложенными из камней в форме круглых усеченных пирамид. Эти знаки оказались очень надежными.
Несмотря на все старания моряков "Бакана" и их мужество, попытки добраться в июне до восточного или северного пункта русской части триангуляции не увенчались успехом. Поэтому план пришлось менять на ходу. Ф.Н. Чернышев одобрил предложение А.С. Васильева приступить к выполнению задач в центре острова, чтобы оттуда попасть на пункты русской сети, которые связывали ее со шведской триангуляцией.
По проекту А.Э. Норденшельда северную и южную части градусного измерения следовало соединить через одну из вершин горного массива Хидениуса, самого высокого на архипелаге. Неудача шведов дала повод комиссии считать невозможным проникнуть туда с тяжелым точным инструментом. Не вызывает сомнений, что связать обе части градусной сети было невероятно трудно. Вот почему комиссия посчитала возможным поставить на высшей точке внутри острова только один геодезический знак, видимый с нескольких соседних пунктов. За выполнение этой сложнейшей задачи взялся астроном Васильев. Его отряд состоял из 10 человек. Инструмент, продовольствие на два месяца и строительные материалы для сооружения сигналов уложили на сани, которые с помощью людей тащили упряжки из 18 собак.
1 июля "Бакан" вошел в крупнейший залив архипелага — Ис-фьорд, врезавшийся в самое сердце острова Западный Шпицберген, и направился на восток, к его верховьям. Сплошной толстый лед намертво закупорил все подходы к большому выводному леднику Норденшельда, спускавшемуся с ледникового плато Ломоносова в воды залива. По этому леднику лежал путь геодезистов в центр острова. Высадить их с первого раза не удалось, и "Бакан" временно перебазировался в другой залив — Адвент-фьорд. На его берегу Васильев поставил новый астрономический пункт. Высокая точность наблюдений на нем подвигла молодого ученого сделать это место спорным для будущих астрономических определений на Шпицбергене.
Через 10 дней геодезисты смогли высадиться на ледник и приступить к выполнению главной задачи. Тем временем команда "Бакана" вернулась в Адвент-фьорд и занялась там постройкой опорного астропункта. После своего 47-дневного героического похода Васильев с радостью увидел этот культурный русский памятник, имевший вид прямоугольного параллелепипеда высотой около метра. Надпись на его большой медной доске гласила: "Астрономический пункт. Русская партия шведско-русской экспедиции для измерения дуги меридиана на Шпицбергене. 1900"...
17 июля отряд двинулся от главного склада в сторону горы Ньютона, высочайшей на архипелаге. Путь шел по большому ледниковому плато Ломоносова. Его ледораздел достигал высоты 1000-1200 м. Через пять дней Васильев стоял под горой, но туман накрыл геодезистов. На третий день слегка прояснилось, и они увидели к востоку большую гору, которую назвали именем Чернышева. На одном из ее скалистых отрогов, на высоте 1207,7 м, Васильев отыскал место для сигнала. Отсюда были видны все пять опорных пунктов северной и южной частей градусной сети и даже пролив Хинлопен, а порою просматривался за ним и западный участок Северо-Восточной Земли — второго по величине острова архипелага. Таким образом, построенный Васильевым триангуляционный знак решил успех экспедиции, так как позволял связать обе сети в одну систему. Поставленный на этом месте сигнал был сложен из камней и имел форму прямого конуса высотой 4 м. В него вделали металлический флаг России.
А.С. Васильев пишет, что в 1900 г. во время "ужасного до невероятности тяжелого труда были перенесены лишения, налагаемые холодом, а иногда и голодом, не раз целость наблюдаемого инструмента и жизнь некоторых участников похода висели на волоске... Вот условия научной работы на Шпицбергене. Правда, проникновением в центральную часть Шпицбергена мы сделали для экспедиции большое дело". Добавлю, что дело это не входило в план русских работ. Деятельность астронома удостоилась высокой оценки на заседании Императорской академии наук. Академик Ф.Н. Чернышев заметил, "что этот поход составит одну из самых блестящих страниц в истории полярных исследований, и мы, русские, должны гордиться тем, что нашим соотечественникам удалось разрешить те задачи, которыми обусловливался успех всего предприятия по градусному измерению на Шпицбергене".
Впереди же предстояло выполнить огромную работу, гораздо большую, чем удалось сделать за два летних и один зимний сезоны. Наступил 1901 г., время, установленное комиссией для окончания всех полевых работ. В состав третьей русской экспедиции вошли восемь астрономов-геодезистов, зоолог и художник. Базисными измерениями руководил академик О.А. Баклунд. Участники экспедиции должны были выполнить нелегкую задачу: завершить астрономические и геодезические исследования и, в частности, установить окончательное место для базиса и измерить его.
В тот год у берегов Шпицбергена создалась очень тяжелая ледовая обстановка. Поэтому суда экспедиции сопровождал ледокол "Ермак". С трудом ему удалось пробиться сквозь льды пролива Хинлопен и высадить геодезистов на припай льда у края огромного ледника Негри. Им предстояло проделать большой и изнурительный поход по ледникам и горам в центральную часть острова к горе Чернышева, чтобы завершить начатые в прошлом году наблюдения на пяти пунктах триангуляционной сети. Русские ученые помогали шведам выполнять наблюдения на южном пункте, в результате чего протяженность русской сети увеличилась и соединилась со шведской триангуляцией.
Практически основная часть триангуляционных работ была завершена за один летний сезон. Успеху способствовали не только благоприятные погодные условия и полученный опыт, но огромный энтузиазм всех участников экспедиции, их мужество и понимание задач, поставленных перед ними.
22 августа закончились работы на последнем пункте русской части триангуляции, и после дополнительных измерений на ряде южных пунктов южной сети и около Хорнсунна русская экспедиция отбыла из Константиновки на родину. А.С. Васильев с горечью пишет о том, с каким чувством сожаления он и его сподвижники расставались с полюбившейся им суровой природой закованного в лед архипелага с остроконечными горами и синими фьордами.




Шпицбергенское градусное измерение продолжалось 522 дня! Из них на зимовку было истрачено 269. Первый летний сезон длился 75 дней, второй — 95 и третий — 83. За это время русской экспедиции удалось выполнить грандиозную программу, в том числе: осуществить заново почти половину рекогносцировки русской части сети; провести определение широт и азимутов на 11 пунктах, гравиметрические наблюдения на 5 пунктах, топографическую съемку на площади в 10000 км2; соорудить сигналы на 14 пунктах основной базисной сети; измерить горизонтальные и вертикальные углы и базис длиной 6,2 км. Кроме того, ученые занимались изучением земного магнетизма, силы тяжести, полярных сияний, геологией, гляциологией и биологией.
Основная задача Шпицбергенского градусного измерения — уточнение размеров эллипсоида и величины его сжатия была решена в соответствии с требованиями, которые выдвигались наукой в то время. По данным шведско-русской экспедиции, величина сжатия Земли получилась равной 1:297,2, то есть достаточно близкой к соответствующей величине известного эллипсоида Ф.Н. Красовского (1:298,3), принятого в СССР в 1946 г. Следует отметить еще раз, что определение дуги земного меридиана удалось выполнить за три года благодаря совместным работам русских и шведских геодезистов и астрономов, их высокой квалификации, опыту и мужеству.
Все участники беспримерной экспедиции были награждены нагрудными знаками с императорским вензелем и изображением контура Шпицбергена, на котором золотыми точками были обозначены вершины триангуляционной сети и обозначены годы 1899-1901.
...Прошло 100 лет с начала работ по градусному измерению на Шпицбергене. За это продолжительное время сотни маленьких и больших экспедиций разных стран мира излучали уникальную природу полярного архипелага. Давно уже определение размеров земного эллипсоида основывается на исчислении огромных по диапазону градусных измерений, проведенных учеными на разных широтах всех материков. Несмотря на это градусные измерения на Шпицбергене следует считать одним из передовых научных геодезических предприятий на самом пороге XX века по результатам, организации и проведению работ в тяжелейших условиях Арктики. Несомненно, работы шведско-русской экспедиции занимают достойное место в мировых градусных измерениях.
fisch1
 
Сообщения: 1897
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

1899-1901: Шпицберген. Градусные измерения

Сообщение fisch1 » 02 Июнь 2015 22:50

Ю. В. Трубинов
ШПИЦБЕРГЕНСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ 1899–1901 гг. И РОЛЬ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ КОНСТАНТИНА КОНСТАНТИНОВИЧА В ЕЕ ОРГАНИЗАЦИИ.



fisch1
 
Сообщения: 1897
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

1899-1901: Шпицберген. Градусные измерения

Сообщение fisch1 » 18 Октябрь 2017 18:30

Шпаковский Ю.Шпицбергенская зкспедиция и ее задачи//Нива №5 1900 г.

 1_120.jpg
 1_121.jpg


 1_122.jpg
 1_123.jpg
fisch1
 
Сообщения: 1897
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59


Вернуться в Экспедиции



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 5

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения