Дальстрой (Главное управление строительства Дальнего Севера)

Научно-исследовательские институты, Администрации, Управления и т.д.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Дальстрой (Главное управление строительства Дальнего Севера)

Сообщение Зотов Дмитрий » 26 Июнь 2009 09:03

Дальстрой

Гла́вное управле́ние строи́тельства Да́льнего Се́вера (ГУСДС, Дальстро́й) — государственный трест СССР. Основной задачей треста являлось комплексное освоение ранее необжитых территорий Северо-Востока России, в первую очередь, разведка и добыча стратегически важных полезных ископаемых.

Работы в экстремальных северных условиях по освоению территории, добыче руд и развитию инфраструктуры выполнялись заключёнными различных исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ), разбросанных по огромной территории, подчинённой тресту.

Хотя лагеря Дальстрой формально не входили в структуру ГУЛАГ НКВД, тем не менее, они навсегда вошли в понятие, известное сегодня как «архипелаг ГУЛАГ».

История

На основании решения ЦК ВКП(б) от 11 ноября 1931 года и постановления Совета Труда и Обороны (СТО) СССР N 516 от 13 ноября 1931 года был организован Государственный трест по дорожному и промышленному строительству в районе Верхней Колымы (Дальстрой). 14 ноября того же года закрытым постановлением СТО № 518 директором треста назначен Э. П. Берзин. Трест подчинялся непосредственно СТО, а после упразднения последнего — Совету Народных Комиссаров (СНК) СССР. 4 февраля 1932 года группа руководителей во главе с Берзиным, а также первая группа заключённых прибывают в Магадан,[1] дислокацию управления треста.

Постановлением СНК СССР № 260 от 4 марта 1938 года трест был передан в ведение НКВД СССР и переименован в Главное управление строительства Дальнего Севера (ГУСДС, Дальстрой).

В 1953 году была образована Магаданская область, в состав которой вошли районы Колымы и Чукотский национальный округ. Однако, существенного влияния на характер деятельности Дальстроя это не оказало. Фактически были ликвидированы политотделы горнопромышленных управлений, вместо которых созданы райкомы КПСС. Согласно Постановлению Совета Министров СССР № 832–370сс от 18 марта 1953 года трест был передан в Министерство металлургической промышленности СССР, а его лагерные подразделения — ГУЛАГу Министерства юстиции СССР.

Весной 1957 года Дальстрой был реорганизован — был создан Магаданский экономический район, руководимый совнархозом. Последний начальник Дальстроя Ю. В. Чугуев стал первым председателем Магаданского совнархоза.

Северо-Восточный ИТЛ

Для обеспечения имеющихся и планируемых работ Дальстроя на территориях, где практически не было населения, в апреле 1932 года был создан Северо-восточный исправительно-трудовой лагерь (СВИТЛ), входящий в структуру Дальстроя, но формально подчиняющийся Постоянному представительству ОГПУ по Дальневосточному краю (позднее Управлению НКВД по Дальневосточному краю), и уже в мае в Магадан стали доставляться заключенные из других лагерей страны.

Доставка заключенных на Колыму

В 1930-е и 1940-е годы основной пересыльный лагерь, где происходила перегрузка заключенных из эшелонов на пароходы, следовавшие в Магадан, располагался в порту Находка[3].

Взрыв парохода "Дальстрой"

24 июня 1946 у причала порта Находка взорвался пароход «Дальстрой», груженный 7 тыс. тонн аммонала. В результате взрыва погибло большое количество заключенных лагеря, расположенного вблизи порта[4]. Взрыв вызвал столь сильные разрушения в порту, что основная часть грузопотоков, включая перевозку заключенных на Колыму была перенесена в порт Ванино[5].

В 1949 году СВИТЛ был реформирован в Управление исправительно-трудовых лагерей Дальстроя. В 1953 году лагерное подразделение Дальстроя было передано ГУЛАГу Министерства Юстиции СССР, а затем на его базе было сформировано Управление Северо-восточных исправительно-трудовых лагерей (УСВИТЛ).

Территории

В 1932 году трест был наделён правами самостоятельного административно-территориального образования, входящего в Дальневосточный край (позднее Хабаровский край). Его территория составила около 450 тыс. км², но уже в 1941 году территория была расширенна до более чем 2,2 млн км², а к 1951 году она составляла около 3 млн км².

Структура

В структуру Дальстроя входил целый ряд административных и хозяйственных субъектов: горнопромышленные, геологоразведочные, транспортные и строительные управления, а также государственные тресты «Колымснаб» и «Дальстройснаб», управление морского пароходства, Колымо-Индигирское пароходство, Управление связи, Управление подсобных хозяйств, Управление местных строительных материалов, авиагруппа и санитарное управление, метеорологическое управление, несколько научно-исследовательских и проектных институтов и организаций, издательства, учебные учреждения, учреждения культуры.

Производственная база Дальстроя была колоссальной даже по масштабам СССР и включала в себя к 1953 году 89 приисков, рудников и обогатительных фабрик, 23 электростанции и 1600 км линий электропередач, 84 нефтебазы, 31 радиостанций и узлов связи, 6 морских пунктов, 9 аэродромов, 6 железных дорог.

Руководство

* Э. П. Берзин — комиссар госбезопасности (в ряде источников — дивизионный интендант), директор Дальстроя 1931—1937 гг.
* К. А. Павлов — комиссар госбезопасности 2-го ранга, директор Дальстроя 1937—1939 гг.
* И. Ф. Никишов — генерал-лейтенант, начальник Дальстроя 1939—1948 гг.
* И. Г. Петренко — генерал-майор, начальник Дальстроя 1948—1950 гг.
* И. Л. Митраков — горный генеральный директор 2-го ранга, начальник Дальстроя 1950—1956.
* Ю. В. Чугуев — начальник Дальстроя 1956—1957 гг.

Условия хозяйственной деятельности

Принимая во внимания особую важность деятельности Дальстроя, условия хозяйственной деятельности, поставленные для него государством задачи отличались от общепринятых в СССР. Постановлением Совета Народных Комиссаров в 1931 году Дальстрой был освобожден от уплаты всех налогов и сборов, а с 1932 года от всех налогов и сборов были освобождены товары, покупаемые Дальстроем для своих нужд. Вся выручка от реализации товаров, продающихся по коммерческим ценам (а в их число входили алкогольные напитки и табачные изделия), оставалась в распоряжении треста. С 1933 года Дальстрою было передано право свободного распоряжения всеми средствами гострудсберкасс на своей территории и доходами , полученными от реализации облигаций госзаймов. Трест пользовался правом самостоятельно распоряжаться всеми лесными массивами на своей территории, что сняло для него все ограничения по лесодобыче.

Результаты производственной деятельности

В предвоенные годы Дальстрой обеспечил резкий рост поступления стратегических металлов, выведя СССР на одно из первых мест по их добыче.

К концу 1953 года было добыто 1059,1 тонн химически чистого золота, 55 340 тонн олова, 2 187 тонн вольфрама, 363 тонн кобальта, более 100 тонн урана.


Материал из Википедии — свободной энциклопедии
"Воля покоряет вершины!"
Аватара пользователя
Зотов Дмитрий
 
Сообщения: 309
Зарегистрирован: 22 Март 2009 13:33
Откуда: г. Междуреченск, Кемеровская область

Дальстрой (Главное управление строительства Дальнего Севера)

Сообщение Зотов Дмитрий » 26 Июнь 2009 09:11

Официальная эмблема ("краб") моряков Дальстроя, фотография из экспозиции Магаданского краевического музея : Dal'stroj.jpg
Официальная эмблема ("краб") моряков Дальстроя, фотография из экспозиции Магаданского краевического музея


DAL'STROJ_BADGE.jpg : Официальная эмблема головного убора работников Дальстроя
Официальная эмблема головного убора работников Дальстроя


Материал из Википедии — свободной энциклопедии
"Воля покоряет вершины!"
Аватара пользователя
Зотов Дмитрий
 
Сообщения: 309
Зарегистрирован: 22 Март 2009 13:33
Откуда: г. Междуреченск, Кемеровская область

Дальстрой (Главное управление строительства Дальнего Севера)

Сообщение Зотов Дмитрий » 26 Июнь 2009 09:15

ГОСТРЕСТ «ДАЛЬСТРОЙ» К 75-летию образования

Государственный трест «Дальстрой» создан на основании решения ЦК ВКП(б) от 11 ноября 1931 г. постановлением Совета Труда и Обороны (СТО) СССР от 13 ноября 1931 г.

Основной задачей гостреста стало комплексное освоение, включение в единый народнохозяйственный комплекс страны ранее необжитых территорий, имеющих огромное значение для осуществления планов индустриализации, и в первую очередь, добыча стратегически важных полезных ископаемых. Первым директором Дальстроя был назначен Э. П. Берзин. Территория, выделенная в район деятельности Дальстроя, составила около 450 тыс. кв. км, к началу Великой Отечественной войны она увеличилась до 2,3 млн. кв. км и продолжала расти. В марте 1938 г. трест был передан в ведение НКВД СССР и преобразован в Главное управление строительства Дальнего Севера (ГУС ЛС). Административно Дальстрой входил в состав сначала Дальневосточного, а с 20 октября 1938 г. – Хабаровского края, но практически оставался особой административно-территориальной единицей. С самого начала деятельности Дальстроя его основной рабочей силой были заключенные Северо-Восточных исправительно-трудовых лагерей – Севвостлага, организованного приказом ОГПУ СССР от 1 апреля 1932 г. Он просуществовал четверть века, через его лагерные подразделения прошли десятки тысяч незаконно репрессированных. Только за предвоенные годы в экстремальных северных условиях руками заключенных и вольнонаемных были построены город Магадан, порт Нагаево, около ста различных поселков на территории Колымы, Чукотки и в Якутии, проложены 3 100 км дорог, в том числе более чем 650 км знаменитой Колымской трассы, введены в строй линии электропередачи, электростанции, автобазы, аэродромы, организовано более десяти совхозов, десятки колхозов, несколько рыбпромхозов и свыше трехсот подсобных хозяйств. Дальстрой имел свой морской и речной флот. Золотодобыча – основное производство Дальстроя – начиная с 1932 г. неизменно возрастала. Если в 1932 г. на пяти колымских приисках было добыто 511 кг химически чистого золота, то в 1940 г. – уже 80,028 т.

Это абсолютный результат за всю историю Дальстроя. За более чем 20 лет Дальстрой превратился в огромную суперорганизацию. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 января 1951 г. его площадь была увеличена до 3 млн. кв. км (1/7 всей территории СССР). К концу марта 1953 г. в Дальстрое насчитывалось 450 предприятий. В их числе было 89 приисков, рудников и фабрик, 23 электростанции и 1 600 км высоковольтных линий электропередач, 84 нефтебазы, 14 узлов связи и 17 радиоцентров, 6 морских пунктов, 9 аэродромов, 4 узкоколейные железные дороги на Колыме и 2 железные дороги в Ванино и Находке. К концу 1953 г. в Дальстрое имелось 16 рудников, 15 обогатительных фабрик, 44 прииска, работало 6 драг, 183 экскаватора, 157 бульдозеров. Заключенными и вольнонаемными было добыто и сдано государству 1 059,1 т химически чистого золота, 55 340 т олова, 2 187 т вольфрама, 363 т кобальта, более 100 т
урана. После образования в декабре 1953 г. Магаданской области Дальстрой был переведен из ведения МВД в ведение Министерства цветной металлургии и в последующие несколько лет еще продолжал свою активную производственную деятельность. Весной 1957 г. Дальстрой был реорганизован. Был создан Магаданский экономический район, руководимый совнархозом. Последний начальник Дальстроя Ю. В. Чугуев стал первым председателем Магаданского совнархоза.
(Календарь дат и событий, обл. библиотека им. А. С. Пушкина).


Общество
Вспоминали «тревожные дали»

От внимания общественности и предоставленной возможности увидеться с друзьями юности будто помолодели душой ветераны в дни, когда в городе отмечались 75- и 50-летние юбилеи прибытия на Колыму первых комсомольских призывов.

При возложении цветов к камню ветеранам Севера, труда и комсомола благодарные слова в адрес героических поколений нашлись у начальника областного управления по делам молодежи Д. А. Павлика, бывшего секретаря Омсукчанского и Билибинского райкомов ВЛКСМ, а ныне заместителя губернатор В. Н. Соболевой, некогда прибывшей в Магадан в числе молодежного авангарда, а ныне председателя городского Совета ветеранов комсомола Т. Ф. Лысовой.

Дальше общение разных поколений проходило в Молодежном центре. В кругу друзей комсомольской молодости за чаепитием с удовольствием вспоминали о том, как на их глазах и их руками делалась история области, П. Д. Габдулина, В. М. Балдаев, Г. И. Новоселова, В. В. Дорохин, В. В. Жиганов,
Е. Т. Рультытегина, М. И Ротваль, Л. В. Гнездилова, В. М. Беспалова, В. Ф. Малаховская, У. В. Шитикова. Говорили, о чем тогда мечтали и спорили, как проводили субботники, участвовали в художественной самодеятельности…

Подтверждение былой творческой активности – песни, которые дружно затягивали всем залом в тот проходивший в очень теплой, доброй обстановке вечер.
Участвовала в этом ветеранском вечере и нынешняя молодежь. И, к удивлению старшего поколения, досидела до самого конца. Было ей, наверное, не только удивительно, но и завидно слышать и наблюдать, как славно умели работать, жить и как до сих пор не разучились общаться их нестареющие душой бабушки и дедушки.

А бывший секретарь комитета комсомола рудника «Галимый» В. И. Лысов читал собственного сочинения строки:

Три четверти века уже миновало,
Когда комсомольцы на Север пришли.
Их было не много, но все же не мало –
Они здесь богатства земные нашли.

И первую просеку для Магадана
Они прорубали в тайге вековой –
Им виделся город на фоне тумана.
Но жизнь в эту пору была непростой…

Дата публикации: 16.11.2006.


Сайт газеты "Вечерний Магадан"
"Воля покоряет вершины!"
Аватара пользователя
Зотов Дмитрий
 
Сообщения: 309
Зарегистрирован: 22 Март 2009 13:33
Откуда: г. Междуреченск, Кемеровская область

Дальстрой (Главное управление строительства Дальнего Севера)

Сообщение Зотов Дмитрий » 26 Июнь 2009 09:19

А.И. Широков. История формирования и деятельности «Дальстроя» в 1931-41 гг.

Работа выполнена на кафедре всеобщей истории и истории России Международного Педагогического университета в г.Магадане.

Научные руководители:
Заслуженный деятель науки РФ доктор исторических наук, профессор Плотникова М.Е.
кандидат исторических наук, доцент Черняк Э.И.

Официальные оппоненты:

Заслуженный деятель науки РФ доктор исторических наук, профессор Кузнецов М.С.
кандидат исторических наук, доцент Бойко В.П.

Ведущая организация: Томский политехнический университет, кафедра истории и политологии
Общая характеристика работы

Актуальность темы. Современный структурный общественный кризис, переживаемый нашей страной, очень тяжело отразился на северо-восточных территориях России. Становящееся порою драматическим положение края сегодня настоятельно требует выработки аналитически оформленной программы дальнейшего развития названного региона, которая должна опираться на целый спектр научных разработок. Среди последних немаловажную роль должны играть исторические исследования, освещающие прежде всего специфику процессов развития Северо-Востока в середине текущего столетия.

Одновременно, в результате активизации региональных исследований в широкий научный оборот вводятся значительные массивы ранее неизвестных документов, позволяющих рисовать взвешенную картину исторического пути России и ее отдельных регионов. Подобное обстоятельство весьма актуально в условиях, когда современная отечественная историческая наука находится перед необходимостью определения своих новых теоретико-методологических оснований, что невозможно без существенного расширения источниковой базы.

В настоящей диссертации речь идет о начальном периоде формирования и деятельности "Дальстроя" - специализированного государственного института (суперорганизации), осуществившего в 30-50 гг. текущего столетия освоение Северо-Востока СССР. Основания производственной, социальной и т.п. инфраструктуры современной Магаданской области были заложены деятельностью "Дальстроя", представлявшей собой важный и многоплановый, и во многом пока неизученный, фрагмент отечественной истории XX века.

Степень изученности темы. Первые попытки описания деятельности этой организации на Северо-Востоке СССР стали возможными лишь в ходе постепенного демонтажа ее системы. Характерным для этого периода изучения освоения региона стало появление работ, посвященных 25-летию основания "Дальстроя". В основном эти были полувоспоминания-полуисследования участников освоения Северо-Востока, описывавшие развитие технологических циклов золото- и оловодобычи, геолого-разведочные работы, создание других отраслей экономики на Северо-Востоке (строительство, сельское хозяйство и т.п.) и др. Рассмотрению указанных проблем был посвящен юбилейный сборник статей "Дальстрой. К 25-летию" и книга М.В.Груши "25 лет Дальстроя", увидевшие свет в 1956 г. Исследованию места и роли транспорта в истории освоения региона - от разведки наиболее выгодных путей доставки грузов на Колыму до развития внешних и внутренних транспортных артерий и создания парка транспортных средств - были посвящены в 1958-1959 гг. статьи Е.Д.Родина.

Таким образом, уже в конце 50-х гг. текущего столетия был определен круг вопросов в истории "Дальстроя", которые подверглись более подробному изучению в последующее время. Это прежде всего проблемы формирования производственной инфраструктуры края: история геологического изучения Северо-Востока, промышленное и транспортное освоение Северо-Востока и т.п.

60-е гг. ознаменовались появлением исторических работ, посвященных исследованию указанных проблем. Общие вопросы деятельности "Дальстроя" на территории региона впервые оказались освещенными в монографии Н.А.Жихарева "Очерки истории Северо-Востока РСФСР (1917-1953 гг.)", опубликованной в 1961 г. В качестве важнейшей цели своего исследования автор определил освещение роли коммунистической партии в целом и партийных органов на Северо-Востоке, в частности, в развитии производительных сил региона. Эта общая целевая установка сказалась и на описании Н.А.Жихаревым деятельности "Дальстроя". Думается, поэтому различные направления работ, производимых этой организацией - дорожное строительство, развитие горнодобывающей промышленности, создание собственной топливной и продовольственной базы и т.п., рассматриваются автором преимущественно сквозь призму деятельности партийно-политических органов "Дальстроя", развитию системы которых в указанной работе уделяется наиболее важное место. По нашему мнению, сегодня следует признать важность труда Н.А.Жихарева для изучения проблем деятельности "Дальстроя", поскольку он содержит ценную информацию, необходимую для характеристики процессор социально-экономического и политического развития Северо-Востока в 30-50-е гг.

Первому десятилетию истории форсированного развития геологоразведочных работ и горнодобывающей промышленности в обозначенном регионе была посвящена работа С.В.Левченко и Д.Л.Мозесона "Золотая Колыма. Из истории открытия и освоения Северо-Востока СССР" (1963 г.). В центре внимания исследователей оказались результаты деятельности геологоразведочных подразделений "Дальстроя" в Колымско-Индигирском районе в 1931-1941 гг., обусловившие развитие системы горных управлений - от Горного Управления треста в 1935 г. до разветвленной сети восьми горнопромышленных управлений в 1941 г.

Если указанные выше работы были посвящены освоению этой организацией месторождений минерального сырья в верховьях рек Колымы и Индигирки, то Г.Г.Рощупкин в 1967 г. занялся изучением промышленного освоения Чукотки, в котором "Дальстрой" с 1939 г. сыграл ведущую роль. Существенно расширившие понимание сложности условий, в которых протекала деятельность "Дальстроя", исследования Г.Г.Рощупкина акцентировали внимание на механизме партийно-политического руководства работой Чаун-Чукотского горнопромышленного управления "Дальстроя", демонстрируя его первостепенную важность для успеха промышленного освоения Чукотки1.

Вопросы развития и работы на территории Северо-Востока системы партийно-политических органов оказались включенными и в работы Б.И.Мухачева, который, однако, рассматривал их на фоне общего промышленного развития края. В предисловии к сборнику "Время. События. Люди. Исторические очерки об освоении Колымы и Чукотки. 1928-1940 гг." (1966 г.) ученый сосредоточился на освещении проблем геологического исследования территории деятельности "Дальстроя", на становлении и развитии производственной структуры треста и добыче природных ископаемых. Продолжениям этого направления работы ученого стала его статья "Начало промышленного освоения Колымы (1923-1937 годы)", опубликованная в 1970 г. Эта работа представляла собой первую попытку комплексного исследования многоплановых процессов промышленного развития региона в первое десятилетие его освоения. Весьма важным в указанной работе Б.И.Мухачева явилось соотнесение решения высших партийных и государственных органов о начале промышленного освоения месторождений золота на Колыме с потребностями форсированной индустриализации СССР2.

В 1972 г. исторические аспекты освоения и промышленного развития Охотско-Колымского района в 30-е г.г. оказались включенными в анализ проблем индустриализации Дальнего Востока в целом. Работы Г.А.Унпелева, отмечая "пионерный" характер создания индустриальной базы экономики этого региона СССР, особо выделяли деятельность "Дальстроя" как специфической организации. Эта специфика, по справедливому замечанию автора, заключалась в том, что Гострест не только занимался интенсивным промышленным строительством, но и осуществлял административно-политические функции на территории своей деятельности.

"Очерки истории Чукотки с древнейших времен до наших дней" - коллективный труд, подготовленный сотрудниками научно-исследовательской лаборатории истории, археологии и этнографии Северо-востока СВКНИИ ДВО АН СССР под руководством Н.Н.Дикова (1974 г.), заполнил значительные пробелы в изучении истории крайнего Северо-Востока СССР. Развитие горной промышленности (олово- и угледобычи), энергетики, социальной инфраструктуры и т.д. - вот спектр проблем, в решении которых на Чукотке, по мнению авторов монографии, "Дальстрой" сыграл решающую роль. Однако промышленное и культурное строительство на этой территории оценивалось авторами сквозь призму деятельности местных партийных и административно-хозяйственных органов, с 1939 г. - прежде всего органов "Дальстроя", направлявшихся решениями центральных партийно-государственных инстанций.

Увидевшая свет в 1975 г. "Историческая хроника Магаданской области" стала весьма своеобразным популярным изложением описываемой нами традиции в изучении истории северо-восточных окраин СССР в середине XX в. Это нашло свое выражение прежде всего в отборе фактов для указанной "хронологии". Среди них преобладают указания на события, связанные с созданием и развитием партийно-политических и административно- хозяйственных структур на территории региона. Ведущую роль в "социалистическом строительстве" на Колыме и Чукотке, в соответствии с мнением составителей, сыграло партийное руководство созданием горной промышленности.

Если Е.Д.Родин в конце 50-х гг. рассматривал общие проблемы развития транспортной сети "Дальстроя", то В.М.Хлыпалов в 1976 г. сконцентрировал свое внимание на строительстве знаменитой Колымской трассы - основы создания производственной инфраструктуры треста3. Указанная работа посвящена прежде всего формированию дорожно-строительных структур "Дальстроя" (Управления дорожного строительства, дорожно-строительных районов и т.д.), основных направлений прокладки полотна автомагистрали. Интересна, на наш взгляд, и попытка В.М.Хлыпалова создать периодизацию строительства трассы.

В первой половине 80-х годов XX века изучению важных аспектов деятельности "Дальстроя" по созданию собственной топливной базы на Северо-Востоке в 30-50-х гг. были посвящены работы И.Л.Глазунова. Автор в ряде статей подверг подробному изучению историю работ на месторождениях угля в регионе, складывание системы угледобывающих предприятий, завершившейся в 1939 г. созданием специализированного управления "Дальстройуголь".

В конце 80-х - первой половине 90-х гг. наступил новый этап изучения истории "Дальстроя", начало которого было обусловлено либерализацией советского политического режима и связанными с нею открытиями так называемых "белых пятен" в советской истории. Существенно расширился спектр исследовавшихся проблем, значительно обогатилась источниковая база вследствие открытия для ученых ранее недоступных архивных фондов.

Прежде всего указанное явление коснулось истории массовых репрессий второй половины 30-х гг. При исследовании проблем "большого террора" исследователи с неизбежностью касались роли значения Колымы, "Дальстроя" в осуществление карательной политики советского политического режима в предвоенные годы. Вопросы истории лагерной Колымы в 1932-1937 гг. освещались Р.А.Медведевым, В.В.Цаппиным, О.В.Хлевнюком4. Несомненным событием того времени явилась публикация на русском языке книги британского ученого Р.Конквеста "Большой террор". Посвященный исследованию политических репрессий в СССР в 30-е гг., этот труд отражает и события, происходившие на Колыме - в лагерных и производственных подразделениях "Дальстроя"5. Трагические события 1937 г., ставшие своеобразным "прологом" колымского "большого террора", когда в Магадане были уничтожены видные участники троцкистской оппозиции, получили освещение в материалах, изданных обществом "Возвращение" и фондом "Мир и человек" в начале 90-х годов.

На рубеже 80-90-х гг. и магаданские авторы существенно расширили представление о сложных и противоречивых процессах деятельности "Дальстроя". В 1989 г. в печати появилась статья научного сотрудника СВКНИИ ДВО АН СССР К.Б.Николаева, посвященная общим проблемам истории деятельности государственного треста "Дальстрой" в период до 1938 г., когда была осуществлена передача последнего в ведение НКВД СССР6. К ним надо отнести: особый режим управления трестом, проблемы специфики развития геологоразведки и горной промышленности на Колыме; использование труда заключенных, а также условия их жизни в лагерях. Названные проблемы автор пытается решать посредством анализа специфических черт "сталинского казарменного социализма", который, по его мнению, наложил яркий отпечаток на методы деятельности и сущность такой организации, как "Дальстрой".

Обогащение проблематики исторических исследований того времени коснулись и изучения истории Чукотки. В 1989 г. вышла в свет более полная "История Чукотки с древнейших времен до наших дней", подготовленная сотрудниками СВКНИИ ДВО АН СССР под руководством Н.Н.Дикова. Впервые в исторической науке были отмечены факты принудительного труда подневольных "спецконтингентов", экологических последствий работы рудников и приисков, разрушения традиционного промыслового хозяйства коренных народностей в ходе коллективизации, проводившейся на Чукотке органами "Дальстроя".

На рубеже 80-90-х годов появились в печати исследования научного сотрудника Магаданского краеведческого музея А.С.Навасардова, посвященные развитию различных видов транспорта, системы автодорожной связи в регионе и основанные на ранее недоступных архивных материалах.

Широтой круга изучаемых проблем отличаются многочисленные работы и выступления в периодической печати старшего научного сотрудника Магаданского краеведческого музея А.Г.Козлова. В поле его зрения история создания отраслей социальной инфраструктуры на Северо-Востоке в 30-е гг., развитие г.Магадана как административного центра "Дальстроя" и т.д. Но наиболее заметный вклад названный исследователь внес в изучение истории формирования Управления Соверо-Восточных Исправительно-Трудовых лагерей (УСВИТЛ), режима содержания заключенных, использовавшихся "Дальстроем" в качестве рабочей силы7.

Однако, как представляется, наиболее систематизированное на сегодняшний день исследование проблемы положения заключенных в подразделениях Севвостлага, условий их трудового использования принадлежит магаданскому историку И.Д.Бацаеву8. Одновременно указанная работа содержит анализ динамики развития системы Севвостлага, структурирования ее основных подразделений.

На протяжении целого ряда последних лет заметный вклад в изучение истории "Дальстроя" вносят магаданские публицисты и краеведы. Усилиями А.Бирюкова, С.Ефимова, Д.Райзмана, Т.Смолиной, Б.Пискарева, И.Паникарова, С.Мельникова и многих других постоянно пополняется публикаций, посвященных различным проблемам истории Северо-востока в "дальстроевский" период.

Таким образом можно констатировать, что сегодняшнее положение в изучении истории "Дальстроя" характеризуется наличием серьезного массива исторической информации. Тем не менее, в серьезном уточнении нуждаются существующие оценки периодизации истории освоения региона, формирования здесь структур "Дальстроя" как привилегированной организации в предвоенный период, динамики добычи золота и олова на Колыме. Не могут не обращать на себя внимания в наше время и вопросы экологических последствий промышленного освоения края. Но наиболее актуальной задачей исторической науки, по нашему мнению, является сегодня аналитическая обработка имеющихся данных и создание общих концептуальных оснований исследования деятельности "Дальстроя" на обозначенной территории, отвечающих современным требованиям к обществоведческим дисциплинам.

Основная цель предлагаемого диссертационного сочинения - анализ специфичных черт социально-экономической политики советского государства на Северо-Востоке СССР в 1931-1941 гг. и обозначение роли "Дальстроя" в истории региона как ее основного проводника.

Поставленная цель в работе реализуется через решение следующих конкретных задач: 1) рассмотреть основные направления изучения края во второй половине 20-х гг. и определения его экономической специализации; 2) определить цели создания государственного треста "Дальстрой" и обозначить специфику складывания его структуры в течение периода 1931-1941 гг.; 3) выявить причины использования принудительного труда заключенных на Северо-Востоке, а также место этого феномена в решении задач, поставленных перед "Дальстроем"; 4) проанализировать основные направления деятельности "Дальстроя" в 1931-1941 гг. (дорожное строительство, золото- и оловодобыча).

______________________________

1Рощупкин Г.Г. Роль Чаунской районной партийной организации в промышленном освоении Чукотки. // История и культура народов Севера Дальнего Востока. – М.: Наука, 1967. – С.150-159; См. также: Он же. Создание и развитие горнодобывающей промышленности на Чукотке (1917-1953 гг.). // Из истории промышленного и культурного строительства Чукотки. – Магадан: Кн. Мзд-во, 1971. – С.5-80.

2В 1993 г. Б.И.Мухачев вскрыл действительную роль принудительного труда заключенных в промышленном развитии региона. См.: Мухачев Б.И. Начало промышленного освоения Колымы (1928-1937 годы). // Исторический опыт освоения восточных районов России. Тезисы докладов и сообщений международной научной конференции. Владивосток. 20-22 сентября 1993 г. - Кн.3. – С.62-64.

3Хлыпалов В.М. Из истории строительства Колымском трассы. // "Экономические и исторические исследования на Северо-Востоке СССР. - Магадан: Кн. изд-во. 1976. - С.115-120.

4См.: Медведев Р. О Сталине и сталинизме. // Знамя – 1989 - № 3. – С.144-192; Цаплин В.В. Архивные данные о числе заключенных в конце 30-х годов. // Вопросы истории. - 1991. - № 4-5. – С.157-163; Хлевнюк О.В. Принудительный труд в экономике СССР. - 1929-1941 годы. // Свободная мысль. – 1992. - № 13. - С.73-84.; Он же. 1937-й. Сталин, НКВД и советское общество. - M.: Республика, 1992 и др.

5Конквест Р. Большой террор: В 2 т. – Рига, 1991. Некоторые сведения о Севвостлаге, заключенные которого работали в "Дальстрое", содержит также работа известных историков А.Некрича и М.Геллера. См.: Некрич А., Геллер М. "Утопия у власти. История Советского Союза с 1917 года до наших дней". - Лондон: OPI, 1989.

6Николаев К.Б. Тяжелый металл, или как родился, жил и умирал Дальстрой. // На севере дальнем. – 1989. - № 2. – С.54-83.

7См., например: Козлов А.Г. Из истории колымских лагерей (1932-1937 гг.). // Краеведческие записки. – Магадан, 1991. – Вып.17. – С.61-91.; Он же. Из истории колымских лагерей (конец 1937-1938 гг.). // Краеведческие записки. – Магадан, 1993. – Вып.19. – С.117-143; и многие др.

8Банаев И.Д. Колымская гряда архипелага ГУЛАГ (заключенные). // Исторические аспекты Северо-Востока России: экономика, колымский ГУЛАГ. – Магадан, 1996. – С.46-72.



Источниковая база предлагаемой диссертации состоит из документальных фондов "Дальстроя", статистических данных, материалов периодической печати и широкого круга узкопрофильной и мемуарной литературы, отражающей различные аспекты процессов освоения Северо-Востока в 30-е гг. в целом и роль "Дальстроя'' в этих процессах в частности.

Основная масса используемых нами в данной работе неопубликованных документальных источников сосредоточена в Государственном Архиве Магаданской области. Речь идет о фондах Р-23 сч "Главное Управление строительства Дальнего Севера Министерства цветной металлургии СССР, г.Магадан" и Р-23 ее "Документальные материалы 1 Отдела Дальстроя", причем последний частично выведен из режима секретного хранения лишь начиная с 1 января 1993 года. Названные фонды, содержащие более шести тысяч единиц хранения, содержат информацию, наиболее полно раскрывающую все стороны деятельности "Дальстроя".

Внешняя документация, характеризующая взаимоотношения объекта нашего исследования с вышестоящими государственными органами, может быть подразделена на несколько групп материалов. 1) Директивно-распорядительные. Сюда можно отнести следующие документы, а) Постановления СТО СССР, в чьем ведении "Дальстрой" находился до 1938 г. В них определялись плановые задания по основным и вспомогательным производствам треста, общий режим деятельности "Дальстроя", территория ее осуществления, объем льгот, предоставляемых тресту, персональные назначения руководящих работников, б) Приказы и распоряжения ОГПУ (с 1934 г. - НКВД) СССР. В период 1931-1937 гг. документы этого ведомства регламентировали прежде всего планы поставки "спецконтингентов" на Колыму. В 1938 г. была осуществлена передача "Дальстроя" в состав НКВД и как одно из отраслевых управлений НКВД он регулярно получал из Москвы ежегодные и ежеквартальные планы по добыче золота и олова, а также по дорожному строительству, геологоразведке и т.д. Значительный массив документов НКВД этого времени представляют материалы, отражающие процессы развития сети лагерей на Северо-Востоке в) поскольку "Дальстрой" концентрировал абсолютно все властные функции на указанной территории, он выполнял и постановления СНК СССР как высшего органа исполнительной власти страны, сохранившиеся в архивных хранилищах. 2) Контрольно-ревизионные материалы, отражавшие итоги регулярных проверок деятельности "Дальстроя", осуществлявшихся комиссиями, специально направлявшимися на Колыму. 3) Отчетные материалы руководства "Дальстроя", направлявшиеся руководству страны и НКВД: погодные отчеты о деятельности государственного треста "Дальстрой", подробно анализировавшие все направления работ, производившихся трестом; освещающие деятельность треста по промышленному освоению региона за определенный отрезок времени. Среди группы исходящих материалов особенно показательны плановые документы и объяснительные записки к планам освоения Колымы, отражавшие видение руководством "Дальстроя" перспектив промышленного развития края, формирования отраслей хозяйства, формирования трудоспособного населения и т.д. 3) Письма и жалобы работников "Дапьстроя" представляют собой важную группу документов, направлявшихся в вышестоящие инстанции с Колымы.

Документы внутреннего делопроизводства, позволяющие всесторонне анализировать все направления деятельности "Дальстроя" по транспортному и промышленному освоению Северо-Востока, также могут быть подразделены на несколько групп. 1) Распорядительно-уставные. Они регламентировали развитие внутренней структуры треста - организацию отдельных дорожно-строительных, горнопромышленных и т.д. подразделений "Дальстрся", определение задач их деятельности, системы взаимоотношений со смежными предприятиями. Среди указанных документов особо выделяются материалы, отражавшие формирование лагерных структур треста, ставших в то время источником рабочей силы, необходимой для решения производственных задач. К этой же группе следует отнести документацию по кадровым вопросам - персональные назначения руководителей, поощрения и взыскания, налагавшиеся администрацией треста. 2) Производственно-отраслевая документация составляет весьма представительный корпус источников. Прежде всего это производственные планы и программы деятельности отраслевых Управлений "Дальстроя" и отдельных предприятий - годовые и квартальные. В этой группе документов можно выделить и инструктивные материалы, документы технического и технологического характера. 3) Документы контрольно-ревизионного характера, содержащие сведения об итогах проверок, проводившихся администрацией "Дальстроя" по деятельности и производственной структуре подразделений, выполнению плановых заданий, условиям содержания и обеспечения рабочей силы и т.д. 4) Отчетно-статистическая документация, включавшая информацию, поступавшую руководству "Дальстроя" от его предприятий. Здесь данные по итогам основной деятельности подразделений "Дальстроя" - золото- и оловодобыче, о развитии вспомогательных производств, об использовании рабочей силы, о положении заключенных и вольнонаемных, работников на Колыме и Чукотке и многое другое.

Обращение автора к документам фонда Р-22 "Чаун-Чукотское горнопромышленное управление" Государственного Архива Чаунского района Магаданской области продиктовано тем, что последний содержит материалы внутреннего делопроизводства и отчетности Чаун-Чукотского горнопромышленного управления, постепенно оформлявшегося после передачи "Дальстрою" территории Чукотского полуострова 1 января 1939 г. и со временем ставшего крупнейшим оловодобывающим предприятием СССР. Используемые нами прежде всего годовые отчеты этого подразделения за 1940 и 1941 гг. позволяют анализировать динамику нарастания объемов оловодобычи на Чукотке, место и роль принудительного труда заключенных в освоении месторождений олова, постепенное складывание производственных и лагерных структур "Дальстроя" на территории полуострова.

Заметим, что все указанные уникальные документальные материалы обладают значительной информативной ценностью, поскольку они, за исключением некоторых отчетных документов, составлявшихся для высшего руководства СССР, и материалов высших политических органов СССР, хранятся исключительно в архивах Магаданской области. Одновременно, их достоверность и полнота позволяют нам утверждать, что вышеперечисленные документальные материалы составляют основной массив источников, необходимых для всестороннего и всеобъемлющего анализа проблем, составляющих содержание предлагаемой диссертации.

Опубликованные документы, используемые диссертантом, позволяют анализировать: уровень развития региона в период, предшествовавший его форсированной колонизации (Приполярная перепись 1926-27 гг.); место Северо-Востока в планах развития геологического изучения территории СССР, активно проводившегося в период первых пятилеток (Документы Геологического комитета ВСНХ СССР, реорганизованного 2 января 1930 г. в Главное геологоразведочное управление); темпы развития золото-платиновой промышленности СССР в 30-е годы (Директивные документы НКТП СССР); проблемы развития карательной политики советского государства и использования труда заключенных в колонизационной политике (Статистические данные о количестве осужденных в СССР в 20-е годы; "Докладная записка заместителя председателя ВСНХ СССР Г.Л.Пятакова председателю ВСНХ СССР Ф.Э.Дзержинскому об организации поселений заключенных в перспективных экономических районах от 10 ноября 1925 г.").

Многоплановость процессов освоения Северо-Востока в 30-е годы обусловила использование в настоящей диссертации широкого спектра узкопрофильной специализированной литературы. Результаты гидрографического и геологического изучения региона нашли свое отражение в работах иркутского ученого И.Ф.Молодых и его коллег, а также в публикациях, авторами которых стали известные советские геологи С.В.Обручев и Ю.А.Билибин.

Вопросы истории промышленного освоения края включались в исследования представителями экономико-географической науки. Среди обширного круга указанных работ, как нам представляется, особого внимания заслуживают труды С.В.Славина и А.Н.Пилясова анализировавших в числе прочего и особые формы освоения северных территорий СССР. Ученые определяют их как деятельность специально создаваемых "интегральных комбинатов" или "суперорганизаций", к числу которых они относили и "Дальстрой".

Развитие направляемых государством демографических процессов на обозначенной территории отражено в работах П.Е.Терлецкого и Л.Л.Рыбаковского; весьма значительно количество работ, посвященных проблемам истории коренных народов Северо-Востока в 30-50-е гг., значительные перемены в жизни которых осуществлялись подразделениями "Дальстроя" (работы М.А.Сергеева, К.Г.Кузакова, И.С.Вдовина и др.).

События, составляющие хронологический ряд процессов освоения Северо-Востока в интересующий нас промежуток времени, нашли свое отражение в мемуарной литературе, насчитывающей на сегодняшний день сотни изданий самого разного информационно-содержательного уровня. Признавая несомненную важность этих "человеческих документов" создающих своеобразный эмоциональный фон при анализе обозначенных процессов, мы обратились к изучению воспоминаний участников колонизации региона - бывших заключенных и вольнонаемных работников "Дальстроя".

Предлагаемое исследование ограничено территориальными рамками деятельности "Дапьстроя", постепенно сформировавшимися к 1941 г. Речь идет об огромной территории Северо-Востока России, включающей восточные районы Якутии, всю территорию Магаданской области и Чукотского национального округа.

Хронологические рамки исследования охватывают первое десятилетие истории "Дальстроя" - период 1931-1941 гг. Выбор именно этого временного отрезка определяется тем, что тогда происходила кристаллизация внутренней организационной структуры этой организации и складывание ее отношений с вышестоящими государственными органами. С другой стороны, деятельность "Дальстроя" в этот исторический период заложила основы производственной и социальной инфраструктуры региона, сохранившейся с небольшими изменениями по сей день.

Одновременно важным для решения задач настоящей диссертации стало обращение автора к изучению деятельности на территории региона экспедиций разной научной направленности в конце 20-х гг., поскольку именно они определили экономическую специализацию Северо-Востока и систему его транспортных связей.

Предметом исследования в настоящей диссертации являются закономерности и особенности процессов освоения Северо-Востока СССР в 1931-1941 гг., являвшиеся конкретным воплощением проводимой здесь советским тоталитарным режимом социально-экономической политики.

Объектом нашего рассмотрения в данной работе является государственный трест "Дальстрой" (с 1938 г. - Главное Управление Строительства Дальнего Севера НКВД СССР "Дальстрой") как специализированный государственный механизм освоения региона, особенности его внутренней структуры и деятельность его подразделений на территории Северо-Востока в обозначенный период.

Сказанным определяется новизна диссертации. Новым в диссертации является, прежде всего, использование автором архивных документальных материалов, не введенных до сих пор в широкий научный оборот и неизвестных большинству отечественных и зарубежных специалистов. Помимо названного, новизна диссертационного сочинения состоит в обобщении исторической информации, накопленной прежде всего магаданскими исследователями. Диссертация "История формирования и деятельности "Дальстроя" в 1931-1941 гг." является первым обобщающим исследованием данной проблемы, не имеющим аналогов в отечественной историографии.

Перед решением поставленных задач представляется необходимым определить методологические принципы, выступающие в качестве исходных для автора диссертационного сочинения. Речь идет о принципах историзма, объективности и научности

Частные методы исследования определяются основами применяемого автором принципа историзма. При обработке архивного материала нами использовались источниковедческий, структурно-типологический и аналитико-тематический методы, применение библиографического метода определялось изучением литературы по данной теме. Помимо указанного, при разработке темы настоящей диссертации использовались историко-сравнительный и статистический методы.

Практическое значение предлагаемого диссертационного сочинения состоит прежде всего во введении в широкий научный оборот нового массива документальных материалов, необходимых для создания аналитически оформленной источниковой базы, что важно в условиях создания новых теоретико-методологических оснований изучения истории России XX столетия.

Помимо отмеченного, фактический материал диссертации, выводы, положения и оценки соискателя могут быть использованы при разработке лекционных курсов по отечественной истории XX столетия в целом и Северо-Востока России в частности. Думается, что результаты нашей работы могут быть использованы также и при определении важнейших направлений региональной политики, что весьма важно, если принимать во внимание федеративный характер государственного устройства современной России.
Структура диссертации. Работа состоит из Введения, двух глав, Заключения и списка использованных источников и литературы.
Основное содержание работы

Во Введении обоснована актуальность темы, определена основная цель и конкретные задачи работы, определены методологические принципы, объект и предмет исследования, его территориальные и хронологические рамки, дана общая характеристика источниковой базы диссертации и использованной литературы.

Первая глава "Причины создания треста "Дальстрой" и формирование его структур на Северо-Востоке СССР в 1931-1941 гг." состоит из двух параграфов.

В параграфе 1 "Изучение территории Северо-Востока в конце 20-х гг. речь идет о геологических и гидрографических исследованиях, проводившихся в конце 20-х гг. XX века на огромных пространствах Северо-Востока. В результате работы здесь экспедиций, сформированных различными организациями, были определены основные направления экономического (развитие горной промышленности) и транспортного (создание транспортной системы снабжения горных предприятий) освоения края. Поэтому результаты этих исследований явились на рубеже 20-30-х гг. важнейшим условием для создания "Дальстроя", руководство которого активно использовало их в целях решения задач, поставленных перед трестом.

Наибольшего внимания в нашем случае заслуживают результаты Индигирской экспедиции Геолкома ВСНХ СССР 1926 г. и Колымского геоморфологического отряда Якутской комиссии АН СССР 1929-1930 гг., работавших под руководством С.В.Обручева, Партии по исследованию реки Колымы 1928-1930 гг., которую возглавлял иркутский ученый И.Ф.Молодых, Первой Колымской геологоразведочной экспедиции 1928-1929 гг. во главе с Ю.А.Билибиным и Второй Колымской геологоразведочной экспедицией В.А.Цареградского.

Работы экспедиций С.В.Обручева во второй половине 20-х гг. привели не только к открытию неизвестной горной системы (хребет Черского), но и установлению того, что эта страна гор является золотоносным районом, имевшим протяженность около 700 км в ширину от 150 до 250 км. При этом С.В.Обручев особо отмечал, что наиболее благонадежным по содержанию промышленных запасов золота является район верховий р.Колымы.

Одновременно в конце 20-х гг. важные результаты были получены Партией по исследованию р.Колымы, работой которой руководил И.Ф.Молодых. Помимо изучения транспортных возможностей Колымы, участники экспедиции занимались определением современного экономического состояния, природных ресурсов, исторически сложившихся к тому времени транспортных связей, а также и уточнением ближайших задач хозяйственного строительства региона и схемы его транспортного освоения.

Учитывая, что развитие региона во многом зависело от успеха создания на Северо-Востоке горной промышленности, И.Ф.Молодых предложил создать транспортную систему для доставки грузов в верховья Колымы, где уже работали артели старателей. Для ее формирования необходимо было, по его мнению, строительство морского порта в бухте Нагаева (Тауйская губа Охотского моря) и круглогодичного шоссе от нее до приисков в Верхнеколымском районе.

Против придания проектируемой Нагаевской дороге исключительного значение в вопросах снабжения Приколымья горячо выступил С.В.Обручев, считая это заключение крайне односторонним. По его мысли, по крайней мере до постройки автодороги, снабжение всего края могло базироваться только на северных рейсах - через устье Колымы.

Окончательно эта проблема оказалась разрешенной лишь в результате важнейших геологических открытий, окончательно определивших направления дальнейшего экономического развития Северо-Востока, сделанных в 1928-1931 гг. именно в районе Верхней Колымы.

В 1928 г. Геолком ВСНХ СССР и Акционерное общество "Союэзолото" совместно организовапи экспедицию в верховья Колымы, которую возглавил Ю.А.Билибин. Результаты ее работы - открытие значительных запасов золота - не оставили у правительства сомнений в необходимости промышленного освоения края.

Для проверки сведений экспедиции Билибина в 1930 г. в район Верхней Колымы была направлена экспедиция В.А.Цареградского, которая подтвердила наличие запасов золота, позволяющих организовывать его промышленную добычу. О важности, придаваемой правительством СССР изысканиям в названном регионе, свидетельствует то, что сумма капиталовложений в геологоразведку на Колыме составило в начале 30-х гг. 3,8% от общей суммы ассигнований на эти цели по СССР в течение всей первой пятилетки.

Сопоставление полученных экспедицией В.А.Цареградского данных с выявленной золотоносностью на северо-западе (хребет Черского, С.В.Обручев) и особенностями геологического строения, распространяющимися на восток от верховий Колымы, дало Ю.А.Билибину возможность предположить, что общее протяжение главной золотоносной зоны на Северо-Востоке будет около 1250 километров.

Начатая АО "Союззолото" разработка золотоносных площадей в Верхнеколымском районе существенно тормозилась отсутствием отлаженной системы снабжения приисков, разрозненностью усилий различных организаций в постепенном освоении Охотско-Колымского края. Эти факторы, а также острая необходимость прямого пополнения золотого запаса страны, столь необходимого в условиях форсированной индустриализации СССР, обусловили необходимость создания отдельной организации для максимально быстрого дорожного строительства в регионе и организации форсированной золотодобычи. Этой организацией и стал специализированный "государственный трест по дорожному и промышленному строительству в районе Верхней Колымы "Дальстрой", созданный в ноябре 1931 г.

Параграф 2 "Образование "Дальстроя" и развитие его структур в предвоенный период" посвящен описанию процессов создания и постепенного оформления производственно-лагерной структуры названной суперорганизации на постоянно расширявшейся территории ее деятельности в предвоенное десятилетие.

Победа концепции форсированной индустриализации в результате внутрипартийной борьбы в течение 20-х гг. поставила советское руководство перед рядом важных проблем, среди которых особого внимания заслуживали: создание собственной топливно-сырьевой базы и проблемы накопления средств на техническое вооружение создаваемой индустрии. Для решения этих актуальных задач в годы первой пятилетки создаются и начинают действовать специфические государственные организации, определяемые С.В.Славиным как "интегральные комбинаты", характерными чертами которых, по его мнению, являлись: 1) Выделение государством территории, на которую распространяется деятельность данного комбината. Эта территория определяется не границами административных подразделений страны, а характером поставленных перед комбинатом задач; 2) Включение в состав комбината всех отраслей хозяйства и всех видов производства, необходимых для решения основной задачи комбината и общего подъема производительных сил данной территории; 3) Подчинение всех предприятий, входящих в комбинат, единому руководству (управлению), объединяющему все материально-технические и финансовые средства, а также людские силы.

В начале 30-х гг. принимается решение и об интенсификации золотодобычи в Верхнеколымском районе. Для решения этих задач 13 ноября 1931 г. постановлением Совета Труда и Обороны СССР № 516 был создан государственный трест по дорожному и промышленному строительству в районе Верхней Колымы "Дальстрой". Новая организация получила уставной капитал в сумме 200 млн. рублей и колоссальные правительственные льготы, объем которых постоянно расширялся.

Первоначальная территория деятельности треста (1932-1935 гг.) составляла около 400-450 тыс. кв.км, однако ее постепенный рост привел к тому, что в 1941 г. площадь районов, осваиваемых "Дальстроем", насчитывала 2266000 кв.км или 10% всей территории СССР.

В силу производственных задач "Дальстроя", диктуемых форсированным характером индустриализации СССР, актуальным становилось максимально быстрое формирование работоспособного населения на Колыме. Постепенное наращивание его здесь путем поощряемой государством переселенческой политики не удовлетворяло бы, с точки зрения лидеров СССР, указанных требований. Во-вторых, формирование населения на Колыме обычным путем миграционной государственной политики потребовало бы значительных дополнительных капиталовложений на создание социально-бытового комплекса. Основываясь на уже накопленном к тому времени советской властью опыте, лидеры страны принимают решение о том, что основной рабочей силой на Колыме станут заключенные, принудительно направляемые на Северо-Восток. 1 апреля 1932 г. зам. председателя ОГПУ СССР Г.Ягода подписал приказ № 287/с "Об организации Северо-Восточного лагеря ОГПУ", которым был начат процесс оформления лагерной структуры "Дальстроя". В течение 1932-1941 гг. заключенные составляли в "Дальстрое" около 80% всех работающих. Именно их руками, при незначительном использовании техники, был произведен огромный объем работ по дорожному и промышленному строительству на Северо-Востоке СССР.

Предполагаемая специфика деятельности треста (масштабность намечавшихся работ и использование труда заключенных) обусловила и выбор руководящих работников "Дальстроя". Его директором был назначен Э.П.Берзин, до 1931 г. руководивший строительством Вишерского целлюлозно-бумажного комбината, создававшегося в необжитом районе силами заключенных одного из Управлений Соловецких лагерей. Ближайшие сотрудники Берзина - Р.И.Васьков, З.А.Алмазов, Л.М.Эпштейн и др. также прибыли на Колыму с Вишеры.

Серьезной проблемой в 30-х гг. на Колыме стало урегулирование отношений предприятий треста и лагерных пунктов, поскольку они находились в разном подчинении - СТО СССР и ОГПУ (НКВД) СССР. В течение предвоенного десятилетия постепенно сложилась внутренняя структура "Дальстроя", симбиотически объединившая производственные и лагерные подразделения. Важной вехой в этом процессе стали события 1937-1938 гг., когда "Дальстрой" пережил свой "большой террор" - уничтожение первого состава руководителей и многих работников. Закономерным поэтому стала передача треста в ведение Наркомата внутренних дел и его преобразование в Главное Управление Строительства Дальнего Севера "Дальстрой" НКВД СССР.

Одновременно с кристаллизацией производственно-лагерных подразделений и "Дальстроя", к началу 40-х гг. окончательно сложились собственная система его судебных органов и партийно-политический аппарат указанной суперорганизации.

Чрезвычайный характер "Дальстроя" был окончательно закреплен в 1939-1940 гг., когда высшее руководство страны аннулировало решение Президиума Верховного Совета РСФСР от 14 июля 1939 г. о создании в составе Хабаровского края Колымского округа с центром в Магадане. Подобное освобождение "Дальстроя" от руководства гражданской и политической жизнью Северо-Востока и превращение его в обычное производственное управление Сталин назвал схематичным и нежизненным. Он особо подчеркнул: "Дальстрой - комбинат особого типа, работающий в специфических условиях, и эта специфика требует особых условий работы, особой дисциплины, особого режима"9.

Вышеотмеченное свидетельствует о том, что именно 1931-1941 гг. являются первоначальным периодом развития структур "Дальстроя" - специализированной государственной организации, призванной решать на территории Северо-Востока Советского Союза масштабные экономические и геополитические задачи.
______________________________

9«Советская Колыма». - 1940 г. – 23 февраля.



Во второй главе "Дальстрой" как инструмент колонизации Северо-Востока СССР" автор диссертации рассматривает основные направления деятельности "Дальстроя" в 30-е гг. - дорожное строительство, золото- и оловодобычу.

Параграф 1 "Основные направления работ треста "Дальстрой в 193-1937 гг." содержит характеристику деятельности треста в указанной период по созданию первоначального транспортно-производственного каркаса, послужившего основой дальнейшего освоения Северо-Востока СССР в последующее время.

Важнейшим компонентом производственной структуры, ориентированной на добычу золота, с неизбежностью становились сети транспортных магистралей, от создания которых зависело снабжение приискового района необходимыми материалами и продовольствием, что обеспечивало бы и увеличение масштабов золотодобычи. Поэтому вплоть до 1936 г. основной задачей "Дальстроя", центральным направлением его деятельности стало создание системы связи приисков с транзитными пунктами на морском побережье. Постепенно формирующиеся дорожно-строительные подразделения треста в этот период располагали основным количеством рабочей силы и инженерно-технического персонала. Одновременно именно в дорожное строительство направлялась подавляющая часть капиталовложений по "Дальстрою".

В октябре 1933 г. трасса была доведена до 182 километра. Планы дорожного строительства в 1934 г. предписывали обеспечить проезд автомобилей до верховьев р.Колымы, где находились основные разведанные запасы золота. Однако эти задания оказались не выполненными. Среди причин, обусловивших невыполнение программы дорожного строительства в указанное время, следует назвать прежде всего отсутствие дорожно-строительной техники и чрезвычайно большой объем земляных работ, выполнявшихся вручную.

В 1935 г., в результате направления на строительство дороги новых значительных этапов заключенных и резкого увеличения дневных норм выработки, трасса достигла р.Колымы, окончательно решив проблему снабжения верхнеколымского приискового района. Поэтому именно с 1936 г. стало возможным перенесение акцента основной деятельности "Дальстроя" на золотодобычу. Так, 1932 г. характеризовался тем, что на автодорожное хозяйство было направлено 30,8%, а на золотодобычу - 20,3%; в 1934 г. соответственно - 32,7 и 21,2; в 1935 г. - 36,6 и 23%. Начиная с 1936 г., доля капиталовложений в добычу золота увеличилась, составив 31,4%, тогда как ассигнования в дорожное строительство сократились до 23,4%10.

Развитие дорожно-строительных и горнодобывающих работ на Северо-Востоке СССР в анализируемый период находилось в тесной связи с созданием входной базы освоения - строительством порта и города в бухте Нагаева. Единая причальная линия, создание которой являлось основной задачей строителей, состояла из деревянно-каменных ряжей и уже в декабре 1933 г. стала использоваться для обслуживания прибывающих пароходов. В июне 1936 г. порт Нагаево был включен в списки портов СССР. Рядом с портом постепенно рос поселок Магадан, ставший административным центром территории деятельности "Дальстроя".

Результаты масштабных геологоразведочных работ, на которые в 1933-1937 гг. было затрачено 21 млн. 585 тыс. рублей, в совокупности с интенсивным дорожным строительством позволили подразделениям треста в этот период ежегодно удваивать количество добытого золота. До начала 1938 г. прииски "Дальстроя" добыли в общей сложности 106.150 кг химически чистого золота. Добывший в 1937 г. 51.515 кг благородного металла, "Дальстрой" стал крупнейшим золотодобывающим предприятием СССР. Одновременно Колыма вошла в число крупнейших мировых центров золотодобычи, превысив показатели крупнейшего золотоносного района США - Калифорнии.

При этом себестоимость колымского золота в 30-е гг. была ниже мировой цены на этот металл, что имело важное государственное значение в условиях форсированного характера осуществлявшейся советским режимом индустриализации. Один из аспектов удешевления средней себестоимости добываемого на Колыме металла состоял в том, что в целях форсирования максимальной добычи золота "Дальстрой" производил отработку площадей в первую очередь на наиболее богатых месторождениях. В этих же целях "Дальстрой" разрабатывал россыпные месторождения золота, требовавшие сравнительно небольших капитальных затрат, значительно меньшего числа механизмов и энергетики в сравнении с рудными месторождениями. Другим важным фактором, обеспечивающим снижение себестоимости колымского золота, является использование принудительного труда заключенных, что в условиях Колымы значительно снижало материальные затраты на их содержание в сравнение с трудом работников, набранных в обычном порядке.

1937 г. охарактеризовался важным событием в производственной деятельности "Дальстроя". В горной промышленности треста начинает развиваться новая отрасль - оловодобыча, ведущая извлечение этого полезного ископаемого из рудных месторождений. Именно в это время начали свою работу два оловянных прииска ("Таежник" и "Бутыгычаг"), добывшие к концу года 40,7 тонн олова в концентрате.

Таким образом, описываемая нами суперорганизация существенно расширяла свой производственный ареал, постепенно преодолевая монометаллический характер горного производства и включая в ассортимент добываемых ресурсов новые виды минерального сырья.

В период 1932-1937 гг. политика администрации "Дальстроя" по отношению к заключенным основывалась на принципах "перековки", то есть система социальных и хозяйственных отношений в регионе обеспечивалась утопическими представлениями об "исправительном", классовом характере труда. В это время режим содержания "спецконтингентов" был относительно мягким, заключенные выполняли ряд специфических обязанностей – охрана и административно-хозяйственное обслуживание лагерных пунктов и т.п.

Однако именно в это время, на наш взгляд, были созданы условия для жестокостей и крайнего произвола последующих лет. Об этом свидетельствуют нормативы питания колымских заключенных (20-40%-й дефицит калорий), служившие причиной распространенности цинги, нарушения санитарных правил содержания подневольных рабочих и т.д. Именно эти обстоятельства служили причиной ее противления заключенных администрации "Дальстроя", выражавшегося в неповиновении и побегах из подразделений треста.

______________________________



10Эпштейн Л. Итоги пяти лет. // Колыма. – 1936 – С.30.

Параграф 2 "Характеристика деятельности Главного Управления Строительства Дальнего Севера "Дальстрой" НКВД СССР в 1938-1941 гг.".

Преобразование государственного треста "Дальстрой" в территориально-отраслевое управление НКВД СССР, осуществленное в марте 1938 г., не изменило коренным образом структуру основных направлений производственной деятельности изучаемой суперорганизации, но внесло существенные коррективы в методы освоения региона.

Прежде всего это коснулось режима содержания и трудового использования заключенных. Обычными явлениями того времени стали репрессии против заключенных, резкое увеличение эксплуатации "спецконтингентов", произошедшее на фоне значительного ухудшения их бытового положения. Результатами подобной политики по отношению к заключенным на Северо-востоке стали гибель в результате массовых расстрелов около 35 тыс. подневольных рабочих, массовая их гибель от физического истощения и обморожения, распространение эпидемических заболеваний и т.д. Колыма в конце 30-х гг. постепенно превратилась во всесоюзную каторгу, где в 1940 г. находилось около 10 % всех заключенных Советского Союза.

Все больше приобретавший характер политической каторги, отличавшейся чрезвычайно суровым климатом и высоким уровнем смертности заключенных, "Дальстрой" в 1938-1941 гг. продолжал концентрировать материальные и человеческие ресурсы на приоритетных направлениях своей деятельности - на извлечении минеральных природных ископаемых и дорожном строительстве к новым районам золото- и оловодобычи.

На территории деятельности ГУСДС НКВД в результате геологоразведочных работ предшествующего периода на Колыме обозначилось два района с разведанными промышленными запасами рудного олова. Это Тенькинский район, расположенный к юго-западу от центрального района деятельности "Дальстроя" и Омсукчанский район, находившийся на северо-востоке от Магадана. Одновременно с 1 января 1939 г. в ведение "Дальстроя" была передана территория Чукотского полуострова, где экспедициями Главсевморпути было выяснено наличие колоссальных промышленных запасов этого редкого металла.

Специализированными Юго-Западным и Чаун-Чукотским горнопромышленными управлениями в период 1938-1941 гг. было добыто 5852 тонны олова в концентрате, при этом возрастание масштабов добычи олова более чем в три раза в 1940 г. по отношению к 1939 г. вызвано началом оловодобычи на Чукотке. Этому же способствовал постоянный рост количества оловодобывающих подразделений "Дальстроя", которое в 1938-1941 гг. увеличилось более чем на 75%.

И все же олово именовалось в дальстроевских документах и газетах "малым металлом", поскольку основным направлением деятельности "Дальстроя" оставалась золотодобыча, масштабы которой в 1939-1941 гг. продолжали постоянно расти. Проведение геологоразведочных работ в северо-западном направлении от Магадана, в соответствии с прогнозами Ю.А.Билибина, приводило к определению промышленного содержания металла на новых площадях. В 1938-1941 гг. наиболее богатые россыпные месторождения эксплуатировались на левобережье Колымы, где организовывались новые горнопромышленные управления "Дальстроя". В 1938 г. образовано Западное ГПУ, в 1939-ом - Тенькинское, в 1941 г. - Чай-Урьинское и Янское горнопромышленные управления. Последнее находилось уже на территории Якутии.

Одновременно это означало рост количества золотодобывающих приисков изучаемой суперорганизации. Если в 1938 г. "Дальстрой" располагал 29 приисками, из которых 18 было вновь открыто, то в 1941 г. золото добывали уже 45 предприятий ГУСДС НКВД СССР. Этими подразделениями в указанный период было добыто в общей сложности 284.120 кг золота в перерасчете на химически чистый металл, то есть на 63 % больше, чем в предшествующий период.

Тем не менее, документальные материалы свидетельствуют, что в 1939 и в 1940 гг. "Дальстрой" не выполнял планов золотодобычи. В 1939 г. невыполнение составило 18%, в 1940 г. - 9,3%. Вполне очевидно, что на выполнении плана сказалось бытовое положение заключенных и условия их труда в 1939-1940 гг., которые в значительной мере подорвали производственные возможности "спецконтингентов". Среди факторов, существенно влиявших на выполнение плановых заданий, следует назвать и снижение содержания золота в горных породах. То есть, для увеличения объемов золотодобычи становилось необходимым перерабатывать все возрастающее количество горной массы.

Необходимость введения в эксплуатацию новых месторождений минерального сырья приводила к продолжению активного дорожного строительства в предвоенный период. О напряженности работ на этом направлении деятельности "Дальстроя" говорит то, что протяженность автомобильных транспортных путей на его территории в 1940 г. увеличилась по сравнению с 1935 г. в 2,5 раза11. Основные дорожно-строительные работы разворачивались на левобережье Колымы (в новых районах золотодобычи) и в Охотско-Колымском районе, где создавались новые трассы и совершенствовалась имевшаяся дорожная сеть.

Возрастающие масштабы золотодобычи на предприятиях "Дальстроя" заставили руководство страны и НКВД, ставшего могущественным экономическим ведомством, искать пути удешевления доставки грузов для ГУСДС и вывоза добытого сырья в центральные районы страны. Поэтому нарком внутренних дел СССР Л.П.Берия предписал руководству "Дальстроя" учесть возможность прокладки по полотну основной Колымской трассы железнодорожного пути. При этом предусматривался выход железной дороги от Якутска к строившейся Байкало-Амурской магистрали, для чего созданному Алданскому дорожно-строительному управлению "Дальстроя" был передан отдельный лагерный пункт из состава БУРЛАГа НКВД, дислоцированный на станции Тында.

Всего к концу 1942 г., как отмечалось в специальном отчете "Дальстрой" за 10 лет. 1932-1942.", на территории его деятельности было построено свыше 3100 км дорог, из которых 902 - классные автодороги и более 2200 км - автодороги облегченного типа. В 1942 г. осуществлен сквозной проезд по трассе Магадан - Алдан.

Увеличение протяженности автомобильных дорог приводило к увеличению и автотракторного парка "Дальстроя", который в 1942 г. составлял 4014 грузовых автомашин и 856 тракторов. За десять лет деятельности автотранспортом "Дальстроя" перевезено в общей сложности 1317,7 тысяч тонн грузов, из которых на период 1932-1937 гг. приходится только около 21%.

Значительное развитие в предвоенный период на территории Северо-Востока СССР получили энергетика, угольная промышленность и собственное сельскохозяйственное производство "Дальстроя", что было обусловлено высокими темпами роста количества горных предприятий и населения на территории региона.

______________________________

11Малагин А.И. Магаданский экономический район. – Магадан: Кн. изд-во, 1957. - С.80.



В Заключении диссертации подведены основные итоги исследования, сделаны обобщения. Опыт деятельности "Дальстроя" позволяет судить о том, что в 30-х гг. текущего столетия на территории Крайнего Северо-Востока СССР развернулись процессы промышленного освоения (колонизации).

В результате работ, проведенных здесь во второй половине 20-х гг. экспедициями С.В.Обручева, И.Ф.Молодых, Ю.А.Билибина и др., стало очевидным наличие в недрах региона значительных запасов золота, определились основные направления транспортного освоения края. Поэтому правительство СССР приняло решение об интенсивном освоении Северо-Востока. Генерирующим началом этого послужила специфика политики форсированной индустриализации СССР, остро поставившая вопросы создания собственной топливно-сырьевой базы и накопления средств для создания советской индустрии. Основным государственным институтом, осуществившим колонизацию названной территории стал специализированный гострест "Дальстрой", созданный в 1931 г. и переданный НКВД СССР в 1938 г.

В течение предвоенного десятилетия сложилась внутренняя структура "Дальстроя", симбиотически объединившая производственные и лагерный подразделения, определилось его привилегированное положение в общей системе государственных органов СССР, чему способствовало выделение гостресту широкомасштабных льгот.

Основной рабочей силой "Дальстроя" (около 80%) в 1931-1941 гг. были заключенные Управления Северо-Восточных Исправительно-трудовых лагерей. Использованием "спецконтингентов" советское правительство предполагало минимизировать капиталовложения, направляемые на освоение месторождений минеральных ресурсов Колымы и Чукотки.

Силами прежде всего подневольных работников "Дальстроя" на территории Северо-Востока страны в 1932-1941 гг. был произведен колоссальный объем работ. Прежде всего это касается создания сети автотранспортных коммуникаций в регионе, опиравшейся на перевалочные пункты - порты в бухте Нагаева и бухте Амбарчик. Прокладка дорог становилась основным условием форсированного развития горной отрасли, ставшей основой производственной инфраструктуры края. В результате деятельности "Дальстроя" Северо-Восток стал крупнейшим золото- и оловодобывающим регионом СССР, одновременно войдя в число мировых лидеров извлечения этих видов полезных ископаемых.

Тем не менее, сегодняшнее кризисное положение края во многом обуславливается именно последствиями деятельности "Дальстроя", существенное влияние на которую оказал тоталитарный характер политического режима СССР 30-х гг.

Апробация результатов исследования осуществлялась автором предлагаемого диссертационного сочинения на научных конференциях, а также в рамках учебного курса "История Северо-Востока России 1917-1995 гг.", читаемого соискателем в Международном Педагогическом Университете в г.Магадане.

Содержание диссертации нашло отражение в следующих публикациях:

1. Советский период истории Северо-Востока России (историография и новые архивные данные). - Магадан: Изд-во МПУ, 1993. - 1,4 п.л. (в равном соавторстве с М.М.Этлисом).

2. Менталитет тоталитарной элиты "Дальстроя" и УСВИТЛа: идеология, утопия, репрессии. // Тоталитаризм и личность. Тезисы докладов международной научно-практической конференции. Пермь, 12-14 июля 1994 г. - Пермь: ПГПИ, 1994. - 0,1 п.л. (в соавторстве с М.М.Этлисом).

3. Колонизация Северо-Востока России в 30-50-е гг.: методы и последствия (к постановке проблемы). // Там же. - 0,1 п.л.

4. Dalstroj. / Sieminski J. Moja Kolyma. - Warszawa: Karta, 1995. - 1,8 п.л. (в равном соавторстве с М.М.Этлисом).

5. "Чрезвычайщина" на Северо-Востоке СССР как следствие гражданской войны. // Материалы Всероссийского симпозиума "Революция и контрреволюция в России (1-я четверть XX века). - Томск: Изд-во ТГУ, 1996. - Вып 2. - 0,5 п.л.

6. Актуальные проблемы историографии истории освоения Северо-Востока России в 30-50-е годы XX в. // Идеи, Гипотезы, Поиск. Сб. эссе по материалам III научной конференции аспирантов МПУ. - Магадан: Изд-во МПУ, 1996. - Вып.III. - ч.3. - 0.1 п.л

Оригинал статьи
"Воля покоряет вершины!"
Аватара пользователя
Зотов Дмитрий
 
Сообщения: 309
Зарегистрирован: 22 Март 2009 13:33
Откуда: г. Междуреченск, Кемеровская область

Дальстрой (Главное управление строительства Дальнего Севера)

Сообщение Зотов Дмитрий » 26 Июнь 2009 09:24

ДАЛЬСТРОЙ И ЕГО ОРДЕН

Великая Отечественная война явилась тяжелейшим испытанием для всех народов Советского Союза. Без малого почти четыре года шла кровопролитная, ожесточенная схватка с ненавистным фашизмом. Поэтому День Победы 9 мая 1945 г. явился самым желанным, самым радостным и счастливым днем для миллионов советских людей, отстоявших честь, свободу и независимость Родины.

Весомый вклад в это внес и северо-восточный регион страны, осваиваемый в то время знаменитым Дальстроем. Указом Президиума Верховного Совета СССР за успешное выполнение заданий правительства по производству и строительству на Дальнем Севере он еще 2,5 месяца до победной майской даты 24 февраля 1945 г. был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Нынче этому событию - 60 лет.

Бесстрастные архивные документы свидетельствуют, что в канун войны Дальстрой являлся крупнейшей полувоенной хозяйственной организацией НКВД СССР, основной рабочей силой которого являлись заключенные Северо-Восточных исправительно-трудовых лагерей (Севвостлага), осужденные по различным статьям УК РСФСР и других союзных республик. Именно они, общим числом около 180 тысяч человек (при наличии до 60 тысяч вольнонаемных), выполняли важнейшие экономические задачи государства на территории Колымы, Охотского побережья, части Якутии и Чукотки.

А эта территория превышала площадь современной Магаданской области более чем в 5 раз и составляла 2 млн. 260 тыс. кв. км, то есть почти одну десятую часть всего Советского Союза.

Основываясь на глубоком, детальном изучении имеющихся на сегодняшний день архивных источников, историк И. Д. Бацаев в недавно вышедшей нашей совместной работе «Дальстрой и Севвостлаг НКВД СССР в цифрах и документах. Часть 2 (1941 -1945)» (Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 2002, 428 стр.) указывает: «В 1941 г. перед промышленным комплексом Дальстроя была поставлена серьезная задача по повышению эффективности основного производства за счет увеличения добычи золота и олова путем внедрения новых технологий, сокращающих непроизводительные расходы и потери металла».

«Для выполнения этих заданий требуется от Дальстроя максимальное использование имеющегося оборудования и местных ресурсов, поднятие эффективности разведок и рационализации технических процессов для повышения извлечения металла из руды и россыпей», - подчеркивалось в приказе наркома внутренних дел СССР Л. П. Берия № 00525 от 26 апреля 1941 г.

План предусматривал широкое внедрение в 1941 г. передвижных сухопутных золотомоек, полученных по импорту, рифленых ручных и механических лотков системы Денвера, переход на оттайку вечной мерзлоты холодной водой и в целом механизацию основных технологических процессов. В геологоразведке ставилась задача форсировать поисково-разведочные работы в Омсукчанском, Хетинском, Индигирском, Чаунском, Чукотском, Эгехойском, Арманском, Сусуманском, Дарпирском районах с целью создания двухлетнего запаса россыпного золота и выявления сырьевой базы молибдена, вольфрама, кобальта и других редких металлов.

В связи с этим на основании Постановления СНКСССР от 29 марта 1941 г.в район деятельности Дальстроя были включены побережье Охотского моря от Пенжинской губы на северо-востоке до Удской губы на юго-западе и по Якутской АССР - полностью бассейн р. Яна.

На финансирование всего комплекса работ Дальстрою выделялось сверх установленного лимита более 160 млн. руб., в том числе 80 млн. на капитальное строительство. Нарком НКВД Л. П. Берия писал: «НКВД СССР выражает уверенность, что боевой коллектив дальстроевцев по-большевистки развернет работу, добьется в 1941 г. новых успехов, лучшего использования механизмов, более полного извлечения олова и золота при обогащении, быстрого освоения новых районов, полного и своевременного выполнения установленных партией и правительством планов по золоту».

Однако начавшаяся война с фашистской Германией резко обострила обстановку на Колыме и потребовала принятия экстраординарных мер. Выполняя приказ № 00581 наркома НКВД Л. П. Берия, Дальстрой в период войны строил всю работу, исходя из необходимости жесточайшей экономии расходования материальных ресурсов, денежных средств, трудовых затрат и использования всех местных резервов с тем, чтобы максимально уменьшить завоз грузов из центральных районов Союза. Главной задачей являлось бесперебойное обеспечение вольнонаемного населения и заключенных лагерей продовольствием и одеждой, а производственных объектов - горючим, взрывчаткой, запасными частями и оборудованием. Положение было тяжелым, но вопрос о выживании не стоял.

При значительном сокращении капитальных вложений с 499,6 млн. руб. в 1941 г. до 345 млн. руб. в 1944 г. руководство НКВД СССР, придавая деятельности Дальстроя первостепенное значение, уделяло максимально возможное внимание обеспечению его промышленного комплекса. Управления и отделы центрального аппарата НКВД СССР имели приказ выполнять заявки ГУ СДС (Главное Управление строительства Дальнего Севера.

- А. К.) вне всякой очереди, планируя их отдельной строкой. Начальник ГУЛАГа НКВД СССР комиссар госбезопасности 3-го ранга Наседкин, начальник отдела перевозок НКВД комиссар госбезопасности Аркадьев, начальник ЦФО (центральный финансовый отдел. - А. К.) генерал-майор Берензон и ряд других работников аппарата НКВД несли персональную ответственность за обеспечение Дальстроя перед наркомом НКВД Л. П. Берия».

Впервые опубликованные в этой же работе отчеты Дальстроя военных лет из Государственного архива Магаданской области (ГАМО) дают широкую и подробную картину того, как выполнять важнейшие задачи, поставленные перед ним в период Великой Отечественной войны. Так, «общая численность персонала (вольнонаемных и заключенных) по всем балансам Дальстроя» составляла на 1 января 1941 г. 216428 человек.

Это были 176685 человек заключенных и 39743 вольнонаемных. 25 процентов «полученной в 1941 г. рабочей силы было завезено в августе и октябре», а «в силу ряда условий, вызванных военной обстановкой, вывезено с Колымы в три раза больше людей, чем это предполагалось сделать по плану». В то же время, затем только в 1944 г. «впервые за военные годы в Дальстрой прибыло из центральных районов Союза 19165 заключенных, из них 9475 женщин».

Происходившее в течение всех военных лет освобождение заключенных (как по окончании срока, так и досрочно в силу зачетов за ударный труд), а затем оформление их по вольному найму привело к тому, что некоторые предприятия и учреждения Дальстроя укомплектовались исключительно вольнонаемными работниками. Уже к лету 1942 г. на вольнонаемный состав были переведены прииски «Партизан» и имени Водопьянова Северного горнопромышленного управления Дальстроя (СГПУ ДС), прииск «Большевик» Чай-Урьинского горнопромышленного управления Дальстроя (ГУГПУ ДС), прииск «Челбанья» Западного горнопромышленного управления Дальстроя (ЗГПУ ДС), а также Арманский горнорудный комбинат, подразделения связи Дальстроя и лесного отдела с железной дорогой Магадан - Палатка. Известен приказ начальника Дальстроя комиссара госбезопасности 3-го ранга И. Ф. Никишова от 15 октября 1942 г.

В нем говорится: «ПРИКАЗЫВАЮ: § 1. С 1 ноября 1942 года перевести на вольнонаемный состав следующие прииски:

1) прииск «В Ат-Урях Северного горного управления (так в тексте. -А. К.), 2) прииск «Штурмовой» того же управления, прииск Мальдяк Западного горнопромышленного управления, 4) прииск им. Ворошилова Тенькинского горнопромышленного управления, 5) фабрику № 6 Тенькинского горного управления, 6)прииск им. 25 октября Чай-Урьинского горного управления, 7) Аркагалинскую электростанцию ЧУГПУ, 8 ) Челбаньинскую электростанцию ЗГПУ, 9) Берелехскую электростанцию ЗГПУ, 10) Запя-тинскую электростанцию ЮГПУ (Южного горнопромышленного управления. - А. К.), 11) рудник «Холодный» Южного горного управления, 12) автобазу № 1 Управления автотранспорта, 13) автобазу № 6 Управления автотранспорта, 14) дорожно-эксплуатационные участки № 3 1, 2 и 8 Управления автотранспорта, 15)угольные районы и все предприятия Дальстроя.

§ 2. Доукомплектовать вольнонаемным составом и заменить всех заключенных на приисках: 1) «Горный» ЮГПУ, 2) «Большевик» ЧУГПУ, 3) «Октябрьский» ЧУГПУ...».

В общей сложности из Севвостлага было освобождено: в 1941 г. -27461 человек, в 1942 г. - 34609, в 1943 г. - 26958 и в 1944 г. -11521. В письме от 4 мая 1942 г., разосланном затем по соответствующим инстанциям, начальник политического управления Дальстроя дивизионный комиссар И. К. Сидоров отметил: «В соответствии с директивой народного комиссара тов.

Берия и прокурора Союза тов. Бочкова в целях обеспечения Дальстроя недостающей рабочей силой все освобожденные из лагеря заключенные будут оставлены в Дальстрое на положении вольнонаемных рабочих и служащих без права выезда до окончания войны... Объявите и широко разъясните всем освобожденным заключенным, оставляемым на предприятиях Вашего управления, что они закрепляются на работе в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 26 декабря 1941 г. «Об ответственности рабочих и служащих предприятий военной промышленности за самовольный уход с предприятий».

В связи с этим из более чем 100 тысяч освобожденных в период 1941 - 1944 гг. заключенных Севвостлага на «материк» было вывезено (в основном инвалидов и больных) немногим более 13 тысяч человек, из них в 1941 г. - почти 9 тысяч. На 1 июня 1944 г. в Дальстрое всего числилось (в промышленности, строительстве, геологоразведке, на других предприятиях и в учреждениях, лагперсонале и лагобслуге, военизированной охране, пожарной охране и т. д.) 167686 человек.

Из них заключенных 73672 и вольнонаемных 94014 человек. Такое соотношение было характерно для Севвостлага конца военных лет и сложилось в результате мероприятий, проведенных именно в обстановке чрезвычайного положения, необходимого для жизнедеятельности Дальстроя. Поэтому в отчете «Дальстрой за годы Отечественной войны», подписанном И. Ф. Никишовым 7 июня 1944 г., особо подчеркивалось, что «трудности работы, связанные с Великой Отечественной войной, поставили перед Дальстроем ответственную задачу безусловного выполнения заданий Государственного Комитета Обороны и приказов народного комиссара внутренних дел по добыче золота и олова с максимальной экономией людских и материальных ресурсов».

Выполняя поставленную задачу, Дальстрой проводил широкие геологические изыскания.

В целом за 1941 -1944 гг. геологическими исследованиями была охвачена площадь свыше 504 тысяч кв. км, из которых 320 тыс. кв. км - в совершенно неизученных районах. В ходе этого разведаны большие запасы полезных ископаемых: золота - 356 т, олова -198910 т, вольфрама - 28432 т, ископаемых углей -156927 т, серебра -124 т, меди - 24,9 т, свинца - 66,1 тыс. т. Разведкой россыпных месторождений золота было выявлено 150 новых объектов, из которых 80 введены в строй.

Кроме этого, нашли 12 оловорудных, 3 вольфрамовых и 2 кобальтовых месторождения. Всего за 1941 -1944 гг. было введено в строй 17 новых приисков. На них добыли 90 т золота. Общая добыча химически чистого золота в Дальстрое составила: в 1941 г. - 75,7 т, в 1942 г. - 74,4 т, в 1943 г. - 70,1 т, в 1944 г. - 70,5 т. Особое значение приобрела оловодобыча, обеспечивавшая оборонную промышленность. В 1941 г. было добыто 3326 т оловянного концентрата, в 1942 г. - 3580 т, в 1943 г. -3902 т, в 1944 г. - 3703 т. Увеличилась добыча угля, трехокиси вольфрама, которой в 1944 г. добыли 90,7 т. Попутно извлекалось и серебро.

В докладе к годовому отчету по основной деятельности Дальстроя за 1944 г. говорится: «За отчетный год Дальстрой полностью выполнил Государственный план (так в тексте. - А. К.) по основному производству: добыча золота и олова, по валовой продукции в неизменных ценах и товарной продукции в отпускных ценах, как в целом по промышленности, так и по основным отраслям и по номенклатуре важнейших изделий. Выполнен план также по капитальному строительству, геологоразведочным работам, обороту снабженческих организаций, перевозке автомобильным, морским и речным...

Общий вылов рыбы, включая Наяханский промхоз и Колымо-Индигирский трест, составил 250 тыс. центнеров... Особенностью выполнения плана 1944 г. является то, что при выполнении задания по золоту выполнен план и по объемам, по всем без исключения переделам горноэксплуатационных работ... Для выполнения плана золотодобычи 1944 года потребовалось переработать и транспортировать около 30 миллионов кубометров горной массы... Основным видом крупной механизации вскрышных, добычных и промывочных работ в 1944 году явились экскаваторы...

А на открытых горных работах впервые были применены бульдозеры... Широкое развитие механизация получила также и на подземных работах благодаря увеличению количества компрессоров, перфораторов, электросверл, конвейеров, террикоников, транспортеров, скреперов и росту производительности этих машин. Значительно увеличилось количество полностью механизированных шахт... В 1944 году работало три золотоизвлекательных бегунных фабрики... Из каждой тонны руды в 1944 году извлекалось 10,2 гр. золота. Всего получено золота из руды 481 кг... Фактическая полная коммерческая стоимость 1 грамма химически чистого золота составила 10 р. 99,2 коп.».

Боевая работа тружеников Дальстроя, выполнение ими государственных заданий (не путать с абсолютным выполнением плана) в период Великой Отечественной войны, и особенно в 1944 г., были высоко оценены правительством. Для получения ордена Трудового Красного Знамени в Москву вылетал И. Ф. Никишов. 3 марта 1945 г. вместе с еще четырьмя дальстроевцами он был на приеме в Кремле. Секретарь Президиума Верховного Совета СССР А. Ф. Горкин передал И. Ф. Никишову награду, присужденную коллективу Дальстроя.

После этого первый заместитель Председателя Президиума Верховного Совета СССР Н. М. Шверник вручил И. Ф. Никишову орден Кутузова I степени. Это была личная награда, как и еще 1014 работникам Дальстроя. Согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 24 февраля 1945 г. были награждены: орденом Ленина -15 человек, орденом Трудового Красного Знамени -118, орденом Красной Звезды -101, орденом «Знак почета» -178, медалью «За трудовую доблесть» - 300, медалью «За трудовое отличие» - 312 человек.

Александр Козлов, старший научный сотрудник лаборатории истории и археологии СВКНИИ ДВО РАН.


Оригинал статьи - информационный сервер "Колыма.ru"
"Воля покоряет вершины!"
Аватара пользователя
Зотов Дмитрий
 
Сообщения: 309
Зарегистрирован: 22 Март 2009 13:33
Откуда: г. Междуреченск, Кемеровская область

Re: Дальстрой (Главное управление строительства Дальнего Севера)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 11 Июль 2009 14:06

Вымпел судов Дальстроя.
 вымпел ДС.jpg
 вымпел ДС-revers.jpg
Вымпел был учрежден приказом Наркома водного транспорта № 120 от 10.04.1934 года. Изображение такого вымпела носилось на нарукавных знаках различия и знаках к головным уборам сотрудников Дальстроя, так весь аппарат Дальстроя носил форму морского образца. Существовало несколько разновидностей знаков в виде изображения вымпела судов Дальстроя для награждения за ударную работу на судах и береговых объектах.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Дальстрой

Сообщение Alexander Belov » 28 Январь 2010 15:22

Тема Дальстроя и его роли в освоении и исследовани Севера пока нами не рассматривалась. Думаю, что эти публикации, найденные в РГБ им. Ленина, будут интересны коллегам:

А.И. ШИРОКОВ. ДАЛЬСТРОЙ КАК ИНСТИТУТ КОЛОНИЗАЦИИ СЕВЕРО-ВОСТОКА РОССИИ В 1930–1950-х гг.//Гуманитарные науки в Сибири, № 2. 2008 г. с.90-93

В статье анализируется процесс принятия директивных решений высшими партийно-государственными органами СССР (Политбюро ЦК ВКП (б), Совет труда и обороны, Совет народных комиссаров СССР) и практика их реализации карательными органами ОГПУ–НКВД–МВД СССР в связи с созданием на Северо-Востоке страны (Колыма) чрезвычайного органа (Дальстрой). Его особый статус позволял решать основную задачу освоения природных богатств региона методами внеэкономического принуждения и использования труда заключенных.



В.А. Ильина. О ФОРМАХ ХОЗЯЙСТВЕННОГО ОСВОЕНИЯ ТЕРРИТОРИЙ СЕВЕРО-ВОСТОКА В 1920–1930-е ГОДЫ (НА ПРИМЕРЕ АКЦИОНЕРНОГО КАМЧАТСКОГО ОБЩЕСТВА) //ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА, 2008 № 2(3), с.41-44

Исследуются особые формы хозяйственного освоения территорий Северо-Востока в
годы первых пятилеток. Созданные по инициативе и при поддержке государства
мощные «суперорганизации» в короткие исторические сроки обеспечили высокие
темпы проникновения государства в необжитые северные районы и приступили к их
первичному освоению.



А. И. Широков. «ШТУРМ СЕВЕРА»: ШТРАФНАЯ КОЛОНИЗАЦИЯ 1930–1950-х ГОДОВ //Вестник НГУ. Серия: История, филология. 2008, т.6 вып. 1. с.68-72.

Аватара пользователя
Alexander Belov
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 1096
Зарегистрирован: 04 Апрель 2008 17:20
Откуда: Москва

Дальстрой (Главное управление строительства Дальнего Севера)

Сообщение Сергей Шулинин » 07 Сентябрь 2014 14:15

Есть следующие материалы по истории СеввостЛАГа (документы и графика) из фондов Музея "Память Колымы":

:: Анкета-послужной список на Богомолец Ивана Иосифовича
:: Большевистский путь, N 67 (563)
:: Бюллетень N 1 газеты "Стахановец", посвященный смотру готовности механизмов
:: Грамота товарищу Савоевой Нине Владимировне
:: Красная звезда, N 4 (1848)
:: Красный горняк, N 107 (1205)
:: Красный горняк, N 17 (216)
:: Красный горняк, N 51-52 (1259)
:: Красный горняк, N 65 (177)
:: Красный горняк, N 70 (1168)
:: Красный горняк, N 77 (789)
:: Личное дело N 326 вольнонаемного Н.С. Сергеева.
:: На вахте, N 40 (463)
:: Письмо в редакцию газеты "Красный горняк"
:: Северная правда, N 27 (1888)
:: Стахановец, N 5 (609)
:: Сусуманский рабочий, N 82 (2092)
:: Уголовное дело N 23639 на Ершову Марию Михайловну и Воросцову Марию Степановну
:: Уголовное дело N 26929 на Куроедову Александру Васильевну
:: Чукотский полярник, N 12 (1408)
:: Альбом рисунков "Север". 01. Обложка
:: Альбом рисунков "Север". 02. Страница 1
:: Альбом рисунков "Север". 03. Страница 2
:: Альбом рисунков "Север". 04. [Просека в тайге]
:: Альбом рисунков "Север". 05. [Сумерки в тайге]
:: Альбом рисунков "Север". 06. Берег реки Дебин
:: Альбом рисунков "Север". 07. [Колымская трасса]
:: Альбом рисунков "Север". 08. [Подножье сопки]
:: Альбом рисунков "Север". 09. [Вид с "горелой" сопки на Колымскую трассу]
:: Альбом рисунков "Север". 10. [Река Дебин, левый приток Колымы]
:: Альбом рисунков "Север". 11. [Деревья]. [Ночь. Колымская трасса]
:: Альбом рисунков "Север". 12. Река Дебин
:: Альбом рисунков "Север". 13. [Таежный ручей]
:: Альбом рисунков "Север". 14. Зима
:: Альбом рисунков "Север". 15. Первая терапия - часть больничного корпуса больницы Беличья
:: Альбом рисунков "Север". 16. [Вечерний закат]
:: Альбом рисунков "Север". 17. Беличья. Корпуса больницы
:: Альбом рисунков "Север". 18. Общий вид больницы на Беличьей
:: Копия картины "Иван-царевич и Серый Волк"
:: Портрет заключенного Мандрыкина Петра Николаевича
:: [Горянка со снопом сена]
:: [Река Дебин]
:: [Убийство Дездемоны]
:: [Убийство Дездемоны]. Обратная сторона

Заливать?
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3171
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Дальстрой (Главное управление строительства Дальнего Севера)

Сообщение Иван Кукушкин » 07 Сентябрь 2014 15:18

Альбом рисунков "Север"

А это что такое? Цветные сканы чьих то рисунков? А в одном альбоме сколько рисунков?
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11645
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Дальстрой (Главное управление строительства Дальнего Севера)

Сообщение Сергей Шулинин » 07 Сентябрь 2014 16:00

 kl0020_0001.jpg


Название: Альбом рисунков "Север". 01. Обложка
Автор: Ковалев Сергей
Дата: 1943 г.
Размер: 21,9 x 30,8 см, рисунок - 16,5 x 20,5 см
Материал, техника: картон, чернила, бумага, карандаш, тушь
Инв. номер: 53/1
Примечания: Сергей Ковалев - выпускник Минской академии художеств, бывший заключенный
Место создания: Северное горно-промышленное управление треста "Дальстрой", поселок Беличья, больница "Севлага"

18 рисунков. Большинство - акварели, есть тушь, цветные карандаши. В основном природа. Альбом рисунков "Север" - 1, в перечне перечислены названия 18 рисунков.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3171
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Дальстрой (Главное управление строительства Дальнего Севера)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 07 Сентябрь 2014 18:03

Вот еще работа Сергея Ковалева:
 0_494a1_7fbf389a_XXL.jpg
Картина, нарисованная на мешковине из под муки, приходившей в годы войны по ленд-лизу из США. Художник – выпускник Минской Академии художеств Сергей Ковалев, бывший заключенный. В 1997 году три картин этого художника, выполненные в лагерной больнице в Беличьей, были переданы музею Ниной Владимировной Савоевой, работавшей в 1943-46 годах главным врачом в этой больнице.

Музей Ивана Паникарова
В ЖЖ mishakiselev Музей колымских лагерей Ивана Паникарова в Магаданской области
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Дальстрой (Главное управление строительства Дальнего Севера)

Сообщение Сергей Шулинин » 07 Сентябрь 2014 19:06

Название: Альбом рисунков "Север". 01. Обложка
Автор: Ковалев Сергей
Дата: 1943 г.
Размер: 21,9 x 30,8 см, рисунок - 16,5 x 20,5 см
Материал, техника: картон, чернила, бумага, карандаш, тушь
Инв. номер: 53/1
Примечания: Сергей Ковалев - выпускник Минской академии художеств, бывший заключенный
Место создания: Северное горно-промышленное управление треста "Дальстрой", поселок Беличья, больница "Севлага"

 kl0020_0001.jpg

Обложка
 kl0020_0002.jpg

Страница 1.
Материал, техника: бумага, тушь, чернила
Инв. номер: 53/2
 kl0020_0003.jpg

Страница 2.
Материал, техника: бумага, чернила
Инв. номер: 53/3
 kl0020_0004.jpg

Просека в тайге.
Материал, техника: бумага, акварель
Инв. номер: 53/4
 kl0020_0005.jpg

Сумерки в тайге.
Материал, техника: бумага, акварель
Инв. номер: 53/5
 kl0020_0006.jpg

Берег реки Дебин.
Материал, техника: бумага, акварель
Инв. номер: 53/6

 kl0020_0007.jpg

Колымская трасса.
Материал, техника: бумага, акварель
Инв. номер: 53/7
 kl0020_0008.jpg

Подножье сопки.
Материал, техника: бумага, цветные карандаши
Инв. номер: 53/8
 kl0020_0009.jpg

Вид с "горелой" сопки на Колымскую трассу.
Материал, техника: бумага, цветные карандаши
Инв. номер: 53/9
 kl0020_0010.jpg

Река Дебин, левый приток Колымы.
Материал, техника: бумага, акварель
Инв. номер: 53/10
 kl0020_0011.jpg

Деревья.
Ночь. Колымская трасса.
Материал, техника: бумага, акварель
Инв. номер: 53/11


 kl0020_0012.jpg

Река Дебин.
Материал, техника: бумага, акварель, простой карандаш
Инв. номер: 53/12
 kl0020_0013.jpg

Таежный ручей.
Материал, техника: бумага, акварель, простой карандаш
Инв. номер: 53/13
 kl0020_0014.jpg

Зима.
Материал, техника: бумага, акварель
Инв. номер: 53/14
 kl0020_0015.jpg

Первая терапия - часть больничного корпуса больницы Беличья
Материал, техника: бумага, акварель
Инв. номер: 53/15

 kl0020_0016.jpg

Вечерний закат.
Материал, техника: бумага, акварель
Инв. номер: 53/16
 kl0020_0017.jpg

Беличья. Корпуса больницы.
Материал, техника: бумага, акварель
Инв. номер: 53/17
 kl0020_0018.jpg

Общий вид больницы на Беличьей.
Материал, техника: бумага, тушь
Инв. номер: 53/18
Кто умер, но не забыт, тот бессмертен. Тот, кто не дал забыть, – сам сделал шаг к бессмертию.
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3171
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Дальстрой (Главное управление строительства Дальнего Севера)

Сообщение Сергей Шулинин » 07 Сентябрь 2014 19:32

Чтоб было. Мне название понравилось!

Название: Чукотский полярник, N 12 (1408)
Автор: Провиденский политотдел Севморпути
Дата: 2 февраля 1947 г.
Размер: 41,8 x 29,5 см
Материал, техника: газетная бумага, типографская печать
Инв. номер: б/н
Место создания: Чукотка, типография порта Провидение

 0001.jpg
 0002.jpg
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3171
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Дальстрой (Главное управление строительства Дальнего Севера)

Сообщение Сергей Шулинин » 07 Сентябрь 2014 19:36

Есть еще это:

:: Боровикова Клавдия Александровна - первый редактор газеты "Красный горняк", органа политотдела Дальстроя
:: Выездная редакция газеты "Красный горняк" - сотрудники
:: Дом, в котором жили журналисты газеты "Красный горняк"
:: Журналисты газеты "Красный горняк" на пути в командировку в пионерский лагерь
:: Изолятор
:: Карта исправительно-трудовых лагерей, находившихся на территории треста "Дальстрой" (ныне Магаданская область) в 1930-1950 годах
:: Лагерное кладбище
:: Лагерное кладбище, черепа
:: Остатки здания обогатительной фабрики по переработке урановой руды
:: Остатки каменного лагерного барака
:: Партийная конференция Дальстроя
:: Строительство в бухте Нагаева
:: Улица поселка Нагаево
:: Центральная больница Севлага

Ничего не надо?
Аватара пользователя
Сергей Шулинин
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3171
Зарегистрирован: 07 Июнь 2008 16:34
Откуда: г. Салехард

Дальстрой (Главное управление строительства Дальнего Севера)

Сообщение Александр Кот » 24 Сентябрь 2015 20:35

История авиации Дальстроя, дополняющая разделы книги Алтунина Е.В. «Крылья Севера». viewtopic.php?f=52&t=2983&p=23411&hilit=%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F+%D0%B4%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D1%81%D1%82%D1%80%D0%BE%D1%8F#p23411

Дальневосточный ученый
№ 8 (1522) от 22 апреля 2015 года

Колымский взнос
Воздушный транспорт Дальстроя в годы Великой Отечественной войны

Фронт и тыл… Неразъединимость этих понятий в военные годы принесла нашей стране победу. На неё работал и самый далёкий от боевых сражений тыл колымский. Со всем его хозяйством. Обстановка формировала характеры и помогала проявляться лучшим человеческим качествам. Так, будущий академик и Герой труда, в 1977–1985 годах председатель Президиума Дальневосточного научного центра АН СССР, Николай Алексеевич Шило как организатор результативнейших исследований начал складываться в предвоенные годы, работая в горной промышленности Дальстроя. По оценке его магаданских коллег, он был одним из наиболее ярких представителей уникальной геологической школы, сложившейся в системе Дальстроя. Будучи заместителем начальника Северного горного управления по геологоразведке, он так поставил работу, что на подвластной этому управлению территории было добыто более 2000 тонн золота. В 1942 году Николай Алексеевич получил Благодарность от Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина.

Эти сведения содержатся в двухтомном труде Н.А. Шило «Записки геолога» (2007). Редактор книги директор Северо-Восточного комплексного НИИ им. Н.А. Шило член-корреспондент РАН Н.А. Горячев в обращении к читателям подчеркнул одну из разных особенностей книги: жизнь и работа автора «Записок…» на «закрытой» территории, в тресте Дальстрой, – это время сильных людей, геологов, горняков, топографов и многих других специалистов, кто вместе со спецконтингентом (так называли заключённых) осваивал огромную (около 3 млн. км2) территорию, искал, находил и добывал золото, серебро, олово, кобальт, вольфрам и другие металлы, так необходимые нашей Родине, особенно в годы войны. Мы много слышали разного о «лагерной» Колыме, но мало знаем о жизни и роли тех людей, кто осваивал её не «по этапу», а по призванию сердца.

В начале сорок первого года руководство Дальстроя намечало существенно увеличить материальную базу авиаотряда, пополнить самолётно-моторный парк. В связи с этим планировалось строительство ангара, сооружение самолётного цеха, расширение аэродромов и строительство жилья для лётчиков. Задачи авиаотряда выражались в перевозке грузов, пассажиров и почты для управлений Дальстроя: Колымснаба, Геологоразведочного управления, Колымпроекта и Управления связи, а в отдельных случаях – в выполнении заданий Главного управления строительства Дальнего Севера по полётам в отдалённые районы. В этот период в ведении Дальстроя находились аэропорты Нагаево, Стрелка, Берелёх, Нера, Нижний Сеймчан, Наяхан, Зырянка и несколько посадочных площадок. Для бесперебойного обслуживания горнопромышленных управлений и предприятий авиасвязью и постоянного поддержания аэродромов и посадочных площадок в годном к эксплуатации состоянии их содержание и производство всех работ было возложено на горнопромышленные управления, на территории которых располагались аэродромы, а также на другие предприятия и учреждения, нуждавшиеся в авиаперевозках. Плановое задание для полётов было установлено в размере 6 тысяч лётных часов (120 процентов к отчёту 1940 г.). Основными маршрутами для полётов намечались Нагаево – Зырянка – Певек; Нагаево – Берелёх, Нера; Нагаево – Стрелка – Омсукчан; Нагаево – Анадырь; Нагаево – Наяхан.

Авиаотряд увеличивал самолётный парк, а потому во Владивосток, Хабаровск и Читу были направлены лётчики для приёмки самолётов. Получение новой авиатехники позволяло увеличить возможность регулярного снабжения отдалённых районов (Омсукчан, Зырянка, Яна и др.) продовольствием и необходимыми материалами. Столь значительное расширение деятельности авиаотряда являлось исключительно важным фактором в развитии транспортных связей Дальстроя с его обширной территорией и рядом глубинных пунктов, куда можно было добраться только самолётом.
Война изменила планы авиаотряда и Дальстроя в целом, началось переустройство работы в соответствии со спецификой военного времени. Учитывая, что поставка горюче-смазочных материалов будет затруднена, а плановые показатели по авиации увеличатся, заместитель начальника Дальстроя Сергей Егорович Егоров издал 23 июня приказ о снижении норм расхода горючих и смазочных материалов. Были определены оптимальные нормы расхода. Организацией, ответственной за бесперебойное снабжение топливом, становилась нефтеконтора Колымснаба. Ей авиаотряд обязан был подавать заявки не позднее 25 числа каждого месяца.

Началось усиленное строительство аэродромов и посадочных площадок, одного из первых – на 47-м км Колымской трассы, куда для завершения работы в установленные сроки был направлен весь персонал, освобождавшийся со строительства городских объектов Магадана. Кроме того, проводились работы по скорейшему окончанию строительства аэродрома на 13 км, после чего для предохранения лётного поля от затопления наледями намечалось оборудование противоналедных сооружений. Но эксплуатация показала, что полностью избавиться от этой проблемы не удалось.

Работники авиаотряда включились в соревнование за досрочное выполнение годового плана. Пилоты-стахановцы С.Н. Белов, А.И. Слюсаренко, бортмеханики Агафонов, Родионов и другие выполнили план июня на 150–200 процентов, причём пилоты Кириллов и Шарков летали по 16–17 часов в сутки. Сотрудники авиаотряда оказывали помощь стране и внесением собственных сбережений на оборонные займы. В основном сумма взносов составляла тысячу–две с половиной тысячи рублей; пилот С.Н. Белов, бортрадист Бухов и старший политрук авиаотряда Клепацкий внесли, соответственно, три и по четыре тысячи рублей. Таких примеров было много. В 1942 году авиаторы приняли активное участие в подписке на государственный военный заём в размере четырёхнедельного заработка.

В первый год войны воздушный транспорт резко увеличил объёмы производственной деятельности: протяжённость авиалиний увеличилась на 4214 километров, возросло количество посадочных площадок, на 125 процентов выросла перевозка пассажиров. Авиаотряд в сорок первом году в основном обслуживал горнопромышленные управления, на удовлетворение их нужд приходилось около 82 процентов от общего количества полётов. В целом за первых шесть военных месяцев план был перевыполнен по налёту часов – более чем на 30 процентов, грузоперевозкам – на 67.

Что помогло добиться таких результатов? Эксплуатация самолётно-моторного парка, не предусмотренного планом (т.е. полученного во II полугодии, налетавшего 416 часов и перевёзшего около 19 тонн грузов и более 170 пассажиров). Но и без учёта результатов, полученных на данной технике, показатели были значительны – более 120 и 150 процентов по налёту часов и грузоперевозкам соответственно; работа авиаотряда на коротких линиях для обслуживания Омсукчанского горнопромышленного комбината (по заключённому договору) и Западного горнопромышленного управления, на долю которых пришлось 82 процента перевезённых грузов. Кроме систематического обслуживания линий Стрелка – Омсукчан и Берелёх – озеро Дарпир, авиаотряд работал по оперативным заданиям Главка. Из 70 полётных маршрутов 40 были внеплановыми. Было достигнуто увеличение коммерческой загрузки самолётов за счёт уменьшения состава экипажа и НЗ в обоих направлениях. В результате этого коэффициент использования парка составлял 0,90 процента против 0,65 по плану.

Однако начальник транспортного отдела Ценин, признавая работу авиаотряда за 1941 год удовлетворительной, указал и на недостатки – отсутствие должной оперативности и чёткости в работе руководства и штаба авиаотряда, а также возвраты самолётов по техническим причинам (в общей сложности 13 часов), что, с точки зрения руководства, подлежало немедленному изжитию.

В 1942 году перед Дальстроем была поставлена задача значительно увеличить объём добычи золота и цветных металлов. Это предполагало возрастание как частотности авиаперевозок, так и объёмов грузов, подлежащих доставке на прииски, прежде всего на Омсукчанский комбинат, Ягоднинское горнопромышленное управление, Чаун-Чукотский комбинат, Дорстрой и др. В целях эффективного использования самолётного парка всем предприятиям Дальстроя, нуждавшимся в авиаперевозках, следовало представлять поквартальные заявки, c указанием количества грузов, пассажиров и направления полётов. Горные управления обязаны были учитывать перспективные места добычи, где допускалась необходимость применения самолётов.
Парк авиаотряда состоял из 16 самолётов, помимо которых имелись ещё два У-2 для тренировки лётного состава и перевозки больных. Для лучшего использования авиатехники отряду Дальстроя была передана лётная часть Аэрогеодезического управления Главного управления строительства Дальнего Севера, в связи с чем в структуре авиаотряда произошли некоторые изменения. Так, было организовано лётное звено, базовый зимний аэропорт на озере Майорыч с возможностью приёмки самолётов тяжёлого класса (типа Ли-2), а также специальное звено для аэрофотосъёмочных работ в составе пяти самолётов П-5 и одного МП-1бис. В связи с расширением районов деятельности Юго-Западного горнопромышленного управления авиаотряд выделил для его обслуживания Р-5 и У-2, с постоянной дислокацией в Сеймчане.

Военное время вносило свои коррективы и в механизмы управления авиаподразделением. На основании приказа по Дальстрою с 8 октября 1942 года воздушный транспорт был подчинён непосредственно заместителю начальника Дальстроя капитану госбезопасности Г.А. Корсакову. Через месяц и. о. командира авиаотряда был назначен Д.В. Фуфаев.

Напряжённый график полётов не мог не приводить к поломкам материальной части и авиапроисшествиям. Так, с 7 июня по 17 июля сорок второго года произошли три поломки, три аварии и две вынужденные посадки, а всего за год произошло 5 аварий (против трёх в 1941 г.). Убытки составили 441 тысячу рублей. К концу 1942 года авиаотряд подошёл со следующими показателями. Годовой план был выполнен полностью. Налёт часов составил 101,8 процента; ряд пилотов достиг результата в 200 процентов, налетав по 1300 часов при норме 650. Перевозка пассажиров и грузов также превысила плановые показатели. Как и годом ранее, самолётный парк в основном работал на коротких линиях, обслуживая Омсукчанский комбинат и Западное горнопромышленное управление в прямом и обратном направлениях, что составило 77 процентов от общего числа перевозок. Помимо этого, было выполнено значительное количество полётов на сброс грузов в отдалённые пункты, с целью ледовой разведки и по спецзаданиям. Себестоимость перевозок была снижена почти на 10 процентов.

В 1943 году руководство Дальстроя определило для авиаотряда новые плановые показатели: налёт – 9270 часов, перевозка – 1495 тонн груза и 4200 пассажиров; аэрофотосъёмочные работы – 815 часов. Для этого было переоборудовано пять самолётов П-5 и выделен лётно-технический состав. В то же время ресурс лётной техники уменьшался. Капитальному ремонту подлежало 11 самолётов, среднему – 12, а также 78 моторов. Непростую ситуацию с самолётно-моторным парком частично облегчило поступление С-47 вместе с прикреплённым к нему лётчиком, направленным на Северо-Восток по просьбе начальника Дальстроя И.Ф. Никишова. Авиаотряд и аэропорты были снабжены авиабензином и смазочными материалами досрочно, из расчёта их использования до второго полугодия 1944 года. Для исключения возвратов самолётов по причине плохих метеоусловий на участках воздушных трасс создавались метеостанции и визуальные пункты, расположенные западнее аэропорта Омсукчан, на участке Дружина – Эгехая в районе хребта Черского, и ряд других. Но принимаемые меры по предоставлению более точных метеосводок не исправили ситуацию – в 1944 году произошло 55 аналогичных случаев, что, скорее всего, объяснимо невысоким уровнем развития соответствующей техники.

Всего же за 1943 год было перевезено 1065 тонн грузов, при этом 65 процентов приходилось на нужды горнопромышленных управлений, и более 4100 пассажиров. План по тонно-километрам был выполнен на 94 процента, при этом почти две три сделано за первые четыре месяца. Правильное распределение загрузки самолётов позволило повысить коэффициент использования парка до 0,82 против 0,69 по плану.
Работа авиаотряда в 1944 году проходила в условиях выполнения обязательств соревнования, заключённого с Аэрогеодезическим управлением Дальстроя. В соответствии с указаниями заместителя начальника Главного управления строительства Дальнего Севера по геологоразведочным работам В.А. Цареградского, для проведения аэрофотосъёмки к имевшимся П-5 был добавлен гидросамолёт (летающая лодка) для работ в районе Охотского побережья. Всего в распоряжение Аэрогеодезического управления на период съёмки было переоборудовано три сухопутных и три гидросамолёта. Согласно годовому отчёту, работы были выполнены более чем на 120 процентов с экономией более 30 процентов лётного времени. Благодаря чёткой и слаженной работе за первый квартал план по налёту часов был выполнен на 150 процентов и по тонно-километрам – на 171, что в соотношении с годовым планом составляло 60 и 90 процентов соответственно. Авиаторы сэкономили более 31 тонны авиабензина.

Для увеличения количества посадочных площадок проектно-изыскательский отдел Дальстроя запланировал изыскание и проектирование взлётно-посадочной полосы и аэровокзала аэропорта Нижний Сеймчан. Были проведены аналогичные работы по Оймяконскому аэродрому, расширению Нерского – для возможности проведения лётно-съёмочных работ в соответствии с требованиями авиаотряда в отношении правил лётной службы.
Одной из основных причин общих негативных явлений, осложнявших работу, было старение самолётного парка – за годы войны он почти не пополнялся. Передача из фонда Особой воздушной трассы в авиаотряд ещё одного С-47, в качестве поощрения, к полному выходу из кризиса в данном направлении привести, естественно, не могла. Поступление запчастей и материалов с «материка» было также приостановлено. В таких условиях авиаотряд своими силами реставрировал изношенные детали и изготавливал по их образцу новые. На базе списанных самолётов типа П-5 был освоен выпуск новых летательных аппаратов. Несмотря на многочисленные трудности, коллектив авиаподразделения в целом достиг высоких показателей работы: план был полностью выполнен, составив по тонно-километрам и налёту часов, соответственно, 138 и 112 процентов. Из этого следует, что эффективность грузоперевозок была повышена одновременно со снижением затраченного лётного времени, а это экономило горючее и ресурс самолётно-моторного парка. В итоге в марте 1945 года, по результатам выполнения всех взятых на себя обязательств по пунктам социалистического договора, решением Главного и Политического управлений Дальстроя и Окружкома профсоюза авиаотряд был признан победителем соревнования, о котором упомянуто выше. Также в 1944 году авиаотряд участвовал в соревновании за Переходящее знамя Государственного Комитета Обороны (о его итогах сведений не обнаружено).

На 1945 год работа авиаторов Дальстроя по-прежнему была нацелена на оказание помощи геологам и другим предприятиям Главного управления. В частности, самолёты доставляли грузы в посёлок Иультин – для разведывательной партии, минеральное сырьё для стеклозавода Маглага, а в Магадан – сотрудников Охотского районного ГРУ (после ликвидации предприятия). Регулярно перевозилась почта из Магадана в Хабаровск, что способствовало улучшению почтового сообщения.

Согласно указаниям наркома внутренних дел СССР Л.П. Берии, на авиаотряд Дальстроя была возложена перевозка золота из Магадана и Сусумана в Хабаровск. Для этого в первую очередь использовались самолёты типа «Дуглас». Ими за один рейс перевозилось по 1200–1250 килограммов драгоценного металла. Кроме этого, лётчики из состава 8-го транспортного авиаполка 1-й Краснознамённой перегоночной авиадивизии организовали вывоз драгметалла из Магадана и Сеймчана до Красноярска на самолётах С-47, в количестве не более по одной тонне на каждый борт.

С окончанием Великой Отечественной и Второй мировой войн необходимость пополнения авиаотряда Дальстроя новой современной авиатехникой стала очевидной, поскольку большинство самолётов и моторов, использовавшихся в военные годы, были списаны окончательно как не подлежавшие восстановлению. Для решения этой проблемы по распоряжению правительства СССР Дальстрою было передано три новых самолёта типа «Дуглас» с запасными моторами и добавлялись два самолёта типа «СБ» и три Р-5 – их выделил Народный комиссариат обороны для аэрофотосъёмки. Наркому внешней торговли А.И. Микояну было предписано решить вопрос о закупке в США для Дальстроя гидросамолёта типа «Каталина» и двух «Дугласов».
Для приёма этой техники следовало провести реконструкцию некоторых аэродромов, с целью чего в районе посёлка Индигирского районного геологоразведочного управления была обустроена посадочная площадка, а в аэропорту 13-го км проведены работы по удлинению взлётно-посадочной полосы и укреплению покрытия. Аналогичные мероприятия выполнили на аэродромах Кресты Колымские, Мыс Шмидта и Апапельхин, находившихся в ведении Главного управления Северного морского пути. Кроме этого, началось строительство аэродрома в районе деятельности Янского горнопромышленного управления для регулярного воздушного сообщения с его предприятиями. После получения новой материальной части один «Дуглас» С-47 силами авиаотряда переделали под пассажирский вариант и совершили рейс из Магадана в Москву и обратно. За выполнение этого задания экипажу от лица руководства Дальстроя была объявлена благодарность.

За сорок пятый год было перевезено 1109 тонн грузов, 5827 пассажиров; выполнен план грузопассажирских перевозок на 117 процентов. Помимо коммерческих перевозок, авиаторы вели аэрофотосъёмочные работы, фактически засняв около 150 тысяч квадратных километров, что превысило план на 30 процентов. Налёт составил 7125 часов – 106 процентов. Сэкономлено 76 тонн бензина.

В итоге за годы войны авиаотряд Дальстроя перевёз 19680 пассажиров, доставил 5800 тонн грузов. Общий тоннаж перевозок составил 8370 тонн. Правительство оценило труд колымских авиаторов. 41 работник, среди которых были А.И. Бухонин, К.П. Захваткин, В.Н. Бордовский, Б.А. Краснокутский, М.Г. Марченко, А.И. Слюсаренко, А.С. Фастрицкий, был награждён медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», ещё 150 медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». Командир авиаотряда Д.В. Фуфаев награждён орденом «Знак Почёта».

Таким образом, авиаотряд Дальстроя сыграл значительную роль в выполнении Главным управлением строительства Дальнего Севера производственных планов в годы войны. Лётный состав и технический персонал своей работой способствовали успешному функционированию основного золотодобывающего производства на территории Советского Союза.

Максим ТРЕТЬЯКОВ, кандидат исторических наук
Сектор археологии и истории Северо-Восточного комплексного НИИ им. Н.А. Шило, г. Магадан
Александр Кот
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 597
Зарегистрирован: 01 Январь 1970 03:00

След.

Вернуться в Организации



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения