1955-57: 1-я Комплексная Антарктическая Экспедиция АН СССР

ВВЭ "Север" ААНИИ, ВШЭ "Север" ГУНиО ВМФ, КАЭ-САЭ-РАЭ, МАКЭ и другие.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

1955-57: 1-я Комплексная Антарктическая Экспедиция АН СССР

Сообщение [ Леспромхоз ] » 01 Июль 2014 11:17

СПИСОК УЧАСТНИКОВ КОМПЛЕКСНОЙ АНТАРКТИЧЕСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ АН СССР
СЛЕДУЮЩИХ НА д/э "ОБЬ"

 IMG_9435.jpg
 IMG_9436.jpg
 IMG_9437.jpg
 IMG_9438.jpg
 IMG_9439.jpg

ГБУ "ЦГА г. Москвы" ф. 243 (фонд Рябчикова Е.И.)
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

1955-57: 1-я Комплексная Антарктическая Экспедиция АН СССР

Сообщение Dobrolet » 12 Август 2014 05:29

 28 07 56 0.jpg
 25 07 56 1.jpg

Огонек №28 8 июля 1956 г
Е. РЯБЧИКОВ, специальный корреспондент "Огонька"
Фото автора.
Подъемные краны казались живыми: они то поднимали свои металлические головы, то опускали их: крановщики прощались с уходившим в далекое плавание экспедиционным кораблем "Обь". И долго потом вспоминались в большом походе на другой конец земли стальные громады, мерно кланявшиеся в Калининградском порту.
Буксиры, украшенные флагами, вывели «Обь» в канал, а потом в море. Началось путешествие в Антарктиду.
Ноябрь окутывал Балтику холодными туманами, налетал снежными зарядами, бил о борт студеной волной. На тускло светившемся экране радиолокатора возникали очертания то островов, то встречных кораблей.
«Обь» была не одна: следом взяли курс на «Землю тайн» близнец «Оби» — дизельолектроход «Лена» — и пловучий холодильник— рефрижератор N° 7. Флотилия советских экспедиционных кораблей спешила к шестому континенту— в Антарктиду, где кончалась полярная ночь с ее ураганами и стужей и близилась «пингвинья весна». Нужно было захватить самое подходящее время для высадки экспедиции и строительства научной обсерватории «Мирный», Быстротечны весна и лето в Антарктиде, упустишь время — беда! Тяжело загруженный коль шел полным ходом.
Сокращая путь, чтобы не огибать Ютландский полуостров, экспедиционная флотилия прошла Кильским каналом а Эльбу, в затем в Северное море.
Тлел декабрьский бледный рассвет, когда по шторм-трапу поднялся немецкий лоцман и занял место в рулевой рубке. На плоском берегу выросли готические строения, башни, трубы, словно из сказки о гномах, появились маленькие островерхие домики шлюза Хольтенау. Мы вошли а Кильский канал.
Внимание «населения» корабля привлекали не только мосты, нависавшие над каналом, не по-зимнему зеленые луга, пестрая оранжевая и красная черепица селений и даже не шумная бесконечная лавина встречных судов, а живые приветливые руки, бросавшие в воздух платки, береты и морские фуражки: в Западной Германии были люди, желавшие успеха советским исследователям.
На каждой миле оживала география. Свинцово-темная Эльба с вереницами землечерпалок и лучистыми маяками вывела в неспокойное Северное море. В тумане осталось устье Темзы. За кормой исчезли белые скалы Дувра, растаял и мыс Финистерре, что означает в переводе «конец земли».
«Скорей! Скорей!» — казалось, выстукивали машины. Срывались листки календаря, отсчитывались пройденные мили, раскрывались новые карты — все убеждало: нужно очень спешить!
Океан не сохраняет следов от кораблей. Но советские моряки помнили, что этой же океанской дорогой сто тридцать семь лет назад шли на парусных шлюпах «Восток» и «Мирный» открыватели Антарктиды — бесстрашные русские моряки и ученые. Над этой же ширью лилась русская песня, матросы ставили паруса... Фаддей Беллинсгаузен и Михаил Лазарев вынашивали замыслы об открытиях новых земель.
Та же великая цель влекла по дороге предков и советских исследователей: сотни людей плыли к обледенелому континенту изучать его время Международного геофизического года совместно с учеными многих стран Антарктиду, чтобы сорвать с нее все таинственные покровы.
"Обь" и "Лена" — корабли ледокольные. Они приспособлены для плаваний во льдах. Все рассчитано здесь для борьбы с морозом. А тут африканская жара, зной и духота океана. Открылись окна кают и салонов. Вся жизнь перенеслась из помещений на палубу.
От солнца задыхались люди и машины. Неистово ревели воздуходувки,— напрасно!.. Горячий воздух обжигал губы. А машины? Они изнемогали от тропической температуры. Но знатоки своего дела заставляли их работать на полную мощность.
На корабле шла размеренная жизнь: вот бортмеханик Михаил Чагин со свойственной ему аккуратностью очищает фюзеляж самолета «Ли-2» от соли морских брызг, а в бассейне, устроенном под самолетом, моряки и ученые спасаются от жары.
Во время "водной тревоги" капитан И. А. Ман приказал спустить шлюпку; толпа фотолюбителей и корреспондентов, отъехав от дизель-электрохода, запечатлела "Обь" среди нестерпимо синего простора.
Экспедиционный корабль выглядел необычайно, как своеобразный авианосец: на специальна построенной кормовой вертолетной площадке покоились ящики с разобранным вертолетом, на палубе стоили самолеты.
День за днем, неделя за неделей видишь один океан. Только вода. Зрелище величавое, но и гнетущее.
Наконец корабль подошел к экватору. В седой древности, еще во времена парусного флота, зародился веселый обычай пестро и шумно отмечать переход через экватор.
Первыми начали готовиться к празднику летчики: начальник авиационного отряда Герой Советского Союза Иван Иванович Черевичный тронул гитарные струны, бортмеханик Василий Мякинкин поднес магнитофонный микрофон, чтобы записать песенки летчика Алексея Каша и штурмана Дмитрия Морозова.
В однообразную синеву океана, в изнуряющую жару экватора ворвались гудки корабля, грохот литавр, рев труб, дробь барабанов и многоголосый хор: начался праздник "бога морей" Нептуна. Вот он стоит с трезубцем в руках, с короной на густых волосах из пакли. Лучше всех связан с подводным миром океанолог, начальник морской экспедиции профессор В. К. Корт — он и сыграл роль Нептуна.
Мимолетной была стоянка в Южной Африке — в Кейптауне, и за мысом Доброй Надежды открылся Индийский океан. Корабль шел к весне в Антарктиде, но заметно холодало, пришлось перебраться с палуб в каюты, все оделись в теплое. Что ни день, океан тускнел, дымился туманами. Уже исчезли большие корабельные дороги, погасли огни маяков—серая и хмурая водяная пустыня окружала корабль. Началась деятельная подготовка к высадке на материк: проводили репетиции сборки домов и вертолета, обсуждали генеральный план застройки Мирного, уточняли планы научных работ. Жизнь стала суровой и напряженной.
Вдали от родных берегов, от заснеженной Москвы, от Колонного зала, где танцевали вокруг большой елки пионеры, советские исследователи устроили и себе новогоднюю елку.
С большой земли от родных и близких, от знакомых и незнакомых людей принесло радио добрые пожелания и вести. Бортмеханик Василий Мякинкин читает летчику Алексею Кашу новогоднее поздравление от друзей-пилотов с Северного полюса.
Новый год словно открыл новую жизнь — в густом тумане корабль шел к ледовому поясу Антарктиды. Приподнялась белесая мгла, и среди свинцовых воды и неба засветился призрачный зеленоватый огонь: первый айсберг казался подсвеченным изнутри, прозрачным и светлым. Вблизи он походил на причудливый дворик: по дворику чинно ходили люди в черном, спускались по лестницам. отдыхали на верандах, ныряли в воду. Это были пингвины.
Потом выросла в тумане горизонта вторая ледяная гора, третья, четвертая, и вот вокруг — только айсберги. От бело-голубых громад веяло холодом. Глубокие трещины рассекали горы, волны подтачивали их, и рядом обрушивались глыбы, взлетали тучи брызг, катились волны.
Плавать среди айсбергов опасно: они могут перевернуться и раздавить корабль. Они же закрывают подступы к материку. Когда «Лена», шедшая за «Обью», отважно пробиралась по сложному лабиринту среди плавающих гор, перед носом корабля вырос айсберг, раздался удар, и только находчивость и мужество штурмана Валентина Павлова спасли судно от гибели.
Миновав обледенелый острое Дригальского, солнечным январским днем «Обь» вошла в бухту Депо. Рядом сверкали ледники Антарктиды. Врезавшись в припай, корабль остановился. Пришли!
Первый советский человек — тракторист Миша Акентьев — ловко спустился по шторм-трапу и коснулся антарктического льда.
Но что это? К кораблю спешат... чарли чаплины: та же походка, тот же костюм. Пингвины! Они окружили судно, расталкивая моряков, забирались по парадному трапу на палубу, деловито осматривали дизель - электроход.
В несколько минут моряки и строители перезнакомились с милыми и доверчивыми существами. Выяснилось, они терпеть не могут свиста и, если кто-либо свистнет, — дерутся, бросаются на людей, требуя тишины. Зато пингвины полюбили танцевальную музыку, особенно вальсы Штрауса. Сойдут музыканты на лед, и стаи пингвинов пускаются в пляс: они самозабвенно "вальсировали" и час и другой, доводя до изнеможения гитаристов. Уставали люди, но птицы требовали музыки. Они сами отказывались от еды и криком приказывали, чтобы непрерывно неслись звуки вальса.
Только начали выгрузку на лед, налетела буря. Померкло яркое солнце. Ураган взломал припайный лед около борта корабля и понес его в море. Нужно было немедленно спасать самолет, тракторы, крылья; смельчаки бросились на ломающийся лед, застропили машины к корабельным стрелам и подняли груз на палубу.
Льды трескались и расходились не только в бурю - в любую минуту, в любом месте появлялись расщелины. Под ними - зловещая пучина.
На медленно сползающем в море леднике, в бухте Депо, строить Мирный было невозможно. Долго искали другое, пригодное для разгрузки и строительства место. Бортмеханик Михаил Чагин, летчик Алексей Каш, штурман Герой Советского Союза Михаил Кириллов обнаружили к западу от бухты Депо, на самом Южном полярном круге, голые скалы, острова, пингвиньи базары и место для аэродрома — там и решено было строить Мирный.
С большим трудом приходилось подавать каждую тонну груза из трюмов на ледовый барьер.
Частые бури отгоняли «Обь», «Лену» и рефрижератор N 7 от берега, ломали тракторные дороги, проложенные от судов к строительной площадке, и тогда ставили канатные воздушные дороги.
На снимке видны остатки разбитой тракторной трассы на ледяной барьер и участок канатной дороги.Чтобы пройти в Мирный, на стройку, через бесчисленные трещины, использовали металлические волокуши — это были своеобразные передвижные мосты.
В Мирном еще негде было жить, и с кораблей в пургу приходилось пробираться на стройку по обрывам над бездной.
Но и в спокойную погоду, когда палило солнце и все было тихо, нелегко было возвращаться на корабль после работы.
В Антарктиде все было, как на войне: жестокая природа атаковала советских людей бурями, ломала под их ногами льды, слепила неистовым солнцем. Обгорали лица, покрывались волдырями губы, трескалась на руках кожа. Врач К. Челнавский предложил для строителей марлевую маску.
Упорной, длительной, полной риска и опасностей была схватка со стихиями. Выполняя маневр во время бури среди айсбергов, «Обь» налетела на подводные камни. В трюм хлынула вода. Старший матрос водолаз Леонид Гуляев спустился под воду для осмотра корабельного корпуса.
Выполняя свой долг перед Родиной, перед наукой, погиб смертью героя комсомолец тракторист Иван Федорович Хмара. Его трактор провалился под лед и исчез в бездне. Черный круг из стального троса, выложенный на льду, отметил полынью — могилу героя.
В скорбном молчании собрались участники Антарктической экспедиции на траурный митинг у подножья утеса Ивана Хмары. Трагическая гибель товарища не сломила волю, мужество моряков, строителей, ученых, летчиков и радистов. С еще большей энергией принялись они штурмовать Антарктиду.
Бригада Николая Лепешкина с рекордной скоростью строила передающую станцию на скале Радио.
В содружестве со строителями моряки «Лены» возводили электрическую станцию мощностью в 600 киловатт.
Строились лаборатории, жилые дома, склады, гаражи. Всюду гудели тракторы, автокраны, звенели пилы и стучали топоры. Стройка Мирного размахнулась широко, азартно, и ничто уже не могло остановить натиск советских людей.
Ранним утром вблизи берега Правды стал на якорь экспедиционный корабль австралийский исследователей "Киста-Дан". В Мирном, на его аэродроме, на радиоцентре, на кораблях, состоялись дружеские встречи ученых двух стран.
Руководитель Национальной австралийской экспедиции по изучению Антарктики профессор Филипп Лоу заявил корреспонденту "Огонька", что он поражен размахом строительства Мирного, отличным оснащением экспедиции, ее обширными научными планами, но больше всего поразили и обрадовали его советские люди, сумевшие в сложных условиях выполнить важные задания для науки.
Константин Итальянцев, водитель вездеходов, первым форсировал пропасти, штурмовал ледники и скалы. Он восемнадцать раз проваливался с машиной в трещины и не раз глядел в глаза смерти.
Петр Целищев — снайпер эфира, знаменитый радист Арктики и Антарктиды.
Вернувшись после тяжелой работы со стройки на «Лену», плотники, монтажники, моряки принимались играть в волейбол.
Мирный поднялся над ледниками. От сопки Комсомольской к скале Радио пролегла улица Ленина.
Dobrolet
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 1338
Зарегистрирован: 13 Май 2009 15:09

1955-57: 1-я Комплексная Антарктическая Экспедиция АН СССР

Сообщение [ Леспромхоз ] » 28 Август 2014 20:39

ВСП 1955 № 305 (28 декабря)

 ВСП 1955 № 305 (28 дек.) К Южному полюсу.jpg
Необычайное оживление царило в Калининграде 30 ноября. С утра поток людей устремились в порт, где у причалов стоял океанский корабль «Обь» — флагманское судно первой советской антарктической экспедиции. Тысячи калининградцев тепло провожали участников экспедиции. В 18 часов мощное ледокольное судно, подавая прощальные гудки, взяло курс к берегам Антарктиды.
Антарктический материк был открыт 135 лет назад бесстрашными русскими моряками — учеными Беллинсгаузеном и Лазаревым и их отважными спутниками. На деревянных шлюпах «Восток» и «Мирный» шли они открывать человечеству шестой континент тем путем, по которому теперь идет «Обь». Цель этой экспедиции Академии наук СССР — заранее создать опорные пункты для наблюдений во время геофизического года. Точно место высадки не определено. Условно решено, что она произойдет между 105 и 80 градусами восточной долготы. Суда подойдут со стороны Земли Нокса.
В настоящее время флагманский корабль — дизель-электроход «Обь» -— находится в Кейптауне, второй корабль — «Лена» — проходит Бискайский залив. Как сообщил на пресс-конференции советских и иностранных журналистов председатель Совета по антарктическим исследованиям при Академии наук СССР академик Д. И. Щербаков, экспедиция будет вести наблюдения на море и суше, уделяя внимание изучению шельфов — береговых отмелей, помогающих понять былые связи между разными 'континентами. Создаются научные станции: «Мирный», «Советская» и «Восток». На кораблях кипит творческий труд.

На снимках, изготовленных для «Восточно-Сибирской правды» фотокорреспондентом В. Теминым, отображены будни дизель-электрохода «Лена». Вверху — океанские корабли «Обь» и «Лена». Капитан дизель-электрохода «Лена» А. И. Ветров на втором снимке. На третьем снимке — в часы отдыха в кают-компании корабля. На четвертом — в машинном зале второй дизель-механик Б. Т. Карпушкин наблюдает за работой главных машин дизель-электрохода «Лена».
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

1955-57: 1-я Комплексная Антарктическая Экспедиция АН СССР

Сообщение Historik » 03 Декабрь 2014 11:30

Параллельно с советской 1-й КАЭ в Антарктиде работала и пятая по счёту американская антарктическая экспедиция, получившая название «Глубокая заморозка» (оperation «Deep Freeze»). Начальником экспедиции формально являлся известный адмирал Р.Берд, но реальное командование осуществлял адмирал Г.Дж.Дьюфек.
Нашёл на просторах Интернета интересный американский фильм об этой экспедиции - http://networkawesome.com/show/doc-oper ... eeze-1957/
Поражает насколько американцы были лучше технически подготовлены наших полярников, включая авиаотряд Полярной авиации. Просмотр фильма немного даёт представление об условиях работы на шестом континенте и наших зимовщиков, передаёт дух времени середины 1950-х гг.
Historik
 
Сообщения: 298
Зарегистрирован: 05 Сентябрь 2014 15:02

1955-57: 1-я Комплексная Антарктическая Экспедиция АН СССР

Сообщение Иван Кукушкин » 03 Декабрь 2014 15:05

Historik пишет:... Поражает насколько американцы были лучше технически подготовлены наших полярников, включая авиаотряд Полярной авиации...

Например? Что именно "поражающего воображение" использовали американцы, на что стоит в первую очередь обратить внимание?
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11633
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

1955-57: 1-я Комплексная Антарктическая Экспедиция АН СССР

Сообщение Historik » 03 Декабрь 2014 18:03

ВМС США отправили к берегам Антарктиды корабельное соединение «Task Force 43» в составе 7 судов, включая 3 ледокола и танкер. Кроме того, этим силам была приданы 14 самолётов 6-й антарктической эскадрильи (VXE-6): 2 - Р5Д «Скаймастер», 4 – Р4Д «Дакота» («Скайтрейн»), 4 - П2В «Нептун», 4 лёгких одономоторных машины и 6 вертолётов корабельного базирования. Общая численность личного состава экспедиции насчитывала 1400 человек.
Советский авиационный отряд Полярной авиации 1-й КАЭ состоял из 26 чел. и имел всего 4 самолёта (2 – Ли-2 Н-465 и Н-470, 1 – Ил-12 Н-476, 1 – Ан-2 Н-542) и 2 вертолёта Ми-4 Н-86 и Н-87.
В ту пору США уже располагали транспортной авиацией с большим радиусом действия, для которой у подножья вулканов Террор и Эребус в Мак-Мердо выстроили соответствующий аэродром. И в то время, когда СССР заволил в Антарктиду свои «Илы», «Ли» и «Аннушки» морем в разобранном виде на двух судах, американцы принимали там тяжёлые самолёты, прилетавшие из Новой Зеландии. Практически все они оборудовались лыжами и пороховыми ускорителями, что существенно облегчало им работу в антарктических условиях (на видеокадрах хорошо видно как они садились на льдины вблизи судов, на припае, на полюсах).
Как известно 1-я КАЭ готовилась в большой спешке и многое не взяли.
Командир авиаотряда И.И.Черевичный вспоминал, что «взлететь на высоте 3000 метров над уровнем моря на самолёте Ли-2 без турбокомпрессоров и реактивных ускорителей трудно, так как подготовить взлётно-посадочную площадку длиной до 3000 метров в этом районе нельзя». А их то как раз отряд и не получил.
Но и в менее высотных районах Антрактиды при движении по особому арктическому снегу лыжи самолётов скользили с большим сопротивлением. Как вспоминал И.И.Черевичный, «после 80 посадок металлическая оковка лыж рвалась и нужно было её заменять». А это было сопряжено с большими трудностями. «Дело в том, - рассказывал Иван Иванович, - что, подготавливая материальную часть авиационного отряда для работы в Антарктиде, мы заказали для самолётов Ли-2 металлические лыжи специальной конструкции. К моменту отхода первого судна в Антарктику лыжи ещё не были готовы, поэтому договорились, что мастерские дошлют их нам на «Лене». На всякий случай мы взяли с собой четыре пары деревянных лыж. Но случилось так, что к отходу «Лены» лыжи не прошли испытаний. Было известно, что нужное нам листовое железо завезено в Мирный, но где оно сгружено, никто не знал… Наконец, после долгих поисков железо было извлечено из-под снега, и наши механики наладили оковку лыж». Эти недостатки сковывали деятельность первого советского авиаотряда. В дальнейшем их учли.
А американцы тем временем, как не печально для нас, 31 октября 1956 г. на транспортном самолёте Р4Д-5Л «Дакота» с Г.Дж.Дьюфеком на борту первыми в мире благополучно приземлились на Южном полюсе. В итоге авиационное первенство в покорении южной «макушки» Земли, к великому сожалению, осталось за Соединёнными Штатами Америки. Любопытно, что температура в тот день там была минус 50°С, и за время стоянки лыжи самолёта настолько примёрзли к снежной поверхности, что для того, чтобы оторваться от неё экипажу понадобилось использовать аж 15 пороховых ускорителей! :(
Historik
 
Сообщения: 298
Зарегистрирован: 05 Сентябрь 2014 15:02

1955-57: 1-я Комплексная Антарктическая Экспедиция АН СССР

Сообщение Иван Кукушкин » 03 Декабрь 2014 20:45

Ну, за пять-то экспедиций им грех было не использовать накопленный опыт.
У нас в плане подготовки 5-я экспедиция и 1-я как бы тоже отличаются.
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11633
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

1955-57: 1-я Комплексная Антарктическая Экспедиция АН СССР

Сообщение ББК-10 » 08 Февраль 2016 11:16

Продолжим начатые Dobrolet публикации из "Огонька" за 1956 г. Евгения Рябчикова
Dobrolet пишет: viewtopic.php?f=6&t=1198#p29322
Информация о участии Н-69 в 1 КАЭ - видимо ошибка автора - спутал с Н-86.

В тексте заметки напечатано Н-89 ?.

Огонёк 1956 № 03(1492), 15 января.

 =Огонёк 1956 № 03(1492), 15 января.jpg
Полеты над Антарктидой

Свыше десяти тысяч миль осталось позади. Флагман советской научной Антарктической экспедиции дизель-электроход "Обь" закончил переход по морям и океанам. Утром 5 января судно вошло в залив Депо моря Дэвиса. Достигнуты берега шестого континента!
В ясную, солнечную погоду две партии ученых спустились с борта корабля и обследовали прибрежный район в поисках подходящего места, где расположится поселок Мирный. На материк спустился также авиационный отряд экспедиции во главе с И. И. Черевичным.
Внезапно погода резко изменилась. Поднялась неистовая пурга. Самолет, выгруженный на берег, пришлось убрать на носовую палубу. Это удалось сделать с большим трудом силами моряков и полярников.
Когда ураган улегся, руководители и участники экспедиции вышли на лыжах на рекогносцировку местности. На временной площадке поставили палатку с запасом продовольствия.
8 января над кораблем поднялся вертолет. Летчики совершили пробный рейс, а затем более продолжительный полет.

Е. РЯБЧИКОВ
Борт дизель-электрохода "Обь".
(См. в номере «У БЕРЕГА АНТАРКТИДЫ»).
На снимке: самолет на борту «Оби».

Огонёк 1956 № 03(1492), 15 января.

 =Огонёк 1956 № 03(1492), 15 января 2с.jpg
У БЕРЕГА АНТАРКТИДЫ
Евгений РЯБЧИКОВ, специальный корреспондент «Огонька»

Плавание к берегам Антарктиды окончилось. Флагманский корабль «Обь» завершил большой переход через моря и океаны вдоль берегов Европы и Африки к шестому континенту. После мыса Доброй Надежды исчезла в жарком мареве Африки последняя скалистая полоска земли. Покинув Атлантический океан, «Обь» вышла в Индийский океан. За кораблем летели ширококрылые гиганты-альбатросы, «Обь» сопровождали черные буревестники, носились стаями за кормой прожорливые капские чайки. Но чем дальше на юг уходил флагманский корабль, тем меньше оставалось птиц. Температура воды падала, повеяло осенью, все окрест стало серым, мглистым, туманным. И вдруг в океане показались киты. Высоко взлетающие фонтаны воды привлекали внимание обитателей экспедиционного корабля. На палубах только и слышались возгласы: «Кит! Кит!»
Наступили белые ночи с тем таинственным мерцающим светом в небе, который кружит голову, лишает сна. Только зайдет солнце, как в разлившемся над океаном тумане заструится легкий серебристый свет.
Белой ночью я поднялся в рулевую рубку. Капитан-дублер Андрей Федорович Пинежанинов стоял с биноклем в руках и всматривался в белесую туманную мглу. Видны были лишь волокнистые скопления тумана, откуда-то сыпалась снежная крупа. Пинежанинов отложил в сторону бинокль и подошел к черному раструбу радиолокатора. Наклонившись к экрану радиолокатора, он внимательно посмотрел и сказал:
— Впереди чисто, но скоро должны встретиться айсберги.
И вот памятный день. Вечером второго января судовое радио оповестило моряков и полярников:
— Слева по борту виден первый айсберг!
Вбежав на мостик, я увидел в дымчатой дали просвеченную таинственным голубовато-зеленым светом ледяную гору. Она была далеко от нас и казалась фантастической игрой света над пепельной дымкой океана.
— Входим в царство айсбергов, — сказал Андрей Федорович,—это первые вестники льдов.
Все бинокли, какие были на корабле, нацелились на ледяную громаду. Она будила воображение, казалось, что это сияющий остров света, блуждающий в океане, что вот-вот от него отойдут корабли встречать наше судно. Но холодная белоголубая глыба, отколовшаяся неведомо когда от антарктического ледника, оставалась в стороне, студеные волны бились об отвесные голубоватые края айсберга.
К утру взору открылись бесконечные стада айсбергов. Голубые, синие, белые, даже зеленые, они выплывали, подходили к кораблю, и тогда начиналась трескотня фотоаппаратов, жужжание кинокамер.
Можно часами смотреть на ледяные горы — ни одна из них не похожа на другую, каждая поражает своими
причудливыми гротами, башнями, зубчатыми стенами, пещерами, сказочными очертаниями городов с высокими шпилями и виадуками. Но ко всему привыкаешь. Мы уже спокойно взирали на айсберги. И только ученые-гляциологи — исследователи льдов и ледников — профессора Г. А. Авсюк и П. А. Шумский, вооружившись биноклями, подолгу не покидали палуб, приходили в салон или кают-компанию взволнованные и радостные.
Как только корабль очутился среди айсбергов, на нем все изменилось. Большие перемены обнаруживаешь не только в чисто внешних приметах — в том, что все надели теплые зеленые куртки, черные меховые шапки, яловые сапоги, или в том, что наглухо закрыли в каютах и салонах окна, — а в той внутренней собранности и озабоченности, которые охватили моряков и полярников. До «земли тайн» оставались мили, и на карте Антарктиды, вывешенной у входа в судовой клуб, был отмечен циркулем последний участок до острова Дригальского, к которому шла «Обь».
И. И. Черевичный отдал приказ готовить к полетам вертолет. На специальной площадке, надстроенной поверх кормы, собрались авиаторы. Там на площадке находятся два больших зеленых ящика с деталями вертолета. В миг разобрали задние стенки ящиков, и показались детали красного вертолета с черной надписью: «СССР Н-89». Нужно было сочленить длинный трубчатый хвост с фюзеляжем, поставить на место вертикальный винт. А ветер, резкий, порывистый ветер с мелким снегом, бил в лицо, тщился свалить с ног.
Руководство экспедиции решило не только пустить вертолет, но при первом удобном случае высадить авиационный отряд для обследования побережья моря Дэвиса и поисков места высадки экспедиции. Началась подготовка транспортного самолета «ЛИ-2», зеленокрылого биплана «АН-2», горючего, палаток, продовольствия.
В это же время радисты берегового радиоотряда под руководством И. М. Магницкого занялись подготовкой радиотелефонных станций для связи с береговой партией, которая высадится на землю с корабля.
Заглядываем в каюту, где живет доктор физико-математических наук А. М. Гусев. Около письменного стола, заполненного картами, книгами, стоят лыжи с прикрепленными к ним башмаками. Тут же видны альпинистская веревка и горные ботинки с громадными стальными шипами для хождения по крепчайшему антарктическому льду. Профессор Гусев не только ученый, но и опытный альпинист. Он будет зимовать на материке, вести научные наблюдения, проверять теоретические расчеты в области атмосферной циркуляции. Профессор собирает вещи, книги, карты. Он готов сойти на «землю тайн».
В каюте № 15 я живу с третьим механиком корабля Л. Н. Гавриловым и начальником радиоотряда береговой партии И. М. Магницким. Он утвержден начальником отделения связи в Мирном — так будет называться поселок на материке. Как начальник отделения связи, Магницкий получил в министерстве печать, штампы, бланки для приема теле-
грамм, писем, бандеролей. Мой заботливый сосед в день Нового года в виде шутки прислал мне новогоднюю открытку, погасив на ней марку своей металлической печатью, на которой вырезано: «Антарктическая экспедиция». Это была первая операция будущего отделения связи. Первая почта будет отправлена из поселка Мирный не с флагманским кораблем «Обь», на котором мы идем первыми к заливу Депо в море Дэвиса, а на диэель-электроход «Лена», следующем за «Обью». На «Лене» плывут зимовщики, но по прибытии к месту все они примут участие в выгрузке тысяч тони грузов. Затем «Лена» отправится на родину вместе с рефрижератором № 7, а флагманский корабль «Обь» уйдет в большое плавание для ведения комплексных исследований в океане. «Обь» придет на родину позже «Лены» месяца на два-три.
Через сутки после встречи с первым айсбергом «Обь» вошла во льды. Серые и белые ледяные поля заполнили океан, скрывались за горизонтом в тумане. Началось маневрирование среди льдин, машина то ускоряла ход, то замедляла. «Обь» обходила тяжелые глыбы, выбирала разводья, осторожно раздвигала промороженные плиты. Белой ночью на одной из льдин мы увидели первого пингвина. Около голубовато-зеленого среза льдины стоял одинокий белобрюхий, с темной спиной, хохлатый пингвин и удивленно смотрел на корабль, ломавший льды. Вдруг пингвин опустился на ласты и, смешно извиваясь, вздрагивая, пополз по снегу, потом вскочил, распрямился и посмотрел снова на судно. А на следующий день, когда «Обь» вошла в сплошной лед и ее стальной форштевень принялся колоть, рубить и ломать ледяные массивы, пингвины встречались почти непрерывно.
...Четвертое января — хмурый студеный день. Весь день корабль рушит льды, раздвигает и рубит их, гонит прочь от себя пингвинов и тюленей. А к вечеру каюты и салоны облетает радостная весть: тяжелые льды пройдены, форсирование ледяного пояса заканчивается. До острова Дригальского остается несколько миль...
Утром пятого января, миновав остров Дригальского, «Обь» вошла в залив Депо моря Дэвиса.

Борт дизель электрохода «Обь».
[8]
Последний раз редактировалось ББК-10 10 Февраль 2016 08:37, всего редактировалось 2 раз(а).
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4777
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

1955-57: 1-я Комплексная Антарктическая Экспедиция АН СССР

Сообщение ББК-10 » 08 Февраль 2016 11:19

Огонёк 1956 № 04(1493), 22 января.

 =Огонёк 1956 № 04(1493), 22 января.jpg
Здесь будет поселок Мирный
Евгений РЯБЧИКОВ, специальный корреспондент «Огонька»

Девять дней продолжались рекогносцировочные полеты над побережьем заснеженной Антарктиды в секторе, отведенном для работы советской научной экспедиции. Частые бури прерывали полеты, задерживали наземные партии. Тогда приходилось терпеливо ждать погоды, чтобы возобновить обследование берегов. Взору открывались повсюду мрачные картины хаотического нагромождения льдов. В мглистом море хмуро сияли айсберги, на берегах поднимались обледенелые купола, за которыми лежали такие же угрюмые вершины. Думалось, природа сделала все, чтобы сюда не пришел человек.
Действительно, как штурмовать ледяной барьер, если к нему нет никаких подходов, на пути зияют глубоченные трещины? Как плыть кораблю, если стеной поднимаются ледяные горы? Как садиться самолету, если все искорежено ледниками, разбито, вздыблено?..
Но вот на запад от бухты Депо, за ледником Елены, были замечены в районе острова Хасуэлла тёмно-коричневые выходы материка. Для изучения на месте не раз летали туда на биплане летчика А. А. Каша начальник экспедиции М. М. Сомов,
И. И. Черевичный, И. А. Ман, научные консультанты экспедиции.
После многократного обследования приглянувшегося района, вечером 13 января, состоялось заседание Ученого совета экспедиции. Председательствовал М. М. Сомов. Пришли к выводу: найденный участок является лучшим — там есть земля. Но условия для работы авиации чрезвычайно сложны, опасны подходы для кораблей.
На следующий день в намеченный район был выброшен «полярный десант». Мы летели над хаосом льдов вздыбленного ледника Елены. Под крылом проплывали «зубы дракона» — так прозвали отвесные ледяные скалы, чередующиеся с глубокими трещинами. Море было усеяно айсбергами. Каждый, поглядывая в самолетное окошко, думал: как же пройдет среди этого скопления ледяных гор «Обь»?..
Но вот среди неожиданно выросших скал показалась белая ложбина. Летчик Каш круто развернул самолет. Черная тень скользнула по слепящим снегам. Толчок — открыта дверца, мы около темнобурых скал. Каждый спешит потрогать камни, убедиться, что это настоящий материк, а не валуны.
Начальник поселка Мирный Харитон Иванович Греку надевает темные очки, ходит среди камней, указывает, где нужно ставить палатки. затем начинается выбор площадки для поселка.
В в снег забивают колышки, по льду и камням тянут стальную ленту. На бумаге появляются наброски плана Мирного — вытянутая параллельно бухте центральная улица длиной примерно сто семьдесят метров, с двусторонней застройкой, место для электрической станции, для радиоцентра. В это же с время устанавливают антенну, налаживают связь с кораблем и с базой. Начальник транспорта экспедиции М. С. Комаров выбирает место для гаража, мастерских, складов,
ищет удобную дорогу через трещины, уже прикидывает, где будут работать тракторы. Тем временем летчик л Алексей Каш доставляет с флагманского корабля все новых людей. С каждым часом становится оживленнее на скалах. Уже разместились геодезисты, на ледяном припае гидрологи определяют глубины для встречи корабля.
Закончив установку палаток, мы пошли вместе с партией под руководством Андрея Федоровича Пинежанинова на прибрежный припай. Мы перевалили через скалу, вышли на снежную толщу, стали спускаться по заливу. Вдруг налетела стая черных птиц, молча, без крика, они бросились на нас. Пришлось отбиваться чем попало. Только отогнали стервятников — путь преградила широкая трещина; перекинули лыжи, держась друг за друга, заглянули в бездну. Там на большой глубине словно раскидали синьку, а вблизи все было нежноголубое. Разбежавшись, перепрыгиваем через трещину, а тут вторая, затем третья. Находим удобный спуск, выбираемся на лед. Вскоре припай покрывается множеством лунок, в которых гидрологи определяют глубины. Оказывается, большие глубины чередуются с подводными скалами, делающими район крайне опасным для плавания. Со всех островов стаями бегут к нам пингвины. Они так торопятся, что падают. Наблюдают за нами и ленивые пятнистые морские леопарды, и морские львы, и ко всему равнодушные тюлени.
Совсем рядом с бухтой, на скале, названной Огонек, колоссальный птичий базар. Мы забираемся на камни, и нам кажется, что находимся в фантастическом лесу. Здесь тысячи черно-белых пингвинов. Вот он, заповедный край, неведомый людям!
Наступает вечер. Солнце коснулось обледенелого купола. Все стало сиреневым. Никогда в жизни не приходилось видеть столь удивительного света. Только заполнился окружающий мир сиреневыми красками, как вспыхнули алые, а затем зеленые, голубые краски...
Коротка летняя ночь. Солнце уже взошло, взору открылась поразительная картина. В зеленом море выросли алые айсберги, потом они стали золотыми, белыми, слепяще-серебряными. Широкая полоса приближалась от горизонта к бухте и охватила птичьи базары острова. Все вокруг заискрилось брильянтами, вспыхнуло, запламенело. Среди ярко освещенных айсбергов показался корабль. Бинокль приблизил знакомые надстройки, мачту, трубу с голубой лентой.
Капитан Ман вместе со всем экипажем снова блеснул высоким мастерством: выполняя сложные маневры среди айсбергов, он осторожно, сопровождаемый промерным катером, провел судно среди подводных скал, ввел его в Зеленую бухту и таранным ударом направил корабль в ледяное поле. Льды затрещали, вздыбились. Литой форштевень дробил поля, мял, крушил, резал лед, отбрасывал прочь со своего пути. Вот уже «Обь» рядом. Мы бежим по льду, поднимаемся по отвесному штормтрапу палубы и оттуда смотрим на берег. Вот оно, место, где вырастет южно-полярная обсерватория Мирный, где взовьется советский красный флаг.
На лед вышли строители, спустили трактор, прокладывают дорогу, засыпают трещины, наводят мосты. Всем давно хотелось скорее приняться за стройку, и этот день пришел.
Когда вы будете читать эти строки, уже поднимутся первые дома Мирного, уже прозвучит салют в честь советского поселка, его обитателей. То, что было мечтой, станет явью.
Последний раз редактировалось ББК-10 10 Февраль 2016 08:38, всего редактировалось 1 раз.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4777
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

1955-57: 1-я Комплексная Антарктическая Экспедиция АН СССР

Сообщение Dobrolet » 08 Февраль 2016 17:43

ББК-10 пишет:В тексте заметки напечатано Н-89

Действительно, в тексте напечатано Н-89, видимо при OCR статьи ошибся.
Но был ли Н-89 в Антарктиде?
Н-89 был списан летом 1957 на о. Средний. Вряд ли он туда успел бы добраться из 1-ой КАЭ
Dobrolet
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 1338
Зарегистрирован: 13 Май 2009 15:09

1955-57: 1-я Комплексная Антарктическая Экспедиция АН СССР

Сообщение ББК-10 » 08 Февраль 2016 20:20

Огонёк 1956 № 05(1494), 29 января.

 =Огонёк 1956 № 05(1494), 29 января.jpg
Таким будет Мирный

У самого Южного Полярного круга, на 92-м градусе 57-й минуте восточной долготы, строится южнополярная научная обсерватория СССР. Здесь у ледяного барьера стоит «Обь», с которой днем и ночью выгружают грузы, прежде всего строительные материалы; уже собираются первые щитовые дома.
Рачительный начальник Мирного Харитон Иванович Греку обходит с нами заснеженную, покрытую льдом прибрежную территорию. Она испещрена выходами коренных пород, усеяна камнями.
— Территория самого поселка Мирный, не считая аэродрома, радиоцентра и других зданий, займет двенадцать тысяч квадратных метров, — говорит Харитон Иванович. — Жилые дома будут защищены от сильных ветров и снегопада, как щитом, пятью металлическими зданиями: мастерскими, гаражом, складами. Жилые дома ставятся спаренно, но с отдельными выходами. В каждом щитовом доме будут жить пять — восемь человек. В их распоряжении три комнаты общей площадью пятьдесят квадратных метров, центральное отопление, электричество, радио, телефон.
В центре поселка в двух домах располагается кают-компания — столовая и клуб. Здесь будут умывальная комната, гардероб, обеденный зал, камбуз.
Метрах в ста от поселка на прочном скальном основании строится электрическая станция в комплексе с баней и прачечной. На другой скале, примерно в двухстах пятидесяти метрах от поселка, будет приемная радиостанция. Несколько дальше, тоже на скале, отведено место для передающей радиостанции. Для работников Мирного соорудят АТС на пятьдесят номеров. Около поселка оборудуется аэродром.
Участники антарктической экспедиции дружно сооружают поселок, в котором в долгую полярную ночь советские люди будут вести научные наблюдения.
К южнополярной обсерватории прибыло второе экспедиционное судно — «Лена».

Е. РЯБЧИКОВ, специальный корреспондент «Огонька».
14
Последний раз редактировалось ББК-10 10 Февраль 2016 08:39, всего редактировалось 1 раз.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4777
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

1955-57: 1-я Комплексная Антарктическая Экспедиция АН СССР

Сообщение ББК-10 » 08 Февраль 2016 21:30

Огонёк 1956 № 06(1495), 5 февраля.

 =Огонёк 1956 № 06(1495), 5 февраля.jpg
Антарктические будни
Е. РЯБЧИКОВ» специальный корреспондент «Огонька»

Рождение айсберга

Гигантские массы антарктического льда медленно сползают к океану. Постепенно они обламываются, и ледяные горы управляются в бесконечное плавание. Совсем недавно, когда наш корабль «Обь» стоял вблизи шельфового ледника Шеклтона в бухте Депо, мы наблюдали рождение айсберга: длинный ледяной язык выдвинулся в море Дэвиса и держался на плаву. Внезапно налетела сильная буря. Она оторвала сползший в море язык, и он, став айсбергом — пловучей ледяной горой, — с величавой медлительностью ушел в плавание.
В первый солнечный день я полетел на вертолете, чтобы проследить за айсбергом. На фоне темного моря с белыми барашками волн рисовалась огромная гора, словно отлитая из серебра. Днем айсберг горел белым пламенем, а вечером казался золотым.
Шли дни, айсберг медленно отплывал прочь от ледника Шеклтона, уходил в ту сторону. где белели среди моря такие же ледяные гиганты.

Заповедник Мирный

На архипелаге, расположенном рядом с Мирным, шумят птичьи базары — коричневые скалы усыпаны пингвинами, их тысячи. У подножия скал лежат сонные тюлени, пятнистые морские леопарды, иногда в зеленой бухте покажутся белые фонтаны китов. Это край непуганых птиц и животных.
В первый же день прибытия флагманского корабля был обнародован приказ, по которому все острова, включая остров Огонек, объявлены заповедником, причем вход туда разрешается только руководством экспедиции.
На территории заповедника на камнях мирно гуляют тысячи пингвинов со своими детенышами, есть пляжи пингвинов, даже своеобразные спортивные городки — пингвины учатся нырять в воду, выпрыгивать из нее, скатываться с горки на своем белом, сверкающем, как фаянс, брюшке, бегать по скалам. На острове Огонек, как и на других островах, так жарко от нестерпимо сверкающего солнца, что невольно снимаешь пиджак. Солнце жжет, темная масса камней нагревается. Дотронувшись до камней.
чувствуешь, как они горячи. А совсем рядом — белоголубые ледники, мерцающие каким-то внутренним светом айсберги...

Голубые реки

В Антарктиде господствуют два цвета —белый и голубой: на фоне белых ледников и ледяных куполов плавающих айсбергов выделяются голубые трещины, срезы, карнизы, провалы, снежницы. Заглянешь в трещину — она вся голубая, полная сказочного света, переходящего в густую синеву: идешь по снегу — следы остаются голубыми; прогремит трактор, а за ним —голубая колея.
Недавно во время большого научного полета были обнаружены голубые реки, речки, озерца, заполнившие ледник Шеклтона. Удивительна картина голубых реи. несущих свои воды в океан поверх ледника в ледяных берегах.

Первые рыболовы

Только подошла «Обь» к месту, где строится сейчас Мирный, встала на ледовые
якори, как научные работники Алексей Константинович Токарев и Алексей Николаевич Богоявленский захватили удочки и пошли удить рыбу. Рыболовы на льду Антарктиды! Это было столь необычным, что все моряки-полярники вышли посмотреть на рыбалку. Будет ли улов? Но вот вернулись рыбаки, и оказалось, что они поймали двадцать рыбок, похожих на бычков. Кроме того, рыболовы поймали вмерзшего в лед морского ежа. Рыб и ежа поместили в банки со спиртом — их повезут в Москву.
Последний раз редактировалось ББК-10 10 Февраль 2016 08:39, всего редактировалось 1 раз.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4777
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

1955-57: 1-я Комплексная Антарктическая Экспедиция АН СССР

Сообщение ББК-10 » 08 Февраль 2016 21:32

Огонёк 1956 № 08(1497), 19 февраля.

 =Огонёк 1956 № 08(1497), 19 февраля.jpg
Путешествие по Мирному
Е. РЯБЧИКОВ, специальный корреспондент «Огонька»

Стоит отплыть от берега Антарктиды в море и посмотреть на Мирный издалека, как взору откроется волнующая картина: среди льдов и снега на фоне прозрачно мерцающего ледяного купола стоит поселок. С одной стороны он ограничен ледяным барьером, круто падающим в студеное море, сзади него поднимается уходящая к полюсу белая толща ледника, а с боков стоят, как крепостные башни, буротемные скалы. Напротив Мирного высятся каменные острова с птичьими базарами, лежками тюленей. Я уже рассказывал, что весь этот район вместе с островом Огонек объявлен заповедником.
Совершим, читатель, путешествие по Мирному, познакомимся с поселком на антарктической земле. С борта флагманского корабля «Обь», стоящего на рейде среди льдов, спустимся по штормтрапу на тупорылый катер и отправимся в путь. Катер идет среди битого льда, огибает подводные камни, скалы, о которые дробятся зеленоватые морские волны, подходит к берегу. Перед нами отвесная стена из льда и снега, называемая ледяным барьером. В пяти местах на барьере видны остатки дорог, пунктов разгрузки: здесь стоял корабль, пока штормы и плавающие айсберги не вынуждали его отходить подальше от опасного места, а затем снова искать прибежище для разгрузки. Каждый раз приходилось заново строить дороги, взрывать льды, готовить площадки для грузов. Пять разбитых дорог без слов рассказывают об упорстве, воле и мужестве советских людей, штурмующих дикий берег шестого континента.
Катер останавливается около металлической баржи. С помощью канатов и веревочной лестницы нужно подняться по отвесной стене примерно на высоту большого дома — и вы на берегу. Здесь стоят автомобильные краны, грохочущие тракторы, занятые перевозкой доставленных с кораблей грузов на склады и стройку. Круто развернувшись, подкатывает красный вездеход, который называют то автобусом, то маршрутным такси. Гусеничная машина завоевала большую популярность — она развозит бригады, буксирует грузы, уходит в дальние маршруты.
Мы рядом с водителем вездехода Константином Итальянцевым. Он включил отопление, в кабине тепло. Итальянцев наблюдает, как садятся
в кузов строители. Все в сборе, звучит сирена.
— Остановка — площадь Пушкина, затем Маяковского, —слышится шутливый возглас. В кузове плотники и монтажники курят, весело перекликаются, наперебой называют памятные остановки по Москве, Ленинграду, Мурманску, Одессе.
Позади остаются сложенные в кучи доски, брусья, высокие металлические цистерны для горючего, вытащенные на берег моторные боты, стоящие на погрузке тракторы. У подножия гранитной сопки вырастает лес шестов со щитами, на которых написано: «электростанция», «автоимущество», «электрооборудование», «стройматериалы». Около каждого щита — груды ящиков, бочек, контейнеров.
Обогнув солку, въезжаем в Мирный.
Поселок протянулся между двумя скалами. Строго по прямой линии выстроились собранные из щитов дома. в центре расположилась кают-компания — длинный дом с плоской крышей, с маленькими квадратными окнами. В домах уже поселились строители, монтажники, связисты; в комнатах стоят кровати, горят камельки.
В Мирном кипит жизнь: отделываются возведенные дома, теплый склад, здания радиостанций, закладываются фундаменты для новых домов, строится ледник для хранения продуктов, протянулись провода внутренней телефонной связи. Они идут от кают-компании к радиостанциям, аэродрому, медпункту, продбазе.
Приемная радиостанция монтируется в щитовом доме на сопке. Здесь дни и ночи трудятся радисты. Из окон приемной станции видна скала, как бы замыкающая поселок. На скале стоит дом передающей радиостанции.
Едем с Константином Итальянцевым по поселку от сопки к скале Радио, на которой будет работать передающая рация. На «улице» встречаются тракторы, везущие щиты домов, брусья, бревна, листы металла, большие ящики; вздымая снежные фонтаны, мчатся красные вездеходы. Там и тут высятся штабели строительных материалов. Отливают золотом стены домов, чернеют металлические фермы фундаментов. пестрят телефонные столбы, указатели-колышки в местах разбивки будущих зданий. Всюду слышится звон пил, стук молотков, рев моторов.
Мирный существует, живет, он растет с каждым днем, ширится, набирает сил.
Вездеход въезжает на скалу к самому дому радио. Квадратной формы дом с плоской крышей покоится на прочном металлическом основании. Поднимаемся по трапу в тамбур, обходим комнаты, аппаратную. Здесь работают связисты Иннокентий Магницкий, Алексей Рекач, Евгений Ветров, Петр Целищев, Павлин Романов; они собирают передающую станцию, как говорят, — голос Мирного. Уже работает передатчик на средних волнах, установлена надежная связь Мирного с кораблями и самолетами.
У подножия скалы Радио — заснеженная долина, отороченная железными бочками. Это аэродром. Здесь стоят самолеты, вертолеты, ящики, контейнеры с авиационным имуществом. Аэродром гудит, ревут авиационные моторы. Только шторм и пурга заставляют авиаторов прекращать полеты, но стихнет ветер, и они снова поднимаются в небо. Вертолеты и биплан вошли в жизнь Мирного и кораблей, стали первой необходимостью. Они садятся около судов, принимают с трапов груз, пассажиров, летят в Мирный. Алексей Каш на биплане за один день сделал 34 рейса, перевез 80 пассажиров.
Совсем недавно произошел такой случай: жестоким штормом сорвало со швартовых и унесло вместе с битым льдом две металлические баржи, на которых перевозили с "Оби" на берег грузы. Густой туман мгновенно скрыл баржи. Когда шторм затих и просветлело небо, на поиски барж отправился летчик Алексей Каш вместе с штурманом Михаилом Кирилловым, бортмехаником Михаилом Чагиным, четвертым электромехаником «Оби» Виктором Подкользиным. Они летали над айсбергами, нагромождениями льдов. Наконец нашли сдавленные торосами суда. К ним вышла «Обь», сокрушая ледяные поля, искусно лавируя среди ледяных гор. Корабль смело пробился к первой барже. За «Обью» шел катер. Он взял баржу на буксир, вывел из ледяного плена, но второй баржи не было видно. Где она, что с ней? Вызвали по радио Алексея Каша. Он прилетел к «Оби», развернулся над мачтами, произвел разведку, нашел вторую баржу, сообщил о ее месте по радио и долго кружился над ней, пока не подошел корабль. Убедившись, что операция закончена. Каш полетел к «Лене» перевозить на берег научных работников.
Самолетная стоянка на аэродроме Мирный производит внушительное впечатление: стоят транспортные самолеты «ИЛ-12», «ЛИ-2», биплан, вертолеты.
Когда был собран второй транспортный самолет «ЛИ-2», летчики Иван Черевичный, Николай Поляков, штурман Дмитрий Морозов отправились в ледовую разведку для встречи третьего экспедиционного судна — рефрижератора, прибывшего из Риги с продовольствием. Летчики сбросили морякам вымпел — цилиндр с картой ледовой обстановки, переговорили по радио.
Советские люди располагаются для ведения научной работы на антарктическом берегу солидно, как рачительные хозяева. Не случайно в Мирном говорят о необходимости привезти сюда хорошую землю, чтобы выращивать в парниках и теплицах под щедрым антарктическим летним солнцем скороспелые овощи, хотят создать рыболовецкое хозяйство. Очень сердечно было принято известие о подарке китобойной флотилии «Слава»: капитан-директор «Славы» А. Н. Соляник сообщил по радиотелеграфу, что китобои дарят зимовщикам Мирного корову Ноченька с теленком.
В поселке уже есть свои животные, привезенные на кораблях; хрюкают, повизгивают в свинарнике свиньи, бегают поросята. Зимовщики доставили собак, они ощенились, стая увеличилась. Свиньи чувствуют себя хорошо, и начальник снабжения Константин Якубов строит планы развития животноводства в Мирном.
... Антарктическое лето идет к концу. Пришли темные ночи; погас полярный день, когда солнце не уходило с неба; затеплились звезды. Горит серебряная луна. С каждым днем становится все холоднее, чаще налетают бури, дикие штормы пригоняют к берегу айсберги. Близится полярная ночь, которую угадываешь в густых сумерках, в фантастическом голубом свечении на закате, переходящем в аспидную черноту. Но только спустится хмурая мгла и айсберги, словно белые привидения, закроют полнеба, как в Мирном засветятся огни домов, тьму прорезают лучи тракторных фар, мигают огни вездеходов, автокранов. И эта золотая россыпь огней ширится и становится ярче, возвещая о большой жизни, пришедшей на берег Земли бывших тайн...
25
Последний раз редактировалось ББК-10 10 Февраль 2016 08:40, всего редактировалось 1 раз.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4777
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

1955-57: 1-я Комплексная Антарктическая Экспедиция АН СССР

Сообщение ББК-10 » 09 Февраль 2016 21:16

Огонёк 1956 № 11(1500), 11 марта.

 =Огонёк 1956 № 11(1500), 11 марта - 0001.jpg
Оазис в ледяной пустыне

Е. РЯБЧИКОВ,
специальный корреспондент "Огонька"

Ледяной панцырь скрывает землю. Куда ни посмотришь — лед. Он движется, ползет, стекает с невидимых гор и холмов и скрытно разрушает материк. Что там, под толщей в сотни, тысячи метров? Следы давно исчезнувшей жизни, когда-то шумевших на горячем ветру папоротниковых лесов, бродивших по Антарктиде невиданных животных, несметные богатства? Молчат ледники. Идешь по сверкающей на солнце ледяной броне, заглядываешь в бездонные, дымящиеся голубым туманом трещины и ждешь: может быть, где-нибудь покажется земля, пусть голая и мерзлая, но земля, без которой нельзя жить человеку. Нет, земли не видно!
Геология, как и астрономия, требует необычайной фантазии. Луч давно погасшей звезды поможет астроному узнать об исчезнувшем мире; маленький камень, очутившись на ладони геолога, открывает ему повесть о том, что было миллионы лет назад. Для этого нужно найти камень, прочный камень, переживший гигантские потрясения, выдержавший огонь, неистовые ветры. Но повсюду один лед, и неоткуда взяться здесь, кажется, камню.
Однако еще в пути, на экспедиционном судне «Обь», когда за бортом проплывали плоские, выжженные солнцем коричневые берега Африки, советские ученые мечтательно говорили нам об оазисе Антарктиды, о благодатном месте, где на поверхность выходят камни, плещется в озерах вода. Профессора Олег Степанович Вялов, Константин Константинович Марков, Григорий Александрович Авсюк стояли, опершись на поручни, смотрели на созвездие Ориона и вели волновавший их разговор. Ученые перечисляли скупые, казавшиеся невероятными сведения об оазисах.
Меня захватила промелькнувшая в печати гипотеза о причинах появления феномена природы: одни утверждали, что оазис Антарктиды рожден тысячелетним горением подземных пластов угля; другие заявляли, что клочок земли оголен ото льдов таинственными радиоактивными процессами; третьи полагали, что оазис создали буйные вулканические силы. После долгой беседы с учеными мы прошли в их каюту и погрузились в чтение карты Антарктиды, на которой рукой Вялова был обозначен оазис, занимающий примерно пятьсот квадратных километров среди ледников. Удастся ли когда-нибудь его увидеть?
И вот не тысячи, а всего сотни километров лежат между нашим кораблем и оазисом. Ученым хотелось сразу же пуститься в путь, они жаждали открытия тайн. Но до цели было еще очень далеко: самолеты стояли на палубах, палатки лежали в трюмах. Нужно было начать разгрузку, пустить в воздух авиацию, поставить первые дома, обжиться, закрепиться на голой, дикой и мрачной земле.
Но так уж повелось у советских людей, которые любят смелые планы и всегда готовы к научным подвигам: в трудное для экспедиции время, когда дорог был каждый человек, когда самолеты нужны были для самых насущных нужд, решено было совершить прыжок к оазису. Эту сложную задачу принял на себя авиационный отряд. Нужно было провести глубокую воздушную разведку, осмотреть оазис с высоты, выбрать места для промежуточных авиационных баз, перебросить к месту предполагаемой операции биплан «АН-2» и вертолет.
Транспортный самолет «ЛИ-2» отправился на восток от Мирного. За штурвалом сидел Герой Советского Союза Иван Иванович Черевичный, справа от него — профессор Владимир Григорьевич Корт. Он внимательно осматривал проплывавший под крылом хаос льдов. И вот — оазис. Описав над ним круг, сделав необходимые наблюдения и аэрофотосъемки, ученый уступил место пилоту Гурию Сорокину. Тот вместе с Черевичным стал искать площадку для полевого аэродрома.
Закончился разведывательный полет, началась тяжелая, незаметная, полная будничного героизма работа авиаторов: нужно было грузить в самолет бочки с горючим, везти их на восток от Мирного, возвращаться за новыми порциями бензина.
Все было сделано: базы созданы, машины доставлены к месту назначения, и тогда отряд ученых отправился в необычайное путешествие — это был полет в прошлое и будущее Антарктиды.
Самолет приземлился на ледниковом аэродроме. Вялов, Марков, Авсюк и другие исследователи выскочили из кабины и побежали к необычайной реке на леднике. Я видел эти реки, их голубые вспененные воды, глубоко прорезанные ледяные берега, пороги, острова, ледяное дно. Даже сказочная Ангара, стремящаяся от голубого Байкала, даже Енисей в Саянах не производят такого впечатления, как голубые реки, текущие по леднику.
— Мы в оазисе! — восклицал Марков. — Даже не верится, что сбылась мечта.
Было жарко, палило солнце, обжигало лица и руки. Неужели возможна такая жара среди ледников? Неужели это не счастливая причуда природы, а обычный для этих мест летний солнцепек? Солнце заливало ледники золотистыми лучами, щедро нагревало камни, скалы и утесы, над оазисом клубились облака.
По привычке геолога Вялов нагнулся и поднял первый камень, лежавший под ногами. Это был гранит изумительной расцветки с вкрапленным гранатом. Камень был горяч, обжигал ладонь.
Представьте себя в положении людей, увидевших среди льдов землю, озера и реки, и вы поймете состояние ученых. Все было внове: и эти нагроможденные камни, словно специально сложенные природой для геологов, круглые озера и шумящие водные потоки, висящие в небе тучи — все было удивительно, вводило в привычный мир земли. Но земля эта была необычной, полной загадок и тайн, ее нужно было изучить, понять ее происхождение, ее прошлое, заглянуть в будущее.
На центральное озеро, протянувшееся среди сопок, спустили корабельный надувной серый плотик. Ученые занялись промерами глубин. С помощью батометре брали пробы воды с разных уровней озера, опускали планктонную сетку, с волнением ожидая, что подарят глубины. А в горах и сопках стучал геологический молоток, слышались гул и шорох осыпающихся мелких камней — это забирались на кручи ученые, изучая камни, на которых расположились птичьи базары. Исследователи откалывали зеленоватые камни, собирали птичьи перья, ставили треноги приборов, складывали гурии — груду камней, куда клали записку о том, кто и когда здесь работал.
Олег Степанович Вялов с трудом приносил добычу в рюкзаке. Около палатки росла груда камней, предназначенная для дальнейшей обработки. Ему хотелось захватить чуть ли не все сопки и горы с собой, чтобы потом вместе с научными сотрудниками, у себя дома, в университете, обработать их, изучить, классифицировать и бережно хранить.
Горы, конечно, увезти было невозможно, но случилось так, что самую большую гору оазиса Вялов получил в подарок от своих друзей и товарищей... Бортрадисты случайно перехватили передававшуюся из Москвы в Мирный радиограмму для Вялова: дочь Светлана поздравляла отца с днем рождения. Через несколько минут все летчики знали о дне рождения профессора, весть долетела и до оазиса. Экспедиция «подарила» на память ученому гору. Темная, сложенная из гранитов и гнейсов, она поднималась над озером, словно охраняя его тайны. Растроганный Вялов поблагодарил друзей и отправился в «свои владения». Он поднялся на гору имени Вялова, встал на голом гранитном выступе и посмотрел на озеро. Длинное, светлое, оно лежало внизу, скрываясь за соседними сопками. Лишь легкая рябь нарушала зеркальную поверхность голубого водоема.
После долгих поисков в озере выловили красного рачка — циклопа, нашли даже тюленя, невесть как пробравшегося подо льдами из моря в соленое озеро, сообщающееся с океаном. На берегах ручья обнаружили водоросли, на скалах — мхи, лишайники. Какая хилая растительность! Но она есть, и пусть мхи не веселят глаз, пусть лишайники удручают своим дымчатым видом, — это вестники
[17]
 =Огонёк 1956 № 11(1500), 11 марта - 0002.jpg
пробуждения, вестники грядущей жизни шестого континента!
Дерзким вызовом суровой и дикой природе Антарктиды выглядел поступок профессора Константина Маркова: он пришел на берег озера, разделся, поплескал на себя студеной водой и забрался в водоем. Окончив купание, профессор растер спину, грудь, погрелся на солнцепеке и ушел по маршруту заниматься своими научными исследованиями.
Александр Гусев с Михаилом Виноградовым продолжали изучать водоемы; они перебрались с главного озера у горы Вялова в малые водоемы. Гусев вел наблюдения на метеостанции, определял баланс лучистой энергии солнца. Результаты оказались поразительными: здесь на каждый квадратный сантиметр почвы из мирового пространства поступает четыреста калорий тепла в сутки. Солнца здесь так много, что оазис может соперничать с Крымом. Воздух сух, как в настоящей пустыне. В полярной пустыне существует теплый оазис со своим климатом, суховеями и засухой! Вечная мерзлота прогревается настолько, что промороженная земля оттаивает на метр в глубину. Над горячими камнями поднимается раскаленный воздух, похожий на расплавленное стекло. Над сопками скапливаются испарения, рождаются густые облака, и кажется, вот-вот соберется гремучая гроза, польет дождь. Но грозы так и не было, и не пролилось ни капли дождя на горячие камни.
Астрономы Иван Кучеров и Виктор Закопайло определяли астрономические пункты. Им приходилось забираться на вертолете в отдаленные места, вести наблюдения по солнцу. Однажды вертолет опустился на восточную оконечность оазиса. Авиаторы помогли исследователям перенести приборы, спальные мешки, брезент, радиостанцию на вершину сопки. Вскоре вертолет растаял вдали, астрономы остались вдвоем на камнях. Нужно было приступать к наблюдениям, но случилось так, что Виктор Закопайло поскользнулся и растянул ногу. Иван Кучеров помог товарищу, уложил его в спальный мешок и приступил один к наблюдениям. Определив долготу, Кучеров приготовил еду, перебинтовал ногу товарищу, натянул брезент на камни и ящик из-под теодолита. Он включил радиоприемник. Московская станция передавала сигналы, слышались удары хронометра, и каждый его удар воспринимался как голос далекой родной Москвы.
Незаметно миновал день, наступила ночь. Вертолет так и не прилетел — его задержали сильные ветры, бушевавшие над оазисом. Утром Закопайло стало лучше, нога перестала болеть, астроном выбрался из спального мешка и принялся за наблюдения и вычисления. В полдень прилетел вертолет. Из него вышли профессора Вялов, Марков, их товарищи. Они принялись за изучение сопки, собирали образцы пород, фотографировали, описывали местность. Наконец лагерь был снят, все вещи погружены в кабину, и красная машина, пугая птиц — поморников ревом своего мотора, поднялась в небо.
И вот наступил день, когда работы в оазисе были закончены. Началась эвакуация научной экспедиции. В котловине около железной бочки оставили черную палатку, положили в нее запасы продовольствия, бутылки водки (по традиции путешественников принято заботиться о тех, кто может сюда придти и будет нуждаться в пище, огне и крове). На видном месте в палатке оставили записку о том, что здесь работала советская научная экспедиция.
Где же те вулканические силы, о которых так много говорили ученые, пытаясь разгадать тайну возникновения оазиса? Где подземные пожары, вызвавшие к жизни оазис? Где загадочная сила невидимых радиоактивных процессов?
Тщательно изучая все гипотезы, высказывавшиеся в печати, изучая факты, ученые пришли к выводу, что прежние предположения о происхождении оазиса не имеют под собой реальной основы. Но как же возник оазис?
Советские ученые считают: оазис появился очень давно в результате общего потепления Антарктиды, особо благоприятного рельефа местности, заставившего ледники обойти стороной сопки. Из-подо льда выглянули камни, их прогрело солнце, и началось бурное таяние, постепенно спадали белые покровы, через тысячи лет образовалась освобожденная ото льда горная гряда.
— Жизнь придет сюда, — утверждают ученые, — и человек поможет Антарктиде развеять злое колдовство. Надо завезти в оазис плодородную землю, и под жарким солнцем можно будет разводить в парниках и теплицах овощи, держать на фермах скот и птицу. Животные и птицы дадут удобрение, и постепенно оазис станет местом, где человек увидит не только мхи и лишайники, но настоящую зелень. Призвав на службу мирный атом, человек сможет ускорить процессы, которые продлились бы века, и своим смелым наступлением на ледники вернет жизнь этому континенту...
... Взревел мотор, начала раскручиваться лопасть винта, машина вздрогнула, оторвалась от земли. Внизу, в котловине, чернела палатка, рядом стояла железная бочка, алел флажок на колышке— указатель для тех, кто, возможно, придет сюда со временем.
[18]
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4777
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

1955-57: 1-я Комплексная Антарктическая Экспедиция АН СССР

Сообщение ББК-10 » 11 Февраль 2016 21:35

Огонёк 1956 № 16(1505), 15 апреля.

 Огонёк 1956 № 16(1505), 15 апреля - 0003.jpg
 Огонёк 1956 № 16(1505), 15 апреля - 0004.jpg
 Огонёк 1956 № 16(1505), 15 апреля - 0005.jpg
В Антарктиде

На прошлой неделе танкер «Херсон» доставил в Одессу первые пакеты от корреспондентов — участников Советской антарктической экспедиции. Фотографии, сделанные специальным корреспондентом «Огонька» Е. Рябчиковым, отправленные из Антарктиды 15 февраля, запечатлели некоторые эпизоды из жизни поселка Мирный.

Публикуемые здесь фотографии сделаны специальным корреспондентом «Огонька» в антарктической экспедиции Евгением РЯБЧИКОВЫМ накануне отплытия на «Лене» из поселка Мирный. Они запечатлели антарктические пейзажи и картинки из жизни обитателей самого далекого советского поселка, расположенного на шестом материке.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4777
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Пред.След.

Вернуться в Исследовательские программы и регулярные полярные экспедиции



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения