Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Макс Зингер. Штурм Севера

Макс Зингер.
Штурм Севера.
[Полярная экспедиция шхуны „Белуха". Гибель „Зверобоя” („Браганцы"). Жизнь зверобоев-зимовщинов на крайнем севере Советов.
Полет воздушного корабля „Комсеверопуть 2" с острова Диксон в Гыдоямо. Карский поход ледокола "Малыгин" в 1930 году.
С 27 фото]
Гос. изд-во худож. лит., М.-Л., 1932.
 1.jpg
 5.jpg
 4.jpg
 3.jpg

Содержание Стр.
Макс Зингер. Штурм Севера.pdf
(27.48 МБ) Скачиваний: 284

OCR, правка: Леспромхоз

Макс Зингер. Штурм Севера

Боцман «Зари» — Бегичев

Нечеловеческой силой и богатырским ростом обладал Бегичев — боцман шхуны «Заря», затертой во льдах моря Лаптевых. Это он вышел на вельботе в ледовое море разыскивать Толля и, не найдя начальника, вернулся затем, чтобы остаться в Хатангской тундре. Этот недюжинный человек дал разгадку гибели двух норвежцев — Кнудсена и Тессема, исходив пешком и изъездив на собаках сотни километров. Бегичева знали все ненцы, ходившие по тундре со своими оленями. Бегичев исходил всю тундру и по льдам добирался в поисках зверя до безвестных островов. На одном из таких островов, облюбованном боцманом «Зари», было много зверя, и здесь подолгу промышлял Бегичев. Он сделал зарисовку острова, нанеся его очертания на карту, и остров впоследствии назвали островом Бегичева.
Не было на севере человека, кто бы знал Таймыр так, как боцман погибшей шхуны. Он был знатоком тундры между нижним Енисеем и бассейном реки Хатанги.
Ненцы любили Бегичева, он не обирал людей тундры и дружил с ними.
В 1911 году «Таймыр» и «Вайгач» зимовали в заливе Толля.
Льды сжимали корабли и, понатешившись над ними, как кошка с мышью, выпускали их помятыми и обессиленными.
Восемьдесят семь из ста двадцати шпангоутов — ребер «Таймыра» — были смяты льдами по левому борту корабля. «Таймыр» и «Вайгач», открывшие Северную Землю, попали в непроходимые льды. Невзломанные поля надвигались к
[36]
бортам этих кораблей, тщетно искавших разводья. У края полей, где стояли корабли, неслись обломки льда, и корабли, словно бумажные лодочки, вертелись в этом бешеном водовороте.
Ни одной водонепроницаемой переборки не уцелело на «Таймыре». Экипажу его было выдано теплое белье, и людей заранее разделили на партии на случай высадки на большое поле, сжимавшее корабль.
Боцману Бегичеву было поручено доставить к реке Таймуре оленей до первого сентября и сделать ряд складов продовольствия по побережью безлюдного Таймыра.
Из Гольчихи вышел Бегичев выручать корабли, которые совершали исторический северо-восточный проход.
В июле боцман Бегичев встретился с кораблями экспедиции Вилькицкого. Бегичеву сдали половину экипажа экспедиционных судов, и он доставил людей в Гольчиху.
Он вернулся еще раз сюда, чтобы проведать героические корабли.
На мысе Вильда его дожидалась записка:
«Мы идем сами. Ваша помощь не нужна. Возвращайтесь обратно».
И Бегичев снова ушел в свою тундру промышлять зверя по неисхоженным местам. Он рассказывал о громадной, никому неизвестной реке Таймыра — Лидии, которую открыл и через которую не раз пробирался, странствуя по тундре.
Чухновский позднее говорил, что видел эту реку с самолета, когда летел на северо-восток от острова Диксон.
Бегичев умер в Пясине. Там — одинокая могила ветерана Севера, боцмана «Зари» Бегичева.
Бегичева больше нет. О богатыре боцмане по Северу уже ходят легенды.

Пред.След.