Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Пузырев В.П. Беломорская флотилия в ВОВ

Пузырев В.П.
Беломорская флотилия в Великой Отечественной войне.
Воениздат, 1981

 cover.jpg

Пузырев В.П. БФ в ВОВ.djvu
(4.39 МБ) Скачиваний: 448
Содержание:

    От автора [3]
    Глава первая. Создание флотилии [5]
    Накануне войны [5]
    На военный лад [8]
    Для защиты Беломорья и Арктики [11]
    Глава вторая. Оборона внутренних путей сообщения и баз [20]
    Надежный заслон [20]
    Тяжелое противоборство [25]
    На беломорских коммуникациях [38]
    Глава третья. В арктических широтах [45]
    Для обороны района Новой Земли [45]
    Обеспечение безопасности навигаций [52]
    Глава четвертая. Проводка союзных конвоев [72]
    Курсом на Архангельск [72]
    В ледовых условиях [78]
    На помощь «PQ-17» [85]
    Самый большой конвой [97]
    Суда следуют в одиночку [103]
    Глава пятая. Верные славным традициям флота [111]
    Глава шестая. В условиях коренного перелома [119]
    Силы крепнут [119]
    Белое море — Кольский залив [127]
    Глава седьмая. На Северном морском пути [135]
    Обстановка осложняется [135]
    Перевод судов в Карское море [141]
    Противолодочная оборона конвоев [145]
    Борьба с минной опасностью [168]
    Завершающие операции [173]
    Глава восьмая. Суда идут в Белое море [182]
    Через ледовые поля [182]
    «Челночная» операция [190]
    В майские дни сорок пятого [194]
    Заключение [197]
    Хронология важнейших событий истории Беломорской флотилии [212]
    Руководящий состав Беломорской флотилии [220]

Пузырев В.П. Беломорская флотилия в ВОВ

Для защиты Беломорья и Арктики

Между тем в связи с событиями, развертывавшимися на правом крыле советско-германского фронта, возросло значение обороны обширного морского района и обеспечения перевозок.
На рассвете 29 июня перешли в наступление части немецкого горнострелкового корпуса «Норвегия» на мурманском направлении, а в последующие два дня немецкие и финские войска — на кандалакшском, кестеньгском и ухтинском направлениях. Противник стремился захватить Мурманск и Кандалакшу, перерезать Кировскую железную дорогу и выйти на побережье Белого моря. В июле ему удалось захватить участок Кировской железной до¬
{1} СССР в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. Краткая хроника. М., 1970, с. 74.
{2} Центральный архив Министерства обороны СССР (далее — ЦАМО), ф. 363, оп. 6208, д. 35, л. 4.
{3} ЦВМА, ф. 41, д. 207, л. 1об.

[11]
роги между Ладожским озером и Медвежьегорском. В результате снабжение войск 14-й армии и частей Северного флота в Заполярье, 7-й армии в Карелии, эвакуация населения, перевозка грузов из Мурманской области стали возможны лишь через Белое море {1}.
Обострилась обстановка и на морском направлении. В июле подводные лодки и эскадренные миноносцы противника предприняли активные действия у мурманского побережья и на подходах к Белому морю, а авиация совершила несколько налетов на Иоканьгу, радиостанции на мысе Канин Нос и Маточкином Шаре {2}. Существовала угроза высадки противником морских и воздушных десантов для захвата береговых батарей, Иоканьгской военно-морской базы, полярных станций и становищ в Арктике.
Эти обстоятельства потребовали значительного усиления всех видов обороны в Белом море и Арктике, увеличения воинских перевозок как в северном, так и в западном направлении, улучшения руководства силами. К тому же с началом поставок в СССР военных материалов западными странами возникла необходимость организации прикрытия союзных конвоев в Белом море. Между тем силы Беломорской и Иоканьгской военно-морских баз не отвечали возросшим требованиям защиты судоходства в зоне их действий. Заметно сказывалось и то, что Военный совет и штаб Северного флота из-за отдаленности не имели возможности оперативно руководить силами в восточных районах морского театра, осуществлять взаимодействие с Архангельским военным округом и гражданскими пароходствами, расположенными в Архангельске.
Все это настоятельно диктовало необходимость создания на Белом море объединения военно-морских сил. 2 августа 1941 г. Народный комиссар Военно-Морского Флота Н. Г. Кузнецов подписал приказ о формировании Беломорской военной флотилии (БВФ) с главной базой в Архангельске {3}. Командующим БВФ был назначен контр-адмирал М. М. Долинин, членом Военного совета — бригадный комиссар Ф. И. Демидов, начальником шта-
{1} Железнодорожная ветка Обозерская — Онега — Беломорск, соединившая Кировскую и Северную железные дороги, вошла в строй в конце 1941 г.
{2} ЦВМА, ф. 12, д. 95, л. 6—7; ф. 41, д. 207, л. 2.
{3} ЦВМА, ф. 12, д. 95, л. 1.

[12]
ба — Капитан 1 ранга М. Н. Попов. В начале октября 1941 г. в командование флотилией вступил вице-адмирал Г. А. Степанов, а членом Военного совета стал бригадный комиссар В. Е. Ананьич. В феврале 1942 г. штаб флотилии возглавил капитан 1 ранга Ф. В. Зозуля. Задачи Беломорской флотилии состояли в обороне побережья, баз, портов, морских коммуникаций и поддержании выгодного оперативного режима в своей операционной зоне {1}.
Операционная зона БВФ включала Белое море и юго-восточную часть Баренцева моря, Новую Землю и западную часть Карского моря. Оборону берегов Белого моря, побережья и островов восточнее его флотилия осуществляла совместно с Архангельским военным округом, которому она была оперативно подчинена. В состав БВФ вошли все соединения и части бывшей Беломорской ВМБ, Иоканьгская военно-морская база, Северный отряд. Ей придавался дивизион эскадренных миноносцев. Кроме того, формировались бригада траления в составе двух дивизионов морских тральщиков {2} и дивизиона катерных тральщиков, Охрана водного района (ОВР) флотилии в составе дивизиона сторожевых кораблей, дивизиона сторожевых катеров и дивизиона речных тральщиков. Иоканьгская военно-морская база была усилена еще одним дивизионом сторожевых кораблей {3}. Во флотилию вошли также аварийно-спасательный отряд ЭПРОНа, ледокольный отряд, Беломорский гидрографический район, Северная гидрографическая экспедиция, военно-лоцманская служба, части наблюдения и связи, органы тыла и военно-транспортной службы. Состав отряда санитарных транспортов увеличился до пяти судов. Осенью был сформирован учебный дивизион подводных лодок, в котором проходили боевую подготовку подводные корабли, прибывавшие на Северный флот по внутренним водным путям.
С помощью областных и городских партийных и советских организаций были решены сложные вопросы размещения частей и учреждений флотилии. Городской Совет предоставил для штаба БВФ свое помещение в центре города на берегу Северной Двины. В Гостином дворе разместились редакция и типография флотильской газеты
{1} ЦВМА, ф. 12, д. 18045, л. 64.
{2} Один из этих дивизионов был сформирован вновь.
{3} ЦВМА, ф. 327, д. 26880, л. 39-43.

[13]
«Северная вахта». Части и склады тыла получили более 27 тыс. кв. м жилого и служебного фонда {1}. Для вновь формировавшихся соединений необходимо было в срочном порядке переоборудовать и вооружить большое количество гражданских судов, призвать из запаса многие сотни людей. Это потребовало напряженных усилий Военного совета, штаба, политотдела и тыловых органов флотилии, коллективов архангельских судоремонтных мастерских и заводов.
По заданию Военного совета БВФ группа специалистов управления флотилии, в которую входили М. П. Саблин,
X. Ш. Шапиро и другие командиры, обследовали 105 судов и отобрали многие из них для переоборудования в военные. К 15 августа были введены в строй 33 корабля, через десять дней в составе действующих сил флотилии уже насчитывалось 57 кораблей и катеров, а к концу сентября — 117 единиц: 2 эскадренных миноносца (третий находился в ремонте), сетевой и 3 минных заградителя, 4 сторожевых корабля типа БТЩ, 13 сторожевых кораблей и 20 тральщиков — бывших рыболовных траулеров, 35 сторожевых катеров, 15 катеров-тральщиков, 5 речных тральщиков, 2 ледокола и 7 ледокольных пароходов, 5 санитарных транспортов, 3 плавбазы и 2 спасательных судна {2}.
Корабельный состав флотилии более чем на 90 процентов состоял из бывших гражданских судов. При переоборудовании на них устанавливались артиллерийское вооружение, зенитные пулеметы, тральное оборудование, тихоходные охранители кораблей (ТОК) от мин, противоминные обмотки; оборудовались артиллерийские погреба, кранцы первых выстрелов, стеллажи для глубинных бомб; В необходимых случаях проводился ремонт механизмов, дооборудовались кубрики для личного состава. При этом рабочие и инженеры проявляли большую изобретательность. Так, мастер механического цеха судоремонтных мастерских БВФ И. Г. Птицын сконструировал облегченную пулеметную треногу, которая была принята на вооружение и установлена на многих кораблях {3}.
Боевое ядро кораблей флотилии составили бывшие морские рыболовные траулеры (РТ), которые переобору¬
{i}{1} Буданов Ф., Дубровин Н. Тыл правого фланга. Мурманск, 1976, с. 158.
{2} ЦВМА, ф. 327, д. 26880, л. 39-43.
{3} ЦВМА, ф. 3, oп. 1, д. 715, л. 15—16.[/i]
[14]
довались под тральщики и сторожевые корабли. Это были угольные суда водоизмещением по 1100—1200 т и скоростью хода 9—10 узлов. На сторожевых кораблях устанавливалось по два 76-мм орудия «34-К» или же старые 75-мм пушки системы «Линдер» и по два зенитных пулемета «М-1»; на тральщиках — по две 45-мм пушки «К-21» и по два пулемета «М-1», а на четырех из них вместо 45-мм пушек были установлены 76- и 75-мм орудия. Противоминное вооружение тральщиков состояло из контактных тралов Шульца (МТШ) и змейковых тралов (МЗТ), предназначавшихся для уничтожения якорных мин противника.
Сетевой и минные заградители, как и санитарные транспорты, были оборудованы из грузопассажирских па-роходов Северного морского пароходства, имевших водо-измещение 1500—2000 т и скорость хода 10—11 узлов. Заградители были вооружены 102-мм и 76-мм орудиями и пулеметами «М-1», могли принимать по 60—120 мин КБ.
Катерные тральщики и сторожевые катера оборудовались из рыболовных мотоботов и дрифтерботов водоизмещением по 40—50 т, а речные тральщики — из речных колесных и винтовых буксиров водоизмещением 130— 200 т. Они вооружались облегченными тралами Шульца и хвостовыми магнитными тралами. На большинстве катеров было установлено по одному пулемету «М-1». Все морские корабли и катера имели малые глубинные бомбы для борьбы с подводными лодками {1}. В первые месяцы войны артиллерийское и пулеметное вооружение было установлено также на ледокольных судах, некоторых транспортах и вспомогательных судах.
Основным недостатком кораблей флотилии была их невысокая скорость, значительно уступавшая надводной скорости (до 17 узлов) немецких подводных лодок типа VII-C — основного морского противника, с которым беломорцам
пришлось вести борьбу в течение четырех военных навигаций. Несовершенной была радиосвязь, вовсе отсутствовали средства обнаружения лодок при их следовании в подводном положении. Морские тральщики не имели средств уничтожения магнитных и акустических мин противника. С крупными надводными кораблями противника флотилия могла вести борьбу лишь с помощью береговой артиллерии и немногочисленной авиации 2-й
{1} ЦВМА, ф. 12, д. 20372, л. 330—332; д. 20373, л. 1—2.
[15]
авиагруппы. Зенитное вооружение обеспечивало оборону кораблей и катеров от нападения небольших групп самолетов противника.
В течение зимы — весны 1942 г. вооружение некоторых кораблей флотилии было улучшено. На трех сторожевиках типа РТ установили бомбометы «ББ-1», на двух малых охотниках, прибывших в состав флотилии осенью
1941 г., — гидроакустические станции «Тамир», а на тральщике «Т-32» — акустический трал (АТ) {1}. Большая работа была выполнена строительными организациями и личным составом береговой обороны по достройке и установке артиллерийских батарей на побережье Белого моря и на узловых пунктах арктических путей. К концу августа 1941 г. на побережье Белого моря от Иоканьги до Архангельска имелось 18 артиллерийских батарей морской и полевой артиллерии БВФ и Архангельского военного округа {2} общей численностью 63 ствола, в том числе 43 — калибром от 122 до 180 мм. Артиллерия вместе с выставленными минными заграждениями прикрывала горло Белого моря от надводных кораблей и могла противодействовать попыткам противника захватить отдельные пункты побережья. Кроме того, в Архангельске были сформированы 93-й артиллерийский дивизион в составе трех батарей - 152-, 130- и 45-мм орудий для обороны Диксона, а также несколько зенитных и морских батарей для усиления Иоканьгской ВМБ. Была укреплена береговая оборона и на подступах к Архангельску. Всего в этот период строилось и формировалось 13 береговых батарей. В отдаленных районах развернулось строительство сухопутных и морских аэродромов, постов наблюдения и связи.
Сооружение военных объектов велось в исключительно сложных условиях Заполярья. Вот как, например, устанавливалась одна из батарей Иоканьгской военно-морской базы, доставленная транспортами на необорудованный скалистый берег в ноябре 1941 г. Каких-либо погрузочно-разгрузочных устройств у артиллеристов не было. Орудия тащили на санях через сопку вручную. Лес с транспорта выгружали прямо в море, а затем вытаски¬
{1} ЦВМА, ф. 12, д. 313, л. 16.
{2} ЦВМА, ф. 12, д. 6566, л. 31.

[16]
вали, когда его прибивало волнами к берегу. Несколько месяцев люди жили в палатках, несмотря на морозы, сильные ветры. И все же личный состав батареи во главе с лейтенантом И. И. Донченко успешно справился с заданием. В начале января 1942 г. батарейцы поставили на огневые позиции все орудия, построили командный пункт, погреба для боеприпасов, баню {1}. С большими трудностями строились и другие батареи и объекты.
Командиры и политработники, партийные и комсомольские организации новых формирований настойчиво работали над повышением боеспособности кораблей и частей, добивались глубокого освоения личным составом боевой техники и оружия. А ото давалось не просто. Подавляющее большинство командного состава было призвано из запаса, а многие кадровые офицеры, выдвинутые на командные должности, еще не имели необходимого опыта. Так, в бригаде траления из 1260 человек кадровые моряки составляли всего 10 процентов, а из 218 человек комсостава кадровых командиров было 53, причем они в основном получили назначение в штаб бригады и управления дивизионов {2}. Подобным было положение и в других частях и соединениях.
Ряд важных командных должностей, в частности командира ОВРа, командира бригады траления, долгое время не был укомплектован, а прибывшие из запаса командиры слабо знали театр, оружие и боевую организацию и не могли выполнять обязанности недостающих. Поэтому штабу флотилии приходилось брать на себя управление некоторыми соединениями и даже кораблями, хотя он по своему составу до начала сентября 1941 г. представлял собой бывший не полностью укомплектованный штаб Беломорской военно-морской базы. Не лучшим было положение и в штабах соединений и частей. Лишь к концу летней навигации 1941 г. они начали сколачиваться и приобрели определенный опыт как органы управления {3}. К концу августа не были еще укомплектованы многие должности в политическом отделе флотилии, редакции газеты «Северная вахта», а также должности военных комиссаров в бригаде траления, ОВРе и трех дивизионах кораблей. Недоукомплектованному аппарату политотдела на первых порах приходилось непосредственно организо¬
{1 } ЦВМА, ф. 333, д. 27772, л, 2-3.
{2} ЦВМА, ф. 12, д. 20361, л. 537—540.
{3} ЦВМА, ф. 12, д. 95, л. 1—2.

[17]
вывать и вести партийно-политическую работу в новых формированиях — весь его состав был распределен по кораблям и частям {1}.
С конца августа 1941 г. подготовка экипажей кораблей бригады траления велась под непосредственным руководством ее командира капитана 1 ранга М. Ф. Белова, а личного состава дивизионов сторожевых кораблей и катеров — под руководством командира ОВРа главной базы БВФ капитана 2 ранга С. В. Киселева.
Среди призванных из запаса командиров было немало моряков с большим опытом работы в Заполярье. Это Герои Советского Союза капитан 2 ранга М. П. Белоусов и капитан-лейтенант К. С. Бадигин, орденоносцы капитан 1 ранга Н. П. Аннин, ветеран гражданской войны, участник боев на КВЖД и народно-революционной войны в Испании {2}, капитан 2 ранга И. Ф. Котцов (бывший командир «Мурмана»), ледовые капитаны капитан 3 ранга П. А. Пономарев, старший лейтенант Н. И. Хромцов, старший лейтенант А. С. Гидулянов, капитаны рыболовных сейнеров П. П. Корехов, И. И. Дугладзе и другие.
Часть командного и рядового состава принимала участие в боевых действиях во время советско-финляндского конфликта. На флотилии было немало опытных политработников. Так, в 1941 г. Военный совет БВФ отметил плодотворную работу военкома Иоканьгской ВМБ батальонного комиссара М. К. Гудовского, военкома учебного отряда полкового комиссара В. М. Гришанова, военкома 81-го отдельного артиллерийского зенитного дивизиона старшего политрука П. Г. Распопова {3}. Многие политработники кораблей и частей стали надежной опорой и помощниками молодых командиров. Так, военком минного заградителя «ЗМ-92» («Сосновец») старший политрук А. А. Сушкевич энергично наводил на корабле воинский порядок. В работе с личным составом его отличала вдумчивость, чуткость и внимательность. Он помог многим младшим командирам найти свое место, стать умелыми воспитателями подчиненных, добился уставных взаимоотношений между военнослужащими, на корабле все формы партийно-политической работы были направлены на укрепление воинской дисциплины и повышение боеспособности и боеготовности.
{1} ЦВМА, ф. 12, д. 20303, л. 70, 75.
{2} ЦВМА, ф. 12, д. 35973, л. 74, 77.
{3} ЦВМА, ф. 982, оп. 4, д. 42, л. 168.

[18]
Экипажам кораблей в большинстве случаев отрабатывать учебные задачи приходилось в ходе боевых походов, во время конвоирования транспортов, в дозорах и на тралении. Некоторые из них первые выстрелы производили не по учебным щитам и полотняным конусам, а по фашистским самолетам и подводным лодкам. Боевое маневрирование отрабатывали, уклоняясь от бомб и торпед противника.
Боевая деятельность Беломорской флотилии в 1941 —1942 гг. осуществлялась в условиях тяжелейших оборонительных сражений Красной Армии с главными силами фашистской Германии и ее сателлитов на сухопутном фронте от Мурманска до Новороссийска. В ходе этих сражений гитлеровские войска были остановлены на всех участках фронта.
На Севере в результате героических действий войск Карельского фронта и сил Северного флота наступление противника выдохлось уже в сентябре 1941 г., линия фронта стабилизировалась и почти не изменялась до 1944 г. На морском же театре боевые действия все более активизировались. Если в 1941 г. против сил Северного флота и входившей в его состав Беломорской флотилии использовалась авиация, 6 подводных лодок и 5 эскадренных миноносцев, которые эпизодически совершали нападения на советские транспорты, боевые корабли и береговые объекты, то с весны 1942 г. противник, сосредоточив в Северной Норвегии крупные силы ударной авиации, тяжелые надводные корабли и до 20 надводных лодок, стал наносить систематические удары по базам, союзным и внутренним конвоям, расширил свои действия до Диксона и Архангельска.
Беломорская флотилия, в боевом составе которой в 1941—1942 гг. находилось до 100—140 кораблей и катеров, 22—38 береговых и зенитных батарей и до 30—50 самолетов, принимала непосредственное участие в борьбе с разнородными силами противника в своей обширной зоне.
[19]

Пред.