Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Визе В.Ю., Моря Советской Арктики

 Моря советской Арктики.jpg
По изданиям:
Визе В.Ю., Моря Советской Арктики: Очерки по истории исследования. Изд. 1–3. – М.-Л., 1936–1948.

Сканы jpg 300dpi в архиве zip 394 383 К
http://www.polarpost.ru/Library/Warehou ... rktiki.zip

Вариант в PDF файле:
Моря Советской Арктики.pdf
(76.45 МБ) Скачиваний: 645
Содержание
  1. От Издательства. [3]
  2. Древнейшие времена. [4]
  3. Первые русские на Крайнем Севере  [9]
  4. Иностранные экспедиции XVI-XVII вв. в Баренцевом море. [17]
  5. Полярные плавания русских в XVI-XVII столетиях [39]
  6. Великая Северная экспедиция. [59]
  7. Русские на Шпицбергене. [79]
  8. Исследования Новой Земли, Вайгача и Колгуева [94]
  9. Открытие Земли Францa-Иосифа. [119]
  10. Баренцово море. [126]
  11. Ледоколы в Арктике. [132]
  12. Карское море. [142]
  13. Исследования Земли Франца-Иосифа. [166]
  14. Первые сквозные плавания Северо восточным проходом. Открытие Северной Земли [192]
  15. Исследования Северной Земли. [211]
  16. Чукотское море и остров Врангеля [220]
  17. Экспедиция Де Лонга [236]
  18. Восточно-Сибирское море. [246]
  19. Новосибирские острова и море Лаптевых [261]
  20. Экспедиции на „Сибирякове“, „Челюскине“ и „Литке“ [ [287]
  21. Освоение Северного морского пути [308]
  22. Исследование Арктики с воздуха. [331]
  23. Дрейфы „Фрама“ и „Седова“. [345]
  24. Завоевание Северного полюса [363]
  25. Указатель [397]
В приложении:
Схема кругополярной области.
Дрейфы буев в Северном Ледовитом океане и в морях Советской Арктики.

Экспедиция де Лонга


Во второй половине XIX века центральной проблемой исследования Арктики стало достижение Северного полюса.

После Парри, достигшего в 1827 году к северу от Шпицбергена широты 82°45' N, и Хейса, дошедшего в американском секторе Арктики до 81°35'N (1861), был выдвинут целый ряд проектов достижения заветной точки северного полушария. Английский полярный мореплаватель Шерард Осборн предложил в качестве пути к полюсу использовать пролив Смита а известный немецкий географ А. Петерман придерживался мнения, что до Северного полюса легче всего дойти, если избрать путь к нему со стороны Баренцова моря.

В 1867 году французский гидрограф Г. Ламбер выступил с новым проектом. Полагая, что известная «сибирская полынья» представляет собою не что иное, как южную часть открытого полярного моря (идею свободного от льдов полярного моря проповедывал и Петерман), Ламбер предлагал предпринять плавание к Северному полюсу со стороны Берингова пролива. Проект Ламбера был встречен очень сочувственно, и на его осуществление, путем подписки среди частных лиц, было собрано около полумиллиона франков. Ламбер погиб в 1870 году во время осады Парижа, и задуманная им экспедиция не состоялась.

Проектом Ламбера весьма заинтересовался меценат географии и издатель американской газеты «New York Herald» Гордон Беннетт, который и отпустил средства на его осуществление, конечно, под американским флагом. Начальником экспедиции был назначен лейтенант Дж. Де Лонг, который в 1873 году участвовал в экспедиции по поискам полярного судна «Polaris» и совершил тогда чрезвычайно смелый поход на шлюпке в залив Мельвилля, пользовавшийся вследствие тяжелых льдов самой дурной славой среди китобоев. Де Лонг взялся за осуществление порученной ему задачи с большим энтузиазмом. Достигнуть полюса он надеялся не столько благодаря «открытому полярному морю», сколько рассчитывая на морское течение, которым, как Де Понгу было известно, корабли, покинутые китобоями к северу от Берингова пролива, неизменно уносились на север. Де Лонг надеялся при помощи этого течения достигнуть высокой широты, а оттуда на собачьих упряжках добраться до самого полюса.

Для экспедиции была приобретена сделанная из дуба и имевшая ледовые обшивки яхта «Пандора», переименованная в «Жаннетту». В состав экспедиции входило тридцать три человека.

«Жаннетта» покинула Сан-Франциско 8 июля 1879 года. В то время чрезвычайно тревожились за судьбу экспедиции Норденшельда, вышедшей летом 1878 года в плавание Северо-восточным проходом. Так как от Норденшельда не было никаких известий, то «Жаннетте» было предложено, прежде чем приступить к выполнению основной задачи экспедиции, произвести в прилежащем к Берингову проливу районе поиски Норденшельда.

28 августа 1878 года «Жаннетта» прошла Берингов пролив и взяла курс на северо-запад, вдоль Чукотского побережья. После непродолжительной остановки у мыса Сердце-Камень судно проследовало к Колючинской губе, недалеко от которой участники экспедиции высадились на берег. Здесь местные жители рассказали им о благополучной зимовке «Веги» и о том, что это судно еще в июле освободилось от льдов и направилось к Берингову проливу. Так как судьба Норденшельда, таким образом, не  вызывала опасений, то «Жаннетта» 31 августа взяла курс на север. 2 сентября был встречен первый лед, а 5 сентября корабль оказался затертым в 20 милях к северо-востоку от острова Геральд.

Свободное плавание «Жаннетты» кончилось навсегда. «Насколько можно охватить глазом — всюду простирается лед. Он имеет такой вид, будто никогда не вскрывался, да и в будущем не вскроется», — записал Де Лонг в свой дневник. Вскоре начались сжатия, и судно, стиснутое двумя большими льдинами толщиной около 15 метров, получило крен на 9°. Попытки пробиться к острову Геральд и поставить там судно на зимовку не увенчались успехом. «Неприятно, констатировать, что в тех местах, которых в 1855 году без труда достигло парусное судно «Vincennes», мы на паровом судне оказались затертыми во льду, — замечает Де Лонг. — Мое разочарование велико, ибо я надеялся, что мы сделаем какое-нибудь географическое открытие еще в течение первого лета, тогда как на самом деле мы за это время не выполнили ничего». 17 сентября партия под начальством помощника Де Лонга, лейтенанта Ч. Чиппа, сделала попытку достигнуть острова Геральд на санях, но уже на следующий день она была вынуждена вернуться на судно, встретив на пути широкую полынью.

Остров Геральд оставался в виду в течение долгого времени, а с октября стал хорошо виден и остров Врангеля, который дрейфующая «Жаннетта» стала медленно огибать с севера. В ноябре сжатия льдов усилились. На случай гибели судна на палубе было сложено необходимое снаряжение для санного передвижения и запас продовольствия на сорок дней.

Особенно сильное сжатие пришлось испытать 11 ноября. «Корабль стонал и трещал, и я думал, что при следующем напоре льдов он не выдержит, — описывает Де Лонг этот день. — Давление льда было ужасающим. Я не знаю такого шума на суше, который можно было бы сравнить с шумом, сопровождающим сжатие льдов. Грохот, треск, скрежет, глухие удары, бывающие при обвале дома, может быть, несколько напоминают шум, который возникает при сжатии ледяных полей». Каждую минуту льды грозили разрушить корабль, люди спали одетыми, готовые в любой момент выйти на дрейфующий лед.

«Это было подобно жизни на пороховом погребе, — замечает Де Лонг. — О зимовке в полярном паке хорошо читать у камина в уютном доме, но перенести такую зимовку— этого достаточно, чтобы преждевременно состариться». Де Лонг и Чипп поочередно держали непрерывную двенадцатичасовую вахту.

19 января 1880 года во время давления льдов судно получило сильную течь. Началась нескончаемая работа помпами. «Качать, качать, качать, — пишет Де Лонг 25 января, — все та же старая история. А вода входит с той же быстротой, с какой мы ее выкачиваем». В конце января течь благодаря поставленным пластырям несколько уменьшилась, но все же оставалась большой. Работа помп требовала угля, которого к началу февраля оставалось только 85 тонн. Это особенно беспокоило Де Лонга, и возможность продержаться в таких условиях вторую зиму казалась ему сомнительной. На выкачивание воды вручную Де Лонг не решался, ибо это значило обессилить команду; между тем вынужденный тяжелый переход по льду до берега далеко не исключался, и для этого перехода надо было беречь силы людей. Вокруг откачки воды в это время сосредоточивались все интересы мореплавателей, и каждый из участников экспедиции, по мнению Де Лонга, мог бы написать солидный труд на тему: «Что я знаю об откачивании». Позже на «Жаннетте», по чертежам инженера-механика Мельвилля, был построен и установлен ветряной двигатель, приводивший в действие помпу, и, таким образом, угроза истощения запасов топлива была смягчена.

Полярную зиму участники экспедиции перенесли хорошо, и состояние их здоровья было вполне удовлетворительным, чему немало способствовали медвежатина и тюленина, почти не сходившие со стола. В начале мая «Жаннетта» пересекла на 73-й параллели меридиан 180°.

С наступлением унылого полярного лета с его густыми туманами и почти постоянно пасмурным небом жизнь на корабле стала еще более монотонной. Дрейф судна сделался очень изменчивым. С нетерпением участники экспедиции ожидали увидеть какую-нибудь не известную еще землю, но повсюду до самого горизонта простирался один только лед.

«Ни на одном языке я не нахожу слов, которые могли бы выразить мое крайнее разочарование и чувство стыда и унижения, когда я вижу, что проходит второе лето, а мы ничего не выполнили», — записывает Де Лонг 9 августа в свой дневник. 5 сентября наступила годовщина ледового дрейфа «Жаннетты». За это время судно продрейфовало 150 миль по прямому направлению. «Увы, возможность достижения полюса так же далека, как в день выхода экспедиции», — замечает Де Лонг. В начале сентября судно выпрямилось, и мореплаватели избавились от неудобств, которые связаны с жизнью на накрененном корабле.

6 ноября началась вторая полярная ночь. Вследствие того, что приходилось экономить топливо, жилые помещения на корабле обледенели, а когда температура в них поднималась, со стен и потолка текло. После нового года (1881) скорость северо-западного дрейфа заметно возросла; вместе с тем увеличилась и глубина моря. Это придало бодрости мореплавателям, которые еще не потеряли надежды продрейфовать в Атлантический океан.

17 мая [* В дневнике Де Лонга это событие неправильно отнесено к 16 мая, что объясняется тем, что после перехода через 180-й меридиан на корабле продолжали вести старый счет дней] случилось, наконец, событие,

которого участники экспедиция ожидали с таким нетерпением в течение полутора лет: на горизонте показался неизвестный остров. «Земля! Оказывается, что здесь, кроме льда, есть и нечто иное, — записал Де Лонг в свой дневник. — Взор не может оторваться от нашего острова, мы оцениваем расстояние до него и ждем благоприятного шторма, который приблизил бы нас к острову. Когда человек 14 месяцев не видит ничего, кроме льда и неба, когда он 20 месяцев дрейфует в полярном паке, — тогда даже маленькая вулканическая скала, как наш остров, ласкает взор подобно оазису с пустыне». Вновь открытый остров, на который экспедиции так и не удалось высадиться, получил название острова Жаннетты. Впервые этот остров был посещен уже в советское время экспедицией на «Садко» в 1937 году.

Вскоре — 25 мая [* В дневнике Де Лонга — 24 мая] был замечен еще другой остров, названный островом Генриетты. Когда «Жаннетта» оказалась в расстоянии около 12 миль от этого острова, Де Лонг решил послать на остров санную партию в составе шести человек и пятнадцати собак, поручив начальство над ней Мельвиллю.

3 июня [* В дневнике Де Лонга — 2 июня] эта партия высадилась на остров.

Он оказался изолированной скалой, покрытой сверху фирновой шапкой, от которой берут начало несколько ледников, спускающихся но восточной стороне острова. В месте высадки Мельвилль сложил гурий, оставив внутри его записку [* Эта записка была найдена в 1938 году сотрудниками станции на острове Генриетты]

6 июня Мельвилль со своими спутниками вернулся на судно.

11 июня льды около судна внезапно вскрылись, и на следующий день началось сильнейшее сжатие льда. Положение было столь серьезным, что Де Лонг распорядился вынести на лед продовольствие на шестьдесят дней, сани, лодки и все необходимое для перехода к сибирскому берегу. Эта мера оказалась не напрасной: 13 июня [* в дневнике Де Лонга — 12 июня] в 4 часа утра

«Жаннетта», раздавленная льдами, затонула. Это было в северной широте 77°15' и восточной долготе 154°59'. Очутившись на льду, участники экспедиции не растерялись и немедленно стали готовиться к походу по льду к Новосибирским островам и далее к устью Лены. Когда был объявлен ночной отдых, матрос Лаутербах дал жителям льда концерт на губной гармонике.

18 июня потерпевшие крушение мореплаватели двинулись в путь. К этому времени льдину, на которой они находились, отнесло к северной широте 77°18' и восточной долготе 153°25'. В качестве транспортных средств путники имели пять саней и четыре шлюпки. Трое саней тянули собаки, в остальные запрягались люди. Прежде чем выйти, Де Лонг оставил на льду обернутое в резину и положенное в банку краткое сообщение о ходе экспедиции.

Путь по льду, вследствие торосов, мягкого снега и частых разводий, через которые приходилось пробираться по наскоро сооруженным ледяным мостам, был чрезвычайно утомителен. Через неделю пути, во время которого курс держали на юго-запад, Де Лонг по высоте солнца определил широту места и получил 77°46'N. Он не хотел верить своим глазам и несколько раз перевычислял свои наблюдения, но результат был все тот же: после недельного перехода на юг путники оказались на 28 миль севернее их исходной точки. Значит, течение все время уносило льды, по которым они двигались, на север. «Работать, как лошадь, по 10—11 часов и проходить только милю в сутки — это может убить дух, — пишет Де Лонг. — Однако фактически мы не делали даже этой мили, потому что с каждой милей, которую мы с величайшим трудом проходим по льду, нас несет три мили на северо-запад». Печальные результаты своих наблюдений Де Лонг решился сообщить только Мельвиллю и доктору Амблеру.

К счастью, противное течение скоро прекратилось. 11 июля [* в дневнике Де Лонга — 10 июля] путники увидели впереди не показанную на карте землю. Это был остров, которого мореплаватели достигли 29 июля [* в дневнике Де Лонга — 28 июля] и который они назвали островом Беннетта [* открытые Де Лонгом острова Жаннетты, Генриетты и Беннетта, вместе с позже открытыми островами Жохова и Вилькицкого, объединяются под общим названием островов Де Лонга].

Высадка была произведена на южную оконечность острова, названную мысом Эмма.

На острове Беннетта Де Лонг и его спутники оставались в течение восьми дней, посвятив это время не только отдыху, в котором все крайне нуждались, но и обследованию острова. Были собраны естественно-исторические коллекции (между прочим, был обнаружен бурый уголь) и выполнена шестисуточная серия ежечасных наблюдений над колебаниями уровня моря, позволившая определить элементы приливо-отливной волны. На острове Беннетта Де Лонг решил застрелить из имевшихся двадцати двух собак десять наиболее слабых, ибо, по его мнению, работа этих последних не оправдывала расходовавшегося на них корма. Перед тем как покинуть остров Беннетта, Де Лонг сложил в одной миле к востоку от мыса Эмма гурий, в котором оставил записку.

От острова Беннетта, который Де Лонг оставил б августа, курс был взят на Новосибирские острова. Открытой воды стало много больше, и, пользуясь разводьями, путники продвигались на шлюпках. Время от времени шлюпки все же приходилось перетаскивать через перемычки. В первой шлюпке находился Де Лонг с двенадцатью человеками [* позже в эту шлюпку пересел один человек из второй шлюпки], во второй было десять человек во главе с Мельвиллем, в третьей — восемь человек во главе с Чиппом.

20 августа показался остров Новая Сибирь. Вскоре затем произошло сжатие льдов и все разводья закрылись. Но дрейф льда происходил в южном направлении, и 29 августа путники оказались в Благовещенском проливе, отделяющем остров Новая Сибирь от Фаддеевского острова. На следующий день этот пролив был пройден, и путники сделали высадку на южную оконечность Фаддеевского острова. Далее Де Лонг взял курс проливом Санникова на запад. В проливе находилось много льда, сильно затруднявшего продвижение, и только 5 сентября путники достигли южной оконечности острова Котельного, где нашли покинутую промышленниками избу. 6 сентября мореплаватели продолжали путь и 10 сентября достигли Семеновского острова, на который сделали высадку, чтобы обсушиться и передохнуть. Здесь им посчастливилось убить оленя. В полумиле от южной оконечности острова Де Лонг соорудил гурий, в который вложил записку.

Набравшись сил, путники 12 сентября двинулись дальше, взяв курс на мыс Баркин Стан в дельте Лены. Дувший с востока свежий ветер вскоре достиг силы шторма, поднялась громадная волна, и лодки стали брать воду. В темноте шлюпки потеряли друг друга из виду и разделились. На следующий день ветер перешел на северо-восток и усилился еще больше. На шлюпке Де Лонга сломалась мачта и снесло паруса. Только 14 сентября буря, наконец, утихла, подул слабый ветер с юга. Против ветра шлюпка Де Лонга, шедшая под веслами, подвигалась вперед очень медленно.

16 сентября показался низменный берег дельты Лены, но вследствие мелководья дойти до него на шлюпке нельзя было, и пришлось остановиться в 1.5 мили от берега. Идя по колено в воде, люди 17 сентября перетащили кладь из шлюпки на берег. К этому времени все были уже крайне ослаблены, у многих были отморожены пальцы ног. Бросив шлюпку, Де Лонг и его спутники решили добраться пешком до ближайшего жилья. Большую часть клади пришлось оставить в месте высадки. Захватив только самое необходимое и имея продовольствия на три с половиной дня, путники 19 сентября двинулись на юг.

У Де Лонга имелась только весьма неточная карта дельты Лены, и поэтому он не знал, в каком месте высадился. Только впоследствии было выяснено, что высадка произошла в устье Осохотской протоки, расположенной к востоку от Туматской протоки и названной в честь начальника экспедиции на «Жаннетте» протокой Де Лонга. Незнание местности и отсутствие хорошей карты дельты Лены оказалось для Де Лонга и его спутников роковым. Если бы Де Лонг пошел на  запад, а  не на юг, то вскоре встретил бы промышленников-туземцев, и судьба его была бы иной.

Истощенные и обмороженные путники двигались вперед очень медленно. Особенно тяжело было матросу Эриксену. Итти он почти не мог, нести же его на плечах ослабевшие люди были не в состоянии.

20 сентября Де Лонг записал в свой дневник: «Открыли последнюю банку консервов (45 фунтов). Ее должно хватить на 4 дня, после чего мы будем вынуждены съесть нашу собаку. А когда собака будет съедена?...»

На следующий день судьба, однако, улыбнулась путникам: Алексею, индейцу, взятому на борт «Жаннетты» в Аляске, удалось застрелить двух оленей. Через три дня Алексей убил еще одного оленя, но дальше охоты уже не было.

1 октября Эриксену пришлось ампутировать пальцы ног, но это не спасло несчастного — через пять дней он скончался. 3 октября была убита и съедена собака, и с этого дня начались ужасные муки голода. Отчаявшись дойти до какого-нибудь жилья, Де Лонг 9 октября решил послать вперед на поиски местных жителей двух наиболее сильных из партии — матросов Ниндеманна [* Ниндеманн был участником знаменитой экспедиции на «Polaris» (1871—1873)] и Нороса. Еда к этому времени иссякла совершенно.

10 октября паек состоял из полуунции спирта, на следующий день каждому было выдано по ложке глицерина с горячей водой. 12 октября завтрак состоял из последней ложки глицерина, а на обед был дан отвар из кустарниковой ивы. 15 октября были съедены два сапога и выпит ивовый отвар.

Совершенно ослабевшие люди, до этого еще проходившие 1—2 километра в сутки, теперь уже не были в состоянии двигаться. Вскоре голодная смерть стала вырывать одну жертву за другой. 17 октября умер Алексей, 27 октября за ним последовали еще два матроса.

Записи Де Лонга делаются совсем краткими, но до последего дня он ведет дневник.

    24 октября, понедельник. 134-й день [* то-есть 134-й день со дня гибели «Жаннетты»]. Страшная ночь.
    25 октября, вторник. 135-й день.
    26 октября, среда. 136-й день.
    27 октября, четверг. 137-й день. Иверсен совершенно обессилел.
    28 октября, пятница. 138-й день. Иверсен умер рано утром.
    29 октября, суббота. 139-й день. Ночью умер Дресслер.
    30 октября, воскресенье. 140-й день. Бойд и Герц умерли ночью. Коллинс умирает.
На этом дневник Де Лонга обрывается. Вероятно, отважный исследователь умер через несколько часов после того, как сделал свою последнюю запись. Книжка Де Лонга и карандаш были через сто сорок четыре дня найдены лежащими рядом с его трупом. Очевидно, он уже не имел сил спрятать их в карман.

Страшная трагедия, которой закончилась экспедиция на «Жаннетте», произошла на острове Боран-Белькой, расположенном в дельте Лены в северной широте 72°29' и восточной долготе 126°51, в расстоянии около 100 километров от места высадки Де Лонга (по прямой линии).

Матросы Ниндеманн и Норос, посланные Де Лонгом вперед, встретили на тринадцатый день (22 октября) около селения Булкур (на реке Лене) группу якутов-промышленников.

Матросы хотели немедленно повернуть обратно, чтобы оказать помощь своим товарищам. Однако они не смогли объяснить промышленникам положение вещей. Якуты продолжали свой путь на юг, а Ниндеманну и Норосу не оставалось другого выхода, как присоединиться к ним.

29 октября они прибыли в Булун.

2 ноября матросы были чрезвычайно удивлены, когда в избу, в которой они жили, вошел Мельвилль, о котором они ничего не знали с того момента, когда шлюпки разъединились в море Лаптевых.

Судьба Мельвилля и его спутников сложилась иначе, чем судьба Де Лонга. Их шлюпка 16 сентября пристала к берегу недалеко от устья Быковской протоки. Высадившись здесь, Мельвилль уже на третий день встретил туземцев, которые накормили и обогрели мореплавателей. При содействии ссыльного Кузьмы Еремеева партия Мельвилля достигла Булуна. Отсюда наиболее слабые, во главе с лейтенантом Дененхоуером [* сын его принимал участие в плавании подводной лодки "Наутилус" в Гренландском море в 1931 году], направились в Якутск, сам же Мельвилль уже 10 ноября выехал на собаках на север на поиски пропавших участников экспедиции. 14 ноября он достиг того места, где Де Лонг высадился. Мельвилль нашел здесь оставленные Де Лонгом судовые журналы, хронометр, спальные мешки и другое имущество.

Последний лагерь Де Лонга Мельвиллю, однако, не удалось отыскать, и он вернулся в Булун, откуда выехал в Якутск, где спешно принялся за организацию новой поисковой партии, в которую из участников экспедиции на «Жаннетте» входили, кроме него, Ниндеманн и кочегар Бартлетт. К партии присоединился также русский политический ссыльный С. Е. Лион.

23 марта 1882 года Мельвилль, наконец, нашел роковой лагерь Де Лонга. Сперва он заметил среди снега котелок, а потом увидел торчавшую из-под снега голую окоченевшую руку человека. Когда разгребли снег, оказалось, что эта рука принадлежит трупу Де Лонга. Рядом с ним лежали тела доктора Амблера и повара китайца А. Сама. Вскоре вблизи были обнаружены останки других спутников Де Лонга. Все они были без сапог, но зато в их карманах были найдены куски полусожженной кожи и обрывки меховой обуви, которыми несчастные, очевидно, питались в последние дни своей жизни.

Так как последний лагерь Де Лонга находился на низменном месте, которое в половодье, повидимому, заливалось водой, то Мельвилль решил похоронить Де Лонга и его спутников на находившейся в расстоянии около 20 километров на WSW горе. Эта гора, по-туземному называющаяся Кюегельхая, получила название Американской. Над могилой двенадцати погибших участников экспедиции на «Жаннетте» Мельвилль поставил сделанный из плавника большой крест с надписью на английском языке: «Памяти 12 офицеров и матросов с американского полярного парового судна «Жаннетта», умерших от голода в дельте Лены в октябре 1881 года». Под надписью вырезаны имена погибших. Этот памятник стоит на Американской горе и в настоящее время.

После того как был обнаружен лагерь Де Лонга, Мельвилль предпринял в дельте Лены тщательные поиски третьей группы экспедиции, находившейся под начальством Чиппа. Никаких следов этой группы найти, однако, не удалось, и можно думать, что шлюпка Чиппа затонула, не дойдя до берега.

Летом 1882 года дельта Лены и побережье между устьем Оленека и устьем Яны были обследованы прибывшим из Америки лейтенантом Г. В. Харбером. Поиски Чиппа и его спутников, столь же безрезультатные, как и поиски, предпринятые Мельвиллем, продолжались также зимой 1883 года. Весной этого года Харбер перевез останки Де Лонга и его товарищей в Якутск, откуда они затем были переправлены в Америку.

В 1883 году место гибели Де Лонга посетил участник русской станции Международного полярного года в Сагастыре доктор А. Бунге. «Хотя здесь не было видно ничего особенного, — пишет он, — все же место это произвело на меня потрясающее и тяжелое впечатление. В нескольких милях от высокого берега находились остатки костра — полу-обуглившиеся бревна, а кругом обожженные одеяла и другие части одежды». В том же году другой сотрудник станции, А. Г. Эйгнер, посетил место высадки Де Лонга и построил в устье протоки Де Лонга, на острове Куба-ары, пирамидальный знак из плавника.

В 1881 году, когда прошло два года со времени выхода «Жаннетты» из Сан-Франциско, судьба экспедиции стала вызывать в Америке большое беспокойство, и американское правительство отправило на поиски Де Лонга две экспедиции, ассигновав на это дело сто семьдесят пять тысяч долларов. Одна из них должна была обследовать район к северу от Берингова пролива, другая — район между Исландией, Гренландией и Шпицбергеном.

Восточная экспедиция, которой руководил лейтенант Берри, прошла 19 августа на корабле «Роджерс» Берингов пролив и, обследовав острова Геральд и Врангеля и воды к северу от них, направилась к острову Идлидля (около Колючинской губы). Здесь был устроен склад и выстроена изба, в которой на зимовку осталась группа из шести человек во главе с лейтенантом Путнэмом, судно же пошло зимовать в бухту Лаврентия. 30 ноября на корабле возник пожар, и «Роджерс» сгорел. Зимою 1882 года лейтенант Путнэм, отправившийся на собаках в бухту Лаврентия, погиб: во время сильной пурги оторвало припай у берегов Берингова моря, и Путнэма унесло в море, где он и пропал без вести.

Западная поисковая экспедиция была осуществлена на американском военном судне «Alliance» под командой Георга Уодлей. «Alliance» крейсировала в Гренландском море, причем к северу от Шпицбергена она дошла до параллели 80°10' N (на меридиане 11°22' Е).

Кроме указанных двух экспедиций, специально организованных для поисков «Жаннетты», американское правительство поручило произвести поиски Де Лонга также экспедиции Грили, отправлявшейся на «Протее» на Землю Гриннеля, и охранному судну «Corwin», которое летом 1881 года посетило берега Чукотского полуострова и острова Геральд и Врангеля.

Мы видели, что «Жаннетта» затонула в июне 1881 года к северо-востоку от Новосибирских островов. Через три года гренландские эскимосы сделали около Юлианехоба (южная Гренландия) замечательную находку: на пловучей льдине они нашли вмерзшие в лед предметы, которые, несомненно, принадлежали экспедиции «Жаннетты». Среди этих предметов оказались опись продовольствия с собственноручной подписью Де Лонга, список шлюпок с «Жаннетты» и пара непромокаемых брюк с меткой «Louis Noros» — матроса с «Жаннетты». Эта находка показала, что льды от Новосибирских островов дрейфуют через Полярный бассейн по направлению к проходу между Шпицбергеном и Гренландией и в конечном итоге выносятся Восточногренландским течением в Атлантический океан.

Открытие, сделанное эскимосами около берегов южной Гренландии навело Ф. Нансена на мысль использовать дрейф полярных льдов для достижения высоких широт Арктики и, возможно, даже самого полюса.

Основанный на этой идее план экспедиции в центральную Арктику на дрейфующем судне был осуществлен в 1893—1896 годах на знаменитом «Фраме». Дрейф этого судна полностью подтвердил правильность предпосылок, положенных в основу плана экспедиции. Вмерзнув во льды к северу от Новосибирских островов, «Фрам» через три года оказался около Шпицбергена. Движение льдов в евразийском секторе Полярного бассейна с востока на запад было позже подтверждено дрейфами судов «Св. Анна», «Мод» и «Седов», а также дрейфами много численных буев.


Литература
  1. Гильдер У., Во льдах и снегах. Путешествие в Сибирь для поисков экспедиции капитана Де Лонга, СПб., 1886. Второе русское издание вышло в 1898 году.
  2. Лаптев С., Трагедия в ледяной пустыне, Иркутск, 1937.
  3. Melville G., In the Lena Delta, Boston, 1896.
  4. Newcomb R. L., Our last explorers. The narrative of the Jeannette Arctic Expedition as related by the record of lieut. De Long, Harford, 1882.
  5. The voyage of the Jeannette. The ship and ice Journals of G. W. De Long. Edited by his wife, Emma De Long, London, 1883.
  6. На русском языке описание экспедиции Де Лонга вышло в 1936 году: Де Лонг, Плавание "Жаннетты". Издательство Главсевморпути. Л.

Пред.След.