"Торос", гидрографическое судно (1930-е гг.)

От ладьи и коча до атомохода.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

"Торос", гидрографическое судно (1930-е гг.)

Сообщение Александр Андреев » 22 Июнь 2008 02:35

Гидрографическое судно "Торос".
В 1936—1937 гг. зимовало в восточной части Карского моря. Начальник экспедиции - Н. Н. Алексеев.


Изображение

Изображение



ГИДРОГРАФИЧЕСКОЕ СУДНО „ТОРОС"
Длина........31,8 м
Ширина....... 7,05 м
Высота борта .... 3,45 м
Грузоподъемность (нетто) ......100,0 т
Дедвейт ...... 162,5 т
Водоизмещение ... 411,0 т
Мощность главного двигателя .... 200 л. с.
Парусность .... 171,0 кв. м


1. Каюта начальника экспедиции
2. Каюта капитана
3. Выход на спардек
4. Каюта старшего механика
5. Кают-компания
6. Каюта старшего помощника
7. Радиорубка
8. Буфет
9. Каюта 2-го и 3-го помощников
10. Аварийный ход в машину ,11. Лазарет
12. Машинная шахта
13. Каюта 2-го и 3-го механиков
14. Бельевая
15. Умывальник "16. Гальюн
17. Ход в рулевую рубку
18. Ход в столовую команды
19. Камбуз
20. Трюм
21. Палубная каюта гидрографов
22. Гидрохимическая лаборатория
23. Ход в кубрик
24. Шкиперская
25. Цистерны для нефти
26. Распределительный щи«с
27. Динамо
28. Аварийный пожарный насос
29. Цистерны для масла
30. Ручной трюмный насос
31. Воздушные баллоны
32. Главный двигатель
33. Воздушный баллон для сирены
34. Верстак
35. Запасные каюты
36. Столовая команды
37. Канатный ящик
38. Каюта боцмана и моториста
39. Каюта поваров
40. Кубрик
41. Штур анская рубка
42. Рулевая рубка
43. Прожектор
44. Брашпиль
45. Световой люк в столовую для команды
46. То же, в машинное отделение
47. То же, в кают-компанию
Александр Андреев
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3101
Зарегистрирован: 03 Март 2008 06:23
Откуда: Санкт-Петербург

"Торос", гидрографическое судно (1930-е гг.)

Сообщение Александр Андреев » 22 Июнь 2008 02:38

Изображение
Карта плаваний "Тороса" в 1936 г.


Изображение

Н. Н. Алексеев
Александр Андреев
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3101
Зарегистрирован: 03 Март 2008 06:23
Откуда: Санкт-Петербург

Сообщение Александр Андреев » 22 Июнь 2008 02:40

Материалы в пред. постах из книги Н. Алексеев "Зимовка на "Торосе", изд. ГУСМП, 1939

Изображение Изображение
Александр Андреев
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3101
Зарегистрирован: 03 Март 2008 06:23
Откуда: Санкт-Петербург

Сообщение [ Леспромхоз ] » 01 Октябрь 2008 15:24

ТРАГЕДИЯ НА "ТОРОСЕ"

Северный морской путь... Он связывает Запад и Восток нашей страны с прилегающими к нему областями Европейского Севера, Сибири и Дальнего Востока, с их запасами нефти, газа и других полезных ископаемых. Архангельская гидрографическая база, созданная в 1933 году в системе Главсевморпути, стала отправным пунктом экспедиций, героически исследовавших Арктику.

Ровно 70 лет назад 30 июня на одном из судов Архангельской гидробазы произошел трагический случай, о котором не помнить нельзя. Гидрографическое судно "Торос", деревянный моторно-парусный бот, в середине июня 1936 года готовилось к своему первому выходу в море. На его борту базировалась экспедиция, в задачу которой входило выполнение промера (измерение глубины моря) в губе Колоколкова в Баренцевом море.

Из-за мелководья промер в губе можно было выполнять только при помощи шлюпок, судно в это время должно было лежать в дрейфе в открытом море. Промер начался как обычно, но вскоре начал резко усиливаться ветер, мешавший работе. Экипаж шлюпки - 12 человек под командой штурмана Николая Бардинова - направился к "Торосу", который также пошел навстречу. Но обнаружить шлюпку, вынесенную в море, удалось лишь через полтора часа. В живых на ней остался только один человек, 10 исследователей не подавали признаков жизни, еще одного в шлюпке не оказалось. Потом уже выяснилось, что при проходе через береговые отмели, на которых при ветре кипят буруны, шлюпка была залита водой и люди погибли из-за переохлаждения (лед только-только ушел из Баренцева моря).

Трагедию переживал весь город. С погибшими участниками экспедиции - Алексеем Агеевым, Николаем Бардиновым, Дмитрием Воробьем, Михаилом Катышевым, Дмитрием Лазаревым, Александром Наседкиным, Николаем Садофеевым, Александром Сазоновым, Трофимом Стрелиным и Андреем Хабаровым - прощались у Воскресенского ковша (на Красной пристани). Все они погребены на Кузнечевском кладбище. Тело Николая Федосеева море так и не вернуло... Дорогой ценой иногда платили гидрографы за вторжение в тайны Арктики.

Юрий КОПЫТОВ. Заслуженный работник транспорта РФ.


© Юрий КОПЫТОВ
30/06/2006
Сopyright © 2006, Правда Севера.


Воскресение Ивана Крюкова
http://www.vdvsn.ru/papers/ks/2004/06/08/25884/

В холодных волнах один за другим погибали его товарищи. Да и сам он уже не надеялся на спасение. Несколько лет тому назад, оказавшись в Архангельске на Вологодском кладбище, я случайно наткнулся на необычный памятник. Из текста, выбитого на мраморной доске, можно было узнать, что под ним покоятся одиннадцать членов экспедиции и экипажа гидрографического судна «Торос», погибшие при освоении Северного морского пути.

KОЛЛЕГИ-архангелогородцы, остановившиеся вместе со мной у братской могилы, о ее происхождении ничего толком не знали. И я решил узнать об этом как-нибудь подробнее. Но, как это часто случается, из-за повседневной круговерти намеченное все откладывалось и откладывалось. И почти совсем забылось.

Все решил опять же случай. Моя жена Елена, побывав недавно в гостях у своей одноклассницы Раи Крюковой (теперь ее фамилия Осипова), принесла фотографию памятника погибшим гидрографам. Искомое часто бывает рядом. Оказалось, что ее папа был участником той трагедии.

Вместе с фотографией в семейном архиве Крюковых сохранились еще и два любопытных документа. Один из них - воспоминания Ивана Дмитриевича, собственноручно написанные им на двух страницах, а второй - машинописный экземпляр статьи о нем, которую готовила, по-видимому, для какой-то газеты заведующая филиалом музея Северного флота Лидия Мороз.

Ни Ивана Дмитриевича, ни Лидии Сидоровны, рано ушедшей из жизни, к сожалению, уже нет. И при описании той далекой трагедии я воспользовался упомянутыми документами.

Десятого июня 1936 года девятнадцатилетний Иван Крюков был зачислен сезонным рабочим в гидрографическую группу и попал на судно «Торос», которое отправлялось в экспедицию для проведения научно-исследовательских работ в Колоколковой губе Баренцева моря. Иван еще, конечно, не знал, что всего через двадцать дней станет участником морской трагедии, наложившей отпечаток на его дальнейшую жизнь.

Подойти к берегу «Торос» не сумел, мешали отмели. С судна спустили моторную шлюпку. На ней на береговую базу отправили людей, продукты, необходимое для промера оборудование. Выполнив задание, морякам требовалось вернуться назад, но сразу сделать это не удалось. Начался сильнейший шторм.

На третий день, 30 июня, море стало утихать. Дул ветер в три балла. Командование промерной группы решило отправить прибывших на «Торос». И шлюпка с двенадцатью моряками на борту отчалила от берега. Когда удалились уже на несколько миль, приблизившись к предполагаемой стоянке судна, то увидели, что его на месте нет. Впоследствии оказалось, что оно дрейфовало, потеряв оба якоря.

Трагедия разыгралась ночью при густом тумане. Шторм снова усиливался, волны росли на глазах. Внезапно одна из них с грохотом стукнула в борт и одним ударом опрокинула шлюпку кверху килем. Все были одеты в ватное обмундирование, держаться на воде было очень тяжело. Однако никто не потерял самообладания, и все дружно, с помощью той же волны, перевернули шлюпку обратно и заняли свои места. Но подвесной мотор заглох, весла и уключины были потеряны. Шлюпка, заполненная водой, не тонула лишь потому, что держалась на воздушных банках, закрепленных по бортам, но стихия норовила взять реванш. Сильным ударом волны выбросило из шлюпки матроса Федосеева, а Крюкову сильно ушибло голову. Он схватил плавающую в шлюпке фуражку и натянул ее на уши. Громадные водные валы били ежеминутно. Товарищи, выброшенные волной, уже который раз с трудом выбирались из воды, теряли силы, коченели. Всех клонило ко сну. Держались, кто за что успел ухватиться.

Крюков зацепился за фаллинь, тянувшийся к носовому рыму. Намотав веревку вокруг руки, стал неотделимым от шлюпки. При ударе волны его хоть и смывало за борт, но, пользуясь нехитрым приспособлением, он подтягивался и забирался обратно, при этом даже чуть-чуть согреваясь.

Товарищи гибли один за другим от сильного переохлаждения. Силы Вани Крюкова тоже были на исходе. В какой-то миг и он потерял сознание. Как попал на судно, не помнил. А «Торос», получив с берега сообщение о выходе шлюпки, отправился ей навстречу, но обнаружил полузатопленное суденышко, унесенное далеко в море, только через полтора часа. Все, находившиеся в шлюпке, лежали недвижимо. Их тотчас же подняли на борт, но откачать никого не удалось. Погибших уложили в холодный кубрик, на берег о происшедшем сообщили радиограммой.

Время на судне тянулось в скорбном молчании. И вдруг в напряженном внимании замер вахтенный. Из кубрика послышался стук, потом через несколько секунд - стук и стон...

Перепуганный вахтенный бросился к рубке с криком: «Врача, срочно врача!» К Крюкову медленно возвращалась жизнь. Его перенесли в каюту механика, растерли все тело, разжав зубы, насильно влили несколько глотков спирта. Сутки не приходил юноша в сознание, а открыв глаза, первым делом спросил:

- Где ребята?

Медленно, с приспущенным флагом, с тревожными гудками входило судно в Архангельский порт. Берег встречал участников экспедиции траурной музыкой. Двенадцать гробов словно застыли над скорбной людской толпой. Один из двенадцати для него, Ивана Крюкова.

По состоянию здоровья он не смог присутствовать на похоронах товарищей. Его отправили в больницу, где он пролежал две недели. С помощью начальника территориального управления Главсевморпути Н.П. Кузьмина получил путевку для поправки здоровья в Одессу в Лермонтовский институт, потом прошел еще несколько курсов лечения. Но и этого оказалось недостаточно. Врачи порекомендовали сменить место жительства. Так оказался он в Кременчуге, что на Украине. Там же нашел себе и спутницу жизни.

Да, в длинном свитке судьбы, выпавшей на долю Ивана Крюкова, было немало всяких невзгод и испытаний.

Как и многие в годы Великой Отечественной, завернув в газету ломоть черного хлеба и поцеловав на прощание свою жену Ирину и маленькую дочку Раечку, он ушел на войну. Вместе с войсками

2-го Украинского фронта прошел через Карпаты, участвовал в сражении за Будапешт, освобождал Прагу. Машина, которую вел шофер 1-го класса рядовой Крюков, не раз попадала под бомбежку. Однажды его засыпало землей.

Остались позади ухабистые боевые дороги. Иван целым и невредимым вернулся домой к семье, с медалями «За взятие Будапешта» и «За победу над Германией».

Снова жил на Украине в Кременчуге. Но истинного северянина все время тянуло на Север, в свои родные края. И в пятьдесят первом Крюковы переезжают в Северо-двинск, где довелось Ивану Дмитриевичу стать первым в городе шофером такси.

Братскую могилу одиннадцати погибших товарищей с «Тороса» он отыскал. Попытался найти и оставшихся в живых участников той экспедиции. В поисках активно помогал его племянник, учитель-историк Владимир Мосеев. Немало документов они передали в различные музеи.

Иван Дмитриевич ушел из жизни в 1990 году, оставив о себе добрую память и в пассажирском автохозяйстве, в котором он трудился не один десяток лет.


© Александр БУРЛОВ
Каждый заблуждается в меру своих возможностей.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Сообщение [ Леспромхоз ] » 01 Октябрь 2008 15:49

alex_andr пишет:Кстати, экспедиция на "Торосе" знаменита тем, что в ходе нее были найдены следы экспедиции В. А. Русанова.

И месторождение слюды...

Виттенбург Е. П. Павел Виттенбург: геолог, полярник, узник ГУЛАГА : (воспоминания дочери)
/ СПб. Ин-т истории РАН. – СПб. : Нестор-история, 2003. – 432 с. : ил.

"Следующий маршрут шел на север до острова Бонневи. Перед отъездом папа получил радиограмму от капитана В.А. Радзеевского, зимовавшего на экспедиционном судне « Торос», о находке топографической партией кусков слюды в заливе Бирули:

«В.А. Радзеевский пригласил меня к нему приехать отдохнуть во время моей поездки на север. Правда, это удлинит мой маршрут более чем на 100 километров — по арктическим масштабам это "завернуть" не считается далеким.
Я опять с Григорием Моисеевичем Кузнецовым собрался в путь на двух упряжках. Собаки те же, но всегда узнаешь их нрав в пути. Передовиком у меня был опять Ермак. От прежних маршрутов он усвоил привычку, что я все подворачиваю к камням, и он тоже стал подворачивать нужно и не нужно. Но у него, хитрюги, была определенная цель — это подбежать к камню и поднять лапу и сделать пи-пи. Это так меня изводило, что я испытывал большие затруднения, так как сани наезжали на камни, а мне их нужно было стаскивать, а он, дрянь, хоть бы что. Вторая его слабость, это идя по следу за первой упряжкой, в которой запряжено 8 собак, обязательно понюхать и остановиться на месте, где сделал его товарищ пи-пи и добавить хоть капельку, но своего. Это прямо озорство! Второе затруднение я испытывал из-за жалости моего сердца. Собаки должны справлять свои большие и малые дела на ходу. Так это заведено у Кузнецова и у всех порядочных каюров. А в моей упряжке собаке нужно обязательно остановиться и, исправив все свои дела, быть готовой бежать дальше. Для этого мне нужно встать и сдвинуть сани, а то они не смогут их поднять. Для меня лишняя нагрузка — временами в тяжелой малице — эта каждая лишняя операция тяжела и связана с затратой лишней энергии, а если эти дела повторяются дважды по восемь да дополнительные проделки шалуна Ермака и других, то это уже много!

Фотографии рядом передают картину нашего маленького отряда. На задке саней всегда лежит туша медведя, оленя или нерпы. Здесь видно, как мы тянем за собой нерпу — односуточное питание нашей «стаи славных» собачат. Если есть питание в избытке, то им лучше, да и у нас на душе легче. Мы имеем всегда пятидневный запас мяса для двух упряжек — что составляет мясо одного большого медведя. Олень идет на питание двух дней. <...>

Дальше мой путь лежал через залив Миддендорфа — имя академика, первого исследователя Таймырского полуострова, через остров Рогачева и полуостров Зуева в залив Бирули, ты помнишь директора Зоологического музея Алексея Андреевича Бялыницкого-Бирулю — он часто бывал у меня на Экскурсионной станции. Так вот этот залив назван в честь его. Он был молодым зоологом, когда участвовал в экспедиции Э.В. Толля — Русской полярной экспедиции. Эта экспедиция зимовала в 6—7 километрах от залива Бирули, где мне приведется проводить вторую зимовку и создавать новую базу.

В память этой большой и славной экспедиции Академии наук поставлен каменный гурий выше двойного человеческого роста. <...> На этом гурии имеется медная доска, на которой выгравирована историческая дата 1900—1901 гг. — время зимовки экспедиции Толля на острове Наблюдения. Судно экспедиции называлось "Заря". Много дум проходило через голову твоего папочки, когда он стоял перед гурием. Теперь я и сам шагаю по этим историческим местам. Лучшие мои годы были всегда связаны с работами этой экспедиции».

Сказанное иллюстрируют в письме четыре фотографии гурия, памятной доски, папы и Кузнецова около этого гурия. Впереди их ожидали неприятности:

«По следам этой экспедиции передвигался и я на «Торос», но был сильный туман и метель и я потерял ориентировку и заехал не туда, куда следовало, а заехал на остров Таймыр вместо острова Бонневи. <...> После трех дней блужданий по Таймырскому острову, где в прошлом году «Седов» ставил знаки — ездил я. В тумане и непогоде можно было ориентироваться только по знакам, которые были поставлены экспедицией Тамары Александровны (В 1936 Т.А. Колпакова в качестве судового врача плавала на ледокольном пароходе «Седов», с экспедицией под руководством П.В. Орловского, которая проводила гидрогра­фические работы в районе архипелага Норденшельда.).
Миллион проклятий вылетало из моего раздосадованного горла: «Черт знает, что такое!» и еще крепче словечки были обычны, когда доберешься до знака, а там надпись: «Поставлен кочегаром «Седова» в 1936 году» и тому подобное... вместо того, чтобы вырезать имя острова и мыс, где поставлен знак, как это сделал Свердруп на мысе Вильда.

В это время у меня страшно болела левая нога, и я не мог совершенно передвигаться. Случилось несчастье со мной, когда Кузнецов охотился, а я должен был сдерживать собак, чтобы они не спугнули нерпу. Нерпа очень пуглива, а собаки рвутся вперед и хотят тоже помочь. Всемогущий хорей в моих руках, я их не бью, но пугаю. Чтобы успокоить более активных диксоновских, я вздумал, по мягкости моего женоподобного сердца, их погладить. Они, видно, приняли как знак одобрения и рванулись, за ними все остальные. Мгновение, и я был сбит ими и попал под сани, зацепив ногой. Меня поволокли противные безжалостные псы. Ушиб был настолько силен, что я к вечеру уже не мог сгибать ногу, а на другой день лишился свободы передвижения. Четыре дня страдал я неимоверно, как разразилась непогода и я с Кузнецовым должны были отлеживаться в палатке, выжидая погоду. Кузнецов спал все время как сурок, а я лежал в теплом спальном мешке и был счастлив, что мне не надо двигаться. Боль в ноге не утихала, но и не мучила меня так, как при движении. Все же после лежания было лучше, но начав ходить, боль снова возобновлялась. Я хотел уже возвращаться, как Кузнецов вернулся с охоты на оленя и сказал мне: "Павел Владимирович, ставьте бутылку коньяку, скажу, где "Торос". — "Ладно, уверен, что нам путь надо держать на север". — "Здесь "Торос", за горой видел своими глазами, там же стоит самолет Фариха". Оказывается, в тумане, не зная того сами, мы попали на искомый остров Бонневи и оказались около бухты Ледяной, где из-за вьюги и метели отлеживались два дня.

Спускаясь с горы к месту стоянки "Тороса", видели, как брал старт самолет Фариха, который три дня из-за плохой погоды оставался у "Тороса". <...> Фарих улетал с «Тороса», а я подъезжал. Был очень радушно встречен капитаном судна Виктором Алексеевичем Радзеевским и начальником экспедиции Николаем Николаевичем Алексеевым. С капитаном я имел возможность познакомиться раньше. Он прилетал с Махоткиным в марте и останавливался у меня. <...> Как странно бывает в жизни — не знаешь, где встретишь врагов и злых людей, а где таятся жемчужины человеческой души. К одним из таких редких людей относится, как оказалось, капитан Радзеевский. Он молодой человек, ему всего 28 лет — живой, бодрый, что свойственно южной природе. Он по отцу — армянин. Два исключительно приятных вечера провел я с ним. "Плоды наук, добро и зло" <...> — обо всем переговорили, все успели перебрать.

На судне " Торос" врач подлечил мою больную ногу, клал спиртовый компресс и массировал. Я находился в лежачем положении. Нога заметно поправилась, и после трех дней приятного душевного отдыха я собрался в обратный путь. Тепло провожала вся команда. Приятно видеть, когда окружают тебя к тебе расположенные люди. Виктор Алексеевич снял меня с Николаем Николаевичем Алексеевым».

В своей книге «Зимовка на "Торосе"» Николай Николаевич Алексеев пишет об обнаружении слюды во время триангуляционных работ и вспоминает о приезде на « Торос» папы (Алексеев Н.Н. Зимовка на «Торосе». Л., 1939. С. 228.):

«Маститый геолог и полярник решил лично обследовать место нашей находки и приехал на « Торос» на собаках. Во время путешествия П.В. Виттенбург повредил себе ногу и теперь вынужден был в течение нескольких дней отлеживаться у нас на корабле.

Наш гость знал Арктику и ее историю едва ли не лучше всех своих современников. Связанный в своей деятельности в течение многих лет с Академией наук, П.В. Виттенбург знал лично многих из наших и зарубежных исследователей Арктики, и его рассказы о их работе собирали по вечерам в нашей кают-компании полную аудиторию слушателей.

30 мая П.В. Виттенбург, получив от нас точные указания о месте находки слюды, уехал в залив Бирули и далее на свою базу на мыс Стерлегова. Через несколько дней мы получили от него телеграмму, в которой он сообщал, что месторождение оказалось настолько богатым, что вся геологическая экспедиция с мыса Стерлегова выедет в залив Бирули, где и продолжит детальное обследование минеральных богатств района»
Каждый заблуждается в меру своих возможностей.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Сообщение [ Леспромхоз ] » 01 Октябрь 2008 16:54

padsee пишет:
"Спускаясь с горы к месту стоянки "Тороса", видели, как брал старт самолет Фариха, который три дня из-за плохой погоды оставался у "Тороса". Фарих улетал с «Тороса», а я подъезжал.

Значит летал к "Торосу" не только Махоткин на Н-115?
http://www.polarpost.ru/f/viewtopic.php?pid=2036#p2036
Каждый заблуждается в меру своих возможностей.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

"Торос", гидрографическое судно (1930-е гг.)

Сообщение Александр Андреев » 01 Октябрь 2008 17:28

padsee пишет:Значит летал к "Торосу" не только Махоткин на Н-115?
http://www.polarpost.ru/f/viewtopic.php?pid=2036#p2036

Да, 22 мая 1937 г. там садился и "СССР Н-120" во время трансарктического перелета. (Фарих, Пацынко, Штепенко...)
upd : "Н-120" вывез с зимовки в Диксон больного врача Кузнецова.
Александр Андреев
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3101
Зарегистрирован: 03 Март 2008 06:23
Откуда: Санкт-Петербург

Сообщение [ Леспромхоз ] » 17 Апрель 2009 18:12

alex_andr пишет:Да, 22 мая 1937 г. там садился и "СССР Н-120" во время трансарктического перелета. (Фарих, Пацынко, Штепенко...)
upd : "Н-120" вывез с зимовки в Диксон больного врача Кузнецова.


Нестыковки:
По Алексееву ("Зимовка на Торосе", стр.219-220 ) первая посадка Н-120 у "Тороса" была раньше (11-12 мая ?),
а вылет за больным Кузнецовым состоялся еще спустя двое суток.

Вторая посадка (обратный полет с Челюскина на Диксон) уже с больным Кузнецовым состоялась 23 мая (Алексеев, стр.226-228). Отмечался день рождения Фариха 26 мая. На следующий день 27 мая, улетели на Диксон.
Каждый заблуждается в меру своих возможностей.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

"Торос", гидрографическое судно (1930-е гг.)

Сообщение Рюмин Андрей » 22 Февраль 2014 00:55

Фото "Тороса" из фамильного архива:

Изображение

Сергей Фёдорович - мой дед.
"Армию - в каре, ослов и учёных - в середину!" (Наполеон в битве у пирамид).
Рюмин Андрей
 
Сообщения: 5
Зарегистрирован: 20 Февраль 2014 19:48
Откуда: Санкт-Петербург

"Торос", гидрографическое судно (1930-е гг.)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 13 Июль 2014 20:40

Красный Север 1938 № 183(5763)

 Красный Север 1938 № 183(5763) ТОРОС плавание.jpg
Полярное плавание бота „Торос"

АРХАНГЕЛЬСК, 8 августа. Сегодня из Архангельска в большое полярное плавание отправился моторно-парусный бот «Торос". Этому небольшому деревянному судну предстоит пересечь три моря — Белое, Баренцево и Карское. У архипелага Норденшельда «Торос» должен остаться на зимовку и развернуть большую научную работу, в частности топографическую съемку и триангуляцию северных островов архипелага, изучение ледового режима, течения, приливов и отливов.
На судне имеется двухгодичный запас продовольствия, необходимое снаряжение при упряжке собак.
Архипелаг Норденшельда "Торос" посещает не впервые. Он провел здесь зиму 1936—1937 года. Тогда была исследована вся юго-западная часть архипелага.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

"Торос", гидрографическое судно (1930-е гг.)

Сообщение VlZamyatin » 16 Июль 2014 16:47

Памятник на Вологодском кладбище Архангельска.

 IMG_1342.JPG
 IMG_1344.JPG
VlZamyatin
 
Сообщения: 63
Зарегистрирован: 01 Январь 1970 03:00

"Торос", гидрографическое судно (1930-е гг.)

Сообщение SVF » 28 Январь 2015 21:37

Полярная правда 23 ноября 1938 г. № 268(3638):
1938-11-22.jpg
SVF
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 4482
Зарегистрирован: 23 Июль 2008 20:20

"Торос", гидрографическое судно (1930-е гг.)

Сообщение SVF » 29 Январь 2015 13:59

Полярная правда 5 декабря 1938 г. № 278(3648):
 1938-12-1-01.jpg
SVF
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 4482
Зарегистрирован: 23 Июль 2008 20:20

"Торос"

Сообщение ББК-10 » 22 Март 2015 14:35

Юрий КОПЫТОВ пишет:
ТРАГЕДИЯ НА "ТОРОСЕ"
...Ровно 70 лет назад 30 июня на одном из судов Архангельской гидробазы произошел трагический случай, о котором не помнить нельзя. Гидрографическое судно "Торос", деревянный моторно-парусный бот, в середине июня 1936 года готовилось к своему первому выходу в море. На его борту базировалась экспедиция, в задачу которой входило выполнение промера (измерение глубины моря) в губе Колоколкова в Баренцевом море.

Из-за мелководья промер в губе можно было выполнять только при помощи шлюпок, судно в это время должно было лежать в дрейфе в открытом море. Промер начался как обычно, но вскоре начал резко усиливаться ветер, мешавший работе. Экипаж шлюпки - 12 человек под командой штурмана Николая Бардинова - направился к "Торосу", который также пошел навстречу. Но обнаружить шлюпку, вынесенную в море, удалось лишь через полтора часа. В живых на ней остался только один человек, 10 исследователей не подавали признаков жизни, еще одного в шлюпке не оказалось. Потом уже выяснилось, что при проходе через береговые отмели, на которых при ветре кипят буруны, шлюпка была залита водой и люди погибли из-за переохлаждения (лед только-только ушел из Баренцева моря).

Трагедию переживал весь город. С погибшими участниками экспедиции - Алексеем Агеевым, Николаем Бардиновым, Дмитрием Воробьем, Михаилом Катышевым, Дмитрием Лазаревым, Александром Наседкиным, Николаем Садофеевым, Александром Сазоновым, Трофимом Стрелиным и Андреем Хабаровым - прощались у Воскресенского ковша (на Красной пристани). Все они погребены на Кузнечевском кладбище. Тело Николая Федосеева море так и не вернуло...

Полярная правда 4 июля 1936 г. № 153(2918)

 Полярная правда 4 июля 1936 г. № 153(2918).jpg
 R-39-XXXV,XXXVI. Тобседа.jpg
ГИБЕЛЬ УЧАСТНИКОВ ГИДРОГРАФИЧЕСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ

АРХАНГЕЛЬСК. 1. Сегодня в Архангельске получено сообщение о гибели участников гидрографической экспедиции в Колоколковскую губу (Ненецкий округ), недавно вышедшей из Архангельска на боте «Трос».
Вчера штурман бота Хабаров, гидрограф Бардин, шесть рабочих промерной партии и четыре матроса отправились на шлюпке с борта «Троса» на берег. Шлюпка попала в буруны, была залита водой и унесена в море.
Когда «Трос» подобрал шлюпку в ней было десять трупов, остался жив лишь один — рабочий Крюков. Тело двенадцатого участника трагической поездки снесено волной. «Трос» вышел в Архангельск.
По распоряжению начальника Главсевморпути т. Шмидта, в Архангельске создана комиссия для расследования обстоятельств гибели. Похороны погибших приняты на государственный счет, семьям их выдано единовременное пособие.


Примечание: "Трос" - опечатка, правильно "Торос".

Полярная правда 5 июля 1936 г. № 154 (2919)

 Полярная правда 5 июля 1936 г. № 154(2919).jpg
♦ 3 июля бот «Трос», на борту которого находятся тела десяти моряков, трагически погибших в Колоколковской губе, прибил к устью Северной Двины и стал на якорь вблизи острова Мудьюг.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 8136
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

"Торос", гидрографическое судно (1930-е гг.)

Сообщение SVF » 22 Март 2015 14:49

Полярная правда 11 июля 1936 г. № 159(2924):
 1936-07-17.jpg
SVF
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 4482
Зарегистрирован: 23 Июль 2008 20:20

След.

Вернуться в Полярный флот Росcии/СССР



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения