"Николай Книпович", научно-экспедиционное судно

От ладьи и коча до атомохода.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

"Николай Книпович", научно-экспедиционное судно

Сообщение fisch1 » 12 Апрель 2015 17:05

«Николай Книпович» (в 1941–1944 – СКА-503), науч.-исслед. судно. Построен как моторно-парусный бот в 1928 на верфи «Гравдальс Скибсбюгери» в Сунде (Норвегия) по заказу Мурманской биологической станции для проведения науч.-исслед. работ в открытом м. Техн. характеристики: корпус деревянный с ледовой обшивкой, водоизмещение – 100 т, дл. – 25,9 м, шир. – 6,2 м, осадка – 3 м, мощность – 120 л. с., скорость – 7,5 узла. Судно использовалось для выполнения регулярных рейсов по Кольск. меридиану для проведения океанологических разрезов; работ по программе II Междунар. полярного года (1932); принимало участие в открытии промысл. р-нов сельди. В 1932 установило рекорд высокоширотного плавания для судов этого класса, обогнув с севера арх. Земля Франца-Иосифа. В 1941 мобилизован, переклассифицирован в сторожевой катер (СКА), кот. в составе 2-го дивизиона СКА Йоканьгской Воен.-мор. базы участвовал в тралении, охране рейдов, высадке мор. десантов СФ. С марта 1944 – гидрографическое судно Упр. гидрометслужбы Беломор. воен. флотилии; с янв. 1945 исключено из состава СФ и передано Сев. упр. гидрометслужбы, в 1948 – Мурман. упр. гидрометслужбы. В 1959 выведено из эксплуатации, впоследствии затонуло в приливной полосе Кольск. зал. В 1986 останки судна были подняты с целью восстановления и музеефикации, но из-за недостатка ср-в работы не были завершены, а останки судна утрачены.

http://ke.culture51.ru/index.html


Научно-исследовательский бот «Н. Книпович».jpg
Научно-исследовательский бот «Н. Книпович» открывает тайны полярного моря

Важную роль в проведении исследований в акватории Баренцева моря в довоенный период сыграли экспедиции на научно-исследовательском боте «Н. Книпович», принадлежавшем ГОИНу. Две из них, которые по праву считаются выдающимися в славной истории отечественных арктических исследований, возглавил начальник гидрологического отдела ГОИН Н. Н. Зубов.
При планировании экспедиций Зубов основывался на том, что, по его расчетам, ледовитость Баренцева моря в 1930 г. должна быть минимальной: «В августе, – писал Н. Н. Зубов, – не больше 12 процентов всей площади Баренцева моря будет покрыто льдом. Такая малая ледовитость открывает широкие возможности для научно-исследовательских работ на Севере».
Двухмачтовый бот «Н. Книпович» был небольшим судном длиною 25 м и водоизмещением 100 т, построенным в 1928 г. в Норвегии. Там же закупили оборудование для проведения с борта судна океанологических работ. На боте оборудовали научную лабораторию. Корпус судна был построен с учетом плавания во льдах, он имел дубовую обшивку и прочные крепления.
Двигатель внутреннего сгорания мощностью 125 л. с. (92 кВт) обеспечивал судну скорость 6–7 узлов. Запас топлива был достаточен для плавания бота в течение 4 недель. Судно отличалось хорошими мореходными качествами. Команда состояла из 11 моряков, научная группа включала до 6 ученых.
Первоначально Н. Н. Зубов планировал выйти не позднее 10 августа, так как наиболее благоприятное время плавания в высоких широтах арктических морей – август и начало сентября, а позднее начинается новое льдообразование. Но судно оказалось готовым к экспедиции только 3 сентября. Тем не менее Н. Н. Зубов настоял на выходе в плавание.

4 сентября 1930 г. «Н. Книпович» вышел из Полярного в Кольском заливе, прошел к мысу Нордкин и направился на север. В пути через каждые 5 миль измеряли глубины, периодически проводили океанологические станции с измерением температуры и солености воды на различных горизонтах.
8 сентября, не встречая по маршруту льдов, бот прошел к острову Надежды, расположенному в 40 милях южнее Шпицбергена, а на следующий день проследовал к северу проливом Ольги (между Шпицбергеном и островами Земли Короля Карла). 10 сентября судно стало на якорь у юго-западной оконечности острова Белый среди сидевших на мели айсбергов. Остров располагался северо-восточнее основной группы островов Шпицбергена. А ведь всего за 2 года до этого ледокольный пароход «Малыгин» при проведении операции по поиску и спасению итальянской экспедиции генерала Нобиле не мог пробиться сквозь тяжелые льды севернее острова Надежды.
На острове Белый за месяц до прихода «Н. Книповича» норвежские моряки обнаружили останки участников первой экспедиции на воздушном шаре к Северному полюсу, организованной шведским инженером Саломоном Августом Андре в 1897 г. Н. Н. Зубов считал, что именно исключительно теплое полярное лето 1930 г. и связанное с этим интенсивное таяние снежного покрова острова позволили обнаружить эти останки. По его мнению, участники экспедиции С. А. Андре после аварии воздушного шара оказались на острове Белый и были засыпаны снежной лавиной.
На следующий день бот прошел вдоль юго-восточного берега острова Белый и повернул на север. И вот моряки в первый раз за это плавание увидели кромку льдов в точке с координатами 81°21 с. ш. и 34°06 в. д.
Так как навигация в Арктике в это время уже заканчивалась, руководитель экспедиции не стал дальше рисковать, и судно повернуло на юго-восток, а затем, идя вдоль кромки льда, возвратилось в северную часть Баренцева моря.
14 сентября бот вошел в пролив Найтингел и затем в Британский канал Земли Франца-Иосифа. Льды в канале не позволили судну зайти в бухту тихая на острове Гукера, где уже год работали 11 зимовщиков отечественной полярной обсерватории, и пришлось стать на якорь у острова Уиндворт.
Через день экспедиция повторила попытку пройти в бухту Тихая, но после получения радиограммы о том, что заход бота к обсерватории не нужен, повернула на юго-запад к островам Земли Короля Карла, там вышла на Кольский меридиан и направилась к югу. 23 сентября бот возвратился в Полярный, выполнив за рейс более 300 промеров и 26 полных океанологических станций.
Результаты этого необычного исследовательского рейса наглядно показали, что ледовый прогноз Н. Н. Зубова был верен. Небольшой бот свободно плавал в высоких широтах в такое время, в которое до него еще никто не плавал, кроме самого мощного в то время в мире ледокола «Красин». Причем с борта бота непрерывно проводили океанологические работы по измерению температуры и солености воды на различных горизонтах, отлову планктона и извлечению со дна образцов осадочных пород.
О напряженном рабочем ритме во время этого рейса свидетельствуют записи в дневнике начальника экспедиции: «Станция продолжается час-полтора, потом идут промеры – пять между станциями (с помощью лота – груза на конце проволочного лотлиня, ведь эхолотов на отечественных судах тогда еще не было. – Прим. авт.) – и опять станция. Тут уж все загружены работой полностью. Промежуток между концом одной и началом другой станции при попутном ветре, как это мы имеем сейчас, около пяти часов. Надо приготовиться, надо убраться, надо умыться, и для сна остается немного. В эту работу надо втянуться. Когда дорываются до подушки, все засыпают сразу, и мертвым сном».
Уже в рейсе Н. Н. Зубов обдумывал план новой экспедиции. Перед поворотом судна на юг он радировал: «Возвращаюсь. Баренцевом море льдов нет. Надо ожидать затянувшуюся осень, мягкую первую половину зимы, благоприятные ледовые условия Карском море будущий год». Он смело давал прогноз и по Карскому морю, куда, по его мнению, должна была переместиться волна тепла из Баренцева моря.
Ледовый прогноз Н. Н. Зубова на 1931 и 1932 гг. полностью подтвердился. И он лично возглавил экспедицию на «Н. Книповиче» в 1932 г. Профессор Алексей Дмитриевич Добровольский, выполнявший в этой экспедиции обязанности гидролога, позже вспоминал: «Чтобы работать в проливе между Землей Франца-Иосифа и Новой Землей, корабль должен был обойти архипелаг Земля Франца-Иосифа либо с юга, либо с севера. Первый путь был проще, но второй – несравнимо заманчивее: ни один корабль еще не огибал Землю Франца-Иосифа с севера, и о глубинах моря, о температуре и солености вод, омывающих этот архипелаг с севера и востока, ничего не было известно.
Однако включать в обязательную программу такие наблюдения было слишком рискованно. Поэтому вариант обхода Земли Франца-Иосифа с севера был как бы условным: решили пойти этим путем, если представится возможность. О том, что это возможно, говорил анализ температуры атлантических вод. Температура Нордкапского течения все еще держалась выше средней, и можно было предполагать, что максимум температуры, наблюдавшийся на Кольском меридиане в 1930 г., в 1932 г. продвинется в район между Землей Франца-Иосифа и Северной Землей и значительно уменьшит здесь ледовитость».
18 августа 1932 г. «Н. Книпович» вышел из Полярного. Уже на следующий день пришлось укрыться от шторма у полуострова Рыбачий. 20 августа бот направился на север, но еще четверо суток сильный северный ветер не позволял производить исследовательские работы. Судно продвигалось на север со скоростью всего 1–2 узла. 27 августа слева на северо-западе показалась кромка льда, а еще через сутки исследователи увидели весь окруженный льдами остров Белый.
Судно повернуло на восток к острову Виктория, отыскать который оказалось совсем не просто из-за плохой видимости. Да и обозначен он был на карте не совсем верно. Экспедиция обошла остров, описала его и отметила на карте. Высадиться на него было очень трудно. Лед, которым был покрыт остров, обрывался отвесной стеной прямо в море. Исследователи обнаружили на северо-восточной оконечности острова небольшую косу, которая выходила из-подо льда. Вот на нее и высадилась береговая партия, которая в торжественной обстановке впервые подняла Государственный флаг СССР на этом, самом северо-западном острове отечественного сектора Арктики.
Затем бот прошел далее на восток и 30 августа подошел к Земле Александры – самому западному острову Земли Франца-Иосифа. Так был выполнен океанологический разрез между островом Белым и Землей Франца-Иосифа, характеризующий водообмен Баренцева моря с Центральным арктическим бассейном.
Используя благоприятную ледовую обстановку, судно направилось к северу по меридиану 42° в. д. и подошло к кромке льдов на параллели 82°05 с. ш. На этой же широте бот встретил льды и в экспедиции 1931 г.
Судно повернуло на восток и прошло к самому северному острову архипелага – острову Рудольфа, где за 18 лет до этого был похоронен лейтенант Георгий Яковлевич Седов, скончавшийся на пути к Северному полюсу. В 1932 г. на острове по плану Второго МПГ заканчивали постройку полярной метеостанции. Н. Н. Зубов уточнил у полярников, что льдов в проливах между островами Земли Франца-Иосифа в том году было мало и что ледокольный пароход «Малыгин» смог дойти до параллели 82°15 с. ш., не встретив тяжелых льдов. Исходя из предварительного ледового прогноза и учтя новые данные, руководитель экспедиции принял решение следовать далее на восток севернее Земли Франца-Иосифа.
1 сентября исследователи благодаря исключительной чистоте арктического воздуха и прекрасному солнечному освещению имели возможность наблюдать панораму островов Земли Франца-Иосифа у Британского канала от Земли Георга на южном входе в канал до острова Рудольфа на северном его завершении.
В ночь с 1 на 2 сентября бот обогнул самую северную точку архипелага – мыс Флигели на острове Рудольфа. Далее судно повернуло на юго-восток и вскоре подошло к Белой Земле — первой земле, увиденной Ф. Нансеном в 1895 г. при возвращении на юг к Земле Франца-Иосифа после неудачной попытки достичь на собачьих нартах Северного полюса по льду.
Ф. Нансен считал, что Белая Земля состоит из двух островов, названных им в честь жены и дочери – островами Евы и Лив. Экспедиция подошла совсем близко к этой земле и выяснила, что она является одним островом.

Исследователи из уважения к заслугам Ф. Нансена решили назвать этот остров объединенным именем Ева-Лив. Судно форсировало ледовые перемычки и продолжило движение на восток. Н. Н. Зубов знал, что в случае необходимости он сможет повернуть в проливы между островами Земли Франца-Иосифа, почти свободные ото льдов, и пройти по ним на юг.
2 сентября бот подошел к острову Грэм-Белл – самому восточному в архипелаге. Протяженность этого острова по меридиану около 40 миль, так что боту достаточно было для прохода вдоль него на юг 6–7 ч. Но за это время погода могла резко измениться. Сильный ветер мог нагнать льды и надолго задержать в них у берега небольшое судно. Но пока погода оставалась прекрасной, льдов было мало, и Н. Н. Зубов решил не менять курс и двигаться на юг. Как он впоследствии писал: «Риск был, но нельзя же никогда и ничем не рисковать».
Льды становились все сплоченнее, а у мыса Кользат — самого восточного мыса острова – судно натолкнулось на стену многолетнего припайного льда. Пришлось отходить на восток. Через несколько часов судну удалось выйти в район более легких льдов. Бот направился на юго-восток к берегам Новой Земли, а ученые возобновили океанологические исследования. При следовании на юго-восток к мысу Желания – самому северному мысу Новой Земли – льды становились все сплоченнее. Тогда судно отвернуло на запад.
5 сентября в тяжелых льдах была сильно повреждена ледовая обшивка судна. Пришлось остановиться и ждать перемены ветра. Действительно, погода стала портиться, подул сильный северо-западный ветер – «ледокол норд-вест», как шутя его называл начальник экспедиции. Льды разредились и появились разводья, направленные к югу. По ним судно и продолжило плавание. Наконец «Н. Книпович» вышел в чистую воду и повернул по ветру к Новой Земле.

 Маршрут плавания бота «Н. Книпович» в 1932 г..jpg




М.Ципоруха Моря российской Арктики
fisch1
 
Сообщения: 1554
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

"Николай Книпович", научно-экспедиционное судно

Сообщение fisch1 » 12 Апрель 2015 17:21

Н. Н. Зубов.Отечественные мореплаватели – исследователи морей и океанов
Огибание земли Франца-Иосифа


В 1932 г. небольшой моторно-парусный бот Государственного океанографического института “Н. Книпович” (водоизмещение около 100 т, длина 25 м) обогнул с севера Землю Франца-Иосифа. Такое плавание было первым и до сих пор осталось неповторенным ни одним судном.

Плавание это было рискованным. “Книпович” не был подготовлен к возможной зимовке. У научных сотрудников экспедиции и у команды не было теплой одежды. Запасов топлива было всего на 30 ходовых суток, провизии на 40 суток.

Но успех плавания никак нельзя считать случайным. Если экспедиция не была подготовлена материально, то научно она во всяком случае была подготовлена хорошо.

Уже говорилось, что мы на “Персее” впервые увидели Землю Франца-Иосифа еще в 1923 году. Это был первый подход советского судна к этой Земле. С тех пор Земля Франца-Иосифа постоянно тревожила воображение сотрудников Пловучего морского научного института, тем более что многие последующие попытки “Персея” подойти к Земле Франца-Иосифа оканчивались неудачей.

Как мы видели, во время поисков экспедиции Нобиле в 1928 г. к Земле Франца-Иосифа подходили ледокол “Красин” и ледокольный пароход “Г. Седов”. В 1929 г. экспедиция Института по изучению Севера (ныне Арктический институт), возглавляемая Отто Юльевичем Шмидтом, на ледокольном пароходе “Г. Седов”, капитаном которого был Владимир Иванович Воронин, основала геофизическую обсерваторию в бухте Тихой, той самой, в которой в 1913/14 гг. зимовала экспедиция лейтенанта Седова. Во время этой экспедиции “Г. Седов” прошел на север от Земли Франца-Иосифа до 82°14' с. ш., побив тем самым на 10 миль рекорд, установленный итальянской экспедицией на судне “Стелла Поляре” в 1899 году.

С тех пор Землю Франца-Иосифа стали посещать советские суда ежегодно. Суда поставляли в бухту Тихую новые смены зимовщиков, запасы продовольствия и оборудования. Попутно этими судами производились разнообразные исследования. Так, в 1930 г. участники экспедиции на “Г. Седове” посетили острова Нортбрук, Белл, Мак-Клинток и Алджер и обследовали их в геологическом и биологическом отношениях.

В 1932 г., в связи с проведением Второго Международного полярного года и постройкой самой северной станции в мире на острове Рудольфа, ледокольный пароход “Малыгин” под командой капитана Д. Т. Черткова два раза посетил остров Рудольфа. Во время второго рейса он пробился во льдах до 82°28' с. ш.

“Персей” после своего первого плавания в 1923 г. по несколько раз в год выходил в море и делал океанологические разрезы в разных районах Баренцева, Белого и Карского морей и, в частности, в 1927 г. завершил много разрезов в Карском море, обогнув при этом Новую Землю с востока на запад.

Экспедиционные работы судов Океанографического института, производившиеся в течение многих лет и в разные сезоны по четко выработанному плану, позволили выяснить многие связи между напряженностью и тепловым состоянием различных ветвей Нордкапского течения, интенсивностью зимнего охлаждения и деловитостью Баренцева моря, а также разного рода биологическими процессами, в частности между продуктивностью морского дна и подходом и распределением косяков промысловых рыб. Также было подтверждено, что вдоль Норвежского течения и вдоль его ответвления, Нордкапского течения, как бы пробегают то теплые, то холодные волны,, которые самым существенным образом отражаются на промыслах и на ледовитости Баренцева моря. Эти явления стали основными проблемами Института. Попыткам разрешить эти проблемы много способствовала разработка новой методики производства и обработки океанологических наблюдений. В частности было установлено, что высоким температурам Нордкапского течения соответствует малая ледовитость Баренцева моря и что температуры Нордкапского течения и ледовитость Баренцева моря меняются в широких пределах.

Так, в июле 1901 г. “Ермак” в Баренцевом море у Новой Земли, приблизительно на 77°30' с. ш., был зажат льдами и только в начале августа, после месячного ледового плена, смог приблизиться к Земле Франца-Иосифа. В июле 1928 г. во время операции по спасению участников экспедиции Нобиле в районе между островом Надежды и островами Земли короля Карла в очень тяжелом положении оказался ледокольный пароход “Малыгин”. Неоднократно льды зажимали его на несколько суток, и он в сущности никуда пройти не смог.

Зато в августе 1923 г. “Персей” достиг Земли Франца-Иосифа и оттуда прошел к северо-западным берегам Новой Земли, нигде на пути не встретив льда. В 1927 г. тот же “Персей” обогнул с востока Новую Землю.

В 1925 г. экспедиция Гидрологического института на маленьком моторном боте “Эльдинг”, водоизмещением всего в 50 т, обогнула с востока Новую Землю, а в 1927 г. тот же “Эльдинг” прошел с океанологическими работами от северной оконечности Новой Земли к Земле Франца-Иосифа и обратно.

Из этих примеров видно, что иногда парусные суда, моторно-парусные или суда с очень слабой паровой машиной проходят там, где застревают самые мощные ледоколы. А между тем такие суда, как “Эльдинг”, “Книпович”, могли бы уместиться на палубе “Красина” или “Ермака”. Их длина почти равна ширине ледоколов.

Все это объясняется количеством и распределением льдов в Баренцевом море.

В ледовитом 1917 г. в среднем за пять летних месяцев 74% всей площади Баренцева моря было покрыто льдами, а в малоледовитом 1922 г. только 36%. В августе ледовитого 1912 г. льды занимали по крайней мере 36% поверхности Баренцева моря, а в августе малоледовитого 1923 г. только 2%.

К 1930 г. наши сведения о рельефе дна, об океанологическом и ледовом режиме северо-западной части Баренцева моря были явно недостаточны. Поэтому, когда начиная с декабря 1929 г. соответствующие наблюдения стали отмечать повышения тепловой мощности Нордкапского течения, зародилась мысль об использовании ожидавшихся в 1930 г. благоприятных ледовых условий для производства наблюдений в высоких широтах Баренцева моря. Вскоре были получены новые благоприятные сведения. В июне 1930 г. во время обычных наблюдений по Кольскому меридиану “Н. Книпович” встретил льды только на 76°20' с. ш., почти на 80 миль севернее обычного. Летом того же года “Персей” должен был производить опыты по применению “термита”, сильно рекламируемого в то время американским профессором Барнесом как мощное средство для разрушения льдов. Понятно, что для этих опытов надо было найти настоящий полярный лед. Экспедиция на “Персее”, возглавляемая профессором В. В. Шулейкиным, направилась в северо-западную часть Баренцева моря, в которую течением с севера постоянно нагоняется большое количество льдов. Однако тяжелых льдов “Персей” здесь не нашел.

И вот при таких благоприятных предзнаменованиях “Н. Книпович” (начальником экспедиции был автор, капитаном Василий Федорович Безбородов) 4 сентября 1930 г. вышел из Полярного в Кольском заливе, прошел к мысу Нордкин и от него, производя по пути самые разнообразные работы, стал подниматься на север. На карте, отмечая путь, потянулась “цепочка” глубин, измеряемых через каждые пять миль. 8 сентября, не встретив на своем пути никаких льдов, мы подошли к острову Надежды, 9 сентября •прошли пролив Ольги между Шпицбергеном и островами Земли короля

Карла и 10 сентября стали на якорь у юго-западной оконечности острова Белого (Вите) среди нескольких небольших, сидевших на мели айсбергов.

11 сентября рано утром мы снялись с якоря и, пройдя вдоль юго-восточного берега острова Белого, повернули на север. Вечером в первый раз за все плавание на 81°2' с. ш. и 34°06' в. д. увидели кромку льдов.

Рисковать дальше было нельзя. “Н. Книпович” повернул на юго-восток и переменными курсами, идя вдоль кромки льдов, возвратился из Арктического бассейна в Баренцево море.

14 сентября мы вошли в пролив Найтингел и затем в Британский канал Земли Франца-Иосифа. К сожалению, льды в этом канале преградили путь к бухте Тихой и 15 сентября мы стали на якорь у острова Уиндворт. 16 сентября мы повторили попытку пройти в бухту Тихую, однако получив. радиограмму, что заход “Н. Книповича” в бухту Тихую не нужен, повернули на юго-запад к островам Земли короля Карла, затем вышли на Кольский меридиан и спустились на юг. 23 сентября мы вернулись в Полярный, пробыв в море 20 дней, из которых 56 часов простояли на якоре. Всего было. пройдено 2 085 миль, сделано на пути свыше 300 промеров и 26 полных океанологических станций.

Это плавание доказало, что в благоприятные в ледовом отношении годы даже такие маленькие суда, как “Н. Книпович”, могут сделать очень многое для исследования Арктики. Наоборот, в неблагоприятные годы экспедиции даже на самых мощных ледоколах могут оказаться почти безрезультатными.

В 1931 г. “Н. Книпович” совершил еще одно интересное плавание, на этот раз под руководством гидролога Мурманской станции Федора Евгеньевича Белова.

Не встретив, как и в 1930 г., льдов, “Н. Книпович” уже 31 августа был на 82° 05' с. ш. и 42°00' в. д., откуда, повернув на запад, проследовал вдоль кромки льдов к островам Фойнё и Брок (у Шпицбергена), к которым с таким трудом в 1928 г. подходил ледокол “Красин”. От Шпицбергена “Н. Книпович” направился к Земле Франца-Иосифа, затем благополучно вернулся на Мурман. За 80-й параллелью “Н. Книпович” прошел больше 400 миль. и выполнил большие океанологические работы. В частности, было произведено много измерений глубин в районах, где раньше таких измерений почти не делалось.

Это плавание показало, что малая ледовитость северо-западной части Баренцева моря и района между Шпицбергеном и Землей Франца-Иосифа,. отмеченная в 1930 г., сохранилась и в 1931 году. Одновременно продолжали оставаться высокими и температуры Нордкапского течения.

В 1932 г. в связи с проведением Второго Международного полярного года “Н. Книповичу” было поручено выполнение очередного разреза по Кольскому меридиану и обследование северной части Баренцева моря, в особенности проходов Шпицберген-Земля Франца-Иосифа и Земля Франца-Иосифа - Новая Земля.

Путь от первого прохода ко второму мог быть совершен двояко: либо к югу, либо к северу от Земли Франца-Иосифа. Второй путь был несравненно заманчивее, ни один корабль не огибал еще с севера Земли Франца-Иосифа. Глубины, температуры и соленость морской воды вокруг этого архипелага никем еще не измерялись.

Однако рисковать было нельзя. Необходимо было помнить, что самый короткий путь во льдах может оказаться “длиннее” самого длинного, но по чистой воде. Надо избегать захода во льды, а уж если приходится заходить, то лишь при условии, что видны пути отступления. Ни в коем случае нельзя оставаться в смерзающихся льдах. Надо отходить от берегов при ветрах, нажимающих на него льды, или идти к берегу тогда, когда льды от него отжимаются.

Огибание Земли Франца-Иосифа с севера все же представлялось возможным, температура Нордкапского течения в 1932 г. оставалась высокой. Кроме того, можно было предполагать, что максимум температуры, наблюдавшийся в 1930 г. на Кольском меридиане, в 1932 г. продвинется в район между Землей Франца-Иосифа и Северной Землей и уменьшит ледовитость этого района.

Мы вышли из Полярного 18 августа. Руководил экспедицией автор, капитаном судна был Сергей Васильевич Попов.

Плавание началось неудачно. Уже на следующий день пришлось отстаиваться от шторма у полуострова Рыбачий. Хотя 20 августа “И. Книпович” и вышел в море, но с 22 по 26 августа встречный шторм не позволял производить работы; мы продвигались со скоростью 1-2 мили в час. 27 августа слева от курса показалась кромка льдов, а 28 августа мы увидели остров Белый - весь он был окружен льдами. Мы повернули на восток с целью произвести наблюдения в проливах между островами Белый и Виктория и между островом Виктория и Землей Франца-Иосифа.

Отыскать остров Виктория оказалось делом нелегким - видимость была плохая, а остров маленький. К тому же впоследствии выяснилось, что он был неверно положен на карту.

Мы обошли остров Виктория кругом, описали и положили его точно на карту, высадились на него, и в торжественной обстановке на этом крайнем северо-западном острове Советской Арктики был впервые поднят советский флаг.

От острова Виктория мы направились к востоку и 30 августа подошли к Земле Александры, выполнив, таким образом, океанологический разрез между островом Белым и Землей Франца-Иосифа.

Отсюда мы пошли на север по 42-му меридиану, повторяя океанологический разрез, выполненный “Н. Книповичем” в 1931 году. Любопытно, что мы подошли к кромке льдов на 82°05' с. ш., как раз в той же широте, в которой “Н. Книпович” увидел льды в 1931 году. Но мы повернули на восток. Внезапный и кратковременный шторм от севера сбил нас несколько к югу, но потом мы выправились и подошли к острову Рудольфа, на котором в это время заканчивалась постройка метеорологической станции Второго Международного полярного года. Выяснив на станции, что льдов в проливах Земли Франца-Иосифа мало и что ледокольный пароход “Малыгин” доходил до 82°15' с. ш. без встречи с тяжелыми льдами, мы 1 сентября обогнули мыс Флигели (северный мыс острова Рудольфа) и при прекрасной погоде повернули на юго-восток. Вскоре мы подошли к Белой Земле-первой земле, увиденной Нансеном в 1895 г., после того как, покинув с Иогансеном дрейфующий во льдах “Фрам” и совершив неудачную попытку достичь Северного полюса по льду, он возвращался на юг к Земле Франца-Иосифа.

Нансен считал, что Белая Земля состоит из двух островов, названных им в честь жены и дочери - Ева и Лив. Мы, проходя вплотную к Белой Земле, выяснили, что Нансен ошибся - Ева и Лив оказались одним островом. Мы назвали его объединенным именем - Ева-Лив и, обойдя остров повернули на юг.

Появились льды, которые приходилось пересекать. Однако справа от курса виднелись проливы Земли Франца-Иосифа, почти свободные от льдов, в которые в случае нужды можно было свернуть.

К полудню 2 сентября мы подошли к острову Греэм-Белл самому восточному в архипелаге Земли Франца-Иосифа. Этот остров вытянут по меридиану почти на, сорок миль. Путь вдоль него “Н. Книпович” мог пройти часов за шесть-семь. За это время погода могла резко измениться, сильный ветер мог нагнать и сплотить льды. Хотя “Н. Книпович” и был в какой-то мере приспособлен для ледового плавания - у него были надежные крепления и дубовая обшивка, но выбраться из ледового плена он все же не смог бы. Ни провизии, ни топлива, ни теплой одежды для зимовки на “Н. Книповиче” не было.

Однако погода оставалась прекрасной, льдов было мало, поэтому было решено продолжать плавание на юг. Риск был, но нельзя же никогда и ничем не рисковать. Количество льдов постепенно увеличивалось, а у мыса Кользат - восточного мыса острова - мы наткнулись на стену многолетнего припая, не проходимого ни для какого судна. Пришлось отойти на восток. После нескольких часов блужданий, наконец, попали в более легкие льды.

Отсюда мы пошли к мысу Желания - северному мысу Новой Земли - я возобновили океанологические наблюдения. Постепенно при продвижении на юг ледовая обстановка становилась все более тяжелой. Это заставило нас отвернуть сначала на юго-запад, потом на запад и даже на северо-запад.

5 сентября в борьбе со льдами была сильно повреждена ледовая обшивка. Пробиваться дальше не имело смысла. Надо было выждать перемены ветра, который только и мог перегруппировать льды и этим изменить ледовую обстановку. В свое время автор разработал правило: во время сильных ветров полосы сплоченных льдов и полосы полыней располагаются - приблизительно перпендикулярно ветру. На практике это правило действительно подтвердилось.

Время выжидания использовали на переливку жидкого топлива из бочек, стоявших на палубе, в цистерны.

Погода стала портиться, барометр падал и, наконец, поднялся сильный северо-западный ветер - “ледокол норд-вест”, как мы шутя его называли, и соответствующим образом перегруппировал льды. Мы получили возможность двигаться и пошли на юго-запад. Скоро “Н. Книпович” вышел на чистую воду и повернул по ветру к Новой Земле. 8 сентября, пройдя проливом между Оранскими островами и Новой Землей, через который до того корабли еще не проходили, мы стали на якорь у гидрометеорологической станции на мысе Желания.

9 сентября мы пошли на северо-запад, для того чтобы закончить океанологический разрез, начатый от Земли Франца-Иосифа. Когда эта работа была завершена, можно было считать задачу экспедиции оконченной. Мы согласно плану выполнили океанологические разрезы по Кольскому меридиану, между Шпицбергеном и Землей Франца-Иосифа и между Землей Франца-Иосифа и Новой Землей. Кроме того, мы обогнули с севера Землю Франца-Иосифа и по пути произвели кое-какие описные работы. Но у нас еще оставались некоторые возможности и мы пошли к острову Визе. К этому острову подошли 12 сентября, т. е. в то время, когда даже более приспособленные суда уходят из Арктики на юг. 14 сентября на обратном пути, укрываясь от шторма, мы зашли в Русскую Гавань на Новой Земле, в которой пополнили запасы пресной воды. Здесь стоял ледокольный пароход “Русанов”, производивший научные работы в Карском море.

16 сентября мы покинули Русскую Гавань и 21 сентября ошвартовались у пристани в Полярном. Топлива оставалось всего на два часа. Все возможности корабля и природы были использованы до конца.

За тридцать четыре дня “Н. Книпович” прошел около 3 000 миль. Было измерено более 400 глубин, сделано 38 полных океанологических станций и произведено множество метеорологических наблюдений.

Так мы обошли с севера иногда неприступную даже с юга Землю Франца-Иосифа. Такой успех стал возможным только в результате большой подготовительной работы, проделанной советскими полярниками.

 putesh114_00.jpg


http://mreadz.com/new/index.php?id=347151&pages=202
fisch1
 
Сообщения: 1554
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

"Николай Книпович", научно-экспедиционное судно

Сообщение SVF » 13 Апрель 2015 17:03

Карело-Мурманский край, №3-4 1934 г.:
1934-03-27.jpg

 1934-03-28.jpg
SVF
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 4430
Зарегистрирован: 23 Июль 2008 20:20

"Николай Книпович", научно-экспедиционное судно

Сообщение SVF » 13 Апрель 2015 17:32

Карело-Мурманский край, №5-6 1933 г.:
 1934-05-03.jpg
SVF
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 4430
Зарегистрирован: 23 Июль 2008 20:20

"Николай Книпович", научно-экспедиционное судно

Сообщение SVF » 19 Апрель 2015 18:18

Карело-Мурманский край, №7 1935 г.:
1935-07-11.jpg
SVF
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 4430
Зарегистрирован: 23 Июль 2008 20:20

"Николай Книпович", научно-экспедиционное судно

Сообщение ББК-10 » 28 Август 2016 16:55

Бюллетень Арктического института СССР. № 12.-Л., 1931, с.240.

 Бюллетень Арктического института СССР. № 12.-Л., 1931, с.240 Книпович - 0001.jpg
 Бюллетень Арктического института СССР. № 12.-Л., 1931, с.240 Книпович - 0002.jpg
РЕЙС ЭКСПЕДИЦИОННОГО СУДНА „Н. КНИПОВИЧ"
20 АВГУСТА —14 СЕНТЯБРЯ 1931 ГОДА


Судно Океанографического института „Н. Книпович" вышло из Александровск 20 августа. Первый гидрологический разрез был выполнен по меридиану Кольского залива до о-ва Виктория, около которого экспедиция была 26 августа, не встретив на пути льда. От о-ва Виктория был сделан разрез к м. Мэри Гармсуорт на Земле Франца-Иосифа. Посетив м. Ниль, э/с „Н. Книпович" направилось обратно к м. Мэри Гармсуорт и 28 августа взяло курс на север. Первые отдельные сильно изъеденные льды были встречены в широте 81°57'N и долготе 42°00'Е.
Зайдя на 1 милю в лед, судно вернулось и, выйдя затем на чистую воду, следовало недалеко от кромки до 35°Е. Здесь кромка круто заворачивала на NW. Вечером 1 сентября „Н. Книпович" встал на якорь у о-ва Брок, на который была сделана высадка. От о-ва Брок был выполнен разрез на восток, к Земле Александры, у которой экспедиция была 5 сентября. На обратном пути в Александровск был выполнен разрез по 42-му меридиану и была сделана полусуточная станция для наблюдений над течениями (вертушкой Экмана) и колебаниями уровня моря (мареографом Шулейкина). 14 сентября экспедиция вернулась в Архангельск.
За время плавания выполнено 60 гидрологических станций, на которых брались пробы для определения солености (540), кислорода (420), концентрации водородных ионов (434), фосфатов (260), азотистой кислоты (260), нитратов (130) и аммиака (12). На 44 станциях были произведены сборы планктона, на 32 станциях трубкой Экмана были взяты колонки грунта. Были произведены также сборы бентоса. Во время плавания у берегов собирались данные по лоции. {1}

{1} Настоящая заметка составлена по сведениям, любезно сообщенным начальником экспедиции на э/с „Н. Книпович" Ф. Беловым.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4800
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

"Николай Книпович", научно-экспедиционное судно

Сообщение ББК-10 » 07 Апрель 2017 11:33

Бюллетень Арктического института СССР, № 8, с.225

 Бюллетень Арктического института СССР, № 8, с.225 Книпович.jpg
ИЮНЬСКИЙ РЕЙС ЭКСПЕДИЦИОННОГО СУДНА „Н. КНИПОВИЧ"

Выйдя из Мурманска 25 мая и выполнив гидрологические работы в районе западного Мурмана, „Н. Книпович" сделал разрез по Кольскому меридиану до 76°37'N, где была встречена кромка льда. Отсюда судно пошло на восток и обследовало кромку льда на протяжении 770 миль. На Новой Земле „Н. Книпович" посетил губу Белушью и затем выполнил разрез между о-вом Междушарский и мысом Канин Нос. После выполнения научно-промысловых работ на Гусиной банке судно направилось в Мурманск, повторив по пути разрез по Кольскому меридиану от 73° N. Всего за рейс, продолжавшийся 27 суток, было выполнено 96 океанографических станций. Во главе экспедиции стоял т. Зайцев.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4800
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

"Николай Книпович", научно-экспедиционное судно

Сообщение SVF » 13 Октябрь 2017 13:18

"Комсомолец Заполярья", 10 июня 1939 г., №79:
 1939-06-10-02.jpg
ИЗ ЛЕДОВОГО ПЛЕНА
Рейс поискового бота ,,Н. Книпович“

В полдень 8 июня к стенке Рыбного порта пришвартовалось судно «Николай Книпович». Торжественно встретили экипаж этого небольшого поискового судна. В порту состоялся митинг.
Несколько месяцев не видел Мурманск «Книповича». 26 марта судно вышло из порта и взяло курс на восток — «Книпович» ушел за полуостров Канин Нос, в Чешскую губу. Экспедиция должна была проследить за движением льдов, установить, когда Чешская губа освободится ото льда, чтобы потом другие рыболовные суда могли выйти на промысел сельди.
«Книповича» вел капитан-орденоносец Петр Андреевич Полисадов.
В беседе с нашим сотрудником старший штурман т. Кузменков рассказал о рейсе:
— Чешская губа особенно богата крупной по размеру и хорошей по качеству весенней сельдью. Губа до настоящего времени была мало исследована.
До 29 апреля мы плыли свободно, а потом нас зажало во льдах. С минуты на минуту наше судно могла постигнуть судьба «Челюскина», к тому же в этих местах «банок». Мы легли в так называемый «пассивный дрейф». Это дало нам возможность определить движение льдов, а вместе с тем и морского течения.
Утром 3 мая пришло на помощь рефрижераторное судно «Комсомолец Арктики », снабдившее нас углем, пресной водой, продуктами, и вывело за кромку льда.
12 мая на 67 градусе 21 минуте северной широты и 45 градусе 44 минуте западной долготы нами была открыта «банка». Она названа именем профессора Книповича. Мы составили карту дрейфа, сделали много промеров глубины, которые заполнили на карте «белые пятна».
Во время рейса мы наблюдали, как над разводьями льда часто появлялись чайки. Поэтому можно было судить, что з этих районах была сельдь.
На экспедиционном судне «Книповпч» работает 16 человек. Ежедневно по радио мы слушали Москву, регулярно - через день, а иногда и каждый день проводились политзанятия. Экипаж изучал материалы XVIII съезда ВБП(б), «Краткий курс истории ВКП (б )», слушал интересные концерты, передаваемые по радио.
Скоро вновь пойдем в море!

 1939-06-10-03.jpg
Моторно-парусный бот, носящий имя почетного члена Академии наук СССР профессора Н. Книповича, построен в Норвегии в 1928 году. Основные данные судна: водоизмещение — 100 тонн, длина 25 метров, снабжен мотором «Болиндера» в 125 л. с., позволяющим ему на тихой воде развивать скорость около семи с половиной миль. Команда 11 человек. Приспособлен для плавания во льдах.
На судне «Книпович» проделало несколько экспедиций по изучению течений, льдов, температурного режима моря, химии моря, изучению грунтов и батиметрии дна моря.
Проведено также много научно-исследовательских работ по изучению рыбных богатств Баренцова моря.
В 1930 г. на «Ккиповиче» была совершена высокоширотная экспедиция в район между островом Шпицберген и Землей Франца-Иосифа. Причем был достигнут 81 градус 20 минут северной широты, что является рекордом для данного класса судов.
Участниками экспедиции на этом судне был поднят флаг СССР на острове Виктория. Земля Виктории— самый крайний советский остров.
В 1938 и 1939 годах на «Книповиче» проводилось, главным образом, изучение сельди в Чешской губе и восточной части Баренцова моря.
SVF
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 4430
Зарегистрирован: 23 Июль 2008 20:20

"Николай Книпович", научно-экспедиционное судно

Сообщение SVF » 13 Октябрь 2017 15:20

"Комсомолец Заполярья", 16 июня 1939 г., №82:
 1939-06-16-01.jpg

 1939-06-16-02.jpg
Комсомольцы экспедиционного судна
На днях из длительного арктического плавания вернулось экспедиционное судно-бот «Николай Книпович». Небольшой двухмачтовый корабль проделал тяжелый и героический рейс.
75 суток находились в плавании моряки. Дружный и сплоченный коллектив судна проделал большую научно-исследовательскую работу по изучению течения, распределения льда, характера ледяных полей в Чешской губе. Значительная работа проделана экипажем и по изучению глубин, благодаря чему на промысловой карте Чешской губы заполнено немало места, считавшихся ранее «белыми пятнами».
Из 16 человек команды'— 4 комсомольца — дрифмейстер Киселев, радист Бурляев, старший штурман Кузьминков и матрос Кудреватых.
Комсомольцы были в рейсе передовыми. Они настойчиво и мужественно дрались за успешное выполнение поставленной в рейсе задачи.
Когда суровые морозы сковали льды в Чешской губе, корабль стал дрейфовать. Льды угрожали каждую минуту раздавить судно. Моряки упорно боролись с суровой стихией и крепко верили в успех дела. Под руководством своего опытного капитана орденоносца тов. Полисадова экипаж небольшого корабля, затертого крепкими льдами, ни на один день, ни на одну минуту не прекращал научно-исследовательскую работу.
Комсомольцы, как и все члены экипажа, четко выполняли распоряжения капитана. Большую, ответственную работу проделал комсомолец Николай Бурляев. В его обязанности входило поддерживать регулярную связь с Большой Землей. Аккуратно, два раза в сутки радист Бурляев сообщал в промразведку управления треста «Мурманрыбы» координаты судна, состояние ледового режима в Чешской губе, принимал из Архангельска и Мурманска сводку погоды по Чешской губе и Канино-Печорскому району.
Ответственные обязанности ложились и на комсомольца-дрефмейстера Киселева. Честным отношением к делу он обеспечил исправность и полную готовность всех орудий лова.
Матрос, комсомолец Кудреватых плавает на «Николае Книповиче» уже около трех лег. За это время он зарекомендовал себя лучшим стахановцем корабля.
Давно плавает на судне и старший штурман, комсомолец Кузминков. Неоднократно он ходил матросом в дальнее плавание. А потом, окончив морской техникум, стал плавать на «Николае Книповиче» где с первых же рейсов проявил себя хорошим штурманом, великолепно знающим свое дело.
Дрейфуя во льдах, экипаж вел полнокровную кипучую жизнь. Сутки были точно распределены С 8 часов утра и до 5 вечера команда вела научно-исследовательские работы, а вечером все собирались в салоне, слушали «последние известия», концерты, занимались в кружках техминимума и политучебы. Комсомольцы систематически каждый вечер уделяли несколько часов на изучение решений XVIII с’езда партии, самостоятельно работали и над «Кратким курсом истории ВКП(б)».
Будни были заполнены интересной, кропотливой работой. Однажды, меряя лотом глубины, моряки обнаружили в одном из «квадратов» Чешской губы подводную возвышенность — банку. Эту банку они назвали именем Н. Книповича.
Чешская губа изобилует морскими зверями. Поэтому в свободное время экипаж с удовольствием развлекается охотой на моржей и тюленей. Когда дрейф во льдах непредвиденно затянулся, команда стала ощущать недостаток в продовольствии. Пришлось значительно сократить хлебный паек, а потом, когда хлеба уже не стало, — довольствовались только одними сухарями. Тем не менее никто из команды духом
не падал.
Во льдах же цроизошла радостная встреча с рефрижератором «Комсомолец Арктики». Моряки «Комсомольца Арктики» снабдили экипаж«Н . Книповича» продовольствием, углем, пресной водой, помогли ему выйти из льдов на чистую воду.
...У причалов Рыбного порта стоит небольшой двухмачтовый корабль. На корабле кипит работа. Дрифмейстер Киселев приводит в порядок промысловое снаряжение, старший штурман Кузьминков проверяет исправность навигационных приборов, по которым судно будет определяться в новом длительном рейсе. А из радио-рубки временами показывается улыбающееся лицо Коли Бурляева. Вся радиоаппаратура работает безотказно, и он уверен, что связь с Большой Землей будет обеспечена бесперебойно.
Корабль спешно готовится выйти в очередной рейс. На этот раз моряки пойдут на промысел сельди в Медвежинскую банку — один из отдаленнейших и мало изученных районов Баренцева моря.
Команда «Николая Книповича» и на этот раз крепко уверена в успешном завершении рейса.
В. ЕРОШЕНКОВ
SVF
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 4430
Зарегистрирован: 23 Июль 2008 20:20

Пред.

Вернуться в Полярный флот Росcии/СССР



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения