"Вайгач", ледокольный пароход

От ладьи и коча до атомохода.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

"Вайгач", ледокольный пароход

Сообщение Иван Кукушкин » 10 Декабрь 2008 00:40

Найдено на форуме альманаха "Кортик"
http://kortic.borda.ru/?1-7-30-00000037-000-0-1-1226558014

Изображение
Спасём нашу «Арктику»! arktika.polarpost.ru
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11759
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Re:

Сообщение [ Леспромхоз ] » 03 Июнь 2009 21:58

http://starosti.ru/archive.php?m=4&y=1908
"Биржевыя ведомости. Вечерний выпуск" 18 (05) апреля 1908 года

Закладка двух ледоколов для полярной экспедиции
Сегодня, в 1 час дня на Невском судостроительном заводе состоялась закладка двух ледоколов по типу ледокола «Ермак», предназначенных для полярной экспедиции, организуемой морским министерством.
После молебствия закладку совершил начальник главного гидрографического управления ген.-лейт. А.И.Вилькицкий, в присутствии других чинов морского министерства, командиров ледоколов капитанов Колчака и Матисена и высшей администрации завода.
Ледоколы предполагается закончить в предстоящем году.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Re:

Сообщение [ Леспромхоз ] » 03 Июнь 2009 22:16

http://starosti.ru/archive.php?m=6&y=1909
«Новое Время» 03 июня (21 мая) 1909 года
Рубрика "Изо дня въ день"

Новое судно
На Невском судостроительном заводе заканчивается постройкой новый ледокол «Вайгач». Новое судно имеет 180 фут в длину, 36 ф. в ширину, а водоизмещение его 1200 тонн. Этот ледокол принадлежащий морскому министерству, вместе с другими будет назначен в отряд для исследования пути от Белого моря, вдоль берегов Сибири и Печорского края до Берингова пролива.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Re:

Сообщение Alexander Belov » 11 Июль 2009 19:00

"Вайгач". Заложено в 1907 г. в СПБ, спущено в 1908 г., вступило в строй в 1909 г. До 16.7.1915 года числилось транспортом и до 17.7.1916 входило в состав Балтийского флота. В 1914 - 1915 гг. вместе с транспортом "Таймыр" первым из русских судов прошло Северным Морским путем из Владивостока в Архангельск. Участвовало в Первой Мировой войне. 17.02.1918 года перешло на сторону Советской власти. В 1918 году потерпело аварию в Енисейском заливе. В строй не вводилось, 30.6.1924 сдано на слом.

1359 т; 60х11.9х6,7 м; паровая машина тройного расширения - 1200 л.с., два цилиндрических котла. Скорость максимальная 9 уз, скорость экономического хода 7 уз. Дальность плавания экономическим ходом 7700 миль.

Во время Первой Мировой войны было вооружено: 4 - 75-мм, 2 - 37-мм орудиями, 2 пулемета.

(по данным справочника "Корабли и вспомогательные суда советского Военно-Морского Флота 1917 -- 1927 гг. под ред. С.С. Бережного )
Аватара пользователя
Alexander Belov
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 1108
Зарегистрирован: 04 Апрель 2008 17:20
Откуда: Москва

Сообщение [ Леспромхоз ] » 07 Апрель 2010 11:46

© Черкашин Н.А.
Командоры полярных морей.
М.:Вече, 2003.-480 с.,илл.(16с.)(Особый архив)
 3-5 Вайгач.jpg
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Ледокол "Вайгач"

Сообщение Александр Кот » 14 Декабрь 2010 20:04

 Ледокол Вайгач, 1912г.jpg
Фотография Леонида Старокадомского
Участники гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана на ледоколе «Вайгач», 1912 год
Александр Кот
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 626
Зарегистрирован: 01 Январь 1970 03:00

л/т-ы"Таймыр"и"Вайгач"-постройка, ГЭСЛО 1909-15 г.г.

Сообщение account-1122 » 09 Январь 2011 21:53

Спрашиваю у знатоков: есть ли интерес к данной теме на этом форуме. Прошу откликнуться. АДЖ.
account-1122
 
Сообщения: 2
Зарегистрирован: 01 Январь 1970 03:00

л/т-ы"Таймыр"и"Вайгач"-постройка, ГЭСЛО 1909-15 г.г.

Сообщение SVF » 09 Январь 2011 22:11

Да конечно есть интерес! Какие могут быть вопросы. С информацией сложнее. На вскидку вспоминается только докладная записка А.В. Колчака, содержащая предложение использовать "Таймыр" и "Вайгач" для гидрографических исследований СЛО (СПб., "Судостроение", 2001 г.). Там же есть фотография судов в доке Владивостока.
Известно также, что описание постройки судов содержалось в 1-м томе работы Н.И. Евгенова, пока не опубликованного (вышел сокращенный 2-й том, содержащий материалы научных исследований).
А у Вас есть что-нибудь новое?
SVF
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 4482
Зарегистрирован: 23 Июль 2008 20:20

л/т, л/т "Таймыр", "Вайгач" ГЭСЛО 1910-1915. Проектирование

Сообщение Алексей Жохов » 28 Январь 2011 00:11

Интересуют: история организации ГЭСЛО, проектирование и постройка в С-Пб двух ледокольных транспортов "Таймыр" и "Вайгач", подробности перегона южным путем до Владивостока, периоды перестоя между плаваниями по СМП, также заходы в иностранные порты по техническим причинам в 1910-1915 гг. Готов к обмену информацией по теме. С уважением, Алексей Жохов.
Алексей Жохов
 
Сообщения: 1
Зарегистрирован: 27 Январь 2011 16:44

Сообщение SVF » 28 Январь 2011 12:35

Уважаемый Алексей Дмитриевич, наш форум и существует для обмена информацией и ее обсуждения. Если у Вас что-то есть по теме - милости просим!
SVF
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 4482
Зарегистрирован: 23 Июль 2008 20:20

"Вайгач", ледокольный пароход

Сообщение Иван Кукушкин » 28 Январь 2011 12:36

Насчет проектирования.
В "Ледокольном флоте России 1860-1918" утверждается, что прототипом "Таймыра" и "Вайгача" был "Надежный" ( viewtopic.php?f=4&t=946#p7613 ) . При проектировании использовались его чертежи и опыт постройки.

Информация там дана достаточно сжато, но постараюсь засканить-выложить.
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11759
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

л/т, л/т "Таймыр", "Вайгач" ГЭСЛО 1910-1915. Проектирование

Сообщение Иван Кукушкин » 30 Январь 2011 13:15

Алексей Жохов пишет:... подробности перегона южным путем до Владивостока


Старокадомский Л. М., Пять плаваний в Северном Ледовитом океане // М., Государственное издательство географической литературы, 1959

По четырем океанам

    Выход в плавание. — Шторм. — Стоянка в Гавре. — Порт-Саид. Восхождение на пирамиды. — Новый командир «Таймыра». — Переход через Красное море. — Индийский океан. — Джибути. — Неожиданная остановка. — Ловля акул. — Порт Коломбо на острове Цейлоне. — Кокосовые орехи. — Сингапур. — Сайгон. — Южно-Китайское море. — Шанхай. — Прибытие во Владивосток. — На «Таймыре» снова сменяется командир

Мы вышли в Финский залив в ноябре 1909 года при начинавшемся шторме.

Волнение разыгралось небольшое и не мешало плаванию. Неожиданно пришлось зайти в ревельский порт (Таллин), чтобы сдать в морской лазарет заболевшего молодого матроса.

После остановок в Стокгольме, Копенгагене и Киле суда прошли недавно открытым Кильским каналом. В Северном море мы были застигнуты жестоким штормом. Многих укачало. В кочегарке «Таймыра», который, как все суда ледокольного типа, подвержен стремительной и частой качке, вахтенные кочегары, недосмотрев за котлами, «упустили» воду. Повреждение огневой коробки едва не привело к взрыву котла. Пришлось немедленно выключить один котел и идти под одним котлом к берегу в ближайший порт.

Досадное само по себе обстоятельство, вызвавшее неожиданную и долгую остановку в пути, имело и приятную сторону.

Ближайшим портом оказался Роттердам, расположенный на реке Новый Маас, сравнительно далеко от моря. Заход в этот голландский порт кораблей под русским военным флагом, без обычного дипломатического предуведомления, весьма смутил власти. Видимо, в Европе еще не было забыто печальной памяти плавание эскадры Рожественского, которая в свое время расстреляла рыбачьи боты у Доггербанки, приняв их ни больше, ни меньше, как за... японские миноносцы. Недоразумение с нашим заходом все же было быстро улажено. Команды спустили на берег. С любопытством мы осматривали каналы, полные воды почти до самых краев, огромные ветряные мельницы для перекачивания воды. Кое-кто из фицеров успел даже съездить в столицу Голландии — Гаагу,

где в то время строился «Дворец мира». В Роттердаме выяснилось, в каком ремонте нуждается

«Таймыр». Стоянка продолжалась 3—4 дня. Условия голландцев оказались неприемлемыми, и морское министерство приказало произвести ремонт во Франции, в Гавре. Обоим кораблям было приказано оставаться в Гавре до исправления повреждений на «Таймыре» с тем, чтобы продолжать путь дальше обязательно совместно с «Вайгачем».

К портовым ограждениям Гавра суда подошли во время отлива. Пришлось ждать, когда прилив позволит войти в закрытые бассейны порта, — колебания уровня океана здесь достигают 10 метров. Корабли поставили в бассейне Белло. Так началась долгая и томительная 272-месячная стоянка.

Во время стоянки в Гавре, при отличном санитарном состоянии наших кораблей и небольшом числе личного состава, у двух судовых врачей времени свободного было много. Командование охотно согласилось отпускать нас поочередно попутешествовать неделю — полторы. Благодаря этому удалось съездить в Руан, Париж и даже в Лондон. Я осмотрел достопримечательности двух столиц, замечательную архитектуру Руана, увидел мраморную мемориальную доску на тротуаре у крохотной площади этого города, где некогда сожгли Жанну д'Арк.

После окончания ремонта суда пошли в Атлантику. До самого Владивостока нам предстояло продвигаться медленнее, чем предполагалось, так как на каждом корабле работал только один котел. Из-за конструктивной погрешности во время работы динамомашины в котел проникало смазочное масло. Поэтому приходилось обходиться еще и без электрического освещения.

Бурный во все времена года Бискайский залив на этот раз оказался сравнительно спокойным.

Берегов Испании и Португалии мы не увидели — суда проходили вдалеке от Пиренейского полуострова, но вечером и ночью легкий ветерок доносил издалека аромат цветущих апельсиновых и лимонных садов.

За узким Гибралтарским проливом, подгоняемые попутным ветром, мы направились к Алжиру.

Живописный, раскинувшийся на огромном косогоре белый город с диковинными финиковыми пальмами произвел большое впечатление на команду; матросов особенно удивляла теплая летняя погода в конце февраля...

В дни нашей стоянки в алжирском порту мы видели бой быков при участии какого-то знаменитого гастролера, выписанного специально из Испании. Довольно дикое зрелище это происходило на громадной арене вблизи города при большом стечении празднично разодетого народа. Жестокое развлечение, которым так увлекаются испанцы, нам не пришлось по вкусу.

От Алжира до Порт-Саида мы снова шли попутным штормом. Подойдя к Суэцкому каналу, у входа в который стоит статуя строителя канала Лессепса с развернутой картой канала в руке, мы узнали, что должны ждать прибытия нового командира «Таймыра»; капитан 2-го ранга Матисен отзывался, очевидно в связи с аварией, которую потерпел его корабль. Стоянка в Порт-Саиде длилась около трех недель.

Маленький, ничем не замечательный городок оживал в любое время суток после прибытия крупного парохода и становился тихим и сонным, как только судно уходило.

Скуку вынужденной стоянки значительно скрасила возможность побывать в Каире и осмотреть пирамиды. В Каире много старинных мечетей, древняя коптская христианская церковь, большой музей. Особенно запомнились мумии фараона Рамзеса II и красивой девушки —дочери верховного жреца.

По другую сторону прекрасного моста через Нил начинается безграничная пустыня. Здесь в 15 км от Каира, в местности Гизе высятся три огромные пирамиды. Возле самой большой из них — колоссальный сфинкс. Рядом с пирамидами построен роскошный отель европейского типа.

Добираться до пирамид пришлось, увязая в глубоком сыпучем песке. Восхождение на пирамиды разрешалось только днем, обязательно с участием трех проводников-туземцев. Обычно туристы поднимались на самую высокую из пирамид — Хеопса или Хуфу. Высота ее — 147 м, а длина стороны — 229 метров. Покрывавший ее когда-то ровный и сплошной слой облицовочного камня почти весь снят еще несколько сот лет назад. Поверхность пирамиды сплошь уступчатая; громадные известковые желтовато-серые камни, из которых она сложена и число которых превышает два с четвертью миллиона, наложены друг на друга так, что остается свободный край в 20—30 см ширины. По этим узким ступеням и происходит восхождение. Приходилось высоко поднимать ноги — камни имеют высоту до метра. При подъеме экскурсантов подталкивают снизу. При спуске еще больше необходима по мощь опытных проводников: спускаются лицом к пустыне, спиной к пирамиде, а камни высоки, «ступеньки» узки. Сначала поднимаются по средней части северной стороны пирамиды, примерно метров на 12, до входного отверстия внутрь пирамиды, затем по горизонтальному выступу идут к северовосточному ее краю, по которому и добираются до самой вершины. Путешествие к вершине в общем довольно утомительно.

Взобравшись на пирамиду рано утром, первым в этот день, я застал там уже ожидающего посетителей мальчика-арабчонка с кувшином воды и кофейником. Верхняя площадка пирамиды, со стороной немного больше 3 м, неровная, имеет несколько добавочных камней на южной стороне.

Незабываемое зрелище открывается с вершины пирамиды: с одной стороны — необозримый простор мертвой пустыни, с другой — голубая лента Нила, уходящие вдаль ряды невысоких пирамид по западному берегу его; ближе — живописные каирские мечети и дома с плоскими крышами, пальмы вдоль реки, и над всем этим безоблачное бледно-голубое небо. Более 5000 лет стоит эта пирамида, и кто только не побывал на ней...

Но любоваться долго необычным зрелищем не пришлось. Шумные и настойчивые проводники наперебой предлагали купить на память «подлинные египетские древности из гробниц фараонов» — дешевые аляповатые статуэтки, которые в большом количестве вырабатывают местные кустарные фабрички. С трудом удалось от них отмахнуться, но они тут же предложили «увековечить» наши имена, нацарапав их на камнях вершины; выбирая для этой цели видное и удобное место, проводники, нимало не смущаясь, тут же соскоблили ножом автограф неизвестного предшественника. Все это, конечно, вызывалось желанием заработать «бакшиш».

Спуск с вершины оказался более сложным. Длинным полотенцем мне охватили грудь, концы проложили под мышками за спину, их держали проводники. Медленно шагаешь по высоким и узким ступеням, за спиной — каменная громада, впереди— крутой спуск, под ноги попадаются мелкие плоские обломки выветривающихся камней, не на что опереться, легко споткнуться; тут-то и помогает полотенце — его крепко держат люди, привыкшие быстро взбегать и спускаться по громадным камням. Без приглашения я подобрал на память несколько каменных обломков, плоских, бледных, матовых.

Громадный сфинкс у подножия пирамид утопает в песке. Рядом — остатки колоссального храма... Жаль, что нельзя проехать к другим памятникам древнего Египта —пора возвращаться на корабль.

Во время стоянки нас посетил русский консул, которому мы по положению салютовали при прибытии и отъезде семью орудийными выстрелами.

Прибыл, наконец, новый командир «Таймыра», капитан 2-го ранга Ма-калинский. Ему «для ценза» необходимо было несколько месяцев побывать в заграничном плавании в качестве командира корабля, иначе не получить производства в следующий чин капитана 1-го ранга. Макалинскому предстояло вести «Таймыр» только до Владивостока, дальнейшее плавание кораблей его не интересовало.

Медленно проходим мы мимо низких, плоских, песчаных берегов Суэцкого канала, соединившего Средиземное море с Красным. Жаркий западный ветер осыпает песком Сахары. Короткая остановка на ночь у Измаилии — оазиса на африканском берегу канала; мимолетная остановка у южного конца канала в Суэце, и наши корабли вышли в знойное Красное море. Жара и духота. Особенно тяжело в машинном отделении и в кочегарке; было два случая обморока кочегаров. Идем медленно, всего миль 6 в час; под парами, как приказано морским штабом, только один котел. За весь переход в Красном море только раз встретили корабль — английский крейсер, стационер.

Недолгая остановка в небольшом порту Перим у выхода из Красного моря. Скучное, пустынное место. Проходим узкий пролив. Вот уже и Аравийское море — «предместье» Индийского океана.

Перед большим переходом до Коломбо на о. Цейлон зашли в Джибути — порт Французского Сомали.

Наши суда были первыми русскими военными кораблями, совершавшими далекое заграничное плавание после русско-японской войны 1904—1905 гг. По-видимому, частые остановки в разных портах делались не без умысла: они служили демонстрацией русского военно-морского флага, впервые после Цусимы.

Джибути — маленький городок на берегу обширной бухты. В глубине бухты помещается морская карантинная станция.

Население города состоит преимущественно из чернокожих сомалийцев, арабов и немногих европейцев, главным образом французов. Вблизи города — сомалийская деревушка с жалкими домишками, больше напоминающими курятники, чем человеческое жилье. Сомалийцы — высокие и стройные люди. Под вечер мы наблюдали свадебную процессию, проходившую по улице под звуки оглушительной музыки. Оркестр состоял из большого числа барабанов различной формы. Подобную музыку мы уже слышали в Измаилии.

Местное население приносило на продажу скорлупы страусовых яиц, содержимое которых искусно удалено через проколотое на конце отверстие, бивни огромной пилы-рыбы, имеющие форму обоюдоострой пилы с крупными, крепкими, острыми зубцами.

Предприимчивый француз, содержатель бара, отгородил часть своего помещения занавеской, за которой хранится якобы «необычайная музейная редкость», «чудо природы» — «морской слон». За показ взимается небольшая плата. Врачам русских кораблей любезно предложили осмотреть «редкость» бесплатно. Чудо природы оказалось скелетом молодого кита. Половинки несросшейся его нижней челюсти повернуты и смонтированы так, что свисают под верхнечелюстными костями в виде странных бивней. Владелец «редкости» горячо убеждал нас в том, что показывает морского слона, и настойчиво твердил, что торчащие книзу «бивни» были в точно таком же положении, когда труп «слона» выбросило морем на берег. На «Таймыре» побывал губернатор Французского Сомали. Несколько офицеров по железной дороге, идущей от Джибути, вместе с бывшим посланником негуса во Франции, посетившим наши корабли, съездили в столицу Абиссинии Аддис-Абебу. Очередь на этот раз была не моя, и мне не пришлось побывать в Эфиопии.

За время стоянки в Джибути случилась неприятность: во время купания в бухте кто-то из команды наступил, а один, споткнувшись, даже сел на морского ежа. Эти животные усажены не очень многочисленными, зато очень длинными, до 10 сантиметров, иглами. Хрупкие иглы, вонзаясь в тело, обламываются и причиняют жгучую боль. К счастью, после удаления кусочков игл из тела боль скоро проходит.

Прошло двое суток после оставления Джибути. Миновали самый восточный мыс Африки — Гвардафуй, затем остров Сокотру. Итак, мы на широком просторе Индийского океана. Море спокойно. По вечерам, после захода солнца, долго виднеется на западе бледный, высокий, закругленный столб зодиакального света. Берега далеки. Глубина моря — около 3 км. До Коломбо было еще две недели пути.

Уверенно, хотя и медленно, продвигались наши суда на восток. Внезапно под вечер с «Вайгача» сообщили, что бывший под парами котел испортился и выключен; затопили второй котел, но пары в нем будут подняты лишь спустя сутки. На «Таймыре» застопорили машину и оба корабля остановились неподалеку друг от друга.

Быстро стемнело. На обоих судах затеяли ловить акул. Большой кусок испорченного и нарочно приберегаемого для этой цели мяса нанизали на длинный крюк с отрезком металлического троса, связанного с крепким пеньковым концом. Крюк с приманкой отпустили с кормы в море. Ждать пришлось недолго. Вскоре в стороне от приманки фосфорически блеснула яркая полоса — свечение воды вызвала быстро плывущая акула. Хищник проплыл мимо лакомого куска, но скоро вернулся. Подошли еще две крупные акулы, потом еще две... Светясь в воде, акулы плавали вокруг крюка с приманкой, но не трогали ее. Была минута, когда вокруг куска мяса собралось семь акул, образовавших звезду с приманкой в центре. Наконец одна из акул схватила мясо и повисла на крюке, все остальные бросились в стороны. Пойманную акулу вытащили из воды и подтянули к полуюту, пользуясь специальной балкой, укрепленной на корме по правому борту. Акула оказалась очень живучей, и ее не сразу удалось убить. Это был не очень крупный экземпляр, немного больше 2 метров длиной. Все же между ее челюстями, усаженными семью рядами плоских, очень острых зубов с мелкими зубчиками по краям, свободно проходила человеческая голова. Пойманные на «Вайгаче» акулы были такой же величины.

К сожалению, попытка приготовить из плавников акулы кушанье не увенчалась успехом.

На другой день пары на «Вайгаче» были подняты. Мы пошли дальше. После долгого, томительного из-за жары и однообразия плавания пришли в порт Коломбо.

Ремонт «Вайгача», очистка подводных частей обоих кораблей от многочисленных ракушек заняли довольно много времени. Пришлось простоять на рейде две с половиной недели. Об этом, конечно, никто не жалел — сообщение с берегом было постоянным. Мучительными только оказались жара и чрезвычайно высокая влажность воздуха. Частые, поразительной силы, но непродолжительные ливни, нисколько не освежая воздуха, только увеличивали сырость.

Губернатор Цейлона пригласил нас на прием и парад в честь какого-то английского праздника. Среди гостей особенно выделялось несколько знатных индусов в пышных национальных костюмах. Парад в жаркий солнечный день привлек многочисленных зрителей; для официальных лиц, в парадной форме, эта церемония была довольно мучительной.

Нескольким нашим морякам удалось съездить в глубь острова в город Канди, славящийся красотой местности и более прохладным климатом. Остальные удовлетворились прогулками в окрестностях, посещением отеля Маунт-Лавиния, расположенного километрах в десяти от города, в известной великолепным океанским прибоем местности, а также осмотром превосходного ботанического сада, на прудах которого красовались крупные розовые цветы Виктория региа, виденные нами раньше только в оранжерее Петербургского ботанического сада. Во время загородных прогулок невольно вспоминались слова Дарвина о «молоке» кокосовых орехов: «Только тот, кто испытал это, знает, какое наслаждение пить прохладную приятную жидкость кокосовых орехов». Когда после прогулки в палящий зной пьешь из только что сброшенного с верхушки пальмы ореха прохладную, ароматную, сладковатую жидкость, заполняющую всю центральную часть ореха, действительно, кажется, что это лучший из напитков.

Пользуясь свободным временем, мы собрали для Зоологического музея Академии наук коллекцию различных мелких животных и, между прочим, целиком взяли колонию одного вида муравьев, устроившихся на каучуконосе фикусе, в гнезде из нескольких связанных между собой больших кожистых листьев.

Из Коломбо наши суда направились к Малайскому полуострову. Миновав с юга Андаманские острова, пришли в порт Сабанг на голландском острове Пуловей близ острова Пенанг. На этом, сплошь покрытом роскошной растительностью острове почти не видно населения. Часть острова занимали плантации молодых каучуковых деревьев. В лесистой, почти непроходимой возвышенной части острова гнездится огромное количество очень крупных, с небольшую собаку величиной летучих мышей.

Небольшая остановка, и опять в путь. Постепенно суживающимся проливом пробираемся между Малайей и огромной Суматрой к южной оконечности Малайского полуострова, где на небольшом острове, почти у экватора, англичане построили свой дальневосточный Гибралтар — порт Сингапур.

К сингапурскому порту наши суда подошли ночью. Неподалеку, на огражденном молом огромном рейде, на якоре стоял какой-то военный корабль. Когда рассвело, выяснилось, что корабль японский. Очертания его некоторым показались знакомыми. Велико же было наше негодование, когда мы узнали, что это бывший русский военный крейсер «Варяг», затопленный своей командой после неравного боя у Чемульпо, у берегов Кореи, в 1904 году в первые дни русско-японской войны. Японцы подняли его со дна моря, назвали «Азами» и приспособили для плавания с учениками военно-морского училища. После восхода солнца у японцев началось шлюпочное учение. Шлюпки, проплывая вблизи наших судов, задерживались под кормой: ученики списывали названия наших ледокольных пароходов, выведенные славянскими буквами.

В Сингапуре, как и в Коломбо, команда с наслаждением лакомилась тропическими плодами: бананами разных сортов, ананасами, мангу с оранжевой мякотью и громадной косточкой, кокосовыми орехами и не переносящим перевозки, лучшим из фруктов мангустаном с темно-фиолетовой корой и снежно-белой прохладной и нежной сердцевиной. Огромным плодам хлебного дерева мы только дивились — в сыром виде они несъедобны. После Сингапура мы стали, наконец, забирать на север. Но чудесная тропическая растительность еще долго не покидала нас.

Ближайшая остановка была в Сайгоне, главном городе французской колонии Кохинхина 1 в Индокитае. Возле города, который лежит на реке в 60 км от моря, встретили французский военный корабль «Styx». С командиром «Styx'a» мы проделали интересную экскурсию в окрестности города. Там мне удалось значительно пополнить коллекцию насекомых.

Пробыв три дня в Сайгоне, мы отплыли в бухту Камран, где русская эскадра в 1905 году сделала последнюю остановку на пути к Цусимскому проливу. В противоположных концах обширной бухты виднелось по небольшому поселку; берега покрыты обильной растительностью, местами обсажены фруктовыми деревьями. Мы организовали охоту, но она оказалась неудачной, хотя охотники видели пятнистых ланей. Местное население, аннамиты, встретило нас приветливо. Стоянка продолжалась менее суток.

Раза два в пути к нам на палубу попадали летающие рыбы. Они внезапно выскакивают из воды и довольно долго летят над поверхностью моря. В Южно-Китайском море, которое проходили при полном штиле, на гладкой поверхности моря мы видели довольно много водяных змей. Они лежали на воде, свернувшись кольцом, с поднятой головой. Говорят, что змеи эти ядовиты. Иногда они попадаются на удочку при рыбной ловле, но местные рыбаки сразу же сжигают их на костре. Несколько раз встречали большие стаи дельфинов. В одном случае два косяка, по нескольку сотен дельфинов разных видов в каждом, столкнулись на полном ходу. Море кипело. Дельфины массами выскакивали из воды, вертелись в воздухе вокруг своей короткой или длинной оси и с шумом шлепались в воду.

На небе горели чуждые нам, северянам, созвездия. Сиял новый для нас Южный Крест. Большая Медведица и Полярная Звезда стояли низко над горизонтом. Южное небо значительно беднее северного яркими созвездиями.

Корабли приближались к острову Тайван. Против этого острова, на материке, расположен китайский город Амой. Здесь наши суда имели недолгую стоянку.

Следующим и последним перед Владивостоком портом был всемирно известный Шанхай. Город делился в то время на обособленную часть, занятую европейцами (сеттльмент), управляющуюся на особых основаниях, затем французскую концессию, огражденный стеной старый китайский город и ряд предместий, населенных преимущественно китайцами. Наибольший интерес представляли для нас, конечно, китайские кварталы города. С любопытством мы наблюдали за оживленным движением судов по широкой и многоводной Янцзы.

Непомерно продолжительное плавание в южных морях заканчивалось. Отсюда путь «Таймыра» и «Вайгача» шел через Цусимский пролив в Японское море, где в заливе Петра Великого по берегам бухты Золотой Рог раскинулся наш важнейший тихоокеанский порт Владивосток — отправной пункт наших плаваний в Северный Ледовитый океан.

Во Владивосток пришли 16 июля 1910. года, плавание продолжалось в общем 8 с лишним месяцев.

К этому времени последовало официальное учреждение гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана. Было приказано начать работу экспедиции в эту же навигацию.

Корабли несколько подремонтировали. Прибыла зимовочная меховая одежда, доставленная из Петербурга и Архангельска. Она состояла из полушубков, постовых тулупов, малиц и совиков из оленьих шкур, валенок, меховой обуви, теплых шапок — меховых и войлочных с наушниками, шерстяных рукавиц и шерстяного белья. Приняли двухмесячный запас продовольствия и аварийный запас из расчета на год, на случай зимовки. Сравнительно позднее время года заставляло предполагать, что плавание не будет продолжительным.

Большую часть команды заменили новыми людьми. Зачислялись только добровольцы, изъявившие желание идти, в Северный Ледовитый океан, где возможна задержка на целый год.

С радостью мы узнали, что на ледокол «Таймыр» вместо гастролера Макалинского назначен новый командир. На этот раз «Таймыр» получил выдающегося гидрографа Б. В. Давыдова, незадолго до того окончившего военно-морскую академию по гидрографическому отделению. Давыдов командовал ледоколом «Таймыр» более 2½ лет.

Этого офицера можно считать главным действующим лицом экспедиции за годы его командования ледоколом «Таймыр» в 1910, 1911 и 1912 гг. Небольшого роста, худощавый, с огромным лбом, очень подвижный, всегда оживленный и бодрый, ровный и мягкий в обращении, он служил наглядным примером высокого понимания долга. Это был неутомимый и в высшей степени добросовестный и умелый исследователь. Он всегда стремился получить безукоризненно верные данные на основе точных научных наблюдений и вычислений. По окончании военно-морской академии он два года работал в Пулковской обсерватории, занятия в которой, несомненно, еще более укрепили его постоянное стремление к безупречному выполнению ответственных наблюдений, не щадя времени и сил. Много бессонных ночей провел он на необитаемых берегах, куда съезжал с «Таймыра», зачастую бесплодно ожидал просвета в облачном небе, чтобы определить положение показавшейся звезды.

После оставления экспедиции Давыдов руководил гидрографической службой на Дальнем Востоке, проводившей изучение Охотского моря, и уже при советской власти издал огромный труд по лоции Охотского моря. Известно его героическое плавание к острову Врангеля на ледоколе «Красный Октябрь» в 1924 г. по специальному заданию правительства. На советском острове хищничала тогда англо-канадская оккупационная партия. Давыдов вывез с острова непрошеных гостей. Умер он еще молодым в 1925 году.

Со дня на день мы ожидали прибытия начальника экспедиции, полковника корпуса флотских штурманов И. С. Сергеева. Приехал он в половине августа. Очень опытный, с большим практическим стажем, он числился в корпусе флотских штурманов, которые не считались «настоящими» строевыми офицерами царского флота. Пожилой уже человек, молчаливый и несколько даже угрюмый, Сергеев не пользовался симпатиями офицерского состава экспедиции. Известна была его осторожность в гидрографических работах. Сам он не без гордости говорил, что про него среди гидрографов сложена поговорка: «где Сергеев прошел, там всякий пройдет». Часть наших офицеров истолковывала эту фразу явно неблагоприятно для И. С. Сергеева.

Во время плаваний 1910, 1911 и 1912 годов начальник экспедиции находился на «Таймыре»; в 1913 году он перешел на «Вайгач», но плавать в этом году ему пришлось недолго из-за внезапного тяжелого заболевания, вынудившего его покинуть экспедицию. Последние годы в экспедиции он состоял в чине генерал-майора. После ухода из экспедиции И. С. Сергеев прожил недолго.

На ледоколе «Вайгач» пока оставался прежний командир. Остальной начальствующий состав почти целиком впервые шел в полярное плавание. Это были молодые флотские офицеры, без специальной подготовки. Им предстояло в процессеработы расширить и углубить свои познания в области гидрографии.

По прекрасной традиции лучших представителей русского морского командования, таких как Крузенштерн, Лисянский, Лазарев, Коцебу, и других славных водителей русский кораблей, здоровье и благополучие команды «Таймыра» и «Вайгача» было предметом постоянной заботы командиров и врачей этих судов. Конечно, в царском флоте офицерский состав был резко обособлен от «нижних чинов», но на судах экспедиции, по крайней мере во внешних проявлениях, отношение командного состава к матросам было достойно культурных и гуманных людей.

Можно сказать, нисколько не преувеличивая, что лишь благодаря постоянно дружной, напряженной и тщательной работе всего коллектива экспедиции удалось выполнить возложенную на нее задачу. Со временем отдельные лица уходили из состава экспедиции и на их место являлись новые. Общее стремление выполнить работу возможно полнее и возможно лучше оставалось неизменным.
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11759
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

"Вайгач", ледокольный пароход

Сообщение ББК-10 » 08 Январь 2015 18:15

Советская Сибирь, 1926, № 010, 13 января.

 Советская Сибирь, 1926, № 010 (1926-01-13) ВАЙГАЧ надо поднять.jpg
"Вайгач" надо поднять.

В 1918 году на р. Енисее, около острова Диксона, затонул, наскочив на скалу «Ефремов Камень», огромный морской пароход-ледокол «Вайгач», шедший с импортными товарами в Усть-Енисейский порт.
На время гражданской войны о нем забыли. И только в 1923 году Красноярский отдел местного хозяйства послал для обследования «Вайгача» специалистов-водолазов, которые нашли пароход в полной сохранности. Машина его была обильно смазана маслом до крушения и очень хорошо сохранилась.
Но вопрос о «Вайгаче» тогда опять как-то заглох. В этом году, приехавшие снизу рыбаки, сообщают, что положение «Вайгача» не изменилось. Он попрежнему сидит на «Ефремовом Камне». Некоторые рыбаки по несколько дней жили на его носу, высоко возвышающемся над уровнем воды.
Запрошенный о «Вайгаче», сотрудником «Советской Сибири», специалист по поднятию судов, т. Телегин, ездивший осматривать «Вайгач», заявил, что поднять его очень легко. На это потребуется не более 150.000 рублей. Теперешняя его ценность — вo всяком случае, — не менее одного миллиона рублей.
Имея великолепное техническое оборудование и сравнительно большую вместительность - 1780 тонн - ледокол — «Вайгач» имел-бы чрезвычайно важное значение в деле возрождения северно-морского Енисейского пути. Возможности поднять пароход сейчас налицо — промедление — же может изменить все дело: «Вайгач» весной может быть сдвинут с камня льдинами и тогда поднять его из многосаженной глубины Енисея будет невозможно.
Ф.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 7727
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

"Вайгач", ледокольный пароход

Сообщение ББК-10 » 06 Апрель 2015 21:16

про "Вайгач" на "Кортике":
 EFK-34.jpg
 Тритон.jpg

На forums.airbase.ru мнение несколько иное:
 forums.airbase.ru-2009-t68460--ledokolnye-parokhody-tajmyr-i-vajgach.jpg
Последний раз редактировалось ББК-10 07 Апрель 2015 18:52, всего редактировалось 1 раз.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 7727
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

"Вайгач", ледокольный пароход

Сообщение ББК-10 » 07 Апрель 2015 12:02

Ноги часом не отсюда растут
 Бережной_с 2.jpg
 Бережной_с292.jpg
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 7727
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

След.

Вернуться в Полярный флот Росcии/СССР



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения