R-RDAM Junkers F-13 (Сибревком)

Авиатехника, люди, события - отдельные авиаотряды, история и современность.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

R-RDAM Junkers F-13 (Сибревком)

Сообщение ББК-10 » 20 Декабрь 2014 21:12

Советская Сибирь, 1925, № 122 (1925-05-31)

 Советская Сибирь, 1925, № 122 (1925-05-31) В борьбе со стихией. Сибревком.jpg
В борьбе со стихией
(От нашего специального корреспондента)

29 мая в 5 ч. 45 мин. вечера юнкерс "Сибревком" вылетел в первый рейс через Сибирь - от Новониколаевска до Иркутска.
...

не получилось, вернулись в Новониколаевск.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 8968
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

R-RDAM Junkers F-13 (Сибревком)

Сообщение ББК-10 » 21 Декабрь 2014 15:08

Советская Сибирь, 1925, № 165 (1925-07-22)

 Советская Сибирь, 1925, № 165 (1925-07-22) ИТИН.jpg
 Советская Сибирь, 1925, № 165 (1925-07-22) ИТИН-2.jpg
АВИАЦИОННОЕ.
(От нашего специального корреспондента)

I. ПЛАНЕРИСТЫ.
Перелет Восточной экспедиции затормозил дальнейший полет Юнкерса "Сибревком". Начальник экспедиции тов. Шмидт, из-за обычной нашей несогласованности, ошибочно считал "Сибревком" резервом экспедиции и предписал летчику "Сибревкома" т. Иеске, являвшемуся в то же время запасным летчиком экспедиции, прекратить полеты и, без ведома хозяев самолета, снял с него один из пилотажных приборов. Пока Сибавиахим приводил в ясность положение дел, самолет мирно стоял на красноярском аэродроме.
Во время этого невольного перерыва механик "Сибревкома", т. Брянцев, привел в порядок мотор, давно нуждавшийся в переборке. Работать пришлось в поле, за несколько верст от мастерских, в душных сетках, закрывающих голову от знаменитой "мошки" енисейских таёжных трущоб.
Тов. Брянцеву помогали "добровольцы" из рабочей молодёжи, члены красноярского кружка планеристов. Кружок существует здесь уже давно. Авиакультура распространяется у нас с быстротой самолета. В самом глухом городке наберется сейчас несколько десятков подростков, которые стряпают модели аэропланов, изучают моторы, мечтают о школе авиации. Эти ячейки — залог наших будущих успехов. И уже теперь они способны оказать ценную помощь лри перелетах в таких местностях, где трудно расчитывать на квалифицированную техническую силу...
У красноярских планеристов больше забот, чем у Чамберлена. С 9 часов они — на аэродроме, помигают т. Брянцеву в работе с мотором, мастерят заплатку из алюминиевой кастрюли на хвост самолёта, простреленный чересчур старательной охраной...
А на другом конце города, в ж.-д. мастерских, кружок планеристов заканчивал свой собственный планер. В день приезда пилота "Сибревкома" т. Иеске они с триумфом прокатили это удивительное свое сооружение, через весь город на радость уличных ребят. Планер привязали длинной веревкой к автомобилю, раскатились, импровизированный аэроплан взлетел и хлопнулся с 15 метров, сломав шасси. Обратное шествие было менее торжественно: планер не катили, а несли, обнажив вспотевшие головы, как знатного покойника.
Красноярский летчик, т. Батурин, потом рассказывал:
— Я давлю руль глубины до отказа,
а он все вверх лезет. Встал, сам перевесился вперед — не помогает!..
— Отчаянной жизни человек! — одобрительно посмеивался Иеске.
Тов. Батурин оказался хорошим летуном. В мае этого года губавиахим выгрузил аэроплан (Сопвич) — «Красноярец". Стали искать пилота из демобилизованных военных летчиков. Нашелся т. Батурин — в отделении Сибторга. Тов. Иеске испытал "Красноярца" и его пилота. 10 июля Сопвич, к радости красноярцев, в первый раз закружил над городом.

II. НАД ОБЛАКАМИ.
9-го июля "Сибревком" сделал первый пробный полет после перерыва. На аэроплане недоставало одного из основных пилотажных приборов — тахометра, счетчика числа оборотов гибкого вала мотора.
Летчик должен в каждый момент полета быть уверенным в том, что: 1) он ведет самолет по правильному пути, 2) правильно управляет самолетом и что 3) мотор работает исправно. Для облегчения этой задачи в кабине летчика установлен целый ряд приборов, отмечающих скорость, направление, наклон самолета относительно горизонтальной поверхности, количество бензина в баках и т. д.
"Определить на слух какое число оборотов дает мотор — задыча трудная, даже для весьма опытного летчика" (журнал "Самолет", № 5, стр. 7). Однако, это
лишнее затруднение не останавливало т. Иеске.
Аэроплан кружился над городом, взлетал на 1400 метров в высь, спускался в ущелья, делал крутые виражи. Снова, на сотню верст, пред моим взором вился между гор Енисей... Работа мотора была безупречной.
В следующие два дня "Сибревком" сделал ряд круговых полетов, подняв свыше 100 человек. На третий день полеты были только утром, преимущественно для активных работников местных ячеек Авиахима. Молодежь, принявшая "воздушные октябрины", выходила из самолета сияя. Один из "планеристов" просился, чтобы его обязательно посадили второй раз.
— Ну хоть на крыло!
Он не мог представить, что его мигом сметет оттуда ураганом, как метлой.
В 4 часа 33 мин., 12 июля "Сибревком" вылетел в Канск. Тов. Архангелов еще не возвратился из Иркутска, мы условились встретиться в Канске, вторым пассажиром был т. Лушуков, секретарь красноярского губавиахима. Он наполнил кабинку отсветами своей красной косоворотки, своего румянца и радости.
"Красноярец" провожал нас минут 15, мы обменялись приветствиями, — я объективом фотографического аппарата, т. Батурин взмахом руки, — и, круто повернувшись, Сопвич нырнул вниз.
Погода весь день была облачная, иногда шел мелкий дождь, солнечных просветов почти не было. Клочья тумана, как дым, застряли на щетинистых верхушках гор. На высоте 1100 метров, "Сибревком" залетел выше первого слоя разрозненных облаков. Они ослепительно белы, плавают, вытягивая щупальцы, на темно-зеленом фоне тайги и синеватых далей отрогов Белогорья. Внизу петлит ленточка железной дороги. Над деревнями мы бросаем туго свернутые пачки листовок Сибземуправления: о травополье, о землеустройстве, о лесах. Свертки разлетаются над крестьянскими огородами и пашнями, как стаи вспугнутых голубей.
Через полчаса, внезапно, меняется направление ветра, он становится встречным, облака хмуро опускаются ниже. Влетаем в дождь. Пилоты прячутся за свой прозрачный целлулоидный козырек, капли летят, как пули. За открытым окном, от гофрированного края крыла отрываются водяные нити, словно фантастические водоросли от скалы неподвижно стоящей в стремительном приливе пасмурного воздушного океана. Около Канска аэроплан обгоняет дождевые облака. Небо проясняется. Кружимся над городом. Поворот руля — и Канска нет. Тов. Иеске, смеется.
Снова круг на небольшой высоте. Отчетливо видно, как изо всех нор выбегают человечки. Мчатся к аэродрому. Велосипедист крутит свои педальки. Как аэроплан, прыгает по кочкам тел-
га. Девушка потеряла сандалию, одевать некогда, бежит — на одной ноге сандалия, на другой чулок, вторая сандалия в руке.

В СТАРШЕЙ ДЕРЕВНЕ.
Аэродром в Канске не велик, но довольно ровен. Круговые полеты начались там через 20 минут после того, как юнкерс в первый раз коснулся плодородной почвы долины Кана.
Аэропланы Восточной экспедиции прошли над Канском не снижаясь, рано утром. Только пахари видели их в ясном небе, досадуя на пренебрежение к уезду.
— Даже листовок не кинули!
Впрочем, один бородач объяснил:
— Видишь, ветер. Вот он их и прет. Летчик не может спуститься...
Ветер в тот день был около 2 метров в секунду.
"Сибревком" окружила многотысячная толпа. Аэродром охранялся цепью красноармейцев и конными милиционерами; но все они смотрели вверх, на летящий огромный юнкерс, и толпа постоянно прорывалась за цепь.
При посадке тов. Иеске приходилось снижаться на 2-3 метра над толпой. Здесь от летчика требовалась исключительная точность... И после нескольких полетов, вместо испуга, из толпы протягивают к верху, навстречу мчавшемуся самолету, маленьких ребят. Надрываясь от крика бегает по аэродрому комендант, махая синим, с красными краями
и красной звездой, авиационным флагом на куцом остатке изломанной палки... Ночью, голодные, мы обедали в единственном канском ресторанчике, в саду. Перед открытым экраном кино, в луче вольтовой дуги, показывали стародавние свои трюки беспризорные цирковые артисты. Оркестрик. Толкучка "гулянья". Унылая жизнь "советской мещанины", захолустья, которую хочется прихлопнуть сверху ладонью, как малярийного комара.
Впрочем, канцы-оптимисты и на невольные нелестные замечания авиаторов, отвечают:
— Сейчас мы еще не город, а... старшая деревня. Но вот проведут в жизнь районирование...
Уездные патриоты мечтают. Действительно, Канский уезд богат и хлебом, и скотом, и лесом. Его богатства ждут творческой руки.
Хорошо, по первому впечатлению, работают в Канске кооперативные организации. Большие магазины. Хороший выбор. Большие обороты...
На следующий день, несмотря на пасмурную погоду, "Сибревком" совершил 24 полета. За все время своей остановки в Канске, самолет поднял около 130 человек. Большинство из этих воздушных "октябрят" — члены ОДВФ, служащие, рабочие, крестьяне.
Крестьяне, как всегда, всего любопытнее. Каждый из них ярко проявляет себя во время полета.
Кондовый ангарец, охотник и рыбак, выходит из кабины, точно хватил самогона. Для него — наяву осуществились сказки о "Коньке-Горбунке", о "Ковре-самолете", о "Сапогах-скороходах". Ему выдают специальное удостоверение, за всякими подписями и печатями, что он действительно летал.
— А то засмеют, не поверят.
Молодой украинец, из таежной деревушки, пролез к аэроплану, отмахивается от красноармейца.
— Та я-ж никогда ни бачил. Та я-ж коробовнцы платил. Що-ж мине гонють в потилицу.
Он вытаскивает из сапога и победоносно размахивает членской книжкой ОДВФ.
Его обещают взять в самолет.
— Теперь я таким оратором стану, пить тысяч запишу, — хвастается он.
Некоторые боятся, закрывают глаза, смотрят в под, отказываясь выглянуть за борт. В глубине души они все еще считают самолет чертовой штукой; но большинство ведет сабе превосходно.
В конце мая Сибавиахим организует агитполет "Красноярца" по деревням и селам Енисейской губернии. Ангарцы, в порыве воодушевления, заявляют: дадим по белке с человека.
На языке цифр это значит:
— Два самолета.

III. ОБРАТНЫЙ ПУТЬ.
На рассвете 14-го приехал тов. Архангелов. В Иркутске ему удалось "отвоевать" для Сибири запасный самолет (юнкерс) Восточной экспедиции "Промбанк", который должен теперь обслужить Иркутскую губернию. Поэтому было решено возвратиться назад, в рейс на Красноярск, Ачинск, Анжерку, Кузнецк, Алтай, Омск, расширяя по возможности охват богатого юга Сибири, Ойротии и, вероятно, восточной Киргизии...
Мы вылетели в Красноярск в 2 часа. Перед этим "Сибревком" успел слетать и покружиться над ст. Иланской, в 25 верстах к востоку от Канска.
Духовой оркестр, едва слышный в гуле мотора, сыграл прощальный марш.
Мы вылетели в ясный жаркий день, когда атмосфера наполнена незримыми восходящими тонами. Началась, выражаясь по авиационному, "болтовня". Аэроплан покачивался, внезапно вздымался и падал... Все это, впрочем, даже т. Архангелову показалось неизмеримо приятнее путешествия в поезде.
— Меня обокрали... пришлось два раза подкупать билет... тащился два дня. Сколько здесь этих станций, — жалуется он.
Станции внизу, под нами за 1200 метров по отвесу. У нас нет станций. Наш путь прям и свободен.
Воздух прозрачен и свеж. Внизу отчетливо видна каждая пядь земли. Тов. Иеске разглядел даже играющих зайцев.
На юг - огромный синий простор. Сквозь синюю даль видны снежные вершины. Опять знакомая светлая струя Енисея.
Наш старый путь — над железной дорогой, над полями и лугами. Ои кажется скучным пилоту. Поворот руля и аэроплан влетает в горные ущелья. Летим на высоте 300-400 метров в долине Базаихи. Скалы поднимаются над нами. Знаменитые "столбы". Долина залита солнцем.
Самолет едва поворачивается между отвесных скал, перепрыгивает хребет и низко, низко над вершинами деревьев спускается вдоль красноярских гор к аэродрому.
Нас встретила только "своя" аэродромская публика да кучка ребят.
— Я тоже могу быть летчиком. — заявляет один.
— Почему?
— А я очень верткий.
Но авиаторы привязаны ремнями к своим сиденьям и должны быть неподвижны во время полета. Поэтому они всегда испытывают потребность размяться. Вечером мы начинаем шуметь в своем номере, к ужасу мирных жителей. Но потом жильцы вспоминают, сравнивая... война.... фронт... революция.
Авиация — это тоже революция. Жильцы машут рукой.
Вивиан Итин.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 8968
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

R-RDAM Junkers F-13 (Сибревком)

Сообщение ББК-10 » 22 Декабрь 2014 20:29

Советская Сибирь, 1925, № 168 (1925-07-25)

 Советская Сибирь, 1925, № 168 (1925-07-25) ИТИН.jpg
Красноярск — Судженка.
(От нашего специального корреспондента).

I.ЧЕРЕЗ ТАЙГУ.
Механик в последний раз обежал вокруг аэроплана. Осмотрел троссы и болтики системы управления. Здесь каждый винтик означает — наша жизнь.
Над Красноярском было ясное утро.
Встречный западный ветер вздымал из-за гор высокие облака. "Сибревком" поднялся в 10 часов 23 мин., пролетел низко над береговыми сопками и взял прямой курс к намеченной цели, через девственную Енисейскую тайгу.
Разрозненные облака становятся гуще, сливаясь на западе в необозримую тучу туч. По обоим сторонам аэроплана кое-где идет дождь. На высоте 1000 метров крылья почти касаются облаков, нависших ровным слоем, словно выпускные балки, поддерживающие свод какого-то гигантского сказочного здания.
Вдали — застывший океан сизых сопок.
Горы, как ровные волны, чем дальше, тем нежнее и прозрачнее. Под нами — тайга, хаос бурелома, светло-зелёные плешины с редкими волосками сухостоя, уцелевшего от лесных пожаров;
около железной дороги — вырубленные чистые участки. Начались такие места, где на сотню верст нет ни одной "посадочной площадки". Пилот посматривает вниз и особенно внимательно прислушивается к мотору, по привычке взглядывая на зияющее отверстие, где должен быть тахометр, так и не полученный на-
ми из Москвы. В ручейках и болотцах, как в зеркале, отражается небо. Пройдут — потухнут. Мотор тысячами труб ревет свои торжествующие арии.
У Ачинска начинаются поля. Чаще встречаются деревни. Аэроплан снижается до 500-600 метров, чтобы лучше было разбрасывать листовки — "Обращение Сибирского Революционного Комитета к крестьянам Сибири". В листовках говорится о насущнейших крестьянских вопросах: о снижении налогов, об отмене надбавки, о льготах, об упрощении порядка рассмотрения жалоб, о сроках уплаты... По улицам, следя за полетом листовок мчатся ребятишки, чтобы, поймав весточку упавшую из облаков, отнести ее своим отцам...
Погода становится все хуже. Ачинск отделен от нас громадной стеной ливня. Тогда начинается странное состязание. Аэроплан повертывает вдоль линии дождевых облаков и мчится в обход, перед наступающим противником. Наконец, верст за 50 в сторону от железной дороги, мелькает, сквозь дымку дождевых брызг, поверхность Чулыма. Аэроплан пробивается в просвет между тучами. Солнце. Вдали виден Ачинск. Мы прилетели к нему совсем с другой стороны. На аэродроме никого не было. Мы расположились под крылом, как под крышей. По бесчисленным жолобкам элерона падают струйки воды.

II. В КОЛЬЦЕ РАДУГИ.
Через полчаса аэроплан был окружен толпой. Началась обычная суета. Больше всего достается механику: ему нужно приготовить мотор, очистить кабинку дли круговых полетов, разогнать мальчишек, норовящих засунуть палку в руль глубины... Наконец, появилась рота красноармейцев и освободила аэродром. Выстраивается очередь "пассажиров".
Аэродромные полеты — скучное и трудное дело для пилотов. Для служащих, крестьян, рабочие уездного городка это — большой праздник, нечто в роде "таинства", воздушного "крещения". Человек, поднявшийся на крыльях, чувствует себя ближе к светлому будущему, к мощи великой энергии мира едва-едва запряженной в машины. "Свободен, как птица". Древняя сбывающаяся мечта. Побежденная энергия — это свобода.
Рабочие, крестьяне, крестьянки выходят из аэроплана и как-то не уверенно идут по земле. От них не добьешься связной передачи впечатлений. Один ответ:
— Ничего!
Им трудно разобраться в необыкновенных своих переживаниях. Рассказы начнутся потом, по глухим таежным деревушкам, в тесном кругу жарких от внимания лиц.
Погода весь день переменная. Каждый час идет мелкий дождь.
В пять часов начинаем приготовляться к полету в Анжерско-Судженские копи. Один крестьянин просится:
— А нельзя ли, товарищи, доехать с вами до деревни? Здесь недалечко...
От Ачинска простираются непрерывные возделанные поля и луга. Погода солнечная, но к югу от жел. дороги, перерезая наш путь, скапливаются тучи. Несколько раз пролетаем сквозь дождь. Водяные капли бьют о металлические крылья с порывистым шумом, который ясно слышен даже в двухсотсильном гуле мотора. За Мариинском дождевые облака становятся тяжелее, охватывают горизонт на сотни верст, ливень не проницаем, как броня дредноута, аэроплан начинает скользить вдоль левой грани дождя.
Так мы летим больше часа на северо-запад, удаляясь от жел. дороги. В правый ряд окон самолета светит солнце, направо — голубое небо и легкие сверкающие в лучах заката облака, левый ряд запотел от сырости, за ним сплошной свинцовый мрак.
И несколько позади, поднимаясь, как триумфальная арка, за нами мчится яркое кольцо радуги. Радуга образует ровный замкнутый крут. Ее нижняя дуга летит над полями, как многоцветный ореол, со скоростью 160 километров в час. Радуга — знак надежды — провожает нас до конца пути.
По времени, мы давно должны быть в Анжерке. Может быть, мы пролетели ее, может быть, далеко в стороне. На однообразной карте пашен и деревень не прочтешь их названий. Это не "Европа". Пилот решил спуститься в поле.
Вынужденная посадка всегда требует от пилота большой опытности. Нужно быстро выбрать такую площадку, чтобы смочь не только благополучно опуститься на нее, но и подняться. Эта задача была выполнена т. Иеске блестяще.
Через полчаса сбежались три соседних деревни. Приехал даже старый, седой, пузатый поп. Оказалось, мы опустились около деревни Судженки, в 20 верстах от аэродрома. Дождь прошел на восток...
Грунт был мягок и влажен, поверхность бугриста. Два раза аэроплан не мог набрать, при разбеге, достаточной скорости.
— Это из-за попа! — ругается тов. Иеске.
Аэроплан подпрыгнул при взлете, но провалился, не набрав скорости, на пашню. Почва соседнего луга была, повидимому, тверже. Немного "высотного газа" и самолет резко вздымается над кустами, у самого края площадки. В тот же миг кабинка наполнилась дымом. В моторе от высотного газа лопнул один из поршней, загорелось масло. Пилот и механик спорят отчаянными взмахами рук — опускаться или лететь дальше. Пилот ведет аэроплан вперед. Масло выгорело и потухло.
Через 10 минут, в 9 час. вечера, "Сибревком" снизился на Судженский аэродром. Лица наши серы и грязны. Все встали в 4 часа утра, весь день не ели горячей пищи. Механик работал без перерыва 16 часов, пилот 12. На следующий день, 17-го, отдых.

В. Итин.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 8968
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

R-RDAM Junkers F-13 (Сибревком)

Сообщение ББК-10 » 22 Декабрь 2014 20:45

Советская Сибирь, 1925, № 169 (1925-07-26)

 Советская Сибирь, 1925, № 169 (1925-07-26) ИТИН.jpg
По воздуху к „подземникам".
(От нашего специального корреспондента).

I. Праздник авиации.
Мы у шахтеров Аажерко-Судженки.
19-го, в воскресенье, по Сибири проводился праздник авиации. 19-го мы должны были прилететь в Барнаул.., но куда там! — Рабочий район... семь тысяч шахтеров... семь тысяч просьб... одиннадцать сельсоветов... Сибревком телеграфировал: провести праздник на копях.
С утра на аэродром потянулись группы рабочих с женами и детьми. Был жаркий солнечный день. Прилет «Сибревкома" дал шахтерах действительно настоящий праздник, всенародное торжество.
Перед полетами — краткий митинг. Митинг открыл пред РИК'а тов. Силаев, обратившись с приветствием к летчикам.
Шахтеры дружно кричат ура. Затем выступает тов. Архангелов от Сибавпахима, пилот Н. М. Иеске, представители партии, профсоюзов, крестьян, рабочих. Их речи не сложны, мысль ясна и понятна каждому. Шахтеры одобрительно кивают головами. Жизнь в шахтах трудна, заработок мал, но всетаки...
— Должны мы строить воздушный флот?
— Должны.
— Есть деньги у государства?
— Нет.
— Значит — сами...
Первый взрыв газа в моторе. Закружился пропеллер. Толпа бросилась к веревке, отграничивающей аэродром. Изнывают от крика милиционеры.
— Куда лезешь?
— Эй, тетка, тетка!
— Ты, пионер, должен показывать другим пример, а ты...
Но пионеры первые норовят пролезть за веревку:
— Тятька, летит!
Для полетов ячейками ОДВФ выделено сто человек: рабочие, крестьяне — "бесплатники", — служащие —за плату.
Возвратившихся окружают, расспрашивают.
— Ну, как — страшно?
— Нет... хорошо, - Только, вот, когда он на бок клонится, то смешно как-то.
— Смешно?
— Ну... чувствительно.
— В штанишки, поди, напустил?
— Надо пошшупать!
— Да, нет! Там, как в лодке. Покачивает. Вверх-вниз, вверх-вниз. Только скорость — ух!
— А трава: зеленая — зеленая. Люди: маленькие-маленькие. Весело!
Старика рабочего, т. Терещенко, обступают женщины.
— Ну, расскажи, тятенька, как на том свете побывал?
— Всех пророков видел?
— Ни черта там нет. Ни одного. Там, бабы, жить можно. Вот эдак лететь согласен хоть в Пекин, хоть в Москву.
— А как там сидеть-то?
— Сидеть? Как заведывающий — в кресле. Только ремнем пристегивают. Ну, ремень не по нашему брюху, побольше немного.
— Хорошо?
— Хорошо!
— А не трясет?
— Куда! Вагон другой хуже трясет.
Тов. Терещенко стоит, подняв бороду, руки в карманы, — сразу на три вершка вырос, — ораторствует:
— Вот правильно пророчествовал тот, кто написал: "Кто был ничем, тот
станет всем". А что библия?.. Ни черта там нет!
Старики рабочие, у которых меньше надежд, а в прошлом много горя, вообще с большим подъемом воспринимают этот невиданный советский праздник.
Старики словам не верят. Разных там "антилозных" пропаганд не уважают.
— Поп в одну сторону мелет, большевик в другую, — поди разбери!..
А, вот — аэроплан, тут крыть нечем. С аэроплана сразу видно, что никаких чертей нет...
В особом почете несколько пожилых женщин, побывавших в воздухе. Старая крестьянка рассказывает, причитая:
— Мамоньки, я думала, ну, один смельчак найдется лететь, а туг и женщины. В нашей деревне мужики говорят
"Пусти, все полетим". Насилу удержали бабы. Привыкает народ.
— Надо только больше организовывать, — вставляет рабочий — Чтобы теперь в каждую деревню по самолету.
— Погодь лет пяток, все полетим!..
Желающих полетать очень много. Всех поднять невозможно. Оставшимся обидно. У каждого свой довод.
— Я в субботнике участвовал. В пользу ОДВФ.
— Я за 100 верст приехал!
Какой-то инженер подал заявление: "В виду важности производимых мною работ, желая применить авиацию к триангуляции прошу предоставить мне аэроплан на 20 минут".
Летчики несмотря на жаркий день (вода в радиаторе несколько раз начинала кипеть) выполнили задание на сто процентов. Полеты кончились в сумерки.
По предложению тов. Силаева, многотысячная толпа рабочих и крестьян вынесла постановление послать приветственные телеграммы Добролету, Авиахиму Союза, Сибревкому и Сибавиахиму. В телеграммах говорится, что советская общественность и советская власть могут расчитывать на поддержку сибирских рабочих и крестьян в деле создания воздушного флота. Мощные воздушные машины будут созданы на копейки трудящихся...
И теперь в сияющих крыльях аэроплана, мчащихся в чистейших слоях атмосферы, я вижу взмахи кос по таежным полянам и косцов задыхающихся от мошки, в гуле мотора, ожесточенные удары кайла, дробящего в сернистом воздухе подземелья каменный уголь Петровского пласта. На крыльях — красные звезды.
Вивиан Итин.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 8968
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

R-RDAM Junkers F-13 (Сибревком)

Сообщение ББК-10 » 22 Декабрь 2014 20:55

Советская Сибирь, 1925, № 170 (1925-07-28)

 Советская Сибирь, 1925, № 170 (1925-07-28) Сибревком в Барнауле.jpg
„Сибревком" в Барнауле.
(От нашего барнаульского корреспонд.).

«Сибревком» прилетел 21-го в 4 часа дня.
А ждали его накануне. Еще губавиахим ничего не знал, а по городу «весть» носилась:
— Прилетает, ведь, сегодня...
Площадка для посадки самолета от города верстах в трех — четырех. За кирпичными сараями, на большом гладком поле.
Сюда, часам к пяти, собралась тысячная толпа. Пришли рабочие организации, коллективы служащих, все профсоюзники и просто «любители». Суетились авиахимцы, разжигали костры, напряженно всматривались в небо, а небо было пустое. Изредка пробегали облака.
Ждали час, два, три. Било на городской каланче семь, восемь... Стало невтерпеж. В десятом часу расходились, проклиная пески, потерянное в напрасном ожидании время и губавиахимовцев.
На утро оказалось, что виноват не губавиахим, не самолет, а виноват телеграф.
Из Барнаула на ст. Ояш, место вынужденной посадки «Сибревкома», неслись телеграммы о погоде. Самолет их получал через пять-шесть часов. Первая телеграмма была о хорошей погоде, вторая о перемене, третья опять хорошо. Решили не лететь.
На другой день, 21-го июля, барнаульцы обожженные на молоке дули на воду.
— Ну, его! Опять обманул поди. Уверились, когда в полдень, в четвертом часу, затрещал пропеллер и над городом стал реять аэроплан. Погода была хорошей.
"Сибревком", сделав над городом два круга, спустился на площадку, встреченный голым полем, да кучами ребятишек из пригородных рабочих поселков, Горожане, пешие и конные, представители всех и вся постепенно подъезжали и подходили. Рукопожатия, обоюдная ругань и... все дело сошло мирно. Барнаульцы любовались красавцем, который — «Пятерых привез».
А эти самые «пятеро» успокоились в единственной в городе приличной гостинице «Комхоз».
22-го июля с утра у машины толпы паломников, — крестьян, ставших со своими подводами огромным табором, и горожан. Все рассуждали о «русских самолетах», о полетах вообще, и о полете «Сибревкома», в частости. Некоторые смекают прокатиться на «Сибревкоме» при его возвращении из Ойротии.
Часов в 5 дня самолет взвился в поднебесье. Долго, долго крестьяне и горожане смотрели вслед.
П. Кин.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 8968
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

R-RDAM Junkers F-13 (Сибревком)

Сообщение ББК-10 » 22 Декабрь 2014 20:58

Советская Сибирь, 1925, № 173 (1925-07-31)

 Советская Сибирь, 1925, № 173 (1925-07-31) Сибревком в Бийске.jpg
„Сибревком" в Бийске.
(От нашего бийского корреспондента).

Его ждали 20 июля. Ребятишки дежурили на горе по целым дням. Его не было и 21 июля.
22 июля утром получили телеграмму, что сегодня в 4 часа дня вылетят из Барнаула. Едва на каланчах успели пробить четыре, как по всем улицам города потянулись с флагами группы коллективов рабочих и служащих.
— Это куда идут? — спрашивали на окраинах.
— Аэроплан встречать.
И спрашивающие присоединялись к идущим.
— Ну и народу, ну и народу. Больше всякой ярмарки. — удивлялись стоящие на холмике, обводя площадь глазами, — весь Бийск пришел сюда.
На площади набелен известкой большой круг для спуска аэроплана и угольники, тоже из извести, — граница для публики. Но напрасно верховые милиционеры стараются удержать эти границы
— публика их переходят.
Пять с половиной часов. Тысячи глаз устремлены на запад.
— Что, не видно?
— Нет, не видно.
На взвоз поднимается трактор с повозкой, переполненной народом. Шум трактора доносится до площади.
— Летит, летит!
Тысячная толпа бросается к взвозу, но опять разочарование.
На краю горы зажжены два больших костра.
— Вон он! Вон он! Летит! Летит!
Десятки тысяч глаз направились на летящий аэроплан. Площадь замерла в ожидании.
"Сибревком" сначала делает крут над городом, а потам низко летит над площадью и начинает спускаться. Дойдя до земли несколько сажен быстро катится на двух колесах прямо на публику, разрезая воздух пропеллером. Толпа шарахается в сторону, некоторые в испуге кричат. Аэроплан остановился в 30-40 саженях от публики. Восторженные крики «ура» аплодисменты, и «Сибревком» окружен тесным кольцом народа. Оркестр играет «Интернационал».
Открывается митинг. После митинга — катанье.
В первую очередь попадают крестьяне сессии уисполкома и представители от рабочих. Аэроплан сначала катится по земле, а потом отделяется и делает круги над городом, над площадью и спускается опять на старое место. Публика обступает пассажиров.
— Ну, как Шишкин, хорошо?
— Хорошо, как в колыбели сидишь.
Солнце село. «Сибревком» остановился на ночевку. Публика расходится по домам, оживленно обсуждая все виденное.
К. 3.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 8968
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

R-RDAM Junkers F-13 (Сибревком)

Сообщение ББК-10 » 22 Декабрь 2014 21:05

Советская Сибирь, 1925, № 169 (1925-07-26)

 Советская Сибирь, 1925, № 169 (1925-07-26) СИБРЕВКОМ В ОЙРОТИИ.jpg
"Сибревком" в Ойротии.

УЛАЛА, 24 июля. (Соб. корр.) Прилетевший "Сибревком" восторженно встречен населением и организациями Улалы. Из окрестных сел прибыло 4000 человек, многие тут-же на аэродроме записывались в члены Авиахима, выражая желание иметь стальную птицу для Ойротии. В двух полетах участвовали шесть крестьян-алтайцев и две алтайки. В 6 ч. веч. «Сибревком» вылетел с предоблисполкома в Чемал.

***

Авария "Сибревкома".
ЧЕМАЛ, 24 июля. (Соб. корр.) По причине неблагоустроенности аэродрома, аэроплан "Сибревком" потерпел аварию. Снесено шасси, поломан винт. Пассажиры Архангелов, Итин и предоблисполкома Алагызов никаких ушибов не получили. Аэроплан приводится в порядок и будет готов через 8 дней.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 8968
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

R-RDAM Junkers F-13 (Сибревком)

Сообщение ББК-10 » 22 Декабрь 2014 21:14

Советская Сибирь, 1925, № 185 (1925-08-15)

 Советская Сибирь, 1925, № 185 (1925-08-15) ИТИН.jpg
Бывает, что и медведь летает.
(От нашего собственного корреспондента).

Человеческая смелость редко остается безнаказанной. Утром, после прилета в центр ближнего Алтая - Чемал, т. Иеске уныло отмерил 250 шагов в длину по чемальскому "аэродрому", — взглянул на отвесные выступы скал, вздохнул:
— Сесть то сели... А вот, как поднимемся.
— Мышеловка, прибавил механик.
Впрочем, пилот решал попробовать подняться, не колеблясь.
В кабину, кроме секретаря Сибавиахима и меня, поместились т. Алальцов и четырехмесячный горный медвежонок — подарок Ойротии товарищу Иеске.
Взвыл на высотном газе мотор. Взвыл и подавился. Пилот убавил газ. повернул аэроплан обратно. Снова жалобно завизжал по камням костыль. Медвежонок, почуяв, что дело не ладно. упорно лез в окно.
Пилот отвел аэроплан далеко за черту аэродрома, дал полный газ, аэроплан поднял хвост и стал быстро набирать скорость. Вдруг в гул мотора ворвался другой, резкий, как удар набата, звук аэроплан мгновенно подскочил и стал крениться вперед и влево. Пилот выключил мотор, убрал газ, перекрыл бензин. Причина была ясна. Левое колесо сломалось о камень, аэроплан перекачнулся вперед и остановился, зарывшись, в землю углом моторной рамы.
Сломанным оказались колеса, несколько подкосов шасси и пропеллер. Убыток от повреждений не превышал 200-300 рублей. В условиях рейсового полета, по оборудованной аэролинии, эти повреждения могли бы быть ликвидированы в тот же день. Мы, конечно, были обречены на продолжительное ожидание запасных частей из Новониколаевска.
***
Шел дождь. Уткнувшийся в землю обезглавленный аэроплан вызывал инстинктивную жалость, как подстреленная птица. Тов. Иеске ругал себя последними словами за то, что не обошел камня, хотя камней в этом месте ровным счетов было сотни две. Чемальцы ругали друг друга за то, что не расчистили площадки. В кабинке выл, подгребая под себя воззвания Сибревкома забытый медвежонок. Алтайцы осаждали аймачный исполком.
— Сзывай наилучьших кузнецов, чинить айрапланды.
Аймачный комитет РКП выпустил воззвание, открыл сбор пожертвований:
— Чемал аймактым иона, ну Сибревком айрапланды назаррга полутаар.
Мы пробыли в Чемале восемь дней. Из них на замену поврежденных частей аэроплана был потрачен только один. На второй день "Сибревком" сделал пробный полет в горах. Аэродром предварительно был очищен от камней. На аэродроме работала местная организация Авиахима безвозмездно.
В общем, неожиданная наша задержка принесла больше пользы в деле пропаганды авиации на Алтае, чем прежний краткий полет. На "Канкередэ" приехали посмотреть алтайцы из отдаленных горных аулов. Ойроты увидели, что даже поломка аэроплана совершенно безопасна для пассажиров. Поезд при той же скорости разбился бы вдребезги. Наконец, после оборудования аэродрома. тов. Иеске удалось сделать в Чемале несколько круговых полетов, о которых раньше нечего было и думать. В числе поднятых в воздух было много алтайцев: Еленчик, Гендеков, Теньгереков, Сулунов, Тадыкин, Тукпанов и др. Некоторые из них — коренные горцы, язычники. Все они вели себя в аэроплане очень мужественно. Возбужденно размахивая руками, они указывали друг другу на знакомые горы. видимые с высоты полета за сотни верст. Один из этих необыкновенных пассажиров, молодой ойрот, в синем малахае, с красной лентой, от избытка чувств помолился из окна аэроплана священной вершине Тайки.
Выходя из кабины, алтайцы повторяли только одно слово: "хорошо", но я слышал один из горцев пробормотал про себя и один из окружающих перевел:
— Теперь будем песни петь.
Там, в горных аулах, в зимние долгие ночи, польются нескончаемые размеренные рассказы о металлических крыльях Кэн-Кэрэдэ.
***
Вечером, в 6 час. 17 мин., 1-го августа, "Сибревком" вылетел из Чемала. В кабинке помешались: я, тов. Константинов, привезший в Чемал запасные части для "Сибревкома", беспризорный барнаульский школьник, пробиравшийся с Алтая пешком без копейки денег, подобранный нами на "Крестовой горе" и медведь.
Аэроплан сделал круг над Чемалом, набрал 500 метров высоты и помчался на север, придерживаясь русла Катуни. Альтиметр показывал высоту до 1500 метров над поверхностью долины Чемала (2000 метров над уровнем моря). Мишка важно сидел в переднем кресле и грыз сахар. Прохладный воздух вершин действовал на него успокоительно, шум мотора напоминал рев горного водопада. Медвежонок чувствовал себя как дома...
Через 40 минут полета, аэроплан влетает в страну равнин. Пилот нажимает руль глубины от себя, опускается до 200-300 метров. Впрочем, альтиметр, установленный относительно Чемальской долины, показывает меньше действительной высоты метров на 150-200.
В дымке заката плывут бесконечные поля зреющих злаков. Катунь разливается по степи мутными рукавами. Это уже другая не чемальская Катунь. Там, в ее верховьях, главенствует песня, здесь — соха.
Через час 10 минут полета против встречного ветра, "Сибревком" достиг Бийска. Тов. Архангелов, выехавший из Чемала в день поломки, потратил на тот же путь 25 часов, не считая ночевки в Улале...
***
Нужно надеяться, что скоро в чудесные долины Алтая полетит не один, а десятки аэропланов. Здесь, в летнее время чувствуется настоятельная потребность в регулярном аэропланном сообщении. Думается, что всесильный "коммерческий расчет", в данном случае, при умелой постановке дела, будет удовлетворен. Средне-азиатские аэропланы уже подтвердили это на практике.
На следующий день "Сибревком" сделал в Бийске еще 20 круговых полетов.
По сообщению секретаря бийского Авиахима, прилет "Сибревкома" поднял работу в уезде на сто процентов. В три дня Авиахим распространил по уезду на 8000 рублей акций Добролета. Из далеких сел приезжали делегаты-крестьяне и привозили членские взносы ОДВФ за всех односельчан поголовно.
К самолету такие мужички подходят деловито и любовно.
— Эх, — говорят, и ловко. Всё в своей пропорции. Я так полагаю, что скоро нам никакой конской силы не нужно будет. Бабы, вот не верят. "Брешишь", — говорят. А оно всяко бывает. Бывает, что и медведь летает. Да.
Вивиан Итин.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 8968
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

R-RDAM Junkers F-13 (Сибревком)

Сообщение ББК-10 » 22 Декабрь 2014 21:40

Советская Сибирь, 1925, № 174 (1925-08-01)

 Советская Сибирь, 1925, № 174 (1925-08-01) СИБРЕВКОМ НА АЛТАЕ.jpg
"Кэн Кэрэдэ"

"Сибревком" на Алтае.

Возвратившийся в Новониколаевск секретарь Сибавиахима т. Архангелов так рассказывает о полете «Сибревкома» по Алтаю:
— По дороге из Бийска в Улалу нам все время приходилось обходить свирепствовавшую грозу. Аппарат сильно качало. Аэродром в Улале был прямо залит дождем. И перелет, и посадка в Улале прошли прекрасно. В качестве пассажиров, кроме меня и тов. В. Итина, летел председатель Ойротского облисполкома тов. Алагызов, в редактор Бийской газеты «Звезда Алтая».
В Улале нас встретили так же восторженно, как и везде встречали "Сибревком". На митинге тов. Алагызов выступал с речью на алтайском языке.
Алтайцы прозвали аэроплан "Кэн Кэрэдэ", что значит — горный орел. Это название очень быстро привилось, и «Сибревком» на Алтае нигде не называли иначе.
В Улале мы пробыли час, и оттуда направились в Чемал, взяв пассажирами тов. Алагызова и т. Васильеву, секретаря Ойротского Авиахима. Все время летели на высоте 2500 метров. Это давало нам возможность спланировать обратно в Улалу, если бы мотор отказался работать по какой-нибудь причине. Аэроплан сильно мотало в разные стороны. Над гордая всегда бывают различные воздушные течения, и потому перелеты через горы особенно трудны. Но мы пролетели вполне благополучно.
Посадочная площадка в Чемале была опахана. По этому признаку мы ее и узнали, так как нам заранее об этом было сообщено. На перелет из Улалы в Чемал «Сибревком» потратил 36 минут.
Наш аппарат летел так высоко, что не был узнан алтайцами, собравшимися в больших количествах навстречу невиданного «Кэн Кэрэдэ». Они говорили:
— Большая птица появилась появилась — летит и жужжит.
Только потом, когда аппарат стал спускаться, они убедились, что эта жужжащая птица и есть «Кэн Кэрэдэ».
Посадка вышла тяжелая. Мы едва не сели на сосны. Посадочная площадка оказалась не совсем удачна. Но в этот раз не случалось никакой аварии.
Митинг привлек массу алтайцев из соседних аилов. Была и курортная публика.
Мы хотели в этот же день вернуться обратно, но было поздно. Остались ночевать.
На другой день, с утра, шел дождь. К полудню погода прояснилась. Мы сделали попытку подняться. Аэродром оказался мал. Самолет не получил разбега и не мог оторваться от земли, хотя летчик прибег к высотному газу.
Пришлось вывести машину за 50 метров за черту аэродрома.
При самом подъеме, под колесо аэроплана попал маленький острый камень. Следствие — «капот» (т. е. у машины поломался винт и хвост). Сотрясение было невелико. Никто из пассажиров не пострадал.
Больше всех испугался медвежонок, подаренный алтайцами летчику тов Иеске. В момент аварии, он со страху встал на задние лапы, а когда мы все уже вылезли из кабины, то он стал выбрасывать вслед за нами все наши вещи.
Видевшие аварию алтайцы побежали на телеграф, взяли в оборот телеграфиста:
— Бей скорей телеграмму, чтобы сюда лучших кузнецов из аилов прислали — чинить надо!
Пришлось им разъяснить, что кузнецы тут не помогут. Взамен того был устроен сбор. Алтайцы охотно жертвовали на починку «Кэн Кэрэдэ».
Повреждения оказались не тяжелыми. Из Бийска скоро прибыли запасные части.
В субботу "Сибревком" будет уже летать.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 8968
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

R-RDAM Junkers F-13 (Сибревком)

Сообщение ББК-10 » 23 Декабрь 2014 09:59

Советская Сибирь, 1925, № 170 (1925-07-28)

 Советская Сибирь, 1925, № 170 (1925-07-28) ПРОМБАНК И СИБРЕВКОМ.jpg
Ремонт «Промбанка»
ИРКУТСК, 27 июля. (Соб. корр.) Юнкерс «Промбанк» для ремонта отправляется в центр. Исполком просит прилета «Сибревкома».
«Сопвич» отправлен в Бодайбо, в целях экономии, сплавом. Возможна передача Иркутску читинской авиобазы и другого самолета — также системы «Сопвич».
***
На помощь «Сибревкому»
ЧЕМАЛ, 27 июля. (Соб. корр.) Аймачным комитетом партии выпущено воззвание к населению Чемальского аймака с призывом помочь исправлению самолета «Сибревком», потерпевшему аварию. Воззвание выпущено походной типографией газеты «Ойротский Край» на русском и алтайском языках.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 8968
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

R-RDAM Junkers F-13 (Сибревком)

Сообщение ББК-10 » 23 Декабрь 2014 10:00

Советская Сибирь, 1925, № 175 (1925-08-02)

 Советская Сибирь, 1925, № 175 (1925-08-02) Сибревком исправлен. Бийск.jpg
«Сибревком» исправлен.
ЧЕМАЛ, 1 августа. (Соб. корр.) По доставке частей самолет «Сибревком» был исправлен в два дня, и уже опробован в воздухе. Сегодня в субботу состоятся круговые полеты для алтайцев. Вечером «Сибревком» вылетает по маршруту Бийск-Барнаул.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 8968
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

R-RDAM Junkers F-13 (Сибревком)

Сообщение ББК-10 » 23 Декабрь 2014 10:03

Советская Сибирь, 1925, № 177 (1925-08-05)

 Советская Сибирь, 1925, № 177 (1925-08-05) Сибревком вернулся в Барнаул.jpg
«Сибревком» в Барнауле.
БАРНАУЛ, 3 августа. (Соб. корр.) Сделав в Бийске двадцать четыре полета, «Сибревком» прилетел в 20 ½ часов в Барнаул, потратив на перелет час. Прилет «Сибревкома» на Алтай поднял работу Авиахима вдвое. Бийск распространил акций «Добролета» в три дня на 8 тыс. рублей.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 8968
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

R-RDAM Junkers F-13 (Сибревком)

Сообщение ББК-10 » 23 Декабрь 2014 10:05

Советская Сибирь, 1925, № 189 (1925-08-21)

 Советская Сибирь, 1925, № 189 (1925-08-21) СИБРЕВКОМ вернулся  НОВОНИКОЛАЕВСК.jpg
Привет советским авиаторам.

Юнкерс "Сибревком" вернулся в Новониколаевск. С виду, если не считать слоя пыли и масла, он выглядит таким же, каким вылетел из Новониколаевска, но более опытный глаз заметит на нем следы от славных ран, крылья его, как оспой, покрыты впадинами от гигантского града, разразившегося в Алтайских горах.
Кто же провел "Сибревком" над Сибирью в таких тяжелых условиях?
Пилот "Сибревкома", Николай Мартынович Иеске, — латыш. сын батрака. Начал летать, в качестве военного летчика, в 1915 году. До настоящего времени летает без перерыва. Кроме русских авиационных школ, получил подготовку за границей, в том числе кончил школу высшего пилотажа в Фоджиа (Италия). За тов. Иеске числится несколько рекордных перелетов: Турин - Вена, через Альпы, зимой над облаками на высоте 7 тыс. метров, 1.350 километров без посадки: Вена - Киев и обратно, 1.850 километров без посадки, через территорию 4-х враждебных стран — Польша, Чехо-Словакия, Венгрия, Австрия (1920 г.) и др.
В настоящее время т. Иеске работает в гражданской авиации, как инструктор и исследователь новых воздушных путей. Известен среди авиаторов рекордным количеством покрытых расстояний. В 1924 году, например, т. Иеске, налетал 45.263 кил. т. е. несколько больше, чем полет вокруг земного шара по экватору. Во время последнего полета на юнкерсе "Сибревком", т. Иеске блестяще выполнил ряд посадок в долинах Чемала и Катуни, несмотря на все трудности.

Тов. Брянцев — борт-механик, работает в авиации с 1914 года, вначале на фронте, затем в гражданской авиации. Тов. Брянцев является одним из организаторов первой в России аэролинии Москва - Нижний, одним из первых, поднявших вопрос о создании Добролета. В гражданской авиации т. Брянцев, имея законченное техническое образование, занимал ряд ответственных должностей, но из любви к летной работе добровольно предпочел должность борт-механика. Много летал в Туркестане в очень трудной обстановке. Во время полетов "Сибревкома" блестяще справился с ликвидацией двух поломок аэроплана и сделал две переборки мотора, работая в полевых условиях.
День участников агитполета "Сибревкома" распределяется обычно, следующим образом: встать, в 4-5 час. утра, через час вылететь в ближайший город, сделать там ряд круговых полетов, лететь дальше опять совершать круговые полеты и т. д. до вечера. Тов. Брянцев утомлялся иногда так, что засыпал сидя. Однако, несмотря на переутомление, дневная программа была выполнена полностью.
За такую самоотверженность т.т. Иеске и Брянцеву наш привет и спасибо!

КРУГОВОЙ полет юнкерса "Сибревкома" по СИБИРИ

Примечание: Настоящая схема должна быть исправлена в заключительной части полета, т. к. в ввиду отсутствия запасных частей для мотора, "Сибревком" был вынужден повернуть из Славгорода в Новониколаевск. Омская губерния будет обслужена "Сибревкомом" в конце августа с. г.
Последний раз редактировалось ББК-10 05 Январь 2015 21:44, всего редактировалось 1 раз.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 8968
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

R-RDAM Junkers F-13 (Сибревком)

Сообщение ББК-10 » 05 Январь 2015 20:17

Советская Сибирь, 1925, № 201, 4 сентября.

 Советская Сибирь, 1925, № 201 (1925-09-04) Ремонт Сибревкома.jpg
Ремонт «Сибревкома».

ТОМСК, 3. (Соб. корр.). Ремонт самолета «Сибревком», заканчивается, ожидаются только некоторые части из Новониколаевска. Готовность самолета к полетам ожидается в начале следующей недели. Самолет будет заканчивать агитполет по губернии, вместо потерпевшего аварию «Томича». Разработка маршрутов закончена и передана на утверждение Сибавиахима.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 8968
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

R-RDAM Junkers F-13 (Сибревком)

Сообщение ББК-10 » 05 Январь 2015 20:25

Советская Сибирь, 1925, № 204, 8 сентября.

 Советская Сибирь, 1925, № 204 (1925-09-08) Красноярец-Сибревком-Промбанк.jpg
«Сибревком» в Нарыме.

ТОМСК, 7. Наднях самолет «Сибревком» вылетает в круговой полет по Томской губернии. Самолет предполагает посетить Нарымский край.
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 8968
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

Пред.След.

Вернуться в Полярная авиация СССР: ГВФ, ВВС, Аэрофлот, современность.



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 4

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения