Высокогорная станция Сунтар-Хаята

Тема: Арктические и Антарктические полярные станции. Постоянные, сезонные.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Высокогорная станция Сунтар-Хаята

Сообщение [ Леспромхоз ] » 05 Август 2012 20:31

http://imz-2000.narod.ru/
 kolleg9_1.jpg
МЕРЗЛОТОВЕДЫ НА ПОЛЮСЕ ХОЛОДА
© Граве Н.А.

В период проведения Третьего международного геофизического года и Международного года геофизического сотрудничества (1957-1959) в программу были включены исследования геофизических процессов в областях охлаждения Земного шара (криосферы) в полярных и высокогорных районах. Целью этих исследований был мониторинг криосферных явлений на Земле. Одним из районов наблюдений был высокогорный район хребта Сунтар-Хаята в восточной Якутии, характеризующийся сочетанием ледников, наледей (тарынов), вечной мерзлоты. Представляло интерес исследовать развитие этих явлений в самом холодном месте северного полушария, а также установить связь их друг с другом. Подобные работы проводились в это же время и в других районах Земли, в частности, в Антарктиде.
Хребет Сунтар-Хаята представляет собой горную группу, образующую водораздел бассейнов Индигирки, Алдана и рек, впадающих в Охотское море. Абсолютные высоты достигают здесь 2 500-3 000 м. Хребет является орографическим разделом воздушных масс морского и континентального происхождения. Вокруг очагов оледенения, в верховьях рек, стекающих с хребта, на высоте около 1 300 м располагаются многолетние наледи (тарыны), связанные с выходом подземных вод и с водами тающих ледников. Поверхность местности (чаще всего наледные поляны) покрыта сетью морозобойных трещин. Во впадинах хребта зарегистрирована наиболее низкая для северного полушария температура воздуха, что позволило этот район назвать полюсом холода.
Природа хребта Сунтар-Хаята была мало изучена. Все большие экспедиции из Якутска в бассейн р.Колымы (Г.А.Сарычева - 1876 год, С.В.Обручева - 1926-1929 годы и другие) проходили в стороне от высокогорных районов. Первое представление о ледниках было получено при аэрофотосъемке, материалы которой исследованы и проверены в поле Л.Л.Берманом (1947). Геологическое строение хребта изучено геологами Дальстроя (М.И.Ларин, К.Я.Спрингис, С.И.Гавриков, А.П.Васьковский, Т.П.Воронко, А.А.Снятков и др.).
Организация и проведение исследований по программам МГГ и МГГС в этом труднодоступном районе были возложены на Северо-Восточное отделение Института мерзлотоведения им. В.А.Обручева Академии наук СССР. Для систематических наблюдений было решено построить три стационара. Основной стационар (гляциологическая и геокриологическая станции) был выбран на участке древней денудационной поверхности в хребте Сунтар-Хаята в нескольких километрах от ледника на высоте 2068 метров близ горы Мус-Хая. Два других разместили на леднике и в Оймяконской впадине у поселка Томтор рядом с действующей метеостанцией.
Наиболее сложной в техническом отношении была организация станции на хребте. В апреле 1957 года метеоролог Н.К.Клюкин (Магаданское управление гидрометеослужбы) прибыл из Оймякона на оленьих упряжках с грузом на выбранную площадку. Вскоре там была построена метеостанция и начаты наблюдения. Геокриологическую станцию решено было построить рядом с метеостанцией. Для заброски запасов продовольствия, бурового инструмента, снаряжения и оборудования, необходимых для жизни и работы персонала, было решено использовать небольшой самолет. Но первый же облет территории показал, что посадить самолет в районе намечаемой станции очень сложно, так как поверхность покрыта крупными валунами, щебенкой и кустарником.
Для выбора взлетно-посадочной полосы и ее расчистки был совершен полет на самолете АН-2, пилотируемом В.Кузаковым. Пилоту удалось искусно посадить самолет на террасу р. Бургали вблизи станции, примерно в километре от нее, но ниже ее на 700 метров. Прибывшими на самолете сотрудниками станции А.Богомоловым, Р.М.Сапожниковым, М.М.Корейшей и другими вместе с экипажем была расчищена взлетно-посадочная полоса и построен склад для инвентаря станции и продуктового запаса. В дальнейшем с этого "аэродрома" все необходимое для высокогорной станции было заброшено на оленях и лошадях по проложенным горным тропам. Место, где была устроена посадочная площадка было названо "Нижней базой", здесь же находилась и метеостанция с этим же названием. Одновременно велись поиски другой посадочной площадки. Вскоре высокогорная станция была построена.
Летом 1957 года на открытии высокогорной станции побывали директор Северо-Восточного отделения Института мерзлотоведения П.И.Мельников, член-корреспондент АН СССР П.Ф.Швецов, писатели К.М.Симонов (сын его Алексей был один сезон сотрудником станции) и В.В.Ажаев. О времени вылета самолета с гостями из Оймяконского аэропорта сотрудники станции узнали, прослушивая эфир, по рации и спустились на "Нижнюю базу" для встречи. Гости привезли с собой свежие овощи (огурцы, помидоры), чем очень порадовали "зимовщиков". К.М.Симонов очень интересно рассказывал о ХХ съезде ЦК КПСС, в котором он участвовал. На этом съезде, как известно, в докладе Н.С.Хрущева был развенчан культ личности Сталина.
Начальник гляциологического отряда М.М.Корейша вместе с Алексеем Симоновым находились на леднике, где они выбирали место для буровой скважины. Как только К.М.Симонов прибыл на высокогорную станцию, там зажгли большой костер, обозначающий, что Алексей может вернуться на станцию для встречи с отцом.
Для измерения температуры грунтов в высокогорье была пробурена 50-метровая скважина. Руководил работой буровой мастер М.Ф.Драгунский. Это оказалось нелегким делом - грунт был скальным. Геотермические измерения до глубины 45 метров велись также во впадине на станции вблизи поселка Оймякон (Томтор). Руководил всеми температурными измерениями Р.М.Сапожников.
Исследования влажности оттаивающего летом слоя грунта проводились в Сунтар-Хаята в августе 1958 и в июле-августе 1959 годов. Режим влажности верхнего слоя пород определялся Л.М.Мухиным и Л.В.Чистотиновым с применением радиоактивных изотопов (гамма-метод) в двух скважинах до 60 см. Этот метод позволил дистанционно измерить движение влаги в грунте не нарушая его строения. Результаты измерений грунтовой влаги этим методом контролировались измерением в почвенных испарителях ГГИ-500. Оба метода дали сходные результаты. Была зафиксирована небольшая конденсация влаги в поверхностных слоях грунтов, не играющая заметной роли в подземном стоке.
Работниками станций и сотрудниками СВО Института мерзлотоведения им. В.А.Обручева в 1957 и 1958 годах была выполнена большая работа по изучению погодных условий и криогенных явлений в этом интересном районе. Е.М.Катасоновым и Г.Ф.Грависом описаны различные полигоны, каменные полосы и солифлюкционные ступени, сезонные и многолетние бугры пучения, термокарстовые понижения, на склонах, оползни, каменные реки, гидролакколиты. Ледники и наледи изучал М.М.Корейша, а И.В.Климовский провел снегомерную съемку. Мощность ледника, находящегося вблизи станции, была определена по геотермическим замерам и составляла около 100 метров, что подтвердило сейсмическое зондирование проведенное Ф. Аптикаевым.
Метеорологические наблюдения проводились упомянутыми выше метеостанциями под руководством Н.К.Клюкина. Позже М.К.Гаврилова обобщила климатические данные и определила тепловой баланс каменистой поверхности и ледника. Интересные исследования растительности региона были выполнены Б.А.Юрцевым.
За три года было обследовано 10 крупных тарынов и большое количество мелких. Наиболее подробно изучены тарыны в долине р. Бургали. Максимальная толщина льда в них достигала 10 м. Питание тарынов осуществлялось как подземными водами, так и водами тающих ледников.
В хребте Сунтар-Хаята было обнаружено 210 ледников, включая небольшие ледники и крупные многолетние снежники. Общая площадь ледников составила здесь 225 км2. Самые значительные ледники имели длину 4-5 км и площадь 4,0-4,5 км2. Наиболее подробно М.М.Корейшей был изучен ледник N 31 в верховьях р. Бургали. Длина ледника 3,85 км, ширина в области питания около 1 км, конец ледника лежит на высоте 2 023 метра.
В результате геотермических измерений впервые в районе была определена, хотя и приблизительно, мощность многолетнемерзлых пород: на полюсе холода (Томтор) в Оймяконской впадине - 600 метров, в хребте Сунтар-Хаята - еще больше, а под ледником - 60-70 метров. Большая мощность многолетнемерзлых горных пород в хребте по сравнению с Оймяконской впадиной вероятно связана, с одной стороны с большой поверхностью охлаждения гор, с другой стороны - во впадине сказывается, по-видимому, отепляющее влияние подземных вод. Мерзлая толща в последней прерывается сквозными таликами, с которыми связаны выходы источников подземных вод. Особенности химического состава и минерализация вод были определены Н.П.Анисимовой.
Результаты работ на хребте Сунтар-Хаята отражены в двух монографиях, в ряде статей и были доложены на Международном географическом конгрессе в Лондоне (1963 г.). Надо отметить самоотверженную работу коллектива исследователей в этом труднодоступном районе, где научную работу приходилось выполнять наряду с физической. Большую помощь в исследовании и обобщении материалов оказали Г.А.Авасюк, П.А.Шумский, Н.С.Иванов и другие.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Высокогорная станция Сунтар-Хаята

Сообщение [ Леспромхоз ] » 05 Август 2012 20:39

"Природа" 1957 г. №4

 1957-04 - 0001.jpg
 1957-04 - 0002.jpg
 1957-04 - 0003.jpg
 1957-04 - 0004.jpg
ВЫСОКОГОРНАЯ МЕТЕОСТАНЦИЯ В ВЕРХОВЬЯХ КОЛЫМЫ
© Н. К. Клюкин
Высокогорная экспедиция по организации станции Колымского управления гидрометслужбы (Магадан)


В связи с подготовкой к Международному геофизическому году Колымское управление гидрометслужбы должно было организовать в 1956 г. первую на Северо-Востоке СССР высокогорную метеорологическую станцию, расположив ее в верховьях pp. Колымы или Индигирки на высоте не ниже 2000 м над уровнем моря.
В связи с крайней ограниченностью времени, экспедиция Колымского УГМС, созданная для выполнения этой работы, вынуждена была выбрать место и начать строительство в зимних условиях. В марте 1956 г., после изучения карт, аэроснимков и литературных источников, а также после расспроса бывавших в тех районах, были проведены воздушные рекогносцировки на самолете ЛИ-2, управляемом опытным пилотом Г. Я. Кирилловым.
При осмотре с воздуха горных массивов и верховьях pp. Колымы и Индигирки почти всюду мы встречали одну и ту же картину: до высоты 1500—1600 м над уровнем моря рельеф сравнительно спокойный, подходы есть, горы доступны для оленьего транспорта, есть посадочные площадки для легких самолетов, летом можно надеяться иметь воду, но выше рельеф приобретает типично альпийский облик, с узкими глубоко врезанными долинами и каньонами, крутыми, лишенными растительности склонами и гребнями с каменными осыпями, крупными глыбами и выходами коренных пород. Здесь все говорит о безводности в летние месяцы, а доставка грузов возможна только носильщиками. Правда, «столовые» горы в цепи Чьёрго высотою 2000—2100 м привлекали широко открывающимся с них горизонтом, удобством размещения объектов станции и большой вероятностью достаточно надежного летнего водоснабжения. Но доставить на них грузы с высот 1500—1600 м опять-таки можно лишь с помощью труда носильщиков, причем подходы в зимнее время лавиноопасны. Подходящее место было найдено лишь на хребте Сунтар-Хаята, где единственная в этом районе широкая троговая долина р. Бургали подходит своим верховьем непосредственно к горе Мус-Хая (по-якутски — Ледяная гора), на северном склоне которой есть сравнительно пологий, доступный для транспорта, перевал в бассейн р. Сунтар. Седловина перевала лежит на высоте около 2000 м над уровнем моря.
Мы пришли к выводу, что можно организовать станцию на склоне горы Мус-Хая — второй по высоте горе Северо-Востока СССР (2959 м). Этот район доступен зимой для оленьего транспорта; летом — для вьючных лошадей и, возможно, в начале зимы — для механизированного транспорта (трактор, вездеход, автомашины повышенной проходимости). Летом водоснабжение обеспечено здесь из водотоков и ледников; последние позволят поставить в дальнейшем, наряду с метеорологическими наблюдениями, комплексные гидрологические и гляциологические работы. Мус-Хая сравнительно близка к аэропорту (Оймякон).
Этот район интересен классическими зимними инверсиями температуры. Он расположен вблизи «полюса холода» — Оймякона, где относительно развита сеть гидрометеорологических станций в долинах, что дает возможность сопоставить их данные с впервые полученными материалами наблюдений на высоких горах Северо-Востока СССР. Хребет Сунтар-Хаята, расположенный на водоразделе бассейнов Индигирки, Алдана и рек, впадающих в Охотское море, открыт менее 20 лет тому назад. Геодезисты и геологи Дальстроя установили, что на месте предполагаемого ранее спокойного, пологого водораздела расположено одно из самых мощных горных сооружений Северо-Востока СССР. В 1939 г. геолог В. Лежоев, работавший в северной части хребта, установил, что на хребте развиты мощные современные ледники. В дальнейшем А. П. Васьковский насчитал здесь 208 ледников, определил площадь оледенения хребта в 246 км2. Летом 1946 г. географ Л. Л. Берман посетил юго-восточную часть хребта, а зимой 1947—1948 гг. П. Ф. Швецов обследовал тарыны (наледи) в истоках р. Конгор.
После этого, если не считать нескольких геологических партий, работавших преимущественно в предгорьях и в теплое время года, хребет не изучался. Таким образом, здесь открывается обширное поле для проведения совершенно новых метеорологических, гидрологических, актинометрических, мерзлотоведческих и гляциологических наблюдений. Конечно, организация станции была связана с многими трудностями. Место это удалено на 150 км от автодороги и ближайшего населенного пункта. Вокруг — полное бездорожье и безлюдье, особенно в зимнее время. В то время были неизвестны зимние условия погоды и передвижения в горах Сунтар-Хаята. Гора Мус-Хая зимой не посещалась даже якутами и эвенами из Оймякона и близлежащих поселков. Перед выездом санной партии — на оленях — местные жители высказывали большие сомнения о возможности достичь горы Мус-Хая, заявляя, что там снежный покров превышает 2 м. К счастью, это не подтвердилось. Приходилось считаться и с тем, что значительная: часть северо-западной стороны горизонта закрыта близко подступающей возвышенностью.
Поскольку другого реального варианта организации станции не было, было принято решение направить экспедицию на гору Мус-Хая для наземной рекогносцировки и, в случае ее удачи, немедленного начала строительства. Первая партия экспедиции в составе 11 человек вышла 10 апреля 1956 г. на 23 оленьих нартах из пос. Ючюгей, расположенного вблизи автодороги. 18 апреля рекогносцировочная группа достигла горы Мус-Хая. Мы убедились в том, что намеченное место доступно для транспорта, что здесь хорошие грунты для строительства, есть песок и глина, необходимые для строительных работ, имеются удовлетворительные условия размещения объектов станции и т. д.
Барометрические определения высот показали, что на одной из площадок склона южной экспозиции, несколько северо-восточнее перевала, высота (2010—2050 м) достаточна для организации станции. Нижняя база была организована на левом берегу р. Бургали, при устье р. Мыгдугсик; здесь сразу же приступили к заготовке леса и к строительству объектов станции. Одновременно, до начала июня грузы и строительные материалы перевозили на оленях к месту строительства. Летом перевозки проводились на вьючных лошадях.
В августе было уточнено местоположение метеорологической площадки и сделана разбивка ее, намечены линии и участок для снегомерных работ, определены ориентиры видимости. На склоне, где расположена станция, под слоем каменной осыпи, сложенной преимущественно аргиллитами, во многих местах журчат небольшие ручейки, которые обеспечивают водоснабжение. Вблизи самой седловины перевала, в 320 м к юго-западу от станции и на 60—70 м ниже ее, расположено небольшое озеро с кристально чистой и холодной как лед водой. Нам удалось доставить на строящуюся станцию ртутный чашечный барометр горного типа и уточнить определения высоты пункта. В это же время мы обследовали ледники, расположенные в 3 км к юго-юговостоку от станции, установили фотореперы близ их языков и произвели необходимые измерения. В 2,5 км от станции на р. Бургали, близ ее истока из ледников, найдено место для гидрологического створа, который в дальнейшем весьма целесообразно организовать для изучения этого водотока с чисто ледниковым питанием. В сухую и прохладную погоду в реке почти нет воды, но после дождей или сильного потепления по руслу несется бурный поток, с характерной мутно-белесоватой водой.
В течение июля и августа на гору Мус-Хая и нижнюю базу сброшено более 6 т различных стройматериалов и техгрузов. К сожалению, над горой Мус-Хая условия для полетов крайне неблагоприятны: гора в летнее время большей частью закрыта облаками (в то время как в близлежащих долинах отличная погода), но даже в те редкие дни, когда гора Мус-Хая была открыта, в слое до 1000 м под отметкой перевала (3000 м абс. выс.) господствовали невероятно резкие турбулентные потоки, которые бросали самолет вверх и вниз, «подсасывали» его к крутым, каменистым склонам, сбивали с курса.
Все это, видимо, находится в связи с резко расчлененным рельефом, различной: степенью нагрева солнечных и теневых склонов и чередованием ледников и снежников с темными, хорошо нагреваемыми склонами, покрытыми плащом каменных осыпей. Снижаться в летнее время под горой далеко небезопасно.
В августе 1956 г. мы установили контакт с экспедицией Института мерзлотоведения им. В. А. Обручева Академии наук СССР, которая приступила к строительству гляциологической и геокриологической станции на хребте Сунтар-Хаята. Выбранное нами место для высокогорной станции отвечает и условиям, необходимым для их работ. Поэтому решено вести строительство станций вместе, в одном районе. Это позволит скорее и легче преодолеть неизбежные организационные трудности и проводить исследования комплексно, согласованно, в тесной взаимосвязи и взаимопомощи.
В сентябре на горе Мус-Хая уже выпал снег, но у строителей продолжались горячие дни. Закончен склад, велось строительство основного служебно-жилого дома, планировались метеоплощадки, рыли котлованы для установки радиомачт, ветродвигателей, метеорологических приборов.
Суровая гора Мус-Хая то и дело преподносила экспедиции неприятные сюрпризы. То землю накроют облака с дождем при видимости менее 50 м, то начнутся «заряды» — ливневого снега и крупы, то поднимется метель, после которой и в летние месяцы на несколько дней устанавливается снежный покров.
Строители в суровых зимних условиях устанавливали радиостанцию и приборы. Стройка велась упорно, с тем чтобы в новом, 1957 г., начать полный комплекс метеорологических наблюдений и актинометрические наблюдения.
Одновременно начнет работать метеорологическая станция на Нижней базе. Таким образом, в районе «полюса холода» — Оймякона будет создана «градиентная лестница »: Мус-Хая (2050 м) — Нижняя база (1300 м) — Агаякан (777 м) — аэрометеостанция Оймякон (740 м). Не хватает только последней ступени этой «лестницы» — метеостанции в Оймяконе (бывшем районном центре), где была отмечена наинизшая из наблюдавшихся у земной поверхности температура — 70°. Здесь метеостанция закрыта, но нам представляется весьма целесообразным вновь открыть ее, так как Оймякон расположен действительно в идеальной котловине, со всех сторон окруженной горами. Здесь имеются наилучшие условия для стока холодного воздуха с окружающих возвышенностей, застаивания его в котловине и образования сильнейшей зимней инверсии температуры. Оймяконская же аэрометеостанция расположена на обширной равнине, замкнутой горами далеко не со всех сторон,— здесь значительно меньше возможностей для застаивания холодного воздуха, и температурная инверсия не достигнет той интенсивности, как в Оймяконе.
Наша экспедиция, наряду с организацией высокогорной станции, стремится произвести первые исследования района. Собран обширный материал воздушного и наземного фотографирования ландшафтов, получены сведения о гидрометеорологическом режиме, об условиях передвижения. Сделана облегченная маршрутная снегомерная съемка от Агаякана до горы Мус-Хая, произведено полевое обследование тарынов (наледей) в районе работ экспедиции и части долинных ледников на северном склоне Мус-Хая.
Надеемся, что наши работы послужат началом планомерного и глубокого изучения одного из интереснейших, труднодоступных и неисследованных районов Северо-Востока СССР — хребта Сунтар-Хаята.

Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск


Вернуться в Полярные станции



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 4

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения