Конвой БД-5 ( 1944 )

Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Конвой БД-5 ( 1944 )

Сообщение Александр Андреев » 06 Июнь 2008 23:56

http://lib.ru/MEMUARY/1939-1945/FLOT/severnye_konvoi.txt




Северные Конвои: Исследования, воспоминания, документы


Арктическая навигация 1944 года характеризуется еще большим напряжением по сравнению с 1943 годом.

Подводные лодки противника уже с начала навигации проникли в Карское море и вели активные боевые действия с выставлением донных магнитно-акустических мин против наших конвоев и отдельных судов. Получилось так, что минная опасность довлела над командирами кораблей и почти каждая гибель корабля или транспорта приписывалась минному оружию. В это же время противник--впервые на Северном театре--стал применять бесследные (электрические) торпеды с магнитно-акустическими взрывателями, идущими на шум винтов или на магнитно-электрическое поле корабля или судна. Это оружие позволяло гитлеровцам атаковывать корабли и суда с больших дистанций, превышающих дальность обнаружения подводных лодок гидроакустической аппаратурой кораблей охранения, а те, кто не имел такой аппаратуры, считали, что гибель судна произошла от взрыва мины. Подобная "миномания" и незнание нового торпедного оружия привели к неправильным действиям командира конвоя

"БД-5". При подходе конвоя "БД-5" к острову Белый на транспорте "Мария Раскова" произошел большой силы подводный взрыв. Все считали, что транспорт подорвался на мине, подводная лодка не была обнаружена Командир конвоя приказал кораблям охранения "Т-114", "Т-118" оказать помощь транспорту. Не прошло и нескольких минут, как подобные взрывы произошли на "Т-114 и на "Т-118". Погиб командир конвоя капитан 1 ранга Шмелев. Это тяжелейшее событие потрясло всех нас. Тем более это были наши боевые товарищи, с которыми мы за годы войны были не в одном походе.



http://www.vesty.spb.ru/modules.php?name=News&file=print&sid=4136

ТРАГЕДИЯ В КАРСКОМ МОРЕ

Этот эпизод из военной истории произошел шестьдесят лет назад, когда из Северодвинска вышел конвой БД-5, взяв курс на остров Диксон. Конвой состоял из транспортного судна «Марина Раскова» и трех тральщиков Т-114, Т-116 и Т-118. Казалось, ничто не предвещало беды...

В памяти людей Прошло шестьдесят лет с тех пор, но и сегодня есть люди, прикосновенные к той трагедии и ее последствиям. Среди них - активные участники организации «Полярный конвой» (она объединяет ветеранов - участников северных конвоев в годы войны) капитаны 1-го ранга в отставке Александр Иванович Лукин и Сергей Никифорович Шкодин. Первый был в то время помощником командира тральщика Т-117, который участвовал в спасательной операции. Второй - оперативным дежурным штаба Беломорской военной флотилии, принимал сообщения о трагедии. К сожалению, несколько лет назад ушел из жизни еще один участник трагедии в Карском море - профессор, капитан 1-го ранга в отставке Андрей Васильевич Мозгалевский. Тогда, в 1944-м, он был курсантом Высшего военно-морского инженерного училища и проходил практику матросом на Т-116.

В Петербурге живет сегодня немало людей, чьим родственникам довелось пережить те события в Карском море. Среди них - Камилла Эдуардовна Кузнецова, предоставившая автору этих строк материалы для подготовки статьи. «Эта тема мне особенно близка не только потому, что я уже много лет принимаю участие в работе общественной организации «Полярный конвой», - говорит она, - но и потому, что в той трагедии в Карском море непосредственное участие принимал мой отец - капитан 2-го ранга, флагманский минер походного штаба на Т-118 Эдуард Гансович Аугъяров.

Отец очень редко рассказывал о войне, и об этой трагедии я слышала от него только один коротенький рассказ, да и не рассказ даже, а сказанное вполголоса, но навсегда врезавшееся в память: «Я в воде был...» Справка: данные о количестве погибших в результате трагедии в Карском море разнятся. Их число составляло около трехсот человек. Это были пассажиры «Марины Расковой» и члены экипажей парохода и кораблей охранения.

Роковое решение

Что же случилось в Карском море в августе 1944 года? «Марина Раскова» должна была доставить на остров Диксон 354 пассажира, которые направлялись на полярные станции для смены зимовщиков. Среди пассажиров - 116 женщин и 20 детей, поскольку многие полярники и строители собрались в Арктику семьями. На судне было шесть тысяч тонн груза, в том числе продовольствие, техническое оборудование для арктических строек, радиоаппаратура и т.д. Команда корабля состояла из 51 человека, кроме того на судне была небольшая военная команда из пяти краснофлотцев, сигнальщика и зенитчиков.

Эскортные тральщики имели самые современные по тому времени гидроакустические средства обнаружения подводных лодок и противолодочное вооружение. Справка: транспорт «Марина Раскова», названный так в честь летчицы ночной штурмовой авиации, Героя Советского Союза, совершившей в 1930-х годах несколько рекордов на дальние перелеты и погибшей в январе 1943 года, являлся бывшим американским пароходом. Прежде он назывался «Айрон Кленд» и был передан нашей стороне по ленд-лизу в 1943 году. Тральщики АМ Т-114, Т-116 и Т-118 были построены для Советского Союза в Америке - моряки называли их «наши амики».

Спустя два дня после выхода конвоя из Архангельска, авиацией у острова Диксон была обнаружена вражеская подводная лодка. Об этом было немедленно сообщено на конвой БД-5. Было усилено наблюдение за морем, однако ни сигнальщики, ни гидроакустики ничего тревожного не обнаруживали. К полудню 12 августа на конвой поступило еще одно сообщение об обнаружении подводной лодки. Учитывая такую ситуацию, командир конвоя капитан 1-го ранга А.З.Шмелев принял решение держаться ближе к острову Белый, где из-за небольшой глубины можно было чувствовать себя в относительной безопасности от субмарин врага. Однако, как оказалось, это решение стало роковым...

Против конвоя было применено новейшее оружие

Вечером 12 августа в 60 милях от острова Белый «Марину Раскову» неожиданно потряс подводный взрыв. Поскольку никаких признаков подводных лодок не обнаруживалось, то решили, что корабль наткнулся на мину. Тральщик Т-118 устремился на помощь «Марине Расковой», но он не успел дойти до транспорта, когда и под ним прогремел подводный взрыв, также напоминавший разрыв мины. Через пятнадцать минут тральщик стал погружаться в воду, и командир конвоя приказал экипажу покинуть терпящий бедствие корабль. Погода портилась, начинался шторм. Пассажиров с «Марины Расковой», которая еще держалась на плаву (хотя было ясно, что часы ее сочтены, и гибель неизбежна), в первую очередь женщин и детей, перевели на Т-114. Сюда же доставили шесть моряков с только что затонувшего тральщика Т-118. Всего на Т-114 оказалось свыше двухсот эвакуированных с «Марины Расковой» и погибшего тральщика, в том числе все женщины и дети. Казалось, что теперь уже все самое страшное позади. Однако никто еще не знал, что эта беда не была последней.

После полуночи мощный взрыв прогремел под тральщиком Т-114, где находились спасенные люди. На этот раз, по всем признакам, было очевидно, что корабль был торпедирован подводной лодкой. Вскоре в море показались перископ и рубка вражеской субмарины. Двумя торпедами немецкая подлодка добила «Марину Раскову», которая, разломившись пополам, затонула. Как оказалось впоследствии, «Марина Раскова» и тральщики были потоплены немецкой субмариной, которая применила в Арктике новейшее оружие - бесследные акустические электроторпеды, самонаводящиеся на шум винтов кораблей. Такие торпеды позволяли подводным лодкам атаковать корабли с дальних дистанций, находясь за пределами действия корабельных гидролокаторов. При этом внешние признаки взрывов торпед были очень похожи на взрыв мин, что и ввело в заблуждение наших моряков...

С позиций сегодняшнего дня нам легко судить об ошибках и просчетах, допущенных командованием конвоя и приведших к трагедии. Командиры кораблей были настроены, в первую очередь, на ожидание минной опасности, и в значительно меньшей степени готовились встретиться с торпедным оружием. Остается признать, что гибель конвоя БД-5 стала самой крупной победой немецких подводников на Северном морском пути за все время войны.

Непосредственно выполнила эту боевую операцию немецкая подводная лодка «U-365». Она была спущена на воду 8 июня 1943 года, совершила восемь боевых походов, за время которых потопила четыре судна и повредила одно. Свою гибель она нашла 13 декабря 1944 года восточнее острова Ян Майен, где ее потопила британская авиация.

Спасти удалось не всех...

Повреждения атакованного вражеской субмариной тральщика Т-114 оказались настолько серьезными, что он затонул со всеми, кто находился на борту, практически мгновенно - всего за четыре минуты... Из воды и со спасательных плотов на последний уцелевший от конвоя корабль - тральщик Т-116 - удалось поднять более 180 человек. После обнаружения немецкой субмарины Т-116 развернулся и стал стремительно уходить от конвоя в обратном направлении. Командир тральщика Т-116 капитан-лейтенант В.А.Бабанов оказался перед нелегким выбором: по военным правилам, он должен был вступить в единоборство с подводной лодкой, оставаясь при этом уязвимой мишенью, с другой стороны, на нем лежала ответственность за судьбы людей, которые нашли спасение на его корабле. Если бы подводная лодка потопила Т-116, помощи больше ждать было неоткуда. На трех вельботах, кунгасе и нескольких шлюпках, оставшихся на месте трагедии, находилось более 120 человек с погибших кораблей конвоя. Шторм усилился, и суденышки разбросало в разные стороны.

Их поиски продолжались более двух недель кораблями, а также самолетами Беломорской военной флотилии и полярной авиацией. Операция по спасению стала беспрецедентной по своей продолжительности и масштабам. Тем не менее, спасти удалось только 73 человека. Можно только догадываться, что довелось пережить людям, избежавшим смерти во время столкновения с подводной лодкой, побывавшим в ледяной воде и оказавшимся на две недели практически без продовольствия и питьевой воды. Почти половина моряков были тяжело ранены. Люди умирали от ран, от голода, жажды и холода.

Последнюю группу спасшихся с конвоя обнаружил 23 августа, спустя почти две недели после трагедии, летчик полярной авиации Матвей Ильич Козлов. Он обнаружил кунгас, в котором находилось четырнадцать живых, но уже обессиленных людей, и двадцать пять погибших. «Трупы лежали в два ряда на дне кунгаса, наполненного по колено водой, - сообщал Матвей Козлов в своем рапорте. - На трупах лежали и сидели оставшиеся в живых, из которых примерно шесть человек были способны с трудом передвигаться самостоятельно». Тридцать три часа продолжалась операция по спасению, которая стала беспримерным подвигом экипажа Матвея Козлова. Взлететь с четырнадцатью человеками было невозможно, и Козлов рулил на своем гидросамолете по воде к ближайшему берегу - острову Белый, до которого было около шестидесяти миль...

Сергей ГЛЕЗЕРОВ

Александр Андреев
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3063
Зарегистрирован: 03 Март 2008 06:23
Откуда: Санкт-Петербург

Конвой БД-5 ( 1944 )

Сообщение Александр Андреев » 07 Июнь 2008 00:38

Из книги З. М. Каневского "Цена прогноза", Л. Гидрометеоиздат, 1976


http://victory.mil.ru/lib/books/memo/kanevsky_zm/01.html



Летом 1944 года фашистские подводники продолжали охотиться за советскими судами в Карском море. Случилось так, что самой трагической потерей в навигацию 1944 года — да и, пожалуй, за все годы войны в Арктике — стала гибель советского транспортного судна теплохода «Марина Раскова». Помимо всевозможных грузов, на нем находилось несколько сот пассажиров, в том числе много женщин и детей, — шла смена полярникам, несшим вахту на станциях Карского моря. Транспорт охраняли три минных тральщика Беломорской военной флотилии.

Двенадцатого августа близ острова Белого корабли были атакованы немецкой подводной лодкой.

«Марина Раскова» была торпедирована. А после [63] того как уцелевшие пассажиры и члены экипажа теплохода перебрались на тральщики, фашисты потопили и два из трех эскортных кораблей{2} Лишь одному тральщику удалось вырваться и доставить группу спасенных людей на берег пролива Югорский Шар. В Карском море среди холодных волн остались шлюпки, кунгасы, плоты с живыми и умирающими людьми…

Когда командование Беломорской флотилией и диксоновский штаб морских операций узнали о случившемся, на поиски затерянных в море людей были направлены машины боевой и полярной авиации. Однако дни шли, а обнаружить шлюпки и плоты не удавалось: мешала непогода. Нужно было переждать ее, но можно ли ждать в такой ситуации?! Можно ли ждать, если пилоты знали, что где-то совсем близко, под крыльями их «летающих лодок», скрытые от глаз слоем тумана умирали от ран, от голода и холода люди? Летчиков мучило сознание полнейшего бессилия перед стихией. Тем более, что «хозяева погоды» — синоптики ничего утешительного обещать не могли. И все-таки именно они, синоптики и гидрологи, сообща нашли выход.

Сведения о поисках людей с «Марины Расковой» стекались в штаб морских операций Западного района Арктики на Диксоне, сведения тревожные, оставлявшие все меньше надежд на благополучный исход [64] поисков. Вот тогда-то гидролог Михаил Михайлович Сомов и синоптик Никита Владимирович Шацилло принесли в штаб разработанный ими план поисков затерянных в Карском море людей. План, основанный на опыте, интуиции и расчете.

Вся акватория моря была разбита на квадраты, основанием которых служила извилистая береговая линия. Прогнозисты постарались предусмотреть все: ветер и волнение, особенности морских течений в этом районе и парусность шлюпок с людьми. И в результате появились расчеты скорости, с какой должны дрейфовать в море лодки и плоты, координаты того места, где они могут находиться в данное время. Конечно, все эти цифры были очень и очень приближенными, но начало планомерным поискам было положено.

Перед каждым вылетом летчики получали от гидрометеорологов заранее разработанный маршрут разведки. Пилоты вели машины галсами, то «тыкаясь» в берег, то забирая подальше в открытое море с таким расчетом, чтобы не пропустить цель. Они обследовали обширный район и, пользуясь малейшим улучшением видимости, отыскали наконец несколько шлюпок и плотов.

Было бы слишком просто сказать: «Все остальное явилось лишь делом техники!» Нет, дальнейшее было уже делом редкостной храбрости пилотов М. Козлова, С. Сокола, Е. Евдокимова. Их гидросамолеты садились на крупную, крутую волну. На резиновой надувной лодочке полуживых людей со шлюпок и плотов по очереди доставляли к самолету, после чего летчики с огромным трудом поднимали в воздух свои перегруженные машины и доставляли спасенных на берег. На четвертый день после катастрофы обнаружено и спасено восемнадцать человек, потом — двадцать пять, потом — еще один… Затем военные летчики заметили кунгас, в котором находилось около сорока человек. Но тут снова заштормило, ни о какой посадке на воду не могло быть речи. Наступил одиннадцатый день с момента гибели «Марины Расковой».

…Стоит в московской квартире Матвея Ильича Козлова сувенир из авиационного стекла. На пластинке плексигласа выгравирован рисунок: разорванный торпедой корабль, погружающийся в воду, рядом — пляшущая на волнах шлюпка с людьми и резко идущий [65] на снижение двухмоторный гидросамолет «Каталина». На подставке из того же плексигласа надпись: «Моему второму отцу — летчику полярной авиации Козлову Матвею Ильичу, спасшему меня и товарищей после семидневного пребывания в Карском море в результате гибели 12 августа 1944 года транспорта «Марина Раскова». Пусть этот небольшой сувенир напомнит о действительно героических буднях Вашего славного экипажа в дни Великой Отечественной войны. С глубокой благодарностью и уважением к Вам А. Я. Булах, г. Изюм, 28 декабря 1965 г.»

Матвей Ильич Козлов почти всю жизнь был полярным летчиком. Так уж получилось, что еще в начале 30-х годов его прикомандировали к Главсевморпути и он стал летать над всеми морями Ледовитого океана, над Центральной Арктикой, проводя ледовые разведки, обслуживая навигации, помогая полярникам, работающим на отдаленных метеостанциях. В мае 1937 года М. И. Козлов был одним из тех пилотов, которые впервые в истории сажали тяжелые четырехмоторные воздушные корабли на лед Северного полюса — начинался дрейф четверки папанинцев. В 40-е и 50-е годы летчик принимал участие почти во всех высокоширотных экспедициях, высаживал на лед ученых Арктического института, снабжал необходимыми грузами дрейфующие станции «Северный полюс» и, конечно, продолжал вести ледовую разведку. Свыше двадцати тысяч часов провел он в воздухе, заслужил одиннадцать высших наград, в том числе три ордена Ленина и четыре — Боевого Красного Знамени.

Во время войны с белофиннами М. И. Козлов летал на бомбардировщике, но не для того чтобы бомбить вражеские объекты, а… на разведку погоды! Командование учитывало его огромный «метеорологический» опыт, приобретенный в Арктике, Козлов определял высоту облачности, силу ветра, словом, «давал погоду» своим коллегам, которые вылетали затем на боевое задание. Великую Отечественную войну он встретил на Черном море и здесь уже действовал как «полноправный» боевой летчик, бомбил нефтяные промыслы в Плоешти и фашистские корабли.

Потом его вновь направили в Арктику. Экипаж Козлова принимал участие в спасении американских моряков с конвоя «РО-17» в Баренцевом море, наших [66] матросов, попавших в беду у побережья Ямала. «Попутно» — ледовые разведки, санитарные рейсы на зимовки, перегон с Аляски американских самолетов, шедших по ленд-лизу. И вот теперь полеты к гибнущим в Карском море людям.

23 августа 1944 года «летающая лодка» М. И. Козлова в который уже раз направилась к месту трагедии. «Каталина» была «по горло» заправлена горючим, его могло хватить на сутки с лишним полета. Погода стояла достаточно ясная, но исключительно ветреная, с норд-веста шел жестокий шторм. Совершить посадку в таких условиях нечего было и думать, поэтому Диксон договорился с военными моряками о том, что те вышлют корабли туда, где пилот обнаружит людей. Если обнаружит… Вплоть до подхода спасательного судна Козлову предписывалось барражировать, то есть описывать замкнутые круги, над кунгасом.

Через семь часов после вылета пилот сообщил на Диксон, что видит кунгас с неподвижно лежащими людьми, что в море бушует шторм, сесть невозможно, и он начинает барражирование в ожидании обещанного судна. Ровно девять часов летала «Каталина» над кунгасом, после чего пришла радиограмма, в которой говорилось, что эсминец-спасатель прийти не может и летчики сами должны определить, могут ли они сесть и попытаться спасти людей.

…Невысокого роста, совершенно седой человек в очках долго вглядывается в фотографию. На ней изображены четверо немолодых мужчин в штатских костюмах, стоящие у Кремлевской стены. Матвей Ильич волнуется, торопится назвать каждого из них по имени и отчеству — ведь это его экипаж, с которым почти тридцать лет назад он летал к «Марине Расковой». Нет лишь второго пилота, В. А. Попова, погибшего уже после войны в районе Полярного Урала. Штурман И. Е. Леонов, радист Н. В. Богаткин, механик Н. П. Камирный и сам он, М. И. Козлов. «Когда пришла радиограмма, я их всех спросил: «Что будем делать?» Они ответили: «Поступай по собственному усмотрению, мы на тебя надеемся. К посадке готовы». Козлов повел самолет на посадку.

Высота волны достигала почти четырех метров, и невозможно представить себе, как все это происходило. Во всяком случае, сам Матвей Ильич, вспоминая о той посадке, смущенно разводит руками: в самом [67] деле, как удалось сесть и уцелеть?! Пилоты направили «летающую лодку» на гребень одной волны, оттуда, не задерживаясь, на гребень второй волны, потом — третьей, четвертой, пока окончательно не погасла посадочная скорость самолета. Со стороны это, вероятно, походило на известную игру в «блинчики», когда мальчишки бросают с берега плоский камешек и считают, сколько раз подпрыгнет он на волне. Наконец машина закачалась на воде. Все пока шло хорошо, даже, как выразился Матвей Ильич, «ни одна заклепка не полетела». Выключили моторы, легли в дрейф, стали «подтягиваться» к кунгасу (который, кстати говоря, не сразу обнаружили после посадки: мешали волны). Здоровяк-механик Камирный завел на кунгас швартовый конец, а дальше дело пошло таким же образом, что и во все предыдущие разы: обессиленных людей Камирный и Леонов доставляли в надувной лодке на борт «Каталины», здесь их заботливо укладывали, укутывали, поили горячим чаем…

Почти полтора часа продолжалась эта операция. Из сорока человек, находившихся в кунгасе, лишь четырнадцать оставались живы к моменту прилета Козлова и лишь шестеро из них могли хоть как-то двигаться самостоятельно. Когда же все было закончено, выяснилось, что взлететь с таким грузом в подобную погоду невозможно. И Козлов принял крайне рискованное решение: рулить на гидросамолете, словно на обыкновенной лодке, по бурному морю, в глубинах которого могли таиться гитлеровские подводные лодки!

К счастью, направление волны благоприятствовало пилотам. Они то и дело выключали моторы, перегревавшиеся от непосильной работы, и ложились в дрейф. Волны перекатывались через гидроплан, машина подпрыгивала, словно поплавок. До спасительного берега острова Белого было около шестидесяти миль, и на этот путь летчики затратили около десяти часов. Ранним утром 24 августа они с облегчением увидели идущий навстречу минный тральщик. На него передали тринадцать спасенных, четырнадцатый не выдержал последнего «перелета»…

Из 618 человек, находившихся на борту «Марины Расковой» и на двух погибших тральщиках эскорта, летчикам и морякам удалось спасти 256. Впрочем, правильнее будет сказать иначе: «Летчикам, морякам и работникам Гидрометслужбы!» [68]
Александр Андреев
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3063
Зарегистрирован: 03 Март 2008 06:23
Откуда: Санкт-Петербург

Конвой БД-5 ( 1944 )

Сообщение Александр Андреев » 07 Июнь 2008 00:41

С сайта физического факультета МГУ

http://www.phys.msu.ru/rus/about/sovphys/ISSUES-2005/2(44)-2005/podvig/


Подвиг в Баренцовом море

В преддверии 60-летия нашей Победы в Великой Отечественной войне хочется вспомнить об одном из лучших полярных летчиков - Матвее Ильиче Козлове. В начале 30-х годов его прикомандировали к Главморсевпути, и он стал летать над морями Северного Ледовитого океана и Центральной Арктикой. В мае 1937 года М.И.Козлов был одним из пилотов, которые впервые в истории сажали тяжелые четырехмоторные самолеты на лед Северного полюса - начинался дрейф экспедиции И.В.Папанина.

Во время войны с белофиннами М.И.Козлов участвовал в боевых вылетах. Так как он имел большой метеорологический опыт, приобретенный в Арктике, он вылетал на разведку погоды, определял высоту облачности, силу и направление ветра, словом, давал погоду своим коллегам, которые затем вылетали на боевые задания.

Великую Отечественную войну М.И.Козлов встретил на Черном море, летал бомбить нефтяные промыслы в Румынии и фашистские корабли в Черном море, затем его вновь направили в Арктику. Экипаж М.И.Козлова принимал участие в спасении английских и американских моряков с конвоя PQ-17 в Баренцевом море.

12 августа 1944 года в Карском море произошло одно из самых трагических событий за все годы войны в Советской Арктике. Фашистскими подводниками, пиратствовавшими в наших водах, был торпедирован транспорт "Марина Раскова". Помимо всевозможных грузов на нем находилось несколько сот пассажиров, в том числе женщин и детей - шла смена полярникам, несшим вахту на станциях Карского моря. Транспорт затонул. В холодном штормовом бушующем море на спасательных кунгасах, шлюпках и плотах оказались оставшиеся в живых люди. На поиски затерянных в бушующем море людей были направлены самолеты боевой и полярной авиации. Шли дни, но обнаружить людей не удавалось - мешала непогода. Наконец, пользуясь малейшим улучшением видимости, отыскали несколько шлюпок и плотов. Было бы слишком просто сказать: "Все остальное - дело техники". Нет, дальнейшее было делом редкостной храбрости пилотов М.Козлова, С.Сокола, Е.Евдокимова и членов их экипажей. "Каталины" (летающие лодки) садились на крупную крутую волну. На резиновых надувных лодках полуживых людей со шлюпок и плотов доставляли к самолетам, грузили, после чего летчики с огромным трудом поднимали в воздух свои перегруженные "Каталины". На четвертый день после катастрофы было обнаружено и спасено 44 человека. Затем военные летчики обнаружили кунгас, в котором находилось около сорока человек. Но тут снова заштормило, ни о какой посадке на воду не могло быть и речи. Наступили одиннадцатые сутки с момента гибели "Марины Расковой".

24 августа 1944 года экипаж летающей лодки в составе: командир М.И.Козлов, второй пилот В.А.Попов, штурман И.Е.Леонов, б/механик Н.П.Камирный и б/радист Н.В.Богаткин поднял в воздух под завязку заправленную (в этом случае топлива хватает более чем на сутки полета) "Каталину" и, в который раз, направились к месту трагедии. Погода была ясная, но исключительно ветреная, с норд-оста надвигался жестокий шторм. Совершить посадку в таких условиях было невозможно. Поэтому остров Диксон договорился с военными моряками о том, что те вышлют корабль туда, где летчики обнаружат людей. Если обнаружат, то до подхода кораблей М.И.Козлову предписывалось барражировать (то есть описывать замкнутые круги) над кунгасом. Через семь часов после вылета экипаж сообщил на Диксон, что видит кунгас с неподвижно лежащими людьми, что в море бушует шторм, сесть невозможно, и они начинают барражирование в ожидании спасательного судна. Ровно девять часов летала "Каталина" над кунгасом, после чего пришла радиограмма, в которой говорилось, что эсминец-спасатель из-за непогоды прийти не может и летчики должны сами определить, смогут ли они сесть на воду и попытаться спасти людей.

Когда пришла радиограмма с Диксон Матвей Ильич спросил свой экипаж: "Что будем делать?" Все ответили: "Принимай командир решение, мы тебе верим. К посадке готовы". И командир повел самолет на посадку. Вдумайтесь - военный корабль из-за шторма не может прибыть в данный район! и что совершает экипаж М.И.Козлова в этих погодных условиях!

Сам Матвей Ильич, вспоминая о той посадке, смущенно разводил руками: "В самом деле, как нам удалось сесть и уцелеть?!" Пилоты направили "Каталину на гребень одной волны, оттуда на гребень второй, третьей, четвертой и так далее, пока окончательно не погасла посадочная скорость самолета. С трудом нашли кунгас - мешали волны. Из сорока человек, находившихся на кунгасе, лишь 14 были живы и только 6 из них могли самостоятельно передвигаться. 1,5 часа летчики перевозили людей на самолет, где их укладывали, укутывали, отпаивали горячим чаем. Когда все было закончено, выяснилось, что взлететь с такой перегрузкой в подобную погоду невозможно! И командир принимает единственное, но крайне рискованное решение: рулить на гидросамолете, словно на обыкновенной лодке, по бушующему морю. К счастью, направление волны благоприятствовало пилотам, но до спасительного берега острова Белый было около 60 миль! Моторы перегревались от непосильной работы, и их периодически приходилось выключать и ложиться в дрейф. На этот путь летчики затратили около 10 часов.

Давайте немного посчитаем: через семь часов полета летчики обнаружили кунгас с людьми; девять часов барражировали над кунгасом; 1,5 часа загружали в свой самолет спасенных людей; десять часов добирались по воде до берега. Итого получается 27,5 часов непрерывной борьбы за спасение попавших в беду людей. Разве это не подвиг!? Никто ни до, ни после М.И.Козлова не совершал подобного!

Матвей Ильич Козлов налетал свыше двадцати тысяч часов, заслужил одиннадцать высших наград, в том числе три ордена Ленина и четыре Боевого Красного Знамени. Неоднократно представлялся к званию Героя Советского Союза и только из-за незначительного бытового проступка представления отклоняли, и он не получил этого звания (уровень требований к "Герою" был тогда очень высок!).

А.М.Рекстен
Александр Андреев
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3063
Зарегистрирован: 03 Март 2008 06:23
Откуда: Санкт-Петербург

Конвой БД-5 ( 1944 )

Сообщение Александр Андреев » 07 Июнь 2008 02:23

http://www.arhpress.ru/volna/2004/8/27/13-p.shtml


Волна
27 августа 2004 (32)
Людмила ЧИЖЕНКО,


Трагедия в Карском море


12 августа 2004 года исполнилось 60 лет со дня трагической гибели парохода "Марина Раскова", который был торпедирован немецкой подводной лодкой в Карском море

В годы Великой Отечественной войны моря Ледовитого океана были ареной ожесточенной борьбы, которая шла на воде и под водой, в воздухе и на побережье. Даже в 1944 году, когда уже был ясен исход войны, гитлеровцы вновь направили свои подводные лодки в Карское море.

Безопасность советского судоходства в Белом, Баренцевом, Карском морях обеспечивала Беломорская военная флотилия, входившая в состав Северного флота.

Январь 1943 года. Ледоколы ввели в устье Двины крупнотоннажный пароход под американским флагом. Судно находилось в аварийном состоянии. Вследствие повреждения кормовой части корпуса оно имело течь и большой крен. В таком состоянии моряки Северного морского пароходства приняли от американского экипажа пароход "Айронклед", прибывший в Архангельск в составе каравана судов. Перед моряками стояла задача - к весне 1943 года своими силами обеспечить плавучесть судна до постановки его в док.

Приказом Наркома Морского флота СССР пароходу было присвоено имя "Марина Раскова" в честь бесстрашной летчицы, громившей врага в небе.

В эти нелегкие для экипажа дни на борт "Марины Расковой" прибыли начальник Северного морского пароходства Н.В.Новиков и представитель Военно-Морского Флота. Они рассказали экипажу о важности предстоящего задания после докования и об ускорении ремонта транспорта. Моряки трудились по-фронтовому, без выходных, по 12 часов в сутки.

Летом 1943 года судоремонтники "Красной кузницы" продоковали судно, устранив повреждения корпуса. И в октябре пароход "Марина Раскова" под советским флагом был готов к выполнению ответственного задания. Глухой ночью 9 октября 1943 года транспорт вышел в рейс на Новую Землю, имея на борту ценный груз, топливо, продукты питания, одежду, оборудование для новоземельцев и около 150 пассажиров.

В горле Белого моря "Марину Раскову" взяли под охрану эсминцы "Гремящий" и "Громкий". Командовал конвоем капитан первого ранга Герой Советского Союза Антон Иосифович Гурин.

Расстояние до Белушьей губы в нормальных условиях конвой мог пройти за 50-60 часов, но на вторые сутки конвой попал в сильный шторм. Ураганный ветер. У транспорта сломалось рулевое, и он стал неуправляем. Разъяренный океан бросал огромный транспорт, как щепку. Несколько раз "Гремящий" подходил к нему, чтобы взять на буксир, но буксирные тросы рвались, как тонкие струны.

В штормовой обстановке осуществить это решение было чрезвычайно трудно, однако совместными усилиями моряков Северного флота и экипажа судна буксиры были заведены.

Эсминцы, держа на буксире за нос и корму "Марину Раскову", обеспечивали ее продвижение по курсу. К концу четвертых суток пути на горизонте вырисовались Новоземельские горы.

Радостно встретили жители Новой Земли моряков. Разгрузка судна при морозе до 35 градусов производилась круглосуточно. Поврежденный руль для обратного перехода в Архангельск был восстановлен своими силами.

6 ноября 1943 года транспорт "Марина Раскова" в сопровождении кораблей конвоя подошел к бую Архангельского порта, и вскоре судно ошвартовалось у стенки завода "Красная кузница" для заводского ремонта поврежденного руля.

Рассказ об этом рейсе "Марины Расковой" я слышала еще в детстве от его участника - старшего механика судна - Бориса Васильевича Архангельского, который был другом моего отца с 1923 года, с момента учебы в Архангельском морском техникуме до конца жизни. И еще не раз транспорт "Марина Раскова" в годы Великой Отечественной войны осуществлял воинские и народнохозяйственные перевозки в Баренцевом, Белом и Карском морях, а этот рейс от 8 августа 1944 года оказался для него последним.

12 августа 1944 года пароход был торпедирован немецкой подводной лодкой и потоплен в Карском море.

А было это так. Конвой "БД-5" (Белое море - Диксон, N 5) вышел из Архангельска 8 августа 1944 года. В составе его был пароход "Марина Раскова" и три эскортных корабля-тральщика "Т-114", "Т-116", "Т-118". В трюмах транспорта находилось 6500 тонн различных грузов (продовольствие для полярных станций, оборудование для арктических строек). Кроме того, на борту было 354 пассажира: одна группа следовала на полярные станции для смены зимовщиков, другая направлялась на Нордвикстрой. Здесь же находились военнослужащие Карской авиабазы. Среди пассажиров были 116 женщин и 24 ребенка.

Команда судна состояла из 51 человека, из них 9 - женщин. Командовал судном капитан дальнего плавания Северного морского пароходства В.А.Демидов.

Командиром конвоя шел капитан I ранга А.З.Шмелев, служивший на Северном флоте с начала войны.

В море конвой построился в установленный походный ордер: впереди "Марины Расковой" в десяти кабельтовых шел тральщик "Т-118" под флагом командира конвоя, слева и справа в двенадцати кабельтовых от судна заняли свои места тральщики "Т- 114" и "Т-116". Конвой шел "молча": его радиостанциям было запрещено передавать в эфир какие-либо сообщения, чтобы не быть запеленгованными противником. Для переговоров между кораблями использовался световой семафор.

Оценив обстановку, командир конвоя пошел в Карское море не через пролив Карские ворота, как предполагалось первоначально, а через Югорский шар. К концу суток 10 августа конвой достиг входа в пролив. Войдя в Карское море, конвой направился на северо-восток в обход острова Белый.

В ночь на 11 августа капитан I ранга А.З.Шмелев, следовавший на "Т-118", получил оповещение об обнаружении подводной лодки в бухте Полынья. Было усилено наблюдение за морем, однако ни сигнальщики, ни гидроакустики не обнаружили ничего тревожного. К полудню 12 августа поступило новое оповещение об обнаружении подводной лодки у острова Вардропер.

Конвой изменил курс, чтобы держаться ближе к острову Белый, где малые глубины могли затруднить действия подводных лодок.

В 19 часов 57 минут в 60 милях к западу от острова Белый на транспорте "Марина Раскова" раздался сильный глухой взрыв.

Судно получило пробоину, крен на правый борт, вышли из строя два котла, остановилась машина. Команда судна во главе с капитаном В.А.Демидовым предупредила панику среди пассажиров и организовала борьбу с поступлением воды.

Командир конвоя, решив, что транспорт подорвался на мине, приказал тральщикам "Т-116" и "Т-118" оказать пострадавшему судну помощь, а третьему, "Т-114", осуществлять противолодочную оборону.

Дальность действия гидроакустической аппаратуры на "Т-114" не превышала 12 кабельтовых. Поиск подводной лодки результатов не давал, а она, как выяснилось позже, находилась в этом районе.

В 20 часов 04 минуты при подходе к транспорту был торпедирован и через 27 минут затонул флагманский тральщик "Т-118".

Оставшиеся в живых члены экипажа и командир конвоя перешли на тральщик "Т-114". И на этот раз следов подводной лодки не было обнаружено. Капитан I ранга Шмелев еще более утвердился в мнении, что конвой попал на минное поле. По его приказанию тральщики включили акустические тралы для подрыва мин и занялись спасением личного состава транспорта.

Когда "Т-114" стал на якорь, его настигла торпеда. Тральщик вместе с частью экипажа и командиром конвоя погиб. Вскоре с одной из спасательных шлюпок заметили вдалеке рубку подводной лодки. Уцелевший тральщик "Т-116", принявший на борт 186 человек, в том числе восемь тяжело раненных, вынужден был уйти.

После этого подводная лодка в 2 часа 15 минут двумя торпедами добила поврежденный транспорт и оставила район атаки.

Впоследствии стали известны и причины этой трагедии. Фашистские подводники при нападении на конвой впервые применили в водах Арктики новое оружие - бесследные акустические электроторпеды, оборудованные магнитными взрывателями, которые самонаводились на шум винтов корабля и поражали цель, взрываясь под действием магнитного поля. Это позволяло подводным кораблям атаковать корабли с дальних дистанций (25-30 кабельтовых).

Командование флотилии принимало все возможные меры по спасению людей, оставшихся в районе бедствия. В поисках участвовали гидросамолет "Каталина", тральщики, катера, полярники и метеорологи береговых станций. Разбросанные штормом в разные стороны шлюпки с людьми на веслах и под парусом двигались к острову Белый. Находившиеся в шлюпках, особенно женщины и дети, умирали от холода и голода. Шторм, густые туманы не позволяли летчикам обнаружить их в море, но лишь туман несколько рассеивался, и военные летчики, рискуя собственной жизнью, вырывали умирающих из ледяных объятий смерти. Беспримерный подвиг совершил подполковник М.И.Козлов. Переполненная спасенными людьми "Каталина" не могла взлететь, и Матвей Ильич - этот мужественный человек - вел 50 миль до острова Белый гидросамолет, словно катер, по бушующему морю, среди огромных волн.

Авиации удалось спасти 73 человека. Поиски продолжались до третьего сентября, но больше никого обнаружить не удалось. Вельбот капитана транспорта В.А.Демидова, на котором было десять человек, пропал без вести. Кунгас с телами умерших, в основном пассажиров (86 человек), с "Марины Расковой" прибило в конце августа к острову Белый. Они были погребены полярниками в братской могиле.

Удалось спасти: 186 человек тральщиком "Т-116" и авиацией - 73 человека.

Из 636 человек, находившихся на "Марине Расковой" и тральщиках "Т-114" и "Т- 118", погибло более 300 человек.

Гибель конвоя "БД-5" была самой трагической потерей в советской Арктике в годы Великой Отечественной войны.

История донесла до наших дней и сохранила в памяти народной немало примеров подлинного героизма моряков-северян, и мы, потомки их, должны знать это и помнить.

Людмила ЧИЖЕНКО, дочь старшего механика ледокола "Красин".

Кабельтов - внесистемная единица длины, применяемая в навигации для измерения сравнительно небольших расстояний, равная 185,2 м (или 0,1 морской мили).

Кунгас - парусное рыбацкое или транспортное судно прибрежного плавания
Александр Андреев
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3063
Зарегистрирован: 03 Март 2008 06:23
Откуда: Санкт-Петербург

Конвой БД-5 ( 1944 )

Сообщение [ Леспромхоз ] » 07 Июнь 2008 16:03

газета “Тюменские известия”
№100 (4603) 7.06.2008 г.

"От ямальских краеведов..."
Ямальские краеведы договорились с региональным отделением партии “Справедливая Россия” организовать совместный поход-поминовение к месту гибели теплохода “Марина Раскова” и двух минных тральщиков Северного флота, рассказал депутат Госдумы Ямала, председатель общества краеведов “Обдория” Валерий Степанченко.

По сообщению ИА “Север-Пресс”, письма с просьбой рассмотреть эту идею на государственном либо партийном уровне, а также принять участие в организации общероссийской экспедиции памяти, посвященной празднованию 65-летия Победы в Великой Отечественной войне, были направлены заместителю председателя Госдумы России Артуру Чилингарову и председателю Совета Федерации, лидеру “Справедливой России” Сергею Миронову.

Теплоход “Марина Раскова”, на борту которого находились сотрудники полярных станций и члены их семей, а также сопровождавшие судно два минных тральщика были торпедированы немецкой подводной лодкой в акватории Карского моря в шестидесяти милях от острова Белый 12 августа 1944 года. В результате атаки по различным данным погибли от двухсот до четырехсот человек. Столько лет прошло с того трагического события, а до сих пор нет точного списка погибших.

Если общероссийская экспедиция к месту гибели теплохода состоится, то ямальцы установят на острове Белый памятный знак.

http://www.t-i.ru/?w=2&articleID=18927
Каждый заблуждается в меру своих возможностей.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Конвой БД-5 ( 1944 )

Сообщение Александр Андреев » 07 Июнь 2008 16:10

padsee пишет:газета “Тюменские известия”
№100 (4603) 7.06.2008 г.

"От ямальских краеведов..."
Ямальские краеведы договорились с региональным отделением партии “Справедливая Россия” организовать совместный поход-поминовение к месту гибели теплохода “Марина Раскова” и двух минных тральщиков Северного флота, рассказал депутат Госдумы Ямала, председатель общества краеведов “Обдория” Валерий Степанченко.

По сообщению ИА “Север-Пресс”, письма с просьбой рассмотреть эту идею на государственном либо партийном уровне, а также принять участие в организации общероссийской экспедиции памяти, посвященной празднованию 65-летия Победы в Великой Отечественной войне, были направлены заместителю председателя Госдумы России Артуру Чилингарову и председателю Совета Федерации, лидеру “Справедливой России” Сергею Миронову.

Теплоход “Марина Раскова”, на борту которого находились сотрудники полярных станций и члены их семей, а также сопровождавшие судно два минных тральщика были торпедированы немецкой подводной лодкой в акватории Карского моря в шестидесяти милях от острова Белый 12 августа 1944 года. В результате атаки по различным данным погибли от двухсот до четырехсот человек. Столько лет прошло с того трагического события, а до сих пор нет точного списка погибших.

Если общероссийская экспедиция к месту гибели теплохода состоится, то ямальцы установят на острове Белый памятный знак.

http://www.t-i.ru/?w=2&articleID=18927

К нам в музей, в конце мая, приезжал Сергей Владимирович Шулинин, корреспондент "Ямальского меридиана" - инициатор этой идеи.
27 мая у нас состоялась встреча, на которой присутствовал так же и Андрей Юрьевич Горяинов.
Идея крайне интересная и благородная, потому мы и взялись все вместе оказать информационную поддержку этому проекту.
Александр Андреев
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3063
Зарегистрирован: 03 Март 2008 06:23
Откуда: Санкт-Петербург

Конвой БД-5 ( 1944 )

Сообщение Иван Кукушкин » 07 Июнь 2008 17:15

alex_andr пишет:Северные Конвои: Исследования, воспоминания, документы

... Справка: транспорт «Марина Раскова», названный так в честь летчицы ночной штурмовой авиации, Героя Советского Союза, совершившей в 1930-х годах несколько рекордов на дальние перелеты и погибшей в январе 1943 года, являлся бывшим американским пароходом. Прежде он назывался «Айрон Кленд» и был передан нашей стороне по ленд-лизу в 1943 году.

В "Северных конвоях" выпуск 4 предыдущее название "Расковой" пишут как "Айронклайд":

... Хорошо вооруженными оказались и полученные от союзников суда: в 1943 годду крупнотоннажное судно «Айронклайд», переименованное в «Марину Раскову»...

[ Л.Б. Красавцев, "Вооружение торговых судов на Севере в Великую Отечественную Войну 1941—1945", сборник "Северные конвои" выпуск 4, Архангельск, 2000 ]
Спасём нашу «Арктику»! arktika.polarpost.ru
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11438
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Конвой БД-5 ( 1944 )

Сообщение Иван Кукушкин » 07 Июнь 2008 21:54

Просьба в нижепреведенном тексте не принимать серьзено во внимание комментарии автора.
Судя по ним, автор считает себя военным специалистом уровня не ниже Жукова, но это не так.

В описании гибели "Марины Расковой" также умалчивается тот факт, что успешность нападения U-365 во многом определило применение новых типов торпед.


В конце августа — сентябре 1944 г. в Карском море продолжалось ожесточенное сражение между шестью германскими подводными лодками группы «Грейф» и советскими противолодочными силами.
Направлявшийся из Архангельска на остров Диксон конвой БД-5 в составе транспорта «Марина Раскова» и тральщиков Т-118, Т-114 и Т-116. 12 августа находился в Карском море и шел прямым курсом без применения противолодочного зигзага к месту назначения. Впереди транспорта шел тральщик Т-118, справа и слева на курсовом угле 80° — тральщики Т-114 и Т-116, все на дистанции от транспорта 12—14 кабельтовых.


В 19 ч. 57 мин. в 60 милях западнее остров Белый на глубине около 40 м на транспорте «Марина Раскова» произошел взрыв с правого борта в средней его части Командир конвоя, считая, что корабли попали на минное поле [52], приказал тральщикам Т-116 и Т-118 подойти к транспорту для оказания помощи, а тральщику Т-114 — вести противолодочную оборону. Донесение о случившемся послано не было. На самом же деле конвой атаковался подводная лодка U-365.

В 20 ч. 04 мин. на тральщике Т-118 при подходе к транспорту на 1,5—2 кабельтовых произошел взрыв в кормовой части с левого борта, и через 27 мину тральщик затонул. Командир конвоя был поднят на борт тральщика Т-114 и через 25 минут снова начал управлять конвоем. Пренебрегая опасностью от подводных лодок, он сосредоточил все свое внимание на спасении личного состава и приказал тральщикам Т-114 и Т-116 подойти к борту транспорта для спасения людей, тем самым сняв полностью противолодочную оборону.

В 20 ч. 25 мин. тральщику Т-114 было приказано стать на якорь. В 22 ч. 00 мин с борта Т-116 наблюдали в расстоянии 65—70 кабельтовых шлюпку под парусом, но не придали этому значения, полагая, что это шлюпка с транспорта. Около 24 ч. 00 мин. парус наблюдался вторично 13 августа в 0 ч. 15 мин. с катера, шедшего от транспорта к тральщику Т-116 были обнаружены две подводные лодки Первая маскировалась парусом и шла по направлению к тральщику Т-114. Вторая под перископом шла сначала к транспорту, а потом повернула на тральщик Т-116 В 0 ч. 45 мин. стоявший на якоре тральщик Т-114 был атакован Торпедой с подводной лодки и в 0 ч. 49 мин. затонул со всем экипажем. На тральщике погиб также командир конвоя капитан 1-го ранга Шмелев.

В 1 ч. 00 мин. командир Т-116 капитан-лейтенант В.А. Бабанов получил доклад от личного состава тральщика об обнаружении перископа подводной лодки противника, но вместо поиска и атаки лодки решил уходить в Хабарово. На борту тральщика находились 186 человек, спасенных с других кораблей. (Приблизительно столько же человек находились на борту Т-114.) Об обстановке и своем решении командир Т-116 донес командующему Беломорской флотилией только в 1 ч. 30 мин. и получил приказание, если транспорт и тральщик Т-114 остались еще на плаву, находиться около них для противолодочной обороны, а в противном случае идти в Хабарово. Это приказание на тральщике получили в 11 ч. 00 мин., но ответа на радиограмму не дали, и Т-116 продолжал идти в Хабарово, куда прибыл в 23 ч. 57 мин.
В момент ухода Т-116 из района атаки транспорт «Марина Раскова» еще находился на плаву. На нем оставались еще 7 человек, в том числе и капитан транспорта. У борта транспорта были шлюпки с тральщика Т-116 с семью гребцами, и, кроме того, на различных спасательных средствах находились личный состав с погибших тральщиков, а также команда и пассажиры транспорта.


Около 2 ч. 15 мин. транспорт «Марина Раскова» был вторично атакован вражеской подводной лодкой и после попадания двух торпед потонул. Спустя 10— 15 минут после атаки лодка всплыла в позиционное положение на расстоянии 2 кабельтовых от места гибели транспорта и, пройдя между оставшимися на воде шлюпками с людьми, ушла из района атаки.

Замечу, что на транспорте «Марина Раскова» находились 55 человек команды и 354 пассажира, включая женщин и детей. А в состав конвоя входили не мобилизованные рыболовные траулеры, а полученные по ленд-лизу американские тральщики типа AM (стандартное водоизмещение — 914 т, скорость — 13 узлов, вооружение: одно 76,2-мм, два 40-мм, шесть 20-мморудий, 3 бомбомета ПЛО).

Причин разгрома конвоя две: грамотные действия командира подводной лодки U-365 Ведемеера и бездарное командование конвоем. Болтовня наших авторов о том, что «362 человека стали жертвами немецких подводных пиратов», — полнейший бред. Транспорт «Марина Раскова» имел хорошо различимую 76-мм щитовую установку на носу и сопровождался тремя боевыми кораблями. Что же, Ведемеер должен был пропустить конвой мимо?

Изображение


Советское командование было серьезно озадачено действиями U-365. Командующий Беломорской флотилией контрадмирал С. Г. Кучеров в связи с обнаружением неприятельских подводных лодок в Карском море и гибелью транспорта «Марина Раскова» и двух тральщиков приказал: временно закрыть для плавания район гибели кораблей; ледоколу «Иосиф Сталин» и транспортам, следующим на восток, идти только во льдах и по большим глубинам.

примечание [52] - не ссылка на источник, а комментарий: "Последующими тральными работами в этом районе мин обнаружено не было"


[ А.Б. Широкорад, «Битва за Русскую Арктику XVI-XXI вв.», М., "Вече", 2008 ]
Спасём нашу «Арктику»! arktika.polarpost.ru
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11438
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Конвой БД-5 ( 1944 )

Сообщение Иван Кукушкин » 08 Июнь 2008 02:34

U-365 и «Марина Раскова» в зарубежных источниках.

U-365

Type — VIIC
Ordered — 20 Jan, 1941
Laid down — 21 Apr, 1942 ; Flensburger Schiffsbau, Flensburg (werk 484)
Launched — 9 Mar, 1943
Commissioned — 8 Jun, 1943 Oblt. Heimar Wedemeyer
Commanders:
— 8 Jun, 1943 - 17 Nov, 1944 Kptlt. Heimar Wedemeyer
— 18 Nov, 1944 - 13 Dec, 1944 Oblt. Diether Todenhagen


Career: 11 patrols:
— 8 Jun, 1943 - 29 Feb, 1944 5. Flottille (training)
— 1 Mar, 1944 - 8 Jun, 1944 9. Flottille (front boat)
— 9 Jun, 1944 - 13 Dec, 1944 13. Flottille (front boat)


Successes:
— 1 ship sunk for a total of 7.540 GRT
— 3 warships sunk for a total of 1.355 tons
— 1 warship damaged for a total of 1.710 tons


Fate: Sunk 13 Dec, 1944 in the Arctic Ocean east of Jan Mayen, in position 70.43N, 08.07E, by depth charges from 2 Swordfish aircraft (Sqdn. 813/L/Q) from the British escort carrier HMS Campania. 50 dead (all hands lost).

[ http://www.uboat.net/boats/u365.htm ]


Patrols by U-365

## Commander — Departure — Arrival — Days

01. Kptlt. Heimar Wedemeyer 19 Feb, 1944 Kiel 22 Feb, 1944 Bergen 4 days
02. Kptlt. Heimar Wedemeyer 26 Mar, 1944 Bergen 5 Apr, 1944 Bergen 11 days
03. Kptlt. Heimar Wedemeyer 08 Apr, 1944 Bergen 24 Apr, 1944 Bergen 17 days
04. Kptlt. Heimar Wedemeyer 01 May, 1944 Bergen 21 May, 1944 Bergen 21 days
05. Kptlt. Heimar Wedemeyer 03 Jun, 1944 Bergen 7 Jun, 1944 Skjomenford 5 days
06. Kptlt. Heimar Wedemeyer 23 Jun, 1944 Skjomenford 22 Jul, 1944 Hammerfest 30 days
07. Kptlt. Heimar Wedemeyer 05 Aug, 1944 Hammerfest 25 Aug, 1944 Hammerfest 21 days
08. Kptlt. Heimar Wedemeyer 27 Aug, 1944 Hammerfest 28 Aug, 1944 Narvik 2 days
09. Kptlt. Heimar Wedemeyer 28 Sep, 1944 Narvik 3 Oct, 1944 Bogenbucht 6 days
10. Kptlt. Heimar Wedemeyer 07 Oct, 1944 Bogenbucht 8 Oct, 1944 Tromsö 2 days
11. Kptlt. Heimar Wedemeyer 12 Oct, 1944 Tromsö 11 Nov, 1944 Kilbotn 31 days
12. Oblt. Diether Todenhagen 22 Nov, 1944 Kilbotn 13 Dec, 1944 Sunk 22 days


[ http://www.uboat.net/boats/patrols/u365.html ]

Ships hit by U-365

Date — U-boat — Commander — Name of ship — Tons — Nat. — Convoy

12 Aug, 1944 U-365 Heimar Wedemeyer Marina Raskova 7.540 sj BD-5
12 Aug, 1944 U-365 Heimar Wedemeyer T-114 625 sj BD-5
12 Aug, 1944 U-365 Heimar Wedemeyer T-118 625 sj BD-5
05 Dec, 1944 U-365 Diether Todenhagen BO-230 105 sj
11 Dec, 1944 U-365 Diether Todenhagen HMS Cassandra 1.710 br RA-62
(R 62) (d.)


4 ships sunk (8.895 tons) and 1 ship damaged (1.710 tons).

[ http://www.uboat.net/boats/successes/u365.html ]

Allied Ships hit by U-boats: Marina Raskova

Name: Marina Raskova
Type: Steam merchant
Tonnage: 7.540 tons
Completed: 1919 - Merchant Shipbuilding Corp, Chester PA
Owner: Severnoje Gosudarstvennoe Morskoe Parokhodstvo (SGMP)
Homeport: Archangelsk
Date of attack: 12 Aug, 1944
Nationality: Soviet
Fate: Sunk by U-365 (Heimar Wedemeyer)
Position: 73.22N, 66.35E - Grid AT 6434
Complement: 632 (373 dead and 259 survivors).
Convoy: BD-5
Route: White Sea - Dikson


History: Ordered 1917 as Salisbury for Shawmut SS Co, but requisitioned by US Shipping Board and completed as Mystic. 1919 returned to the owner and 1924 sold to United Ship & Commerce. 1930 renamed Munmystic for Munson SS Co and 1937 renamed Iberville for Waterman SS Co. 1941 taken over by the War Shipping Administration and renamed Ironclad.

In July 1942, the Ironclad arrived in North Russia, having survived the battle around convoy PQ-17. On 13 September, she was due to sail with convoy QP-14 but stranded on a sand bank near Molotovsk Roads due to a jammed rudder. After two hours the ship was towed free and the damage to the bottom was repaired at Archangelsk. On 24 November, she sailed with convoy QP-15 and stranded in the White Sea north of Gorjanov Island. The new damage to the bottom caused the ship to settle in shallow waters. The ship was on 11 December salvaged by the Soviets. On 25 Mar, 1943, the repairs were finished and the ship given to the Sovietunion under the lend-lease agreement and renamed Marina Raskova.

Notes on loss: At 18.53 hours on 12 Aug, 1944, U-365 attacked the convoy BD-5 in Kara Sea with a spread of three FAT torpedoes and hit the Marina Raskova, which continued damaged. The U-boat was attacked by the escorting minesweepers, but at 19.03 hours, managed to sink T-118 with a Gnat and at 23.45 hours T-114 with a T-3 torpedo. The merchant sank following two coups de grâce at 01.04 and 01.23 hours on 13 August in 73°21N/67°20E. Of the 632 men on the three ships, only 259 were rescued. 186 were picked up by T-116 and 73 others by Soviet MBR-2 flying boats.

[ http://www.uboat.net/allies/merchants/3313.html ]

Books dealing with this subject include:
— German U-Boat Losses During World War II, Niestle, Axel, 1998
— U-Boat Operations of the Second World War - Vol 1, Wynn, Kenneth, 1998
— U-Boat Operations of the Second World War - Vol 2, Wynn, Kenneth, 1998
— U-Boats at War, Showell, Jak P. Mallmann, 2001
Спасём нашу «Арктику»! arktika.polarpost.ru
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11438
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Конвой БД-5 ( 1944 )

Сообщение Иван Кукушкин » 08 Июнь 2008 03:07

...В 1944 г. остались без смены многие станции центрального сектора Арктики. Пароход «Марина Раскова» с новыми работниками, многие из которых ехали с семьями, был потоплен 12 августа в районе о.Белого германской подводной лодкой U-365 вместе с кораблями охранения - тральщиками АМ-114 и АМ-118 [12]. Погибло 362 человека, в том числе 107 женщин и 24 ребенка. Это была самая крупная военная катастрофа в Северном Ледовитом океане. Часть пассажиров с огромным трудом спасли летчики М.И.Козлов и С.М. Сокол, многие замерзли уже в спасательных шлюпках.

В конце августа к о.Белому прибило кунгас с телами погибших. Высланная похоронная команда захоронила их близко к урезу воды, и могила была размыта волнами и разорена медведем. Сотрудники полярной станции во главе с Ф.П.Снегиревым в середине августа 1947 г. сделали новое захоронение за линией самых сильных штормов и поставили столбик с надписью [3, ед.хр.3253]. В 1994 г. вместе с группой участников российско-шведской экспедиции «Экология тундры-1994» и охотником Петром Окотэтто мы искали его, но безуспешно…

сноска в тексте на:

[12] Белов М.И. Научное и хозяйственное освоение Советского Севера 1933-1945 // История открытия и исследования Северного морского пути. Т.4. Л., 1969.

[ "Полярная линия фронта" в статье Ф.А. Романенко, О.А. Шиловцева "Судьба российских полярных станций на фоне глобального потепления", «Природа» №9, 2004 г. http://vivovoco.rsl.ru/VV/JOURNAL/NATURE/09_04/POLAR.HTM ]
Спасём нашу «Арктику»! arktika.polarpost.ru
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11438
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Конвой БД-5 ( 1944 )

Сообщение Иван Кукушкин » 08 Июнь 2008 04:03

Иван Кукушкин пишет:...Причин разгрома конвоя две: грамотные действия командира подводной лодки U-365 Ведемеера и бездарное командование конвоем. Болтовня наших авторов о том, что «362 человека стали жертвами немецких подводных пиратов», — полнейший бред. Транспорт «Марина Раскова» имел хорошо различимую 76-мм щитовую установку на носу и сопровождался тремя боевыми кораблями. Что же, Ведемеер должен был пропустить конвой мимо?

[ А.Б. Широкорад, «Битва за Русскую Арктику XVI-XXI вв.», М., "Вече", 2008 ]

Не нравится мне эта категоричность. Но идея списать все на "бездарность" — не нова:

...О разнице в подготовке советских военных моряков и кадров наших союзников свидетельствует, в частности, такой факт. В 1941 году по просьбе руководства СССР в Заполярье прибыли четыре английских подлодки. Совершив десять походов, “англичанки” уничтожили в общей сложности 8 кораблей. А двадцать две советские субмарины, прежде чем отправить на дно 4 корабля, семьдесят четыре (!) раза выходили в поход. Даже те незначительные силы, которые немцы выделили против наших северных коммуникаций, сумели держать нас под контролем. Например, в августе 1944-го немецкая лодка “U-365” обнаружила советский транспорт “Марина Раскова”. Транспорт сопровождали три корабля охранения. Все три были недавно получены от США, имели самое современное противолодочное оружие. Тем не менее субмарина потопила не только сам транспорт, но и двух “охранников”... Третий уцелел по одной-единственной причине - он ретировался с поля боя. Так что нравится нам это или нет, но в списке асов-подводников, и поныне почитаемых специалистами, значится немало немецких имен. Возглавляет эту, “немецкую”, часть списка, бесспорно, капитан-лейтенант Отто Кречмер, командовавший подлодками “U-23” и “U-99”.

[ "Введение" в кн. Н.Г. Мормуль "Катастрофы под водой" http://www.navycollection.narod.ru/library/mormul/int.htm ]

к примеру: карта-схема расположения "незначительных сил" кригсмарине при охоте за PQ-17. Одна цифра - одна лодка: [ http://www.uboat.net/maps/barents.htm ]

Изображение

Это только ПЛ, а ведь был еще такой монстр как "Адмирал Шеер"...

Для справки: на СФ во время войны самыми крупными боевыми кораблями были эсминцы, численность которых до конца 43 года сохранялась в пределах 7 - 8 единиц, просто не было возможности выделить больше.


Мне кажется - очень нужно восстановить "картинку" торпедной атаки U-365, иначе так и будут все списывать на "бездарность советских моряков".

А это - не так.
Спасём нашу «Арктику»! arktika.polarpost.ru
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11438
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Конвой БД-5 ( 1944 )

Сообщение Александр Андреев » 08 Июнь 2008 14:58

Иван Кукушкин пишет:...Причин разгрома конвоя две: грамотные действия командира подводной лодки U-365 Ведемеера и бездарное командование конвоем. Болтовня наших авторов о том, что «362 человека стали жертвами немецких подводных пиратов», — полнейший бред. Транспорт «Марина Раскова» имел хорошо различимую 76-мм щитовую установку на носу и сопровождался тремя боевыми кораблями. Что же, Ведемеер должен был пропустить конвой мимо?

[ А.Б. Широкорад, «Битва за Русскую Арктику XVI-XXI вв.», М., "Вече", 2008 ]
Не нравится мне эта категоричность. Но идея списать все на "бездарность" — не нова:
...

Мне кажется - очень нужно восстановить "картинку" торпедной атаки U-365, иначе так и будут все списывать на "бездарность советских моряков".

А это - не так.

К сожалению, мне пока не удалось прочитать книгу А. Б. Широкорада, но из тем фрагментов, котрорые появлялись на форуме,
напрашивается вывод - не стоит автору лишний раз напоминать читателям о существовании слова "бред". СП- 1 в 1927 г. - это тоже неслабо. На опечатки не спишешь - обычно авторам дают почитать верстку перед сдачей в типографию. И такая опечатка должна сразу резануть по глазам, особенно "специалиста" по Русской Арктике. А если автор не читает верстку своей книги, то это тоже "бред".

Широкорад, как я понял из цитаты, считает, что Ведемеер утопил "Раскову", разглядев в ее 76 -мм орудии угрозу 3-му рейху. А не будь орудия, "грамотный Ведеемер" продолжал бы зевать у перископа.

Дело в том, что на у "Марины Расковой" могла на юте хоть Царь-пушка стоять - она увозила ее на восток, от линии фронта. А еще Широкораду надо бы посмотреть на карту и найти линию фронта в августе 1944г. И найти о. Белый.

Второе. "76-мм щитовая установка" была установлена на "Марине Расковой" только для одной цели - обороны от всяческих Ведемейеров. Если Ведемейров могло остановить белое полотнище с красным крестом или другие отличительные знаки мирного судна, полагаю, "Раскова" с ними и пошла бы. Но дело было в августе 1944, и такие мысли в голову психически здоровому человеку прийти не могли. Если бы наши торговые суда шли по СМП невооруженными и без конвоя, то Ведемейеры расстреливали бы их из надводного положения, наслаждаясь зрелищем тонущих пассажиров.

Неужели, Широкораду не ясно, что немецкие лодки вышли на трассу СМП топить наши караваны в нашем глубоком тылу , и наличие или отсутствие "76-мм щитовой установки" для них ровным счетом ничего не значило.

Если б Ведемеера в 1945 г. поймали б за одно место, то он бы, наверное, так и объяснял - пушку видел, тральщики рядом, за крейсер принял... Комбатант - нон-комбатант, я просто исполнял приказы... Но как я понял, что англичане успели утопить его до конца войны, чем избавили от подобных объяснений. Это тяжкое бремя легло на плечи наших журналистов и писателей.

Про союзников. Во-первых, спасибо им за Ведемеера, если им в самом деле удалось это сделать.
Надо все же учитывать, что у союзников был куда больший опыт борьбы с подводными лодками - они приобрели его, потеряв в Северной Атлантике сотни судов. А военному опыту, к сожалению, приходится учиться на собственых ошибках.
Александр Андреев
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3063
Зарегистрирован: 03 Март 2008 06:23
Откуда: Санкт-Петербург

Конвой БД-5 ( 1944 )

Сообщение Александр Андреев » 08 Июнь 2008 15:57

К сожалению, про Ведемеера я ошибся. Когда утопили лодку U-365, он ей уже не комадовал. Прожил долгую жизнь, умер в 1998 г.
Александр Андреев
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3063
Зарегистрирован: 03 Март 2008 06:23
Откуда: Санкт-Петербург

Конвой БД-5 ( 1944 )

Сообщение Иван Кукушкин » 10 Июнь 2008 04:32

Иван Кукушкин пишет:...Причин разгрома конвоя две: грамотные действия командира подводной лодки U-365 Ведемеера и бездарное командование конвоем.

Попробуем разобратся.

По порядку:

Обстановка на море в Арктике:

Крупные поражения на советско-германском фронте лишили гитлеровцев возможности выделять в распоряжение своего военно-морского флота такую массу авиации, как в первом периоде войны. Значительные потери понес от союзников и немецкий флот, базировавшийся в фиордах Северной Норвегии. В декабре 1943 г. английской эскадре удалось потопить линкор «Шарнхорст», а в сентябре 1944 г., действуя с архангельского аэродрома, британские тяжелые бомбардировщики на несколько месяцев вывели из строя последний фашистский линкор «Тирпиц». Таким образом, угроза набега тяжелых немецких кораблей на пункты и коммуникации Арктики перестала существовать. Однако количество подводных лодок врага в базах Северной Норвегии возросло за период с мая по сентябрь с 20 до 43 единиц". Значительная часть их действовала в зоне Северного флота и Беломорской флотилии, в том числе шесть субмарин (U-957, U-278, U-362, U-711, U-365, U-739) с 23 июля по 4 октября действовали в Карском море. Еше пять лодок привлекались к постановке минных заграждений на подходах к Карскому морю: в Печорском заливе и у западных берегов Новой Земли [Steensen R. Den Nordlige Sovej. Kohenhavn. 1957. S. 409-410].

Таким образом, в навигацию 1944 г. главной опасностью в Арктике была подводная и минная опасность.

[ В.П. Пузырев, "1944 г. Карская Военно-морская база", сборник "Северные конвои" выпуск 4, Архангельск, 2000 ]


Примечание: что такое "минная опасность":

Еще семь гитлеровских субмарин в конце июля—начале августа (1943 года) выставили 144 неконтактные мины у губы Белушья и в Печорском море. С середины августа немецкие подводники начали минирование в Карском море. 13 августа U-625 выставила 24 донные мины у восточного входа в Югорский Шар. Здесь в конце месяца подорвалось на двух минах и затонуло спасательное судно Беломорской флотилии «Шквал». 20 августа U-639 заминировала Обскую губу, в конце месяца лодка U-636 проникла в устье Енисея и выставила на фарватере 20 магнитных и 4 акустические мины. Вскоре на одной из них подорвался транспорт «Тбилиси». В начале сентября U-629 заминировала подходы к Амдерме, а в конце этого месяца подводные лодки U-601 и U-960 заблокировали магнитными и акустическими минами южный и се­верный входы в порт Диксон, выставив по 24 мины ТМВ [Еремеев Л.М., Шерагин А.П. Подвожные лодки иностранных флотов во Второй мировой войне. М., 1962, С. 86, 87] . Заграж­дение было обнаружено по самовзрывам отдельных мин и при кон­трольном тралении.

Всего в Карском море в шести местах было поставлено 136 неконтактных донных мин. Большинство из них были мощные мины типа ТМВ, имевшие по 400—600 кг взрывчатого вещества каждая. Мины срабатывали от магнитного либо акустического поля корабля, имели приборы кратности и срочности. Взрыв такой мины на глубине до 30 м мог разломить пополам судно или корабль водоизмещением в тысячу тонн. Уничтожение этих мин требовало длительного, многократного и комбинированного траления загражденного участка магнитными и акустическими тралами, так как большинство мин было поставлено на 12—14 импульсов.

[ В.П. Пузырев, "1943 г. Северный отряд охраняет Карское море", сборник "Северные конвои" выпуск 4, Архангельск, 2000 ]


Далее:

... Северный флот в конце 1943—первой половине 1944 гг. значительно усилился за счет в первую очередь увеличения количества авиации до 508 самолетов, поступивших с отечественных заводов и частично от союзников, перевода трех подводных лодок с Каспия и получения современных тральщиков из США и больших охотников от нашей судостроительной промышленности [Полный численный состав кораблей Северного флота см: "История Второй мировой войны." Т. 9. С. 208]. Это дало возможность выделить в состав Беломорской флотилии и Карской ВМБ современные противолодочные корабли и самолеты, вооруженные гидроакустикой. Но все они стали поступать в распоряжение командира Карской ВМБ лишь после освобождения ото льда новоземельских проливов, с начала августа, когда некоторые подводные лодки врага, обогнув Новую Землю, уже расположились на путях сообщений между проливом Югорский Шар и о. Диксон.

Первое сообщение об обнаружении подводных лодок командир КВМБ получил 10 августа от рыбаков бухты Полынья, в сорока километрах к востоку от Диксона. На другой день эскадренный миноносец «Урицкий», сопровождавший конвой ДВ-1 (Диксон — Восток), атаковал подводную лодку глубинными бомбами недалеко от выхода из Диксона. А 12 августа сообщения об обнаружении лодок противника поступили сразу из трех отдаленных друг от друга районов. Утром самолет майора С. М. Рубана вел бой с подводной лодкой, находившейся в надводном положении у острова Вардропер в шхерах Минина, другую субмарину обнаружил к северо-востоку от острова Вайгач летчик ГУСМП подполковник М. И. Козлов. А вечером на подходах к острову Белый произошла трагедия конвоя БД-5, следовавшего из Архангельска на Диксон. Фашистской подводной лодке U-365 удалось торпедировать и потопить сначала транспорт «Марина Раскова», а затем два корабля охранения — тральщики Т-118 и Т-114.

Это была самая тяжелая трагедия, происшедшая в Карском море в годы Великой Отечественной войны. Часть людей погибла в момент торпедирования кораблей, а многие — в последующие дни, когда пытались на спасательных судах достичь берега. Без пищи, воды, одежды десятки людей умерли в холодном штормовом море.

В эти трагические дни высокий образец выполнения воинского и служебного долга показали многие командиры. Капитан транспорта «М. Раскова» В. А. Демидов и его помощник по военной части лейтенант В. И. Венников, командиры потопленных тральщиков капитан-лейтенант С. М. Купцов и И. О. Панасюк последними покидали тонущие корабли. Погиб командир конвоя капитан I ранга А. 3. Шмелев. Находясь много дней в море на шлюпках в тяжелых условиях, показывали пример мужества и товарищеской взаимопомощи капитан-лейтенант 3. С. Рашев, старший техник-лейтенант М. П. Макаровский, старшина I статьи М. X. Булатов и многие другие военные моряки.

Командование Беломорской флотилии немедленно организовало поиски оставшихся в море людей, послало корабли и самолеты, но из-за штормовой погоды и слабой видимости спасти людей было непросто. Поиски продолжались до 3 сентября. В них участвовали четыре самолета «Каталина», тральщики ТЩ-60, ТЩ-61, Т-116, Т-117, катера СКА-501, БО-202, БО-210, полярники и метеорологи береговых станций. Подлинный героизм при спасении людей показали летчик ГУСМП М. И. Козлов, летчик 44-го авиаполка Карской ВМБ капитан С. В. Сокол и другие участники спасательной операции. Благодаря им удалось спасти жизнь 73 человек, находившихся по 5—12 суток в открытом море. Всего же из 632 человек пассажиров и членов экипажей транспорта «М. Раскова» и двух тральщиков было спасено 259 человек, погибли 373 человека [См.: ЦВМА. Ф. 11. Д. 33648. Л. 175-176 (186 человек было спасено тральщиком Т-116 в первый день трагедии)]. Часть погибших погребена на острове Белый и на Диксоне.

Причинами гибели транспорта и двух боевых кораблей, вооруженных гидроакустическими средствами обнаружения подводных лодок, явились применение противником бесследных акустических самонаводящихся электроторпед, выстреливаемых с больших дистанций, превышающих дальность обнаружения лодок гидроакустическими станциями кораблей, и трагическая ошибка командира конвоя, решившего, что транспорт подорвался на минном поле, и приказавшего кораблям застопорить ход. (Подробно операция по спасению моряков и пассажиров конвоя БД-5 описана ветераном Военно-морского флота Ю. Д. Капраловым [Капралов Ю. Д. Конвой на Диксон // Север. 1974. №7. С. 93-103].)В навигацию 1944 г. противник значительно увеличил боевые возможности своих подводных лодок, применив такие новшества, как «шнорхель», повысивший скрытность плавания, как акустические самонаводящиеся торпеды и мины с комбинированными и гидродинамическими взрывателями. Применение новых технических средств и оружия дало противнику возможность добиться некоторых успехов, потопив транспорт «Марина Раскова» и четыре корабля охранения (Т-118, Т-114, СКР-29, Т-120). Артиллерийским огнем был потоплен ГИСУ «Норд». Однако прервать судоходство в Карском море и по трассе Северного морского пути гитлеровцы оказались не в состоянии. Создание маневренной военно-морской базы на Диксоне, выделение противолодочных кораблей и самолетов для КВМБ способствовали лучшей организации обороны судоходства в Арктике в условиях активного противодействия противника, улучшили управление силами и материальное обеспечение кораблей.


Что такое тральщик ТЩ и кто на нем служил:

В начале 1943 года приказом народного комиссара ВМФ (№ 6207 от 2.02.1943 г.) я был назначен помощником командира тральщика ТЩ-117 Северного флота. Это было связано с тем, что в соответствии с соглашением по программе ленд-лиза в США строились 10 морских тральщиков. По этому соглашению корабли строились бесплатно, но с условием: оставшиеся после боевых действий должны быть возвращены США. Экипажи кораблей формировались в СССР. От Балтийского флота были сформированы два экипажа. Первый из них был предназначен для ТЩ-114 под командованием капитана III ранга Дебелова Николая Сергеевича и второй — для ТЩ-117 под командованием капитана III ранга Савлевича Андрея Маргыновича.

Наша команда в ночь на 18 января 1943 года на автомашинах через Ладожское озеро прибыла в Кабоны, а затем на поезде в Москву, где мы были приняты народным комиссаром ВМФ адмиралом Кузнецовым Н. Г. На следующий день команда отбыла поездом во Владивосток, где находилась до мая 1943 года.

В середине мая 1943 года на теплоходе «Балхаш» начали движение в США по маршруту Владивосток — Татарский пролив — 1-й Курильский пролив — Акутан (Алеутские острова) — Сиэтл. Затем на поезде до Тампа (Флорида), где и строились для нас тральщики.

Личный состав, обладая высоким профессионализмом, по мере строительства кораблей изучал их устройство, механизмы и приборы по своим специальностям. Были организованы занятия по специальностям в отлично оборудованных кабинетах с тренажерами. Офицерский состав, кроме того, обучался на тренажерах по боевому использованию оружия. Читались лекции по конвойной службе.

Наши корабли обладали большой дальностью плавания (до 30 тысяч миль), высокой мореходностью. Они имели на вооружении новейшее тральное оборудование: контактные тралы типа «Орапеза» и разомкнутые электромагнитные тралы типа «Тэм», что давало возможность успешно бороться с минами в океане, море и реке, а также осуществлять проводку кораблей за тралом.

Корабли имели на вооружении самое современное противолодочное вооружение. Фактически это были противолодочные комплексы, включающие в себя средства наблюдения, уничтожения и управления стрельбой. К средствам наблюдения относилась гидроакустическая станция «Тамир», которая могла обнаруживать подводную лодку (ПЛ) не только по шуму работающих винтов (режим «ШП»), но и по отраженному от корпуса ПЛ ультразвуковому сигналу (режим «Эхо»), что давало возможность успешно атаковать ПЛ.

К средствам уничтожения ПЛ относились 24-ствольная бомбометная установка в носовой части корабля и кормовая группа с большими и малыми глубинными бомбами.

Управление атакой ПЛ обеспечивала установка «Рекордер». Таких противолодочных комплексов в то время на нашем флоте не было. На кораблях были установлены две 105-мм (носовая и кормовая) артиллерийские установки и 8 крупнокалиберных 12-мм пулеметов, что давало возможность вести стрельбу по воздушным и надводным целям. Тральщики имели радиолокационные станции SO-13 и надежные средства ближней и дальней связи.

Таким образом, обладая высокой мореходностью и большой дальностью плавания, имея на вооружении различные виды оружия, надежные средства наблюдения и связи, корабли были способны решать в море не только задачи борьбы с минами, но также успешно бороться с подлодками и самолетами противника. Это давало возможность использовать их на обширных просторах Баренцева и Карского морей для охраны конвоев.

Корабли по мере окончания их строительства группами по 2—3 корабля совершали переход в Кольский залив и входили в состав Северного флота. В составе каждой группы были по 3 больших противолодочных катера (БО). 12 таких катеров по ленд-лизу США передали в СССР. Всего с августа 1943 г. по февраль 1944 г. было сформировано 4 группы. В состав Северного флота вошли 10 морских тральщиков и 12 больших противолодочных катеров. С приходом в состав Северного флота корабли немедленно вступали в активные боевые действия.



.... Прежде чем продолжить описание боевых действий ТЩ-117, позволю себе отвлечься. Дело заключалось в том, что на вооружение немецких подводных лодок поступили акустические торпеды. К сожалению, мы об этом ничего не знали. Эти торпеды имели аппаратуру, которая автоматически направляла торпеду на шум работающих винтов атакуемых кораблей и судов.

Первое применение этих торпед против наших судов и кораблей произошло 12 августа 1944 г. при атаке немецкими подводными лодками нашего конвоя БД-5, который следовал из Архангельска в Диксон. Атака произошла в точке Ш=73°22, Д=66°35' (в 60 милях от о. Белый на запад) в 20 часов. Конвой БД-5 включал транспорт«Марина Раскова» с грузом продовольствия для Карской военно-морской базы на о. Диксон и Северных земель под охраной ТЩ-114, ТЩ-116, ТЩ-118 нашего дивизиона. Первым был торпедирован транспорт, но он не утонул. При подходе к транспорту был торпедирован ТЩ-118, на котором находился командир конвоя капитан I ранга А. 3. Шмелев. ТЩ-118 затонул через 30 минут, личный состав был спасен. Взрыв был в корме от акустической торпеды. ТЩ-114 встал на якорь и был потоплен обычной торпедой. Позже был потоплен и транспорт «Марина Раскова». Итак, мы потеряли два тральщика нашего дивизиона — ТЩ-114 и ТЩ-118.

там же - как действовала акустическая торпеда:

Наш ТЩ-117 в этот день находился в Архангельске. 13 августа по приказу командования с катерами БО-203, БО-210, БО-212 он был направлен в распоряжение командира Карской военно-морской базы (о. Диксон). По пути на Диксон в Бугрино (Югорский Шар) на борт было принято более 100 человек, спасенных при разгроме конвоя БД-5. На Диксон мы прибыли 19 августа. Дважды в районе гибели двух кораблей и транспорта «Марина Раскова» обнаруживались и атаковались подводные лодки противника.после проводки их ледоколами с востока (Ш=77°24, Д=97°06'). Охранение — ТЩ-111, ТЩ-117, ТЩ-119, ТЩ-120, сторожевые корабли №№ 28, 29, а от шхер Минина ЭМ «Достойный», «Жесткий». В точке Ш=76°09, Д=87°47' торпедирован и мгновенно утонул сторожевой корабль № 29. Оставленный по приказу командира конвоя ТЩ-120 для поиска вражеской подводной лодки, он был поврежден акустической торпедой с вражеской подводной лодки. ТЩ-120 потерял возможность двигаться (от взрыва торпеды в кормовой части были потеряны винты), а от сотрясения при взрыве вышли из строя средства связи. ТЩ-120 оказался без движения и связи с миром, и только 1—2.10.44 г. мы узнали, что он был потоплен обычной торпедой при повторной атаке вражеской подводной лодки. Перед этим часть экипажа была высажена на плавсредства (на катер 26 человек и на большой понтон 20 человек), остальные члены экипажа погибли при взрыве корабля. Высаженные при счастливом для них направлении ветра оказались на побережье и через зимовщиков сообщили о трагедии. Так мы узнали о гибели третьего тральщика нашего дивизиона, после гибели ТЩ-114, ТЩ-118.

[ А. И. Лукин, "На тральщике в полярных конвоях", сборник "Северные конвои" выпуск 4, Архангельск, 2000 ]
Спасём нашу «Арктику»! arktika.polarpost.ru
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11438
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Конвой БД-5 ( 1944 )

Сообщение Иван Кукушкин » 10 Июнь 2008 04:46

Иван Кукушкин пишет:...Личный состав, обладая высоким профессионализмом, по мере строительства кораблей изучал их устройство, механизмы и приборы по своим специальностям. Были организованы занятия по специальностям в отлично оборудованных кабинетах с тренажерами. Офицерский состав, кроме того, обучался на тренажерах по боевому использованию оружия. Читались лекции по конвойной службе.

Что такое "высокий профессионализм"? Принимать корабли прибыли военные моряки со сроком службы в 6-7 лет. На базе союзников ходили слухи, что "на самом деле русские прислали переодетых инженеров" для примки кораблей, а не рядовой состав.

К сожалению ссылки на источник сразу не нашел.


По всему вышеизложенному события 12 августа выглядели примерно так:

Происходит взрыв транспорта в кормовой части, без видимых причин. Ситуация характерна для срабатывания мины - т.к. торпедная атака должна была выдать себя появлением перископа и характерным следом от движения самой торпеды, которую не заметить с транспорта не могли.

О том, что с акустической (самонаводящейся на шум винтов) торпедой ПЛ всплывать нет необходимости, об отсутствии следа, об увеличенном радиусе действия новой торпеды было совершенно не известно. К сожалению "первооткрывателем" этого оружия и стал караван БД-5.

Наверняка с тральщика был произведен поиск возможного нахождения ПЛ "самым новым и совершенным" оборудованием союзников. Поиск показал отсутствие каких либо следов ПЛ, т.к. лодка была просто вне пределов его досягаемости.

Пассажиров судна требовалось спасать, признаков торпедной атаки нет, признаков лодки не обнаружено.
Как еще мог поступить начальник конвоя, кроме как послать один из тральщиков на спасение?


Остальное - лишь продолжение цепи событий.


Так что "бездарность" - не в действиях командиров и экипажей конвоя, а в голове авторов подобных утверждений.

Собственно это уже и было высказано выше: ...Причинами гибели транспорта и двух боевых кораблей, вооруженных гидроакустическими средствами обнаружения подводных лодок, явились применение противником бесследных акустических самонаводящихся электроторпед, выстреливаемых с больших дистанций, превышающих дальность обнаружения лодок гидроакустическими станциями кораблей, и трагическая ошибка командира конвоя, решившего, что транспорт подорвался на минном поле, и приказавшего кораблям застопорить ход. , но причины ошибки Шмелева требовалось прояснить.
Спасём нашу «Арктику»! arktika.polarpost.ru
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11438
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

След.

Вернуться в Арктические конвои



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения