Н-29 (МП-6 / Ант-7)

Авиатехника, люди, события - специализированные ведомства.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Н-29 (МП-6 / Ант-7)

Сообщение Иван Кукушкин » 07 Март 2008 02:12

 1_o_1_b1.jpg
Н-29

Н-29 - это МП-6. Летчик И. И. Черевичный

Рисунок в "Моделист-конструктор" №10/1986
Спасём нашу «Арктику»! arktika.polarpost.ru
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11645
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Н-29 (МП-6 / Ант-7)

Сообщение Иван Кукушкин » 14 Март 2008 22:20

 1_o_1.jpg
"Палитра крыла" : http://wp.scn.ru/ru/ww15/b/662/1_o/0

МП-6
Часть: Полярная авиация
Номер: СССР-Н29
Дополнительной информации нет
Художник: неизвестен

Очень смущает вооружение.
Источник: 'Туполев - человек и его самолеты', Пол Даффи и Андрей Кандалов
Спасём нашу «Арктику»! arktika.polarpost.ru
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11645
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Н-29 (МП-6 / Ант-7)

Сообщение Александр Андреев » 23 Март 2008 18:29

Иван Кукушкин пишет:Очень смущает вооружение.
Источник: 'Туполев - человек и его самолеты', Пол Даффи и Андрей Кандалов

Ошибочная информация

Здесь "Моделист" ввел в заблуждение. Равно как Пол Даффи и Андрей Кандалов.

Ошибочная информация

Н-29 - это У-2. Участвовал в поисках Леваневского в 1937 г. Был на борту "Красина"

"Известия" 1 сентября, 1937 г.



...31 августа с борта ледокола был спущен на лед второй самолет "У-2" — "Н-29". После его сборки на обоих самолетах "У-2" была сделана первая ледовая разведка.




Другой "У-2" - это "Н-167"

Причем это сообщение ТАСС. И в "Правде" за 1 октября то же самое.

Ошибочная информация

Р-6 "Н-29" очень сомнителен. В первой половине 30-х Р-6 вовсю летали в ВВС. А списывать и передавать в гражданские ведомства их стали попозже. Первый достоверно подтвержденный в нашем списке номер это Н-115. На нем Махоткин совершил перелет к зазимовавшему "Торосу" в марте-апреле 1937.

Ошибочная информация
Александр Андреев
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3087
Зарегистрирован: 03 Март 2008 06:23
Откуда: Санкт-Петербург

Н-29 (МП-6 / Ант-7)

Сообщение Александр Андреев » 23 Март 2008 19:05

Еще упомининание об "Н-29"

В статье
"Дела и люди полярной авиации
Беседа с начальником Управления воздушной службы Главсевморпути тов. М. И. Шевелевым"

"Советская Якутия", 18 августа 1937 г.
http://www.polarmuseum.ru/oldnp/avia_30/flight37/flight37.htm

Полярная авиация оказывает неоценимую услугу отдаленным зимовкам. Пилот Черевичный на самолете «Н-29» летел из Иркутска на зимовку мыса Шелаурова. Он доставил туда почту и посылки зимовщикам. На обратном пути Черевичный вывез с зимовки на материк несколько тяжело больных.


Вопрос сколько тяжелобольных вывез Черевичный? Если больше двух, то возникает сомнение в том, что "Н-29" это У-2.
Опять же, если больше двух, то что случилось на зимовке?
Александр Андреев
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3087
Зарегистрирован: 03 Март 2008 06:23
Откуда: Санкт-Петербург

Н-29 (МП-6 / Ант-7)

Сообщение Александр Андреев » 10 Апрель 2008 20:38

Н-29 - это все же МП-6. Летчик И. И. Черевичный.
Что касается информации об У-2 - видимо опечатка в сообщении ТАСС.

Фотографию из "Советской Арктики" 5, 1937 выложу в ближайшие дни.
Александр Андреев
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3087
Зарегистрирован: 03 Март 2008 06:23
Откуда: Санкт-Петербург

Н-29 (МП-6 / Ант-7)

Сообщение Александр Андреев » 14 Апрель 2008 19:15

Фотография И. И. Черевичного, 1936 г.

Изображение
Александр Андреев
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3087
Зарегистрирован: 03 Март 2008 06:23
Откуда: Санкт-Петербург

Н-29 (МП-6 / Ант-7)

Сообщение Иван Кукушкин » 20 Апрель 2008 05:39

Туполев АНТ-7 (Р-6)
Валентин Мучичко aka savoya 1/72
Модель строилась в течение 1992 года по монографии М.Петровского из «Моделиста-Конструктора». Была удостоена дипломов «Model Art'93» (Витебск) и «Интермодель'93» (Бровары) за первые места в своём масштабе.

 H29-Muchichko-02.jpg
 H29-Muchichko-01.jpg
 H29-Muchichko-03.jpg
 H29-Muchichko-04.jpg
 H29-Muchichko-05.jpg
 H29-Muchichko-06.jpg
 H29-Muchichko-07.jpg
 H29-Muchichko-09.jpg
 H29-Muchichko-08.jpg
 H29-Muchichko-10.jpg
 H29-Muchichko-11.jpg
 H29-Muchichko-12.jpg
 H29-Muchichko-13.jpg


в полной галлерее по ссылке +12 фотографий
Спасём нашу «Арктику»! arktika.polarpost.ru
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11645
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Н-29 (МП-6 / Ант-7)

Сообщение Иван Кукушкин » 21 Апрель 2008 17:24

Учавствовал в поисках Г-1 Н-263 М.Ф.Луца (Якутская авиагруппа) в начале 1939.
http://www.polarpost.ru/f/viewtopic.php?pid=1914#p1914

[Михаил Маслов, "Первый в своем роде". "Авиация и Время" 3-2007 http://www.polarpost.ru/f/viewtopic.php?pid=2854#p2854 ]
Спасём нашу «Арктику»! arktika.polarpost.ru
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11645
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Н-29 (МП-6 / Ант-7)

Сообщение Иван Кукушкин » 26 Апрель 2008 06:07

 н29-лира.jpg
Н-29 в книге "Самолеты Туполева Ант-1 — Ант-15", Москва, "Либри" 1995
Спасём нашу «Арктику»! arktika.polarpost.ru
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11645
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Н-29 (МП-6 / Ант-7)

Сообщение Иван Кукушкин » 02 Май 2008 20:58

Скопировано из Н-166:

еще одна фотография с подписью: "ANT-7 Golovina vo ldah"

Изображение
Посмотреть на Яндекс.Фотках

gennadiy-spb:
В альбоме у Страубе написано именно что это Головин на своем самолете привез запасные детали для поврежденного самолета И действительно видно под корпусом висит запасной винт
Спасём нашу «Арктику»! arktika.polarpost.ru
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11645
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Н-29 (МП-6 / Ант-7)

Сообщение Иван Кукушкин » 27 Май 2008 06:27

В.Котельников, "Туполевский крейсер": "Авиация и Космонавтика", 1998, номер 11-12.

Летная служба ГУСМП получила первый поплавковый Р-6а весной 1936 г. Этот самолет с бортовым обозначением Н-29 принял экипаж И. И. Черевичного. С машины сняли все вооружение, военное оборудование, проем задней стрелковой точки заменили открывающимся люком. Покрасили Н-29 в яркое сочетание оранжевого и синего цветов. Экипаж состоял из пилота, радиста (в передней кабине) и двух меха­ников. В навигацию 1936 г. Черевичный обеспечивал ледовую разведку при проводке на Тихий океан боевых кораблей для усиления Тихоокеанского флота. За эту работу летчика удостоили ордена Красной Звезды. Зимой Н-29 переставили с поплавков на лыжи и использовали для рейсов в Сибири. Эта машина еще несколько лет эксплуатировалась полярной авиацией и побывала почти во всех районах нашего Крайнего Севера.
Спасём нашу «Арктику»! arktika.polarpost.ru
Аватара пользователя
Иван Кукушкин
 
Сообщения: 11645
Зарегистрирован: 17 Июнь 2007 05:52
Откуда: Нижний Новгород

Н-29 (МП-6 / Ант-7)

Сообщение Александр Андреев » 22 Июнь 2008 03:57

Из книги А. П. Штепенко "Записки штурмана" Географгиз, 1953

На мыс Шалаурова

Массовых вылетов в Арктику на зиму 1936 года не намечалось. Несколько самолетов поддерживали авиасвязь по Оби, Енисею и Лене. Некоторые работали на Чукотке, осваивая воздушные трассы в зимних условиях.

При Академии имени Жуковского были организованы курсы повышения квалификации летного состава полярной авиации.

В марте, когда учеба близилась к концу и мы готовились к зачетам, командование неожиданно приказало мне срочно выехать в Иркутск. Я должен был принять участие в полете на мыс Шалаурова в проливе Дмитрия Лаптева на самолете «Р-6», на котором Черевичный совершал рейсы между Иркутском и Якутском.

Мне и учебу жаль было бросать — считанные дни оставались до получения диплома, и полет был интересен.

Упаковать радиостанцию и прочее имущество, написать на ящиках «не бросать», «не кантовать — стекло», хотя бы там и не было никакого стекла, — было делом привычным.
На пятые сутки я вышел из вагона на иркутском вокзале и по ухабистой ледяной дороге на реке Ангаре на санях перебрался в город.

На аэродроме я увидел Ивана Ивановича Черевичного.
Молодой, энергичный, он лишь недавно начал работать на Севере, но уже чувствовал себя уверенно.
Встретил меня Черевичный не очень приветливо. Великолепно справляясь с работой на воздушной трассе Иркутск — Якутск, он полагал, что может выполнить без штурмана и радиста любые задания, в том числе и полет на Новосибирские острова. Поэтому Иван Иванович считал себя до некоторой степени обиженным моим назначением. Однако когда я спросил «Не лучше ли мне отправиться обратно?», Черевичный приказал бортмеханикам помочь мне к вечеру установить мое хозяйство на самолет.

Механики оказались славными ребятами и, несмотря на сильный мороз, проработали целый день, пока не привернули, как говорится, последней гайки. Очень помогло и то, что мое радиохозяйство приспособлено было еще в Москве для установки на любом самолете. Кроме того, у меня уже имелся опыт трех экспедиций в Арктику.

К вечеру самолет был готов к вылету.

Едва забрезжил рассвет, как мы были уже в воздухе. Шли на север вдоль большого сибирского тракта, связывающего Иркутск с верховьями Лены.

У села Верхоленск вышли на Лену. Черевичному этот путь был хорошо знаком, и он уверенно вел самолет, срезая по прямой крутые изгибы реки.

В открытых, ничем не защищенных кабинах температура держалась около тридцати градусов ниже нуля. У Черевичного хорошо подогнанное и приспособленное для полетов в открытых машинах обмундирование. Его маска собственной конструкции испытана при пятидесятиградусном морозе, через его унты и большие меховые рукавицы не пробраться никакому холоду. У меня же мороз находил лазейку всюду — мерзли ноги, руки, а от неумелого оттирания замерзающих «деталей» ко времени первой посадки щеки и нос оказались обмороженными.

Дав мне ряд практических советов, как спасаться от обморожения, Черевичный пообещал потом как следует заняться моим обмундированием. Как я ни храбрился, все же, оставшись в своей кабине, до глаз замотал лицо шарфом и сидел, не высовывая носа наружу.

Чем дальше на север мы продвигались, тем больше крепчал мороз. В Якутске, куда мы прибыли на второй день, термометр показывал больше пятидесяти градусов. Дышать с непривычки стало совсем трудно. На шарфе у рта ледяная корка. К металлу голой рукой прикоснуться невозможно. Казалось, ни о какой работе в этих условиях не может быть и речи. А наши механики, не обращая внимания на мороз, с масками на лицах копались в моторах, заливали горючее, масло, воду.

Несмотря на туман, Черевичный спешил с вылетом. На высоте около двухсот метров чистое голубое небо. Солнце поднялось, стало теплее, чем на земле: инверсия ' — обычное явление зимой при сибирском антициклоне.

Две с половиной тысячи километров остались позади. Все та же Лена ведет нас на север. Льдом и снегом скованы реки и тайга, застыла земля.Динамомашина должна работать от встречного потока воздуха, но мороз и к ней добрался — застыло масло в подшипниках, недвижима ветрянка, не работает радиостанция.

Нет электричества на самолете, замерзают аккумуляторы. Выйдут они из строя, и мы лишимся радиосвязи.

У поселка Сангар-хая захотелось мне сфотографировать могилу летчика Кальвица, похороненного на высоком мысу. Высунулся, прицелился фотоаппаратом и... фотоаппарат не сработал — застыл. Словно раскаленным металлом обжег мне мороз лицо и руки. Пришлось заняться их спасением.
Да, неладно у меня по части борьбы с морозом и ветром, не был подготовлен я к этому полету.
В Жиганске местные жители — якуты — взяли надо мной шефство. Смазав какой-то мазью, привели в порядок лицо и дали несколько практических советов, более радикальных, чем те, которые я получил от своего командира.

Пока механики возились с моторами, мы с Черевичным успели разобрать динамомашину, смыть смазку в подшипниках и отогреть аккумуляторы.

Черевичный решил лететь до Булуна, а там, смотря по погоде, садиться или без посадки итти в Тикси. Залезая в самолет, он заглянул ко мне и удивился, как это я до сих пор не закоченел, сидя в дырявой кабине, на металлическом сиденье и таком же полу. Он достал два спальных мешка и помог мне одним закрыть все щели, а другим — покрыть сиденье и пол. Убедившись, что теперь я не замерзну, занял свое место и повел машину на взлет. То ли от действия мази, или от спальных мешков, а может быть, согревало теплое участие якутов и пилота, но я уже не так чувствовал мороз, и, включившись в работу, стал налаживать связь. Термометр показывал около пятидесяти градусов. Светило солнце. За сотни километров сверкали белые горы Верхоянского хребта.

На аэродроме в Булуне ни знаков, ни людей. Самолет делает круг. Надо подождать немного, прибегут люди, выложат знаки, и можно^ будет спокойно совершить посадку — аэродром здесь отличный. Но далеко от поселка до аэродрома! Черевичный выравнивает самолет, кивает мне головой.

До острова Столб по реке Лене и дальше по Быковской протоке путь мне хорошо знаком по прошлогодним полетам с Головиным. Этот путь я и предложил пилоту. Но торопится Черевичный, не хочет обходных путей — ведет самолет по прямой через горы, с набором высоты.

Внизу появились облака, сначала редкие — видны еще горы потом пошли гуще. Скрылась земля. До этого мы знали свою путевую скорость — по всему пути был штиль. Теперь же под нами облака, а вместе с ними и ветер. Другая путевая скорость должна быть, но какая? Вот если бы ответили на вызовы дали погоду!..

Порывистый ветер бросает машину. Верхние облака скрыли от нас солнце, а внизу не поймешь, что делается. Машину болтает все сильнее, а ремней ни у меня, ни у пилота нет.
Вышло расчетное время. Под нами должна быть бухта Тикси. Должна быть!.. Будет ли? Даю сигнал пилоту. Самолет устремляется вниз. Сопротивляясь бешеному ветру, дрожат крылья. Сколько же еще спускаться? Если под нами море, то немного можно, а если высокий тиксииский берег, то уж нельзя ни на один метр. Какой здесь ветер? Какая скорость?

Голова наружу. Уже не замечаю, как обжигает ветер. Только бы увидеть что-нибудь, но пурца все скрывает.
Временами самолет бросает с такой силой, что моторы "на секунду замирают, кажется, что слышно завывание пурги. В кабине с трудом удается удержаться на месте.

Ясно, что Тикси мы увидеть не сможем. Но Черевичный упорно продолжает вести машину со снижением и, пристально вглядываясь вниз, машинально выравнивает самолет,* не давая ему свалиться при сильных порывах ветра.

Вдруг недалеко от нас промелькнула какая-то тень. Пилот инстинктивно потянул штурвал на себя и повел самолет вверх, отказавшись от попытки увидеть землю. Мы ушли от метели, увидели небо и вдали горы, покрытые разорванными облаками. Черевичный махнул рукой, давая мне понять, что мы идем обратно в Булун, и попросил передать ему зажженную папиросу. Неожиданно я услышал в наушниках: «Н-29! Я Тикси. Вас слышали, пролетели над нами. У нас сильная пурга, посадка невозможна, перехожу на прием». Наконец-то! Я сообщил о нашем решении лететь в Булун. С этого времени Тикси непрерывно следило за нами.

Наши моторы с трудом преодолевают сопротивление встречного ветра, и минутами мне кажется, что никогда мы не дойдем до гор, да и вообще никуда не дойдем. Мы уже очень долго в полете, бензин, должно быть, на исходе. В Тикси пурга, до Булуна, верно, не дотянем. Не лучше ли сесть?..
С очередной папиросой подаю Черевичному записку, в которой излагаю свои соображения, не забыв упомянуть и позднее время, и сильный ветер, и малое количество бензина. Прочитав записку, пилот на ней неровным, но четким почерком вывел: «Для посадок существуют аэродромы».

Мне стало стыдно за свое малодушие. Было страшно, но зачем было писать? «Хорош у меня штурман!», — подумает Черевичный.

Перевалив через,горы, мы уже вскоре увидали через окно в облаках глубоко внизу белевшую Лену.
В Булун прибыли в сумерки. Долго разглядывать площадку не было возможности, и пилот повел самолет на посадку, взяв за ориентир створ двух шестов, ограничивавших посадочную полосу. Двух других шестов мы не видели.

Когда самолет уже выравнивался и готов был вот-вот коснуться лыжами снега, ясно стало видно, что садимся в торосы на границе аэродрома. Что есть силы застучал кулаками по фюзеляжу и замахал руками в правую сторону. Пилот, не раздумывая, быстро отвернул машину вправо и, сразу же выровняв ее, посадил на ровное место.

Мало чем помог я пилоту в полете; хорошо, что оказался полезным хоть на посадке.

В расчете мы с тобой, — сказал мне Черевичный, взглянув на высокую гряду торосов.

Согласен, Иван Иванович, — обрадованно ответил я. Забудется его попытка сесть на торосы, забудется и моя записка о посадке в горах. Квиты!

Выйдя из самолета, механики признались, что «в таких переплетах» им пришлось быть впервые.
Ночью пришла пурга и заставила нас двое суток отсиживаться в Булуне.

В Тикси прибыли ясным солнечным днем. На льду никаких сигналов. Хорошо, что лед в бухте ровный, на десять километров тянется естественный аэродром, а направление посадки легко определить по дыму, тянущемуся из труб домов поселка.

На следующий день мы пересекли море Лаптевых и опустились на узенькую полоску ровного льда среди торосов в проливе Дмитрия Лаптева. Жилой дом недавно сгорел, и полярники ютились в маленьком домике. Здесь останутся четыре зимовщика, а остальных мы должны вывезти на Большую Землю.

С трудом разместив пассажиров, взлетели. На высоте около ста метров раздался треск, и самолет с креном на одно крыло стал валиться вниз. У меня инстинктивно поджались ноги, и я крепко вцепился руками в борта кабины.

Под нами — береговой обрыв и торосы. Я отвожу глаза от земли, смотрю на пилота и жду удара...
Что делал пилот, я не знаю, но при взгляде на энергично двигающиеся плечи у меня зажглась надежда.

Снова смотрю вниз. Самолет тянет на узкую полоску льда. Не верю своим глазам: развернуть самолет на сто восемьдесят градусов?!

Лыжи коснулись снега; самолет, замедлив бег, развернулся и... остановился в пяти метрах от торосов.
Нелегко далась эта посадка Черевичному. Некоторое время он сидел молча и вытирал вспотевший лоб. Потом поднялся на своем сиденье, оглянулся и, посмотрев на высокие торосы, окаймлявшие взлетную дорожку, медленно проговорил:
Во всех случаях посадку производить выгоднее на аэородроме.

Оказалось", что лопнул коленчатый вал мотора.С помощью пассажиров подтащили самолет к
домику.

Когда попытка наших механиков отремонтировать мотор ни к чему не привела, Черевичный решил попытаться долететь до Тикси на одном моторе и, поставив там новый, снова вернуться за пассажирами. Сняли с самолета все, что только возможно. Назначили день для пробного взлета.
Черевичный, казалось, предусмотрел все до мелочей: сколько бензина нужно, оставить на самолете, как отрегулировать педали и многое другое. Но не учел он одного: что в первый момент самолет пойдет не по прямой, а будет вращаться. Именно так и получилось. Запустили мотор, отбили примерзшие лыжи и сдвинули самолет с места. Но он не побежал вперед, а завертелся. И чем больше «газовал» пилот, тем быстрее вращался самолет вокруг своей оси. Пробовали с помощью веревок тянуть за плоскость, оттягивать хвост, но все это ни к чему не привело. Нужно было найти иное решение.

Глаза мои остановились на нартах, обыкновенных легких собачьих нартах. И хотя решение еще полностью не сформировалось, даю сигнал Черевичному прекратить бесцельные попытки. Начинаю объяснять ему, что если взять нарты и привязать их веревкой к правой плоскости, а на нарты посадить людей... Черевичный, не дослушав меня до конца, бросился к нартам и притащил их к самолету.
Привязав к нартам один конец веревки, он продел ее через дужку на плоскости и посадил на нарты трех человек с палками. Пассажирам приказал тормозить палками, а свободный конец веревки крепко держать в руках и отпустить только по его сигналу.

Проинструктировав людей, Черевичный забрался в самолет, дал газ, и самолет пошел по прямой. Вот он движется быстрее и быстрее, а за ним в тучах снега несутся нарты. Пилот поднял руку, нарты отцепляются и опрокидываются. Люди летят кувырком, зарываются в снег, вскакивают, а самолет, поднимаясь все выше и выше, уходит вдаль. Все радуются, как дети, кричат «ура», машут руками, платками, чем попало. Полчаса летает самолет, разворачиваясь то в одну, то в другую сторону, потом, издали снижаясь, идет на посадку. Скользят лыжи, ровно бежит самолет и только в конце пробега делается неуправляемым, круто разворачивается и останавливается.

С помощью тех же нарт самолет подошел к своему месту. По адресу пилота несутся восхищенные возгласы.

Ну, ребята, — обращается к механикам Черевичный, - -завтра летим в Тикси. Личные вещи оставить здесь. Кроме радиостанции, в самолете ничего не должно быть. Через пару дней вернемся и всех вывезем, а тем, кто на нартах сидел, за проявленную ловкость и выдержку привезем из Тикси подарки.

Но лететь нам не пришлось. Радист зимовки поторопился сообщить Тикси, что у них сейчас «настоящий спектакль» — Черевичный на одном моторе летает. Из Тикси про опыты передали в Якутск, а там дошло и до начальства.

Вечером Черевичный получил молнию. Ему категорически запрещались всякие эксперименты с одним мотором. Кроме того, сообщалось, что мотор будет доставлен из Якутска. Как ни доказывал Черевичный безопасность и возможность полета на одном моторе, ничего не вышло.
И потянулись однообразные дни. Погода стояла солнечная. Днем миражи: то далекий, скрытый за горизонтом высокий массивный мыс Святой Нос вдруг оказывается отчетливо виден, то ложное солнце появится, и не поймешь, где же настоящее.

В один из таких дней мы вдвоем с Черевичный охотились недалеко от жилья. Велико же было наше удивление, когда, стреляя по белому медведю, мы подняли убитую белую куропатку.
А по ночам красивое северное сияние подолгу заставляло нас стоять на морозном воздухе и любоваться его причудливыми красками.

Без дела старались не сидеть. Откапывали из-под снега на берегу плавник и возили его на собаках. Ходили на охоту. Таскали снег. Работали на кухне. Черевичный минуты не мог сидеть спокойно, все что-то изобретал и мастерил: наделал всем нам трубок и мундштуков, мне маску на лицо сделал — такую же, как у него, и еще кучу всяких мелочей.

Долго, очень долго ждали мы доставки мотора. Но все же, когда он к нам прибыл, мы, забыв томительные дни ожидания, жали пилоту руку и обещали, что всегда придем к нему на помощь, что бы с ним ни случилось.

За ночь механики собрали мотор, и на второй день он был опробован.
Пожелав счастья оставшимся зимовщикам, с которыми успели подружиться, мы с пассажирами на борту вылетели из Шалаурова. Пересекли море, горы, вышли на Лену и опустились на ночевку в Булуне.

На следующее утро у механиков что-то долго не ладилось с мотором, и мы стартовали только во второй половине дня. Летели все время вдоль Лены, намереваясь к вечеру прибыть в Якутск. В районе Алдана увидели первые звезды. К Якутску подошли в темноте. На аэродроме вспыхнул большой костер. Пилот посадил самолет мягко и спокойно, как будто днем.
Дружно наступившая весна подгоняла нас. В верховьях Лены намечался ледоход. А на пути от Якутска до Иркутска обязательно нужна была посадка для смены лыж на колеса.
От Якутска почти всю дорогу шли в снегопаде, еле видя под собой берега реки. Но в районе Усть-Кута погода была уже весенняя, солнечная. Прибрежный лед покрылся водой, и пилот сделал посадку на середине реки. Мокрый снег хлюпал под ногами, местами виднелись темные проталины, вода подо льдом дышала.

За два часа сменили лыжи на колеса, залили в баки горючее и, разбрызгивая колесами воду и мокрый снег, взлетели и пошли на юг, в Иркутск.

В глубоких сумерках, ориентируясь по кострам, Черевичный посадил машину на раскисшем иркутском аэродроме.
Александр Андреев
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3087
Зарегистрирован: 03 Март 2008 06:23
Откуда: Санкт-Петербург

Н-29 (МП-6 / Ант-7)

Сообщение Матвей Глухарь » 22 Июнь 2008 04:53

Иван Кукушкин пишет:Туполев АНТ-7 (Р-6)
Валентин Мучичко aka savoya 1/72
Модель строилась в течение 1992 года по монографии М.Петровского из «Моделиста-Конструктора». Была удостоена дипломов «Model Art'93» (Витебск) и «Интермодель'93» (Бровары) за первые места в своём масштабе.
[url]http://keep4u.ru/imgs/s/080420/a1/a15080f063bd2f32e1.jpg[/url]

в полной галлерее по ссылке +12 фотографий

Угу. Я эту модель видел своими глазами. В Витебске, благо я там живу. Действительно, мастерская работа.
Матвей Глухарь
 
Сообщения: 31
Зарегистрирован: 09 Апрель 2008 18:29

Н-29 (МП-6 / Ант-7)

Сообщение SVF » 12 Август 2008 16:04

Изображение

Советская Арктика. №8, 1937
SVF
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 4459
Зарегистрирован: 23 Июль 2008 20:20

Н-29 (МП-6 / Ант-7)

Сообщение SVF » 16 Октябрь 2008 18:11

"Из Якутска в направлении бухты Тикси сделан рейс на линейном самолете "Н-29", пилотируемый летчиком Стрельцовым. Он доставил в промежуточные пункты Ленской авиатрассы - Жиганск, Булун и т.д. - газеты с докладом товарища Сталина на XVIII Съезде ВКП(б).
Путь от Якутска до Булуна самолет прошел за 6 летных часов."

[Петриченко А. Весенние рейсы полярных летчиков. Проблемы Арктики. №4, 1939. Л., изд-во Главсевморпути. с. 69]
SVF
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 4459
Зарегистрирован: 23 Июль 2008 20:20

След.

Вернуться в Полярная авиация СССР: "Комсеверопуть" и ГУСМП



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения