Аэропорт Усть-Кара (Ненецкий АО)

Авиация заполярья - авиабазы, авиаотряды, аэропорты и пр.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Аэропорт Усть-Кара (Ненецкий АО)

Сообщение ЧАЙКА СВ » 07 Февраль 2013 08:52

В качестве вступления сделаю выписку из статьи Ю.Канева:

Нарьяна вындер
18 октября 2005 (172)

© Юрий Канев
 фото 7 095.jpg
 фото 7 234.jpg
Самая дальняя обветренная, неприкаянная...

Почти три часа лету от Нарьян-Мара на биплане Ан-2. Более 600 км отделяют Кару от столицы округа. За иллюминатором проплывает Большеземельская тундра - зелено- желтый бархат, бессчетные озера, причудливые переплетения ручьев и речушек. Наконец под нами Карская губа, и прямо по курсу на морском берегу завиднелись серенькие коробочки домов Усть-Кары в оправе черных сланцевых скал. "Аннушка" ложится на крыло и спустя минуты уже катится, подпрыгивая, по взлетному полю. Прибыли...
Самая дальняя северо-восточная точка на карте Ненецкого округа -поселок Усть- Кара. Гуляя в его окрестностях, легко уйти на сопредельную территорию Ямало- Ненецкого округа. Возникла Кара как колонизационный поселок заключенных в далеком 1934 году. Тогда же там появилась база оседлости первенцев коллективизации - колхозов "Тет яха мал" и имени Смидовича.
В 50 - 80-е годы XX века Усть-Кара жила хорошо. Процветал колхоз "Красный Октябрь" - "миллионер", имевший 13 000 голов только взрослых оленей, не считая молодняка. Ловили знаменитого карского омуля, хариуса, чира. Работал рыбный завод, также приносивший немалую прибыль. С председателями везло: были они, как на подбор, хозяйственные и работящие - Иван Попов, Дорофей Сметанин, Василий Тропников.
На косе у моря воздушные суда принимал отличный аэродром, на который приземлялись самолеты до АН-10 включительно. Гостей привечали в двухэтажной гостинице - с диванами, зеркалами и коврами. С тех пор минуло двадцать лет и ныне Усть-Кара уже не та, по-другому здесь устроена жизнь.
Первые впечатления
Здания аэропорта нет - в ожидании самолета жители Усть-Кары укрываются от непогоды в небольшом балке. Дорога от аэродрома идет через развалы многолетнего хлама - старые станки, машины, огромное количество пустых бочек. Остов старого самолета смотрится там инородным телом: гофрированная обшивка широких крыльев, мощные сплетения стрингеров и нервюр, темно-зеленая армейская окраска. Эти обломки хранят тайну - никто в поселке не знает, когда это и как туполевский "реликт" здесь оказался. Проходим мимо фундамента давно сгоревшей гостиницы - говорят, что в ней, было дело, ночевали знаменитые полярные летчики Водопьянов, Козлов и Фарих.
ЧАЙКА СВ
 
Сообщения: 1296
Зарегистрирован: 03 Ноябрь 2011 14:29

Аэропорт Усть-Кара (Ненецкий АО)

Сообщение ЧАЙКА СВ » 07 Февраль 2013 08:58

 Лётная геофизическая группа и персонал эропорта Усть-Кара  1969 г. - 3 с лева нач.аэроп. - Сорокин.jpg
На каком то сайте нашел единственную фотку здания аэропорта и его начальника, ниже привожу статью и фотку. На фотке изображены: Лётная геофизическая группа и персонал аэропорта Усть-Кара: слева - наша повариха Аня, второй слева – автор (В. Литинский), третий - начальник аэропорта Сорокин, четвёртый - Р.С. Хаимов, второй справа - А.А. Кураев.
И сама статья:

ПРИЛОЖЕНИЕ 3 От 8 сентября 1969 г.


ДИРЕКТОРУ НИИГА тов. ТКАЧЕНКО Б. В.
Копия ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ГРУППОВОГО КОМИТЕТА
тов. ПРЕОБРАЖЕНСКОМУ В.А.

Бывшего начальника отряда Полярной экспедиции,
старшего геофизика отдела горючих ископаемых
ЛИТИНСКОГО В.А.

Р А П О Р Т

8 сентября с.г. я ознакомился с рапртом на Ваше имя начальника Полярной экспедиции тов. Витязева А.П. о лишении премии за полевой период некоторых сотрудников Полярной экспедиции "за нарушения трудовой дисциплины и производственные упущения". В этом рапорте Витязев требует лишить премии и меня на 35% "за превышение полномочий в руководстве лётным отрядом, выразившимся в необоснованном привлечении к полётам тов. Кураева без согласования, точнее, вопреки запрету руководства экспедиции". Заготовлен также соответствующий приказ по институту о лишении премии, который будет представлен Вам на подпись.
В своём рапорте на Ваше имя от " " июня с.г. с просьбой оплатить тов. Кураеву налёт часов на съёмке я приводил мотивы своих действий. Я вынужден повторить свои доводы ещё раз.
К концу полевого сезона весной 1969 г. при съёмке Байдарацкой губы [Карского моря] отдельным лётно-съёмочным отрядом Полярной экспедиции, руководимым мной, сложилась чрезвычайно сложная обстановка из-за неблагоприятных метеорологических условий и отказа командира вертолёта, арендованного в Воркутинской отдельной авиаэскадрилье (ВОА), летать над полыньями и разводьями и садиться на дрейфующий лёд. К концу полевого сезона оказалось незаснятой около 80% проектной площади Байдарацкой губы. Более того, командование ВОА из-за выхода из строя их вертолётов отозвало в Воркуту и наш вертолёт, фактически разорвав договор об аренде. В этих условиях я, чтобы не сорвать работы, полетел в аэропорт Каменный Полярного управления ГА [Гражданской авиации] и уговорил командира КОАЭ заключить с нами договор на аренду вертолёта.
Когда 17 апреля новый вертолёт прибыл в наше распоряжение, до конца полевого сезона оставалось 13 дней и 80% незаснятой площади.. Разумеется, трудно было рассчитывать, что в течение всего этого времени будет стоять лётная погода и что не произойдёт простоя ветолёта из-за неисправности матчасти, как это довольно часто случается. Весь экипаж и тем более состав геофизического отряда отлично понимал, что для выполнения плана в этих условиях нужно приложить максимум усилий и добиться максимальной производительности труда.
Дело осложнялось тем, что в экипаже нового вертолёта отсутствовал штурман. На лётной работе это совершенно не отразилось, т.к. командир вертолёта И.С. Шайдеров прекрасно справлялся с вождением вертолёта. [В моей практике это был только второй иудей-вертолётчик. С Трейвишем мне полетать в 1952 году не удалось, так как он разбил свой МИ-1 через несколько дней после прилёта на базу экспедиции. Но Игорь Шайдеров - это был пилот от Бога! Он летал и садился на лёд в таких условиях, в которых ни один другой пилот этого бы не сделал - можете мне поверить, у меня огромный налёт часов на самолётах и вертолётах с посадками на арктических льдах. Всем, кто связан с арктической и любой другой малой авиацией, хорошо известно, что приписка заказчиком лётных часов авиаторам - нормальное явление, для этого в проекты работ негласно закладывались лишние лётные часы. Игорь сразу отказался (к моей великой радости - есть на Руси ещё честные люди!) от того, чтобы я ему записал "липу" ("Мы и так своё заработаем", сказал он), хотя другие члены экипажа и ворчали на него. Мне потом рассказывали, что его выперли из авиаотряда за эту его халтуру. Нефтяники, которым он в тундру на буровые вышки возил трубы, продукты и их самих и отказывался от приписок, крутили пальцем у лба, но обожали Игоря за то, что он работал, как бешеный и ювелирно клал буровые трубы в точно назначенное место. Авиаторы его считали психом ненормальным, за то, что он не давал своему экипажу халтурно заработать и комрометировал своим отказом от приписок всю авиацию. Поэтому его и выперли. - В.Л.]. Однако, мы оказались без помощника астронома, обязанности которого, по установившейся практике работ Полярной экспедиции, обычно выполняет штурман вертолёта или самолёта. Из других членов экипажа никто не обладает соответствующей подготовкой для выполнения этой работы.
Чтобы не терять ни одного дня, я попросил старшего инженера-геодезиста А.А. Кураева, занимавшегося в нашем отряде полевой обработкой астрономических наблюдений, полететь на съёмку в качестве помощника астронома. Одновременно 18 апреля начальнику экспедиции А.П. Витязеву была направлена телеграмма, в которой сообщалось, что в экипаже вертолёта отсутствует штурман, и поэтому испрашивалось разрешение на участие в полётах в А.А. Кураева в качестве помощника оператора.
В иных условиях можно было бы поставить на эту работу второго оператора-гравиметриста Р.С. Хаимова (другим оператором-гравиметристом был я сам). Однако, при сложившихся обстоятельствах это было бы нецелесообразным, т.к. оставшаяся незаснятой площадь покрыта дрейфующим льдом, разбитым многочисленными терщинами и разводьями. В этих условиях наблюдать на гравиметрах очень тяжело из-за микроколебаний люда [на припайном - неподвижном - льду микроколебания либо почти отсутствуют, либо существенно слабее. - В.Л.], вследствие чего время наблюдения на одном приборе увеличивается более, чем вдвое, по сравнению с наблюдениями на более сплочённом льду. Если бы я один наблюдал на трёх приборах (а единственно в нашем отряде их было четыре для повышения точности и исключения возможных ошибок измерений), гравиметрические наблюдения на каждой точке продолжались бы на 10-15 минут дольше самых трудоёмких астрономических наблюдений, и производительность съёмки значительно снизилась бы. Учитывая, что в конце полевого сезона оставалась незаснятой ещё 80% площади, я не мог пойти ни на какое снижение производительности съёмки, чтобы не поставить план под угрозу срыва. Мне было ясно, что если план не будет выполнен, никакие самые объективные причины не будут приняты во внимание начальником отдела геофизики Р.М. Деменицкой, целью которой при оценке моей деятельности является доказательство того, что Литинский не может справиться не только с руководсвом экспедиции или морской партии на э/с "Вл. Обручев", но и с руководством небольшого лётного отряда.
В течение четырёх дней, пока мы вели съёмку из аэропорта Усть-Кара, я не получил никакого ответа на мой запрос от А.П. Витязева, поэтому А.А. Кураев продолжал участвовать в съёмке в качестве помощника оператора-астронома.
Телеграмма А.П. Витязева с ответом на мой вопрос, отправленная им 22 апреля, была вручена мне только 27 апреля, при случайном залёте в Усь-Кару. В телеграмме А.П. Витязев указывал, что не он комплектует состав экипажей вертолётов (видимо, имея в виду отсутствие в экипаже штурмана), и запрещал Кураеву летать. Таким образом, о запрете Витязева я узнал уже после того, как вся съёмка с участием А.А. Кураева практически была выполнена.
Благодаря великолепным лётным и просто человеческим качествам И.С. Шайдерова, а также благодаря самоотверженной работе экипажа и лётного отряда, мы выполняли съёмку практически в любую погоду, летали и садились на льды там, где это было необходимо, несмотря на крайне тяжёлую ледовую обстановку - многочисленные полыньи, разводья и трещины. Поэтому за оставшийся краткий промежуток времени мы не только выполнили, но значительно перевыполнили (на 120%) план съёмки, как по количеству пунктов наблюдений, так и по площади. Санкция на это перевыполнение плана была дана Вами [Б.В. Ткаченко]. При этом сеть съёмки была выдержана равномерно, выполнены необходимые детализационные наблюдения. Полевые материалы нашего отряда были приняты с отличной оценкой.
Перевыполнение плана и высокое качество съёмки в определённой мере объясняется тем, что в съёмке принимал участие А.А. Кураев, помогавший астроному А.С. Калачёву не только на точках во время наблюдений, но и в полёте. При перелёте между точками А.А. Кураев вычислял во вторую руку эфемириды звёзд, что позволяло избежать часто случавшихся до сих пор ошибок, приводивших к тому, что астроном не мог сразу "поймать" в теодолит звезду, в результате чего время наблюдения на точке увеличивалось с 0.5 часа до одного-полутора часов. Кроме того, наблюдение на четырёх гравиметрах двух операторов-гравиметристов, одного из которых не пришлось отрывать на помощь астроному, позволило избежать задержек из-за увеличения времени наблюдения на колеблющемся люду.
Каковы же отрицательные последствия участия в полётах А.А. Кураева? В своих резолюциях на мой первый рапорт на Ваше имя с просьбой оплатить полёты А.А. Кураева, начальник сектора отдела геофизики тов. А.М. Карасик и А.П. Витязев пишут, что Литинский, привлекая к полётам А.А. Кураева, вызвал перерасход фонда заработной платы и сорвал камеральную обработку (в поле) астрономических материалов. Действительно, из-за того, что всю съёмку мы выполнили в течение последних десяти дней, работая по 12-16 часов в сутки, у нас не оставалось времени на обработку материалов (только бы поскорее поесть и лечь спать). Учитывая строгий запрет Витязева задерживаться в поле, мы не могли, как это обычно делается, обработать свои материалы на месте работ. Даже если бы А.А. Кураев не принимал участие в полётах, а занимался камеральной обработкой, он не успел бы обработать и половины всех точек за те дни, в которые мы выполнили всю съёмку. Однако то, что мы приехали в Ленинград с необработанными материалами, никаких последствий не имело - мы обработали все материалы и построили карту до предоставления материалов комиссии, так что по нашей вине никакой задержки не произошло.
А.П. Витязев на общем собрании экспедиции, посвящённом подведению итогов полевых работ, заявил, что из-за проступка Литинского, допустившего к полётам не предусмотренного сметой Кураева, произошёл перерасход фонда заработной платы, в результате чего премия всем участникам экспедиции находится под угрозой. Это совершенно не соответствует истине. Фонд зарплаты экспедиции остался далеко не исчерпанным, несмотря на доплату 201 руб. за налёт часов и точки А.А. Кураеву, но также и несмотря на непредусмотренную сметой доплату за налёт часов самому А.П. Витязеву, сумма которой (427 руб.) не на много меньше суммы доплаты Кураеву и Литинскому, вместе взятым. Я уже не говорю о том ,что Кураев участвовал в производстве наблюдений, а А.П. Витязев, как не специалист [начальник экспедиции в области геофизики был полный дундук. - В.Л.], не участвовал, хотя все эти доплаты предусмотрены именно за производство наблюдений. [Я всегда к членам коммунистической партии относился с лёгким презрением, даже если это были хорошие люди, как к карьеристам и лицемерам. Исключение я делал только для некоторых боевых офицеров - для многих из них вступление в партию во время войны было обязаловкой. Вступил в говно - а отмыться от него практически невозможно. Так что Витязева я рассматривал не только как лицемера, но и как жулика, приписавшего себе незаработанные 427 рублей. - В.Л.]. Доказательством того, что несмотря на эти доплаты, имелась значительная экономия фонда зарплаты, служит настоящее премирование сотрудников экспедиции за полевой период.
Таким образом, на основании изложенного можно сделать вывод, что формулировка в рапорте А.П. Витязева моего "проступка" - "превышение плномочий, выразившееся в необоснованном привлечении к полётам А.А. Кураева без согласования, а вернее, вопреки запрету руководства экспедиции" - не соответствует действительности. Обоснование привлечения А.А. Кураева к полётам достаточно подробно приведено выше. Послав запрос о разрешении летать Кураеву, я тем самым предпринял всё возможное для согласования этого вопроса. О запрете летать Кураеву я не знал, т.к. соответствующую телеграмму Витязева я получил уже после выполнения съёмки, что подтверждается почтовым штемпелем на телеграмме и свидетельством трёх сотрудников нашего отряда. Ни к каим неприятным последствиям участие Кураева в съёмке не привело.
В заключение позволю себе привести некоторые технико-экономические показатели из отчёта Полярной экспедиции за 1969 год, характеризующие работу руководимого мною отряда:
1. Количество пунктов наблюдения, выполненных за полевой период лётными отрядами:
1. Отряд Третьякова - 90 Съёмка Чукотского моря, полевой период 2.5 мес.
2. Отряд Гапоненко - 91 "
3. Отряд Орлова - 97 "
4. Отряд Ващилова - 104 "
5. Отряд Литинского - 131 Съёмка Байдарацкой губы, полевой период 2.0. мес.

2. Средняя производительность съёмки на вертолётах отрядов на Чукотском море - 5.2 пунктов за 1 съёмочный вылет, нашего отряда - 7.7 пунктов за вылет.

-- Средняя затрата лётного времени вертолёта на производство одного пункта на Чукотском море - 1.3 часа, нашего отряда - вдвое меньше (0.6 часа).

-- Точность съёмки нашего отряда самая высокая в экспедиции.

Нами предложен и опробован новый, чрезвычайно экономичный способ плановой привязки пунктов наблюдений при авиадесантной съёмке путём пеленгования вертолёта с помощью береговых радиолокационных станций [Я получил грамоту и какую-то премию за это рац-предложение. - В.Л.].

Казалось бы, что выполнение плана в столь тяжёлых условиях, более того, его значительное перевыполнение, проявление инициативы и оперативности (перезаключение договора на аренду вертолёта с другой организацией), самые высокие технико-экономические показатели во всей экспедиции, самая высокая точность съёмки должны были вызвать высокую оценку работы нашего отряда со стороны руководства экспедиции, отдела геофизики и администрации Института. Вместо этого, за "превышение полномочий" мне поставили на вид. Более того, за этот же "проступок", не имевший никаких неприятных последствий, а наоборот, способствующий перевыполнению плана, начальник экспедиции под давлением начальника отдела геофизики требует снять с меня 35% премии за полевой период, наряду с сотрудниками экспедиции, обвиняемыми в пьянстве и дебошах (причём размер удержания с их премии составляет 10-15%). Таким образом, размер удержания с премии за выполнение плана на 120% при отличном качестве съёмки и наилучших в экспедиции технико-экономических показателях оказывается в два-три раза большим, чем за пьянство и дебоши.
Всё это я не могу расценивать иначе, как продолжение травли меня со стороны начальника отдела геофизики Р.М. Деменицкой, травли, имеющей корни, весьма далёкие от моей научной и производственной деятельности.
Прошу Вас учесть всё изложенное при рассмотрении рапорта А.П. Витязева.

/подпись/ В. Литинский

8 сентября 1969 г.
ЧАЙКА СВ
 
Сообщения: 1296
Зарегистрирован: 03 Ноябрь 2011 14:29

Аэропорт Усть-Кара (Ненецкий АО)

Сообщение ЧАЙКА СВ » 07 Февраль 2013 09:12

"На косе у моря был отличный аэродром..." пишет Канев Юрий. И это действительно так. Я там был вместе с Каневым. Это был аэродром Полярной авиации ГУСМП. От коренного берега до ВПП, была сделана бревенчатая дорога с мостиками через ручьи. ВПП - это совершенно ровная песчано-гравийная полоса. Чуть в стороне деревянный маяк. В конце полосы, чуть ближе к коренному берегу остатки деревянных строений - дизельной, склада гсм, диспечерской и т.д. На разбитом оборудовании иностранные ярлыки.
 фото 7 100.jpg
 фото 7 101.jpg
 фото 7 103.jpg
 фото 7 107.jpg
 фото 7 112.jpg
ЧАЙКА СВ
 
Сообщения: 1296
Зарегистрирован: 03 Ноябрь 2011 14:29

Аэропорт Усть-Кара (Ненецкий АО)

Сообщение ЧАЙКА СВ » 07 Февраль 2013 13:49

В форуме Амдерминского сайта ЮГРА - личный сайт Шадрина Владимира Павловича. Кто-то из посетителей сайта написал: "Сорокин Сергей Кузьмич начальник Усть-Карского аэропорта из Уэлена, известный по всему Крайнему Северу..." Но что-то я о нем ничего не могу найти.
ЧАЙКА СВ
 
Сообщения: 1296
Зарегистрирован: 03 Ноябрь 2011 14:29

Аэропорт Усть-Кара (Ненецкий АО)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 10 Февраль 2013 22:13

ЧАЙКА СВ пишет:На каком то сайте нашел единственную фотку здания аэропорта и его начальника, ниже привожу статью и фотку. На фотке изображены: Лётная геофизическая группа и персонал аэропорта Усть-Кара: слева - наша повариха Аня, второй слева – автор (В. Литинский),....

Автор - Вадим Арпадович Литинский регистрировался на сайте "Полярная почта" под ником vadimlit1
Его сообщения:
Зарождение Полярки (К 50-летию МГС и Полярной экспедиции НИИ
В библиотеке:
Будни дрейфующей ледовой базы
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Аэропорт Усть-Кара (Ненецкий АО)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 10 Февраль 2013 22:25

ЧАЙКА СВ пишет:В форуме Амдерминского сайта ЮГРА - личный сайт Шадрина Владимира Павловича. Кто-то из посетителей сайта написал: "Сорокин Сергей Кузьмич начальник Усть-Карского аэропорта из Уэлена, известный по всему Крайнему Северу..." Но что-то я о нем ничего не могу найти.

На сайте http://www.podvignaroda.ru/
есть информация о награждении за выслугу лет (Указ ПрВС СССР №108 от 23.10.1944 г.) медалью «За боевые заслуги» лейтенанта Сорокина Сергея Кузьмича, 29.06.1908 г.р., в РККА с 26.06.1934 г., командира звена 2 АЭ 17 ИАП 7 ИАД ВВС ТОФ:
http://www.podvignaroda.ru/?n=50592009

Но, не факт, что это про него.
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Аэропорт Усть-Кара (Ненецкий АО)

Сообщение [ Леспромхоз ] » 10 Февраль 2013 22:51

 468ed.jpg
В книге Штучкин Н. Н. Над горящей землей. — М.: ДОСААФ, 1980. встретилось:
Уволившись в запас, Сергей Сорокин работал в гражданской авиации, был штурманом отряда, летал до 1970 года на Ли-2, Ил-12, Ил-14...

Опять-же не факт, что о нем...
Аватара пользователя
[ Леспромхоз ]
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 11087
Зарегистрирован: 02 Июль 2007 00:17
Откуда: Петрозаводск

Аэропорт Усть-Кара (Ненецкий АО)

Сообщение Адольф Милованов » 30 Март 2014 14:40

РГАЭ, ф.9570, оп. 2. д. 170. Приказы по ГУСМП №651-782 за 1939г.
Пр. 734 от 9 мая 1939г. Об организации авиабазы "У. Кары" по обслуживанию ледовой разведки.
Зам. Нач. ГУСМП М. Шевелёв.
(перечислены пофамильно 13 человек, но я их не выписал)
Аватара пользователя
Адольф Милованов
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 962
Зарегистрирован: 10 Март 2012 20:29
Откуда: Москва

Аэропорт Усть-Кара (Ненецкий АО)

Сообщение ЧАЙКА СВ » 31 Март 2014 09:29

Уважаемый Адольф Милованов!
Я так понял, что вы работаете сейчас в архиве РГАЭ? Не могли бы Вы посмотреть это дело РГАЭ, ф.9570, оп. 2. д. 170. Приказы по ГУСМП №651-782 за 1939г. еще раз и сделать несколько сканов или ксерокопий. Дело в том, что там может быть информация, по самолету ТБ-1 - остатки которого лежат на краю Карского аэродрома (о нем же выложена информация на "Полярной почте" под рубрикой "Обломки АНТ-4/Г-1 на Югорском полуострове".
ЧАЙКА СВ
 
Сообщения: 1296
Зарегистрирован: 03 Ноябрь 2011 14:29

Аэропорт Усть-Кара (Ненецкий АО)

Сообщение Адольф Милованов » 31 Март 2014 20:13

К сожалению, там этого нет. Я внимательно просматривал все приказы по ГУСМП за 1939г и выписывал то, что относится к Полярной авиации. Осталось 5 дел за октябрь-декабрь (на 1 день). Если будет, обязательно выпишу или закажу скан, но все эти дела с 165 по 182 (примерно 2000 приказов) выдают на фотоленте (диафильм)...
Аватара пользователя
Адольф Милованов
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 962
Зарегистрирован: 10 Март 2012 20:29
Откуда: Москва

Аэропорт Усть-Кара (Ненецкий АО)

Сообщение ЧАЙКА СВ » 01 Апрель 2016 14:36

В "Одноклассниках" вышел на страничку Бычкова Михаила Гордеевича - полярного летчика, морского военного летчика, поэта и учителя. У него на страничке была фотография 1961 года Гостиница Усть-Карского аэропорта и пока это всё.
Вложения
 Усть-Кара. Под крылом Лётная гостиница. Быков М.Г..jpg
ЧАЙКА СВ
 
Сообщения: 1296
Зарегистрирован: 03 Ноябрь 2011 14:29

Аэропорт Усть-Кара (Ненецкий АО)

Сообщение ЧАЙКА СВ » 01 Апрель 2016 14:41

А вот его стихи по Усть-Каре:
Усть-Кара Глава саги Северное сияние
Михаил Бычков

Ан-2, в народе – «кукурузник».
Перкаль на крыльях и мотор.
В хозяйстве нашем очень нужен.
Не нужен лишь аэродром
Весна. Югорский полуостров.
Вопрос сезона очень острый:
«Закрыть» большую площадь съёмкой,
Достанет если нам силёнок.
Прибор геологов в салоне,
И оператор с ним учёный.
Задача – гамма-излучений
«Застолбить» в этом регионе.
Летать нам суждено с Усть-Кары.
Задачка – швах. И я в ударе.

Полёты эти – напряженье
Уменья, нервов, но и сил,
Ведь высота двадцать пять метров,
Пилот один и штурман с ним.
Конечно же, и бортмеханик
И, как всегда, ещё радист.
Всей этой съёмки, в общем, писк :
По шесть часов ландшафта между
Покрыть всю заданную площадь,
Меж галсами держа не больше
Двухсотпятидесяти метров.
Задача, вам скажу – для мэтров.
Здесь не равнина всё ж, учти,
И трудно профиль соблюсти.

На первом этаже – столовка,
А выше – наши номера,
Урез реки шагах так в пол ста.
Посёлок – финские дома.
А в них живут оленеводы,
Каких бы ни были народов,
Все одинаково живут:
Хозяйство в чуме всё ведут,
И разобрать, какого рода
Он иль она, бывает трудно,
Лицо – стандарт. И обоюдна
Для жён, мужей на платье мода.
Одеждой, пищей – всем тут правит
Во все века олень по праву.

Летать придётся нам с площадки,
Аэродром – то всё же громко.
Ручей и берег мелкой гальки,
Ласкаемый приливом моря.
Второй пилот нам не положен,
А вместо, справа, сядет штурман.
Контакт с пилотом непреложен,
Лишь жестом, в основном, заумным.
Манипуляция ладошкой,
Глазами, пальцами немножко:
«Направо», «Влево», «Так держать!»
Пилот мгновенно исполняет.
Порядок съёмки так «замётан»,
Что экипаж быть должен «слётан».

Наш командир – полярник старый,
Сидел на станциях эСПэ*,
Один нюанс: может мытарить
Его запой недели две.
Но это трудно ведь на «точках».
Но есть у нас один источник,
То аварийный наш эНЗэ**,
«Жестянка» с пайками, в хвосте.
Механик – здоровяк с гитарой,
Умелец в технике и в песне,
И дамам очень интересен,
Душа тусовок и компаний.
Служил недавно он на Каче
В Морской военной Авиации.
*-дрейфующая станция «Северный полюс»
**-неприкасаемый запас продуктов.
А штурман наш с портфелем толстым,
В котором карты трасс и справок,
И карты крупные – для съёмки,
Брошюры толстые поправок.
Конечно, «гвоздь» всей съёмки – штурман:
Всё скоротечно, данных уйма,
Пройти «по струнке» длинным галсом
И «привязать» всё в «камералке*.
Не совпадёт «отписка»** с местом,
И весь полёт пойдёт насмарку.
Держать здесь должен штурман марку,
За весь итог лишь он ответчик.
Сторонник аргументов, фактов,
Наш штурман мягок, но и хваткий.

*-комната обработки полученных данных.
**-отметка прибора об обнаружении искомого.

Радист бывал на «точках» тоже
И опыта не занимать.
Уверен, молод, и дотошен,
Но тих, в тусовках не видать.
Начальство нам всем доверяет,
Хотя и часто проверяет.
Их резюме: «Вы справитесь,
Хотя тяжёлый у вас крест».
И вот Усть_Кара. Всё готово,
Горючка и запас продуктов,
Геологи на месте, будто,
И в камералке ждут работы.
Волнуемся слегка пред стартом.
Ни пуха, ни пера! Но фарта!

Те будни полевой работы
До сих дрожь в теле вызывают,
Рубашка, мокрая от пота.
И в раны соли подсыпают
Инспектора всех званий, рангов,
До ночи бденье в камералке,
Когда не в силах «привязать»
«Отписку» к месту. «Всё! всем спать!
То место завтра повторить,
Обрывы там, прибор не «пишет»,
Пройди точнее и пониже,
Чтоб сектор полностью «закрыть».
Летать нам надо спозаранку,
Пока не началась болтанка.

Подъём наш вялый, нехотя.
Сухой картофель и навага,
И чай проглочены шутя.
И дребезжащий ЗИС* с отвагой
Песок прибрежный пишет следом,
Пока прилив волнистым пледом
Не слижет роспись колымаги.
«Готовы? От винта, взлетаем!»
А вот и злополучный «сектор»,
И вот тот самый спорный галс.
Подход к обрыву, больше газ,
Уж полностью открыт инжектор.
Исполнится ль расчёт пилота?
Мотору хватит оборотов?

*Грузовой автомобиль завода имени Сталина.

Всё ближе к нам стена гранита,
И пройден уж рубеж возврата.
Не повернуть: врасшлёп, могила!
Вперёд! Наверх! Наверх, ребята!
Пилот в напряге. Пальцы белы,
Испуга нет, взгляд, вроде, смелый,
Схватил он намертво штурвал.
«Механик! Саша! Полный газ!»
Напряжены все до предела,
Привстали, взлёту помогая,
Геолог только, не моргая,
На самописец смотрит, бледный.
Ещё! Чуть-чуть! Почти задели
Колёса каменистый гребень.

И – выдох всех одновременный.
Режим нормальный, курс наш прежний.
Не отвернули. Ну, и нервы!
На галс пока не влезли смежный,
Ориентир один, второй,
Опять не видно за горой.
Ладошкой: влево, теперь вправо,
Рукою: ноль. На курсе. Браво!
Но высота! «К земле прижаться!»
Конец захода. Курс обратный.
А снос сильнейший, неприятность.
«Так, крен уменьшить!» Чтоб вписаться
Удачно, с ходу, в новый галс.
«Ещё. Уменьшить! Вот, как раз!»

«Ребята, отдыхать, а штурман –
К геологам!» И там стачать
Все галсы в «сектор», в площадь, штурма
В конце нам чтобы избежать.
И дни бегут чредой. Помеха:
Пусты в столовке все сусеки.
Всё, братцы, срочно выходной.
В кладовке бредень есть большой.
Лодчонку взяли напрокат.
На берегу кол вбили, бредень
Одним концом – к нему. Не медля,
Сеть с борта в воду наугад
И полукругом – к берегу.
И тянем дружно, бережно.


Рыбалка, братцы, просто «супер»,
Без всяких шуток и прикрас:
Рыбёхи – во! В ведро – лишь штука.
И это всё – за один раз!
Богаты воды здешних рек,
Но далеки от людных мест.
По слухам - нефть, песец, олень.
Мы ищем тоже «дребедень»
Какую-то, а что – секрет.
Прибор даёт «отписку», значит,
Нашли то нечто, обозначить
На карте, дальше дела нет.
Но рыбка хороша! Надолго ль?
Пора лететь на заготовку.

Депешу в Амдерму послали,
Продуктов нет, мол, голодаем.
Летите, говорят, вы сами.
Ну, вот, опять, мы так и знали!
Полёт на Амдерму – прогулка,
Отдушина от трудной съёмки.
Прошлись по тротуарам гулким
Вкусили омуля и сёмги.
И не дремал наш «фуражир»,
Деликатесы получил.
И подались мы восвояси.
Усть-Кара стала домом нашим.
Полёты! Сердцу благодать.
Пустое всё! Летать! Летать!

Сегодня жаркая погода,
Болтанка треплет целый день,
Однообразная работа
Все шесть часов. Ну, всё, предел.
«Давай домой, сегодня хватит».
Устал пилот рельеф «лопатить».
В Ан-2 ведь нет автопилота.
А тут ещё одна забота:
Стал ветер у земли сильнее,
И на посадке – боковой.
Не вызывал он всё ж сомненья,
Пилот-то в общем, мировой.
Летим в Усть-Кару, вот и дом,
А там, вдали, аэродром.

Заход обычный, визуальный,
Учли и ветер боковой,
Снижение, полёт нормальный.
А штурман пишет дебит свой.
И вот уж галька, речка справа.
Ну, убирай, выравнивай.
И мы расслабились. Всё, сядет.
Инспектор лысый стоит сзади.
Механик мусор подметает,
Готовится мотор смотреть.
Ему ещё суметь успеть
Ан-2 наш передать охране.
Радист уж доложил посадку,
Чтоб зачехлить своё хозяйство.

В журнал свой ставит штурман точку.
Но это что творит пилот?!
«Фонарь»* перед глазами прочный,
И по нему зигзаг идёт
Длиннющей трещины ветвистой,
Как будто молния игриста,
Но очень медленная только,
Замедленная будто съёмка.
Исчезли звуки, и плывёт
Чернильница от самописца.
Мелькнули в поле зренья лица,
Стекло чернилами «цветёт».
То самолёт, задравши хвост,
Изобразил полукапот**.

*-остекление кабины
**-неполный переворот самолёта через нос

Винт вдребезги, хвост вверх, мгновенье –
Назад он рухнул весом всем.
И тишина. А в поле зренья
Все на полу без шевеленья.
Струится пыль и чей-то крик:
«Все быстро вон! Возможен взрыв!»
И в миг уже все на свободе.
Стоят, а взрыва нету, вроде.
Бежит к воде в крови геолог,
Инспектор рядом с ним бежит,
Вода по грудь. «Остановись!»
От шока отходить им долго.
А экипаж стоит: ну, что тут?
И вдруг – неудержимый хохот.

Ведь трогать тормоз на пробеге -
Тихонько, импульсами чтоб.
А наш пилот, уставши, «сбрендил»,
Рычаг зажал, разжать не смог.
Здоровы все. И, слава Богу!
Прибор геолог стукнул бровью.
До свадьбы, ясно, заживёт.
Теперь нас ждёт чреда разборок.
Подмочен в общем весь наш порох.
Сидим пока. Ремонт на месте.
Полётов нет. И нет известий.
А весть пришла, с другого бока:
Взрыв бомбы* воздух весь загадил,
Прибор геологов зашкалил.

*- испытание атомной бомбы.

Воды уж много утекло,
Не существует и Полярка,
Но помнится мне то стекло
Во всех подробностях и ярко.
Я помню, не было испуга,
В мгновенье отключилось ухо,
И время тихо потекло.
Но через миг уж всё прошло.
Даёт Всевышний насладиться
Последним мигом перед смертью,
И вспомнить всё, ещё от детства,
Успеть, к тому ж, с концом смириться.
Как мудро наш устроен свет.
И ничего милее нет.

Усть-Кара! Жизни эпизод.
Воспоминаний волны плещут.
Рыбалка та, один заброд –
А сердце до сих пор трепещет.
С вопросом в камералке ненец:
«Дай пирта! Хоцца! Пирта есть?»
«Нет спирта». «Вон стоит». «Ну, пей!»
Раствор сглотнул в один присест.
Охота в тундре: птицы – туча,
Ковёр из моха. И морошка!
Кузьмич-шофёр, его Матрёшка -
Хозяйка наша - повар лучший.
И вы, друзья прошедших лет.
Вам от Усть-Кары шлю привет.
ЧАЙКА СВ
 
Сообщения: 1296
Зарегистрирован: 03 Ноябрь 2011 14:29

Аэропорт Усть-Кара (Ненецкий АО)

Сообщение ЧАЙКА СВ » 01 Апрель 2016 14:53

Вот несколько его фото по работам в Усть-Каре и на Ямале на Ан-2 1961 - 1967 годы.
Вложения
Бычков Михаил Гордеевич, 1961 г. : 1961. Югорский полуостров. Усть-Кара. Полярная Авиация Бычков М.Г..jpg
ЧАЙКА СВ
 
Сообщения: 1296
Зарегистрирован: 03 Ноябрь 2011 14:29

Аэропорт Усть-Кара (Ненецкий АО)

Сообщение ЧАЙКА СВ » 01 Апрель 2016 14:58

Ещё несколько снимков. Пилот АН-2 Колосов Владимир Нвгенье и второй пилот Бычков Михаил Гордеевич.

 Посадка на лёд Оби. Подлёдная рыбалка ненцев Ямала. БМГ.jpg
 Ямал. Сё-Яха. с лева пилот Колосов Владимир Нвгенье, Михаил Бычков.jpg
 Полярная Авиация. Ямал. 1961 год. Аэрофиз. съёмка. (квс Бычков М.Г. у самолета).jpg
 Гамма-съёмка Югорского полуострова. Усть-Кара.1961 год. М.Бычков.jpg
 Бычков М.Г. (в кабине Колосов).jpg
ЧАЙКА СВ
 
Сообщения: 1296
Зарегистрирован: 03 Ноябрь 2011 14:29

Аэропорт Усть-Кара (Ненецкий АО)

Сообщение ЧАЙКА СВ » 01 Апрель 2016 15:04

Сам Бычков Михаил Гордеевич, 05.10.1935 г.р. на фото:
Вложения
 Быков Михаил Гордеевич (3).jpg
 Быков Михаил Гордеевич (5).jpg
 Бычков Михаил Гордеевич, 05.10.1935 г.р..jpg
ЧАЙКА СВ
 
Сообщения: 1296
Зарегистрирован: 03 Ноябрь 2011 14:29

След.

Вернуться в Авиабаза



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения