1934 год. "Челюскинская эпопея".

Тема: Исследовательские экспедиции, спасательные экспедиции, Спортивные полярные экспедиции и другие.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

1934 год. "Челюскинская эпопея".

Сообщение петрович » 09 Сентябрь 2018 01:14

На аукционе "Ковчег" через неделю будут продавать архив доктора Мироненко, который в числе группы из 8 человек сошел у о.Колючина.. Цена, конечно, зашкаливает. жаль не сильно рассмотришь документы из-за закрытия файлом(чтобы не сперли). Но..., там отлично видна копия командировочного предписания на сопровождение 2 членов экипажа, в т.ч. Горской. Это не точность или она все же сошла раньше

https://ru.bidspirit.com/ui/lotPage/sou ... /7?lang=ru
петрович
 
Сообщения: 133
Зарегистрирован: 01 Январь 1970 03:00

1934 год. "Челюскинская эпопея".

Сообщение ББК-10 » 09 Сентябрь 2018 15:21

петрович пишет:Но..., там отлично видна копия командировочного предписания на сопровождение 2 членов экипажа, в т.ч. Горской. Это не точность или она все же сошла раньше


Ну ежели бы сошла, 3 октября 1933 г., тогда бы Александр ОТТОВИЧ не родился 15 сентября 1934 года.
А справочка-"бомбочка", особенно диагноз Горской.
Видимо не все гладко складывалось поначалу у О.Ю.Ш с А.А.Г.
 Справка.jpg
Аватара пользователя
ББК-10
 
Сообщения: 4835
Зарегистрирован: 05 Ноябрь 2014 17:53

1934 год. "Челюскинская эпопея".

Сообщение петрович » 09 Сентябрь 2018 23:39

ББК-10 пишет:А справочка-"бомбочка",

Похоже это приложение к письму на имя Сталина - хотя оно не полное и текст частично закрыт, но из доступного понятно, что отдельные ушедшие пробовали ухватить свой кусочек славы и требовали приравнивания к статусу обитателей ледового лагеря. Из других документов выходит, что кто то сильно довыступался ...
петрович
 
Сообщения: 133
Зарегистрирован: 01 Январь 1970 03:00

1934 год. "Челюскинская эпопея".

Сообщение Адольф Милованов » 10 Сентябрь 2018 14:45

А меня при прочтении справки заинтересовали такие детали как л/к Челюскин и л/п Челюскин, а также адрес на печати: Ул. Разина 12. Т.е. сначала ГУСМП было на площади Революции, потом на Разина 12, а после ремонта Разина 9 въехало туда.
Аватара пользователя
Адольф Милованов
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 1172
Зарегистрирован: 10 Март 2012 20:29
Откуда: Москва

1934 год. "Челюскинская эпопея".

Сообщение петрович » 10 Сентябрь 2018 17:30

Адольф Милованов пишет:А меня при прочтении справки заинтересовали такие детали как л/к Челюскин и л/п Челюскин, а также адрес на печати: Ул. Разина 12. Т.е. сначала ГУСМП было на площади Революции, потом на Разина 12, а после ремонта Разина 9 въехало туда.


Дом 12 это же церковь... Нет, у меня самого бабушка работала в филиале Книжной палаты в церкви на Б.Коммунистической, но не маловата церквушка для ГУСМП? Может просто перенумерация домов была в 30-х?
петрович
 
Сообщения: 133
Зарегистрирован: 01 Январь 1970 03:00

1934 год. "Челюскинская эпопея".

Сообщение Historik » 15 Октябрь 2018 12:23

Из фотоальбома «Героический поход». – М.: Фотоиздат «Союзфото»,1934 г. Составитель – О.Я.Збиневич, редактор – Т.Сорокина, художник – Н.Никитин. Фото: П.Новицкого, А.Шафрана, Г.Ушакова, М.Трояновского, Ф.Кислова, Б.Кудоярова, М.Маркова-Гринберга и др.:
 челюскинцы-1.jpg

 челюскинцы-2.jpg

 челюскинцы-3.jpg

 челюскинцы-4.jpg

 челюскинцы-5.jpg

 челюскинцы-6.jpg

 челюскинцы-7.jpg

 челюскинцы-8.jpg

 челюскинцы-9.jpg

 челюскинцы-10.jpg

 челюскинцы-11.jpg

 челюскинцы-12.jpg

 челюскинцы-13.jpg

 челюскинцы-14.jpg

 челюскинцы-15.jpg

 челюскинцы-16.jpg

 челюскинцы-17.jpg

 челюскинцы-18.jpg

 челюскинцы-19.jpg

 челюскинцы-20.jpg

 челюскинцы-21.jpg

https://russiainphoto.ru/search/photo/y ... 1%86%D1%8B
Historik
 
Сообщения: 477
Зарегистрирован: 05 Сентябрь 2014 15:02

1934 год. "Челюскинская эпопея".

Сообщение Historik » 15 Октябрь 2018 15:02

Ещё три фото. Очевидно, из разных альбомов:
 челюскинцы-открытка1.jpg

 челюскинцы-открытка2.jpg

1934 г. Авторы неизвестны - https://russiainphoto.ru/search/photo/y ... 2&index=4;
https://russiainphoto.ru/search/photo/y ... 1%86%D1%8B
 челюскинцы-25.jpg

Американцы, спасавшие челюскинцев. 1930-е гг. Авторы - фотокорреспонденты - Пётр Карлович Новицкий (1885-1942), А. Шлезингер -
https://russiainphoto.ru/search/photo/y ... ate_page=1
Historik
 
Сообщения: 477
Зарегистрирован: 05 Сентябрь 2014 15:02

1934 год. "Челюскинская эпопея".

Сообщение Historik » 16 Октябрь 2018 10:17

Из фотоальбома «Поход «Челюскина»…». Коллектив авторов. Редактор Г.А.Ушаков. – М.: КФК, 28.06.1934 г.:
 1.jpg

 4.jpg

 5.jpg

 7.jpg

 8.jpg

 9.jpg

 10.jpg

 11.jpg

 12.jpg

 14.jpg

 15.jpg

 16.jpg

 17.jpg

 18.jpg

 19.jpg

 20.jpg

 21.jpg

 22.jpg

 23.jpg

https://russiainphoto.ru/search/photo/y ... 1%86%D1%8B
Historik
 
Сообщения: 477
Зарегистрирован: 05 Сентябрь 2014 15:02

1934 год. "Челюскинская эпопея".

Сообщение Historik » 17 Октябрь 2018 13:20

В следующем, 2019-м году, весной исполняется 85 лет "Челюскинской эпопее" и спасению челюскинцев. Страницы дальневосточной части спасательной экспедиции на пароходе"Смоленск", на котором оказалось большинство лётчиков, дополняют воспоминания участника тех далёких событий - фотокора В.В.Микоши, опубликованные в его книге "Я останавливаю время" (– М.: «Алгоритм», 2005) - https://e-reading.mobi/book.php?book=1057600.
 1011536802.jpg

Дополнил рассказ по тексту фотографиями автора и других исследователей:
«К МОРЮ
Севастополь, 1932 год
Владивосток, 1933–1934 годы
И, кажется, в мире, как прежде, есть страны,
Куда не ступала людская нога…

…Однажды, вернувшись во Владивосток из дальнего плаванья, я услышал о гибели в Арктике парохода «Челюскин», который впервые совершал за одну навигацию переход по трассе Северного морского пути из Мурманска во Владивосток. Экспедицию эту возглавил известный полярный исследователь Отто Юльевич Шмидт.
На спасение челюскинцев на днях должен был выйти пароход «Смоленск». В тот же день я узнал о своем участии в спасательной экспедиции.
 2-Владивосток, у 33-го причала пх Смоленск.jpg

Пароход «Смоленск» у 33-го причала во Владивостоке. Конец февраля - начало марта 1934 г.

Я отправил маме в Москву телеграмму: «Двадцать восьмого февраля иду в Арктику спасения экипажа «Челюскина» пароходе «Смоленск» буду радиографировать Известия события Сорокину не беспокойся»…
 1-Владивосток, у 33-го причала пх «Смоленск».png


Уже позже я получил от мамы ответ:
«Всегда с тобой будь осторожен Правда Комсправда Известия Водный транспорт просят кадры…».
Я снимал «Лейкой» фоторепортажи для «Известий», «Вечерней Москвы» и владивостокской газеты «Красное знамя», спецкором которых стал во время работы во Владивостоке. Негативы собирались в большой коробке и ждали своего часа — возвращения на Большую землю. А тем временем я отправлял в «свои» газеты дневниковые публикации, которые передавал им по радио.
Просили ещё и ещё, по радио давали конкретные задания — на событийные материалы, на дневниковые очерки, на интервью с моряками и лётчиками. Иногда материалы оказывались удивительно живыми, яркими, зримыми — и моей заслуги в том не было. Может быть, самая малость, когда удавалось найти и «разговорить» интересного, самобытного человека.
Так уже позже, когда мы вернулись с героями-челюскинцами на пароход «Смоленск», мне удалось отправить на Большую землю ряд интересных свидетельств — простых и неповторимых, как, например, вот это:
«Владивосток. «Красное знамя» для полосы. Рассказ метеоролога Ольги Комовой.
…На лёд выходили не торопясь, не думали, что через несколько часов или минут корабль пойдет ко дну. Иду по коридору. Настежь раскрыты двери кают. На полу валяются чемоданы, сапоги, книги, белье, бумаги. Большинство уже покинули каюты: выгружают на лёд продовольствие, теплые вещи. Иду в штурманскую рубку. Надо собрать все метеоприборы, записи метеопогоды за все месяцы работы на «Челюскине».
Встретился кочегар Румянцев. Увидев меня, вспоминает:
— Эх, книг-то я вам в библиотеку не сдал.
В штурманской тот же беспорядок, что и в каютах. Все ценное вынесено на лёд. Наскоро собираю метеоимущество, бумаги, несколько пустых книжек для записи наблюдений. На льду они пригодятся. Карандаш, резинка тоже нужны. Все запихиваю в мешок, подаю его кому-то из матросов прямо в окно. У меня в руках большой термометр, бинокль. Пароход сильно кренит на правый борт. Уже трудно идти по коридору. На спардеке встречаю капитана:
— Как? Женщины ещё не все вышли? Сейчас же на лёд! — сердится он.
Бегу на левый борт. Он высоко поднялся. Трап лежит почти параллельно льду. Осторожно ползу по нему подальше от борта и прыгаю. Здесь несколько человек строителей и кто-то из команды. С борта скидывают вещи. Вдоль корпуса корабля и дальше влево и вправо от него — огромная трещина с водой.
Вся главная выгрузка происходит на правом борту по ту сторону трещины. Надо перейти туда. Пробегает Дора Васильева с узелком детского белья.
— Перейдёмте на ту сторону!
Пытаемся перелезть через трещину. У меня на ногах валенки и калоши. При первой же попытке перешагнуть через полынью на твердый, как мне кажется, ропак нога моя теряет калошу.
— Нельзя здесь! — кричу я. — Вода!
Пробуем другое, третье место. Везде вода, обманчивый снежный покров. Наши ноги уже мокры.
— Идите через пароход на ту сторону! — догадываюсь.
Идём. Сильный ветер дует прямо в лицо, режет мокрым снегом. Подходим ближе к корме. Трап поднялся ещё выше. Как же на него лезть? Неожиданно для нас кормовая часть поднимается резко вверх. Нос глубже и глубже уходит в воду, под лёд. Что это? Неужели конец? Уже виден винт «Челюскина».
— Отбегайте дальше! Дальше! — кричат со всех сторон.
Мы бежим куда-то в сторону. Спотыкаюсь. Теряю вторую калошу. Оглядываюсь. Наш «Челюскин», наш дом виден лишь наполовину. Чья-то черная фигура в длинном тулупе прыгает прямо с борта вниз на лёд. За ним кто-то ещё, такой же большой, тёмный. Шум, треск, видны клубы чёрного дыма, слышны крики людей — и всё кончилось.
Нет «Челюскина»! Тихо. Люди стоят молча. Маленькие серенькие фигурки среди льдов и пурги, засыпанные снегом, такие неловкие, растерявшиеся.
— Сосчитайте народ! — слышится чей-то голос.
— Все ли здесь? Собирайтесь все в одно место! — кричат что-то ещё, я не слышу.
Ревет ветер, метет пурга, торосы сразу стали чужими, незнакомыми…»
Потом я узнал, что не успел покинуть корабль только один человек — завхоз экспедиции Могилевич…
И ведь какая фамилия — словно предупреждение!..
Рассказ Ольги Комовой был напечатан в газете без единого сокращения.
 Самойлова.jpg

Синоптик ГУСМП В.А.Самойлова. п/х "Смоленск", март-апрель 1934 г.

Мои личные материалы значительно отличались от рассказов моих героев, и сейчас я только диву даюсь: как это их печатали — без сокращений и правки, что сегодня мне бы поправили в любой газете…
«Первого марта. До мыса Поворотного шли вдоль нашего берега, а затем повернули на восток, держа курс на Японию. День был абсолютно безоблачный, было очень тихо и тепло. На солнечной стороне припекало. Мерно покачиваясь на мертвой зыби, шли всё вперёд и вперёд. День кончился, солнце, как гигантский парашют, медленно спускалось к горизонту и вдруг, коснувшись его, окрасило цветом сурика воду, и быстро-быстро утонуло, не оставив больше никаких следов, сразу горизонт окрасился в молочно-сиреневую дымку. Слева появился перекошенный бессонницей грустный лик луны…
А пароход идёт дальше и дальше…».
Такие, или примерно такие «зарисовки» мелькали на газетных страницах в моих дневниковых записях — вперемежку с описанием жизни и работы на корабле.
А телеграммы из Москвы всё шли и шли: «Известия взяли все кадры проводов экспедиции во Владивосток. Просят Правда, Комсомолка, Водный транспорт. Всегда с тобой привет товарищам…»
Телеграфировала мама из далекой Москвы…
 3-Погрузка самолётов на «Смоленск».jpg

Погрузка самолётов на "Смоленск" (5хП-5 и 2хШ-2). Владивосток, начало марта 1934 г.
 3-1-Смоленск-Владик2.jpg

…Я стоял на палубе «Смоленска», начавшего свой дальний путь к «Челюскину», вглядывался в одинаковые и неповторимые водяные валы, в сгущающиеся над морем тучи и фантазировал: что же «рисуют» эти тяжёлые глыбы на сером фоне непогодного неба?..
 5-Смоленск-Япморе.jpg

В Японском море.
 яппейзаж.jpg


МЫС ОЛЮТОРКА
Я это сам не раз испытывал.
Японское море встретило нас штормом и секущей пургой. Неприветливое, оно, казалось, готовило ещё много неожиданных и непредвиденных каверз.
Я познакомился с капитаном корабля Василием Вагой, лётчиками — старым полярником В.Молоковым, Ф.Фарихом, с группой молодых военных лётчиков под командой капитана П.Каманина.
 Вага.jpg

Капитан "Смоленска" В.А.Вага.

Мы очень сдружились с Фарихом и Молоковым. Оба они были великолепными рассказчиками и знали массу историй из жизни своих друзей-лётчиков. Историй и весёлых, задорных, и суровых, героических, вошедших в предание. Я сразу привязался к этим людям потому, что они напоминали мне Бухгольца, потому, что сами были чудесными, замечательными представителями лётного племени.
 7-Бассейн-Фарих-Молоков-Смоленск.jpg

На "Смоленске" (слева-направо): бортмеханик Ф.И.Бассейн, лётчик Ф.Б.Фарих, сотрудник Центрального института авиамоторостроения А.А.Розенфельд, лётчик В.С.Молоков. Март 1934 г.
 8-Бассейн-Фарих2.jpg

Там же. Слева-направо: Ф.Б.Фарих, оператор В.В.Микоша, Ф.И.Бассейн, В.С.Молоков.

Вскоре «Смоленску» пришлось менять курс — Татарский пролив и пролив Лаперуза забиты льдами. Пойдём через Сангарский пролив мимо города Хакодате.
 6-Сангарский пролив.jpg

В Сангарском проливе.

Прошли зелёные берега Японии, и корабль, ласково покачивая, принял Тихий океан. Он встретил нас горячим солнцем и распластался, огромный, зелёный, молчаливый.
 4-джонка-Владик.jpg

Слева по борту, как на детской переводной картинке, проявились Курильские острова. Мы прошли довольно близко от них. Покрытые снегом Курилы производили мрачное впечатление — дикие, пустынные. За Курильской грядой стеной стоял серый туман, и плескалась высокая волна. Какой контраст: там — Охотское море, бурное, холодное, серое, здесь, по восточную сторону, — тёплый мир и чистые голубые краски.
Чёрная птица с длинными острыми крыльями распростерлась над кормовым флагом, будто привязав себя к нему невидимой нитью. Её пробовали отогнать — кричали, стучали, махали шапками. Но она только хищно и зло поворачивала голову на наши крики и продолжала лететь, строго соблюдая первоначальную дистанцию.
— Обратите внимание, — сказал подошедший капитан, — настоящий буревестник. Я и сам впервые его вижу. Он не зря носит свое имя. Видимо, придётся нам испытать хороший шторм…
Капитан отправился на мостик, а я — за камерой. Буревестник дал себя снять и, пролетев ещё несколько минут, вдруг метнулся вниз к самой воде. Почти задевая крылом воду, он исчез в западном направлении.
К концу дня погода резко изменилась. Налетел холодный, порывистый ветер со снегом. Видимость пропала. «Смоленск» заплясал на крутой волне, выписывая сложные восьмерки килевой и бортовой качки. Черная птица оказалась настоящим вестником бури.
…Надвигается вечер, а с ним — мутная ночь. Ветер становится ураганным и воет остервенело в снастях парохода. Волны давно уже превратились в какие-то сказочные горы, на которые со скрипом и скрежетом взбирается наш корабль, а, забравшись, — вдруг падает стремительно в морскую бездну. И так мы двигаемся со скоростью 4–5 миль в час к нашей далекой цели…
Спать совершенно невозможно — угол крена парохода достигает 50°, и, лежа на койке, — либо стоишь на ногах под этим углом в 50°, либо под тем же углом — на голове.
Снежная пурга ворвалась между Курильскими сопками, как в распахнутые ворота, и дохнула на нас с Охотского моря ледяной стужей. Всё скрылось в белом вихре, а корабль превратился в причудливую ледяную глыбу.
 335640.jpg

Сыграли аврал. Команда и члены экспедиции, вооружившись топорами и ломами, начали обкалывать с корабля лёд. Труд адский. Стремительная качка создавала непреодолимые трудности. Нужно было держаться обеими руками, чтобы не вылететь за борт, и в то же время скалывать быстро растущие ледяные наросты на частях корабля. Мороз сковывал движения, руки деревенели.
Ледяной шторм продолжался до Командорских островов. Восемь суток экипаж боролся с белым ураганом. Наконец впереди, в разрывах пурги, показалось солнце и битый лёд. «Смоленск» вступил в полосу мертвой зыби. Ветер немного стих. Только огромные валы, покрытые сверкающей мозаикой льда, поднимали и опускали пароход, укачивая чуть ли не насмерть новичков из состава экспедиции.
 16-Ночь.jpg

Скорость нашего продвижения снизилась. Вскоре корабль остановился, не в силах преодолеть сопротивление сплошного ледяного массива. Решено было выбираться обратно.
Нас окружило белое безмолвие. Мёртвая зыбь, как люлька, плавно и ритмично баюкала «Смоленск». С огромными трудностями удалось выскочить из крепких тисков.
Капитан Вага повел пароход вдоль кромки льда.
 Вага2.jpg

Так мы двигались в поисках прохода на восток — к берегам Америки, но безрезультатно.
На совещании в кают-компании лётчики Молоков и Фарих предложили пробиваться к берегу материка, а оттуда лететь прямо в лагерь Шмидта.
 12-Молоков-трубка.jpg

В.С.Молоков на "Смоленске".

После небольшого сопротивления молодой военный лётчик капитан Каманин присоединился к старым полярникам.
— Мы сейчас находимся на шестидесятой параллели, если мы возьмём курс ост, то выйдем по этой параллели к мысу Олюторскому! Там есть хорошая береговая возможность для высадки нашей лётной экспедиции на открытый галечный берег и совсем рядом хорошее, ровное взлётное поле. Мне приходилось бывать на этом пустынном, безлюдном берегу. — Капитан Вага проложил курс на карте к мысу Олюторскому.
Все собравшиеся внимательно слушали нашего «морского волка».
— А жильё там какое-нибудь есть? — спросил Фарих капитана.
— На самом берегу — развалюха-хибара. Там жил тогда старый рыбак коряк, но для нашей команды ёе в расёет брать нельзя. Придётся собирать самолёты днём, а ночевать на корабле.
С капитаном нельзя было не согласиться, и все решили действовать по его совету. Курс ост — мыс Олюторский.
Итак, было решено пробиваться к мысу Олюторка. Там создать на берегу базу, собрать самолёты и отправить их в Ванкарем. А «Смоленску» пробивать себе путь в бухту Провидения.
Через несколько дней в кромке льда появились большие разводья, и мы двинулись по ним вперёд. И тут нас затёрло льдом основательно. Взрывчатка не помогала. Корабль застрял.
 28-Смоленск-профиль.jpg

Начали собирать на борту самолёт-амфибию для ледовой разведки. Работа закипела. Одни занялись сборкой, другие непрерывно обкалывали лёд у черных бортов «Смоленска».
 30-Смоленск во льдах.jpg

Каждую минуту мы ждали подвижки ледяных полей. Тревожное настроение подгоняло в работе. Недалеко от корабля лёд торосился, налезая друг на друга. Началось сжатие. В обшивке появились серьезные вмятины, несколько шпангоутов лопнули. Наше положение стало не менее опасным, чем положение «Челюскина». Каждую минуту лёд мог раздавить «Смоленск».
 31-Смоленск2.jpg

Работали и днем и ночью, до изнеможения. Все понимали, что от этого зависит не только собственная жизнь, но и жизнь людей, к которым мы шли на помощь.
 29-застрял.jpg

Двое суток продолжалась упорная борьба с налезавшим на пароход льдом. Наконец в воздух поднялся на амфибии лётчик Шурыгин, и после часового полёта сообщил, что в пяти километрах на северо-запад есть небольшие разводья, которые ведут к чистой воде. Это вселило надежду, и мы с ожесточением снова начали пробиваться к спасительным разводьям.
 33.jpg

И днём и ночью долбили, взрывали вокруг «Смоленска» лёд и медленно-медленно — по километру в день — двигались навстречу воде.
Последнее усилие. Взрывы аммонала раскололи ещё одно ледяное поле.
 32-сколка льда.jpg

Торжественно, как салют освобождения, прозвучал гудок «Смоленска», и мы медленно двинулись вперёд. На горизонте засверкала живая вода.
Наконец, ледяной плен позади, и мы снова закачались на мёртвой зыби — теперь уже в Беринговом море. Радовались все — даже те, кто не переносил качку. «Лучше качаться и болеть на поверхности, чем спокойно идти ко дну», — сказал завхоз экспедиции и недвусмысленно перегнулся через борт.
Прошло несколько дней. Показались белые сопки мыса Олюторка. Они, как призрак, повисли над голубым горизонтом — будто горы без оснований.
— Может, это мираж? — спросил я у капитана.
— Нет, дорогой друг, это реальная земля, и вот смотри — в лоции имеет свой опознавательный силуэт. Видишь подпись — «Олюторка»…
Итак, первый этап пути завершён благополучно. Не доходя шести-семи километров до берега, «Смоленск» отдал якорь. Идти ближе к берегу опасно — мелко. Теперь предстояло при помощи корабельного катера и двух рыбачьих кунгасов выгрузить самолёты и запчасти.
 у припая.jpg

Но эта простая на первый взгляд операция поставила перед участниками экспедиции и экипажем столько неразрешенных задач, что порой люди просто не знали, как поступить. Выгрузить неуклюжие фюзеляжи с палубы на катер или кунгас при помощи лебёдки и стрелы было нетрудно, но когда с грузом подходили к берегу, обледенелому и дикому, высокий накат ежеминутно грозил накрыть зелёным гребнем или перевернуть деревянный кунгас.
Недалеко от воды, у края приливной полосы, стоял небольшой деревянный домик. С корабля его даже не было видно. Жили в нём несколько промысловиков-зверобоев. Они выходили в море за нерпой на длинной, узкой, похожей на челн лодке. Мы часто пользовались ею для сообщения между берегом и катером — катер не всегда мог подойти вплотную к берегу. Каждый рейс на этой валкой посудине сопровождался для любого из нас весьма неприятными ощущениями. Приходилось балансировать, размахивая руками, чтобы не потерять равновесия. Лодка была такой неустойчивой, что трудно было понять, каким образом можно выходить на ней в море на охоту за морским зверем.
Каждое утро гружёный катер и небольшой деревянный кунгас отходили от корабля к берегу. За ночь чистая вода покрывалась коркой льда, и нам приходилось разбивать её баграми, стоя на носу катера. К счастью, почти всю операцию по выгрузке самолётов удалось провести в штилевую погоду, когда тонкий ледок не давал подниматься волне.
Скоро подул сильный ветер, и нам пришлось очень туго. Целый день работали, собирая самолёты. Я снимал, как в лютую стужу лётчики и бортмеханики, техники и мотористы, не жалея ни сил, ни здоровья, готовили машины к полёту на льдину.
В маленьком домике на берегу не было места для ночлега, поэтому на закате, когда уже было трудно работать, все возвращались на корабль. И так каждый день.
Пока была штилевая погода, корабельный катер подходил вплотную к закраине берега, и можно было легко спрыгнуть с него прямо на берег. Но когда началась пурга, поднялся высокий накат, и для того, чтобы попасть на катер, приходилось сначала садиться в рыбачий челн, а затем выжидать время между высокими волнами и прыгать на катер. Этим руководили два местных рыбака. С удивительной ловкостью они переправляли нас утром с катера на берег, вечером — с берега на катер.
Каждый раз, когда я с аппаратурой балансировал в челне над кипящей студёной водой, мне становилось не по себе — одно неосторожное движение, и прощай вся моя экспедиция. Ведь если утонет аппаратура… Но об этом не хотелось думать.
Однажды, когда я ждал своей очереди для переправы, челн недалеко от берега накрыло огромной волной, и все пассажиры вместе с перевозчиками оказались в ледяной воде. Мне ничего другого не оставалось, как снять этот эпизод, со стороны казавшийся смешным. Одетые в меха и валенки, лётчики барахтались в воде, как слепые котята, пока с берега баграми и веревками их не перетаскали на сушу. Тридцатиградусный мороз моментально сковал одежду, и «купальщиков» отнесли в рыбачий домик оттаивать. Когда с ними управились и вылили воду из челна, очередь дошла до меня. Пока канителились, стало значительно темнее, а волны, как мне показалось, стали выше и злее. Что делать? Вдруг накроет ещё раз? Рисковать аппаратурой нельзя. И я решил камеру с пленкой на ночь оставить в домике у рыбаков. Но всю ночь мне снилась переправа, и что я несколько раз тонул вместе с аппаратурой…
Утром, наскоро позавтракав, я отправился на берег. Дул резкий ветер, в сторону берега катились длинные, тяжелые валы. Катер, подгоняемый ими, шел рывками. Не доходя до берега метров тридцать, он бросил якорь. Надо было ждать рыбаков с челном. Мы видели, как несколько раз они пробовали выскочить на волну. Но неудачно. Волна всё время накрывала лодку у самого берега.
Неудача за неудачей. А мы все ждём и ждём, стуча зубами от пронизывающего до костей ветра. Наконец рыбакам удалось прорваться, и они подрулили под катер. С большой осторожностью, балансируя, как в цирке, расселись мы по местам. Я ни минуты не сомневался, что буду в воде. Невольно вспомнилась Волга — Крещение, большая-большая прорубь, и я с верёвкой на поясе ныряю в чёрную ледяную дыру. Брр… Высокие валы — зелёные и прозрачные, — поднимая и толкая корму, почти накрыли нас. Проплыв, мы уже решили, что всё в порядке, как вдруг на нас обрушилась шипящая громада с пенным гребнем. Откуда она взялась? Непонятно. Зелёная стена накрыла нас, и мы очутились в воде. Вначале я даже не ощутил ледяной воды, просто провалился куда-то…
Наше счастье, что меховая одежда не сразу намокла. Мы, как пробки, выскочили на поверхность. Я пробовал плыть. Теперь сам очутился в положении слепого котёнка. В этот момент нас подхватила другая волна, ещё больших размеров, и с размаху выбросила на мокрую ледяную гальку. Пока я поднимался на ноги, одежду мою прихватило морозом, и я так и не сумел сделать ни одного шага…
Я сидел у раскалённой докрасна печки и не спускал глаз с камеры, лежащей в противоположном углу. Как это мне пришло в голову оставить её вчера здесь?
Наконец самолёты собраны и стоят рядом на снежном поле у подножия невысокой сопки. Назначенный на завтра вылет пришлось отменить. Барометр предостерегал.
К вечеру белый ураган достиг такой силы, что мы пожалели, что собрали самолёты. Резкий порывистый ветер рвал на крыльях перкаль, а измученные, с обмороженными руками лётчики и техники не успевали тросами крепить самолёты. Несколько раз лопались причальные тросы. И только благодаря нечеловеческим усилиям экипажа, ценой обмороженных рук и ног, простуженных лёгких удалось спасти машины и выстоять бешеный натиск ледяной пурги.
Начальник лётной группы капитан Каманин терпеливо ждал хорошей погоды — от этого зависел успех всего мероприятия.
Пурга свирепствовала несколько дней и так же неожиданно, как началась, — кончилась. Выглянуло солнце, и все преобразилось и засверкало. Но метеосводки лететь не разрешали.
15 марта… «Иды марта»…
…Сегодня удивительно хорошая погода. Чистое небо, ослепительный снег и бирюзово-зеленое море… Я сел на катер и поплыл к берегу. Не доходя до берега, оглянулся на наш корабль и… обомлел: корабль отделился от горизонта и повис в воздухе — большой, увеличенный в несколько раз… А вечером, когда алым цветом окрасились сопки и спокойное свинцовое море приняло розово-сиреневый оттенок, ярко-красное солнце, не дойдя до горизонта — до линии моря, — как бы проскользнуло в невидимую щель…
Ночью небо здесь далекое-далекое — каким оно будет за Полярным кругом?..
17 марта решили с помполитом Злобиным съездить в корякский поселок за 12 километров — провести политчас по докладу Сталина XVII партсъезду. Сели на нарты с упряжкой из 12 собак, взятых из Петропавловска. Их хозяин — каюр Скурихин — старый полярник, шесть лет проведший на Земле Врангеля. Собаки с радостным лаем рванулись вперёд…
Мы бешено мчались меж низких пригорков, сияющих ослепительным блеском. Слезились глаза, и захватывало дыхание от морозного ветра. После корабельного плена, казалось, собаки разнесут нас, развеют по белой пустыни. Иногда поднимались на пригорок. Скурихин спрыгивал с нарт и бежал рядом, помахивая в воздухе длинным шестом. Собаки с весёлым лаем преодолевали препятствие и снова стремительно неслись вперёд. Так добрались до стойбища коряков, где я снял интересный сюжет о жизни оленеводов.
В посёлке зашли в факторию АКО (Акционерное Камчатское общество) — маленький домик, где в одной половине живёт с женой зав. факторией Дюжиков, а в другой — магазин, увешанный пушниной, заставленный товарами для обмена на пушнину. Выпили у Дюжикова несчётное количество чашек чаю, зашли в соседние яранги — хижины, сложенные из дерна, в каждой из которых живет несколько семей. В яранге, увешанной и устланной оленьими шкурами, вповалку лежат голые ребятишки, женщины и мужчины.
Провели в этом посёлке митинг. Оказалось, что во всём поселке у них три члена партии и несколько комсомольцев. О гибели «Челюскина» они ничего не знают, да, вероятно, и после митинга не поняли, зачем корабль пошёл туда, где опасно плавать. Узнав от нас, что мы привезли с собой больших чаек, на которых могут люди летать, один из оленеводов тут же, не дожидаясь нас, ушёл в Олюторку на аэродром.
Когда мы тронулись в обратный путь, коряки долго стояли толпой и махали нам вслед, и ветер доносил гортанные крики их напутствий… Что они поняли из длинного рассказа нашего помполита о XVII партсъезде? Да и все ли достаточно хорошо понимали по-русски? Тогда мы об этом не задумывались — мы возвращались в Олюторку с умиротворенным чувством исполненного долга…

СТРАНИЧКИ ИЗ ДНЕВНИКА
И покуда живу, и покуда дышу,
Океанский простор не забуду.

Наконец 20 марта пурга прекратилась. Начали опробовать самолёты. Одному из первых, с лётчиком Шурыгиным, удалось полетать тому самому коряку, который ушёл на аэродром сразу же после митинга — не дожидаясь нас. До момента полётов он оставался на берегу, жил рядом с самолётами. Он даже оказался членом Осавиахима, чем страшно гордился. Когда после полёта он вылез из кабины самолёта, восхищённый и взволнованный, он долго прыгал на месте, а затем быстро убежал в свой посёлок. Конечно, он стал самым большим человеком у себя в округе. И потом, когда уже самолёты улетели, и ребята из нашего экипажа поехали в посёлок, вернувшись, они рассказывали, как наш воздухоплаватель то и дело повторял, к месту и не к месту вставляя в разговор: «Есть контакт! От винта!».
 ш-2.jpg

В небе над "Смоленском" Ш-2.

21 марта — солнечный, ясный, тихий день. В 9 часов 20 минут пять наших самолётов под командованием лётчика Каманина, тяжело оторвавшись от снежного поля, поднялись над берегом и взяли курс на север… К концу дня ждали от них радиограмму, но весточка пришла только 23-го — мы узнали, что три самолёта долетели до Анадыря, один потерялся в тумане и один не смог вылететь из Майна Пыльгина.
21-го попытались вылететь и два самолёта-амфибии Ша-2 с парохода «Сталинград», но, покружив над нами и так и не набрав высоты, оба свалились у самого берега моря. Одна машина разбилась вдребезги — чудом уцелел экипаж, другая при падении подломилась. Амфибии решили погрузить на «Смоленск» — одну для починки, другую на запчасти.
В ночь на 24 марта «Сталинград» ушёл в Петропавловск. Только 29-го началась погрузка амфибий — до этого море не давало такой возможности.
1 апреля на спасение челюскинцев отправляются всё новые и новые силы.
Из Америки вылетели Леваневский и Ушаков, но, не долетев до Ванкарема 30 километров, попали в пургу, самолёт обледенел и с высоты 2 тысячи метров перешёл в штопор… Машина разбилась, а пилотов доставили в Ванкарем на собаках.
Из Владивостока идёт пароход «Совет» с лётчиком Красинским и его дирижаблем на борту.
В Каменке на Охотском сидят лётчики группы Водопьянова.
Из Ленинграда вышел ледокол «Красин».
Лётчик Бабушкин прилетел из лагеря Шмидта в Ванкарем. 3 апреля на самолёте У-2 с лётчиком Гореловым — вместо его бортмеха — я поднялся в воздух на пробный полёт и съемку антуража.
 35-Провидения-самолёт.jpg

Над б. Провидения.

4 апреля уже была готова к полёту вторая группа самолётов. На следующий день поступило известие, что самолет Демерова найден в 30 километрах от Анадыря. Когда местными усилиями самолёт завели для доставки его на Анадырский аэродром — Демеров поднялся, улетел и не вернулся обратно.
В тот же день 7 марта получили из Москвы приказ Куйбышева брать самолёты У-2 на борт и идти в бухту Провидения.
8 апреля начали грузить самолёты, но поднялась пурга.
Сегодня получили известие о том, что Каманин и Молоков вывезли пять человек из лагеря Шмидта, а лётчик Слепнев в лагере подломал машину и остался на месте. Ура! Наши со «Смоленска» первыми вывезли пять человек — не считая Ляпидевского.
9 апреля «Смоленск» снялся с якоря и покинул уже порядком надоевшую Олюторку. Снова начались поиски прохода среди ледяных полей…
В 12 часов дня 14 апреля пересекли 180-й меридиан и вошли в Западное полушарие. Кромка льда вывела нас к американскому острову Матвея, но льды перегородили нам путь, и мы вынуждены были повернуть назад.
Не дойдя 100 миль до острова Лаврентия, вновь начали искать возможности пробиться изо льдов. Иногда за весь день только и делали, что разворачивались на месте — чтобы корабль не вмёрз во льды.
15 апреля 1934 года я отправил очередную радиограмму в газету:
«Радиограмма газете «Красное знамя». Владивосток. В ответ на решение правительства о втором займе 2-й пятилетки ударный п/х «Смоленск», штурмующий полярные льды, созвав экстренное собрание экипажа, лётной экспедиции постановил единогласно подписаться на 200 % основного оклада и вызвал на соцсоревнование идущий впереди п/х «Сталинград». После собрания объявили аврал на дополнительную подписку, в результате чего дали стране 34 400 рублей. Владислав Микоша».
Уже с Ванкарема в Уэлен вывезли всех челюскинцев, а мы все «тыкались» в непроходимые льды. Теперь до полного спасения недостаёт только нашего «Смоленска». Нас самих впору спасать. Нам обещают дрейф до июня, а на носу майские праздники. Выбрали комиссию для подготовки к Первомаю… Если даже через месяц мы сумеем выбраться отсюда и прийти в бухту Провидения, чтобы забрать челюскинцев, то и тогда только через месяц можно надеяться попасть в Москву, к маме… К радистам ходили по нескольку раз в день — нет ли весточки?..
«Смоленск» начал обмерзать. Начались разговоры, что делать на случай, если льды раздавят «Смоленск»? — Лётчики могут улететь, каюры на собаках. Экипаж на лёд под шлюпки. А все остальные пешком на американский остров Лаврентия — он ближе всего.
Со «Сталинграда» получили сообщение: борт парохода получил вмятину, полопались несколько шпангоутов. Где-то далеко у Панамского канала «топает» нам на помощь ледокол «Красин». Но это так далеко, что когда он подойдёт, мы можем уже либо высвободиться из ледового плена, либо последовать за «Челюскиным»…
Все время думаем, как лучше провести 1 Мая. Музыкальных инструментов у нас всего-навсего балалайка, гитара и мандолина. Есть сломанный патефон с до хрипа заезженными пластинками.
Радист Лисицын со своей службой обещал к Первомаю дать грандиозный концерт… В ожидании праздника заметно, как у всех поднялось настроение. Собирались в каютах, шутили, пели песни — почему-то все грустные — украинские и русские народные. С особым чувством пели:
Когда в море блестит бирюза,
Берегитесь шального поступка…
У неё голубые глаза
И дорожная серая юбка…
23 апреля. «Красин» прошёл Панамский канал и полным ходом шёл к нам — до нас ему «каких-нибудь» 25 дней. Мы уже не двигались, лишь рвали вокруг себя аммоналом лёд — когда особенно начинало «стискивать».
И вдруг 27 апреля лёд стал расходиться, и «Смоленск» очутился на чистой воде, посередине небольшой прогалины, затем вышли в большую прогалину и полным ходом на норд. 29-го вновь «заклинило». Но на «носу» был праздник, и команда начала «чистить пёрышки»: мылись, стриглись, гладились. Началась уборка на корабле. Радисты обещали транслировать парад с Красной площади, но у нас он будет в три часа ночи.
Накануне праздника весь день обкалывали лёд вокруг корабля. До чистой воды рукой подать, из Америки получили радиосводку о том, что от бухты Провидения до самого Лаврентия — чистая вода.
Начали развешивать по кораблю праздничные флаги. Праздничное утро началось для меня скверно — дикой головной болью, видимо, вчера перестарался, отогреваясь спиртом. В одиннадцать снял короткий митинг, после чего все отправились в кают-компанию на торжественный обед, а я полез на мачту и почти с самого клотика снял сквозь флаги праздничный «Смоленск». Во время обеда произносились торжественные речи и тосты и, конечно, — «За вождя и учителя, родного Сталина». Потом пели, потом был обещанный концерт, потом, разгорячённые, отправились на спардек танцевать. Танцевала даже мишка Машка, которую пригласил суровый представитель особого отдела Лукьянов.
Так и прошёл праздник, который закончился трансляцией с Красной площади.
6 мая идём полным ходом, курс норд, по абсолютно чистой воде…
7 мая в туманной дали появились суровые контуры Чукотки. Свинцовые тучи ровной линией срезали верхушки снеговых сопок. Все хотели видеть долгожданную землю, к которой с таким трудом пробивали путь в течение двух месяцев.
На мостике — наш бессменный капитан Вага. Его обветренное лицо, похудевшее от бессонных вахт, посветлело, на губах впервые за много дней появилась улыбка. Я снимаю его на фоне Чукотки.
— Тихий ход! — говорит он в переговорную трубку и со звоном переключает рубку телеграфа.
— Сейчас будем входить в бухту Провидения. Снимите непременно — красота исключительная. Жаль только, пасмурно.
Вдруг налетел порывистый ветер с туманным мокрым снегом. Всё исчезло, растаяли сопки, и мощный гудок потряс сырой воздух, покатилось, долго не замирая, многоголосое эхо… Новый порыв ветра снял снежную завесу, и перед нами открылась большая, покрытая льдом бухта с крутыми чёрными ребрами белых сопок.
«Смоленск» тихо вошёл — словно в лунный кратер — и отшвартовался у ледяного припая.
Справа у крутой сопки я заметил маленький деревянный домик. Это было единственное жильё в «лунной долине».
Первым сюда из челюскинского лагеря прилетел Анатолий Ляпидевский. Его самолёт был переполнен женщинами и больными. Моя камера заработала, и плёнка метр за метром запечатлела событие, получившее впоследствии название «челюскинской эпопеи».
 самолёт №4.jpg

Посадка борта АНТ-4 (Г-1) № 4 А.ВЛяпидевского.
 10-Ляпидевский-Самгин2.jpg

А.В.Ляпидевский (справа) с В.В.Микошей у штурвала "Смоленска". Весна 1934 г.

Вскоре прилетели Водопьянов, Галышев, Доронин, а с ним знаменитые летчики Слепнёв и Леваневский.
 38-1-Доронин-бортмеханик.jpg

И.В.Доронин с бортмехаником (возможно, Я.Г.Савиным). "Смоленск", весна 1934 г.
 Слепнёв-Микоша2.jpg

М.Т.Слепнёв.

Каманин и Молоков ещё продолжали переброску челюскинцев со льдины в Ванкарем.
Вместе с появлением первых спасённых в бухту Провидения пришли и отшвартовались ещё два корабля: один из Владивостока — «Сталинград», другой из Ленинграда — «Красин». Бухта оживилась и превратилась в шумный порт.
Солнышко стало пригревать, и Берингов пролив очистился ото льдов.
Капитан Вага получил приказ выйти в бухту Лаврентия и взять на борт группу челюскинцев, которая двинулась на собачьих упряжках из Ванкарема.
Погода стояла отличная. По Берингову проливу плыли большие белоснежные льдины. А вдали на горизонте в голубой дымке лёгким силуэтом прорисовывалась Аляска.
Бухта Лаврентия оказалась забитой тяжёлыми торосистыми льдами, и мы снова вынуждены были швартоваться у мощного ледяного припая.
Ждать долго не пришлось. Вскоре между торосов появились юркие собачьи упряжки с бегущими рядом каюрами-чукчами. Лай и крики огласили окрестности.
Челюскинцы заполнили «Смоленск», и на палубе сразу стало ужасно шумно, тесно и радостно. Правда, трудно пришлось мишке Машке: каждый норовил её приласкать, и от этих ласк медведица уже начала приходить в ярость. А челюскинцы всё прибывали.
Стоя на мостике, капитан Вага торопил. Надо спешить. Берингов пролив весной капризен. Погода и ледовая обстановка меняются здесь невероятно быстро. Нужно скорее уходить отсюда.
13 мая. Наконец поступила команда отдать концы. Не успел «Смоленск» развернуться, как повалил густой и мокрый снег, всё исчезло, провалилось в белой пропасти. Опасения капитана оказались более чем пророческими.
Быстро налетела пурга и так же быстро пролетела дальше. Снова появилось солнце. Мы успели вовремя развернуться на обратный курс. Нам вслед двигались тяжёлые льды из Северного Ледовитого океана. Сильный ветер загонял их в Берингов пролив. Они громоздились и шли за нами сплошной стеной. Запоздай мы на несколько минут — затерло бы нас, раздавило.
Прощай, Арктика! Обходя белые поля, мы обогнули с востока американские острова — Св. Лаврентия и Св. Матвея. Вдоль Америки спустились южнее и взяли курс на Петропавловск-Камчатский.
24 мая получил строгую радиограмму:
«П/х «Смоленск» корреспонденту «Красное знамя» Микоша прошу выполнить важное задание Организуем большой интересный номер дню прихода челюскинцев Владивосток тчк Плане тире шестьсот строк на тему Путь челюскинцев от лагеря до Дальневосточных ворот Советского Союза тчк Привлеките организации страницы Семенова Громова других обсудите планы страницы тчк Очерк том как были взяты последние со льдины тчк Очерк челюскинцах борту Смоленска тчк очерк Здоровья тчк Высказывания челюскинцев тчк Беседы пожелания тчк Все шестьсот строк надо частями течении дней передать по радио Красное знамя тчк Радируйте каждый шаг этого дела тчк Придаём исключительно большое значение этому заданию тчк Жду радио привет главный редактор Ходаков».
…Только позднее, когда я вернулся в Москву, мне под большим секретом сказал корреспондент «Правды» Лёва Хват (тоже бывший на «Смоленске»), что Куйбышев посылал в экспедицию спасения радиограммы совсем другого рода. Смысл их сводился примерно к следующему: «Гоните в шею этих корреспондентов, пусть не мешают нашей работе…»
Я готовил огромное количество материалов — записывал рассказы челюскинцев, систематизировал свои дневники, снимал «Лейкой» фото для газет, кинокамерой — кадры для будущих фильмов. Вместе с товарищами кинохроникерами посылал телеграмму и в Москву:
«…После встречи «Смоленска», «Красина» и «Сталинграда» с челюскинцами в бухте Провидения объединили на «Смоленске» весь снятый материал похода «Челюскина», его гибели, спасения. Снимаем обратный путь «Смоленска», челюскинцев, героев-лётчиков во Владивосток. Имея ценнейший исторический материал, снятый в сложных условиях суровой Арктики, горим нетерпением показать его всему Советскому Союзу. Горячий привет! Операторы «Союзкинохроники»: Шафран, Микоша, Вихирев, Самгин…»
…Эпопея окончена. На экраны страны вышел документальный фильм. Его снимал оператор Марк Трояновский. Когда «Челюскин» зазимовал и предстояла длинная полярная зима, никаких интересных съёмок не предвиделось. Трояновский с небольшой группой членов экспедиции вернулся в Москву, оставив вместо себя своего ассистента Аркадия Шафрана. Шафрану выпала самая большая честь и самая трудная миссия — снимать гибель «Челюскина» и жизнь на льдине. Он совершил подвиг, и я был счастлив, что мой скромный труд — съёмка спасения — вошёл интересным эпизодом в этот фильм.
19 июня в газете «Вечерняя Москва» вышла первая рецензия на первый фильм «Челюскин», который стал вступлением к киноэпопее о спасении челюскинцев.
В той же газете Максим Горький в своей статье писал:
«В истории гибели «Челюскина» и героической работе спасения экипажа его от неизбежной гибели есть нечто, требующее особого глубокого внимания и понимания…
Подвиг спасения челюскинцев возможен только в стране, где пролетариат взял в руки власть и создал родину себе. Подвиг этот возможен только в Союзе Социалистических Советов, где разоблачены лживость и лицемерие буржуазного гуманизма и растёт гуманизм пролетариата, основанный на сознании равноценности всех людей социально полезного труда. Этот подвиг возможен только у нас, где правительство неустанно и успешно работает над укреплением всеобщего мира ради охраны жизни трудового народа всех стран, всех наций земли — народа, миллионы которого буржуазия снова намерена уничтожить…
В нашей стране «малоценных» людей нет, наши люди всё более дружно и успешно доказывают, что это действительно так: ежегодно из среды рабочих, крестьян выдвигаются десятки тысяч новой, советской интеллигенции. Текстильщики и пастухи, шахтёры и слесари, уборщицы, швейки и вообще люди физического труда быстро перевоспитываются в людей высокой интеллектуальной квалификации. У нас человек становится всё дороже, ибо перед каждым открыты все пути к развитию его способностей, талантов, и в 170-миллионной массе населения Союза Советов растёт количество людей, которые сознают, что они мужественным трудом своим строят себе родину, которой у них не было.
История челюскинцев исполнена глубокого смысла, ибо она внушает людям всего Союза Советов, что у них есть родина, что она в любой момент явится на помощь каждому, что для неё нет «малоценных людей» и что поэтому каждый из нас, усиливая её мощь, её богатства своим трудом, должен работать честно, ненавидеть врагов неустанно, своих единомышленников, своих разноплемённых и разноязычных родичей любить и уважать… М. Горький».
Мы безоговорочно верили любимому писателю. Да и как мы могли не верить — мы, сами прошедшие через суровую ледовую одиссею? Мы даже не заметили «литературных перлов» в статье живого классика. Только сейчас, перечитывая эту малограмотную галиматью, я усомнился: неужели это Горький?

ЭХ, ПРОЩАЙ, МАМА!
Хочешь,
Вниз с трех тысяч метров прыгну?!

Владивосток гудел сиренами, пароходами и паровозными гудками. Медленно и торжественно, мимо сотен расцвеченных буксиров, катеров, лодок, переполненных людьми и цветами, входил в бухту Золотой Рог пароход «Смоленск».
Многотысячная толпа на пирсе колыхались, как море, полыхала пламенем алых полотнищ. Ритмичные взрывы сотен голосов скандировали: «Добро пожаловать, челюскинцы!», «Слава отважным летчикам, бесстрашным героям!» Крики «ура», как ураган, захлестывали всё вокруг, и в небо взлетали белые голуби, а к нам на палубу летели сотни букетов цветов. До вечера бушевало веселье, шумел и плескался радостью город.
Но вот отзвучали торжественные речи, салюты, приветствия, увяли, запылились цветы на тротуарах и мостовых… Голубой экспресс умчал на запад пьяных от счастья героев и горластую толпу операторов, репортёров, журналистов.
С корабля я попал на самолёт. И случилось так, что мой новый полёт чуть не стал последним…».
Historik
 
Сообщения: 477
Зарегистрирован: 05 Сентябрь 2014 15:02

1934 год. "Челюскинская эпопея".

Сообщение Historik » 18 Октябрь 2018 11:01

Дополнительные фото к книге В.В.Микоши "Я останавливаю время". Спасательная операция:
 27-Лаврентия.jpg

В б. Лаврентия.
 бПровидения караван.jpg

"Смоленск", "Сталинград" и "Красин" в б. Провидения. Апрель 1934 г.
 34-Смоленск-Провидения.jpg

 бПровидения.jpg

"Смоленск" в б. Провидения.
 36-аэродром2.jpg

 37-Микоша-аэродром.jpg

Аэродром.
 Молоков4.jpg

Полярный лётчик В.С.Молоков.
 Бассейн2.jpg

 Бассейн.jpg

Бортмеханик Полярной авиации Ф.И.Бассейн.
 с самолёта.jpg

 Беринг пролив.jpg

Над Беринговым проливом.
 Пивенштейн.jpg

 Пивенштейн2.jpg

Военный лётчик Б.А.Пивенштейн.
 39-Святогоров-Хват.jpg

Лётчик погранавиации НКВД А.П.Святогоров (в центре) с корреспондентом газеты «Правда» Л.Б.Хватом (слева). б. Провидения.
 40-Савойя.jpg

«Савойя» С-62 бис над "Смоленском".
 8131208.jpg

В.В.Микоша у гидросамолёта Ш-2. б. Провидения.
 Погрузка.jpg

 больные.jpg

 335657.jpg

 на борту.jpg

 соб упряжки.jpg

Приём и погрузка челюскинцев на "Смоленск".
 335672.jpg

 Красин.jpg

 Красин в тумане.jpg

Ледокол "Красин" у "Смоленска" (на втором снимке - ледокол в тумане).
Historik
 
Сообщения: 477
Зарегистрирован: 05 Сентябрь 2014 15:02

1934 год. "Челюскинская эпопея".

Сообщение Historik » 18 Октябрь 2018 16:15

К книге В.В.Микоши "Я останавливаю время". Возвращение. Камчатка:
 26-обледенение.jpg

"Смоленск" идёт на Камчатку.
 25-Камчатка2.jpg

 17-Камчатка-Микоша.jpg

Камчатка, Култучное озеро, конец мая 1934 г. (снято с Никольской сопки).
 28 мая 1934г. ледокол «Красин» и пароход «Смоленск» вошли в Авачинскую губу.jpg

28 мая 1934 г. ледокол «Красин» и пароходы «Смоленск» и "Сталинград" вошли в Авачинскую губу.
 20-Петропавловсккамч-У причала АКО судно типа «Lake», пр.1074, скорее всего «Якут».jpg

 19-у причала АКО судно типа «Lake», пр.1074, скорее всего «Якут».jpg

 19-2-у причала АКО судно типа «Lake», пр.1074, скорее всего «Якут».jpg

 18.jpg

Петропавловск-на-Камчатке. У причала АКО судно типа «Lake» (пр.1074, скорее всего, «Якут»). Май 1934 г.
 335673.jpg

 21-порт ПК.jpg

В порту (слева-направо) пароходы: «Сталинград», «Сергей Киров», «Смоленск».
 335659.jpg

 в бухте.jpg

 На якорях.jpg

Порт Петропавловска-на-Камчатке. 29-30.05.1934 г.
 26-молоков-Камчатка.jpg

В.С.Молоков (слева) с товарищами на Камчатке.
 335665.jpg

 335664.jpg

 22-Эти же суда, но фотография сделана уже с Никольской сопки.jpg

«Сталинград», «Сергей Киров», «Смоленск» (снято с Никольской сопки).
 24-Прибавился траулер Морлова АКО «Дальневосточник».jpg

Рядом (справа) траулер АКО"Дальневосточник".
 3Прибавился траулер Морлова АКО «Дальневосточник».jpg

Ещё правее - ледокол "Красин".
 Смоленск-ПК-29.5.34 г..jpg

 митинг-ПК-29.5.34 г..jpg

 Клуб-ПК-05.34 г..jpg

 Кправда1.jpg

 Кправда2.jpg

 Кправда3.jpg

 Кправда4.jpg

Последние семь фото отсюда - https://lot1959.livejournal.com/65890.html
Historik
 
Сообщения: 477
Зарегистрирован: 05 Сентябрь 2014 15:02

1934 год. "Челюскинская эпопея".

Сообщение Historik » 19 Октябрь 2018 11:19

К книге В.В.Микоши "Я останавливаю время". Прибытие во Владивосток. Проводы:
2 июня 1934 г. "Смоленск" вместе с "Красиным" покинули Камчатку и 7 июня суда вошли в б. Золотой Рог Владивостока. 9 июня челюскинцы и их спасители - лётчики на поезде убыли в Москву.
 42-ну а после трудов праведных надо выпить и закусить..jpg

Фотокорреспонденты-кинооператоры(слева-направо) Николай Вихирев, Пётр Новицкий и Владислав Микоша на ул. Ленинская в Петропавловске-на-Камчатке. 29-30 мая 1934 г.
 14-Молоков-Микоша-Смоленск.jpg

В.С.Молоков (слева) и В.В.Микоша на "Смоленске".
 Фарих-1934.jpg

Ф.Б.Фарих в ходе экспедиции. 1934 г.
 Слепнёв-Микоша1.jpg

М.Т.Слепнёв на палубе.
 15-Операторы-челюскинцы-Леваневский.jpg

Операторы «Союзкинохроники» на пароходе «Смоленск» (слева-направо): Владислав Владиславович Микоша (1909-2004), Аркадий Менделевич Шафран (1907-1983), Николай Александрович Самгин (1907-1941), Николай Александрович Вихирев (1904-1977) и Пётр Карлович (Константинович) Новицкий (1885-1942). Тихий океан, начало июня 1934 г.
 335654.jpg

Суда с челюскинцами встречают в небе самолёты. Владивосток, 7 июня 1934 г.
 43-7 июня 1934 г. во Владивостоке челюскинцев встречал весь город.jpg

Владивостокцы встречают героев. На снимке (снято со "Смоленска") - ледокол ДВГМП "Добрыня Никитич", на который с "Красина" приняли часть челюскинцев.
 Смоленск-Владик-7.6.18.jpg

Швартовка "Смоленска" - https://lot1959.livejournal.com/65890.html
 Смоленск.jpg

"Смоленск" во Владивостокском порту (перед экспедицией). Фото из альбома.
 Проводы-Владик-9.6.34.jpg

Проводы на ж/д вокзале Владивостока - https://lot1959.livejournal.com/65890.html
 Слепнёв-Молоков-Микоша.jpg

В.С.Молоков (справа) с М.Т.Слепнёвым на ступеньках поезда. 9 июня 1934 г.
Большинство фото В.В.Микоши - http://goskatalog.ru/portal/#/collectio ... ists=true;
https://russiainphoto.ru/search/photo/y ... ate_page=1
Historik
 
Сообщения: 477
Зарегистрирован: 05 Сентябрь 2014 15:02

1934 год. "Челюскинская эпопея".

Сообщение fisch1 » 17 Ноябрь 2018 17:34

Авиация и воздухоплавание : альбом многокрасочных изостатистических таблиц с объяснительным текстом по истории развития, современному состоянию и применению авиации, воздухоплавания, планеризма и парашютизма для военных и мирных целей / Всесоюзный ин-т изобр. статистики советского стр-ва и хоз-ва при ЦИК СССР. - Москва : ОГИЗ-ИЗОГИЗ, 1934.

 с.2.jpg
 3.jpg
fisch1
 
Сообщения: 1897
Зарегистрирован: 13 Ноябрь 2014 19:59

Пред.

Вернуться в Экспедиции



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения