Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

Бочек А.П., Доклад Начальника Экспедиции НАРКОМВОДА 1934 г.

Бочек А.П. Доклад Начальника Северо-Восточной Полярной Экспедиции НАРКОМВОДА 1934 г.
http://tfi.chukotnet.ru/Public/bochek/boolg.html
Для облегчения ориентировки при чтении доклада пользователям Google Earth - можете скачать файл kmz с названиями географических объектов и позициями судов по координатам приведенным в тексте:
google-earth-Bochek.zip
(9.02 КБ) Скачиваний: 302

Посмотреть на сервере Google maps

© Филиал по Чукотскому автономному округу ФГУ «ТФИ по Дальневосточному федеральному округу». Использование материалов разрешено только с указанием ссылки на источник.
Инв. № 12
Не подлежит оглашению

НАРОДНОМУ КОМИССАРУ ВОДНОГО ТРАНСПОРТА тов. ЯНСОНУ Н.М..
красным карандашом, почерк Бочека: Директору Дальстроя т. Берзину
Начальника Северо-Восточной Полярной Экспедиции НАРКОМВОДА
- БОЧЕК А.П.

ДОКЛАД
1934 г.


slava_zz : 22 Октябрь 2009 19:14  Вернуться к началу

Разгрузка судов экспедиции в 1933 г.

в б/х Амбарчик (устье Колымы ).

После перегрузки грузов с "Сучана" и "Партизана" на остальные суда, к разгрузке в Колыме подлежали пароходы "Север", "Анадырь", "Микоян" и "Урицкий", с общим количеством груза в 6380 тонн. По роду основная масса грузов были тяжеловесы – оборудование, которое находилось на "Севере" и "Анадыре", снабженческие грузы находились главным образом на "Микояне" и частично на "Анадыре" и "Севере", весь лесоматериал был сосредоточен на "Урицком".

Телеграфным распоряжением Наркомвода и Дальстроя из Москвы руководство разгрузочными работами возлагалось на Начальника Экспедиции.

План разгрузки был разработан еще в Чауне и согласован по телеграфу с представителями Дальстроя в Амбарчике. По этому плану под разгрузку судов предоставлялось плавсредств общим тоннажем 830 тонн с главным упором на 2 баржи по 250 тонн и одну в 100 тонн. Остальные 50-ти тонные баржи и баржи нашей постройки в Чауне должны были служить в основном резервным фондом с упором их работы по разгрузке снабженческого груза, тогда как упомянутые выше баржи должны быть основой разгрузки тяжеловесов. Особое внимание было уделено п/х "Север", который получил дополнительное задание – поход в Тикси и должен быть разгружен как можно скорее.

План преследовал в основном одну цель - разгрузить суда в самый кратчайший срок – 13 дней и исходил из расчета вышеуказанного тоннажа в 830 тн. с количеством рабсилы на берегу до 150 чел. Общий тоннаж 830 тн. состоял из 2-х барж по 250 тн., одной – 100 тн., это самые надежные плавсредства, они в хорошем состоянии и прочность их уже проверена штормом 1932 г. Остальные 230 тонн слагались из одной старой и слабой баржи «Ландина» в 65 тонн, 2-х барж Чаунской постройки и двух барж по 50 тонн постройки 1932 г. Часть из этого последнего тоннажа была сильно изношена и не совсем надежна. Из тяговой силы имелось: 2 паровых катера по 200 НР, 3 моторных катера по 50 НР и 1 паровой катер в 35 НР. Таким образом, при наличии перечисленного флота и 150 чел. рабсилы на берегу, а на судах работы экипажа и при наличии благоприятной погоды, которая в это время года здесь бывает удовлетворительная, - выгрузка всех 4-х судов "Север", "Анадырь", "Микоян" и "Урицкий" в 13 дней обеспечена. Соображения: после отгрузки части грузов судам перейти бар и подойти ближе к берегу, выгрузка в срок 13 дней не только упрачивалась, но и сокращалась. Этим планом также достигалось то, что выгружаемые суда освободят плавсредства для судов Экспедиции 1933 г. капитана СЕРГИЕВСКОГО, следовавших в Колыму для разгрузки.

19-го июля в 9 час. пароходы "Север", "Анадырь" и "Микоян" прибыли в бухту Амбарчик для выгрузки грузов оставшихся на судах Экспедиции с 1932 года. Море, на видимость совершенно чисто от льда. Ветер от норд-оста до 3-х баллов. Суда стали на глубине 4 саж. и притупили к спуску катеров и барж, построенных нами в Чауне. Баржи подошли к "Микояну" для разгрузки снабженческого груза.

Руководство разгрузочными операциями в Амбарчике в отсутствие Начальника Экспедиции (он пошел на "Литке" для вывода "Урицкого" изо льдов) было возложено, до его прибытия, на Зав.Адмчастью – т.КОЗЛОВСКОГО и капитана СИДНЕВА. Прибыв на берег и обменявшись мнениями с представителями Дальстроя и нашими представителями (СИДНЕВ, КУЛЯБА), в Амбарчике нашли следующее: у берега построены Дальстроем капитальные причалы, заготовлены якоря для ошвартовки барж, на пристани порядок и дисциплина, произведены работы для ускорения выгрузки - выровнены всходы, поделаны деревянные настилы. С этой стороны Дальстрой к выгрузке судов подготовился достаточно.

Но, предполагая, что суда Экспедиции задержатся в пути, хотя имелись телеграммы о нашем нормальном продвижении, имея необходимость снабжения Нижнее и Средне-Колымска, Дальстрой отправил вверх по р. Колыме 2 баржи по 250 тонн и "Тунгуску" в 100 тонн с 200 НР катерами, которые ожидались прибытием Амбарчик 25-27 июля. Рабочей силы Дальстрой мог предоставить вместо 150 ч. только 36 чел. Остальные люди были больны цингой и вывезены на Сухарный, часть же ушла с баржами для сопровождения груза. Представители Дальстроя рассчитывали, что наши суда придут вместе с судами СЕРГИЕВСКОГО, где на "Хабаровске" имелось достаточное количество рабочих Дальстроя.

Это положение привело к тому, что намеченный план выгрузки срывался, а следовательно, и срок разгрузки судов сильно увеличивался. Это, конечно, создавало угрозу скопления большого количества пароходов, с приходом судов СЕРГИЕВСКОГО, и позднего выхода судов из Амбарчика.

На первый день прихода судов имелись в наличии 2 баржи Чаунской постройки около 100 тн. грузоподъемности и на 100 тн. плавсредств у Дальстроя - всего 200 тонн. Рабочей силы на берегу 34 чел. Судовые экипажи должны были производить разгрузку на судах.
Немедленно наличными салами приступили к разгрузке снабженческого груза, т.к. для тяжеловесов не было плавсредств. К концу дня было выгружено на берег 100 тн. Погода благоприятствовала: зюйд-ост 2, ясно, мороз.

20-го июля продолжаем разгрузку наличными плавсредствами. Тяговая сила состоит из 2-х моторных катеров по 59 НР и парового 35 НР. На 16 часов выгружено 210 тн., а всего за два дня 310 тонн. "Север" – 60 тн., "Анадырь" – 100 и "Микоян" -150 тн. Баржи Чаунской постройки при подъеме и спуске повреждены и имеют сильную течь, их поднимают на берег для конопатки и установки добавочных креплений.

21-го июля ветер от ост-норд-оста силой 5 баллов развел большую зыбь. Разгрузка судов не производилась, из-за большого волнения. У "Анадыря" на бакштове стоит баржа Чаунской постройки, остальные баржи у берега отстаиваются. Около полудня подошел "Литке" с "Урицким" и стал на якорь вблизи судов. Экипаж "Литке" в количестве 60 чел. Является нашим резервом, который мы можем бросить на помощь берегу, но этого слишком мало и из этого резерва придется отрывать часть людей в помощь п/х "Урицкий", т.к. на нем часть экипажа больна цингой и работать не может.

К вечеру этого дня погода изменилась и "Север" приступил к разгрузке.

С прибытием "Литке" и "Урицкого" руководство разгрузочными операциями Начальник Экспедиции взял на себя, назначив ответственных людей по морской части на берегу для наблюдения за работой плавсредств и их разгрузкой, на судах – для наблюдения за работой плавсредств у судов и их нагрузкой. Ответственным за разгрузку на берегу был уполномоченный Дальстроя в лице т.ШИФРИНА, который, согласно телеграммы Наркомвода и Дальстроя из Москвы в оперативном отношении подчинялся Начальнику Экспедиции.

Приемка грузов происходила на берегу, а на каждой барже с ее сопровождающим имелась препроводительная записка с указанием количества, веса груза и №№ коносаментов с отметкой о тарировке.

При разгрузке взят упор на п/х "Север" – на его скорейшее освобождение от грузов, дабы дать ему возможность как можно раньше выйти в свой добавочный рейс – в Тикси. Все прибывающие плавсредства в первую очередь должны были как правило бросаться к "Северу", и только когда он занят, - к другим судам.

Таким образом, на каждом отдельном участке грузовых работ необходимо ответственное лицо. Разгрузочные работы велись как правило, круглосуточно, но, из-за недостатка плавсредств это правило не выдерживалось. Судовые команды, за исключением капитана, врача, повара и пекаря были разбиты на 4 бригады и в работе должны были чередоваться через 6 часов, из расчета 12-ти часового рабочего дня. Но эта установка на 12-ти часовой рабочий день не выдерживалась; если у судна имелся большой тоннаж, то весь экипаж работал беспрерывно, чередуясь, по 18, 24 и даже были случаи по 30 часов. Пока же с наличными плавсредствами 200 тонн разгрузка шла, правда интенсивно, но медленно.

На 9 часов 22 июля выгружено всего 420 тонн, т.е. фактически на ночь с 21 по 22 июля выгружено 110 тн., из них 45 тонн груза Якутпушнины погружено на п/м шхуну "Темп" для Ленондигирского рейда. Вечером этого же дня с "Севера" начали разгрузку тяжеловесов.
На 23 июля в наличии имелось тоннажа для разгрузки около 350 тонн. На 9 час 23-го июля разгрузили 180 тонн, а всего 600 тонн. Сего же числа п/х "Микоян" промерил бар и обнаружил с приливом воды уровень до 16 футов, снялся и перешел бар. К нему ошвартовалась шхуна "Темп" для приемки грузов на Индигирку.

Обычная стоянка судов до перехода бара отстоит от берега примерно на 6 миль, так что буксировка плавсредств от пароходов до берега и обратно занимает много времени (1.5-2 часа). Кроме того, небольшая зыбь в море уже не дает возможности разгружаться на обычной стоянке. С переходом же бара расстояние от берега уменьшается в зависимости от осадки парохода и составляет примерно 2-3 мили. Вот почему Руководство Экспедиции стремилось все суда перевести через бар и пользовалось для этого первой возможностью – нагоном воды с моря. С приходом Начальника Экспедиции в Колыму, на берегу установлена временная радиостанция нашими силами и средствами. Радиостанция установлена специально для обслуживания грузовых операций, чтобы легче и продуктивнее можно было сноситься с берегом, на станции работают наши радисты, работают хорошо и без перебоев.

24-го июля к вечеру пришли с верховьев Колымы 2 баржи по 250 тонн и брошены на разгрузку пароходов, также прибыли 200-сильные катера, которые включились в общую работу.

Берег постепенно налаживал свою работу: люди попривыкли и часть их добавилась с Сухарного. Но все же они не справлялись. Особенно тормозилась работа при восточных и южных ветрах, которыми вода угонялась от берега, тогда берег быстро мелел и баржи не могли подходить к причалам, даже 50-ти тонные. Баржи же в 250 тонн приходилось перегружать через утюги и другие мелкие плавсредства, т.к. они слишком далеко находились от берега.

Видя, что берег не справляется, Руководство Экспедиции выделило с "Литке" бригаду в 30 чел. и бросило ее для работ на берегу и часть на суда – на "Север", которому нужно было быстрее освободиться для похода в Тикси и на "Урицкий", у которого часть экипажа была больна цингой и не могла работать. В дальнейшем до прихода п/х "Хабаровск" и имевшихся на его борту 100 чел. рабочих Дальстроя, экипажи п/х п/х "Анадырь", "Микоян" и даже "Север" неоднократно бросались на помощь берегу.

Руководство Экспедиции пробовало обратиться за помощью к местным властям и организациям вроде Союзпушнины, Интегралсоюза и других, обязанных по договору предоставлять рабсилу для разгрузки, но из этого ничего не вышло. Организации не имели ни одного человека.

Тогда Руководство Экспедиции прибегло к другому способу: мобилизовало для разгрузки на берегу всех пассажиров, могущих работать. Пассажиры же были – рабочие и служащие Колымских организаций, прибывшие на суда для следования на Владивосток. Правда, от этих пассажиров было слишком мало пользы, но все же кое-что они сделали. С прибытием 250-тонных барж мы ощущали затруднение по существу в непроизводительной их перешвартовке, на что терялось много времени. Это происходило потому, что до прибытия этих барж почти весь снабженческий груз был с «северняков» выгружен и оставались одни тяжеловесы; для того же, чтобы при погрузке тяжеловесов придать баржам устойчивость, их нужно было чем-то забалластить и мы вынуждены были подавать баржи сначала на лесовозы под снабженческий груз, а потом к «севернякам» под тяжеловесы.

С приходом 250-тонных барж началась самая интенсивная разгрузка. Экипажи судов буквально без отдыха с перерывами на прием пищи работали по 30 часов, не считаясь ни с чем, горя единственным желанием поскорее разгрузить, выполнить задание. 25-го июля интенсивная выгрузка продолжается со всех судах. После полудня закончили погрузку 2-х 250-тонных барж, которые отправлены на берег с частью экипажа "Литке" для их разгрузки. К вечеру подул свежий норд-ост, у берега сильный прибой, выгрузка на берегу прекращена. Связь с берегом поддерживается установленной нами временной радиостанцией.

На 15 часов 25-го июля выгружено грузов со всех судов 1.500 тонн.

Видя, что разгрузка идет медленно из-за недостатка рабсилы на берегу, Руководство Экспедиции, учитывая еще не позднее время года пойти на чрезвычайно серьезный риск: суда с большой осадкой перевести через бар и тем самым уменьшить рассояние до берега, а также получить более или менее защищенное место для разгрузки судов, т.к. плавсредства на рейде при небольшом ветре сильно било о борт судов. Переход судов с большой осадкой через бар в Колыме является слишком рискованной операцией потому, что достаточное количество воды на баре бывает редко. Норд-остовые ветры воду нагоняют, но для наших судов глубина на баре должна быть не менее 17 ф., ветрами же от обратных румбов вода угоняется и тогда бар мелеет, часто на нем вода подолгу держится 10-12 футов. Были случаи, когда суда с малой осадкой (например «Ставрополь») были принуждены стоять за баром до 2-х недель.

По существу, Колымский бар является ловушкой для судов с большой осадкой, ибо большая вода на нем бывает редко. Задержка же судов за баром после выгрузки создает определенную угрозу судам упустить благоприятную ледовую обстановку, возможность зимовки. Если же вода на баре не поднимается совершенно до конца навигации, или поднимается слишком поздно, то зимовка в устье Колымы чревата неприятными последствиями. Все же, несмотря на это Руководство Экспедиции решило при нагоне воды на бар суда перевести, рассчитывая что время еще не позднее, осадка судов после выгрузки уменьшается и позволит при меньшей воде на баре перевести суда обратно на открытый рейд.

С ночи 25 июля и до утра 27-го июля разгрузка не производилась; свежий норд-ост развил крупную зыбь и сильный прибой у берега, нагнал воды на бар. Утром 27-го наибольшая глубина на баре была 17,5 футов. В 9-30 п/х "Урицкий" перешел бар при осадке 16.5 ф. С утра вода на баре начала падать, поэтому решили быстро подготовить п/х "Север", который в 14 часов снялся с якоря и последовал через бар при глубине воды на баре 16 футов. В 15 часов "Север" перешел бар и стал на якорь вблизи "Микояна" и "Урицкого". При переходе через бар "Север" несколько задел грунт, но прошел бар благополучно. К вечеру ветер снова усилился и выгрузку пришлось прекратить. Осадка "Анадыря" не позволяла ему перейти через бар и он был оставлен на внешнем рейде.

В течение 28 июля удалось выгрузить около 150 тонн, дальнейшим работам помешал усилившийся ветер. В течение последних дней свежий северный ветер пригнал к устью лед, море стало успокаиваться. К вечеру 28-го ветер затих и дал возможность возобновить работу по выгрузке судов.

Ощущается большой недостаток людей на берегу, поэтому часть экипажей судов, нагрузив у себя на пароходе баржи, едут разгружать их на берег.

На 12 часов 29 июля выгружено всего груза 1.885 тонн. К борту п/х север подошел п/х "Ленин" и пересадил 81 чел. пассажиров, несколько человек из коих больны цингой, двое помещены в лазарет.

Для похода в Тикси навстречу экспедиции капитана МИЛОВЗОРОВА нами, по просьбе Дальстроя, был откомандирован капитан ЧЕЧЕХИН, капитаном п/х "Ленин" на один рейс, после которого т. ЧЕЧЕХИНА Дальстрой обязался отправить в Москву зимним путем. Всех здоровых мужчин из пассажиров мобилизовали на разгрузочные работы, разбили их по бригадам и поочередно отправили для работы на берегу. Бригада "Литке" беспрерывно работает на берегу.

30-го июня выгрузка идет полным ходом. "Ленин" принял от "Севера" 25 тонн угля и отошел на рейд для оформления отхода в Тикси. Сего же числа отправили катер со спасательным ботом для покупки оленей.

За сутки выгружено груза 430 тонн, а всего выгружено на 30-е июля 2.300 тонн.

Количество выгруженного груза за сутки надо считать условным. Обыкновенно цифры, указываемые нами, являются меньше фактически выгруженного груза, так как в момент подсчета часть плавсредств нагружалась и в этот же день они отправлялись на берег для разгрузки, но в счет они не входили, как недогруженные во время подсчета. Мы не преследовали точного учета, который велся каждым судном по тайм-шиту, нам необходимо было приближенно до 30-50 тонн, для ориентировки и руководства за разгрузкой, поэтому в нашем подсчете ежедневная выгрузка не равномерно по количеству груза.

31-го июля и 1-го разгрузка продолжается нормально при наличной рабсиле на берегу в 40 чел. но слишком медленно по отношению к количеству груза, на нормальную выгрузку которого требуется на берегу не менее 150 чел.

1-го августа в 12 час. прибыл катер со спасательным ботом и привез 53 оленя, которые были распределены по судам. Всего на 1-е августа выгружено 3160 тонн груза.

2-го августа разгрузка продолжается. На п/х "Север" осталось груза около 250 тонн. Вода на баре начала падать и чтобы не задерживать "Север" за баром после выгрузки начали готовиться к переходу через бар. На берег послан катер для заготовки вех на обстановке фарватера. Усиленно продолжаем разгрузку "Севера".

3-го августа с утра промеряли бар для п/х "Север". Вода на баре мало, судно не может его пройти при своей осадке. Берег обмелел, 250-тонные баржи не подходят к причалам, их разгружают через малые баржи 50-тонки.

На берегу наблюдается усталость людей, мобилизованные пассажиры работают плохо, плохо работают рабочие, присланные с Сухарного. Также наблюдается усталость экипажей, но они энергично не сдают темпов. Всего выгружено на 3-е августа 3700 тонн.

4-го августа спущена новая деревянная баржа в 150 тонн, построенная баржевиками в Амбарчике, и подведена к "Анадырю". Эта баржа дана на один рейс, после чего нагрузившись она будет отправлена вверх по Колыме. Около полуночи, эта баржа была нагружена и отправлена на берег. Ветер норд-вест, густыми пологами находит туман.

5-го августа разгрузка продолжается. К вечеру наблюдается сильная убыль воды. Продолжаем усиленно разгружать "Север". "Урицкий" выгружает лес на воду. К полуночи на 5-е августа всего выгрузили 4470 тонн. Осталось грузов на судах 1910 тонн.

6 августа с утра легкий ветер стал нагонять воду, "Север" закончил выгрузку груза и принял на борт зимовочный запас снабжения. Готовимся "Север" перевести через бар на внешний рейд. В 20 часов пароход снялся с якоря и последовал через бар, при осадке 13,5 футов и глубине воды на баре 13 фут. Киль парохода на 1/2 фута срезал и вдавливал грунт, слышен был треск грунта о днище судна. В 21ч.20 мин. "Север" благополучно перешел бар и ошвартовался к "Анадырю" для передачи пассажиров, направляющихся во Владивосток. Несмотря на норд-вестовый ветер до 5 баллов суда продолжают разгружаться, но у берега уже начался прибой.

7-го августа "Север" принимает пресную воду. В 8 час. заканчивает формальности по отходу в б/х Тикси. На берегу работают утомленные команда "Анадыря" и "Литке". В 11 1/2 час. подошла с востока п/м шхуна "Крестьянка" и стала на якорь вблизи "Севера" и "Анадыря". Свежий вестовый ветер не дает возможности разгружаться после полудня "Крестьянка" снялась с якоря и последовала через бар, перейдя который сообщила, что глубина на баре 18 футов.

Было отдано распоряжение "Анадырю" о немедленной подготовке к переходу бара. В 17 час он снялся с якоря и пошел через бар, а в 17ч.30 мин. Бар перешел и стал на глубине 3 1/2саж. Вечером в 19ч.30м. п/х "Север" снялся с якоря и последовал в б/х Тикси. "Крестьянка" привезла 12 чел. рабочих Дальстроя и снабдила суда из свих запасов свежим картофелем и другими противоцинготными средствами, а также привезла экипажам письма от родных и близких. Приход "Крестьянки" придал бодрость экипажам и береговым рабочим. С прибавлением рабочих, прибывших на "Крестьянке" выгрузка пошла веселей.

8 и 9 августа интенсивно продолжается выгрузка. В 11 час 8-го прибыл п/х "Хабаровск" с большим количеством рабочих на борту. Рабочие эти принадлежат Дальстрою, были хорошо организованы и дисциплинированы, в первый же день высадились на берег и приступили к работе. На "Урицком" уже выгружен весь груз, за исключением 300 тн. леса, который "Урицкий" отправляет плотами.

10-го августа выгрузка продолжается с большой интенсивностью, берег уже справляется с работой и не требует отрыва экипажей, только часть команды "Литке" работает на "Урицком", т.к. с "Урицкого" было снято и помещено в лазарет п/х "Анадыря" 3 чел. цинготных. На 10 августа всего грузов выгружено 5550 тонн. Осталось на судах 830 тн., главным образом, тяжеловесы.

К вечеру усилился ветер от норд-веста и мешает выгрузке. В этот день сдали Дальстрою (КРУДС’у) один из имеющихся у нас 50 НР моторных катеров, которые по договору 1932 г. КИУРТ'ом должны были быть переданы ему после разгрузки судов. С ликвидацией КИУРТ'а и переходом всего имущества в КРУДС – к нему переходили и наши катера.

К утру 11 августа ветер стал стихать и выгрузка снова пошла полным ходом. "Урицкий" выгружает остальной лес. "Микоян" несколько задерживается освобождением от грузов тем, что только на нем остался снабженческий груз, который служит балластом для 250-тонных барж, идущих к "Анадырю" под тяжеловесы. На "Микояне" осталось груза несколько десятков тонн.

13-го августа "Микоян" закончил выгрузку. В 9 час. "Анадырь" приступил к погрузке на 100-тонную баржу "Тунгуску" последних трех тяжеловесов. Приступили к подготовке "Анадыря" для перехода через бар. После промера на баре оказалось 14 фут. "Анадырь" имеет осадку 12 1/2 фут. и нормы 14 фут. в 20 Чаунскую Губу. "Анадырь" снялся с якоря и последовал через бар на внешний рейд. При переходе он трудно разворачивался, резал грунт, но перешел через бар благополучно. Руководство Экспедиции не стало ожидать выгрузки "Анадыря" на внутреннем рейде, чтобы не упустить возможность перейти бар при глубине в 14 фут., ибо большой прибыли воды в дальнейшем могло и не быть, потому поторопились вывести "Анадырь" и разгружать его на внешнем рейде. в 22 часа "Микоян" снялся с якоря, перешел бар с осадкой 12 футов и ошвартовался к "Хабаровску" для приема угля, которым Начальник Экспедиции 1933 г. капитан СЕРГИЕВСКИЙ так любезно согласился снабдить наши суда до подхода их к снабженческому п/х "Монгол", стоявшему у о-ва Шалаурова.


14-го августа в 5 час. "Урицкий" закончил выгрузку, снялся с якоря и пошел через бар. В 6 час. "Урицкий" перешел бар и ошвартовался к борту "Литке" для передачи ему пресной воды.

В 15 часов "Анадырь" закончил выгрузку. "Микоян" закончил бункеровку и перешел к "Литке" для передачи ему пресной воды. К "Хабаровску" подошел для бункеровки "Урицкий" и в 18 часов забункеровавшись, снялся для следования во Владивосток. "Анадырь" перешел к "Хабаровску" для бункеровки. Следом за "Урицкий" снялся во Владивосток "Микоян".

15 августа "Анадырь" принял 40 чел. пассажиров направляющихся на восток, погрузил снабжение для них и, закончив бункеровку, отошел на рейд. "Литке" приступил к приемке угля с "Хабаровска".

16-го августа "Анадырь" и "Литке" последовали во Владивосток.

В 1933 г. судами нашей Экспедиции выгружено 6.380 тонн груза, из коих большая часть тяжеловесов и технического оборудования. Выгрузка продолжалась с 19-го июля по 14 августа, всего 28 дней, из которых нерабочих из-за непогоды – 8. в среднем разгружали за день 228 тонн, а за рабочий день (сутки) 316 тонн. Надо считать, что разгрузка проходила медленно, причиной чему было следующее:
1) отсутствие достаточного количества плавсредств до 24 июля;
2) до конца выгрузки отсутствие достаточного количества рабсилы на берегу - было в основном 34 ч.;
3) обмеление плавсредств вследствие восточных и южных ветров, благодаря чему создавалась лишняя перегрузка;
4) отдаленность стоянки судов от места разгрузки;
5) неблагоустроенность берега: тяжеловесы разгружались вагоном при помощи трактора.

Несмотря на перенесенную зимовку и вопреки всем страшным предсказаниям, что после зимовки люди не годны для работы, экипажи наших судов проявили при выгрузке подлинный трудовой героизм – неописуемую энергию, энтузиазм. В грузовых операциях принимали участие даже больные, за исключением больных, не могущих двигаться. Экипажи не считались ни со временем, ни с личным отдыхом, крепко подобранные и спаянные они горели одним общим желанием – скорей разгрузиться, выполнить задание. Отношение к грузам было хорошее и аккуратное. Выгрузка тяжеловесов прошла без какой бы то ни было существенной поломки и даже такой строгий клиент как Дальстрой, не мог найти причин к жалобам или недовольству.

Здесь уместно отметить четкость и аккуратность в работе Дальстроя в условиях необорудованного берега, приготовившего причалы за зиму 1932/33 г.

Также уместно и необходимо отметить безобразное отношение местных организаций Якутпушнины, Интегралсоюза и др. и местных властей, не только не оказывавших но и тормозивших ее. Местные организации – хозяйственные присваивают не принадлежащие им грузы, которые у них находятся в хаотическом состоянии из-за отсутствия складов и даже брезентов, тогда как у Дальстроя грузы систематизированы и защищены от непогоды в складах, под навесами и брезентами. К приемке грузов местные организации также относятся безобразно: не знают что им принадлежит и берут все, что попадается на глаза, создавая путаницу в работе и инциденты.

В навигацию 1933 г. выгрузка прошла, не в пример навигации 1932 г. – организованно. Команда и комсостав судов, ранее не плававшие в экспедиционных условиях и стремившиеся к обеспечению успеха своего парохода, не считаясь с общей задачей, за навигацию 1932 г. и зимовку привыкли к экспедиционной дисциплине, к условиям работы и научились сочетать задачи своего судна с общеэкспедиционными задачами.

Все распоряжения руководства выполнялись аккуратно и без возражений. Берег и суда были связаны рацией. Плавсредства для разгрузки и буксировки на суда посылались согласованно, ни одного места грузов в навигацию 1933 г. утоплено не было. Все плавсредства, имевшиеся в наличии, не имели аварий за время нашей выгрузки в 1933 г. Со стороны клиентуры никаких жалоб не поступило. Единственным недостатком в разгрузке 33 года судов нашей Экспедиции надо считать увеличение сроков выгрузки против первоначального плана. Причины продолжительной стоянки указаны выше.

Необходимо отметить, что если суда будут разгружаться в будущем в б/х Амбарчик, то берег нужно более приспособить для разгрузки и защиты плавсредств, ибо имеющиеся там причалы при обмелении не могут принимать баржи глубина у них должна быть увеличена. У берега также нет хорошего ковша для защиты плавсредств во время шторма, благодаря чему, по имеимым сведениям, осенним штормом 1933 г. у Экспедиции капитана СЕРГИЕВСКГО разгромило все плавсредства. Надежного же места отстоя у защищенного берега поблизости также нет, вот почему и является настоятельная необходимость в постройке хорошего большого ковша. Устройство таких причалов и ковша сохранит плавсредства и обеспечит более быструю выгрузку судов. Вообще берег уже пора начинать по настоящему приспосабливать для выгрузки морских судов. Совершенно необходимо также к моменту прихода судов иметь на берегу достаточное количество плавсредств и рабочей силы, т.к. задержка судов во время выгрузки вызывает обыкновенные чреватые и дорогие последствия – зимовка судов и дрейф, поздний выход, аварийность и проч. Обычно позднее время навигации сопровождается тяжелой ледовой обстановкой и сильно уменьшает шансы на выход судов из Полярного моря

Пред.След.