"Ванцетти", лесовоз

От ладьи и коча до атомохода.
Изображение
31 июля 2012 года исключен из Регистровой книги судов и готовится к утилизации атомный ледокол «Арктика».
Стоимость проекта уничтожения "Арктики" оценивается почти в два миллиарда рублей.
Мы выступаем с немыслимой для любого бюрократа идеей:
потратить эти деньги не на распиливание «Арктики», а на её сохранение в качестве музея.

Мы собираем подписи тех, кто знает «Арктику» и гордится ею.
Мы собираем голоса тех, кто не знает «Арктику», но хочет на ней побывать.
Мы собираем Ваши голоса:
http://arktika.polarpost.ru

Изображение Livejournal
Изображение Twitter
Изображение Facebook
Изображение группа "В контакте"
Изображение "Одноклассники"

"Ванцетти", лесовоз

Сообщение Александр Андреев » 20 Январь 2013 19:15

 vancetti.jpg
Судно III серии средних лесовозов (тип "Сакко").
Спущен на воду : ноябрь 1927 г.

Транспортные операции в Арктике :
Фото : sovnavy-ww2.narod.ru



С 1938 г. по 1945 г. входил в состав Дальневосточного гос. морского пароходства. С 9.08.1945 г. по 3.09.1945 г. входил в состав ТОФ в качестве транспорта. Участвовал в Курильской десантной операции в августе 1945 г. В 1945 г. передан Сахалинскому гос. морскому пароходству. В 1975 г. выведен из эксплуатации и сдан для демонтажа и разделки на металл.
Источник : sovnavy-ww2.narod.ru
Александр Андреев
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3101
Зарегистрирован: 03 Март 2008 06:23
Откуда: Санкт-Петербург

"Ванцетти", лесовоз

Сообщение Александр Андреев » 03 Сентябрь 2013 22:47

 Ванцетти.jpg
Александр Андреев
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 3101
Зарегистрирован: 03 Март 2008 06:23
Откуда: Санкт-Петербург

"Ванцетти", лесовоз

Сообщение Александр Кот » 06 Январь 2019 20:52

 Ванцетти_3.jpg
 Ванцетти_1.jpg

Богданов Ю. П. 
© Богданов Ю. П., 2000.
ПОДВИГ МОРЯКОВ “ВАНЦЕТТИ”

Корабли, как люди, рождаются и живут полнокровной жизнью, пока не состарятся. Пароход “Ванцетти” – один из первенцев советского судостроения. Построенный в Ленинграде на Балтийском заводе в 1928 г., он пережил долгую и яркую жизнь.
Это был типичный четырехтрюмный лесовоз на твердом топливе с паровой машиной в 950 лошадиных сил и электрическим рулевым приводом и лебедками, что по тем временам считалось последним достижением судостроительной техники.
Их было два лесовоза из этой серии, получивших свои названия по имени итальянских рабочих-революционеров, казненных в США в 1927 году по ложному обвинению в убийстве охранника обувной фабрики – “Сакко” и “Ванцетти”.
“Новорожденные” лесовозы были переданы Мурманскому арктическому пароходству, где они прилежно трудились около семи лет. Осенью 1935 года “Ванцетти”, пройдя северным путем, прибыл в порт Владивосток. Теплая встреча ожидала на причале экипаж парохода во главе с капитаном Г. Бютнером. О героизме и мужестве моряков, преодолевших все тяготы полярного плавания в Арктике, слагались легенды.
В Дальневосточном пароходстве судно работало до начала Великой Отечественной войны. Грозный сорок первый экипаж “Ванцетти” встретил в полной готовности помочь Родине.
В 1942 г. нас, первокурсников Владивостокского мореходного училища, распределили по судам дальневосточного пароходства. Меня направили в качестве матроса на пароход “Ванцетти”, который должен был следовать в порт Петропавловска-на-Камчатке с грузом угля для судов.
8 апреля 1942 г. наш пароход вышел из Владивостока в Японское море в направлении Цусимского пролива, так как северные проливы были закрыты льдом. В Японском море плавание проходило относительно спокойно, но чувствовалась настороженность всего экипажа. Приближающиеся к Цусимскому проливу, месту гибели русской военной эскадры в 1905 г., советские суда по традиции одни длинным гудком отдают дань памяти русским морякам, героически погибшим в нервном бою с японским военно-морским флотом.
Когда наше судно проходило проливом Осуми, находясь в 90 милях от японского берега, в нейтральных водах над горизонтом появился японский самолет-разведчик. Он сделал несколько кругов над судном и скрылся. К вечеру того же дня над судном показались сразу два самолета японских ВВС. Они шли контркурсом на бреющем полете и так низко над судном, что можно было различить лица летчиков и крупнокалиберные пулеметы, направленные по диаметральной плоскости судна.
Я находился на верхнем мостике и, как сигнальщик, поднимал позывные флаги нашего судна. Мне казалось, что флаги плохо различимы, и я попытался их расправить на ветру. Вдруг головной японский самолет, пролетая над верхним мостиком, дал пулеметную трассирующую очередь, которая прошла правее меня, и если бы рулевой, находящийся в рубке, не “рыскнул” влево, то мое тело разорвало бы в куски и выбросило за борт. Это было моим первым огневым “крещением”.
На другой день японские самолеты продолжали преследовать нас. Они сбросили на борт “Ванцетти” вымпел с текстом, где было приказано ложиться на курс в направлении берега. В случае неповиновения грозили открыть огонь. Я стоял за штурвалом. Последовала команда: “Лево на борт!”
Когда судно начало циркулировать влево, с японского самолета сбросили бомбу, которая разорвалась в 15 – 20 метрах слева по носу. Это была чудовищная провокация: гигантский столб воды взметнулся над спокойной поверхностью моря, затмевая видимость по курсу.
От взрыва судно вздрогнуло от носа до киля, но продолжало циркулировать влево. Когда взрывная волна скатилась по ватервейсам за борт, японские самолеты отошли в сторону и скрылись за горизонтом.
К вечеру того же дня к нам подошел японский минный тральщик, остановился поперек курса и под угрозой открытия огня приказал следовать за ним. Мы подняли сигнал: “Подчиняюсь силе оружия!”, и последовали за ним, в направлении японского берега.
Ночью появился еще один корабль-сторожевик, который систематически освещал прожекторами наш “Ванцетти” то с правого, то с левого борта. Нам стало ясно: японцы хотят силой захватить наше судно. Собрав команду, капитан В. Веронд и помполит В. Кравчук предупредили экипаж о необходимости проявлять максимальную бдительность и не допустить увода с судна кого-либо из членов экипажа. Был намечен план расстановки людей на случай нахождения японцев на борту нашего судна. Впоследствии эти предвидения подтвердились. Вскоре к борту “Ванцетти” подошел японский гребной катер.
На борт поднялись 12 вооруженных японских солдат во главе с офицером, который потребовал от капитана судовые и грузовые документы. Японцы были вооружены винтовками с примкнутыми штыками. Несколько японцев бросились на мостик и опечатали радиорубку. Связь с Владивостоком прекратилась. Японский офицер с группой вооруженных солдат ворвался в каюту капитана и, размахивая револьвером, приказал следовать в порт Кушимото. Капитан отказался выполнить это требование, ссылаясь на темноту и отсутствие необходимых карт. Офицер заявил капитану, что он лоцман и сам поведет судно в порт. В случае неповиновения, объявил он, с борта военного корабля будет открыт огонь.
Японцы поставили своего рулевого, дали ход, и судно пошло “рекомендованным” курсом. Через несколько часов хода с полубака старпом и боцман заметили темную гряду и закричали: “Рифы!” дали полный ход назад, успели развернуться на обратный курс, отойти от берега и встать на якорь. Судно избежало посадки на мель, и таким образом была предотвращена третья японская провокация.
Утром к борту “Ванцетти” подошел катер с японскими офицерами. Среди них был переводчик в гражданской одежде. Начался досмотр судна, во время которого японские военные власти грубо обращались с членами экипажа: по всякому поводу угрожающе тыкали винтовками с примкнутыми штыками в невооруженных моряков.
Японский переводчик прочитал обвинительный акт, где было сказано, что пароход “Ванцетти” зашел в запретную зону территориальных вод Японии и радиостанция его работала до самого порта Кушимото.
Капитан ответил, что судно шло путем, официально разрешенным японским правительством, в запретную зону судно завели сами японцы. Что касается радиограмм, то конвойный корабль и самолеты не запрещали пользоваться радиостанцией. Тогда японцы выдвинули новое обвинение и потребовали, чтобы судно перешло на новое место якорной стоянки. Все имеющееся на борту оружие должно быть собрано и сдано на военный корабль. Капитан согласился с переменой места стоянки, но категорически отказался сдать оружие.
Начальник группы досмотра прочитал меморандум на японском языке, а переводчик сделал перевод, после чего капитану предложили подписать его. Но капитан потребовал текст на русском и английском языках. Переводчик же заявил, что судно находится в Японии и мы должны делать то, что требуется по японским законам.
Капитан ответил, что он находится на борту советского судна, а следовательно, на советской территории, и законы империи на него не распространяются. “Кроме того, – сказал капитан, – поскольку вы даете рекомендованный курс для выхода из запретной зоны, то должны гарантировать безопасность плавания, а также делать отметку в вахтенном журнале о том, что судно досмотрено и может свободно следовать по назначению”. Японцы уехали на совещание, а когда вернулись, начальник досмотровой группы вручил капитану копии меморандума на русском и английском языках.
Капитан сделал свои оговорки в текстах. Японцы отметили в судовом журнале досмотр судна, а затем дали рекомендованный курс для выхода из запретной зоны. Капитан отказался от услуг их лоцмана и запросил разрешение самостоятельно выйти из порта. Последовала команда: “Вира якорь!”, и через час “Ванцетти” вышел из порта Кушимото и лег на рекомендованный курс. В порт Петропавловск-на-Камчатке мы прибыли с опозданием на две недели в связи с этим происшествием.
В те годы Япония формально придерживалась нейтралитета по заключенному с Советским Союзом договору. Фактически же, будучи союзником фашистской Германии и Италии, постоянно препятствовала советскому судоходству в Японском море и прилегающих проливах. Согласно официальной статистике, только в 1941 – 1944 гг. в бассейне Тихого океана было задержано 178 советских судов.
В случае с пароходом “Ванцетти” провокации японцам не удалась: благодаря бдительности всего экипажа, но имела негативные последствия. Из-за того, что мы не смогли вовремя доставить уголь в Петропавловск, в порту задержались несколько судов торгового флота, так необходимых для перевозок военных грузов в помощь фронту.
После разгрузки угля в порту Петропавловск пароход “Ванцетти” был направлен в порт Сан-Франциско для ремонта и последующей доставки стратегического груза в Союз. Кроме того, предыдущий рейс показал, что необходимо установить на судне вооружение для безопасности плавания.
После ремонта и докования в США на судне было установлено оружие: два крупнокалиберных пулемета системы “эрликон” и кормовая универсальная трехдюймовая пушка, которая пригодилась для отражения атаки фашистской подлодки в Баренцевом море, но об этом я расскажу немного позже.
Теперь команда парохода “Ванцетти” должна была не только нести вахту и обслуживать судовые механизмы, но и работать с оружием. С этой целью военное командование США взяло на себя обязанность обучить наш экипаж не только обращению с установленным на судне оружием, но и тактикой ведения боя по морским и зенитным целям. Поэтому два раза в неделю нас стали вывозить на автобусах на полигон, где на боевых снарядах и патронах мы получали практические навыки ведения боя.
Вспоминается один эпизод. Во время учений самолет, который водил за собой мишень-конус, был сбит при облете полигона. Самолет загорелся и упал, а летчик выбросился с парашютом. Это считалось нормальным явлением в годы войны. Так обучали нас союзники военному искусству в обстановке, приближенной к боевой.
Обратный путь “Ванцетти” пролегал через Тихий океан в бухту Провидения. Он был загружен авиационным бензином в бочках по всем трюмам и в два яруса на верхней палубе, всего в количестве 3500 т, предназначавшимся для заправки самолетов на Северном морском пути.
В то время на Чукотке формировался морской конвой в составе лидера “Баку” и двух эсминцев – “Разумный” и “Разъяренный”. Конвою предстояло сопровождать на Запад караван из 11 транспортов Дальневосточного пароходства с грузом стратегического назначения. Это задание Родины моряки “Ванцетти” выполнили с честью.
После разгрузки оставшегося на бору груза в порту Архангельск наш пароход взял на борт 1250 т леса для Исландии. Судно снялось с якоря и под охраной двух тральщиков проследовало в бухту Йоканьга. В это время был получен приказ ожидать распоряжения на выход в море.
В районе острова Медвежий, куда должен был следовать “Ванцетти”, наша разведка обнаружила усиленный патруль немецкого рейдера. Кроме того, ожидался большой шторм со снежными зарядами.
После получения разрешения на выход в море с тральщика ТЩ-39 был принят сигнал “Следуйте за мной”. Штормовая погода со снежными зарядами и пургой продолжалась. Сопровождающий нас тральщик потерялся из виду на второй день плавания.
Штормовой ветер продолжал свирепствовать. Палуба и надстройки покрылись ледяным панцирем. Судно с трудом управлялось. Моряки день и ночь счищали лед с палубы и надстроек, чтобы судно не потеряло устойчивость и не опрокинулось. Казалось, что судно находится не в море, а в кипящем котле, где все пространство покрыто сплошным паром.
После вскрытия пакета капитану В. Веронду стало известно, что район острова Медвежий, куда следовал “Ванцетти”, блокирован фашистами и там базируется до 50 их подводных лодок.
Обстановка требовала от нас незаметно пройти на достаточном удалении от северных берегов Норвегии, не приближаясь к острову Медвежий. Во время шторма был оборван забортный лаг, который фиксировал пройденное расстояние. Считалось, что остров Медвежий должен был остаться в 30 милях к северу от курса.
К концу дня 2 января 1943 г. судно сделало поворот и легло курсом на Исландию. Ночью небо прояснилось, и старший помощник капитана А. Агоев по звездам определил местонахождение судна. Оказалось, что оно находится значительно севернее, чем предполагалось, а курс его ведет прямо... на остров Медвежий.
Курс судна был сразу изменен на южное направление, чтобы дальше отойти от опасного района и оставить Медвежий к северу. Находившийся на верхнем мостике военный помощник капитана А. Чупанов заметил слева по траверсу судно, похожее на парусник, но оказалось, что это подводная лодка с обманным парусом. Стало ясно: “Ванцетти” обнаружен. Капитан объявил боевую тревогу. Моряки заняли свои места на боевых постах у кормового орудия и на верхнем мостике у крупнокалиберных зенитных пулеметов. С этого момента судно двигалось противолодочным зигзагом.
Через несколько минут с полубака, где находился боцман Ф. Ксенофонтов, раздался его голос: “На мостике, слева по носу, торпеда!”
Торпеда стремительно приближалась к судну. Капитан дал команду: “Право на борт!” машина работала самым полным вперед. Последовала новая команда: “Приготовиться к открытию огня!” Вот когда потребовалось оружие защиты!
Торпеда прошла вдоль правого борта в расстоянии 8 – 10 м, а судно продолжало по инерции двигаться вправо. В этот момент расчет кормового орудия обнаружил вторую торпеду, но уже слева по корме. Последовала команда капитана: “Лево на борт!”
Попав в сильную струю от винта, торпеда, не дойдя до борта 15 – 20 метров по корме, резко изменила направление и прошла вдоль левого борта. И тут в 4 – 5 кабельтовых по левому борту из воды на поверхности моря появился силуэт фашистской подлодки.
Все, кто в это время находился на верхнем мостике, увидели рубку и саму лодку. Мгновенно с верхнего мостика заговорили наши крупнокалиберные пулеметы. Метким огнем трассирующих пуль наш расчет прошил корпус вражеской лодки и настолько осветил его силуэт, что ясно читался ее номер: “У-553”.
А расчет кормового орудия сумел обнаружить цель. За считанные секунды один за другим были выпущены по подлодке три снаряда, которые пробили боевую рубку субмарины. Над поверхностью моря поднялся столб воды и огня.
Последние три выстрела были даны по месту погружения вражеской подводной лодки, которую немцы считали пропавшей без вести. Это произошло 5 января 1943 г. в водах Баренцева моря. Капитан парохода сразу изменил курс на север, а судно пошло форсированным ходом. Одновременно прекратили выброс за борт шлака, чтобы не демаскировать судно.
Вскоре “Ванцетти” вошел в мелко битый лед, где опасность нападения подлодок врага стала меньше, судно вновь легло генеральным курсом на Исландию.
18 января 1943 г. “Ванцетти” благополучно зашел в порт Акюрейри, а 24 января встал на якорь на рейде столицы Исландии в порту Рейкьявик. Прибывший на борт советский атташе и представители военно-морских сил Великобритании поздравили капитана В. Веронда и весь экипаж с победой. Как знак морской доблести, на стволе кормовой пушки появилась нанесенная красной краской полоса, означавшая, что из этой пушки была потоплена подводная лодка. Одновременно этим выражалось восхищение мужеством и героизмом моряков парохода “Ванцетти”.
За сутки до выхода в рейс состоялась конференция капитанов конвойных судов, на которой присутствовал военный помощник капитана А. Чупанов. Прибывшего на совещание капитана парохода “Ванцетти” В. М. Веронда участники совещания приветствовали стоя. Старший офицер, обращаясь к присутствующим, сказал: “Вот у кого надо учиться воевать!” Затем он еще раз поздравил капитана, а в его лице и весь экипаж с потоплением вражеской подводной лодки.
Только в 1944 г., после полуторагодичного плавания, пароход “Ванцетти” вернулся в родной порт Владивостока. Судно было переоборудовано и передано Сахалинскому пароходству.
После окончания Великой Отечественной войны на борту “Ванцетти” была установлена мемориальная доска с изображением контура парохода и тонущей подводной лодки. Здесь же на бронзе были высечены слова: “В период Великой Отечественной войны против немецких захватчиков и японских милитаристов (1941 –1945 гг.) экипаж парохода “Ванцетти” отлично выполнял оперативные задания по перевозке войсковой военной техники и стратегических грузов для фронтов нашей Родины. Огнем судовой артиллерии моряки успешно отразили две атаки вражеской подводной лодки и в результате боя потопили ее. Слава морякам парохода “Ванцетти”, проявившим доблесть, мужество и героизм в борьбе за свободу и независимость нашей социалистической Отчизны”.
В год 30-летия Великой Победы пароход “Ванцетти” уходил в последний рейс. Прощались с судном ветераны Сахалинского пароходства, портовики, работники управления, курсанты мореходных училищ, собравшиеся в порту Холмск. Протяжными гудками салютовали “Ванцетти” его собратья по нелегкому ремеслу.

СЕВЕРНЫЕ КОНВОИ. Исследования, Воспоминания, Документы. Выпуск N3
Александр Кот
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 606
Зарегистрирован: 01 Январь 1970 03:00

"Ванцетти", лесовоз

Сообщение Александр Кот » 06 Январь 2019 20:55

 8-bc47498ef974ce0d7a2e3043ed1d9120.jpg








 журнал Костер 1984-03.jpg
Александр Кот
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 606
Зарегистрирован: 01 Январь 1970 03:00

"Ванцетти", лесовоз

Сообщение Александр Кот » 06 Январь 2019 21:04

http://warspot.ru/4921-kogo-potopil-parohod-vantsetti
Владимир Нагирняк
Кого потопил пароход «Ванцетти»

Сотворение героических мифов во время войны может быть оправдано с точки зрения пропаганды, однако, как показала придуманная ещё в 1941 году история с 28 панфиловцами, многие выдумки агитпропа успешно «дожили» и до 70-летия Победы. Ещё более удивительным фактом является то, что подобные мифы продолжают возникать в наше время, искажая историю Великой Отечественной войны. Примером тому является современная версия боя советского парохода «Ванцетти» с немецкой подводной лодкой U 553, активно распространяющаяся в интернете на различных исторических сайтах и форумах.

Рождение легенды
В этой версии судно «Ванцетти», совершая переход через Баренцево море в Исландию в январе 1943 года, было атаковано немецкой подлодкой U 553 и в ходе последовавшего боя потопило субмарину своим артиллерийским огнём. В частности, именно в таком ключе излагается ход событий в статье Ю. П. Богданова «Подвиг моряков «Ванцетти», опубликованной в сборнике «Северные конвои: исследования, воспоминания, документы», вышедшем в 2000 году:
«К концу дня 2 января 1943 г. судно сделало поворот и легло курсом на Исландию. Ночью небо прояснилось, и старший помощник капитана А. Агоев по звёздам определил местонахождение судна. Оказалось, что оно находится значительно севернее, чем предполагалось, а курс его ведёт прямо… на остров Медвежий.
Курс судна был сразу изменён на южное направление, чтобы дальше отойти от опасного района и оставить Медвежий к северу. Находившийся на верхнем мостике военный помощник капитана А. Чупанов заметил слева по траверсу судно, похожее на парусник, но оказалось, что это подводная лодка с обманным парусом. Стало ясно: «Ванцетти» обнаружен. Капитан объявил боевую тревогу. Моряки заняли свои места на боевых постах у кормового орудия и на верхнем мостике у крупнокалиберных зенитных пулемётов. С этого момента судно двигалось противолодочным зигзагом.
Торпеда стремительно приближалась к судну. Капитан дал команду: «Право на борт!», машина работала самым полным вперёд. Последовала новая команда: «Приготовиться к открытию огня!» Вот когда потребовалось оружие защиты!
Торпеда прошла вдоль правого борта в расстоянии 8–10 м, а судно продолжало по инерции двигаться вправо. В этот момент расчёт кормового орудия обнаружил вторую торпеду, но уже слева по корме. Последовала команда капитана: «Лево на борт!»
Попав в сильную струю от винта, торпеда, не дойдя до борта 15–20 метров по корме, резко изменила направление и прошла вдоль левого борта. И тут в 4–5 кабельтовых по левому борту из воды на поверхности моря появился силуэт фашистской подлодки.
Все, кто в это время находился на верхнем мостике, увидели рубку и саму лодку. Мгновенно с верхнего мостика заговорили наши крупнокалиберные пулемёты. Метким огнём трассирующих пуль наш расчёт прошил корпус вражеской лодки и настолько осветил его силуэт, что ясно читался её номер: «У-553».
А расчёт кормового орудия сумел обнаружить цель. За считанные секунды один за другим были выпущены по подлодке три снаряда, которые пробили боевую рубку субмарины. Над поверхностью моря поднялся столб воды и огня.
Последние три выстрела были даны по месту погружения вражеской подводной лодки, которую немцы считали пропавшей без вести. Это произошло 5 января 1943 г. в водах Баренцева моря. Капитан парохода сразу изменил курс на север, а судно пошло форсированным ходом. Одновременно прекратили выброс за борт шлака, чтобы не демаскировать судно».
Казалось бы, всё просто и понятно: снаряды поразили рубку лодки, на которой «ясно читался номер У-553», и лодка пошла на дно. Какие могут быть ещё вопросы? Однако на самом деле всё обстояло далеко не так, как изложено автором статьи. При более детальном разборе информации, доступной сейчас (с момента публикации статьи прошло 15 лет), можно сделать вывод, что читателя, мягко говоря, ввели в заблуждение.

 лодка.jpg

На фото, сделанном в 1941–1942 гг., предположительно запечатлена подводная лодка U 553 — во всяком случае, субмарина принадлежит к тому же типу VIIC и к тому же соединению — 7-й флотилии подводных лодок кригсмарине.

Краеугольным камнем этой истории является попытка выдать желаемое за действительное и приписать пароходу «Ванцетти» победу над немецкой субмариной. Уверенность в том, что советское судно потопило своего противника, является главной ошибкой, так как за этим следует уже попытка притянуть к этой «победе» какую-нибудь немецкую подлодку, погибшую во время войны. В итоге выбор пал на U 553 подводного аса корветтен-капитана Карла Турмана (Karl Thurmann), и мотивом стал тот факт, что лодка Турмана пропала без вести именно в январе 1943 года.
Однако попытка выдать U 553, принадлежавшую к типу VIIC, за жертву «Ванцетти» выглядит на сегодняшний день нелепо: 5 января 1943 года Турман вместе со своей лодкой находился во Франции и спокойно готовился к очередному походу, который действительно оказался для него последним. U 553 вышла в море только вечером 16 января из базы Ла-Паллис в Ла-Рошели, поэтому никак не могла 5 января находиться в районе острова Медвежий. Эта лодка вообще не принимала участия в боевых действиях на Арктическом ТВД и «работала» исключительно в Атлантике.

 Возвращение из похода.jpg

Фотография, сделанная 19 июля 1941 года во французском Сен-Назере, запечатлела возвращение подводной лодки U 553 из своего второго похода. Треугольные вымпелы с цифрами потопленного тоннажа — символ первых побед лодки, британского транспорта «Сьюзан Маэрск» (Susan Mærsk) и норвежского танкера «Ранелла» (Ranella).

U 553 пропала без вести после 20 января. В этот день Турман в 19:00 встретился в квадрате BE 6113 c U 465, чтобы передать навигационные документы. В тот же день штаб подводных сил принял последнюю радиограмму Турмана, которая гласила: «Нахожусь в квадрате BE6661. Перископ даёт течь. Могу погружаться до 60 метров». Больше U 553 никто не видел и не слышал, и 31 января штаб подводных сил счёл её потерю весьма вероятной, о чём говорит запись в журнале боевых действий (ЖБД) от этого числа.
Оснований для веры автору статьи «Подвиг моряков «Ванцетти» в том, что на рубке обстреливаемой советскими артиллеристами лодки «ясно читался номер У-553», нет и по другой причине. Никакого номера на рубке не было и быть не могло – ещё с началом Второй мировой немецкие подводные лодки избавились от всех признаков, которые могли помочь противнику в их визуальной идентификации. В частности, были сняты таблички с номерами, расположенные на носах лодок, а также закрашены номера на рубках.

 капитан Карл Турман.jpg

Карл Турман в окружении корреспондентов сразу после возвращения из похода, длившегося с 19 июля по 17 сентября 1942 года. Прямо поверх свитера на шее подводника висит новенький Рыцарский крест — 18 августа U 553 потопила сразу три транспорта из состава союзного конвоя TAW-13, и 24 августа это достижение было отмечено наградой командира.

Итак, нет никаких оснований считать U 553 потопленной пароходом «Ванцетти». Тогда что произошло у острова Медвежий 5 января 1943 года? При тщательном изучении советских и немецких документов картина произошедших событий обретает ясность. В тот день в Баренцевом море пароход «Ванцетти» действительно был атакован немецкой подлодкой. Вот как описывается этот случай в «Хронике Великой Отечественной войны Советского Союза на Северном морском театре», составленной «по горячим следам» на основе документов Историческим отделом наркомата Военно-Морского флота СССР:
«Транспорт «Ванцетти», вышедший 29 декабря из Иоканки в Исландию, находясь в районе острова Медвежий, обнаружил на горизонте силуэт неприятельской подводной лодки. Капитан отвернул от лодки с расчётом скрыться в тёмной части горизонта и с прямого курса перешёл на зигзаг. Вскоре был обнаружен след шедшей в левый борт транспорта торпеды. Увеличив обороты машины до максимальных, капитан повернул вправо, и торпеда прошла в 8–10 м от левой скулы судна. Почти в тот же момент обнаружили след второй торпеды. Поворотом влево она была приведена за корму и, попав в кильватерную струю, в 12–20 м от транспорта резко изменила своё направление.
Вслед за этим с транспорта увидели неприятельскую лодку в позиционном положении, открыли по ней огонь из крупнокалиберных пулемётов и выпустили шесть трёхдюймовых снарядов с дистанции около 4 каб. Лодка скрылась под водой и больше не появлялась. По характеру разрывов и мест падения снарядов капитан полагал, что если лодка и не была потоплена, то настолько повреждена, что от преследования транспорта отказалась.
При встрече с этой лодкой «Ванцетти» послал радиограммы установленного образца на русском и английском языках. Английскими станциями радиограммы были приняты. Радиостанция Северного флота в 17 ч 05 м также приняла сигнал «атакован подводной лодкой противника» с указанием координат: ш=74°00', д=18°00' ост; но счислимое место «Ванцетти» в этот момент по расчётам штаба флота значилось в точке ш=69°36', д=7°02' вест (расхождение на 540 миль) (дело 2462, л.17; дело 1614, стр.92)».
Если сравнить это описание с немецкими данными, то особых расхождений не будет, учитывая, что участник событий 5 января 1943 года с немецкой стороны известен. Это U 354 капитан-лейтенанта Карла-Хайнца Хербшлеба (Karl-Heinz Herbschleb). Благодаря сохранившимся журналу боевых действий лодки и воспоминаниям её командира мы можем взглянуть на тот бой глазами противника.

 капитан  Хербшлеб.jpg

Капитан-лейтенант Карл-Хайнц Хербшлеб (1910–1955), командир U 354, выдающихся успехов не достиг — на его счету одно потопленное и одно повреждённое судно суммарным тоннажем около 11 000 брт — но пережил войну.

В канун нового 1943 года U 354 находилась в море, поддерживая вместе с другими лодками операцию «Регенбоген» (нем. Regenbogen – «радуга»), которую силы кригсмарине проводили против союзного конвоя JW-51B, направлявшегося в Мурманск. Эта операция в истории Второй мировой более известна как «Новогодний бой».

Сражение, закончившееся вничью
«Ванцетти» был замечен немецкой лодкой U 625 поздним утром 5 января. Её командир капитан-лейтенант Бенкер (Hans Benker) отправил в штаб сообщение: «Мое судно находится в квадрате АВ 6345, генеральный курс 270 град. 11 узлов. Атакую ночью. Табу».Радиограмма с U 625 была принята Хербшлебом, находящимся неподалёку, который записал в журнале боевых действий: «Радио от Бенкера «Атакую ночью». Я от всего сердца желаю Бенкеру успеха, но на заявленный им пароход всё же и я имею шанс напасть, тогда табу не должно мешать мне. Мы должны топить и топить снова. Постепенно темнеет, нагромождаются снежные шквалы. Я замечаю U 625 с подветренной стороны от неприятеля, которая наряду со мной держится за его кормой». Это означало, что за своей жертвой бросились в погоню сразу два охотника.
Согласно дальнейшим записям из ЖБД, Хербшлеб атаковал «Ванцетти» в 13:40 по берлинскому времени, дав залп тремя торпедами веером из носовых аппаратов с дистанции 600 метров. Одна из торпед оказалась неисправной, и, не держась заданной глубины, пошла к цели по поверхности моря – судя по всему, именно её и заметили с «Ванцетти», после чего пароход совершил манёвр уклонения.
Важной причиной того, что произошло дальше, послужило заблуждение командира U 354 в том, что пароход торпедирован – на лодке слышали глухой удар спустя 30 секунд после залпа и приняли его за попадание. По наблюдению немцев, судно осело на правый борт, остановилось, но потом снова дало ход. Хербшлеб решил добить «подранка», но в носовом отсеке лодки кончились торпеды, и он приказал готовить к стрельбе кормовой аппарат.

 Лодка в Тромхейне.jpg

Подводная лодка U 354 и её экипаж в норвежском порту Тронхейм, 13 июня 1943 года.

Однако из-за сильного снегопада Хербшлебу приходилось держаться на близком расстоянии, чтобы не потерять цель из виду. «Близкая дистанция внушает тревогу и небезопасна», – писал в своём журнале командир U 354. Его опасения не были напрасны – именно этот факт позволил советским морякам переломить ход событий в свою пользу. Теперь на судне хорошо видели своего преследователя и открыли по нему огонь.
Согласно записи в журнале лодки, сначала по ней с судна была выпущена красная осветительная ракета, которая попала прямо в рубку, однако то, что немцы приняли за ракету, было трассирующими пулями из крупнокалиберного пулемёта. В 13:51 «Ванцетти» открыл огонь, и на U 354 объявили тревогу и срочное погружение.
Советские артиллеристы метко клали снаряды рядом с лодкой, которой чудом удалось избежать попаданий. Верхняя вахта в панике кинулась в рубочный люк, где застряли два сигнальщика, пытавшихся пролезть в него одновременно – возникшую «пробку» ударом своего сапога ликвидировал вахтенный офицер. Эти тревожные мгновения, когда лодка находилась под обстрелом, были для немецких подводников крайне неприятны. Как вспоминал сам Карл-Хайнц Хербшлеб, в те секунды по их спинам «пробежал холодок». Успокоились немцы лишь тогда, когда U 354 достигла глубины 40 метров. Всплыв на поверхность в 15:20, лодка судна уже не обнаружила:
«18:26. Лёг на 270 градусов. Продолжаю поиск парохода. После попадания в него торпеды ещё четко слышался шум его гребного винта. Судно скрылось в снежном заряде. Шумопеленгование ничего не даёт. Значит, попали всё-таки две торпеды. Пароход потоплен. Следую в указанный квадрат для того, чтобы произвести обследование».
В итоге, как говорится, «обошлось без жертв», хотя противники разошлись в уверенности, что потопили друг друга. Однако же, сам бой ничего экстраординарного не представлял – подводная лодка преследовала и неудачно атаковала вооружённое судно, неосторожно приблизившись к нему, и оно загнало лодку под воду огнём орудия и пулемётов. Такие случаи во время войны редкостью не были.

Откуда в истории с «Ванцетти» взялась U 553?
Подводя итоги этой истории, стоит сказать следующее. Нет никаких сомнений в том, что «Ванцетти» сражался с U 354, так как других подобных случаев ни немецкой, ни советской стороной в тот день зафиксировано не было. Нет никаких сомнений в том, что «Ванцетти» не потопил никакую немецкую субмарину, так как ни одна немецкая лодка ни на одном театре военных действий не была потеряна 5 января 1943 года. Одновременно, нет никаких сомнений в том, что действия советских моряков достойны похвалы. Мужественно отразив нападение неприятеля, они заставили его прекратить преследование, загнав под воду и сорвав повторную атаку.

Построенный в 1928 году в Ленинграде на Балтийском заводе, пароход «Ванцетти» был одним из первенцев советского судостроения. Пережив Великую Отечественную войну, пароход был списан только в 1975 году
Конечно, жаль, что огонь с «Ванцетти» был недостаточно меток для того, чтобы пароход мог стать первым в истории Битвы за Атлантику торговым судном, уничтожившим подводную лодку своим артогнём. Советские моряки были близки к этому, однако противнику удалось уйти, превратясь на время из охотника в жертву. Тем не менее, эпизод, вероятно, показался недостаточно героическим некоторым «исследователям», которым очень хотелось, чтобы «Ванцетти» всё-таки записал на свой счёт подводную лодку. Откуда же взялась версия, что пароход потопил именно U 553 Турмана?
Случай боя советского парохода с немецкой подлодкой стал известным широкой массе читателей ещё в советское время, когда в 70–80 годах на Дальнем Востоке стали издаваться книги Г. А. Руднева, бывшего начальника радиостанции «Ванцетти». В своих работах, посвящённых советским торговым судам в годы войны, Руднев описывал этот бой неоднократно, но не указывал номер субмарины и ничего не писал про его наличие на рубке лодки:
«– Первый снаряд – как пишет в своём рейсовом донесении капитан В. М. Веронд, – дал перелёт и большой всплеск воды. Второй снаряд, судя по моему наблюдению с мостика … попал в низ рубки, причём всплеска воды не дал. Разрыв был с большим количеством огня и резким металлическим звуком. Третий снаряд попал в корпус подводной лодки под пушкой и дал также разрыв с большим количеством пламени. Четвёртый унитарный патрон дал осечку, замок открыли и снаряд выбросили за борт. Во время манипуляции с четвёртым снарядом подводная лодка погрузилась под воду. Три последних снаряда были выпущены по месту её погружения. Считая дальнейшую стрельбу бесполезной, прекратил огонь».
В 1979 году в журнале «Искатель» была напечатана повесть С. В. Чумакова «Видимость – «ноль» о событиях 5 января 1943 года, где противником «Ванцетти» представлена именно U 553 Турмана. При этом Чумакову нельзя отказать в знании истории – в конце повести он указывает, что данная лодка считалась пропавшей без вести командованием подводных сил Германии с 20 января 1943 года. Вполне вероятно, что именно Чумаков «виноват» в появившейся версии с U 553, которую «потопил» «Ванцетти» – то есть, возможным источником, сделавшим лодку Турмана противником парохода капитана Веронда, оказалось художественное произведение, а не историческое исследование.

С одной стороны, большого греха в этой версии нет, и не ошибается лишь тот, кто ничего не делает. Однако искажение фактов, особенно таких, как номер на рубке лодки, «замеченный во время боя», о чём пишет в своей статье Ю. П. Богданов, служит показателем их прямой подтасовки.
Любопытно отметить, что в 1995 году Дальневосточный университет издал ещё одну книгу Г. А. Руднева «На морских дорогах войны», где случай у острова Медвежий подробно разбирается с помощью документов немецкого «Архива подлодок» (U-Boot Archiv) в Куксхафене, и в выводах указывается, что противником «Ванцетти» была именно U 354. Однако эта информация или не принимается, или вовсе игнорируется различными «историками», как это видно на примере статьи Богданова.
К сожалению, подобные попытки выдать желаемое за действительное никакой пользы не несут и только добавляют мути в далеко ещё не прозрачную историю Великой Отечественной войны. Моряки же «Ванцетти» своими действиями доказали, что мужество, дисциплина и выучка достойны уважения вне зависимости от того, записали ли они на свой счёт лодку противника или нет…

Список источников и литературы:
1. NARA T1022 (трофейные документы немецкого флота)
2. «Хроника Великой Отечественной войны Советского Союза на Северном морском театре», выпуск 4 (1 января – 30 июня 1943 г.) – М., Воениздат, 1947
3. Богданов Ю. П. «Подвиг моряков «Ванцетти»» / «Северные конвои: исследования, воспоминания, документы», вып. 3 – М., 2000
4. Руднев Г. А. Огненные рейсы – Владивосток: Дальневосточное книжное издательство, 1990
5. Руднев Г. А. На морских дорогах войны – Владивосток: издательство Дальневосточного университета, 1995
6. Чумаков С. Видимость – «ноль» – Журнал «Искатель» №4, 1979, стр.3–38
7. Ritschel H. Kurzfassung Kriegstagesbuecher Deutscher U-Boote 1939–1945. Band 7. Norderstedt
8. Niestle A. German U-Boat Losses During World War II – Annopolis: Naval Institute Press, 1998
9. Wynn K. U-Boat Operations of the Second World War. Vol.1–2 – Annopolis: Naval Institute Press, 1998
10. Herbschleb А. Vom Schiffsjungen zum U-Boot-Kommandanten – Verlagshaus Würzburg-Flechsig, 2008
11. Материалы сайтов http://uboat.net и http://tsushima.su
Александр Кот
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 606
Зарегистрирован: 01 Январь 1970 03:00

"Ванцетти", лесовоз

Сообщение Александр Кот » 06 Январь 2019 21:15

Владимир Нагирняк
Как пароход "Ванцетти" U-553 "потопил"

 6-4868204816e2cee62d2b99a79089f71d.jpg

Вероятно вы, ув. коллеги, возможно раньше слышали историю про то, как советское судно "Ванцетти", совершая переход через Баренцево море в Исландию в январе 1943,  было атаковано немецкой подлодкой U553. В ходе боя эта подлодка была потоплена артогнем орудий парохода, после чего судно продолжило свой путь. В частности, именно в таком ключе излагает ход событий некоторая  литература и периодика. Запустив поиск в глобальной сети на эту тему можно познакомится с ними. К примеру, статья Богданова Ю.П. "Подвиг моряков "Ванцетти", опубликованной  в "Северные конвои: исследования, воспоминания, документы." Вып. 3, М., 2000., которую можно найти на сайте arcticwar.pomorsu.ru/ Автор этой работы, как это следует из текста, являлся участником событий. Вот что пишет Богданов на тему боестолкновения нашего су дна с подводной лодкой:

"К концу дня 2 января 1943 г. судно сделало поворот и легло курсом на Исландию. Ночью небо прояснилось, и старший помощник капитана А. Агоев по звездам определил местонахождение судна. Оказалось, что оно находится значительно севернее, чем предполагалось, а курс его ведет прямо... на остров Медвежий.
Курс судна был сразу изменен на южное направление, чтобы дальше отойти от опасного района и оставить Медвежий к северу. Находившийся на верхнем мостике военный помощник капитана А. Чупанов заметил слева по траверсу судно, похожее на парусник, но оказалось, что это подводная лодка с обманным парусом. Стало ясно: “Ванцетти” обнаружен. Капитан объявил боевую тревогу. Моряки заняли свои места на боевых постах у кормового орудия и на верхнем мостике у крупнокалиберных зенитных пулеметов. С этого момента судно двигалось противолодочным зигзагом.
Через несколько минут с полубака, где находился боцман Ф. Ксенофонтов, раздался его голос: “На мостике, слева по носу, торпеда!”
Торпеда стремительно приближалась к судну. Капитан дал команду: “Право на борт!” машина работала самым полным вперед. Последовала новая команда: “Приготовиться к открытию огня!” Вот когда потребовалось оружие защиты!
Торпеда прошла вдоль правого борта в расстоянии 8 – 10 м, а судно продолжало по инерции двигаться вправо. В этот момент расчет кормового орудия обнаружил вторую торпеду, но уже слева по корме. Последовала команда капитана: “Лево на борт!”
Попав в сильную струю от винта, торпеда, не дойдя до борта 15 – 20 метров по корме, резко изменила направление и прошла вдоль левого борта. И тут в 4 – 5 кабельтовых по левому борту из воды на поверхности моря появился силуэт фашистской подлодки.
Все, кто в это время находился на верхнем мостике, увидели рубку и саму лодку. Мгновенно с верхнего мостика заговорили наши крупнокалиберные пулеметы. Метким огнем трассирующих пуль наш расчет прошил корпус вражеской лодки и настолько осветил его силуэт, что ясно читался ее номер: “У-553”.
А расчет кормового орудия сумел обнаружить цель. За считанные секунды один за другим были выпущены по подлодке три снаряда, которые пробили боевую рубку субмарины. Над поверхностью моря поднялся столб воды и огня.
Последние три выстрела были даны по месту погружения вражеской подводной лодки, которую немцы считали пропавшей без вести. Это произошло 5 января 1943 г. в водах Баренцева моря. Капитан парохода сразу изменил курс на север, а судно пошло форсированным ходом. Одновременно прекратили выброс за борт шлака, чтобы не демаскировать судно." (с)
arcticwar.pomorsu.ru/sea/nc3/memoirs/bogdanov.html

Казалось бы все просто и ясно. Снаряды поразили рубку лодки на которой "ясно читался номер У-553" и лодка пошла на дно. Какие могут быть еще вопросы? Однако, на самом деле все далеко не так просто.  При более пристрастном разборе фактов на основании информации доступной уже сейчас (с момента выхода статьи прошло 11 лет) можно сделать выводы, что из-за подачи непроверенной информации читатель введен автором статьи, мягко говоря, в заблуждение. Основным  краеугольным камнем этой истории является попытка выдать желаемое за действительное - приписать пароходу "Ванцетти" победу над немецкой субмариной.  Уверенность в том что советское судно потопило подводную лодку является главной ошибкой, так как за этим следует уже попытка притянуть к этой "победе" пропавшую без вести U553 Карла Турмана, которую выдают за лодку, расстрелянную "Ванцетти". Мотивом для этого является тот факт, что лодка Турмана пропала без вести в январе 1943 года.

Однако попытка выдать пропавшую без вести U553 Турмана как "жертву" "Ванцетти" выглядит на сегодняшний день весьма нелепо.
Указанные события 5 января 1943 года. В это время Турман находился во Франции и спокойно готовился к новому походу, который  действительно для него оказался последним. Лодка вышла в море только вечером 16 января из Ла Палисса, а через два дня советское судно уже пришло в Исландию. Поэтому вполне логичным выглядит, что 5 января Турман ну никак не мог находится в районе острова Медвежий и сражаться с советским судном. Турман вообще не принимал участие в боевых действиях на Арктическом ТВД и "работал" исключительно в  Атлантике. Его лодка пропала без вести после 20 января. В этот день Турман встретился в квадрате BE6113 в 19:00 c U465 что бы передать ей навигационные документы. Больше U553 никто не видел. Последнее сообщение было принято с нее в этот же день.* Квадрат BE6113 - это район Атлантике, расположенный к западу от Бискайского залива. Соответственно единственный период, когда "Ванцетти" и U553 одновременно находились в море в январе - это 16-18 января. Однако они никак не могли встретится даже в указанный период, не говоря уже о 5-м января. Основания для веры автору статьи ""Подвиг моряков "Ванцетти" о том, что на рубке обстреливаемой советскими артиллеристами лодки "ясно читался номер У-553" нет никакого. В данном случае, к этому применимо такое выражение, как "врет как очевидец".  Никакого номера на рубке лодке  никто заметить не мог, так как его там просто не было. Еще с началом Второй Мировой Войны немецкие подводные лодки избавились от всех признаков, которые могли бы противнику помочь в их визуальной идентификации. В частности все таблички с номером (расположенные на носу лодки) были сняты, а номера на рубках были закрашены.

* Штаб подводных сил, обеспокоенный недельным молчанием лодки Турмана, 31 января 1943 посчитал ее потерю весьма вероятной, о чем говорит запись в ЖБД  командующего подводными силами от этого числа. Последнюю радиограмму Турмана штаб принял 20-го числа, которая гласила: "нахожусь в квадрате BE6661. Перископ дает течь. Могу погружаться до 60 метров".

Никакой лодки "Ванцетти" не потопил. Советский пароход действительно был атакован немецкой подлодкой 5 января 1943, которая выпустила в нее три торпеды. Судно увернулось от одной из них, после чего открыло огонь из пулеметов и орудия по субмарине с расстояния 4 каб. Им было выпущено 6 снарядов, прежде чем ПЛ погрузилась. По характеру разрывов и мест падения снарядов капитан полагал, что, если лодка и не была потоплена, то настолько повреждена, что от преследования транспорта отказалась. Но лодка повреждений не получила, а просто ушла под воду уклоняясь от артогня. Поэтому ситуация вполне банальна - судно загнало под воду огнем орудия и пулеметов подводную лодку, которая неосторожно приблизилась к вооруженному пароходу. Участник событий 5 января 1943 года с немецкой стороны известен. Это U354 капитан-лейтенанта Хербшлеба, которую пытаются выдать за пропавшую без вести U553.

"Ванцетти" был замечен немецкой лодкой U615 поздним утром 5 января. U615 по джентльменски навела на судно U354 , передав последней по радио об обнаружении судна. Хербшлеб преследовал советский пароход до наступления сумерек после чего атаковал. Лодка выпустила по "Ванцетти" залпом три торпеды, одна из которых оказалась неисправной и не держась заданной глубины пошла к цели на поверхности моря. Именно ее судя по всему и заметили на "Ванцетти" после чего пароход совершил маневр уклонения.  Если с советской стороны описания произошедшего далее присутствует с избытком даже с элементами ненаучной фантастики, то что же происходило в тот момент на немецкой лодке известно ссудя по всему немногим. После произведенного залпа из надводного положения, командир U354 слишком увлекся наблюдением за судном и не обратил внимание, что расстояние между целью и лодкой сократилось до опасного. Из мечтаний немцев вывела красная ракета, которая по свидетельству командира ПЛ была выпущена с судна и попала прямо в рубку.  После этого "Ванцетти" открыл огонь и на лодке объявили тревогу и срочное погружение.  Советские канониры клали снаряды рядом с лодкой, которой чудом удалось избежать попаданий. Верхняя вахта в панике кинулась в рубочный люк, где застряли два сигнальщика, которые пытались пролезть в него. одновременно.  "Пробку" ликвидировал вахтенный офицер свои сапогом. Эти тревожные мгновения, когда лодка находилась под обстрелом были для немецких подводников крайне неприятны. Как вспоминал сам командир U354  в те секунды по их спинам "пробежал холодок". Успокоились немцы лишь тогда, когда лодка достигла глубины 40 метров. Всплыв на поверхность через некоторое время U354 судна уже не обнаружила.

После всего вышеизложенного стоит подвести итоги этой истории.
Вне сомнений действия советских моряков достойны похвалы. Мужественно отразив нападение неприятеля они заставили последнего прекратить преследование, загнав его метким огнем под воду. Конечно жаль, что "Ванцетти" был все же недостаточно меток, что бы стать первым в истории Битвы за Атлантику "купцом", который потопил своим артогнем подводную лодку. Но советские моряки были близки к этому. Однако противнику удалось уйти, на короткое время превратясь из охотника в жертву. 
Но некоторым "исследователям" вероятно очень сильно хотелось, что бы "Ванцетти" все-таки записал на свой счет подводную лодку. Таким образом сначала была произведена попытка подобрать в "жертву" "Ванцетти"  одну из погибших в январе 1943 немецких субмарин. Так появилась версия, что советский пароход сражался с U553, которую и потопил. С исторической точки зрения, большого греха в этой версии нет,  не ошибается лишь тот, кто ничего не делает. Однако выверты с такими "фактами", как номер на рубке, находящейся под обстрелом лодки, как это наличествует в статье Богданова Ю.П. служат показателем, простите, крепкого вранья сочинительства в подобных работах. К сожалению, подобные попытки подтасовать факты, выдавая желаемое за действительное,  никакого доброго дела не делают. Моряки "Ванцетти" своими действиями доказали, что мужество, дисциплина и выучка достойны уважения вне зависимости от того, записали ли они на свой счет  лодку противника или нет.
Александр Кот
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 606
Зарегистрирован: 01 Январь 1970 03:00

"Ванцетти", лесовоз

Сообщение Александр Кот » 06 Январь 2019 21:34

http://militera.lib.ru/h/rudnev_ga/04.html
Судовая роль парохода «Ванцетти»

Фамилия, имя, отчество Должность Год рождения

1 Веронд Владимир Михайлович Капитан 1912

2 Кравчук Владимир Антонович 1-й помощник 1911

3 Агоев Александр Николаевич Ст. помощник 1912

4 Бызылев Анатолий Захарович 2-й помощник 1913

5 Клюев Лев Владимирович 3-й помощник 1916

6 Ляховка Николай Федорович Ст. механик 1910

7 Каминский Николай Николаевич 2-й механик 1910

8 Кухарчик Анатолий Степанович 3-й механик 1903

9 Калгин Прохор Федорович Электромеханик 1886

10 Руднев Георгий Алексеевич Старший радист 1919

11 Ануфриев Ермолай Авдеевич 2-й радист 1921

12 Киселева Клавдия Кузьминична Судовой медик 1921

13 Ксенофонтов Фрол Андреевич Боцман 1889

14 Журавский Григорий Михайлович Плотник 1907

15 Бондаренко Федор Семенович Матрос 1 класса 1914

16 Карпенко Иван Васильевич Матрос 1 класса 1915

17 Мартынов Федор Николаевич Матрос 1 класса 1912

18 Скипор Василий Семенович Матрос 2 класса 1914

19 Дербенев Михаил Петрович Матрос 2 класса 1916

20 Мелешков Сергей Сергеевич Старший машинист 1914

21 Хожателев Николай Тимофеевич Токарь 1923

22 Козлов Иван Кириллович Машинист 2 класса 1915

23 Горецкий Николай Александрович Машинист 2 класса 1917

24 Лычагин Федор Александрович Кочегар 1 класса 1915

25 Косинов Зиновий Васильевич Кочегар 1 класса 1906

26 Ситон Федор Степанович Кочегар 1 класса 1914

27 Азаренко Павел Семенович Кочегар 1 класса 1915

28 Кулик Григорий Петрович Кочегар 1 класса 1913

29 Байдуж Петр Васильевич Электрик 1918

30 Климов Иван Гаврилович Кочегар 1 класса 1914

31 Кусков Иван Петрович Повар 1911

32 Нуждин Михаил Иванович Пекарь 1916

33 Шмелева Вера Степановна Буфетчица 1923

34 Трошина Александра Александровна Дневальная 1912

35 Ищенкова Анисия Степановна Уборщица 1912

36 Чупанов Александр Андреевич Мл. лейтенант 1917

37 Голиков Геннадий Иосифович Главный старшина 1915

38 Блохин Николай Васильевич Краснофлотец 1918

39 Вепренцев Иван Дмитриевич Краснофлотец 1920

40 Суханов Александр Иванович Краснофлотец 1913

41 Софии Алексей Николаевич Краснофлотец 1921

42 Криничев Николай Михайлович Краснофлотец

43 Митрофанов Иван Прокопьевич Кочегар 1 класса 1915

44 Гусев Александр Иванович Матрос 1 класса 1913

45 Митрофанов Иван Прокопьевич Кочегар 1 класса 1915
Александр Кот
Редактор
Редактор
 
Сообщения: 606
Зарегистрирован: 01 Январь 1970 03:00


Вернуться в Полярный флот Росcии/СССР



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

Керамическая плитка Нижний НовгородПластиковые ПВХ панели Нижний НовгородБиотуалеты Нижний НовгородМинеральные удобрения